Бегство сверстникам

Янв 27 2012

Бегство сверстникам
Итак, перед родителями стоит важнейшая задача: должна быть создана общность жизни подростка и взрослых, расширена сфера их сотрудничества, общения «но делу». Что же происходит, когда родители не справляются с этой задачей, не желают или не умеют понять новые стремления подростка? А происходит то, что подросток все равно отправляется на поиск удовлетворяющих его отношений. Он находит их в среде сверстников. Здесь стремление подростка к взрослости понятно остальным, это стремление признают и поддерживают. Здесь отыскиваются своеобразные пути приобщения к взрослости. Здесь может получить поддержку протест подростка против такого отношения взрослых, которое его не удовлетворяет, — зачастую на этой основе может возникнуть так называемая солидарность группы: подростки против «взрослых вообще». Подросток «освобождается» от своих родителей.

Ребенок натолкнулся на упорное непонимание родителей и ушел к товарищам… И вот уже социально-моральное развитие его происходит преимущественно за пределами влияния семьи и школы. Конфликты, столкновения теперь могут возникать уже на другой основе: подросток борется уже не за то, чтобы быть вместе с родителями, не за то, чтобы они допустили его в свою жизнь, позволили ему разделить их дела и заботы, — нет, он отстаивает совершенно противоположное: пусть его «оставят в покое», пусть дадут поступать, «как он сам хочет» (а на самом деле так, как диктует мораль группы сверстников, к которой он принадлежит).

Невнимание к новым особенностям и стремлениям подростка опасно. Нельзя упускать время. Взаимное непонимание может превратиться в явление необратимое. Благополучие в личных отношениях родителей и детей, контакт и понимание между ними совершенно необходимы: в пору, когда наш младший школьник становится подростком, возникают сложные отношения между двумя «системами общения» ребенка — со взрослыми и товарищами. В этих двух системах ребенок занимает принципиально разное положение.

В отношениях со взрослыми он неравноправен, и этот факт отражен в «морали послушания», согласно которой он должен вести себя. Отношения же с товарищами-сверстниками — это отношения принципиального равенства. Они такие, какие существуют между взрослыми в мире взрослых. Они позволяют ребятам быть равноправными участниками всевозможных дел.

О нормах и правилах отношений с товарищами дети узнают достаточно рано, и узнают от самих взрослых. Об этом говорят им близкие, говорят воспитатели и учителя, этому посвящены детские книги, фильмы, передачи по радио и телевидению. В играх и совместных занятиях дети постепенно овладевают этими нормами. Ребята обсуждают вместе, во что играть, как играть, распределяют роли. Без споров не обходится, но решение они так или иначе принимают. Собственно, дети ведут себя как взрослые, которым в результате дискуссии надо найти коллективное решение. Если даже не все тебя устраивает, ты считаешься с этим решением и подчиняешься ему. Не так ли и в игре? Ведь и здесь ребенок учится считаться с мнением других, действовать согласованно, соблюдать правила, договоренность. Важно отметить: ребенок подчиняется не «кому-то» (что характерно для «морали послушания»), а «чему-то», чему все подчиняются, как и он.

Младшеклассники уже вполне способны оцепить поступки и качества товарища с точки зрения определенных норм: помощи, верности, уважения, достоинства, равенства. Но разве эти нормы не существенны для пае, взрослых? Именно в соответствии с ними мы и стремимся жить. Вот эту нашу взрослую мораль ребенок исподволь усваивает в общении со сверстниками.

Таким образом, к началу подросткового возраста складывается парадоксальная ситуация: отношения ребенка со сверстниками (и особенно с друзьями) строятся уже в соответствии с некоторыми важными нормами взрослой «морали равенства», а основой его отношений со взрослыми продолжает оставаться детская «мораль послушания». Возможные последствия этого таковы:

общение-сотрудничество полнее проявляется именно в отношениях с товарищами (и, значит, отношения со взрослыми оказываются менее значимыми для становления личности подростка, для развития его взрослости);

именно общение с товарищами, а не со взрослыми может приносить подростку большее удовлетворение, стать субъективно более необходимым и значимым;

уже усвоенные ребенком нормы морали взрослых могут вступить в противоречие с нормами «морали послушания» и одержать над ними победу именно потому, что детская мораль стала для подростка неприемлемой.

Действительный авторитет основывается на вашей гражданской деятельности, на вашем гражданском чувстве, на вашем знании жизни ребенка, на вашей помощи ему и на вашей ответственности за его воспитание.
А. С. Макаренко

Как часто взрослый оказывается в роли носителя и выразителя требований «морали послушания»! А ведь единственное, чего он может на этом пути реально добиться, так это того, что подросток его перестает «принимать» — не из-за него самого, а из-за той морали, носителем которой он оказался. Именно поэтому подростки бывают грубы с совершенно незнакомыми людьми, которые обходятся с ними «как с младенцами», позволяя себе замечания типа: «Дети так себя не ведут!»

И дома, и в школе родителям и учителям приходится сталкиваться с ситуациями, справиться с которыми, как правило, не удается. Скажем, нежелание назвать виновника какого-нибудь неприятного происшествия, подсказки, списывание, помощь на контрольных… Попытки оказать в этих случаях «педагогическое воздействие» мало успешны или совсем безуспешны, причем неподдающимися оказываются и ребята, которые пользуются хорошей репутацией у родителей и учителей, заслуженным уважением у товарищей. Типичный пример. Такой вот примерный мальчик после беседы учителя с группой подростков «по душам» (о том, какой вред приносит неправильная помощь) говорит: «Все это, конечно, правильно. Но если товарища любишь, то дашь списать! Нельзя не помочь товарищу!» Именно помощь товарищу (когда он сам просит или в трудную для него минуту) — основная цель и мотив подобных поступков. Отказать в помощи — значит нарушить верность товарищу. То же самое касается и нежелания подростков «выдавать» товарища. «Кто же это сделал? — вопрошает взрослый. — Скажи!» Выполнить такое требование взрослого — значит совершить предательство!

Все это — очень весомые моральные оценки. Требования взрослого, которые толкают на нарушение норм товарищества, не принимаются подростками. Когда взрослые — будь то родители или учителя — пытаются игнорировать то, что эти нормы существуют и многое собой определяют, тогда и возникают многие сложности в их отношениях с подростками, рождается взаимное непонимание: на один и тот же поступок взрослый и подросток смотрят с разных точек зрения. Может быть, взрослому стоит вспомнить, что если он сам в собственных товарищеских или дружеских отношениях оказывается в таком же положении, как и подросток, то для него соблюдение тех же норм отношений становится столь же необходимым. Тогда его неумолимая позиция «воспитателя», наверное, не покажется ему такой уж безупречно правильной.

Нет ответов пока » Подросток

Добавить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: