Откуда конфликты?

Янв 25 2012

Откуда конфликты?
Если взрослый продолжает относиться к подростку как к ребенку, то неблагоприятных последствий избежать, как правило, не удается. Ведь такое отношение взрослого противоречит прежде всего самим задачам воспитания детей этого возраста, оно попросту тормозит развитие социальной взрослости подростка, вместо того чтобы поддерживать это развитие, благоприятствовать ему. Но этого мало — такое отношение взрослого вступает в противоречие с представлением подростка о степени собственной взрослости и с его претензиями на новые права.

Если это противоречие не будет изжито, если оно будет углубляться, то трудности и конфликты неизбежны. Однако такая неблагополучная ситуация возникает отнюдь не обязательно. Когда родители видят в подростке не ребенка, а человека взрослеющего и соответственно этому перестраивают свои взаимоотношения с ним, тогда переход к новому типу отношений может проходить вполне безболезненно или с минимальны ми трудностями.

Очень важно, чтобы именно от взрослого исходила инициатива в изменении отношений: только в этом случае он сохраняет контроль над ходом событий, имеет возможность руководить развитием отношений с подростком и развитием его взрослости, а значит, в состоянии избежать ненужных трудностей. Когда же инициатором перемен становится подросток, то вероятность трудностей велика. Ведь эта инициатива его вынужденная, она — ответ на склонность взрослого сохранить все по-старому. Это уже сигнал, что существует противоречие, которое порождает трудности в отношениях.

Дальше события могут развиваться по-разному.

Вариант первый. Трудности нарастают, конфликт углубляется. Упорное стремление взрослого сохранить прежний стиль отношений наталкивается на сопротивление подростка, его протест, непослушание. Неизбежными становятся столкновения. Если взрослый не меняет своей позиции, такие столкновения становятся постоянными и все более резкими, негативизм подростка расширяется и углубляется. Из-за неразумного упорства взрослого ломка прежних отношений может затянуться на весь подростковый период и принять форму хронического конфликта. Нередко такой конфликт оставляет глубокий след в личности подростка, коверкая ее.

Деспотизм взрослого может вызвать у подростка стремление отплатить ему за подавление личности, за нанесенные обиды или, что еще хуже, «отыграться» на других, на слабых, на маленьких, в ситуациях возможной безнаказанности. Самое печальное, что подросток начинает искать и находит такие ситуации. Он понимает неправильность и наказуемость своих поступков и все же поступает так, уже сознательно пренебрегая известными ему нормами и требованиями. Дело не в «дурном примере». Заимствуя способы «властвования» из арсенала родительских методов воспитания, он ставит их на службу обостренной потребности личного самоутверждения. Когда подросток обижает слабого, не умеющего дать отпор, он утверждается прежде всего в собственных глазах: ему важно самому почувствовать и доказать себе, что он тоже сильный, тоже может встать над кем-то, а не только подчиняться. И вот он утверждает свою силу и превосходство, унижая другого человека, делая ему неприятное, нанося вред.

Нередко длительный конфликт порождает у подростка желание уйти из дома — отметим и такой поворот событий.

При постоянном стеснении своих прав и свобод подросток обычно все же находит какие-то способы, которые позволяют ему обойти разного рода ограничения и запреты, налагаемые взрослыми. Он начинает лгать, приспосабливаться, притворяться. Если вначале эти неприятные особенности поведения можно рассматривать как вынужденный ответ на притеснения, то со временем они закрепляются, становятся «второй натурой». Как правило, быстро нарастает отчужденность подростка. Он замыкается в своей обиде на несправедливость взрослого, начинает жить дома «сам по себе», внутренне совершенно обособленно, с острым ощущением и осознанием своего одиночества. Родителей он считает людьми, которые просто не способны понять другого. Поэтому все их требования, мнения, слова отвергаются сразу же, без размышления. Для родителей не бывает ситуации хуже, чем эта. Они оказываются совершенно бессильными, практически утрачивая всякую возможность влиять на поведение подростка.

Вариант второй. Взрослый под напором подростка, по вопреки собственным взглядам начинает разрешать то, чего не разрешал раньше. Но в этом он непоследователен: одно и то же то разрешается, то запрещается. Столкновений, конечно, меньше, но возможность их постепенно витает в воздухе. Они возникают как бы вспышками, причем именно родители оказываются в очень трудном положении, потому что всякое прошлое их отступление подросток использует как средство, помогающее добиться желаемого. В целом же и такой ход событий следует считать очень неблагополучным. Здесь самое тревожное заключается в том, что никто — ни взрослые, ни подросток — не знает и не понимает, что можно, а чего нельзя.

Вариант третий. Для него характерно то, что родители со временем все-таки начинают видеть в подростке не ребенка, а более взрослого и соответственно перестраиваются. В таких случаях трудности уменьшаются и могут исчезнуть вообще. Ясно, что неблагополучие в отношениях должно быть устранено как можно скорее: чем длительнее и глубже конфликт, тем труднее его преодолеть.

Не преувеличиваем ли мы значение позиции взрослого в возникновении трудностей общения с подростком? Нет, роль отношения взрослого обнаруживается очень ярко — каждому хорошо известны примеры, когда трудности возникают избирательно: только в доме, с родителями, или только в школе, с учителями. Более того, и в школе, и дома подросток может быть разным: для одних взрослых он «трудный», для других — нет. Бывает и так, что трудности постепенно уменьшаются, отношения становятся в общем благополучными, а конфликт сохраняется только с кем-то из взрослых, с тем, кто продолжает «гнуть свою линию».

Обнажение самых чувствительных уголков сердца, прикосновение равнодушными руками к тому, что человек хочет решить сам, стремление «задеть» подростка «за живое», «потрясти», «ошеломить» разнообразными сильными, волевыми способами влияния — это признаки элементарного педагогического бескультурья.
В. А. Сухомлинский

В тех случаях, когда трудности нарастают, перед родителями, конечно, встает вопрос: что делать, как быть? Некоторые считают, что потакать подростку не следует, нужна строгость, нужен еще более строгий контроль, а то подросток совсем «распустится». Эти меры никогда не улучшают отношений по существу, хотя внешняя картина поведения подростка иногда и может измениться. Порой даже создается впечатление, что подросток стал послушнее: он не взрывается, не грубит, не упрямится, не вступает в пререкания, сдержан, молчит. Однако это часто происходит просто из-за того, что, как сказал один подросток, «разговаривать — нет никакого толку, все равно не переубедишь!» Некоторые старшие подростки, чтобы избежать неприятных разговоров, становятся на путь мелких уступок, но внутренне не соглашаются с родителями и в главном для себя стараются поступать так, как считают правильным. Нередко для старших подростков бывает характерно и такое: они сами начинают искать способы отстоять свои интересы миром, стараются подавить в себе непосредственное побуждение ответить резкостью на резкость, грубостью на несправедливость, пускаются на различные ухищрения, чтобы «перевоспитать» взрослого, добиваются своего мягко, с подходом, «без шума». Как сказала одна мать о такой тактике сына: «Он старается всем заткнуть рот ласково».

Подытоживая сказанное, можно заключить, что неблагополучным, чреватым конфликтами переход к новому типу отношений подростка и взрослого оказывается в случаях, когда сдвиги в развитии личности ребенка в самом начале подросткового возраста опережают необходимые изменения в отношениях со взрослыми, когда инициатором изменений становится подросток, а взрослый этому сопротивляется. Тогда подросток, не подчиняясь, протестуя, ломает прежние, «детские» отношения с родителями и буквально навязывает им новые отношения, «взрослые». В целом конфликт всегда следствие неумения или нежелания взрослого найти подростку новое место рядом с собой.

Это нелегкая задача, но она разрешима, — конечно, по-разному в разных условиях. Благополучие в отношениях с подростком совершенно необходимо, потому что именно в этом возрасте складываются важные морально-этические представления и взгляды на серьезные жизненные вопросы, появляются цели и планы, связанные с будущим, ставятся и решаются задачи самовоспитания и самообразования, крепнет стремление поступать в соответствии с собственными представлениями и целями. Конфликтные отношения с родителями способствуют нежелательному «уходу» подростка от взрослых, и те могут утратить всякую возможность влиять на него в чрезвычайно ответственное время, когда в значительной мере определяется весь социально-моральный строй личности.

Нет ответов пока » Подросток

Добавить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: