Только тот мужчина..

Янв 30 2012

Только тот мужчина..
Другое направление в развитии взрослости связано с тем, что у мальчиков-подростков складывается совершенно определенное представление о качествах «настоящего мужчины», в поведении своем они стремятся ориентироваться на этот мужской идеал. Какие же качества приписывает мальчик «настоящему мужчине»? Это, с одной стороны, сила, воля, смелость, мужество, выносливость, а с другой — верность дружбе и товарищам. Как показали исследования, товарищеские качества и качества мужественности ценятся мальчиками-подростками превыше всех остальных.

Не случайно не увядает в течение многих десятилетий, во многих поколениях интерес подростков к ставших в этом отношении классикой сочинениям Майн Рида и Дюма, Фенимора Купера и Жюля Верна; не случайно популярны у наших подростков произведения о героях Октябрьской революции, гражданской и Великой Отечественной войн; не случайна, наконец, их тяга к кинофильмам с героическим и детективным содержанием. Герои этих произведений, как правило, воплощают в себе все или многие качества «настоящего мужчины». Такие герои вызывают восхищение, становятся образцами для подражания и самовоспитания.

Подросток горд, если подобными достоинствами обладает его отец, брат, близкий знакомый. Он стремится походить на них, с удовольствием рассказывает о них товарищам. Образцом для подростка может стать и сверстник, выделяющийся силой, смелостью, ловкостью, спортивными достижениями. Такие ребята обычно пользуются уважением, а если они еще и хорошие товарищи, их популярность очень велика.

Подросток начинает философствовать — мыслить широкими общественно-политическими моральными понятиями. Все, что происходит в мире, касается его личности.
В. А. Сухомлинский

Качества «настоящего мужчины», привлекающие подростков, как мы отметили, двоякого рода. Одни их них можно условно назвать «достоинствами для себя», другие — «достоинствами для всех». Поначалу младших подростков привлекают главным образом «достоинства для себя» — сила, смелость, воля. У мальчиков появляется и обостряется интерес к своему росту, весу, развитию мускулатуры, к физической силе, выносливости, умению переносить боль. К степени своего физического развития (это уже отмечалось в главах первого раздела книги) подростки относятся очень чутко, пытаются как-то воздействовать на него. Многие мечтают «налить мускулы железом», приобрести атлетическое телосложение. Собственная фигура часто не нравится: один недоволен тем, что он «как фитиль — длиннющий и худющий», другой сетует на то, что плохо растет, третий обеспокоен излишним «накоплением жиров».

Высоко ценится физическая сила. Силачи пользуются особым уважением. Нередко в классе (или в группе ребят) существует известная всем мальчикам иерархия по силе, ряд от «самого сильного» до «самого слабого». Считаться слабосильным, разумеется, никто не хочет. Подростки любят бороться, меряться силой — и, как правило, на глазах у других. Это нужно, во-первых, для самопроверки, а во-вторых, чтобы найти свое место в ряду «сильный — слабый». Некоторые прямо-таки ищут возможность именно при товарищах показать свою силу. Взаимное выяснение силовых возможностей никоим образом не может служить признаком неприязни — таким выяснением озабочены и подростки, которые очень хорошо относятся друг к другу. Отмечалось, что у ребят даже существует особая словесная форма для предложения-вызова на дружеское столкновение: «Давай стыкнемся?» (Впрочем, время вносит свои поправки. Вполне возможно, что нашим читателям приходилось слышать уже иное.) Особая драчливость некоторых ребят нередко связана с тем, что они стремятся доказать свое преимущество в силе над кем-то. (Так что столкновения, в которые они вступают, руководствуясь такими мотивами, отнюдь не драки в полном смысле этого слова.) Некоторые фильмы ребята смотрят по многу раз, чтобы специально изучить, как выразился один шестиклассник, «приемы рукопашного боя с применением разных предметов». Таким «наглядным пособием» был, например, в свое время фильм «Парижские тайны», в котором мальчиков привлекало искусство особого рода: «Это не парижские тайны, а тайны драки!.. Как он дерется! Во-во-во… Мечта!»

В VII — VIII классах становится заметной небольшая группа мальчиков, которых отличает то, что в их облике и поведении больше детских черт, чем у других. Они все еще находятся на том уровне взаимного выяснения силовых возможностей, который характерен для младших подростков. Сильных ребят они не задирают, так как понимают, что это ничем хорошим для них не кончится, а выясняют отношения между собой. Их в большей степени повзрослевшие сверстники относятся к этому с пониманием и снисхождением: «Эти все еще не вышли из возраста драки!»

Хотя подростки ценят физическую силу, но им нравятся те товарищи, которые не хвалятся своей силой, не злоупотребляют ею, не подчеркивают постоянно своего признанного превосходства, «не машут кулаками зря». Стремление показать свою силу на слабом, на маленьких, обидеть их ни за что — поступки, которые, в общем, осуждаются подростками. И наоборот, готовность выручить товарища, вступиться за него, защитить — все это ценится очень высоко. Ценят ребята и сдержанность, стремление и умение владеть собой, способность вытерпеть боль, не показать, что больно. И в жизни подростка бывают моменты, когда надо бы заплакать, но он не плачет, сдерживает слезы, скрывает их, словом, держится по-мужски, а «не распускает нюни, как ребенок».

Проявления трусости категорически осуждаются. Чтобы продемонстрировать свою смелость, мальчики способны на поступки рискованные, отчаянные. Вспомните эпизод из фильма «Друг мой, Колька!» — мальчишка перебегает улицу перед несущимися автомобилями. Искусство не погрешило в данном случае против жизненной правды — статистика детского уличного травматизма могла бы подтвердить: значительная доля несчастных случаев происходит не из-за простой неосторожности подростков, а из-за того, что они намеренно ставят себя в ситуации, чреватые риском, причем делают это именно на глазах товарищей.

Более того, из тех же побуждений некоторые подростки совершают поступки, связанные с риском не физическим, а, если так. можно выразиться, социальным и нравственным. Они вдут на коллективные правонарушения порой только из-за того, чтобы товарищи не посчитали их «слабаками». Разумеется, этим не исчерпываются причины правонарушений, совершаемых подростками; о таких причинах надо говорить особо, здесь же мы хотим указать на то, что и такой мотив оказывается в ряде случаев значимым. Подросток, скажем, может быть жестоким, несправедливым по отношению к слабому «чужаку», хотя сам по себе он к. этому и не склонен. Он «за компанию» станет озорничать сегодня, хулиганить завтра, хотя, возможно, в другой компании с ним этого бы не произошло. Более того, он внутренне осуждает себя и товарищей, но на открытый протест не решается. Конечно, можно говорить об известной нравственной незрелости такого подростка, о том, что его моральные установки недостаточно окрепли, чтобы он всегда и во всем мог противостоять злу. Вместе с тем «незрелость» его, скорее всего, и не обнаружила бы себя в общественно опасных поступках, если бы он поменьше заботился о своей «мужской репутации». Именно эту заботу, составляющую одну из особенностей мальчиков-подростков, используют обычно опытные правонарушители (несовершеннолетние и взрослые), для которых подросток выступает просто в качестве орудия в осуществлении их целей.

Чтобы завоевать уважение товарищей, подросток не считает зазорным преувеличивать свои достоинства, яркими красками расписать свое участие в неких «опасных делах». Ему хочется, пусть в воображении (хотя другие должны принимать все за чистую монету), совершать смелые поступки. Среди младших подростков таких мечтателей-бахвалов немало. Поводом для того, чтобы выдумать целую историю, может быть пустяк. Пятиклассник, гордо показывая товарищам маленькую царапину над губой, уверяет их: «Мне в драке губу ножом рассекли!» — и тут же с красочными подробностями описывает, как это произошло, когда он защищал кого-то. Подростку хочется казаться — тем или иным способом, на самом деле или в мечтах — смелым, отважным, мужественным. Ему важна высокая оценка именно в этом отношении.

Нам могут заметить, что не только подростку, но уже и младшему школьнику хочется обладать такими качествами. Это верно. Однако у более младших ребят стремление, скажем, быть смелым, способным преодолевать опасности находит выражение почти исключительно в играх. Такие игры — будь то игры в «разведчиков» или в «космонавтов» — связаны с героической тематикой. В подростковом возрасте игровая, «детская» форма воплощения стремления к мужественности постепенно исчезает. На смену ей приходит форма «взрослая» — самовоспитание.

И «детская» и «взрослая» формы могут некоторое время сосуществовать, но сама игра у подростков изменяется, они играют иначе, чем младшие школьники. Если тем достаточно только вообразить себя в какой-то героической роли и лишь изобразить присущие герою качества, то подростки уже в 11 — 12 лет стремятся максимально реально передать поступки людей, роли которых они на себя взяли. У них преобладают игры, в которых требуется пренебрегать опасностями, преодолевать трудности. Каждый играющий стремится реально проявить смелость, ловкость, выдержку, находчивость, как бы соревнуясь в этом с остальными. Игра у подростков, роли, которые они в этой игре выполняют, сама ситуация игры — все это становится средством выявить, показать другим свои собственные качества.

Часто игра оказывается лишь только внешним условием соревнования в тех или иных качествах, например в ловкости, силе, смелости. Такая игра-соревнование (двух подростков или группы) может продолжаться несколько часов, целый день, несколько дней, происходить дома, на улице, в школе. Сюжет игры, который, как правило, заимствуется из очередного детектива, оказывается для ребят лишь удобным поводом, который позволяет как-то мотивированно развернуть состязания в том, кто сильнее и ловчее.

Проводя время вместе, многие товарищи-подростки упорно отыскивают и сами создают ситуации, которые требуют преодоления трудностей, проявления смелости, силы, ловкости. Ребята куда-то карабкаются, взбираются, ходят на высоте, прыгают с высоты, перелезают, перепрыгивают, идут к намеченной цели напрямик, через все препятствия и т. д. и т. п. Для подростка недоверчивое слово товарища («Слабо!») — пусковой механизм действия, направленного на опровержение недоверия.

Иногда родители склонны винить в «пропаганде» опасных развлечений фильмы определенного рода, изобилующие показом рискованных трюков. Среди читателей этой книги, возможно, найдутся такие, кого упрекали в подражании Тарзану (а фильмы, героем которых был Тарзан, — в том, что они подбивают подростков виснуть на веревках, изображающих лианы). Сегодня дети наших читателей, подражая иным героям, проделывают что-нибудь иное, — может быть, прыгают с крыши, может быть, «лезут по стене замка». Не будем слишком прямолинейными. Дело не в фильмах. То, что в них показывают, — лишь подсобный материал для подростка. Не одним, так другим способом он найдет возможность продемонстрировать свою отчаянную смелость.

Сказанное, разумеется, не отрицает необходимости умных и тактичных бесед о смелости и безрассудности, об отваге напоказ и для дела, о геройстве подлинном и мнимом… И все-таки будем помнить, что готовность к действию, в том числе к рискованному действию, составляет важную сторону характера мужчины; воспитать же в себе такую готовность можно лишь в действии.

Значительная часть мальчиков уже в V — VI классах начинают развивать у себя силу, смелость, волю специальными упражнениями. Поначалу стремление подростка избавиться от недостатков, обрести новые качества выливается в попытки «преодолеть себя». Не хочется что-нибудь делать — составляется строгий, даже чересчур строгий, режим дня; следование поставленным перед собой жестким целям само по себе может принести удовлетворение — независимо от того, что это способствует, скажем, успехам в учении. Другая арена для «преодоления себя» — борьба с собственной робостью, страхом; поэтому-то у подростков столь часты различного рода испытания своей силы, воли, смелости, поэтому-то они столь часто прибегают к «тренировочным упражнениям» для их развития (не всегда безопасным для здоровья и жизни).

То, что предпринимают подростки для воспитания различных качеств мужественности, очень разнообразно и изменчиво во времени. Вот один подросток. Пятиклассником он лазил по крышам. Почему? Во-первых, «лазить высоко, по крыше — это уже смелость»; во-вторых, «лазить высоко — страшно, а я все равно лезу» — это упорство; в-третьих, «лазить не разрешают, а я все равно лезу» — это настойчивость. В VI классе у него изменились приемы («Поумнел!»). Чтобы воспитать выносливость, он два месяца, «как Суворов», спал на голой раскладушке. Только простыня и одеяло. Говорил: «Мама перину подсовывает, а я ее выкидываю. Если замерзаю, то в одеяло закатываюсь». Чтобы воспитать смелость, он боролся с боязнью темноты: смело выходил дома в темный коридор, хотя «внутри все ёкало». Ради закаливания и воспитания воли заставил себя ежедневно заниматься зарядкой и обливаться холодной водой (в V классе его на это не хватало). Для развития силы достал гантели. В VII классе этот подросток хотел вместе с другом поступить в секцию бокса, но их не приняли по возрасту. Ребята нашли выход: достали книжку о боксе, сами разучивали приемы и «дрались по книжке» в котловане с песком. В VIII классе их приняли в секцию бокса, занимались весь год…

Разными и подчас диковинными бывают способы самовоспитания младших подростков (один, например, нырял в ванну в противогазе и сидел там как можно дольше). Ребята горазды на выдумку. Каждый использует то, что сейчас имеется в его распоряжении.

С возрастом усиливается интерес к спорту как средству самовоспитания, все отчетливее видно желание поставить занятия спортом на службу развития нужных качеств. Ребята поступают в спортивные секции, стремятся получить разряд (для них важно все-таки не просто участвовать, но и побеждать, важен высокий уровень достижений). Семиклассников, восьмиклассников привлекает бокс, различные виды борьбы, но, конечно, есть стойкие приверженцы и других видов спорта — футбола, хоккея, плавания, баскетбола, волейбола, легкой атлетики. Занятия спортом (и вообще всякими упражнениями, «которые развивают») часто становятся важной основой общения подростков — близких товарищей. Они помогают друг другу, обсуждают успехи и недостатки, планы, вместе осуществляют эти планы.

В начале подросткового возраста ребятам бывает трудно выполнять намеченное ими же самими. Закономерные вначале неудачи могут охладить пыл подростка, породить неверие в возможность преодолеть свои недостатки, выработать в себе нужные качества. В это время младший подросток особенно нуждается в содействии взрослых. Помогите ему выделить конкретные задачи, требующие известного напряжения и вместе с тем посильные. Помогите найти правильные средства их осуществления. Не давайте ему остынуть, замечайте его успехи и достижения: очень важно, чтобы стремление к самовоспитанию обнаруживало себя не время от времени, а постоянно. В VII — VIII классах некоторые подростки самостоятельно переходят на этот, более высокий уровень самовоспитания. Оно превращается в продуманное, повседневное, все более усложняющееся дело.

В подростковом возрасте большинство мальчиков по качествам, связанным с мужественностью, чаще всего и оценивают взрослого, товарища, себя. Равнение на мужественность, на мужественных во многом определяет устойчивый круг интересов и любимых занятий. Однако при недостатках в нравственном воспитании у подростка (или в группе подростков) может возникнуть культ силы, воли, смелости «самих по себе», вне зависимости от их социально-моральной направленности. Поэтому так важно, воспитывая подростков-мальчиков, заботиться о том, чтобы у них складывались верные представления о качествах мужественности, об их нравственном содержании.

Воспоминания о часах наиболее трудной работы в годы детства и отрочества — это самые светлые воспоминания. Ибо это — моральное богатство, моральное приобретение. И если мы хотим дать молодому поколению это богатство, то нельзя оберегать его от счастья преодоления трудностей.
В. А. Сухомлинский

В этой главе мы пока говорим, как отметил читатель, о мальчиках. Следует отметить вместе с тем, что и многие девочки хотят обладать качествами, которые испокон веков считались сугубо мужскими, — волей, смелостью, настойчивостью, выдержкой. И они, как и мальчики, занимаются самовоспитанием именно в этом направлении. Так называемые качества женственности (во всяком случае, многие из них) не всегда привлекательны для современных девочек-подростков. Это прямое следствие изменившегося положения женщины в общественной жизни и в семье (по сравнению, например, с тем, каким оно было 60 — 70 лет назад). В известном смысле и в известной мере изменились требования к личности, стилю поведения женщины, изменились и ее собственные стремления обладать определенными качествами. Было бы, конечно, неестественным, если бы наши дочери вели себя так же, как их прабабушки. Однако столь же неестественным оказывается в конечном счете такое положение, когда девушка, девочка вовсе лишена некоторых важных черт поведения, которые отличают — должны отличать! — ее как будущую женщину. (Об этом мы будем говорить подробнее ниже, в главе «Растим будущего семьянина».)

Нет ответов пока » Подросток

Добавить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: