Возраст и индивидуальность. Часть 2

Янв 13 2011

Возраст и индивидуальность
Мальчики-акселераты Калифорнийского лопгитюда в течение целого ряда лет были выше, тяжелее и сильнее остальных, максимум различий наблюдался в 14 — 16 лет. У девочек созревание начинается на 2 года раньше, чем у мальчиков, акселератки чаще бывают приземистыми и пухлыми. Акселератки опережают в росте ровесниц-ретарданток, пока те не пройдут период скачка в росте, но в конечном счете ретардантки становятся выше и стройнее. Максимум различий в размерах и весе между рано и поздно созревающими девочками приходится на 12 — 14 лет.

Пубертатный период — одна из критических стадий в развитии организма, когда происходит преобразование системы центральных звеньев, присущей предыдущему периоду, в новую систему, необходимую для последующего периода развития. Это, естественно, повышает восприимчивость организма к действию разнообразных внешних факторов и, следовательно, снижает его сопротивляемость (резистентность) к ним. Отсюда — представление об особой «хрупкости» подростка. Но относительное снижение резистентности, как пишет известный советский физиолог И. А. Аршавский, представляет собой только один аспект развития адаптивных способностей организма. Критическая стадия онтогенеза «характеризуется преобразованием одного доминантного состояния, свойственного предыдущему возрастному периоду, в существенно новое доминантное состояние, требующееся в последующем возрастном периоде». Иначе говоря, чувствительность и возбудимость организма не просто повышается, а становится более избирательной.

На вопрос о том, как влияет физическое развитие, включая конституциональные особенности организма и темп его созревания, на психические процессы и свойства личности, ответить нелегко, потому что влияние природных свойств невозможно вычленить из совокупности социальных условий, в которой эти свойства проявляются и оцениваются. Дело не в том, что генетические факторы не имеют самостоятельного значения. Вполне возможно и даже вероятно, что определенные гены несут в себе программы развертывания и физических свойств, и некоторых особенностей темперамента и умственных склонностей индивида. Но, имея дело с поведением и сложными психическими свойствами человека, наука не может однозначно разделить их генетические и социальные детерминанты.

Существует довольно много работ, сопоставляющих отдельные показатели физического развития (например, роста) с отдельными же показателями развития психического (интеллекта или эмоций). Но ученые предпочитают сравнивать не отдельно взятые свойства, а системные образования. Два момента исследуются при этом особенно интенсивно: влияние генетически заданных и сохраняющихся на протяжении всей жизни конституциональных особенностей организма, так называемого соматотипа, и влияние темпа физического созревания, который характеризует только определенную фазу развития человека. Эти два фактора взаимосвязаны, поскольку и сомато-тип, и темп созревания обусловлены генетически, причем некоторые признаки того и другого можно различить только ретроспективно (высокий рост подростка может быть показателем определенного соматотипа — в этом случае его рост всегда будет выше среднего, а может быть просто результатом раннего развития — в этом случае сверстники в дальнейшем догонят его). Однако они не тождественны, и лонгитюдные исследования позволяют их разграничить.

Как замечает американский психолог Джон Клозен (1975), телесные свойства, постоянные или временные, могут влиять на поведение и психику подростка по трем линиям. Во-первых, относительная зрелость, рост и телосложение непосредственно влияют на соответствующие физические способности: имея преимущества в росте, весе и силе, мальчик-акселерат в течение ряда лет может без особого труда превосходить своих ровесников-ретардантов в спорте и иных физических занятиях. Во-вторых, зрелость и внешность имеют определенную социальную ценность, вызывая у окружающих людей соответствующие чувства и ожидания. Но индивидуальные способности не всегда соответствуют ожиданиям, основанным на внешности; например, Очень высокий мальчик с плохой координацией движений будет баскетболистом, а ждут от него многого. Отсюда — третье Измерение: образ «Я», в котором преломляются собственные способности и их восприятие и оценка окружающими

Если непосредственное влияние телосложения на психику проблематично, то опосредствованное его влияние бесспорно. Наука различает три главны* соматотипа — эндоморфный (рыхлый, с избытком жира), мезомррфий (стройный, мускулистый) и эктоморфный (худой, костлявый)? которые обладают в глазах людей неодинаковой привлекательностью, причем эта оценочная шкала формируется довольно рано и весьма устойчива. Во всех возрастах наиболее привлекателен мезоморфНЫИ1 а наименее — эндоморфный тип. Со стройным, мускулистым телом подростки ассоциируют качества вожака, спортивность, энергичность и т. д. Напротив, толстяк, «жирный» часто является предметом насмешек.

Сопоставление Поведения детей от 5 до 16 лет с их внешностью и физическим развитием в рамках Калифорнийского лонгитюда показало, что между телосложением, с одной стороны, и психикой и поведением — с другой, существует определенная зависимость. Высокие, рослые Мальчики держались более естественно, меньше рисовались, требовали к себе меньше внимания и, за исключением детского возраста (5 — 7 лет), были более сдержанными. Они были также намного послушнее, чем их низкорослые ровесники, хотя с возрастом связь между ростом и послушанием уменьшалась, сходя к 14 — 16 годам. Особенно большая разница между акселератами и ретардантами в степени «показного» поведения и сдержанности наблюдалась 8 — 13 лет, когда акселерированные мальчики как раз вступали в период скачка в росте.

Существует тесная связь между внешностью подростка и его оценкой одноклассниками. Возраст полового созревания у мальчиков 14 — 16 лет значимо связан только с одной из таких оценок — сверстники считают акселератов более «уверенными». Зато рост связан с четырьмя оценками, маскулинность телосложения — с шестью, физическая сила — с Десятью, мезоморфный тип — с четырнадцатью оценками. У девочек телосложение и оценка со стороны ровесниц также связаны, но менее тесно, чем у мальчиков.

Та же тенденция проявилась в оценке подростков психологами мальчики с выраженными компонентами мезоморфности выглядели более агрессивными, более популярными, менее интроспективными и более социально зрелыми, чем мальчики, у которых мезоморфных компонентов мало.

Больше всего трудностей в отношениях со сверстниками наблюдалось у мальчиков с выраженной эндоморфной конституцией, особенно в подростковом возрасте. Такие мальчики редко занимают ведущее положение среди сверстников, часто являются предметом насмешек, имеют меньше возможностей выбора друзей н чаще испытывают потребность в поддержке.

Другой компенсирует недостаток достижениями в иной сфере (например, в учебе) .Третий пытается исправить самый физический недостаток (например, усиленными занятиями спортом). Выбор этих вариантов во многом зависит от позиции взрослых, родителей и учителей.

Судя по данным лонгитюдных исследований, в подростковом возрасте свойства телосложения имеют относительно самостоятельное значение, в юности же они выступают преимущественно в связи с более общими особенностями процесса созревания. Поскольку и взрослые, и сверстники обычно воспринимают акселерированных мальчиков как более зрелых, им не приходится бороться за положение и статус. Большинство лидеров в старших классах выходят из них. Ретарданты кажутся окружающим «маленькими» не только в физическом, но и в социально-психологическом смысле. Ответом на это могут быть инфантильные, не соответствующие возрасту и уровню развития поступки, преувеличенная, рассчитанная на внешний эффект и привлечение к себе внимания активность или, наоборот, замкнутость, уход в себя.

Эти различия сохраняются и в юности. Обследование двух групп 17-летних юношей показало, что ретарданты чаще акселератов испытывают чувство неполноценности, считают себя отвергнутыми и подавленными родителями; устойчивая потребность в опеке сочетается у них с подростковой мятежностью, жаждой автономии и освобождения от внешнего контроля (П. Массен и М. Джонс, 1957,1958).

По данным Лейпцигского лонгитюда, жалобы на трудности невротичсского порядка у 13-летних мальчиков-ретардантов бывают гораздо чаще (58 процентов), чем у нормальных, средних подростков (37 процентов) и у акселератов (12 процентов). У девочек такой связи не обнаружено.

Однако оценить раннее созревание в целом как благоприятный, а позднее — как неблагоприятный фактор развития все-таки рискованно. Рано созревающий мальчик имеет в своем распоряжении меньше времени на то, чтобы консолидировать самосознание и волю, которые нужны, чтобы выдержать испытания пубертатного периода, связанные с гормональными и физиологическими сдвигами, как бы положительно эти сдвиги ни воспринимались. Как полагает американский психолог Гарольд Пескин (1973), мальчик-акселерат, будучи к началу полового созревания хронологически и психологически моложе поздно созревающих сверстников, испытывает большую тревогу по этому поводу. Признание, которое он получает со стороны окружающих, уменьшает его тревожность, но одновременно вырабатывает у него устойчивую потребность в таком признании, чувство зависимости от группы, а также побуждает строже контролировать свои импульсы,

Ретардированный мальчик, имея длинный подготовительный период, может решать свои проблемы более гибко. Следы этих различий иногда можно обнаружить и у взрослых. Бывшие акселераты, обследованные после 30 лет, имели более высокие показатели по доминантности (напористость, стремление и способность быть лидером, главенствовать), социальной приспособленности и производимому ими хорошему впечатлению, тогда как у ретардантов наблюдалось больше психоневротических симптомов. Зато акселераты оказались более конформными и «приземленными», ретарданты же — психологически более тонкими и восприимчивыми.

Влияние темпа созревания на девочек изучено хуже, оно более противоречиво. Раннее физическое развитие имеет для девочек несколько иные последствия, чем для мальчика. Мальчику всегда желательно быть больше и сильнее сверстников, так как это повышает его престиж, позволяет вступить в круг старших ребят и уравнивает его по физическому развитию с девочками своего возраста. Акселерированнэя девочка крупнее не только ровесниц, но и большинства мальчиков-одногодков. В то же время к общению с более старшими мальчиками она зачастую еще психологически не готова. Это создает целый ряд трудностей.

Однако, как и у мальчиков, такая зависимость не универсальна. Раннее созревание может быть невыгодно для девочки в один период развития и весьма благоприятно — в другой. Семнадцатилетние акселератки из Калифорнийского лонгитюда обнаружили более положительный образ «Я» и окружающего мира, чем их ретардированные сверстницы. У ретардированных девушек-студенток уровень тревожности выше, чем у акселераток и у средних. Можно предположить также, что определенная часть различий, существующих в этом отношении между мальчиками и деаочками, отражает традиционнмг I и р. тмим маскулинности и фемининности.

Хотя наука в принципе не исключает непосредственного влияния гормональных процессов пубертатного периода на психику и поведение подростков, такое влияние считается проблематичным. В большинстве случаев биологические процессы воздействуют на личность и ее поведение опосредованно, и изучать их надо дифференцированно. Американские психологи Энн Петерссн и Брэндон Тэйлор (1980) следующим образом представляют взаимосвязь различных факторов полового созревания (см. рис.).

Даже генетически запрограммированные процессы полового созревания и тем более их психологические последствия невозможно понять вне социального контекста индивидуального развития.

Выше уже говорилось об историчности понятия и хронологических границ юности и об удлинении этой фазы жизненного пути в Новое время. Научно-техническая революция делает физическое и социальное созревание человека еще более многомерным.

Туристический портал, где Вам удастся посмотреть про туристические фирмы Хабаровска. Путешествуй вместе с нами.

Нет ответов пока » Воспитание школьников, Общая психология

Добавить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: