Анорексия реальная история

Анорексия среди нас! Реальная история и фото

Снежанна: «Даже находясь в реанимации, я отрицала диагноз «анорексия!»

У меня анорексия? Да никогда! Как я успешная, состоявшаяся женщина могу страдать психическим расстройством свойственным подросткам?!» Так говорила я находясь в реанимации одной из Московских больниц. В возрасте 26 лет при росте 162 см я весила 30 кг, мой организм и нервная система были смертельно истощены. Оказавшись в палате, я познакомилась и подружилась с девочками, у которых был такой же диагноз. И тогда я узнала, что эта болезнь многолика и разному возрасту свойственны разные категории ее проявления. Первая это жертвенная анорексия – болезнь девочек подростков, которая развивается благодаря комплексам и стремлению к совершенству.

Часто девушки, стремятся к выбранному идеалу из журналов, ТВ, переходят все разумные грани. Вторая – нервная анорексия. Это болезнь девочек постарше, отличниц, стремящихся все делать на пятерку и быть совершенной во всем. Третья – бредовая анорексия с булимическими приступами: болезнь взрослых девушек, навязчивая идея об идеальном весе и состоянии тела.

В моем случае – это была болезнь совершенства. Мой перфекционизм проявлялся во всем. Я стремилась не только к идеальному телу, но и к идеальному разуму, идеальной работе, идеальной дружбе, идеальному браку. Что касается моей внешности, я изнуряла себя спортом. Считала, что мой идеальный вес 47 кг и стремилась к нему. Была убежденна, что отсутствие кубиков на прессе и целлюлит – это проявление лени. Не слушая рекомендации врачей о том, что есть такое понятие, как индекс массы тела, что определенному росту и возрасту должен соответствовать определенный вес, о том что целлюлит у женщины должен быть, что это необходимо для нормально функционирования женской половой системы и для рождения ребенка.

Также просто фанатично делала косметические процедуры, ходила на курсы визажа, солярий, тату, пирсинг и т.д. (Рекомендуем вам посмотреть статью о культе тела и расстройствах питания).

В части мыслей и разума я избрала для себя в качестве идеала ряд великих людей, и пыталась подражать их принципам и лозунгам. Вбила себе в голову, «что человек, есть то, что он есть». Поначалу я отказалась от говядины, свинины, дичи, макарон, хлеба, картошки, сладкого и много другого, со временем забыла вкус горячей пищи и заменила ее питанием на ходу. Я училась без остановки, зачастую даже не успевая усвоить одно, я начинала заниматься новым и учить следующее.

Анорексия: Фото во время болезни

Я спешила. Спешила узнать все, успеть все и побывать везде. Но времени на все мне все равно не хватало, и я решила не спать! Точнее спать, но максимум по 3-4 часа в сутки. Эта бредовая мысль показалась мне настолько гениальной, что я умудрилась придерживаться этого 3 года. И еще был целый список идей, которые приводили к медленному разрушению моего организма и моей жизни в целом.

Все началось 6 лет назад. Тогда я жила во Владивостоке. В одно прекрасное утро я решила: «Ну все! Пора показать этому миру, на что я способна!» И началась гонка! Я вставала в 5.30 утра, к 7 часам ехала в бассейн, в 9 на работу, обеденное время заменила курсами по английскому и китайскому языкам, засиживалась на работе почти до полуночи или бежала в спортзал к 20 часам. Забыв об отдыхе и сне, на выходных я посещала курсы повышения квалификации и загружала свой мозг тучей не нужной информации.

В 23 года я занимала должность Заместителя генерального директора по общественному питанию и барному сервису в известной на Дальнем Востоке компании «Седьмой континент». Но на этом я не остановилась. Затем был переезд в Москву и работа на руководящих должностях. Все мои работодатели ценили меня за гиперактивность и работоспособность. Тогда я ещё не знала, что такая самоотдача может мне стоить жизни!

Новые начинания, безумный темп и тяга к самосовершенствованию посредством путешествий, спорта, танцев, дополнительного образования и т.д. Все это поглотило меня на столько, что я забыла, зачем я все это начала. Стремление к совершенству во всем привело меня к анорексии (фото)! Она разрушила мой брак. Она изменила расклад мой жизни. Она оставила отпечаток на моей семье.

Каждый день давался с большим трудом. Попытки обратиться к специалистам не увенчались успехом, так как мне начали лечить желудок, потом нервы, а я угасала. Угасала с каждым днем и казалось, что надежды на спасение уже нет. Казалось, что никто меня не понимает. Постоянно слышала одно и тоже: «Снежанна какая ты худая! Снежанна, что с тобой, почему ты так похудела!? У тебя анорексия!» На это я давала свой заученный ответ: «У меня анорексия? Да никогда!»

Победив анорексию. Фото после болезни

В один из таких дней мне позвонила сестра и уговорила просто открыть интернет и почитать про анорексию. На тот момент мои жизненные функции упали до нуля, инстинкт самосохранения притупился и мне стало все равно. Делайте со мной, что хотите – думала я.

Я хотела стать гордостью семьи, а стала ее позором! После прочтения ряда статей про нарушение пищевого поведения мой мир перевернулся. Я по- прежнему отрицала диагноз «анорексия», но в симптомах нарушения пищевого поведения, я увидела свои симптомы, и появился свет в конце тоннеля! Собрав все силы и заручившись моральной и материальной поддержкой со стороны родственников, я полетела в Москву. Так с диагнозом «нервная анорексия» (фото) на стадии кахексии (истощение) я попала в реанимацию, затем в клинику и находилась на лечении 3 месяца. За время которых у меня случилась серьезная переоценка ценностей и смена взглядов на жизнь. В больнице я узнала что такое зонд, булимия, пищевые срывы, антидепрессанты и групповая психотерапия.

Я оценила всю необходимость общения и поддержки друг друга в столь сложном психическом расстройстве. Друзья, которых я обрела в больнице стали мне ближе, чем все мои прежние друзья, одноклассники, одногруппники. Потому что они меня понимали, когда от меня отворачивались или избегали мои старые друзья. Эти малознакомые люди испытывали такие же чувства и тревоги, что и я. Они меня понимали и поддерживали.

Когда закончилось мое лечение (фото после анорексии), я решила пройти реабилитационный период во Владивостоке и вернулась к родственникам. Но, к моему сожалению, я не смогла найти подобного общения и поддержки больных во Владивостоке. Я вижу. Я вижу, как много девочек вокруг страдает от этого недуга. Я узнаю их по тем привычкам, которые раньше были присущи и мне.

Моей целью стало создание анонимной группы взаимопомощи людям страдающим нарушениями пищевого поведения: анорексией и булимией. В которой можно в дружеской атмосфере, получить поддержку, а так же полную информацию о данных нарушениях, симптомах, способах лечения. Данную инициативу поддержал институт клинической психиатрии и психологии во главе с Коломеец А.А. Предоставив помещение для проведения встреч и консультации специалистов. Эта группа абсолютно бесплатна. Борясь вместе с этими недугами, мы обязательно победим!

(Возможно вам будет интересна реальная история о девушке победившей рак и нашедшей свою любовь).

Анорексия – болезнь века? История девушки из Красноярска

В последнее время среди молодых девушек все больше тех, кто изнуряет себя голодом – в моде анорексичная худоба. У некоторых.

Погоня за мифической красотой зачастую оканчиваются весьма плачевно. «Вчера минус 200 грамм, сегодня минус 100 грамм, одно яблоко и одна морковка на день», — такие мысли занимают главные позиции в голове молоденькой девушки, которая стремится похудеть любой ценой. Думы о потерянных граммах и тех крошках еды, которые она себя позволила, вытесняют все остальные интересы и желания. Остается одно страстное: сбросить вес, ещё и ещё.

«Одна маленькая худая история»

Заканчиваться такие истории могут по-разному, но летальный исход – это вполне реальная перспектива, как говорит наша героиня Анастасия Ковригина, прошедшая все круги анорексии: похудение до 38 килограммов, медицинские диагнозы «нервная анорексия» и «компульсивное переедание», и наконец, возвращение к нормальному весу и здоровой полноценной пище.

Фото из архива Анастасии Ковригиной

«Всё началось после поступления в университет, — рассказывает Анастасия Ковригина. – Рядом с тоненькими сокурсницами я казалась себе слишком толстой и непривлекательной». Вдобавок молодой человек, который нравился Насте, уронил фразу о том, что «любит анорексичных девушек». Эти слова запали в душу и стали бомбой замедленного действия, которая изменила многое в жизни студентки.

Постепенно идея сбросить вес и обрести точёные формы полностью овладела девушкой. Отказавшись сначала от жирного, мучного и прочих вредностей, Анастасия на этом не остановилась, продолжая ограничивать себя в еде. И вес пошёл вниз. Стрелка весов отправившись в путь от 54 килограммов, прошла остановки в 45, 42, 40 килограмм… Самым низким весом, который зафиксировал прибор, стал 37,2 кг. К этому времени с девушкой уже безуспешно работал психолог, ей был поставлен диагноз «нервная анорексия», который, к слову, Настю чрезвычайно обрадовал.

Кто знает, чем закончилась бы история страстно худеющей девушки, если бы не оправдалась поговорка «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Необходимость сделать небольшую операцию заставила обратиться к хирургам, а затем, во избежание осложнений, – пить антибиотики. Поскольку принимать антибиотики надо было обязательно во время еды, пришлось понемножку кушать. Со слезами, с истериками – но вернувшаяся за несколько дней привычка съедать чуть больше уже привычных «трех маковых зернышек» вывела Настю из тупика, в который она попала.

Однако девушку подстерегала ещё одна опасность. Изголодавшийся организм, сбросив непосильное ярмо длительной голодовки, стал требовать пищу в огромных объемах. «За несколько месяцев с 38 килограмм я поправилась до 62 при росте 160 см, — делится Настя пережитым. – Это было следствием компульсивного переедания, которое стало ещё одной бедой. Не в силах справиться с желанием есть, я стремительно набирала с огромным трудом потерянный вес. Попытки снова ограничить себя и сесть на диету каждый раз терпели фиаско».

В Настином случае всё закончилось благополучно. Поняв, что похудеть до 38 килограммов снова не получится, она решила оставить эту идею вовсе и принять себя такой, какая есть. Постепенно, соблюдая принципы здорового питания, она обрела нормальный вес. Свою лепту внёс спорт — Анастасия серьезно занимается сноубордом, тренировки три раза в неделю по четыре часа. Более того, Настя перестала взвешиваться вообще – уже полтора года на весы принципиально не встает, ориентируясь исключительно по своим ощущениям, по одежде и тому как она сидит на фигуре.

Выпутавшись из сетей анорексии, девушка решила рассказать о своём опыте. Создав блог «One small thing story» (Одна маленькая худая история), она разместила заметку, в которой вспомнила свои мысли и намерения того, времени, когда навязчивая идея сбросить вес начала овладевать её разумом. На следующий день Настя обнаружила, что пользователи интернета нашли её текст и дружно требуют продолжения. В итоге читателями опубликованной истории стали 16 тысяч человек – без всякой рекламы, средствами сарафанного радио. Это свидетельствовало о том, что проблема весьма актуальна. Ну а позже популярный блог заметили издатели и предложили на его основе выпустить книгу. Так на свет родилась книга «38 кг. Жизнь в режиме «0 калорий». Надо заметить, что издание имеет большую популярность — девчонки и их обеспокоенные родственники, прочитав текст в интернете, хотят непременно иметь в руках печатную продукцию.

В редакции «АиФ на Енисее» Анастасия подписала несколько экземпляров, в том числе для 13-летней девочки, которая похудела на 10 килограмм за последний год. Она утверждает, что совсем не хочет кушать, а позаботиться о стройности её заставили мнение одноклассников и информация в интернете.

Привлекательная – значит худая?

«Эта проблема большая. В цивилизованных высокоразвитых странах в последние десятилетия распространился, к сожалению, образ привлекательной сексуальной женщины в неизменно очень худом обличье. А подростки, молодые люди, стремясь к успеху, не могут обойти стороной вопросы своей фигуры», — подтверждает Светлана Остапенко, заведующая психотерапевтическим отделением Красноярского краевого психоневрологического диспансера.

Специалист считает, что в последнее время в СМИ и на подиумах активно пропагандируется образ девушки с патологически низким весом. Это преподносится как идеал красоты, как символ сексуальности, на который ориентируются подростки. «Для периода взросления характерна низкая самооценка. А у некоторых она переходит в патологическое состояние, — отмечает врач. – причем точную статистику вести чрезвычайно трудно, так как в диспансер люди обращаются уже в крайних, запущенных случаях – само название учреждения отпугивает, заставляет искать помощи у психологов и в частных медицинских центрах. Но только в краевом психоневрологическом диспансере в год проходят лечение 10-15 девушек и молодых женщин».

По словам Светланы Леонидовны, сейчас отмечается тенденция омоложения этого заболевания – в медицинских журналах описаны случаи, когда диагноз выставляется девочке 13-14 лет. Это прямое следствие бесконтрольного распространения информации посредством глобальной сети. Нередко на сайтах, посвященных похуданию, девушки рассказывают друг другу, какие таблетки нужно принимать для экстремального похудания. «Зарази меня анорексией», — раздается на страницах сайтов.

Слова врача подтверждает и Эльвира Гимадеева, директор модельного агентства «MAKS models», директор конкурса «Мисс Красноярск». Стандарты «очень худой» красоты не уходят с мировой арены несмотря на то, что о проблеме стали говорить. Некоторые страны, как, например, Израиль, даже принимают специальные законы, регламентирующие параметры моделей – с целью запретить рекламу истощенных тел. Но в целом мировая модная индустрия пока с места не сдвинулась. Одна из причин этого, как считает Эльвира, заключается в том, что кастинги зачастую проводят мужчины нетрадиционной ориентации, выбирающие девушек, фигура которых максимально похожа на мальчишескую – полное отсутствие форм, узкие бедра и таз. Другая причина – в том, что одежда лучше всего смотрится на очень худой женщине. А поскольку производители заинтересованы в том, чтобы поднять продажи своих товаров, они продвигают соответствующие стандарты на подиумы.

Смотрите так же:  Стресс при переходе на другую работу

«Наглядный пример есть у меня перед глазами, — рассказала Анастасия Ковригина. – Это моя одногруппница, попавшая в стационар с истощением. Её откармливали на анаболиках, как организм уже не принимал еду. В итоге в университете её не было почти год». Таким образом, можно судить о реальной распространенности заболевания – в одной студенческой группе анорексия сразила сразу двоих девчонок.

Когда бежать к врачу?

«Все беды от того, что девочки не знают, как питаться правильно, — считает кандидат медицинских наук, доцент кафедры гигиены КрасГМУ Нина Шибанова. – Соблюдая принципы здорового питания можно избавиться от лишнего веса и не навредить при этом здоровью».

Надо понимать, что дает еда человеку – по мнению Нины Семёновны, это энергия и строительный материал. Пища обязательно должна быть сбалансированной и богатой витаминами.

Следят за своим весом и ограничивают себя в еде сейчас большинство девушек и женщин. Как понять, в какой момент здоровое стремление к красоте приобретает патологические черты? Ориентироваться надо на самочувствие и внешний вид, говорит врач. Если на обычные ежедневные нагрузки не хватает сил, тускнеют и выпадают волосы, шелушится от чрезмерной сухости кожа, падает вес, а при этом человек продолжает минимизировать количество еды -пора бить тревогу.

Получаемой из пищи энергии не хватает на поддержание повседневных энергетических затрат, не говоря уж о том, чтобы построить новую клетку или починить то, что сломалось. Страдают все органы и системы организма. Однако при этом анорексик имеет одну доминанту – достижение определенного веса. Всё остальное становится неважным. Снимается критическое отношение к происходящему. Такое состояние – когда довлеет одна навязчивая идея – у врачей называется паранойей. Если круг интересов сужается до одной узкой темы – еда и похудение – человек может потерять друзей, знакомых, отмечают специалисты. Близкие, любящие люди стерпят всё, но и они со временем перестают полноценно включаться в беседу, так как обсуждение одних и тех же вопросов в конце концов надоедает. Анорексик остается наедине со своей проблемой, получая возможность общаться только в кругу подобных ему худеющих единомышленников.

На начальных стадиях заболевания может помочь психолог, а в дальнейшем уже надо обращаться к психиатру или психотерапевту, может понадобится и терапевт для лечения соматических расстройств.

Я анорексичка: реальные истории

В наше время стройность стала одной из составляющих жизненного успеха. С экранов, глянцевых страниц, рекламных плакатов на нас смотрят худые, ухоженные, уверенные в себе девушки и юноши. Однако погоня за идеалом иногда оборачивается страшной бедой. Автор lady.mail.ru встретилась с девушками, которые заболели анорексией, но все-таки сумели или по крайней мере пытаются вернуться к нормальной жизни. Перед вами — реальные истории. Имена, по понятным причинам, изменены.

Thebloodyearth, 29 лет

Пять лет назад я презирала модные диеты звезд и неокрепших умом подростков. Просто как-то так вышло, что я решила немного похудеть. Мне было 24 года, я была прекрасным специалистом на работе, планировала стать начальником отдела крупной компании, получала хорошую зарплату, жила с парнем и задумывалась даже о свадьбе. Анорексия пришла ко мне незаметно, встраиваясь в образ жизни и прикидываясь, как ни странно, развитием, самореализацией.

Мир разделился на эффективную и бесполезную части. Под лозунгом «ничего лишнего» я лишала себя пищи и отдыха. Коллеги замечали перемены, с уважением говорили, что я похудела. Мой гражданский муж с удовольствием отмечал мои обновленные формы. О, здравствуй, новый мир, без комплексов, без страха оказаться недостаточно совершенной! Мне казалось, что все отлично, но вдруг меня поразило одно мое фото, сделанное на смартфон. Это было похоже на хронику страшной войны. Никакой сексуальности не было в ребристых очертаниях грудной клетки, посеревшей коже тонких бледных палок-рук, нелепой демонстрации отсутствующих грудей.

В ванной провела полчаса. Я впервые рассматривала свое тело, силясь найти в нем очертания того страшного монстра. Но в зеркале была всего лишь я, обычный мой облик не внушал никаких опасений. Разве я могла так измениться? Я выбросила странные сомнения прочь и.

Сейчас мне 29, я безработная, трижды лежала в психиатрической больнице и несметное количество раз в больницах общего профиля, перенесла два эпилептических припадка, потеряла несколько зубов. Я вынуждена постоянно принимать антидепрессанты и психотропные препараты, состою на учете в ПНД, из дома практически не выхожу, живу с матерью на ее пенсию, сейчас мой вес 40 кг (минимальный был 31,2 кг при росте 162 см), месячных нет уже пять лет. Гормональный фон нарушен, из-за чего я абсолютно асексуальна, а также из-за постоянного приема разных лекарств моя психика порой совершенно неадекватна.

Комментирует руководитель Института диетологии и диетотерапии, доктор медицинских наук, профессор, врач-диетолог, психотерапевт Михаил Гинзбург:

Очень типичная история — когда человек испытывает возбуждение, некий подъем, как будто его что-то гонит, и в какой-то момент наступает истощение, когда он не видит ни в чем смысла. Здесь я могу только посочувствовать героине и посоветовать продолжить лечение у психиатра. И очень важно доверять врачам, которые проводят лечение, сотрудничать с ними.

Алена, 25 лет

Меня постоянно дразнили из-за лишнего веса. Но в 13 лет я твердо решила избавиться от него, а также от своих комплексов. Я совершенно не хотела какой-то экстремальной худобы и модельной внешности. Я просто решила получить свою «нормальную» фигуру.

И я ее получила. За 5 месяцев жесткой диеты (в день я съедала не более 1000 ккал при норме в 2000) мне удалось сбросить вес с 83 килограммов до 60.

Это было настоящее чудо. Все мною восхищались, говорили мне, какая я худенькая, красивая. Говорили мне о том, что дальше худеть не стоит. Но разве слова могли остановить меня? Конечно же, нет.

Это было отвратительное время, я просто сошла с ума от желания быть худой, как щепка. Все мои мысли были сосредоточены на еде.

Умственная деятельность уменьшалась, менструальный цикл нарушился в корне. Частые депрессии, суицидальные наклонности и одиночество — вот, что получила я вместо желанного когда-то идеального тела. Вес снизился до 50 кг.

И тогда начался еще один круг ада — булимия. Лето прошло в постоянных обжорствах. Я бросила друзей, в буквальном смысле закрылась в комнате и начала стремительно набирать вес. Осенью на весах я увидела цифру 72. И снова жесточайшая диета, протянувшаяся два месяца ровно. В день я потребляла не более 500 ккал, иногда просто сидела на одной воде.

В результате — убитый обмен веществ, нарушенный менструальный цикл, нестабильная психика, частые депрессии и на их фоне сильные обжорства, нередкие галлюцинации, разорванные дружеские отношения. Сейчас при росте 173 я вешу «свои» 63—65 килограммов. И я все еще думаю о диетах, правда, после всего пережитого я стала по-другому к ним относиться.

Девушки дорогие, не стоит губить себя и свое здоровье ради чрезмерной стройности! Вы нужны миру здоровые и счастливые. А если вы думаете, что постигнете счастье, достигнув худобы, вы глубоко ошибаетесь.

Комментирует врач-диетолог, психотерапевт Михаил Гинзбург:

Анорексия и булимия — две стороны одной медали. У человека имеется определенный пищевой инстинкт, и булимия — это следствие попыток его укротить. Но он прорывается эдаким бунтом. А люди воспринимают все наоборот: они должны держать себя в руках, потому что у них булимия такая ужасная. Если человек не ставит себе резких и строгих ограничений и запретов, то у него и булимии не бывает. Одна из главных проблем в лечении булимии — это не как воспитать силу воли, а как заставить себя довериться своему организму.

Оксана, 24 года

Я очень хотела стать моделью (в возрасте 14 лет при росте 170 см я весила около 70 кг — для подиума многовато!). Перепробовала кучу диет, спорт, бассейн. Не помогало. И я решила, а чего бы мне совсем не ограничиться в питании? Где-то через полгода я будто начала таять… дошло до 28—29 кг.

Дальше — ничего интересного. Больницы, клиники. Врачи предлагали родителям купить местечко на кладбище (бедные мои родные, и особенно мамулечка). Что творилось в голове, не передать словами. Кто прошел это, тот знает. Нормально есть так и не начала.

Сейчас я вешу 60 кг и продолжаю взвешиваться каждое утро. и каждый раз увидев «+» на весах, очень огорчаюсь.

Я вышла замуж (кстати, это событие во многом поспособствовало прибавке веса, за 4 месяца я набрала (о, ужас!) 10 кг). До сих пор очень боюсь поправиться, и каждый грамм для меня стресс, но у меня есть цель! Я очень-очень хочу родить сына любимому мужу, и эта цель заставляет меня двигаться, надеюсь, в правильном направлении!

Комментирует врач-диетолог, психотерапевт Михаил Гинзбург:

Если спросить любую девушку-анорексичку, чего она хочет, она ответит, что хочет похудеть, стать красивой. Казалось бы, вполне позитивное желание. Но на самом деле ею движет патологическая боязнь поправиться — что если за эту неделю она набрала 300 г, то точно так же она легко наберет и 30 кг. А страх очень сильно калечит психику. Человек с ним живет, работает, ходит в гости. Постепенно паника начинает угнетать, и формируется патология. не видел ни одной анорексички среди тех, кто по-настоящему счастлив, кто по-настоящему любит. Как только у женщины появляется любовь, ощущение нужности самой себе, ей тут же становятся нужны и другие люди, и жизнь приобретает другие краски.

История анорексии без купюр. Личный опыт

История анорексии без купюр.

Лучшая косметика-2018 ждет вас

Подпишитесь на Beauty Insider — и выиграйте набор из 40+ средств, которые мы считаем лучшими!

Помните сравнительно далекий 2005 год? На обложке британского таблоида Daily Mirror появляется скандальное фото Кейт Мосс, нюхающей кокаин. Медиа судачат о закате ее карьеры, а главный «плохой мальчик» в британской индустрии моды, Александр Маккуин, завершает показ своей коллекции весна/лето 2006, выскочив на подиум в футболке с надписью «We love you Kate». Карьера Кейт, вопреки ожиданиям, делает скачок вверх, а все продвинутые модницы достают с пыльной полки 90-х годов образ, известный под названием «героиновый шик». Кейт заключает контракт за контрактом. Снимками Кейт заполнен весь интернет, — вот она подралась с паппараци, вот она выходит из ночного клуба, еле стоя на своих тонких ножках, а вот пьет пиво из горла на фестивале Гластонбери, где среди прочих инди-панк групп выступает ее любовь, Пэт Доэрти. На большинстве фото она в черных джинсах-скинни и балетках Lanvin, на шее — черный шарф с черепами от McQueen, — теперь она поддерживает своего друга–дизайнера. Неизменно небрежна, неизменно независима. Ее признают самой стильной женщиной Британии, а в последствии и самой стильной женщиной мира. Кейт всемирно признана крутой. Миллионы девушек хотят одеваться как Кейт, выглядеть как Кейт. Быть как Кейт.

До сих пор не могу понять, за чем гналась я, — за красотой или за модой? Мне нравился образ тощей, агрессивной Кейт, которой все нипочем. Мне хотелось быть такой же крутой. И мне во что бы то ни стало надо было тоже обтянуться суперузкими джинсами, которые, как мне казалось, выглядят уместно только на очень худых ногах. Поэтому летом 2006 года мною было официально принято решение худеть. Интернет, наш друг и враг в одном лице, сообщал, что при росте 172 см, Кейт Мосс весит 48 килограмм. Путем нехитрых вычислений я наметила себе целевой вес в 46 кг и разработала собственную диету из 500 калорий в день, состоящую только из белков и клетчатки. Весила я тогда – при росте 170 см. — 58 килограмм. (На фото ниже — я до того, как решила сделать из себя Кейт. )

Знаете, как идут к цели перфекционисты? Как танки. В моем случае еда была строго по часам, одинаковая изо дня в день: на завтрак маленький хлебец с чаем, на обед кусочек отварной нежирной рыбы, на ужин 100 грамм обезжиренного творога. Взвешиваться было решено каждое утро, и вес на глазах начал снижаться. Вдохновленная, я решила сократить путь к своей мечте. Через месяц из ежедневного меню исчезло утреннее печенье, а обеденная рыба заменилась квашеной капустой. (Говорят, кстати, что организм на переваривание этого блюда тратит больше калорий, чем содержится в нем самом). Мое ежедневное взвешивание скоро превратилось в ритуал: утром до завтрака и вечером перед сном. Вес продолжал падать. И чтобы он уходил еще быстрее, творог превратился в стакан кефира1%-ной жирности. А затем — в 0%-ной.

Для закрепления эффекта я стала качать по утрам пресс, делать отжимания и приседания. И в ноябре уже гордо шла по жизни в джинсах 25-го размера, полагая, что все вокруг завидуют моим ногам-спичкам. Я тогда работала, училась на вечернем и писала диплом. Энергии почему-то хватало. Но, кроме бессонницы, меня на тот момент не беспокоило ничего.

Первый звонок прогремел, когда я упала в обморок по дороге на работу. Отправившись к терапевту, с порога услышала: «А, синдром отличницы!», — и получила два направления на анализы. Все показатели оказались в норме, кроме давления 80/50. Это я гипотоник, сказала я себе и полетела на работу, радуясь тому, что пропустила обед. Слово «полетела» тут не случайное: советские напольные весы показали чуть меньше 45 кг. Меня запросто могло унести ветром, и я бы не сопротивлялась.

Смотрите так же:  Методика депрессия

Наступил декабрь, а я по-прежнему бегала, обтянув свое прозрачное тельце ультраузкими лосинами. Купила свои первые балетки Marc Jacobs, черно-белый шарф McQueen, кожаную косуху и ждала весны, чтобы показать миру свой «Кейт Мосс total look”. Даже поклонник-барабанщик нарисовался на горизонте.

Но к весне тревожные звоночки превратились в колокольный звон. Бессонница стала абсолютно привычной. Начались какие-то странные проблемы с концентрацией внимания. Остатками здравого смысла я фиксировала полное отсутствие сил и штормовые перепады настроения. Кроме того, оказалось, что сохранить вес на отметке в 45 кг очень сложно – он продолжал падать. Я боялась любого, даже самого маленького, самого некалорийного кусочка. И принималась плакать у прилавков с тортами и булочками. Я покупала в магазине то, что не разрешала себе есть, и выбрасывала пакеты с продуктами в ближайшие урны. Для того, чтобы были силы учиться и работать, стала есть только сухофрукты и шоколадные конфеты. Лимит калорийности, так и быть, увеличила до 700 в день. Была зима, я сильно мерзла, мне было очень тяжело ходить по снегу. И я помню моменты, когда мне надо было съесть маленький кусочек горького шоколада для того, чтобы появились силы идти дальше. А самое страшное – я все равно казалась себе толстой. Или «нормальной», что в моем больном сознании превратилось в синоним «толстой».

В апреле я уже не работала. Мой вес составлял 39 килограммов, и я проводила почти все время дома: спала и медленно работала над дипломом. На улицу выходила только за пачкой обезжиренного творога, которого мне хватало на три дня.

Весна в 2007-м случилась ранней, в апреле было уже совсем тепло. Вот он, тот самый момент для балеток, скинни-джинсов и кожаной куртки!

Момент настал, но не осталось меня. Вся одежда была мне велика, а интерес к людям, моде и даже к сексу пропал. Барабанщик давно меня покинул. В редкие дни, когда я бывала на улице, люди показывали на меня пальцем. А соседка, как потом оказалось, совершенно серьезно считала, что у меня рак или СПИД. Мне уже хотелось немного набрать вес, но я не могла: боялась сорваться и бесконтрольно начать есть. А ведь я знала про белки, жиры и углеводы все. Могла наизусть пересказать меню любой диеты: японской, кремлёвской, протасовской. (О диете Дюкана тогда не говорили, все увлекались спорной, но действующей диетой Аткинса, из которой потом проклюнулся Дюкан. Белковые диеты сильно ударяют по печени, но дают быстрый результат. ) Но придерживалась я по-прежнему своей, кефирно-творожной. Правда у меня был маленький секрет: под подушкой я всегда хранила маленькую ириску на тот случай, когда «сердце начнет останавливаться от голода, — вроде как съем и не умру». Месяц спустя врач комментировал это так, — «Больная логика искаженного восприятия».

Честно, так могло продолжаться еще недолгое время. Почки у меня уже «блуждали», на языке врачей это называется нефроптоз. Подкожно-жировая клетчатка почти отсутствовала, менструальный цикл остался где-то в воспоминаниях. Кожа на кистях рук постоянно трескалась до крови, волос на голове становилось все меньше, а на попе появились уродливые белые растяжки, которые до сих пор со мной.

Спасли меня случайно. Стоматолог, к которому я пришла запломбировать дырку, с порога взяла меня за руку и отвела в кабинет невропатолога. Вышла я оттуда с направлением на лечение от астенодепрессивного сидрома и нервной анорексии.

В течение двух месяцев меня ставили на ноги в отделении для больных расстройствами пищевого поведения при кафедре РУДН. Кололи витамины группы B, делали инъекции глюкозы в вену, помогали преодолеть страх поправиться. Набирала я вес очень грамотно, — сначала ела пол-порции, потом добавляла хлеб. Каждый день ходила на лечебную физкультуру, тонизирующие ванные и массаж. С помощью медиков я проделала над собой колоссальную работу. Оказалось, это гораздо сложнее, чем истощить себя до полусмерти.

Гордая собой, в июне я вышла из клиники с прекрасным весом в 54 кг. «Помни, все, что ниже – для тебя уже патология,» — сказала мне на прощанье лечащий врач.

Сейчас мне 27 лет, мой вес соответствует моему росту и возрасту. Я выбросила всю одежду, которая стала мне мала. Анорексия оставила мне на память остеохондроз, хронический гастрит, нарушенный менструальный цикл. Ну и те самые неприличные растяжки на попе. Недавно, кстати, я узнала, что их легко можно удалить. Сосредоточусь-ка я лучше на этом, — и одним напоминанием будет меньше.

«Я всегда была пухляшкой»: признания участниц паблика «Типичная анорексичка»

Психические расстройства не только проявляются в реальной жизни, но и успешно приживаются в соцсетях. Тощие ребра, впалые животы и синяки под глазами: «Афиша» погрузилась в мир девушек, которые голодают и подбадривают друг друга лайками.

В паблике «Типичная анорексичка» — больше 500 тысяч участников. Если набрать в инстаграме хэштеги #типичнаяанорексичка, #типичнаяжируха, #ана (сокращение от «анорексичка»), сложится калейдоскоп из картинок с тощими конечностими, впалых животов, одиноких яблочек на столе и картинок с незамысловатыми диетами из воды и шоколадок.

Реальных фотографий владелиц здесь не так много: они прячутся за картинками костлявых красоток, найденными в интернете. Потому что, как им кажется, с их телами «что-то не так». Они называют себя «бабочками», желают друг другу «отвесов» — то есть похудений — и боятся «зажоров». Эти девочки группами и поодиночке бросаются в голодание, поддерживают друг друга лайками («сколько лайков — столько дней голода»), историями удачно сброшенного веса и всячески воспевают аскезу и страдание.

Недовольство своим телом, которое раньше было принято зарывать под подушку вместе с девичьим дневником, вырвалось наружу во всей его неистовости, став для старшеклассниц объединяющей идеологией со своим сленгом, стандартами качества и путями их достижения. В их среде борьба с весом перестала восприниматься как что-то стыдное и в то же время — как что-то сложное. Диеты, которыми делятся подписчицы «Типичной анорексички», максимально, пугающе просты: вода и шоколадка.

Зачем они это делают

«В школе мне говорили, что я некрасивая из-за лишнего веса. Но для меня все началось в мае, когда я просто встала на весы и испугалась. Решила взять себя в руки и начать худеть. Но каждый раз срывалась. Раньше ела и вызывала рвоту — это не помогало. Только потом начала серьезно голодать. Вот уже целый день на голоде — пью только воду. Думаю, две недели так можно держаться. Как выходить из этой диеты — думаю, на завтрак можно яблоко, на обед — суп, на ужин тоже фрукт и перед сном кефир или йогурт. Я думала, что такие диеты могут быть опасны для здоровья, но мне уже все равно, потому что я очень хочу быть худой. Для чего? Чтобы быть счастливой. Может, люди с лишним весом могут быть счастливыми, но я не могу».

«В ноябре я была 169 см и 75 кг веса. Моя одноклассница — она на 10 кг больше — назвала меня жирной. Меня это задело. Я зашла в паблик «Типичная анорексичка» и сразу наткнулась на питьевую диету.

Питьевая диета — это исключение твердой пищи. На ней можно только йогурты, бульоны, смузи. Я пила без ограничений, но чтобы похудеть, многие пьют до 500 ккал. Обычно на ней сидят месяц, и столько же — выход, но я отсидела 24 дня — и потом выход. Постепенно вводила жидкие каши, потом просто каши/творожок, потом овощи и фрукты и к концу уже можно сидеть на правильном питании. Позже я еще сидела на диетах, и сейчас я тоже худею, питаюсь по минимуму. На питьевой и выходе 11 кг ушло, а всего на сегодняшний день я похудела на 17 кг.

Моя мама была только за, так как я была слишком большая, а папа вообще не разбирается во всяких таких штучках. Сейчас мама говорит, что я молодец, но не хочет, чтобы я худела дальше 57 кг: думает, стану костлявой. Заставить меня все равно не смогут, и к тому же мама сама за правильное питание и не станет меня кормить насильно. Пока я себе не нравлюсь. А моя цель — понравиться себе. Добиться идеальной — по моим меркам — фигуры. Мой идеал выглядит так, так и так.

После того как я начала худеть, я стала по-другому смотреть на мир. Раньше был какой-то культ еды, а сейчас замечаю, что мир прекрасен и без этого. Стала больше времени уделять своему развитию, у меня появились хорошие приятели, и общение с людьми стало проще. Да и жить стало проще: не надо теперь искать самую большую одежду и ходить — как мешок картошки. Н ачала читать много мотивирующих историй про похудевших; в душу запала модель Инна Фисун, из дневников — вот этот и видеоблог Фелис Фавн .

Значение слова «анорексия» я не знаю, но знаю про эту болезнь: от нее трудно избавиться. Девушка вроде выздоравливает, набирает вес, но эта змея — анорексия — сидит в голове и толкает на обратный путь. Девочки, которые сидят в паблике «ТА» и ставят теги #типичнаяанорексичка, можно сказать, обожествляют это. Но они путают анорексию и худобу. Ведь анорексией может болеть и девушка под 100 кг, а очень худая может весить 38 и быть абсолютно здоровой. Трудно понять, в чем разница между больной и здоровой… Болеющие девушки обычно выглядят больными. А просто худые живут обычно счастливо, полноценной жизнью».

Типичный мотиватор в «Типичной анорексичке»

«Сейчас я на голоде на неделю, много пью: чай, воду, компотики. Я начала худеть в 15 лет, когда была такой «взбитой» девочкой: весила 64 кг при росте 173 см, у меня были большие проблемы в зоне талии и ног. Я решила худеть, когда моя одноклассница мне в лицо сказала, что у меня толстые ноги. Эта одноклассница невероятно худая, она сидит на диете, чтобы набрать вес.

У меня было не очень много друзей, меня не воспринимали как человека, я была пустым местом. И поклялась себе, что при переходе в 10-й класс стану новым человеком. Тем летом я серьезно занялась собой. Надо понимать, что в большинстве случаев просто диета не помогает: нужен спорт. Сначала я просто стала мало есть, утром — наклоны и пресс, вечером приседала. Потом я начала гуглить диеты не для сброса веса, а для сброса объема. И нашла мою любимую — «шоко»: питьевые дни чередуются с шоколадными. В день можно 100 грамм шоколада. Питьевая допускает все жидкости — кто-то пьет только воду, я позволяла себе только обезжиренный кефир.

Я худею с перерывами, сейчас мой вес 56 кг. Я научилась себя любить и теперь не завишу от цифры на весах, ориентируюсь по-другому: смотрю на себя в зеркало. И если мне кажется, что у меня есть какие-то места, которые меня не удовлетворяют, то я ищу упражнения и начинаю заниматься. За то время, что я худею, моя жизнь кардинально изменилась. Я стала любить себя. И я не позволяю людям надо мной издеваться. Мои последние два года в школе были идеальными. Я была чем-то похожа на этих королев из типичных американских фильмов: стала более сексуальной, у меня появилась личная жизнь, мной стали интересоваться парни. До этого — только дружили: я нетипичная девчонка — очень веселая и безбашенная. Да, парням было со мной интересно, но я им как кент была».

«Я сейчас стараюсь выйти из долгого зажора, уменьшаю желудок и количество еды, потом хочу только завтракать — и все. Вообще, чтобы не было непоняток, я не такая, как девочки, сидящие в пабликах про анорексию. Я себя не наказываю, не режу, не считаю «ану» каким-то божеством — это идиотизм. Режут себя те, кто пытается подражать стереотипам: сорвалась — наказала себя. Режут чаще всего ноги. Я с такими, к счастью, не общаюсь, но знаю одну девочку, которая говорит, что у нее анорексия, — она маленькая, ей 14, — я думаю, она много чего выдумала. Хотя, знаете, были моменты и у меня, когда я сходила с ума, писала в блокнот всякие цитаты, у меня была булимия, я пила флуоксетин — антидепрессант. Когда сталкиваешься с этим, ты вроде пытаешься вести себя адекватно и не поддаваться этому бреду, но потом ловишь себя на том, что близка к сумасшествию.

У меня был минимальный вес 39 кг при росте 160 см — тогда пошел отказ от еды. Но потом, когда менструальный цикл пропал на полгода и врачи сказали, что если я не начну есть и не наберу вес, у меня никогда не будет детей, тогда я начала осознавать, что я делаю. Вот после этого началась булимия: 2 пальца в рот, марганцовку пила, чтобы все лучше вышло. Сейчас я 55 кг — была 60 во время булимии, но нашла в себе силы и уже больше месяца не пихаю в себя пальцы.

Год назад, когда я еще училась в школе и жила с родителями, я была худая, вес был не больше 45 кг, хотя я все равно не любила свою фигуру и пыталась сидеть на диетах. Я поступила в вуз и переехала в другой город, резко начала толстеть, не могла его скинуть, и после Нового года было уже 58. Вес не уходил — хоть ела, хоть не ела. И тут в одном из пабликов по правильному питанию написали статью про девочек-анорексичек с названиями групп, в которых они сидят. Писали, что так нельзя, но я ради интереса зашла в «Типичную анорексичку», и меня затянуло. Вообще, все эти паблики — это как секта, такое болото, которое сильно затягивает, и ты вроде все понимаешь, но почему-то все равно в нем».

Смотрите так же:  Экзаменационный стресс

«Мне до «бабочки» далеко, но я уверенно иду к своей цели. О похудении я задумалась еще прошлой зимой. Я начала взрослеть и, соответственно, поправляться. Это замечали все, так как раньше я никогда не весила больше 45 кг, при моем на тот момент росте 165 см. Летом 2014-го я весила 61 кг — мне это казалось чем-то омерзительным, но я ничего не предпринимала. Затем нам пришлось переехать из-за положения в стране: я с мамой уехала, а мой брат остался в зоне АТО. Мы поселились на съемной квартире, где не было ни телевизора, ни компьютера; мне было попросту нечем заняться. Мама целый день на работе, а моей задачей было приготовить кушать к ее приходу. Я просто от скуки начала делать элементарные приседания, затем качала пресс раз по 200 на день, бегала 3 раза в неделю по вечерам.

Я весила 57 кг, когда мы вернулись домой, но там все вошло в привычное русло. Я не ела целый день, а потом приходила и вечером съедала все, что видела, так у меня появилась язва и пару гастритов: боли в животе, затем внутреннее кровотечение, приятного мало. Язву лечили в больнице; с о мной в палате лежала «бабочка», которая весила 40 кг при росте 170 см — у нее была нервная анорексия и хронический гастрит. Мы с ней сдружились, оказалось, у нас много общих интересов: рисуем, пишем стихи, обе суицидальные особы. А еще учимся в одной школе и живем на одной улице.

В паблике «Типичная анорексичка» меня впечатлили хрупкие фигурки, целеустремленность и независимость девчонок, их огромная сила воли. Я стала пытаться меньше есть: голод, питьевая, «шоко»… Только не выдерживала и дня — и под вечер сметала все, что есть в холодильнике. Обещала похудеть к 8 Марта, к апрелю, к маю, к лету. А мой вес постепенно перерастал за 60 кг. Вот сейчас я одумалась, осознала, что я уже худею больше года — и только больше набираю вес. Сейчас моя цель быть к осени 57 кг, а затем добиться заветной цифры — 47».

« Раньше я никогда не задумывалась о том, какая у меня фигура и вписывается ли она в придуманные кем-то стандарты красоты. Я ни в чем себе не отказывала: кушала что хотела, когда хотела и в любом количестве. Никто не говорил мне, что я толстая. Как раз наоборот: частенько приходилось слышать от окружающих, что я стройняшка. Но однажды, вернувшись из отпуска и встав на весы, я пришла в ужас: 59 кг! В зеркале теперь я видела жирного монстра, отпугивающего всех своей массивностью. Именно тогда я и начала худеть до 50 кг.

Я лежала в клинике с диагнозом «нервная анорексия» — в больницу меня отправили родители, которые случайно увидела, как я вызывала рвоту после еды. Там я, помимо различных обследований, общалась с психологом и с психотерапевтом. Психолог работала над проблемой панических атак, психотерапевт — над нарушением пищевого поведения. Я сама до последнего отрицала болезнь. За все время усердного самокопания я пришла к выводу, что слишком завишу от чужого мнения. Мне важно, что обо мне подумают. Хочется оставлять только хорошее впечатление, начиная со знаний и заканчивая фигурой. Кто-то когда-то сказал, что если человек учится на одни пятерки, значит, он умный (с чем я, кстати, не соглашусь). Вот я и стала отличницей. Общество сказало, что 90–60–90 — это красота, вот я и взяла за идеал принцип «чем тоньше, тем лучше».

Я сейчас стараюсь интуитивно питаться — максимально стараюсь прислушаться к потребностям своего организма и кушать именно то, что он требует. По идее, даже если это печеньки, то и их нужно скушать. Но, думаю, в моем случае все равно совесть подключится в это дело гораздо раньше, чем я позволю себе осознать, что действительно этого хочу».

«Я всегда была пухляшкой. Помню, в 3-м классе нас потащили взвешиваться, и я была самой толстой в классе. Год назад начала худеть вместе с мамой — у нее тоже проблемы с весом, — но я все равно оставалась толстухой. На тот момент я была 157/47. Моя лучшая подруга выглядела лучше меня, и все парни, которых я любила, влюблялись в нее. Я отказалась от мяса, жареного — в общем, от всего, кроме воды и овощей. В итоге стала 157/45, но мне жутко не нравились мои ляжки, особенно когда я садилась. И вот наступило лето, я впервые поехала в лагерь — и там потеряла 2 кг. Потом поехала в санаторий — и там отъела 3 кг! Я была в шоке и, вернувшись, снова принялась за диеты. Сначала по правильному питанию, потом дошла до «шоко» — 1 шоколадка в день, с ней нужно пить стакан чая или кофе без сахара. За 3 дня — минус 2 кг. Сейчас мой вес 43–44 кг, но я не останавливаюсь, пока не дойду до 40!»

Комментарий специалиста: «Анорексия — самое смертельное заболевание из всех расстройств психики»

«Если девочка одержима идеей похудения и оказывается, помимо этого, в сообществе, которое поддерживает ее и делает все то же самое, то это путь к расстройству пищевого поведения. «ТА», к сожалению, не единственное сообщество в «ВКонтакте», есть сайты проанорексические, пробулимические, где продвигается идея, что быть экстремально худой — это единственно возможный вариант красоты, к которому надо стремиться.

Статистика показывает, что дети, которые сидели на диете в подростковом возрасте, впоследствии начинают приступообразно переедать. Как ни странно, самое правильное, что можно сделать подростку, — дождаться, пока он вырастет, потому что при современных стандартах детской диетологии сказать что-либо о детском весе до того момента, как организм перестанет расти, невозможно. Есть дети, которые по официальным критериям веса (например, индексу массы тела) попадают в категорию ожирения, но, проходя через подростковый возраст, они начинают интенсивно вытягиваться, и к 18–20 годам — это прекрасные стройные девушки с формами. Иными словами, если вес не трогать в подростковом возрасте, то он выйдет на тот уровень, на котором поддерживают вес ваша мама и ваша бабушка. Если мама и бабушки плотные, то вы диетами этого не исправите. Это называется теория сет-пойнта — наш вес запрограммирован генетически, и если его не трогать, то он будет удерживаться примерно на одном и том же уровне в течение всей взрослой жизни. Рождение каждого ребенка прибавляет к сет-пойнту 1–2 кг, и в позднем возрасте также вес увеличивается — это имеет большое эволюционное значение, так как жир защищает пожилых людей от последствий некоторых тяжелых заболеваний. Онкология, ревматоидный артрит, сердечно-сосудистые заболевания и даже диабет 2-го типа, который принято считать болезнью толстых, лучше переносятся пожилыми людьми с некоторым жировым запасом: они лучше выживают, дольше живут и вероятнее выздоравливают. Иными словами, пока толстый сохнет, худой сдохнет.

Диеты из «ТА» — довольно известные комбинации анорексических приемов, которые используют, чтобы заглушить чувство голода. В случае, например, питьевой диеты — это механический способ, когда заполняется объем желудка и возникает чувство сытости на какое-то время, а пищевая ценность потребленного при этом минимальна. В случае с шоколадной диетой плитка шоколада в день и постоянный черный кофе — комбинация приемов, которые сильно заглушают чувство голода. Все эти системы нарушают основное правило современной диетологии, которое говорит о том, что голодать ни в коем случае нельзя. Как только человек отказывается от пищи, он причиняет организму физиологический и психический ущерб. Безусловно, организм страдает от дефицита макро- и микронутриентов, от дефицита питательных веществ, от того, что создается максимальный дефицит калорий. За счет создания интенсивного дефицита он сначала теряет воду: первые 2–5 кг — это всегда жидкость, затем теряет мышечную массу за счет дефицита белка, и таким образом девушки двигаются к желанной истощенной фигуре. Физиологический вред от семидневной истощающей диеты очевиден: усталость, раздражительность. Если повторять ее достаточно регулярно, то это ломающиеся ногти, выпадающие волосы, сухая, шелушащаяся кожа. На самом деле психические последствия намного разрушительнее: если питание восстанавливается до нормального, то состояние кожи, волос и ногтей быстро приходит в норму, а поврежденная психика — нет.

Есть люди, которые генетически подвержены расстройствам пищевого поведения, и в ситуации, когда 100 стандартных девочек садятся на диету, 99 из них через некоторое время забывают о ней, потому что для нормального человека голодать некомфортно, но одна девочка обнаружит внезапно, что от голода ей стало психологически лучше. Так она избавляется от врожденной дисфории, а дисфория — это расстройство настроения, такая постоянная, мрачная, тревожная неудовлетворенность. Фактически голод — для нее своего рода медикамент. Когда генетически уязвимая девочка попадает в сообщество, она гарантированно становится анорексичкой.

Индекс массы тела ниже здорового предела в 18,5 — те границы, к которым стремятся аноректики, — это сильнейшее истощение, исчезновение менструаций, социальная отъединенность ото всех, кто не разделяет ее идеалов красоты, огромные трудности в учебе и частый сценарий — кахексия, то есть истощение до индекса массы тела ниже 15. Это те самые пресловутые 45 кг, к которым стремятся девочки при росте 168–175 см. Возникает колоссальный риск сердечно-сосудистых кризов, от которых часто и умирают такие девочки.

Анорексия — самое смертельное заболевание из всех расстройств психики, погибает около 10% заболевших девушек. Из-за того, что сильно падает иммунитет, все защитные силы организма отказывают, и грипп или сезонная аденовирусная инфекция могут убить больную. Например, известная французская модель Изабель Каро , которая болела анорексией всю жизнь и снялась в очень популярной серии постеров против анорексии, погибла как раз от гриппа. Проблема не в том, что девочка увлеклась глупостями про моду и красоту, а в том, что, получив первое удовлетворение от истощения, в какой-то момент человек понимает, что с ним что-то не так, но начать есть настолько невыносимо и мучительно страшно, что он предпочитает умирать.

Лечение анорексии — очень сложная и длительная история, это всегда сочетание интенсивной психотерапии с медикаментами, но они играют меньшую роль, потому что эту болезнь не вылечить таблетками. Очень большое значение имеет семейная психотерапия. Важно, конечно, чтобы родители не пропустили момент возникновения болезни. Если девочка посидела на диете неделю, скинула пару килограмм, начала себе больше нравиться, а потом пошла с подружками есть пиццу, я бы не стала волноваться. Но когда оградительное пищевое поведение длится 2–3 месяца, индекс массы тела падает ниже 18,5 — это уже медицинские показатели. Когда заметили, что ребенок перестает есть вместе со всеми, говорит, что поела в школе или в кафе, критически осматривает свое тело, много времени проводит в туалете (в случае булимоанорексии), после чего от нее пахнет зубной пастой (многие девочки тщательно чистят зубы, чтобы скрыть запах рвоты) — вы имеете на руках несколько тревожных признаков и повод спросить у девочки, что с ней происходит. И тут, конечно, во многом выигрывают именно те родители, у которых доверительные отношения с ребенком, потому что тогда больше шансов выкрутиться и убедить начать лечение».

Другие статьи

  • Повышенная тревожность у детей младшего школьного возраста Повышенная тревожность у детей младшего школьного возраста Большинство специалистов придерживаются мнения о том, что детство является периодом наибольшей чувствительности к различным неблагоприятным факторам вследствие прочности первичных впечатлений и низкой […]
  • Почему болит голова у ребенка 5 лет Не болит голова у. или 7 причин детской головной боли Головная боль у ребенка. Причины возникновения головной боли Когда ребенок жалуется на головную боль на фоне повышения температуры, сильной лихорадки или простудного заболевания, у родителей это обычно не вызывает […]
  • Куда обращаться за начислением пособия по уходу за ребёнком Пособие по уходу за ребенком-инвалидом Кому полагается пособие по уходу (ребёнок — инвалид)? Пособие по уходу (ребенок — инвалид) выплачивается людям, непосредственно осуществляющим уход, и независимо от отношений, в которых они находятся с подопечным. То есть, чтобы […]
  • Как быстро вылечить насморк у месячного ребенка насморк у ребенка 7 месяцев Вчера у сынишки потекли сопли ,чем можно полечить, желательно народными средствами, капаем салином, подскажите еще что нибудь,ребенку 7 месяцев Эксперты Woman.ru Узнай мнение эксперта по твоей теме Джуран Марина Владимировна Психолог, […]
  • Как рассчитать пособие по уходу за ребенком до 3 лет в 2019 году Пособия по беременности и уходу за ребенком вырастут в Удмуртии Максимальный размер месячных выплат составит 26 тысяч рублей С 1 января 2019 года максимальный размер ежемесячного пособия по уходу за ребенком до полутора лет вырастет до 26 тысяч рублей. Об этом […]
  • Сколько оплачивают по уходу за ребенком до 3 лет с 2019 года Сколько платят пособия по уходу за ребёнком до 1.5 лет в 2019 году? Какой размер денег? В 2019 году изменится размер ежемесячного пособия на детей до 1,5 лет. Размер пособия на детей, рожденных в 2019 году увеличится с 4465 до 4512 рублей, максимальная с 24536 до […]