Аутизм и психиатр

Психиатр рассказала, почему людей с аутизмом стало больше

ФОТО : Mir24.tv / Светлана Родина

2 апреля – Всемирный день информирования об аутизме. Аутизм – это психическое расстройство, связанное с нарушением развития. Он проявляется у детей в возрасте до пяти лет. Дети-аутисты живут в собственном мире и избегают привычного для всех общения. Считается, что аутисты по-другому воспринимают информацию из внешнего мира. Среди них много людей с феноменальными математическими способностями. Причины аутизма до конца не изучены. В рамках акции «Зажги синим» в разных городах мира включают синюю подсветку.

Почему детям все чаще ставят диагноз «аутизм», какие расстройства аутистического спектра существуют, в чем их причина, а также в каком возрасте и как можно распознать аутизм, в интервью «МИР 24» рассказала врач-психиатр, директор центра персонализированной психиатрии Надежда Соловьева.

Надежда Валентиновна, здравствуйте. Раньше аутизм считался крайне редким психическим заболеванием. Теперь уже нет. С чем это связано? Аутистов становится больше? Или заболевание изучили лучше? И то, что раньше могли счесть особенностями или странностями ребенка, теперь относят к аутичным симптомам?

Н.С.: И то, и другое. Помимо того, что улучшилась диагностика, наблюдается реальный рост количества детей, рожденных с аутизмом. Каждый 68 ребенок в мире на сегодняшний день имеет какое-либо расстройство аутистического спектра. Это очень большие цифры, и они объясняются только лишь улучшением диагностики.

Я читал, что аутизм — широкое понятие. У некоторых людей проявляются незначительные аутичные черты. Другим, из-за тяжести болезни, требуется постоянный уход. Действительно ли, что людей, у которых есть аутизм, много, но они живут нормально и мы просто это не замечаем?

Н.С.: Нет, вы, наверное, все-таки замечаете, потому что они отличаются от других людей. Есть понятие высокофункционального аутизма, то есть это люди с синдромами аутистического спектра, которые действительно хорошо приспосабливаются к жизни и в принципе не нуждаются в инвалидности. И есть люди с расстройствами, которые нуждаются в дополнительном уходе, это инвалиды с детства. Это люди, которые никогда не смогут самостоятельно жить, им нужна поддержка. Пример высокофункционального синдрома аутизма – синдром Аспергера.

Если человек живет обычной жизнью, работает, но он нелюдим, замкнут.

Н.С.: Нет, не совсем. То, что вы описываете, это все-таки особенности личности аутистического спектра. Это не является аутизмом в смысле расстройства аутистического спектра. Вы описываете странного человека, одинокого, нелюдимого – это не аутизм. Все-таки аутизм – это степень выраженности погруженности в собственнный мир, которая настолько высока, что это уже является расстройством -расстройством психического регистра.

Если не лечить, не корректировать развитие – заболевание может перейти в тяжелую форму?

Н.С.: Нет, это все-таки останется нарушением. То, что раньше называли психопатией или акцентуацией личности, то есть это немного другое. Когда мы говорим о том, что развивается аутизм, развиваются расстройства аутистического спектра, это все-таки более серьезное нарушение психики, и люди нуждаются в особых условиях. Все-таки люди с расстройством аутистического спектра нуждаются в специализированной помощи.

Причины аутизма науке известны?

Н.С.: Расстройства аутистического спектра многогранны. Но есть часть расстройств, причины которых известны. Есть так называемый «синдром Мартина – Белл». Это патология Х-хромосомы, которая проявляется расстройством аутистического спектра. На сегодняшний день этот синдром достаточно распространен. Настолько распространен, что в Израиле проверяют на него всех рожденных детей.

Я читал, что риск рождения ребенка с аутизмом значительно возрастает, если – я перечислю — ребенок зачат в позднем возрасте (при этом особенно важен возраст отца), в роду были родственники с синдромами аутизма, ребенок рожден в многодетной семье седьмым, восьмым и далее по счету, мама во время беременности перенесла краснуху, туберозный склероз, страдала от сильной избыточной массы тела. Наконец, риск аутизма значительно выше у однояйцовых близнецов. Как считаете, все перечисленное можно считать факторами риска?

Н.С.: Да, это факторы риска. В то же время факторами риска являются и внешние факторы, такие как экология. На Украине, например, проводилось многолетнее исследование по периодам рождаемости детей с аутизмом. И дети с аутизмом рождались в сельской местности в те сезоны, когда использовались химические вещества на полях. При этом в городах были совершенно другие цифры. Оказывают влияние, конечно, здоровье матери и наследственные факторы. Мутации, которые сейчас появились у матери, – это наиболее грозная и непонятная на сегодняшний день проблема аутизма. Потому что рост этих мутаций налицо.

Некоторые ученые продвигают идею нейроразнообразия. И с их точки зрения, аутизм это не диагноз, а свидетельство того, что мозг этих людей устроен по-другому. А другие не значит больные. Что вы думаете на этот счет?

Н.С.: Если рассматривать аутизм с гуманистической точки зрения, а не с медицинской, то это так. То есть когда мы обращаемся к человеку с расстройством аутистического спектра, мы ни в коем случае не должны рассматривать его как больного, как человека с инвалидностью. Мы должны рассматривать его как человека с особенностями. С этой точки зрения, да. Когда мы, как врачи, общаемся с таким человеком, мы, конечно, смотрим на него с медицинской точки зрения.

— В каком возрасте и по каким симптомам диагностируется аутизм?

Н.С.: Лучше если это происходит достаточно рано, в идеале – до трех лет. Иногда родители, к сожалению, не обращают внимания на то, что ребенок начинает поздно говорить: уже два с лишним года, а он не разговаривает. Родители вспоминают, что в их семье кто-то из родственников тоже поздно начал говорить, а потом все было нормально. Вообще с пеленок. Когда ребенок не фиксирует взгляд, не смотрит на маму, то есть это уже должно насторожить родителей. Но, к сожалению, часто бывает так, что ребенок развивается нормально и это проявляется только после первых температурных реакций, после первых вакцинаций. И наступает – для аутизма это очень характерно – некий регресс. Мы смотрим на детей с аутизмом с точки зрения клиницистов, но имея в виду генетические особенности развития аутизма, и индивидуально подбираем и лекарственные препараты, и биологически активные добавки, и питание, в зависимости от биохимических процессов, которые нарушены при том или ином варианте аутизма. А вариантов аутизма огромное количество. И просто подходить ко всему с безглютеновой диетой или отказом от молочных продуктов – и тогда у ребенка произойдет скачок в развитии (во многих руководствах это написано), но не так все просто решается. Все индивидуально.

Елисей Осин: «Главным для ребенка с аутизмом будет не врач, а учитель»

Детский психиатр, один из специалистов, занимающихся диагностированием аутизма, о реакции родителей и о том, можно ли их утешить.

Вам приходится часто сообщать родителям, что у ребенка — аутизм. Есть ли какая-то общая реакция?

Общее только одно: это очень плохие новости. Более того, их несколько. Первая — собственно диагноз. Вторая: не существует пока ни лекарств, ни инструментальных методик, которые могли бы это убрать. Поэтому я специально подчеркиваю, что если у ребенка аутизм, то он вырастет в подростка с аутизмом, а потом во взрослого человека с аутизмом. И конечно, у родителей все летит под откос: представления о жизни, о собственном будущем, о будущем ребенка, семьи. Поэтому чувства, как правило, довольно сильные. Хотя одни уже подозревали что-то и приходят за подтверждением. Для других, наоборот, это полная неожиданность, они даже не понимают, что такое нарушения развития. Иногда люди начинают плакать. А некоторые очень по-деловому говорят: «Понятно, спасибо, расскажите нам, что это такое».

Случались ли совсем неожиданные реакции?

Одна мама сказала: «О, ну слава Богу. Наконец я поняла, что происходит». Она-то все время думала, что это ее ошибка, что она неправильно воспитала ребенка, упустила что-то серьезное, пыталась наверстать.

Ставя диагноз, вы пытаетесь как-то подсластить пилюлю?

А чем тут утешишь? Что все будет хорошо? Но это же неправда. Поставьте себя на место человека, которому сообщают ужасную новость. О смерти, о неизлечимой болезни, о крушении всех надежд. А потом говорят: «Ну, ничего страшного». Это неуважение к тому, что с человеком в этот момент происходит. Самая правильная реакция — просто побыть с ним рядом. Я смотрю на человека, никогда не прячу глаза. Стараюсь сочувствовать. Говорю, что мне очень жаль. Конечно, не делаю каменное лицо и не говорю: «У вашего ребенка аутизм». Это звучит как приговор и в то же время очень абстрактно. Я всегда стараюсь объяснить, как этот диагноз влечет за собой те или иные особенности именно этого ребенка. Например, почему именно из-за аутизма он не может научиться говорить. Я стараюсь не отгораживаться эмоционально от людей. Мне еще помогает, что многие потом говорят, что им было важно это услышать и что прекратилось состояние неизвестности.

А есть ли такая реакция, как раздражение и неприятие диагноза?

На приеме люди обычно ведут себя сдержанно, хотя раздражение на врача подчас очень большое. Но самые острые чувства приходят потом. Есть разные стадии проживания плохих новостей. Отрицание, агрессия, неприятие, покорность. Бывает, что люди начинают с диагнозом бороться. Вот мы сейчас сделаем все, вложим все деньги, выстроим какую-то небывалую программу лечения, которая все поправит. Как правило, это очень сильные люди. Но силы рано или поздно заканчиваются, а аутизм-то никуда не делся, даже если ребенок достиг очень многого. И у них опускаются руки. Поэтому бывает, что через год человек впадает в уныние и настоящую депрессию. Иные родители признаются, что ненавидят собственных детей. Что не хотят больше жить. Это ужасное мучение, еще и потому что они думают, будто они одни-единственные такие на свете, а их реакция — патологическая. И бывает полезно услышать, что это не так. Я вообще часто говорю родителям, что нет никаких незакономерных реакций. Могут быть неверные решения, но ни одно чувство, которое испытывают родители, не является неправильным.

Стенли Гринспен, С. Уидер «На ты с аутизмом»

Долгое время лечение аутизма фокусировалось на симптомах. Детский психиатр Стенли Гринспен (США) предлагает обратить внимание на глубинные причины, вызывающие эти симптомы.

Готовы ли люди у вас на приеме воспринимать какую-то конструктивную информацию, или они слишком раздавлены?

После того как человек узнал диагноз, как-то эмоционально отреагировал на него, он обычно спрашивает, что делать дальше. Я жду этого вопроса. Рассказываю, как по-разному могут развиваться люди с аутизмом и как достичь наибольших успехов. Говорю, что есть специалисты, которые могут помогать. Родители вступают в новую жизнь, к которой они не были готовы, и им очень важно обрести в ней какие-то опоры. Я рассказываю, какие вещи стоит делать, чтобы ребенок, например, начал разговаривать, или чтобы убрать сложное поведение. Стараюсь давать какие-то контакты, литературу, ссылки по теме. Объясняю, что является основным, а что второстепенным. Например, что главным для них будет не врач, а учитель. Он будет учить разговаривать, правильно себя вести, играть. Рассказываю, чего ждать от такого учителя, как понять, хорош он или плох.

Рано или поздно родители детей с аутизмом встречаются. Знакомство с товарищами по несчастью облегчает жизнь?

В целом — да. Есть много исследований, которые говорят, что взаимная информационная и просто даже эмоциональная поддержка — необходимы. Это борьба с одиночеством. Очень важно обрести людей, которые вместе с тобой делят один и тот же смысл. Поэтому сообщества — несмотря на взаимное непонимание и напряжение, которые в них подчас возникают, — помогают родителям находить друг друга и объединяться. Но очень часто папы и мамы не столько стремятся делиться собственными чувствами, сколько имеют вполне конкретные вопросы. Как мне научить ребенка пользоваться туалетом? Как научить его самостоятельно одеваться? Как убрать агрессию? Было бы очень здорово, чтобы помимо сообщества существовали еще и небольшие группы, в которых какой-то опытный родитель или подготовленный специалист мог бы регулярно отвечать на эти вопросы.

Как вам живется с ощущением, что вы человек, который выносит вердикт?

Иногда бывает чувство опустошенности оттого, что приходится говорить людям то, чего ни за что я не хотел бы услышать сам. Обычно я минут за сорок начинаю понимать, что мне придется сейчас начать все это говорить. Я продолжаю собирать информацию о ребенке, пытаюсь разобраться в его сложностях и еще не уверен на сто процентов. Но примерно уже представляю себе диагноз. И все равно говорю себе: «О нет, Господи, только бы не это!» Но для себя я не нашел пока решения, как облегчить услышанное. Я лишь позволяю себе сочувствовать.

По вашим наблюдениям, становится ли больше людей с аутизмом?

На собственных впечатлениях нельзя строить выводы, потому что они всегда обусловлены ситуацией. Пока я работал в школе, я мог бы сказать, что детей с РАС мало, а много, наоборот, с СДВГ. А когда я стал заниматься аутизмом и ко мне все время идет поток, может показаться, что люди с аутизмом кругом. Но мое восприятие сильно искажено из-за того, что я сам в этом поле нахожусь. И то и другое — ошибочный вывод. Но могу сказать с уверенностью, что стало больше информированных родителей, понимающих, что такое аутизм. Они приходят с определенными знаниями, спрашивают про поведенческий анализ, про школы. Вот тут ситуация меняется.

«Аутизм коварен: мне казалось, что со Степой все в порядке»

Степа никогда не участвовал в играх, ни за кем ничего не повторял, на детей не обращал внимания. Тогда мне просто казалось, что у меня необщительный ребенок.

«Задача родителей ребенка с аутизмом — научить его жить самостоятельно»

Диагноз мы получили не сразу, не то что попал человек под машину — и раз, жизнь переломилась надвое. Все выяснялось постепенно.

Судьба сложилась так, что моя старшая дочь — аутист. В 4 года ей поставили диагноз 74.0, 74.1. Но, сейчас речь немного не об этом. Честно говоря, я в шоке от повальной моды называть всех подряд аутистами. Честно говоря, бомбануло, как говориться. Люди, которые не сталкивались с этим тяжелейшим заболеванием, несут чушь, считая себя правыми.

В соц. сетях в группах посвященных этому заболеванию родители годовалых (!) детей утверждают что у их детей аутизм, хотя ни один психиатр/невролог не поставит этот диагноз, пока ребенку не исполнится минимум 3 года. Но, аутизм этож так круто, насмотрелись киношек, где постоянно романтизируют этот диагноз.

Почему-то многие считают, что аутизм=гениальность. Да нифига подобного. Аутизм — это тяжелое заболевание, которое увы никто не знает как лечить, а тем более откуда оно появляется. Да, есть теории, да пытаются корректировать, но излечить нельзя его.
Скольких специалистов я не спрашивал, видели ли они взрослого аустиста, излечившегося полностью, ни одного положительного ответа не услышал. По большей части люди, с аутизмом застревают на уровне развития 2-3 лет. Да, некоторых с помощью ABA терапии удается выдрессировать на определенные действия (умыться, поесть, сходить в туалет и т.д.), но полностью социализировать, сделать такого человека независящим от помощи посторонних нельзя.

На самом деле, все просто, так сложилось, что что есть аутизм никто и не знает толком, кроме родителей таких делей и специалистов. К аутизму приравнивают людей с синдромом Аспергера, людей с психологическими растройствами аутического спектра и т.д. Хотя, ни один из них по сути таковым не является.

В нашем городе есть центр, где занимаются около 10 детей с диагнозом аутизм от 4 до 16 лет, и ни один не является гением, или хотя бы просто «умным». Никто из них не рисует картины по памяти, не строит гигантские конструкции из лего — копии знаменитых зданий, не умеет перемножать огромные цифры в голове. И увы, но все они являются как это говорится умственно отсталыми.

Смотрите так же:  Раскраски анти стресс

Игорь Макаров: Нет эпидемии аутизма, есть гипердиагностика

Впер­вые дет­ский аутизм был подроб­но опи­сан в 1943 году одним из осно­ва­те­лей дет­ской пси­хи­ат­рии Лео Кан­не­ром. И дол­гое вре­мя коли­че­ство детей с таким диа­гно­зом ока­зы­ва­лось ста­биль­ным. И вдруг в кон­це XX века про­цент детей-аути­стов стал рас­ти. В чем при­чи­на?

Об этом Оль­га Орло­ва, веду­щая про­грам­мы «Гам­бург­ский счет» на Обще­ствен­ном теле­ви­де­нии Рос­сии, пого­во­ри­ла с Иго­рем Мака­ро­вым, руко­во­ди­те­лем отде­ле­ния дет­ской пси­хи­ат­рии Наци­о­наль­но­го меди­цин­ско­го иссле­до­ва­тель­ско­го цен­тра пси­хи­ат­рии и нев­ро­ло­гии им. В. М. Бех­те­ре­ва.

Игорь Вла­ди­ми­ро­вич Мака­ров родил­ся в 1969 году в Ленин­гра­де. В 1992 году окон­чил Ленин­град­ский педи­ат­ри­че­ский меди­цин­ский инсти­тут, по окон­ча­нии кото­ро­го рабо­тал на кафед­ре пси­хи­ат­рии сво­е­го вуза. В 1996 году полу­чил сте­пень кан­ди­да­та меди­цин­ских наук по спе­ци­аль­но­сти «пси­хи­ат­рия». С 1999 по 2004 год рабо­тал заме­сти­те­лем глав­но­го вра­ча в Санкт-Петер­бург­ском цен­тре вос­ста­но­ви­тель­но­го лече­ния «Дет­ская пси­хи­ат­рия». С 2002 года — доцент и затем про­фес­сор кафед­ры пси­хи­ат­рии и нар­ко­ло­гии Севе­ро-Запад­но­го госу­дар­ствен­но­го меди­цин­ско­го уни­вер­си­те­та им. И. И. Меч­ни­ко­ва. С 2004 года руко­во­дит отде­ле­ни­ем дет­ской пси­хи­ат­рии Наци­о­наль­но­го меди­цин­ско­го иссле­до­ва­тель­ско­го цен­тра пси­хи­ат­рии и нев­ро­ло­гии им. В. М. Бех­те­ре­ва. В 2005 году защи­тил док­тор­скую дис­сер­та­цию по спе­ци­аль­но­сти «пси­хи­ат­рия» на тему «Пси­хо­ти­че­ские рас­строй­ства у детей: эпи­де­мио­ло­ги­че­ские, кли­ни­че­ские и соци­аль­но-орга­ни­за­ци­он­ные аспек­ты». С 2012 года явля­ет­ся глав­ным вне­штат­ным дет­ским пси­хи­ат­ром Мин­здра­ва в Севе­ро-Запад­ном феде­раль­ном окру­ге. Автор/​соавтор более 10 моно­гра­фий, учеб­ни­ков и руко­водств в обла­сти дет­ской и под­рост­ко­вой пси­хи­ат­рии.

— Игорь Вла­ди­ми­ро­вич, тема нашей бесе­ды — аутизм и аути­сти­че­ские забо­ле­ва­ния, в основ­ном у детей. Рас­ска­жи­те, пожа­луй­ста, поче­му в послед­нее вре­мя коли­че­ство детей с этим диа­гно­зом рас­тет и в Рос­сии, и за рубе­жом. Об этом гово­рят и ста­ти­сти­че­ские дан­ные, и лич­ный опыт. Насколь­ко я вижу, вокруг всё боль­ше и боль­ше семей стал­ки­ва­ют­ся с этой про­бле­мой…

— С этой точ­кой зре­ния не соглас­ны ни я, ни целый ряд моих кол­лег. Коли­че­ство аути­стов все­гда оце­ни­ва­ли так: от 4 до 8 на 10 тыс. детей. Где-то в нача­ле-сере­дине 1980-х годов неко­то­рые зару­беж­ные авто­ры, преж­де все­го аме­ри­кан­ские, ста­ли рас­смат­ри­вать эту про­бле­му шире. Они ста­ли гово­рить не толь­ко о дет­ском аутиз­ме, но и, напри­мер, о кон­ти­ну­у­ме аутиз­ма. Потом сло­во «кон­ти­ну­ум» реши­ли заме­нить на сло­во «спектр» (надо пола­гать, заим­ство­ван­ное из физи­ки) и ста­ли гово­рить уже о том, что есть рас­строй­ства аути­сти­че­ско­го спек­тра. И рас­ши­ре­ние диа­гно­сти­ки пошло лави­но­об­раз­но. На мой взгляд, нет уве­ли­че­ния рас­про­стра­нен­но­сти дет­ско­го аутиз­ма и нет, как ино­гда даже гово­рят, полы­ха­ю­щей эпи­де­мии дет­ско­го аутиз­ма. Есть эпи­де­мия гипер­диа­гно­сти­ки. В кате­го­рию аути­стов попа­ли мно­гие дети с умствен­ной отста­ло­стью, с задерж­ка­ми пси­хи­че­ско­го раз­ви­тия, с задерж­ка­ми рече­во­го раз­ви­тия. Целый ряд дру­гих паци­ен­тов с пси­хи­че­ски­ми забо­ле­ва­ни­я­ми. Но им ста­ли ста­вить даже не аутизм, а эти пре­сло­ву­тые рас­строй­ства аути­сти­че­ско­го спек­тра.

Аутизм, если брать клас­си­че­ское опре­де­ле­ние, делит­ся на кан­не­ров­ский тип, аспер­ге­ров­ский и так назы­ва­е­мый орга­ни­че­ский. Всё, что к ним не отно­сит­ся, — это рас­ши­ри­тель­ная диа­гно­сти­ка.

Зна­е­те, один из моих учи­те­лей гово­рил на эту тему при­мер­но так: «Через какое радио­ак­тив­ное или хими­че­ское обла­ко Зем­ля долж­на прой­ти, что­бы так уве­ли­чи­лось коли­че­ство детей-аути­стов? Даже если б такое про­изо­шло, уве­ли­чил­ся бы как раз не дет­ский аутизм, а дру­гие, так назы­ва­е­мые орга­ни­че­ские пси­хи­че­ские рас­строй­ства, не аутизм».

— Что послу­жи­ло при­чи­ной гипер­диа­гно­сти­ки?

— Фак­тор пер­вый: этот диа­гноз ста­ли выстав­лять не толь­ко пси­хи­ат­ры, несмот­ря на то что диа­гноз пси­хи­ат­ри­че­ский. И как наци­о­наль­ные, так и меж­ду­на­род­ные клас­си­фи­ка­ции пси­хи­че­ских забо­ле­ва­ний при­зна­ют это. Но, увы, могу с сожа­ле­ни­ем кон­ста­ти­ро­вать: этот диа­гноз ста­ли выстав­лять нев­ро­ло­ги. При всем ува­же­нии моем к нев­ро­ло­гам, они не явля­ют­ся пси­хи­ат­ра­ми. Кро­ме того, вра­чи-педи­ат­ры и, более того, пси­хо­ло­ги, лого­пе­ды, дефек­то­ло­ги. В моей прак­ти­ке быва­ли слу­чаи, когда нянеч­ки в дет­ском саду сооб­ща­ли роди­те­лям: «Мы авто­ри­тет­но вам заяв­ля­ем: у ваше­го ребен­ка рас­строй­ство аути­сти­че­ско­го спек­тра». Излишне гово­рить, что неспе­ци­а­ли­сты не могут обла­дать глу­бо­ки­ми зна­ни­я­ми в обла­сти пси­хи­ат­рии. Вот пред­ставь­те. Я рабо­таю дет­ским пси­хи­ат­ром. Я выбрал эту спе­ци­аль­ность. Хочет­ся наде­ять­ся, что она выбра­ла меня и отве­ча­ет мне вза­им­но­стью. Но мне менее инте­рес­ны про­бле­мы, напри­мер, нев­ро­ло­гии, эндо­кри­но­ло­гии. Я даже не пыта­юсь ста­вить эндо­кри­но­ло­ги­че­ские или нев­ро­ло­ги­че­ские диа­гно­зы. Если спе­ци­а­лист в сво­ей обла­сти, но не пси­хи­атр ста­вит эти диа­гно­зы, ему, види­мо, не инте­рес­на своя спе­ци­аль­ность? Неуже­ли его не удо­вле­тво­ря­ют гра­ни­цы спе­ци­аль­но­сти? Это меня удив­ля­ет.

Вто­рой момент. Часть дет­ских пси­хи­ат­ров тоже ста­ли выстав­лять актив­нее этот диа­гноз. На мой взгляд, это про­бле­мы обра­зо­ва­ния в обла­сти дет­ско-под­рост­ко­вой пси­хи­ат­рии.

Есть и дру­гие фак­то­ры. Дошло до смеш­но­го. В одном из реги­о­нов Севе­ро-Запа­да Рос­сии губер­на­тор пред­ла­га­ет вве­сти долж­ность глав­но­го спе­ци­а­ли­ста по дет­ско­му аутиз­му. Пото­му что до него дохо­дят циф­ры о нарас­та­ю­щей рас­про­стра­нен­но­сти это­го забо­ле­ва­ния. Но, на мой взгляд, коли­че­ство аути­стов от 4 до 8 на 10 тыс. дет­ско­го насе­ле­ния оста­ет­ся преж­ним.

Пред­ставь­те ситу­а­цию. Паци­ент­ка при­шла на при­ем к аку­ше­ру-гине­ко­ло­гу. И он ей гово­рит: «У вас, голу­буш­ка, такое заклю­че­ние: спектр бере­мен­но­сти». — «Док­тор, поз­воль­те. Так бере­мен­ность или спектр бере­мен­но­сти?» — «Ну, голу­буш­ка… Зачем же так? У вас спектр». — «Док­тор, пояс­ни­те». — «У вас есть про­яв­ле­ние спек­тра бере­мен­но­сти. Спек­трик у вас». Как вы дума­е­те, такая паци­ент­ка пой­дет к дру­го­му спе­ци­а­ли­сту? Есть осно­ва­ния думать, что пой­дет. Точ­но так же с аутиз­мом. Он или есть, или его нет. А диа­гно­за «спектр аутиз­ма» не суще­ству­ет.

Кста­ти, если вы посмот­ри­те на меж­ду­на­род­ную клас­си­фи­ка­цию болез­ней, при­ня­тую в Евро­пе (МКБ), или на клас­си­фи­ка­цию, при­ня­тую в Север­ной Аме­ри­ке (DSM), там нет диа­гно­за «рас­строй­ство аути­сти­че­ско­го спек­тра».

— Пого­во­рим о тех слу­ча­ях, когда аутизм точ­но есть. Что совре­мен­ные уче­ные зна­ют о при­чи­нах воз­ник­но­ве­ния это­го забо­ле­ва­ния? Преж­де все­го, како­ва гене­ти­че­ская состав­ля­ю­щая в таком диа­гно­зе?

— Дей­стви­тель­но, при целом ряде видов аутиз­ма — и кан­не­ров­ско­го, и аспер­ге­ров­ско­го типа, — надо пола­гать, рабо­та­ет гене­ти­че­ская детер­ми­ни­ро­ван­ность. К сожа­ле­нию, гло­баль­ных нахо­док, кото­рые дава­ли бы отве­ты на вопро­сы о про­ис­хож­де­нии аутиз­ма, нет.

— То есть чет­ко­го отве­та пока нет?

— Нет. Надо пола­гать, что и пер­вич­ные сбои воз­мож­ны. В роду всё в поряд­ке, но пер­вич­но у дан­но­го ребен­ка про­изо­шел сбой, и он может эту наслед­ствен­ность пере­да­вать сво­им детям.

Мы не зна­ем меха­низ­мов насле­до­ва­ния. Здесь, я думаю, в бли­жай­шие годы гене­ти­кам есть над чем пора­бо­тать. Но даже если мы зна­ем при­чи­ну забо­ле­ва­ния, у нас ведь нет маши­ны вре­ме­ни, что­бы вер­нуть­ся назад и всё испра­вить. Поэто­му пси­хи­атр рабо­та­ет с самой болез­нью. Но это может ска­зать о себе любой кли­ни­че­ский врач, не толь­ко пси­хи­атр. А часть аутиз­ма обу­слов­ле­на не гене­ти­кой, а так назы­ва­е­мы­ми орга­ни­че­ски­ми пора­же­ни­я­ми моз­га.

— А это что такое?

— Гипо­ксия пло­да. Ино­гда это внут­ри­утроб­ные инфек­ции. Это пора­же­ние голов­но­го моз­га пло­да, еще внут­ри­утроб­ное. Пора­жа­ю­щие фак­то­ры в пери­од бере­мен­но­сти. Там о гене­ти­че­ском сбое речь не идет. Но бо́льшая часть аутиз­ма, дей­стви­тель­но, види­мо, обу­слов­ле­на гене­ти­кой. Одна­ко мы не можем ниче­го преду­га­дать. Если в семье есть ребе­нок с дет­ским аутиз­мом (пред­по­ло­жим, с аутиз­мом Кан­не­ра), нель­зя ска­зать точ­но, будет ли сле­ду­ю­щий ребе­нок с аутиз­мом, будет ли пере­да­ча аутиз­ма через поко­ле­ние или через два поко­ле­ния. На сего­дняш­ний день отве­та на эти вопро­сы нет.

— Из-за того, что аутизм ста­но­вит­ся сво­е­го рода соци­аль­ной про­бле­мой, вокруг это­го забо­ле­ва­ния воз­ни­ка­ет доволь­но мно­го мифов и слу­хов. Утвер­жда­ют, что аутизм может раз­ви­вать­ся у детей, кото­рые были рож­де­ны в резуль­та­те искус­ствен­но­го опло­до­тво­ре­ния (так назы­ва­е­мое ЭКО). Это прав­да?

— Я видел пару пуб­ли­ка­ций на эту тему. На сего­дняш­ний день нет ника­ких убе­ди­тель­ных дан­ных, под­твер­жда­ю­щих это суж­де­ние.

— Еще одно рас­про­стра­нен­ное в наро­де мне­ние. Суще­ству­ет дви­же­ние анти­при­ви­воч­ни­ков. В част­но­сти, они рас­про­стра­ня­ют стра­шил­ку о том, что аутизм явля­ет­ся одним из послед­ствий мас­со­вой вак­ци­на­ции насе­ле­ния.

— Да, подоб­ные мне­ния выска­зы­ва­лись в Изра­и­ле и в ряде дру­гих стран. На сего­дняш­ний день, опять же, убе­ди­тель­ных под­твер­жда­ю­щих это фак­тов нет ника­ких. Про­бле­ма в дру­гом. И я пони­маю оза­бо­чен­ность роди­те­лей. В ряде слу­ча­ев, когда ребе­нок полу­ча­ет при­вив­ку, осо­бен­но неко­то­рые виды ком­плекс­ных при­ви­вок, на пер­вом году жиз­ни или вско­ре после года, у него наблю­да­ет­ся отброс назад в раз­ви­тии пси­хи­ки, у него наблю­да­ет­ся то, что рань­ше неко­то­рые дет­ские пси­хи­ат­ры назы­ва­ли пси­хи­че­ской ретар­да­ци­ей. Явля­ет­ся ли при­вив­ка при­чи­ной это­го? Нет, нико­им обра­зом. Но она может явить­ся про­во­ци­ру­ю­щим фак­то­ром. И свя­за­но это не с самой при­вив­кой, а с тем, что ребе­нок не был пол­но­цен­но обсле­до­ван перед при­вив­кой.

Мы пре­крас­но зна­ем (это есть во всех инструк­ци­ях Мини­стер­ства здра­во­охра­не­ния), что ребе­нок дол­жен быть абсо­лют­но здо­ров. Но пред­ста­вим обыч­ную прак­ти­ку. Что про­ис­хо­дит перед при­вив­кой? Со шпа­те­лем загля­нут в рот ребен­ку — и всё. А на самом деле в иде­а­ле нужен пол­ный имму­но­ло­ги­че­ский ста­тус ребен­ка, педи­ат­ри­че­ский осмотр, пол­ный нев­ро­ло­ги­че­ский ста­тус, отсут­ствие каких бы то ни было ост­рых респи­ра­тор­ных и иных забо­ле­ва­ний. В этом слу­чае ребен­ку дела­ют при­вив­ку, и в этом слу­чае послед­ствия све­де­ны к само­му-само­му мини­му­му. Гово­рить о том, что при­вив­ки не дают ослож­не­ния, не при­хо­дит­ся. Во всём мире это кон­ста­ти­ро­ва­но.

Если ребен­ку на фоне како­го-то забо­ле­ва­ния про­во­дят при­вив­ку… я не могу утвер­ждать, какие меха­низ­мы сра­ба­ты­ва­ют, но в ряде слу­ча­ев у ребен­ка воз­ни­ка­ют неко­то­рые нару­ше­ния пси­хи­че­ско­го раз­ви­тия. Не аути­сти­че­ские про­яв­ле­ния, а ско­рее отста­ва­ние в пси­хи­че­ском раз­ви­тии.

Очень наде­юсь, что удаст­ся про­ве­сти боль­шое когорт­ное иссле­до­ва­ние не толь­ко пси­хо­нев­ро­ло­ги­че­ское, но и сов­мест­но с кол­ле­га­ми-имму­но­ло­га­ми, инфек­ци­о­ни­ста­ми. Это было бы инте­рес­но. Замал­чи­вать эту про­бле­му нель­зя. Она сей­час поля­ри­зо­ва­на. Одни гово­рят: это есть мас­со­во. Дру­гие гово­рят: не при­ду­мы­вай­те. При­вив­ки — вели­чай­шее дости­же­ние чело­ве­че­ства. Нуж­но спо­кой­но, с пози­ций той же дока­за­тель­ной меди­ци­ны, про­ве­сти обсле­до­ва­ние и разо­брать­ся.

— Есть такая соци­аль­ная про­бле­ма: почти любо­му ребен­ку с деви­ант­ным пове­де­ни­ем пыта­ют­ся сра­зу поста­вить диа­гноз «аутизм». Насколь­ко это спе­ци­фи­ка Рос­сии?

— Эта про­бле­ма спе­ци­фич­на, на мой взгляд, не толь­ко для Рос­сии. Преж­де чем гово­рить о деви­ант­ном пове­де­нии, хочу ска­зать о раз­ни­це в под­хо­дах к той же шизо­фре­нии. В 1970-е годы в Совет­ском Сою­зе про­ве­ли иссле­до­ва­ние: посчи­та­ли коли­че­ство боль­ных шизо­фре­ни­ей в кли­ни­ках Ленин­гра­да и в кли­ни­ках Моск­вы. В кли­ни­ках Моск­вы ока­за­лось почти в два раза боль­ше. С чем же это свя­за­но? Что, моск­ви­чи чаще боле­ют шизо­фре­ни­ей? Нет. Мос­ков­ские пси­хи­ат­ры чаще ее ста­вят. Ленин­град­ские пси­хи­ат­ры ста­ви­ли ее реже. Но ста­ви­ли чаще неко­то­рые дру­гие диа­гно­зы. Поэто­му это раз­ни­ца школ, раз­ни­ца под­хо­дов. Она про­яв­ля­ет­ся как в дет­ской, так и во взрос­лой пси­хи­ат­рии.

Что каса­ет­ся пове­ден­че­ских нару­ше­ний, вопрос очень-очень слож­ный. Посмот­ри­те, если взрос­лый чело­век начи­на­ет, допу­стим, воро­вать, лезть в кар­ма­ны к дру­гим людям — в транс­пор­те, в трол­лей­бу­се, в трам­вае, — труд­но пред­по­ло­жить, что его напра­вят к пси­хи­ат­ру при общих рав­ных усло­ви­ях.

— Его отпра­вят в поли­цию.

— Он, навер­ное, будет при­знан вором и пой­дет по эта­пу. То же самое, если кто-то дерет­ся, хули­га­нит, изби­ва­ет дру­го­го чело­ве­ка. При общих рав­ных усло­ви­ях он будет направ­лен в пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны. А вот в дет­ской прак­ти­ке дале­ко не все­гда так. Если ребе­нок начи­на­ет воро­вать или ста­но­вит­ся доста­точ­но агрес­сив­ным, его могут напра­вить в пси­хи­ат­ри­че­скую боль­ни­цу. Это про­ис­хо­дит у ряда детей, нахо­дя­щих­ся в дет­ских домах и интер­на­тах, или у детей, живу­щих в семьях.

Види­те ли, само по себе толь­ко воров­ство у ребен­ка не озна­ча­ет еще пси­хи­че­ско­го забо­ле­ва­ния. В этом плане меня сму­ща­ет ныне дей­ству­ю­щая в Евро­пе и у нас клас­си­фи­ка­ция болез­ней деся­то­го пере­смот­ра (МКБ-10). Там есть диа­гно­зы так назы­ва­е­мо­го и соци­а­ли­зи­ро­ван­но­го, и несо­ци­а­ли­зи­ро­ван­но­го рас­строй­ства пове­де­ния.

— МКБ — это меж­ду­на­род­ная клас­си­фи­ка­ция болез­ней?

— Имен­но так. И когда я читаю ком­мен­та­рии к этим диа­гно­зам, то, напри­мер, в соци­а­ли­зи­ро­ван­ное рас­строй­ство пове­де­ния может быть вклю­че­но «воров­ство в усло­ви­ях член­ства в бан­де». Как вам это нра­вит­ся? А в несо­ци­а­ли­зи­ро­ван­ное — «воров­ство в оди­ноч­ку». Конеч­но, пове­ден­че­ские нару­ше­ния в дет­ско-под­рост­ко­вом, да и во взрос­лом воз­расте могут быть в струк­ту­ре ряда забо­ле­ва­ний. Это никто не оспа­ри­ва­ет, и с этим надо согла­шать­ся. И такие люди наблю­да­ют­ся в ста­ци­о­на­ре или амбу­ла­тор­но.

Но если речь не идет о пси­хи­че­ском забо­ле­ва­нии, то про­сто само по себе воров­ство не долж­но оце­ни­вать­ся как пове­ден­че­ская деви­а­ция. Это, навер­ное, откло­не­ние от обще­при­ня­тых норм пове­де­ния боль­шей части соци­у­ма. Но, види­те ли, если воров­ство оце­ни­вать как пси­хи­ат­ри­че­скую пато­ло­гию, тогда, может быть, когда люди оде­ва­ют­ся не как все, дума­ют не как боль­шин­ство или голо­су­ют ина­че, им тоже нуж­ны пси­хи­ат­ри­че­ские диа­гно­зы? Тут не долж­но быть пан­пси­хи­ат­ри­за­ции все­го. У пси­хи­ат­ра есть «свои» забо­ле­ва­ния. Если это чело­век, любя­щий свою спе­ци­аль­ность, он любит эти нозо­ло­ги­че­ские фор­мы, зани­ма­ет­ся ими, ему хва­та­ет это­го. Он не дол­жен ухо­дить в пси­хи­че­скую, пси­хи­ат­ри­че­скую нор­му.

Поэто­му я чест­но ска­жу. Я не знаю, что делать в ряде слу­ча­ев. Когда ребе­нок, живу­щий, напри­мер, в дет­до­ме или интер­на­те, отту­да убе­га­ет, начи­на­ет воро­вать, его направ­ля­ют часто в пси­хи­ат­ри­че­ский ста­ци­о­нар.

— Эта про­бле­ма гипер­диа­гно­сти­ки опять-таки всплы­ва­ет из-за того, что нет соци­аль­но­го реше­ния…

— Совер­шен­но вер­но. Я не вижу, как решить этот вопрос.

— Полу­ча­ет­ся какая-то арха­и­ка, кара­тель­ная пси­хи­ат­рия, кото­рую мы, кажет­ся, уже пере­жи­ли. Нет?

— Это метод арха­ич­ный, быть может. Но толь­ко это метод, кото­рый исполь­зу­ет­ся почти во всем мире. Я вер­нусь к тому, что это меж­ду­на­род­ная клас­си­фи­ка­ция болез­ней. Поэто­му при чем тут так назы­ва­е­мая кара­тель­ная пси­хи­ат­рия совет­ско­го пери­о­да? Кара­тель­ная пси­хи­ат­рия заро­ди­лась не у нас. Мож­но вспом­нить про­из­ве­де­ние «Полет над гнез­дом кукуш­ки» и ряд дру­гих. Навер­ное, таким обра­зом обще­ство хочет защи­тить­ся от тех, кто не очень жела­те­лен в этом обще­стве. Но, на мой взгляд, не все­гда рука­ми пси­хи­ат­ров это надо делать. Пси­хи­ат­ры могут помочь паци­ен­ту и защи­тить обще­ство толь­ко в том слу­чае, если паци­ент явля­ет­ся пси­хи­че­ски боль­ным. Во всех осталь­ных слу­ча­ях эту про­бле­му долж­ны решать юри­сты, пси­хо­ло­ги, фило­со­фы, если угод­но, соци­аль­ные служ­бы, социо­ло­гия в целом как нау­ка, но не пси­хи­ат­рия. Пси­хи­ат­рия — это гума­ни­сти­че­ская спе­ци­аль­ность. Она созда­ва­лась как гума­ни­сти­че­ская. Вовсе не как кара­тель­ная спе­ци­аль­ность. И пси­хи­ат­рия на самом деле часто сто­ит на стра­же и инте­ре­сов само­го паци­ен­та, и его род­ных и близ­ких. Кто, кро­ме пси­хи­ат­ра, оста­ет­ся по ту сто­ро­ну бар­ри­кад с паци­ен­том? Ино­гда быва­ет, что и нико­го боль­ше.

— Как вы дума­е­те, кто наи­бо­лее талант­ли­во изоб­ра­зил аутизм в худо­же­ствен­ной лите­ра­ту­ре или кино?

Дастин Хофф­ман в филь­ме «Чело­век дождя» (1988)

— Конеч­но, тра­ди­ци­он­но все вспо­ми­на­ют фильм с Дасти­ном Хофф­ма­ном «Чело­век дождя».

— А это какой вид аутиз­ма?

— Для это­го хоте­лось бы полу­чить ответ на вопрос: интел­лект это­го паци­ен­та был сохра­нен или нет? Ведь фильм спе­ци­аль­но не пока­зы­ва­ет уж с точ­но­стью до малей­шей дета­лей, какой у пер­со­на­жа интел­лект. Если это аутизм Кан­не­ра, там, к сожа­ле­нию, в боль­шин­стве слу­ча­ев у таких паци­ен­тов сни­жа­ют­ся интел­лек­ту­аль­ные спо­соб­но­сти.

Когда это аутизм Аспер­ге­ра, то там, наобо­рот, интел­лект пол­но­стью сохра­нен. Быва­ют очень высо­ко­ин­тел­лек­ту­аль­ные паци­ен­ты с син­дро­мом Аспер­ге­ра. Могу одно ска­зать: Дастин Хофф­ман сыг­рал непло­хо. И, дей­стви­тель­но, он, надо пола­гать, гото­вил­ся тео­ре­ти­че­ски. Веро­ят­но, он и на прак­ти­ке имел воз­мож­ность обще­ния с людь­ми с аутиз­мом.

— И послед­ний вопрос. Если брать меди­ков любых дру­гих обла­стей, за послед­ние 50 лет они полу­чи­ли уни­каль­ные инстру­мен­ты, свя­зан­ные с тех­но­ло­ги­че­ским раз­ви­ти­ем. Уро­ло­ги, офталь­мо­ло­ги, кар­дио­ло­ги — у них есть уль­тра­звук, робо­ты. А что полу­чи­ли вы от тех­ни­че­ско­го про­грес­са?

— Зна­е­те, есть спе­ци­аль­но­сти, кото­рые быст­рее раз­ви­ва­ют­ся, а есть спе­ци­аль­но­сти, кото­рые раз­ви­ва­ют­ся мед­лен­нее в силу и объ­ек­тив­ных в первую оче­редь, но ино­гда и субъ­ек­тив­ных при­чин. Возь­ми­те хотя бы такую ситу­а­цию: вы може­те при забо­ле­ва­нии почек взять при­жиз­нен­ную биоп­сию. А как с голов­ным моз­гом? Такое невоз­мож­но.

Смотрите так же:  Послеродовая депрессия у жены как помочь

— Полу­ча­ет­ся, что, опять-таки, эта про­бле­ма гипер­диа­гно­сти­ки, с одной сто­ро­ны, вызы­ва­ет­ся нере­шен­ным соци­аль­ным ком­плек­сом, а с дру­гой — про­сто пси­хи­ат­рия в этом смыс­ле не полу­ча­ет те инстру­мен­ты, кото­рые полу­ча­ют меди­ки дру­гих обла­стей. И вам так боль­ше всех не повез­ло?

— Нет. Я бы так не ска­зал. Вы зна­е­те, в пси­хи­ат­рии ситу­а­ция тако­ва, что голо­ву док­то­ру не заме­нит ника­кая ком­пью­тер­ная томо­грам­ма, ни элек­тро­эн­це­фа­ло­граф, ника­кие иные допол­ни­тель­ные, вспо­мо­га­тель­ные (как угод­но их назо­ви­те) мето­ды. Пси­хи­ат­ри­че­ская диа­гно­сти­ка — это преж­де все­го уме­ние понять паци­ен­та, пра­виль­но про­ве­сти с ним бесе­ду, пого­во­рить пра­виль­но и кор­рект­но с его род­ны­ми, близ­ки­ми, ино­гда с дру­ги­ми людь­ми. Это наблю­де­ние за паци­ен­том. Без это­го ника­кая ком­пью­тер­ная томо­грам­ма или МРТ не поз­во­лят поста­вить диа­гноз.

На при­е­ме очень часто мож­но видеть роди­те­лей с пси­хи­че­ски боль­ным ребен­ком, кото­рые при­но­сят резуль­та­ты боль­шо­го коли­че­ства обсле­до­ва­ний. Это про­сто «Вой­на и мир». Четы­рех­том­ни­ки, пяти­том­ни­ки, огром­ные фоли­ан­ты. А для диа­гно­сти­ки мно­гие обсле­до­ва­ния про­сто не нуж­ны. Пси­хи­ат­рия — это все-таки субъ­ек­тив­ное воз­зре­ние того или ино­го спе­ци­а­ли­ста. Отсю­да и раз­ни­ца в шко­лах.

На самом деле, конеч­но, пси­хи­ат­рия тоже дви­жет­ся в рус­ле дока­за­тель­ной меди­ци­ны. Но, с дру­гой сто­ро­ны, мы не можем пору­чить пси­хи­ат­ри­че­скую диа­гно­сти­ку толь­ко ком­пью­те­ру или всё раз­ло­жить по бал­лам и по полоч­кам. Ино­гда каче­ствен­ные фено­ме­но­ло­ги­че­ские пси­хи­ат­ри­че­ские явле­ния вооб­ще невоз­мож­но выра­зить коли­че­ствен­ны­ми мето­ди­ка­ми и ука­зать всё в бал­лах.

Вы оце­ни­те боль­ных с бре­дом в бал­лах, услов­но гово­ря, ска­же­те: «У это­го 70 бал­лов, бред не тяже­лый, а у того 80 бал­лов, очень тяже­лый бред». Но тот, кото­рый с 70 бал­ла­ми, совер­шил гораз­до более опас­ные дей­ствия и попал на при­ну­ди­тель­ное лече­ние, а того, у кото­ро­го 80, всё отно­си­тель­но в поряд­ке. Это очень услов­но.

Преж­де все­го пси­хи­атр дол­жен быть дума­ю­щим чело­ве­ком. Навер­ное, это отно­сит­ся не толь­ко к пси­хи­ат­рам. На мой взгляд, и высо­ко­куль­тур­ным. В свое вре­мя про­фес­сор Саму­ил Мну­хин, осно­ва­тель ленин­град­ской шко­лы дет­ских пси­хи­ат­ров, когда наби­рал интер­нов и кли­ни­че­ских орди­на­то­ров к себе на кафед­ру, спра­ши­вал не о пси­хи­ат­рии (об этом мне рас­ска­зы­вал один из его уче­ни­ков и мой учи­тель). Спра­ши­вал о том, чита­ли ли они «Тем­ные аллеи» Буни­на, чита­ли ли Куп­ри­на и дру­гих клас­си­ков оте­че­ствен­ной и зару­беж­ной лите­ра­ту­ры. Он счи­тал, что без это­го пси­хи­атр нико­гда не ста­нет высо­ко­класс­ным спе­ци­а­ли­стом. И если кан­ди­дат в интер­ны или орди­на­то­ры это­го не знал, он отка­зы­вал ему в при­е­ме на обу­че­ние, на рабо­ту.

ВРАЧ ПСИХИАТР, ПСИХОТЕРАПЕВТ, ГАНИНА К. О. ПРО РАННЮЮ ДЕТСКУЮ ШИЗОФРЕНИЮ, АУТИЗМ И ФАРМАКОЛОГИЧЕСКУЮ ТЕРАПИЮ ЭТОГО ЗАБОЛЕВАНИЯ

ВРАЧ ПСИХИАТР, ПСИХОТЕРАПЕВТ, ГАНИНА К. О. ПРО РАННЮЮ ДЕТСКУЮ ШИЗОФРЕНИЮ, АУТИЗМ И ФАРМАКОЛОГИЧЕСКУЮ ТЕРАПИЮ ЭТОГО ЗАБОЛЕВАНИЯ

Что происходит с мозгом во время психоза и чем характеризуется «психоз у ребенка»? Почему более сохранным детям ставят шизофрению, а более тяжелым — аутизм, хотя причина одинаковая — шизофренический процесс, последствия психоза? Как повлиять на течение психотического процесса, чтобы минимализировать дефект ? Об этом и о многом другом детский психиатр Ганина Ксения Олеговна :

Если ребенок контактный и смотрит в глаза, это исключает аутизм ?

К.О. : Нужно разбираться в каждом конкретном случае. Знаю немало случаев аутизма, когда ребенок «контактный и смотрит в глаза». Чаще всего у таких деток либо нет речи к 3м годам, либо она развивается со специфической для аутистов особенностью — ребенок говорит слова, но не соотносит с объектами (что реже). Вообще, чтобы лучше понимать состояние ребенка, было бы не лишним ознакомиться и получить в записях не только конечный диагноз, но и жалобы, психический статус, анамнез, собранный доктором.Именно эти данные диагноз доказывают, либо по ним его можно опровергнуть, «поспорить» с доктором.

Можно предметно говорить о симптомах, болезненных отклонениях, которые увидел специалист- насколько они реально болезненны, насколько свойственны именно аутизму. Чем более подробно собраны эти данные, тем больше вероятность того, что специалист прав. Даже самые опытные специалисты открывают для себя много новых моментов, читая и перечитывая свои записи.

Беда современных аутистов в том, что люди мало настроены заглядывать им в душу и сопереживать. Наверное, боятся сойти с ума. И поэтому работают с внешними проявлениями — поведением, интеллектом.

Когда вы поймете, что интеллект разрушается вовсе по не совсем не изученным причинам, его «съедает» страх, вы сможете существенно помочь своему ребенку. Ведь способов воздействия на этот страх масса.

Фильм «Тэмпл Грандин» прекрасная иллюстрация ко всем этим мыслям — что происходит у них в душе.

Такой же сильный ужас, как дети с аутизмом может ощутить лишь человек, который недавно пережил психоз. Вы не сможете. А, значит сможете помогать, вытаскивать своих детей. Просто как человек с большим ресурсом,более спокойный человек. Родитель для ребенка — оплот спокойствия, даже если вам самим кажется, что вы много тревожитесь, боитесь.

О страхах Тэмпл очень много говорит весь фильм. Жаль, что многие просто не слушают этих людей. Что это — гордыня? Наш страх? У меня эта чувствительность снижена. Я очень мало боюсь психической патологии. Не так, как другие люди.

Интеллект связан с поведением ?

К.О.: В целом да, нужно смотреть интеллект. Так скажу : чем ребёнок старше, чем ниже у него интеллект, чем хуже поведение, тем больше вероятность назначения нейролептика. Понимаете, если органическое повреждение сильное, интеллект сильно пострадал, это тоже уровень поражения психотический. У деток уже с умеренной умственной отсталостью и с глубокой есть психотические симптомы не в силу процесса ( а статья именно про психотические симптомы в силу процесса). У них уже есть стереотипии, например. Потому что так много клеток пострадало и так сильно, что уровень такой же как в психозе, тяжесть поражения такая же. Раньше нейролептики детям с лёгкой у.о. очень широко назначались, да и с нормальным интеллектом, если » плохое» поведение. Но у них нет психотического поражения. Ни в силу органики. И процесса у них нет. Я очень редко и мало назначала нейролептики на поведение. Вот представьте ребёнка крупнее мамы, с интеллектом как у двухлетнего ребёнка, да ещё и в силу органики агрессивного, раздражительного. Когда вопрос стоит уже сдавать ли его в интернат или попытаться назначить нейролептики и дома оставить, конечно же назначу нейролептик. Маленьких детей это не касается. У них компенсаторные возможности практически не ограничены. Если постоянно понимать ноотропы, заниматься, интеллект вытягивается даже в самых казалось бы безнадежных случаях.

Какие симптомы и причины шизофрении (аутизма)?

К.О. : Разделяют новые молодые прозападные. И, извините, для меня те, кто плохо читал классические труды. Когда ты хорошо знаешь и наблюдаешь симптомы у разных по возрасту шизофреников, ты начинаешь четко видеть, что симптомы одни и те же. Надо хорошо знать как симптомы шизофрении проявляются в разном возрасте. Ведь психика еще не развившаяся.

Например у 2х леток — страх к матери ( такой сильный, нельзя сказать, что это обычный характерный для этого возраста страх. А у взрослых это уже не только сильный страх как у детей, но и бред. Ведь взрослый уже умеет мыслить. Он пугается матери и обьясняет себе, к примеру » это не мать моя, это смерть, а мать там не знаю убили и это нужно там для чего-то». А ребенка не способен в силу возраста сформировать бред, поэтому он просто боится. Сначала и у 2х летнего, и у 5ти летнего, и у подростка, у всех происходит нарушение сна, накапливается усталость. Потом из-за этого возникает психоз с вышеописанным бредом, а потом у них начинается негативная симптоматика — обрываются мысли, портится память. Дети перестают из-за этого развиваться. Сложно развиваться, когда испорчена память. Я даже у двухлетнего наблюдала как он сам забывал куда шел, чем хотел заняться и потом уже его мама начала эти моменты отслеживать. А если смотреть на длинные отрезки болезни, как вы пишите, в несколько лет. Может и будет казаться это разное. Но это просто особенность течения такого типа — ранней детской шизофрении.

У шизофрении вообще довольно много разных типов разновидностей и они отличаются друг от друга, но лечение, реабилитация и профилактика обострений одинаковые. Основная причина, вы правы, не найдена, но много чего найдено результативного, помогающего. Много чего изучено «вокруг».

История психиатрии — это история психотического процесса — шизофрении, который наблюдается в разных формах — в более легких — шизоидной психопатии (синдром Аспергера), и более тяжелых — ранней детской шизофрении (аутизм, синдром Каннера). Просто? Нет. Это головной мозг, со множеством разных отделов и симптомов в разы больше, чем при любых других заболеваниях. Но если это, к примеру психотический страх к матери, то он и у 2х летки, 5ти летки и у взрослого психотический страх. Надо уметь видеть. Нашу отечественную школу детской психиатрии и отличает четкое подробное описание симптомов психических по возрастам. Видимо, на западе такую скрупулезную работу никто не проделал, как у нас Ковалев и Сухарева.

Обычно если у ребёнка шизофрения развивается до трёх лет ставят аутизм. Больше аутичный черт у таких детей. Если позже — шизофрению собственно. Потому что больше похоже на шизофрению у взрослых. Аутизм как синдром может вызвать не только шизофрения — эпилепсия, органика ( чаще родовые травмы), перенесённый менингит, много чего другого, но это самое частое. Про то, что про аутизм психиатры узнали » недавно» — глупости. Есть масса советских руководств на тему именно » аутизм». Отечественные психиатры не сваливают все в кучу под ярлык » аутизм», чтобы было понятнее тем же мамам что лечить и как. Потому что если это на почве органики — нужны ноотропы.

Ноотропы- это, собственно, препараты для компенсации органики. В психиатрии можно поставить диагноз, который не объясняет состояния ребёнка ( такая система), просто выносится какой- то симптом. Но по назначениям врача всегда можно понять, от чего доктор лечит и о чем он думает. ОРГАНИКА- повреждение головного мозга в родах, при беременности. Когда от недостатка кислорода или травмы ( чаще всего) клетки головного мозга погибают.

Органика есть у всех детей без исключения. Вопрос в количестве погибших клеток, отделах головного мозга, которые повреждены. Абсолютно здоровых людей нет в этом плане. Если врач подозревает ПРОЦЕСС ( эндогению) — это самая частая причина аутизма, он в первую очередь назначает антипсихотик и направляет в больницу. Даже в два года.

Если аутизм шизофренический, нужно гасить повышенную психотическую тревогу, убирать психозы или их профилактировать. И с теми же ноотропами быть аккуратнее, не спровоцировать ими психоз ( «откат», «остановку в развитии «).

Более сохранным детям ставят шизофрению. Если ребенок тяжёлый, с отставанием интеллектуальным, без речи — аутизм, как результат тяжелого ведущего дефекта — аутичности.

Что такое стереотипии при аутизме ?

К.О. : Все повторяющиеся действия — трясёт, кружится — это стереотипии. Но опять же — надо смотреть своими глазами. Должен смотреть опытный человек, который эти стереотипии неоднократно видел у других детей, у которых диагноз подтверждён.

Если есть стереотипии, если это именно они — это дело меняет. Со стереотипиями может быть органика. Но тогда повреждение достаточно сильное и нужно будет работать до школы плотно, чтобы достаточно развить интеллект. Если у ребёнка с органикой есть стереотипии, то интеллект будет страдать. Но можно работать. И результаты у тех, кто работает лучше в разы. Даже не » бить тревогу так рано», а » начинать работать так рано». Не представлять себе всякие картины — как дети его обижать будут и т.д. Родители переживают за будущее, а переживать надо за текущий момент. Как у обычных детей. Упала, коленку расквасила, погладьте, пожалейте, поцелуйте, да хоть поплачьте вместе с ней. Чтобы ребенок сидел довольный с мамой без всяких чужих тёток кубики собирал. А мама не может кубики с ним перебирать, она плачет, не спит. И ребёнок уже от этого грустит, страдает, не может заняться развитием, ростом. Не факт, что будущее будет таким страшным, как вы себе рисуете. Я видела много тяжелых детей и переживания родителей по этому поводу, а сейчас, в шесть лет более-менее компенсирован — мама стала спокойнее, улыбается.

Работа даёт результат. Лечение даёт результат. Но взвешивать и думать придётся много. Просто пойти к первому попавшемуся психиатру, назвавшемуся детским, и пить таблетки не прочитав даже инструкции лучше не надо. Надо ходить, консультироваться с разными специалистами, узнать все о лечении. Не надеяться и на педагогов, самой заниматься больше в разы. Вот тогда все получится или хотя бы будет намного лучше, чем могло бы быть без цивилизованного подхода. Без науки.

Я против, чтобы ребёнку назначали лекарства в уколах. Само по себе такое введение препарата — это уже стресс. Тем более, если ребёнок болезненно реагирует на чужих, а ему колет незнакомая тётя. Да и на самом деле и необходимости нет именно в уколах, ноотропной терапии до трёх лет. Можно заменить другим ноотропом, а если кортексин так уж нравится — назначить его после 3 х лет. Сами по себе занятия могут по эффекту быть сопоставимы или даже лучше лечения. Но основное их количество проводить лучше маме. Такое большое количество занятий как с мамой материально не всегда доступно для всех, в рамках Гос помощи тоже это недостаточно, чтоб прямо вытянуть ребёнка. Специалистов логопедов, дефектологов, психологов лучше воспринимать как консультантов, как направляющих ваши действия людей, подбирающих что- то новое, а всю» черновую » работу по отработке, повторению ( мать учения) надо проделывать маме самой. Даже 15 мин каждый вечер годы и годы до школы сложатся в такие длинные часы и минуты, что никаких денег бы не хватило, чтобы нанять специалистов. А ребёнку как приятно- мама уделяет внимание. Так что удачи вам, терпения, времени и сил !

ВРАЧ ПСИХИАТР, ПСИХОТЕРАПЕВТ, ГАНИНА К. О. ПРО РАННЮЮ ДЕТСКУЮ ШИЗОФРЕНИЮ, АУТИЗМ И ФАРМАКОЛОГИЧЕСКУЮ ТЕРАПИЮ ЭТОГО ЗАБОЛЕВАНИЯ, часть 2.

Почему родителям не объясняют что аутизм это тоже шизофрения, шизофренический процесс ? Даже более того, некоторые современные педагоги делают обучающие курсы на тему «Шизофрения в психолого-педагогической деятельности», где абсолютно неправильно подают эту информацию, убеждают других педагогов что аутизм отдельное заболевание ?

К.О. : Почему родителям не объясняют? Да попробуй скажи, что у ребёнка шизофрения, с потрохами съедят. Нет, я, лично, все объясняю. По мне, если родитель не понимает причины, то и лечить ребенка адекватно не даст. Вот и сейчас этим занимаюсь — пытаюсь вам растолковать о чем молчат психиатры. Не все, конечно, но многие. Почти всем детям ставят аутизм после перенесённого психоза, либо непосредственно в этом психозе находящимся. За редким исключением ставят врожденному органику с аутичными чертами аутизм( потому как логичнее им ставить умственную отсталость). Обучающий курс от педагога, который далек от азов клинической психиатрии — это не более, чем разговоры бабушек на лавочках.

То, о чем я говорю, это классические знания о психопатологии. Я не знаю точно, на основании каких учебников формируют свои знания сопутствующие коллеги — вышеуказанный педагог. И почему в области темы аутизма сейчас такой кавардак. Из иностранного классического у меня есть только Ясперс. Он довольно древний и представляет собой больше исторический интерес. У нас сильная школа своих ученых -Снежневский, Ганнушкин. Чтобы понимать что значит «психоз у аутиста» надо знать что такое психоз у взрослого человека. Какие симптомы относятся к психотическому уровню. И лучше не только прочитать, но и увидеть своими глазами — чтобы врачи вам показали и сказали — это стереотипии, это заторможенность вследствии сниженного настроения и т.п. Только увидев своими глазами, можно потом не путаться.

Смотрите так же:  Маниакально-депрессивная психопатия

У взрослых картина психоза наиболее развернутая, яркая, понятная. У детей многое не формируется в силу возраста, в силу возраста свои нарушения. Можно грубо сказать, но у взрослого психоз, когда есть бред, галлюцинации. И на это и ориентируются взрослые психиатры, но у взрослых в том числе и много чего другого в психозе бывает. Часто, почти всегда нарушен сон, от беспокойного, до полного его отсутствия. Стереотипии у взрослых уже при очень разрушенной психике появляются. А у детей от 2 до 7 лет стереотипии частый симптом, потому что у них только формируются двигательные отделы. Главы про психоз, шизофрению ( психоз и в рамках других заболеваний бывает) почитайте в учебнике Тиганова » Общая психиатрия»http://www.psychiatry.ru/lib/54/book/28 . Или вот тот двухтомник по которому учатся психиатры сейчас http://www.psychiatry.ru/siteconst/userfiles/file/PDF.. Он составлен из классических трудов с переносом на современную реальность.

Потом надо разобраться с симптомами и синдромами именно характерными для разного возраста. Там пишут какие из них невротические, какие психотические у детей до трех, с 3 до 7, с 7 до подростков. Это В.В. Ковалев «Семиотика и диагностика психических заболеваний у детей и подростков». Потом уже можно почитать Башину «Ранняя детская шизофрения» http://www.psychiatry.ru/lib/1/book/3 Там подробно о Каннере и Аспергере написано, каким боком они к ранней шизофрении относятся. В общем, всего 3 книжки, и мы будем разговаривать все на одном языке. Ковалева найти сложно, его не переиздают, но в библиотеке каждого ВУЗа он есть и по нему и только по нему спрашивают на всех экзаменах детскую психиатрию.

Чем отличается контакт здорового человека и аутиста? Какие наиболее выраженные особенности вы можете отметить ?

К. О. : У здоровых изучающий взгляд на нового человека — я его называю установочным, есть всегда. Если человек не хочет смотреть — это невроз, обида и пр. Таких деток, которым не нравится смотреть в глаза довольно много. Это очень разные вещи » не люблю смотреть в глаза» и » не смотрит в глаза при психозе». При аутизме в состоянии психоза детки не могут смотреть в глаза, им страшно от этого.

Когда ребёнок даже очень маленький заходит в кабинет, он хотя бы один взгляд на врача бросает. Даже если стесняется и смотрит из- за маминой спины, хотя бы разок да глянет. Как на живой новый объект, мол » кто это тут?» , даже с видом » не опасен ли он?». Оценивающий установочный такой взгляд. Ребенок, взрослый в психозе ни единого взгляда на тебя не бросит, словно ты дерево там или табуретка — предмет интерьера, причём не самый интересный. Ко мне часто на приём приходят молодые люди, дети постарше, взрослые, которые говорят, что они » не любят смотреть в глаза», но когда они в кабинет заходят всегда есть вот этот первый установочный взгляд. У людей в психозе его нет. Взрослый в психозе может попытаться посмотреть, но не доводя до лица собеседника, он взгляд отведёт. Чаще, конечно, они даже не пытаются.

Почему иногда специалисты ставят норму, отправляют «ждать», а потом уже диагностируют аутизм?

К.О. : Я понимаю, что на местах в диспансерах и поликлиниках психиатры сидят с такими бедными знаниями о детях, что хоть караул кричи. И часто не видят даже грубой патологии. Только потому что ребёнок маленький. Но это достижения психиатрической диагностики как науки не отменяет. Если бы врачей учили должным образом, они бы видели. Видимо задачи такой в государстве не стоит. Как ни странно. Но когда случаи сложные, дифференциальные, ребёнок под кальку всего, что видел специалист может не подойти. У меня были такие случаи. Он даже может не подойти под кальку невролога.

Большинство педагогов, людей думают, что диагноз ставится так — есть определенная картинка » аутизм» и врач под эту картинку «подбирает» похожего пациента. Но это не так, если делать по науке «детская психиатрия». Мы видим симптомы, отмечаем их, складываем их в синдромы, решаем на какой глубине психической идёт поражение( невротическая, пограничная, психотическая, смерть нервной клетки) . И если мы видим, что ребёнок до трёх лет пережил психоз, хотя бы один, выставляется аутизм. И нам по сути все равно какая там внешняя «картинка» и насколько она похожа на общепринятую или опираясь на наш прошлый опыт картинку » аутизм». Важно какие есть симптомы и насколько они » глубокие».

При этом они настолько редко могут наблюдаться, что ребёнок может казаться абсолютно здоровым. Только в три года он заговаривает » от третьего лица». Поэтому- то диагноз и определяет прогноз. Я, выявив такого ребёнка смогу прогнозировать, что он так заговорит, если заговорит вообще. В компетенцию педагога не может входить постановка медицинского диагноза, для этого надо быть медиком и знать анатомию, физиологию, пропедевтику и пр. и пр. При любых других болезнях диагноз ставится также — по анализу симптомов и синдромов. Педагогика от этого далека.

Нужно четко понимать был у ребенка психоз (остановка, регресс) или нет. Или его состояние складывается из других каких-то компонентов. Если психиатр увидит, что психоз был, он поставит аутизм, какой бы контактный и хороший ребеночек на текущий момент ни был. Потому что один психоз дает сильную предрасположенность к тому, чтобы были еще психозы. Только правильное лечение и реабилитация могут остановить этот процесс.

Насколько необходима коррекция дозы фарм терапии в зависимости от динамики — поведения ребенка?

К.О. : К сожалению, это очень актуально. Без понимания этой проблемы ребёнку очень легко можно навредить. Врач не может находиться 24 часа в сутки с вашим ребёнком, а вы можете. Отсюда такой недифференцированный подход — часто глушат чем потяжелее без всякого разбора. Психика довольно тонкая вещь. Сегодня три часа ребёнок на грани психоза или даже в психозе. Завтра он испытывает отдельные психотический страхи 30 раз в день, послезавтра три раза. А нейролептик как давали так и дают. И доза может быть такая уже давно не нужна и вред наносится.

Нейролептик- это не успокоительное, другое название у него антипсихотик — препараты против психоза. Если ребёнок заболел диареей или простудой, нервная система начала тоже реагировать, потому что слабость, астения, нет сил вести себя нормально. В таком случае, это варварство — давать нейролептик. Вообще это принцип карательной психиатрии давать антипсихотики на нежелательное поведение, не разобравшись истерика это или обострение состояния, — психоз. Но это не правильно и даже вредно. Это как из пушки по воробьям палить. Очень сложно все объяснить в двух словах.

Я категорически против использования нейролептиков в качестве » корректоров» поведения. Даже если ребенок гиперактивный — в крайнем случае — вы пока намного больше его — вы физически можете его удержать. Важно знать правильную позу. Иначе бывает сложно. Надо постараться сесть на стул или кровать, диван. Ногами обхватить ребёнка его ноги и руками его руки. Так легче всего удержать. Как бы обнимать его всего в такие моменты. Может быть даже лицом к лицу. Агрессию нельзя запирать совсем, надо всеми силами перенаправлять ее на что- то более безопасное. И ещё про препараты. Возможно галоперидол и даст » успокоительный» эффект сразу, здесь и сейчас. Ребёнок будет спокойным, сонным, обычно родители говорят » как овощ» и они правы.

Мало того, что он перестанет интересоваться новым здесь и сейчас, пока будет принимать его, он с течением времени будет снижать интеллект. Потому что этот препарат вам предложат принимать годами и альтернатив » того, что помогает» просто не будет. А все только потому, что люди ждут эффект » здесь и сейчас» все очень надеются на успехи науки и медицины и хотят » чудо- таблетку» » от поведения». Но поведение — это не физиологическая функция, это не кнопочка, которую можно включить и выключить по желанию. Будет благополучно внутри- например, ребёнок станет менее раздражительным, улучшатся и внешние признаки ( поведение).

Можно ли влиять на раздражительность, гневливость медикаментозно? Да можно, но это годы и годы приема ноотропов. После первого курса, возможного эффекта снижения раздражительности вы и не увидите. Но если будете настойчивы, через 2-3 года регулярных курсов (хотя бы раз в полгода на 2-3 мес), получите снижение раздражительности от ноотропов. И улучшение интеллекта. Что для поведения тоже не маловажно. К сожалению, мы наблюдаем такие ситуации, когда детей просто сдают в интернат, это огромная трагедия.

И, если говорить что улучшается прогноз, уменьшает вероятность патологичного развития событий, так это интеллект. В идеале на уровне нормы, хотя бы на уровне лёгкой у.о. ( хотя и это тяжело очень с проблемами поведения). И опять же какие препараты улучшают память, внимание и пр — ноотропы. И занятия, занятия. Занятия в нашем деле по эффективности вполне сопоставимы с медикаментами, а то и превосходят их.

Ещё один момент, влияющий на уменьшение раздражения — это настроение. А что с настроением обычно в таких случаях? Настроение во- первых снижено, детки находятся в хронической депрессии. Плюс повышен тревожный фон — страхи. На это тоже можно воздействовать. Химические антидепрессанты назначать не будет никто — они не разрешены детям и, действительно, очень вредны. .

Конечно, одних ноотропов, чтобы лечить ими аутистов, недостаточно. Даже если ребенок вышел из психоза, у него на много лет сохраняется к ним предрасположенность. Периодически вылезают стереотипии, не невротические, а именно психотические страхи. Общее состояние можно описать как достаточно тяжелый невроз — часто снижено настроение, часто возникает тревога. Это возобновление процесса. Плюс постоянная, при малейшей травме, нарушении режима, нагрузке опасность нового психоза. Применение ноотропов — это желание родителей, чтобы ребенок не отставал или отставал как можно меньше. Но важно понимать, что чем сильнее выражена психотическая симтоматика, тем меньше шансов и на развитие в том числе. Надо помогать детям не по формальным показателям — а по внутреннему состоянию, избавлять их от страданий психических, тяжелых переживаний, душевной боли.

Первые ноотропы испытывали в концлагерях на детях, но это не те ноотропы, которые мы используем точно, да и на лечение это никак не влияет. Еще из негативного — в цивилизованном мире (Америке, Европе) ноотропы не используются. В Америке есть такая организация — FDA ( food and drug administration) — отделение их министерства здравоохранения. На основе ее разрешений формируются международные стандарты лечения — guidelines.

Так вот, ноотропы — это явление, характерное в основном для России. FDA разрешения к их применению не выдавала никогда, даже запрещала, но не в силу и опасности, а на основании якобы «бесполезности». У нас Российские специалисты относятся к этому так — мы эффективность их видим постоянно на практике. Мы списываем это на простую невыгодность для фармкомпаний, особенно «их» фарм компаний. FDA авторитетная организация во всем мире, врачи всех других специальностей слушают ее безоговорочно (ну почти), не только в России.

Конечно, FDA своей репутацией дорожит и рекомендовать, к примеру, очень вредный или просто вредный препарат не будет даже из соображений выгоды. Но вот такое пренебрежение к каким-то препаратам без коммерческой выгоды может быть запросто.

Интересная ситуация с ноотропами и нейролептиками наблюдается при лечении аутистов в России. Ноотропы, препараты не признанные во всем цивилизованном мире, родители используют активно, потому что они в России используются неврологами, а к неврологам доверие выше у нас в стране. А вот атипичный, сравнительно «легкий» рисполепт родители байкотируют. Препарат, который рекомендован к лечению аутистов в США в 2006г, рекомендованный FDA. Если говорить о более цивилизованном подходе — обязательно ноотроп должен назначать детский психиатр детям с РАС, аутизмом. «Лечение» их неврологами просто дико, даже если вас лечит невролог, надо хотя бы на осмотр психиатру ходить, не появляется ли у ребенка психоз от такого лечения.

После психоза или в психозе количество дофамина в синаптических щелях ( там, где происходит передача импульса нервного) зашкаливает. Его избыток. Клинически проявляется так, что уровень тревоги остаётся повышенным. Даже если психоз прошёл, состояние ребёнка таково, как будто у него постоянно тяжёлый невроз с отдельными страхами до уровня психоза. Понятно, что такая повышенная возбудимость может легко дать обострение. И вот нейролептик помогает быстрее уменьшать очистку синаптических щелей от дофамина. Не надо ждать от рисполепта каких- то невообразимых эффектов в плане развития ребёнка. У него задачи другие. Для развития существуют ноотропы. А эффективность нейролептика надо оценивать по уменьшению тревоги, страха- станет лучше спать, станет меньше стереотипий ( если о малышах говорить).

Почему аутизм и шизофрения идут как отдельные диагнозы в МКБ 10 ?

К.О. : МКБ10 вообще очень интересная и «удобная» вещь. Удобная, чтобы ни за что не отвечать. Чтобы вроде что-то и сказал, но вроде и ни о чем. Там диагнозы (реальные болезни) перемешаны с синдромами( сочетаниями симптомов) и с симптомами. Например, как вам такой диагноз — » энурез», вот взять аутиста с энурезом, поставьте ему энурез? Вы будете правы? Да, он писается по ночам. Но диагноз, из-за чего это, эта формулировка никак не объясняет. Даже » психоз» это определенное острое состояние, которое в рамках нескольких болезней может быть. Но его выносят как диагноз, один из симптомов — аутизм, и все ок. Кому это надо? Чтобы в психиатрии была такая путаница? Мамам, чтоб не пугаться страшного слова шизофрения, не чувствовать себя какими-то плохими, что у него олигофрения? Не знаю. По мне так не зная причины, не разберутся, как из этого выкарабкиваться, никогда. И не надо мне говорить «не излечимо», чтобы было излечимо — надо лечить. А чтоб аутизм адекватно лечили — я не вижу этого. Ни выявить как можно раньше не могут, потом мамы от лечения отказываются.

Другие статьи

  • Ребенку полтора года нет месячных Восстановление менструального цикла после родов. Ответы на вопросы На вопросы сибмам отвечает Ходырева Жанна, врач акушер-гинеколог высшей категории. Предохранение во время грудного вскармливания Вопрос. (JenaJeny) Я родила чуть больше 6 месяцев назад, менструации […]
  • Диагностика познавательного интереса у младших школьников дошкольников Электронный каталог библиотекиФГБОУ ВО МГППУ Новые поступления Простой поиск Расширенный поиск Авторы Издательства Серии Тезаурус (Рубрики) Учебная литература: Список дисциплин Информация о фонде Помощь Электронный каталог: Баранова, Э.А. […]
  • Урок для детей с задержкой психического развития Особенности организации урока для детей с ЗПР в основной школе в специальном (коррекционном) классе общеобразовательной школы (на примере предмета "Обществознание") Современные требования общества к развитию личности диктуют необходимость более полно реализовать идею […]
  • Каких врачей проходить ребенку в 6 месяцев Каких специалистов проходят в 6 месяцев у врача? В возрасте полугода ребенок обладает некоторыми навыками и умениями. Он более подвижен, самостоятелен, чем ранее. Эмоциональное, физическое и умственное развитие должно соответствовать возрасту ребенка. Для этого […]
  • Зубы у 5 месячного ребенка Прорезывание зубов: порядок, сроки, повышенная температура Прорезывание зубов у крохи – это достаточно сложный и не всегда приятный процесс, и для родителей, и для самого малыша. В этот период малыш испытывает бурю чувств и эмоций, чаще неприятного характера. У […]
  • Искусство как средство воспитания дошкольников О средствах эстетического воспитания детей старшего дошкольного возраста Дата публикации: 16.12.2015 2015-12-16 Статья просмотрена: 767 раз Библиографическое описание: Малыгина А. Н., Коваль А. Н. О средствах эстетического воспитания детей старшего дошкольного […]