Аутизм работа психолога

Психологическое сопровождение аутичных детей с умеренной умственной отсталостью в условиях детского дома интерната

Рубрика: 4. Психология развития

Статья просмотрена: 1998 раз

Библиографическое описание:

Ермолаева Е. В. Психологическое сопровождение аутичных детей с умеренной умственной отсталостью в условиях детского дома интерната [Текст] // Актуальные вопросы современной психологии: материалы II Междунар. науч. конф. (г. Челябинск, февраль 2013 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2013. — С. 45-46. — URL https://moluch.ru/conf/psy/archive/81/3223/ (дата обращения: 27.02.2019).

Проблема детского аутизма изучается в различных странах Европы, США, в том числе и России. За последние десятилетия она становится все более актуальной. История аутизма насчитывает несколько десятков лет — еще 60 лет тому назад Л. Каннер вывел ранний детский аутизм (Р. Д. А.) как отдельный клинический синдром.

Сегодня во всем мире, аутистические расстройства среди детей встречаются чаще, чем детская онкология, синдром Дауна, слепота и глухота вместе взятые. По данным Всемирной организации аутизма (World Autism Organisation (WAO)), согласно которым, 1 случай аутизма в 2009 году приходился в среднем на 150 человек (67/10000). А также, для сравнения приведены границы пандемии аутизма по НЦПЗ РАМН (Башина «Аутизм в детстве», 1999), до 26 случаев на 10000 человек (1/385), которые сегодня использует отечественная медицина в отсутствии новых официальных статистических данных. Аутизм является тяжелым расстройством в процессе развития ребенка, которое проявляется в первые годы жизни. Чаще всего оно затрагивает развитие коммуникативных, речевых навыков, мышление, а также социальные и игровые навыки. Запоздалое или недостаточное развитие этих навыков приводит к общему отставанию в развитии детей с аутизмом, по сравнению с их сверстниками. Особенностями аутичных детей с умеренной умственной отсталостью является:

  • Качественный дефицит социального взаимодействия и интеракции, который проявляется в определенных дефектах невербальной коммуникации: отсутствие взгляда в глаза; отсутствие интереса к сверстникам; отсутствие интереса к общению; отсутствие инициативы для того, чтобы поделиться информацией со сверстниками, поделиться ощущениями или впечатлениями; затруднения в выражении чувств взаимности.
  • Качественный дефицит вербальной и невербальной коммуникации, а также воображения и абстрактного мышления. Иногда это выражается вполном отсутствии разговорной речи или в позднем развитии разговорной речи; дефектах речевых оборотов; в повторении речевых оборотов; отсутствии разнообразной игры.
  • Ограниченный круг интересов и стереотипное поведение. Проявляется это в пристрастии к определенным рутинам, и повторяющимся действиям; иногда это бывает маньеризм; повышенный интерес к сенсорной стимуляции.

Психологическое сопровождение аутичных детей в условиях детского дома интеранта должно проводиться комплексно, группой специалистов различного профиля, включая детских психиатров, невропатологов, логопедов, психологов, педагогов воспитателей, музыкального работника и других специалистов

Задачами психологического сопровождения аутичных детей являются:


преодоление негативизма при общении и установление контакта с аутичным ребенком.

смягчение характерного для аутичных детей сенсорного и эмоционального дискомфорта.

повышение психической активности ребенка в процессе общения со взрослыми и детьми.

преодоление трудностей организации целенаправленного поведения.

преодоление отрицательных форм поведения (агрессия, негативизм и пр.).


Психологическое сопровождение аутичных детей с умеренной умственной отсталостью в условиях ДДИ — это помощь адаптироваться к коллективу с перспективой дальнейшей социализации и поэтому коррекционная работа с таким ребенком имеет два основных направления:

  1. Преодоление аффективной патологии. Установление контакта с аутичным ребенком.
  2. Формирование целенаправленной деятельности. Усиление психологической активности аутичных детей.

На первом этапе необходимо предоставить ребенку возможность самостоятельно обследовать помещение комнаты для занятий. Строго дозировать аффективные контакты с ребенком, т. к. может наступить пресыщение — когда даже приятная ситуация становится для ребенка дискомфортной и может разрушить уже достигнутое. На втором этапе аутичному ребенку необходима постоянная поддержка взрослого, его побуждение и ободрение, чтобы перейти к более активным и сложным отношениям с миром. Необходимо вовлечь ребенка в совместную деятельность, чему будет способствовать использование с ребенком аутистом через обогащение его эмоционального и интеллектуального опыта. В процессе работы в поведении аутичного ребенка выявляются стимулы, на которые необходимо опираться в ходе коррекционной работы. Например, если ребенку нравится рвать и мять бумагу, то можно попробовать переориентировать его на аппликацию методом обрывания. Аутичным детям наиболее доступны пальчиковые игры, релаксационные упражнения, песочная и музыкальная терапия, игры с водой.

Итак, основные направления психокоррекционной работы с аутичными детьми определяются спецификой данного синдрома и заключаются в следующем:


ориентации аутичного ребенка вовне;

обучение его простым навыкам контакта;

обучение ребенка более сложным формам поведения;

развитие самосознания и личности аутичного ребенка.


Координирующую роль в организации этой работы должен выполнять психолог, формируя у детей способности к установлению социальных контактов через общение, совместную деятельность и т. п., в ходе проводимых совместных занятий, непосредственном контакте с воспитанником. С учетом особенностей аутичных детей с умеренной умственной отсталостью разработана коррекционная программа (на основе программы ТЕАСН — «Поддержка аутичных и отстающих в развитии детей» (авт. Шопплер Э., Ланзинд М., Ватерс Л.)), целью которой является развитие у детей познавательной деятельности и дальнейшей социализации. Программа состоит из блоков, каждый из которых имеет цель формирование и развитие у детей навыков и умений по следующим сферам: Способности к имитации; Развитие восприятия, Развитие крупной и мелкой моторики; Координации руки и глаза; Познавательная деятельность; Речь; Навыки самообслуживания. Разные функциональные сферы в рамках одного упражнения часто накладываются друг на друга. Простое упражнение на сортировку, например, служит развитию координации глаз и рук, но оно же требует определенных визуальных способностей и определенного понимания речи. Пример одного занятия с ребенком аутистом.

  1. Имитация движения рук. Цель: улучшение моторной имитации осознание своего тела, понимание движений «вверх», «в сторону» и «вниз»; Цель: улучшение внимания, имитация комплексных действий, понимание и осознание частей тела — «нос и ухо», «волосы и рот», «ухо и живот», «голова и нос»
  2. Тонкая моторика. Цель: контролируемое движение рук и пальцев, целенаправленное оперирование предметами, координированное использование рук. Упражнения — «Колечко», «Кулак-ребро-ладонь», манипулирование с пластилином, отвинтить крышку, писать каракули.
  3. Координация глаз и рук. Цель: целенаправленное манипулирование предметами. Упражнение — «Бусы», строительство пирамиды, шнуровки, раскрашивание.
  4. Познавательная деятельность, речь, коммуникативные навыки. Цель: смотреть на то лицо, которое зовет ребенка; понимать речевые вызовы; показать на желаемый предмет; умение требовать предмет; соотносить одинаковые предметы; соотносить формы.
  5. Самообслуживание. Убрать за собой рабочее место.

Психологическое сопровождение аутичных детей позволяет формировать навыки самообслуживания и личной гигиены, способности ведения домашнего хозяйства, навыки организации своего досуга и сотрудничества с другими людьми. Таким образом, комплексное психологическое сопровождение аутичных детей с умеренной умственной отсталостью способствует повышению уровня познавательной потребности и формированию социальных навыков у аутичных детей.
Литература:

  1. Аршатская О. С. Психологическая помощь ребенку раннего возраста при формирующемся синдроме детского аутизма: Дис. канд.психол.наук: М., 2005.
  2. Баенская Е. Р. Помощь в воспитании детей с особым эмоциональным развитием (ранний возраст). — М.: Теревинф, 2007. — 112с.
  3. Башина В. М. Аутизм в детстве. — М.: Медицина, 1999.
  4. Никольская О. С., Баенская Е. Р., Либлинг М. М. и др. Дети и подростки с аутизмом. Психологическое сопровождение. — М.: Теревинф, 2005.
  5. Шоплер Э., Ланзинд M., Ватерc Л. Поддержка аутичных и отстающих в развитии детей: Сборник упражнений для специалистов и родителей. — Минск: Изд-во БелАПДИ, 1997.
  6. Янушко Е. А. Игры с аутичным ребенком. Установление контакта, способы взаимодействия, развитие речи, психотерапия. М.: ЦЕНТР, 2008.
  7. Хаустова В. Основные этапы и особенности развития игровой деятельности в норме и при аутистических нарушениях // Аутизм и нарушения развития. — 2004. — № 3.

Аутизм работа психолога

ВЕБИНАР: Психосинтез Ассаджиоли. Практика работы с травмой, кризисными состояниями и посттравматическими расстройствами

ВЕБИНАР: Депрессия и мозг. Нейропсихоаналитическая терапия депрессивных расстройств

Неврозы у детей и подростков. Диагностика, профилактика и психокоррекция.

Международный конгресс «Психотерапия, психология, психиатрия — на страже душевного здоровья!»

Первая Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Образовательная кинезиология – через движение к развитию, обучению и долголетию»

Международная конференция «Психологические проблемы: характеристики, принципы классификации и диагностики»

Международная научно-практическая конференция и Форум молодых ученых «Современное детство в пространстве науки и образовательной практики. К 100-летию Института детства герценовского университета»

XXIII Клинические Павловские чтения «Посттравматическое стрессовое расстройство: понятие, клинико-патогенетические аспекты и современные подходы к оказанию специализированной медицинской помощи»

20-й Международный Конгресс «Психология XXI столетия (Новиковские чтения)»

Международная научно-практическая конференция «Перспективы научного и прикладного исследования почерка»

    • Мыслители. Наставники. Друзья.

      Наша память о них бессмертна.

      Осознанный аутизм

      Предлагаем вашему вниманию интервью с Екатериной Евгеньевной Карвасарской. Екатерина Евгеньевна — психолог Санкт-Петербургского общественного фонда социально-психологической помощи детям с особенностями развития «Отцы и дети», автор книги «Осознанный аутизм, или Мне не хватает свободы».

      — Екатерина, расскажите, пожалуйста, о том, чем занимается фонд «Отцы и дети».

      — Этот фонд основан в 1991 году. Изначально он был просто центром общения разведенных родителей с детьми, где все желающие могли получить социально-психологическую помощь, в нем работали психологи, консультировал психиатр. Так получилось, что через несколько лет к нам стали приходить не только обычные, но и аутичные дети. Им, конечно же, было недостаточно просто общения, им требовались дополнительные занятия. Поэтому психологи стали заниматься с детьми по специальным программам, постепенно заинтересовались этой работой. Так фонд поменял свою специализацию и стал организацией, которая помогает детям с аутизмом и их родителям.

      Я работаю психологом в фонде уже десять лет. Сейчас проблема аутизма стала особенно заметной, поскольку детей с проявлениями аутизма становится все больше. К сожалению, в Санкт-Петербурге наш фонд – единственная негосударственная организация, которая специализируется на оказании комплексной помощи людям с диагнозом «аутизм». Еще есть несколько государственных организаций, например, специализированный детский сад на Обводном канале, но для такого огромного города, как Петербург, это, конечно же, капля в море. К нам детей направляют психологи из детских садов, школ, педиатры, невропатологи. Нагрузка у специалистов огромная: сейчас в центр приходят еженедельно около ста семей (для сравнения – в Европе один центр обслуживает 3 семьи в неделю, кроме того, там хорошо налажена юридическая, социальная поддержка таких семей). Хочется верить, что и у нас через некоторое время сформируется система оказания комплексной помощи детям с аутизмом. Но сегодня ситуация, скорее, печальная: люди живут как будто в информационном вакууме. И у специалистов, диагностирующих аутизм, и у родителей, и у психологов, которые оказывают помощь, часто много вопросов, ответов на которые они не знают.

      — Даже у тех людей, которые ставят диагноз?

      — Да, часто бывает так, что специалисты – неврологи, педиатры, которые обследуют ребенка до того, как родители обращаются к нам, — не обладают нужной информацией о симптомах и прогнозе аутизма, не могут поставить диагноз и советуют родителям подождать несколько лет. Но аутизм – это нарушение развития, которое требует раннего вмешательства. Потом, когда время уже упущено и признаки аутизма становятся более явными, эти же специалисты упрекают родителей: «Где же вы были раньше?». Или ставят диагноз правильно, но говорят при этом, что аутизм – это приговор, поэтому родители ничего не смогут с этим поделать и лучше бы им отдать ребенка в специализированный интернат. Это совсем не так! Аутизм преодолим, его во многих случаях можно компенсировать полностью.

      Психологическое состояние родителей очень важно и от их веры в успех зависит очень многое. Прежде всего, им надо знать о том, что аутизм – это эмоционально-поведенческое расстройство, которое можно вылечить, если вовремя заметить его проявления и как можно раньше оказать ребенку помощь. Им стоит обращаться к специалистам, если они замечают у ребенка следующие симптомы: ребенок в возрасте от 6 месяцев и старше не улыбается и не радуется общению; ребенок, которому исполнился год, не лепечет; у годовалого ребенка отсутствуют такие обычные жесты, как: указать пальцем, вытянуть руку, чтоб дотянуться или помахать на прощание; десятимесячный ребенок не откликается на свое имя; ребенок в возрасте 16 месяцев не говорит; двухлетний ребенок по собственной инициативе не использует словосочетания. Но симптомы аутизма могут проявиться и позднее, поэтому родителям стоит обратить внимание на исчезновение лепета, речи, социальных навыков у ребенка любого возраста. Это повод для обращения к психологу.

      — Почему детей с проблемами аутизма сейчас стало больше?

      — О том, что именно вызывает аутизм, ученые спорят до сих пор, и у всех специалистов, работающих с аутичными детьми, есть свои гипотезы. Некоторые специалисты считают, что аутизм возникает вследствие прививок, некоторые — что причиной аутизма могут быть психологические травмы, полученные в раннем возрасте, есть генетическая теория возникновения аутизма… Словом, споров на эту тему много. Как мне кажется, аутизм развивается у особых детей, которые в силу своей психической организации очень ранимы, тревожны и впечатлительны. Поскольку в наше время стресс стал хроническим, таких детей становится все больше. Любой стресс, с которым ребенок не смог справиться, может стать катализатором заболевания.

      Для аутичного ребенка очень важен эмоциональный климат в семье. Поэтому родителям детей-аутистов удается добиться хороших результатов в лечении, когда они приходят на прием вместе с ребенком, проходят личную терапию и учатся давать ему такую поддержку, которая необходима ребенку с особыми потребностями в безопасности и стабильности.

      — Узнать о болезни ребенка – большой стресс для родителей. Как психологу лучше сообщить родителям о диагнозе?

      — В наш центр родители приходят уже с подозрением на аутизм и, в большинстве случаев, они психологически готовы к тому, что мы подтвердим диагноз. Хотя иногда родители приходят с надеждой, что диагноз не подтвердится. И тогда, если диагноз правильный, мне приходится говорить с ними осторожно и бережно. Я не спорю, не переубеждаю их, я вступаю с ними в диалог: спрашиваю о том, как ребенок вел себя в последнее время, какие симптомы проявляются у ребенка, отвечаю на их вопросы, мы обсуждаем это и постепенно родители сами приходят к мысли о том, что диагноз верен. Им надо дать время и помочь самим сделать выводы.

      Безусловно, важно присоединиться к чувствам родителей, поддержать их и показать, какие варианты решения проблемы сейчас существуют. Я говорю, что с ребенком нужно много заниматься, но занятия принесут пользу. Потом многие родители спрашивают о причинах аутизма. Я объясняю, что аутизм манифестирует только у тех детей, которые изначально предрасположены к этому, у тех, которые обладают повышенной чувствительностью. Такие дети рождаются более тревожными, чем обычные дети. Такова особенность их психики и это никак не зависит от воспитания. Кроме того, я обязательно говорю о том, что, если близкие аутичного ребенка обладают повышенной и неконструктивной тревогой, это усугубляет его базовую тревогу и не способствует коррекции аутизма. Многие родители соглашаются с тем, что они действительно излишне тревожатся и переживают. Далее я рассказываю, что такое неконструктивная тревога, как она проявляется, подробно обсуждаю с ними их переживания. Это не только информирует их о положении дел, но и позволяет снизить уровень тревоги всей семьи за счет большего осознания ситуации. Часто родители выражают агрессию по отношению к тем специалистам, к которым они обращались раньше и тут мы стараемся пояснить, что они не со зла вели себя именно так, а по незнанию, так как и сами не обладают достаточной информацией. Диагностику и лечение аутизма нигде не преподают: в лучшем случае аутизму посвящают 3 часа за весь курс обучения в ВУЗе. Я рекомендую определенную литературу по аутизму – такую, какую легко может понять человек без специального образования и которая вызовет у него желание действовать, даст ему надежду и покажет направление действий.

      — Какую именно литературу вы рекомендуете?

      — Книгу Никольской-Лебединской «Аутичный ребенок – пути помощи», которая помогает больше узнать об аутизме, книгу «Дэниел молчит», а также книгу «Дети с аутизмом». Ее написал психиатр и там, конечно, описаны пути помощи с позиции медикаментозного подхода, но даже те, кому этот подход не близок, смогут найти полезную информацию. В большинстве книг описывается техника работы, а не внутреннее состояние ребенка, родителям не объясняется, почему он ведет себя именно так, а не иначе, что означают те или иные его поступки и как на них реагировать, а именно такая информация им необходима. Полезно посмотреть художественные фильмы, основанные на реальных событиях.

      Люблю книгу «Победить аутизм. Метод семьи Кауфман». Это очень позитивная книга, которая помогает родителям быстрее адаптироваться к диагнозу ребенка, поверить в то, что проблема решаема. Сесилия Кауфман, после того, как у ребенка обнаружились признаки аутизма, ушла с работы (несмотря на то, что в семье было еще двое маленьких детей), засела с ребенком дома и, занимаясь по многу часов в день, методично выводила его из аутического состояния. Этот пример очень важен, поскольку помогает объяснить родителям, что аутизм можно преодолеть, но занятия с ребенком должны быть постоянными – этому нужно посвящать не час в день, а много часов ежедневно, действуя планомерно, в течение нескольких месяцев. Специалисты нашего центра и, я думаю, другие психологи, работающие с аутизмом, окажут психологическую, информационную, педагогическую поддержку и родителям, и ребенку, помогут наладить контакт, но основная нагрузка все равно ложится именно на родителей, поскольку они, а не психологи, проводят с ребенком максимальное количество времени. И им нужно быть готовыми много заниматься с ребенком дома.

      — Можно сказать, что речь идет о полном изменении образа жизни всей семьи?

      — Изменение образа жизни семьи – это, как правило, залог успеха. Когда семья, приняв реальность и признав, что у ребенка аутизм и у него есть особые потребности, начинает меняться так, чтобы учесть его особенности и создать для него максимальные развивающие условия, ребенок начинает меняться вслед за ней. Маленький ребенок, несмотря на аутизм, неизбежно подстраивается под близких людей и реагирует на изменения среды, в которой он живет.

      Иногда родителям требуется помощь в осознавании и проработке невротических страхов, работа над душевными травмами. Это все, безусловно, очень важно преодолеть, для того, чтобы они могли более эффективно заниматься с ребенком. Поэтому мы не только консультируем родителей в нашем центре, но и, если возникает такая необходимость, отправляем их к проверенным специалистам. Считается, что работать с родителями аутичных детей достаточно сложно, потому что у них, как правило, нет запроса и очень высокий уровень тревоги а, следовательно, недоверия, как к специалистам, так и себе, что затрудняет работу. Но благодаря работе с родителями можно добиться многого. У нас в центре занимается девочка с аутизмом 1-й группы, самым тяжелым, которая не говорила, несмотря на то, что ей было уже 11 лет. После того, как ее мама прошла курс психотерапии, девочка сначала начала читать, а потом и говорить! Этот факт поразителен, потому что дети редко начинают говорить после того, как им исполнится семь лет, он свидетельствует о том, что родители могут оказать огромную поддержку ребенку, работая над собой. Родители и дети связаны друг с другом и нужно использовать эту особенность, чтобы помочь преодолеть аутизм.

      — Какова роль центра в оказании помощи ребенку?

      — Поскольку жизнь иногда бывает хаотичной и непредсказуемой, мы стараемся научить ребенка действовать в этом хаосе, а не теряться в нем. Мы идем по пути создания не внешней, а внутренней структуры, опираясь на которую ребенок мог бы в изменяющихся условиях, с помощью внутренних ресурсов, справиться с ситуацией. В работе используем интегративный подход – у нас есть элементы и поведенческой, и гуманистической, и психодинамической, и педагогической модели. По опыту я знаю, что изменений можно добиваться разными способами, поэтому использую методики, исходя из результата, который надеюсь получить. Мы начинали 20 лет назад, тогда в нашей стране было мало информации о западных методиках, нам приходилось находить свои пути, нарабатывать свой опыт. Я вижу преимущество нашего подхода в гибкости – в каких-то случаях мы будем давить и учить, в каких-то — поддерживать эмоционально, в каких-то – терпеливо ждать и так далее.

      С родителями мы работаем, используя разные подходы: арт-терапию, телесно-ориентированную терапию, групповую, психоаналитическую группу, тренинги, приглашаем их посещать группы для совместных занятий, где психолог может прокомментировать действия ребенка, подсказывая родителям, почему он повел себя именно так, на какое их действие он среагировал, какие варианты их реакций могут усугубить его состояние, а какие, наоборот, помогут ослабить напряжение.

      — Дети с аутизмом должны учиться в обычной школе или им необходимо создать специальные условия?

      — Такие дети очень разные. В классификации О.С. Никольской и К.С. Лебединской, которую чаще всего используют российские специалисты, выделено четыре группы аутизма: первая – самая тяжелая, четвертая – самая легкая. При этом надо учитывать, что каждый ребенок уникален. Рекомендуя условия обучения, следует ориентироваться на то, что больше подходит ребенку. Детей из 4-й группы мы в центре видим очень редко, в основном, их родители обращаются к обычным психологам с жалобами на застенчивость ребенка. Такие дети вполне могут учиться в обычной школе и хорошо успевать по всем предметам. Конечно, если возможно, ребенку с любой группой аутизма лучше, посещая специальные занятия в нашем или любом другом центре, учиться в обычной школе, в которой он будет приобретать социальные навыки, интеллектуально развиваться.

      Детям-аутистам необходимы занятия с психологом, логопедом, дефектологом, занятия в бассейне, сенсорные занятия – иппотерапия, физкультура. Нужно посещение культурных мероприятий, чтобы ребенок привыкал к ним, походы в магазины и так далее. Им нужно общение с природой — мы уже много лет вывозим детей в оздоровительный лагерь «Онега» и видим, как в лагере дети меняются, как их состояние улучшается, но если нет поддержки семьи – эти результаты очень нестойкие. Маленький ребенок бесконечно зависим от своего окружения – если он изменился, а семья – нет, через некоторое время ребенок вернется в прежнее состояние. Мы стараемся объяснять родителям, что динамика процесса зависит от их личного вклада и рады, что многие это понимают и, прислушиваясь к нашим рекомендациям, едут в лагерь вместе с детьми. Это приносит и родителям, и детям огромную пользу!

      — Недавно издательство «Генезис» выпустило вашу книгу «Осознанный аутизм, или Мне не хватает свободы», расскажите о ней.

      — Эта книга – саморефлексия автора. Изначально у меня не было задачи написать книгу, она написалась как бы сама собой. Это происходило постепенно: общаясь со специалистами-психологами, мы затрагивали тему аутизма, я понимала, что мое мнение отличается от мнения коллег и захотелось зафиксировать свои мысли. В этой книге – мое понимание проблемы аутизма, основанное на профессиональном опыте, надеюсь, что и специалистам, и родителям она будет полезна. Я считаю, что важно распространять информацию об этой проблеме, с этой целью я пишу, провожу консультации, наш центр предоставляет возможность студентам психологических и педагогических ВУЗов проходить у нас практику, охотно привлекает волонтеров к работе, организует для всех желающих просветительские семинары об аутизме. На семинарах общение ведется в форме беседы, специалисты центра отвечают на вопросы, делятся опытом, дают конкретные советы о том, как поступить в какой-то ситуации.

      — Психологи работают, используя ресурсы своей личности. Какие качества нужны тем, кто работает с аутистами?

      — Прежде всего, психолог должен осознанно подходить к общению с ребенком и родителями, понимать, что, как и почему он делает, общаясь с ними, учитывать все особенности поведения и все реакции. Если психолог очень терпеливый, очень принимающий, но не понимает, что к чему, то он не сможет работать. Приведу такой типичный пример: ребенок берет машинку и начинает катать ее по столу туда-сюда, беспрерывно. Психолог может повести себя в этой ситуации по -разному. Если он не понимает, что происходит, он может оставить такое поведение без внимания, предложить ребенка не трогать, потому что «он так отдыхает». Но специалист, который разбирается в аутизме, понимает, что стереотипным поведением ребенок пытается снизить уровень стресса, поэтому предложит ребенку (мягко, ненасильственно, но неуклонно) другие способны снятия стресса. При этом очень важно, конечно, принимать ребенка, чтобы не отпихивать его от машинки, не отнимать ее, но просто принятия недостаточно. Поскольку, катая машинку, ребенок занимается сенсорной стимуляцией, я верну ему эту реакцию с помощью другой сенсорной стимуляции – начну разминать его ручки. Такая стимуляция переключит его внимание изнутри наружу, даст ему возможность получить поддержку, расслабиться.

      Психологу важно быть разным — и принимающим, и гибким, и очень настойчивым, чтобы оказать реальную помощь, и наблюдательным, и увлеченным работой, быстро реагировать на возникающие ситуации и терпеливо ждать, если нужно. Часто родители жалуются, что у них не хватает терпения заниматься с ребенком, и они начинают помогать ему раньше, чем он сделает что-то сам. И многие психологи (это очень видно по нашим волонтерам), приходя к нам, сразу же начинают все делать за детей. Но это абсолютно неправильный подход, потому что каждая ситуация, когда ребенку помогают раньше, чем он справится сам, задерживает его развитие, формирует привычку ждать помощи в тех ситуациях, в которых он может сделать это самостоятельно. Да, часто нужно огромное терпение, чтобы помочь ребенку преодолеть аутизм, но результат того стоит!

      Психологическая помощь ребенку с аутизмом в процессе совместного чтения

      Чтение как инструмент психологической коррекционной работы

      Совместное чтение, так же как игра и рисование, служит установлению контакта с аутичным ребенком и развитию взаимодействия. С его помощью можно эмоционально тонизировать ребенка, выявлять и смягчать его аффективные проблемы. На основе совместного чтения может строиться длительная работа с аутичным ребенком по осмыслению происходящего с ним и с другими людьми, в ходе которой он получит необходимый опыт индивидуальных переживаний и сопереживания.

      Бывает, что совместное чтение становится единственной возможностью развития эмоционального контакта с ребенком, формирования его представлений об окружающем, о других людях. Описаны случаи, когда мутичный ребенок, не достигая возможности говорить, обучается чтению и составлению слов из букв, и это становиться каналом эмоциональной связи с ним, радикально меняя в лучшую сторону его положение в семье, отношения с близкими.

      С опорой на совместное чтение постепенно формируется и дифференцируется индивидуальный жизненный опыт детей с аутизмом. Выделяются важные впечатления, желания, осознаются уже сложившиеся предпочтения и весь привычный обиход, уютный жизненный порядок. Чтение может помочь в сюжетной организации сознания, в проявлении и проработке событий личного прошлого и возможного будущего, в выделении причинно-следственной связи событий, в выстраивании и определении системы мотивов и целей, позволяющей ребенку стать менее импульсивным — подняться над провокациями непосредственной ситуации.

      В совместном со взрослым чтении может вестись работа по развитию восприятия как общего контекста, так и подтекста ситуации, пониманию чувств и намерений других людей, — то есть по преодолению тенденции к буквальности и одноплановости в восприятии происходящего, характерной даже для высоко интеллектуальных и относительно социально успешных людей с аутизмом.

      Таким образом, мы видим, что чтение может применяться на разных этапах психологической помощи при аутизме: и в самом начале работы во взаимодействии с маленькими детьми, и на ее поздних этапах при поддержке аутичных подростков и даже взрослых.

      Оно может использоваться в работе с разными категориями аутичных детей: и с относительно успешными в социальной адаптации, продвигая их в дальнейшем развитии, поддерживая в освоении более сложной социальной среды, и с глубоко аутичными детьми, которым оно дает возможность выхода из аутистической отгороженности и развития взаимопонимания с близкими людьми.

      Установление контакта с ребенком с помощью книги

      Занятия с книгой могут быть избраны сначала просто потому, что книга уже что-то значит для ребенка, потому что она привлекает его внимание. На основе совместного внимания к книге могут возникать и фиксироваться первые формы контакта ребенка со взрослым.

      Например, глубоко аутичный ребенок в процессе полевого поведения пусть ненадолго, но останавливает на книжке внимание, или даже сам берет ее и перелистывает. Его действия с книгой могут стать основой для эмоционального комментария взрослого, помогающего ребенку в осмыслении происходящего. В будущем повторяющийся момент объединения внимания на книге может стать одной из опор для формирования устойчивой структуры занятия.

      Сначала для нас даже не столь важно, что именно привлекает аутичного ребенка в книге: ее сенсорная фактура — глянцевость, цвет, шуршание бумаги, мелькание страниц; форма и орнамент рядов букв; иллюстрации или запечатленные на них ситуации. Все это, безусловно, очень важно для выявления характера избирательности ребенка, определения возможного смыслового поля, на основе которого в дальнейшем будет развиваться эмоциональный контакт. Но в начале работы для нас значим, прежде всего, сам факт проявления интереса к книжке, предоставляющий возможность объединения внимания, сопереживания и эмоционально тонизирования ребенка теми впечатлениями, которые он сам уже выбрал.

      У более старших и более продвинутых в аффективном развитии детей книга может стать не объектом мимолетного внимания, а предметом устойчивого и содержательного интереса. Очень часто это выражается в увлеченности стихами, которые такой ребенок, как правило, очень хорошо запоминает. Он может воспроизводить длинные цитаты, «читать стихи километрами». Ребенок может иногда использовать эти цитаты вполне уместно (например, говорит маме: «Испеки-ка ты мне, бабка, колобок», — когда хочет есть). И, как правило, не протестует, если его увлечение стихами начинают разделять близкие.

      Понятно, что такой интерес к книге может быть стереотипным: малыш может требовать читать одну и ту же страницу, одну и ту же книгу, искать в ней один и тот же рисунок. Он может и надолго погружаться в прочитанную историю, «жить в ней годами», проецируя ее содержание на реально происходящие события и пытаясь их организовать в соответствии с канвой любимого сюжета книги. Часто такой стереотипный книжный интерес исходно связан с пугающим переживанием, и ребенок постоянно «перемалывает» таким образом одно и то же захватившее его впечатление.

      Подключение взрослого к такому устойчивому интересу, выражающееся в сопереживании и следовании за ребенком, а не в попытке произвольной организации его поведения, часто благосклонно им принимается. Таким образом мы можем завоевать доверие ребенка и постепенно развивать взаимодействие с ним.

      Бывает, что детей, сосредоточенных на книжке, трудно вовлечь в более активное взаимодействие, например, в игру, связанную с передвижением по комнате. Это может быть связано и с выраженными страхами, и со сверхувлеченностью книгой. К тому же, это может поддерживаться и характерной для интеллектуально развитых детей с аутизмом катастрофической моторной неловкостью, затрудняющей любую деятельность. Игры таких детей часто представляют собой лишь вербальную активность — стереотипное проговаривание свернутого сюжета любимой книги или мультфильма. Поэтому присоединение к этому стереотипному интересу, к постоянному перечитыванию и проговариванию содержания одной и той же книги надолго становится единственной основой для установления и развития эмоционального контакта.

      Взаимодействие чтения, игры и рисования в психологической работе с аутичным ребенком

      Игра, чтение, рисование естественно объединяются и дополняют друг друга в психологической коррекции детского аутизма. Начало работы определяется, прежде всего, индивидуальными возможностями ребенка. Если контакт исходно устанавливается на основе чтения, то позже, по мере возможности, в занятия могут быть включены и рисунок, и игра как проигрывание с игрушечными персонажами занимательного для ребенка сюжета. Такое дополнение позволяет конкретизировать впечатления от прочитанного в книге, закрепить их смысл в чувственных подробностях, разнообразить и эмоционально дифференцировать детали сюжета. В других случаях, когда контакт исходно устанавливается с помощью игры или рисования, мы также ищем возможность перейти впоследствии к совместному чтению.

      Разнообразно организованное занятие позволяет развернуть взаимодействие, построить его более гибко и индивидуализировано. Кроме того, как уже указывалось, введение чтения важно, поскольку именно оно дает возможность продолжать активную психологическую работу в подростковом и юношеском возрасте, когда обращение к игре становится невозможным.

      Приучив ребенка читать вместе и обсуждать прочитанное, мы закладываем возможность продолжения занятий в старшем возрасте, когда другие формы работы становятся менее адекватными. И в старшем дошкольном, и в младшем школьном, и в подростковом возрасте ребенок с аутизмом нуждается в помощи в осмыслении происходящего, в понимании чувств, мыслей, намерений других людей. У него надолго остаются проблемы понимания подтекста, второго плана ситуации. Даже успешно преодолевающие свои трудности аутичные дети часто не могут поставить себя на чье-то место, понять и уступить, пожаловаться и пожалеть, поделиться информацией и попросить помощи. Причиной этого являются как врожденные трудности установления эмоционального контакта, так и недостаток реального опыта взаимодействия с другими людьми. Совместное чтение книг является одной из возможностей смягчения подобных проблем. Оно может дать таким детям опыт сопереживания, оценки и анализа человеческих взаимоотношений. Чтение, с одной стороны, может помочь составить представление об общечеловеческих ценностях, а с другой, — помогает в прояснении эмоционального смысла каждодневных бытовых контактов с близкими людьми.

      6 правил общения с ребенком-аутистом: методики милосердия

      Количество людей, родившихся с аутизмом, растет с каждым годом, но готовы ли мы ко встрече с ними? О том, что должен знать каждый из нас, чтобы научиться общаться с такими людьми, мы попросили рассказать Юлию Преснякову – опытного психолога, работающего с детьми-аутистами

      Количество людей, родившихся с аутизмом, растет с каждым годом, но готовы ли мы ко встрече с ними? О том, что должен знать каждый из нас, чтобы научиться общаться с такими людьми, мы попросили рассказать Юлию Преснякову – опытного психолога, работающего с детьми-аутистами.

      Ольга КОРОТКАЯ

      Количество людей, родившихся с аутизмом, растет с каждым годом, но готовы ли мы ко встрече с ними? О том, что должен знать каждый из нас, чтобы научиться общаться с такими людьми, мы попросили рассказать Юлию Преснякову – опытного психолога, работающего с детьми-аутистами.

        Что самое важное в общении с ребёнком с аутизмом?

      Юлия Преснякова, клинический руководитель проекта «Инклюзия»: Наверное, самое важное – это ровный эмоциональный фон. Мы стараемся все свои фразы и предложения формулировать исключительно в положительном ключе плюс разговариваем очень-очень спокойно и нейтрально.
      Что мы должны знать до начала общения с ребёнком с аутизмом?

      Мы должны точно знать, что мы сейчас в этой ситуации хотим от него. Поставить себе какую-то конкретную цель. Например: «Я хочу, чтобы мы пошли покушали». Когда эта цель есть, дальше мы начинаем думать над тем, каким образом эту информацию можно донести
      Как мы выстраиваем свою речь в общении с ребёнком с аутизмом?

      Мы используем чёткие структурированные фразы, где в первую очередь акцент на том, что именно мы хотим донести до человека, до ребёнка. Например: «Хочешь банан?» или «Садись на стул». Если необходимо, мы подкрепляем слова жестом или, например, какой-то визуальной картинкой.

      — Пойдём играть в мячик? Пойдём?
      — Хочешь в мячик играть?

      Не стоит загружать речь множеством дополняющих друг друга слов: «Посмотри, вот давай мы посмотрим с тобой, давай сядем, вот откроем книжечку, а что у нас вот в этой книжечке…» В таком случае речь превращается просто в шум. Она перестаёт быть функциональна. А наша задача, чтобы речь была функциональной и максимально понятной.
      Какие дополнительные средства могут нам помочь в общении с ребёнком с аутизмом?

      Мы можем использовать расписание, помогая ребёнку организовать какую-то деятельность. Можно использовать карточки «Пекс» (система коммуникации посредством специальных карточек), которые позволяют ребёнку выбрать тот предмет, объект или действие, которое он действительно хочет. Можно просто набрать схематические изображения из доступных средств, если есть такая необходимость. У нас всегда в каждом доме можно найти какие-то книги, какие-то журналы, изображения, упаковки из-под объектов, предметов и наладить взаимодействие «по-походному», по-быстрому.
      Как современные технологии могут помочь нам в общении с ребёнком с аутизмом?

      Мы можем использовать, например, такую программу, которая называется «Go-talk», при помощи которой ребёнок может научиться писать о своих желаниях, запросах и о том, что ему необходимо.

      «Ты хочешь пить?» И всё, что делает ребёнок – он выбирает слово «да» из своего словаря и нажимает «готово».
      Что делать, если ребёнок находится в состоянии стресса?

      Одно и то же поведение – ребёнок расстроился, кричит, плачет, оно по-разному закрепляется в зависимости от причины происхождения.

      -Ты расстроился. Я понимаю, это так неприятно.

      Итак, мы можем успокоить ребёнка, если действительно от нас здесь ничего не зависит, и он имеет права показывать такую реакцию.

      Мы можем найти источник фрустрации или стресса и убрать его, если это зависит от нас.

      И если это неприемлемое поведение, которое несёт в себе функцию попросить о чём-то или же отказаться от чего-то, то тогда мы эмоционально игнорируем его, предлагая другую возможность просьбы или отказа. И в таком случае, игнорируя нежелательное поведение, мы следим только за тем, чтобы ребёнок не причинил себе вреда.

      Другие статьи

      • Программа развития речи детей дошкольного возраста в детском саду Программа развития речи дошкольников. Ушакова О.С. 4-е изд., перераб. - М.: 2017 - 96 с. Программа предназначена работникам дошкольных образовательных учреждений, воспитателям и методистам, студентам педагогических вузов и колледжей, родителям, интересующимся […]
      • Индивидуальная карта психологического развития ребенка пример Индивидуальная карта развития детей 5-6 лет с ЗПР в ДОУ по ФГОС. Образец Цель: психолого-педагогическая диагностика развития детей старшего дошкольного возраста. Задачи: комплексная диагностика познавательной сферы детей старшего дошкольного возраста с задержкой […]
      • Куда обращаться за начислением пособия по уходу за ребёнком Пособие по уходу за ребенком-инвалидом Кому полагается пособие по уходу (ребёнок — инвалид)? Пособие по уходу (ребенок — инвалид) выплачивается людям, непосредственно осуществляющим уход, и независимо от отношений, в которых они находятся с подопечным. То есть, чтобы […]
      • Ампициллин таблетки для детей инструкция по применению Ампициллин: инструкция по применению Фармакологическое действие Фармакокинетика Показания к применению Противопоказания Гиперчувствительность (в т.ч. к другим пенициллинам, цефалоспоринам, карбапенемам), инфекционный мононуклеоз, лимфолейкоз, печеночная […]
      • Психологическая характеристика на ребенка дошкольного возраста образец Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение "Начальная школа- детский сад №35" города Примерный план психолого-педагогической характеристики дошкольника психолого – педагогической характеристики дошкольника Муниципальное бюджетное образовательное […]
      • Пульс у ребёнка когда спит срочно! пульс во сне у ребенка Всем привет! Девочки кто точно в курсе- у нас по норме пульс 125-130/мин. Сейчас померила-84. это как? Может пульс во сне у ребенка так замедляться.если ребенок здоров? спасибо за ответы! ээээ… у взроского во сне может до 60 […]
      Смотрите так же:  Аутизм детей причины