Аутизм в спорте

Личный опыт. Аутизм и спорт: мнение женщины с аутизмом

Взрослая женщина с аутизмом о пользе физических упражнений

>

Уже много лет я анализирую, почему те или иные события или ситуации в моем детстве повлияли на меня так, а не иначе. Раз за разом мое внимание привлекали физические упражнения, но я никак не могла точно понять, почему. Затем мне на глаза попалась статья Шеннон де Роше Розы.

Шеннон пишет: «Взрослые аутичные люди утверждают, что физические упражнения играют огромную роль в саморегуляции и помогают познавать окружающий мир. Спорт предоставляет возможности для социального взаимодействия с меньшим упором на речевое общение, упражнения смягчают побочные эффекты некоторых лекарств и снижают склонность некоторых аутичных детей к ожирению». Я не припомню, чтобы когда-либо ранее кто-то так конкретно говорил о полезном действии упражнений на регуляцию организма, однако сказанное во многом соответствовало моему личному опыту.

Не знаю, видели ли эту связь люди, окружавшие меня, когда я была ребенком, но теперь мне кажется, что в какой-то степени они ее осознавали. В моем раннем детстве спорт был постоянно со мной, и местами, где я меньше всего было подвержена эмоциональным срывам, были те, где были широкие возможности заниматься подходящими мне упражнениями. Что я имею в виду под «подходящими упражнениями»? Наверное, это во многом зависит от каждого конкретного человека.

Для меня самыми полезными были упражнения, которые помогали справиться с моими сенсорными проблемами. Я постоянно искала дополнительную стимуляцию для своих органов чувств. Я обожала карабкаться, крутиться и вертеться. Однако у меня плохо получалось справляться с упражнениями, составляющими костяк большинства программ физкультуры, в которых необходимо следить за одновременным перемещением множества предметов и людей. Для таких упражнений мне не хватало комбинации проприоцептивных навыков и наглядно-образного мышления, и я часто попадала в неловкие ситуации. Например, играя в командные виды спорта вроде футбола или баскетбола, я часто врезалась в других детей или поскальзывалась и катилась по полю, словно я сама была мячом.

С другой стороны, было много и таких упражнений, которые мне нравились. Я любила висеть и лазить по канату, качаться на качелях, лазить по камням на пляже или перелезать через бревна в лесу. Мне нравились долгие прогулки на природе, катание на велосипеде, игра в вышибалы и квадрат, плавание, прыжки на батуте, боевые искусства, например, айкидо. Эти занятия помогали удовлетворять мои сенсорные потребности — вестибулярные, проприоцептивные, или их сочетание, а мои проблемы с наглядно-образным мышлением не мешали их выполнению.

Шеннон в своей статье отмечает, что родителям нужно быть крайне бдительными, когда речь заходит об инклюзивности школьных программ физической культуры. Она пишет: «Даже движимые лучшими намерениями директора и учителя физкультуры не всегда понимают, как лучше удовлетворить потребности учащихся с ограниченными возможностями». И это печально, учитывая, насколько легко можно подогнать физические упражнения под учащихся с особыми физическими и сенсорными нуждами. Например, в младших классах я обожала прыгать через скакалку. На продленке я могла заниматься этим часами, одна или вместе с товарищами.

Уже в более старшем возрасте, составляя себе программу тренировок, я задумалась над этими детскими воспоминаниями. Прыжки со скакалкой — распространенное упражнение, и если мне так нравилось это раньше, то ведь и теперь должно сработать? Не сработало. Я многие годы не могла понять, в чем дело, пока не начала читать о сенсорных проблемах, связанных с аутизмом — только тогда все встало на свои места.

Когда я пыталась снова начать заниматься, я купила в магазине обычную скакалку. Она была куда более продвинутая, чем та, через которую я прыгала в детстве. У нее были разные фишки вроде шаровых держателей у шнура, благодаря которым ее можно было крутить очень быстро. Как выяснилось, проблема была именно в этом. Шнур вращался слишком легко. Я не чувствовала сопротивления. В сочетании с очень лёгким материалом шнура такая скакалка давала очень мало проприоцептивной информации. А поскольку именно с этим у меня и были проблемы, я не могла, не глядя, понять, где и в какой момент находится шнур. Это было все равно, что крутить воздух.

Почему же раньше было совсем по-другому? Владельцы центра, где была моя группа продленного дня, занимались парусным спортом, и скакалки, которые там были, они сделали сами из тяжелого каната — такого, которым можно привязать лодку к причалу. Дополнительный вес не только способствовал более интенсивной тренировке, но и усиливал проприоцептивные ощущения, не только давая мне почувствовать, где находится веревка, но и выполняя сенсорно-регуляторную функцию — примерно как «глубокое давление». Поэтому я так любила скакалку.

Вспоминая те годы, я понимаю, как такие небольшие изменения, сделанные намеренно или случайно, превращали упражнения, которые я не могла выполнять, в те, которые мне очень нравились. Столь же важным было желание взрослых и сверстников вносить такие изменения или предоставлять более широкий выбор упражнений. Мне очень повезло, что в младших классах я была окружена именно такими людьми (особенно учитывая не такие гибкие и инклюзивные программы физического воспитания, с которыми я столкнулась в старшей школе).

Сравнивая эти два периода, я понимаю, почему аутичные люди, прошедшие через неинклюзивные программы, так негативно воспринимают физические упражнения. Мне повезло: в детском возрасте я выработала положительное отношение к спорту и разобралась, какие упражнения подходят для меня, а какие нет. Поэтому когда уроки физкультуры не удовлетворяли мои потребности в саморегуляции, я после уроков занималась самостоятельно. Но могла ли школьная программа удовлетворить мои нужды?

Физкультура была одной из важнейших дисциплин в программе центра, в который я ходила до четвертого класса. Думаю, руководители центра, которые разрабатывали программу, сделали так не случайно. Другие взрослые аутисты часто рассказывают мне, как им помогли физические упражнения — будь то прыжки на батуте дома или просто прогулки. Некоторые даже стали спортивными тренерами — например, Ник Уокер, чьи знания психолога и тренера айкидо (в открытом им же центре Айкидо Сусекай) дают ему возможность находить способы помочь людям с аутизмом как психологически, так и физически.

Стараясь сделать наши сообщества и школы более инклюзивными, мы должны уделить особое внимание инклюзивности физического воспитания и спортивных секций. Многие из нас уже убедились, что регулярная физическая активность, специально подогнанная под индивидуальные сенсорные и физические нужды, может значительно улучшить качество жизни. Не стоит закрывать на это глаза.

Лучшие виды спорта для детей с аутизмом

Какой вид спорта лучше всего подходит детям с расстройствами аутичного спектра (РАС)? Как и с обычными детьми, это такое направление, где ваш ребенок может достигнуть наибольших успехов.

Отметим, что аутизм создает трудности в социальном взаимодействии и в навыках коммуникации, а также часто приводит к нарушениям крупной моторики. Такие командные игры как футбол, баскетбол и хоккей, которые без затруднений осваиваются обычными детьми, для детей с РАС будут особенно сложны. Устремите свои поиски в сторону индивидуальных видов спорта: это именно то, что надо.

Аутизм и плавание

Плавание – это один из лучших видов спорта для всех без исключения людей, включая особенных детей. Такие дети, которым сложно понять, зачем в футболе нужно отдавать пас, отлично осваивают игры на воде и основные стили плавания. Ребенок с РАС может даже стать членом команды по плаванию, особенно, если соревнования предусматривают индивидуальные выступления ее участников.

Аутизм и верховая езда

Верховая езда – недешевый вид спорта. Однако именно она очень подходящее занятие для детей с РАС. Многие малыши с аутизмом ездят верхом в рамках терапевтического курса (называемого «иппотерапия»). Некоторые дети с РАС обнаруживают, что им проще поддерживать общение с животными, а не с людьми. Именно поэтому среди людей с РАС есть непревзойденные наездники.

Аутизм и легкая атлетика

Легкая атлетика подходит прежде всего потому, что большая часть ее программ предусматривают одиночные выступления. Если у ребенка с РАС нет проблем с крупной моторикой, регулярные занятия бегом, прыжки и ходьба помогут ему стать сильнее и выносливее – и, возможно, достичь успехов на уровне профессионалов.

Аутизм и боулинг

Это довольно шумная игра, но многим детям с РАС она очень нравится. Возможно, всё дело в повторениях и рутинности – катишь пару шаров и садишься на скамейку. Может быть, зрелище сбитых кегель выглядит особенно притягательно и завораживающе. Какими бы ни были причины, боулинг отлично подходит для многих детей с РАС – и что особенно хорошо, они могут играть в него с нейротипичными сверстниками.

Аутизм и пеший туризм

Зачастую люди с аутизмом наслаждаются тишиной природы, которая дает им отдых от шума и стрессов, вызываемых повседневный жизнью в городе. Пешие проулки по разнообразным ландшафтам позволяют освободиться от постоянного гнета социального окружения и необходимости вступать в контакт с другими. Им также может подойти рыбалка – она требует тишины и умения отрешиться от окружающего мира.

Аутизм и велоспорт

Умение держать равновесие – обычно не самый развитый навык у детей с РАС. Но если он успешно освоен, то велосипед может стать великолепным средством в деле приобщения ребенка к большому и разному внешнему миру. Как и боулинг, велосипед может стать серьезным развивающим увлечением, ведь им можно наслаждаться как одному, так и в группе.

Аутизм и боевые искусства

Хотя боевые искусства – это не вполне обычный спорт, они дают выход эмоциям и физической энергии. В них сочетаются приятные для людей с РАС элементы предсказуемости и алгоритмизации и коммуникационные задачи, связанными с физическим взаимодействием с другими людьми. Для многих детей с аутизмом боевые искусства – отличный способ стать крепче физически и одновременно повысить самооценку.

Смотрите так же:  Тяжелая форма деменции

Аутизм и удовольствие от командной игры

Если вы хотите приобщить своего ребенка с РАС к командным видам спорта, лучше всего ориентироваться на то, нравится ли ему быть вместе с другими и получает ли он удовольствие от игры.

Вне зависимости от того, бросает ли он мяч в корзину, учится скользить по льду или перекатывает мяч туда-сюда, ДЕЛАЯ ЭТО ВМЕСТЕ С ДРУГИМИ, ваш ребенок развивает и физические навыки, и умение успешно общаться с окружающими его людьми. Не давите на ребенка и не ждите от него астрономических успехов. Уже само участие в столь сложных социальных мероприятиях является достижением достойным похвалы!

Спорт в жизни аутичных детей.

Члены сборной команды по плаванию средней школы в Блумингтоне, центральная Индиана, всегда очень болеют за Натана Баффи, когда он участвует в заплывах. За 2 года, проведенные в составе команды, Натану ни разу не удалось занять на соревнованиях первое место, и часто он заканчивает заплыв, оставаясь далеко позади своих соперников.

Но его товарищи по команде искренне восхищаются тем, что Натану удается не только числиться в составе сборной по плаванию, но еще и участвовать в настоящих соревнованиях. Натан, 16-летний парень с мальчишеской улыбкой, страдает аутизмом, то есть таким расстройством развития, которое превращает для него участие в любых видах спорта или общественной деятельности в борьбу.

«Он, вероятно, худший пловец в команде, но он постоянно совершенствуется, и он хочет победить», говорит его мама, Пенни Гитенс. «Он говорит об этом своим товарищам по команде, и они так волнуются за него».

В течение многих лет аутичные дети оставались «на скамье запасных», вследствие распространенного мнения о том, что они неспособны принимать участие в атлетических видах спорта. Несмотря на то, что аутичные дети действительно могут испытывать трудности с мотивацией и не любить физические упражнения, на сегодняшний день многих из них подталкивают к участию в физических образовательных программах. Данные программы рекомендуются экспертами, которые говорят, что некоторые виды спорта могут облегчить ситуацию с повторяющимися поведениями, а также обеспечить социальное взаимодействие.

Аутичные дети, даже те, которые считаются низко функциональными, могут преуспеть в таких видах спорта, как плавание, боевые искусства, бег и серфинг – то есть в таких занятиях, которые не влекут за собой необходимости считывать социальные сигналы или ориентироваться в том, когда же нужно дать пас.

«Большое количесство детей с аутизмом никогда не будут играть в команде, но они действительно могут преуспевать в индивидуальных видах спорта», говорит Донна Ашер, директор лагеря Специальной рекреационной программы в Нью-Йорке. «От участия их удерживают не их физические навыки, а их социальные навыки: неумение взаимодействовать с другими людьми».

Спортивные программы для детей, страдающих аутизмом, часто называемые адаптированными спортивными программами, разработаны, чтобы обойти социальные и поведенческие проблемы.

Многим аутичным детям, а практически пятидесяти процентам, согласно данным некоторых исследований, предписываются антипсихотические препараты и другие лекарственные средства, которые могут приводить к быстрой утомляемости и увеличению веса. Исследования показывают, что около 17 процентов детей, страдающих аутизмом, имеют избыточный вес, а еще 35 процентов находятся в группе риска.

Эксперты надеются, что обучение детей, страдающих аутизмом, тому, как вести активный образ жизни, поможет предотвратить некоторые проблемы в будущем. «Все, что мы пытаемся сделать, это убедиться, что они не будут находиться в группе высокого риска развития ожирения и ишемической болезни сердца», говорит Дон Д.Сандт, доцент кафедры физического адаптированного воспитания в Университете Нью-Мексико.

Тем не менее, для родителей детей, страдающих аутизмом, размещение ребенка в адаптированную спортивную программу может быть низкоприоритетной задачей. Чаще всего они занимаются активным поиском логопедов, услуг поведенческих специалистов, классов специального образования и программ страхования здоровья, которые будут за все это платить.

Исследователи считают, что значение спорта для детей, страдающих аутизмом, хорошо задокументировано в научных работах, но об нем часто забывают. Исследования, начатые еще в 1980-х годах, свидетельствуют о том, что физическая активность увеличивает продолжительность концентрации внимания и снижает повторяющиеся поведения у аутичных детей.

Однако загвоздка состоит в том, что физические упражнения должны быть достаточно энергичными. В ходе одного из первых исследований было обнаружено, что 15 минут бега «всегда сопровождалось сокращением стереотипного поведения». Но 15 минут самостоятельной игры с мячом, которая считается легким физическим упражнением, не оказывало «практически никакого влияния» на поведение.

Джон О’Коннор, доцент кафедры адаптированного физического воспитания в Университете штата Монтана, объяснил, почему. Бег и плавание предполагают ритмичные движения, похожие на стереотипное поведение, и они могут занимать людей с аутизмом с таким же успехом, как похлопывание руками или ходьба на носках.

«Люди с аутизмом имеют такой уровень чувственного восприятия, который большинство из нас не знает и не понимает», говорит доктор О’Коннор. «Это перегружает их, поэтому они участвуют в поведении, которое их отвлекает. Упражнения дают им те же преимущества, но они не имеют негативного социального содержания».

Из-за вариаций в тяжести состояния, проблемы, с которыми сталкиваются инструкторы, никогда не бывают одинаковыми. Некоторых детей приходится уводить с тренировок, а другие будут спокойно заниматься. Некоторые свободно разговаривают, другие же молчат.

В школе плавания Aqua Pros в Сан-Диего есть программа под названием Pool PALS (Persons with Autism Learning to Swim – люди с аутизмом учиться плавать). В рамках этой программы учителя используют картинки и специальные доски на уроках, чтобы продемонстрировать правильную технику плавания детям, имеющим проблемы с коммуникацией. В школе также имеется механическая платформа, которая опускается в бассейн сантиметр за сантиметром, чтобы аккуратно вводить в воду детей, осторожно относящихся к водным видам спорта.

Тэмми Андерсон, частный инструктор плавания, которая руководит этой программой, начала работу над ней около пяти лет назад после того, как встретила женщину, которая сомневалась, что ее невербальная, подверженная истерикам 7-летняя дочь когда-нибудь сможет плавать. «Я восприняла это как вызов», рассказывает Андерсон. Каждый урок был разбит на небольшие шаги, которые демонстрировались ребенку при помощи карточек и других визуальных подсказок. Через месяц-полтора, по ее словам, девочка смогла переплыть бассейн «с довольно приличным броском». Уже в 2006 году Pool PALS насчитывала более 100 студентов, по сравнению с 30, когда программа только начиналась.

Мама Натана Баффи, который также начинал с адаптированной спортивной программы по плаванию, говорит, что иногда Натан оступается. Он не всегда выстраиваются в линейку, когда это необходимо, и у него есть трудности с контролем своего голоса. Тем не менее, команда по плаванию приняла его. «Когда он выходит в воду, его товарищи по команде кричат и болеют за него так, как ни за кого другого».

Аутизм в спорте

Я бы хотел поговорить о занятиях спортом. Не будем забывать о том, что мы имеем дело с детьми, и мы должны заниматься их физическим воспитанием. Спортивные занятия бывает трудно организовать, потому что нашим детям очень трудно понять, что такое социальные нормы. Соблюдать социальные нормы – очень сложно для них. Но все равно нужно пробовать, потому что это тоже способствует развитию детей. Кроме того, это один из простых методов социальной интеграции. Мы учим детей кататься на роликовых или обычных коньках и на велосипеде, так как этим можно заниматься как в Центре, так и дома. Таким образом, родители, которые часто не знают, что еще можно делать с ребенком помимо обычных прогулок, получают еще одну возможность совместного проведения досуга с ребенком. Очень важно обучать детей этим простым вещам в Центре, чтобы они потом могли этим заниматься в компании с обычными детьми.

Приобщение к более серьезным занятиям спортом зависит от индивидуальных способностей ребенка. Понятно, что мы не сможем сделать всех аутистов чемпионами по теннису, но когда мы предлагаем им какую-то деятельность, нужно, чтобы воспитатель хорошо умел делать то, что он предлагает, и сам получал бы от этого удовольствие – тогда его мотивация передастся и детям.

Некоторых детей мы обучали игре в гольф, хотя для детей с аутизмом этот вид спорта может казаться совершенно неприемлемым. Им нужна успокаивающая обстановка и четко ограниченное пространство, а их вдруг выводят на площадку площадью 70 гектаров, где нет никаких ограничений, а есть, напротив, всякие преграды, например водоемы. В этой игре требуется очень большая концентрация внимания на собственном теле для того, чтобы попасть мячиком в лунку, которая находится в 300 метрах и дальше от игрока, а это очень непросто. В течение двух недель я каждый день водил семерых детей на поле для игры в гольф. Многие из них даже не знали, как держать клюшку. Для начала им нужно было объяснить, где верх, а где низ клюшки. Другой сложностью было то, что дети должны были работать не со мной, а с тренером. Но оказалось, что очень полезно включать третьего человека в ваши отношения, показывать ребенку, что тот, кто умеет что-то делать не всегда воспитатель, а может быть просто другой человек. Сначала тренер, который никогда не работал с аутичными детьми, обучал их различным приемам на тренировочной площадке, где они учились просто вгонять мячик в лунку. Он объяснял им смысл этой игры, целью которой было «избавиться» от мяча и загнать его в лунку. Потом он их учил, как держать клюшку, какое нужно сделать движение, чтобы запустить мяч, а также объяснял правила безопасности, потому что довольно больно, когда получаешь удар клюшкой или мячом. Через неделю тренер со всеми детьми вышел на поле, и все по очереди бросали мяч. Кто-то пропускал мячи, кто-то бросал мяч на 20 метров, но все поняли смысл игры: из начальной точки мяч должен попасть в лунку возле флажка. Многие из них в это время открывали для себя мир. Мы учили детей следить за тем, что происходит вокруг. Там, где мы играли, был водоем, небольшое озеро, и многие дети говорили: «Ой, море!» В течение последних трех дней я уже мог оставлять тренера одного со всеми детьми. Подводя итоги, он мне сказал, что ему с ними было работать легче, чем с детьми из обычных школ, потому что наши дети были очень сконцентрированы, они пытались играть как можно лучше, в то время как обычные дети часто бывают рассеянными и приходят на занятия только потому, что это обязательный урок физкультуры. Очень большое значение имеет мотивация. Может быть, наши дети никогда больше не будут играть в гольф, но мы все приобрели очень ценный опыт: детям нужно было понять новую цель, сориентироваться в огромном пространстве, работать с незнакомым человеком. Мы отметили, что даже использование новых слов (в игре в гольф очень много английских терминов) не помешало им понять, где они будут в данный момент работать – на поле или на тренировочной площадке, – и быстро найти для себя ориентиры. Не нужно бояться создавать иногда ситуации, которые кажутся совершено неприемлемыми, потому что мы сами часто ставим какие-то препятствия, ограничения, хотя на практике дети могут их преодолевать.

Смотрите так же:  Что называют белой горячкой

Мы занимались также греко-римской борьбой. В городе, где находится Центр для подростков, есть спортивный клуб, в котором тренируются чемпионы Франции. Мы им предложили поработать в течение двух недель. Они пришли к нам, принесли специальные маты, и мы начали заниматься в Центре. Мы работали с боевыми видами спорта, где требуется умение отражать действие другого и наоборот, привлекать его к себе, бросать на землю, чтобы всем было видно, что это не опасно. Мы проводили много таких игр, и дети все активнее стали втягиваться в эти занятия. Потом мы «вышли за стены» нашего заведения, что привело нас в национальный Центр спорта высоких достижений, и мы видели настоящих борцов, которые работали в тех же условиях, что и дети, – на тех же матах, по тем же правилам. Им запрещалось дергать соперника за волосы, бить кулаками или ногами, кусаться, но нужно было стараться повалить соперника на спину. На первый взгляд может показаться, что такие контактные виды спорта недоступны для детей-аутистов, но когда спортивные занятия четко структурированы и продуманы, детям становится понятна их цель, и они могут спокойно принимать в них участие.

Таким же образом мы обратились в клуб по стрельбе из лука. Взрослые, которые там занимались, показали детям, как нужно пользоваться луком и стрелой. Дети находились в 5-6 метрах от цели, а целью служил надувной шарик. Некоторые из них отложили в сторону лук, взяли стрелу и самым естественным образом направились к шарику, чтобы проткнуть его. Они нам показали, что поняли, что нужно делать. Потом нужно было познакомить детей с правилами безопасности, научить их правильно держать лук и стрелу, а также работать с сопротивлением, потому что натягивать струну лука очень тяжело, но если ее недостаточно натянуть, то стрела просто упадет на землю. Дети научились стрелять из лука, целились и попадали в цель.

Самое главное в организации спортивных занятий – найти человека, который любит данный вид спорта. Удовольствие, которое он получает от рассказа детям об этом спорте, безусловно, откроет перед ними новые перспективы. Я не говорю, что потом такого ребенка будет легко записать в спортивную секцию, но, по крайней мере, у него будет опыт занятия тем или иным видом спорта. Самый простой способ социальной интеграции – найти какой-то клуб, в том числе и спортивный, находящийся недалеко от дома, занятия в котором не требуют от семьи слишком больших затрат.

Есть виды спорта, в которых больше обязательных требований и ограничений, чем в других. Эти ограничения помогают детям понять, что происходит. Например, многим аутичным детям очень тяжело носить какую-либо обувь. Часто они забывают или теряют свою обувь, развязывают шнурки на ботинках, потому что им намного интереснее играть со своими шнурками, чем завязывать их. Но, если речь идет о коньках, то их надо завязать обязательно. Кроме того, коньки ужасно скользят, и первая реакция аутичного ребенка такая же, как у всех детей, – уцепиться за барьер и больше не двигаться. Но постепенно он начинает осторожно перемещаться по кругу.

Первое, что нужно сделать ребенку, когда он приходит на каток, – сдать свои ботинки в раздевалку и получить пару коньков. Это не всегда просто, потому что приходится «бороться» с длинными шнурками. Некоторые из детей достаточно активны, но потом быстро устают. Некоторые дети справляются сами, а некоторым нужно помочь. Занятия на катке почти бесплатные, за весь год мы заплатили 12 евро.

Родители тоже приходят на каток?

Нет, родители не приходили на эти занятия, но, посмотрев видеофильм, который мы сняли на катке, некоторые из них выразили желание прийти вместе со своими детьми. Единственная проблема состоит в том, что родители сами не очень умеют кататься, но они могут начать учиться вместе с детьми.

Существуют также санки, куда один ребенок садится, а другой толкает санки по льду, и постепенно страх проходит. Мы много раз ходили на каток. Это интересно еще и потому, что наши дети катаются вместе со своими сверстниками из обычных школ, то есть здесь тоже происходит интеграция. Это не происходит естественным образом, так как каждый раз нужно убеждать преподавателей государственных школ в целесообразности происходящего, но это возможно.

У вас есть дети, которые занимаются какими-то видами спорта?

Да, они ходят в бассейн, в боулинг. В Москве очень популярна иппотерапия, и впоследствии некоторые дети продолжают заниматься конным спортом. Но вообще занятия спортом – очень дорогое удовольствие. Существуют клубы, куда можно устроить ребенка, но за большие деньги. Самый распространенный вид спорта – плавание.

Очень досадно, что деятельность спортивных клубов направлена на достижение результатов, а это, конечно, не для наших детей. Наша цель состоит в том, чтобы дети получали удовольствие от занятий спортом. За исключением тех случаев, когда у детей есть особые способности, мы не стремимся делать из них спортсменов. Во Франции сейчас наблюдается тенденция создавать спортивные ассоциации инвалидов, которые предоставляют клубам персонал для занятий с инвалидами. Это позволяет инвалидам заниматься вместе со всеми, и в то же время для них организуются отдельные занятия, преследующие совсем другие цели, не имеющие ничего общего с подготовкой к соревнованиям.

Привлекают ли во Франции детей с аутизмом к игре в регби?

Я не знаю, не могу вам сказать. Наверное, да. Многое происходит по личной инициативе. Бывает, что какой-нибудь спортсмен знает, например, семью с аутичным ребенком и предлагает ей свою помощь в приобщении ребенка к тому виду спорта, которым он сам занимается. Это происходит все чаще и чаще. То, что мы говорили про художников, относится и к спортсменам, которые всё больше начинают интересоваться аутизмом, и это может помочь открыть новые возможности для аутичных людей. Чем больше будет выбор видов спорта, тем больше детей смогут найти тот спорт, который им подходит. Очень важно найти тот вид деятельности, в котором дети смогли бы участвовать вместе с родителями. Прогулки и занятия спортом являются единственной возможностью для таких семей выйти из дома.

Если ребенок увлекается каким-либо видом спорта, например гольфом, может ли он потом заниматься этим серьезно?

Это зависит, в том числе, и от стоимости занятий. Необходимо устанавливать партнерские отношения с руководителями того или иного клуба, чтобы семьи детей с аутизмом платили за занятия по сниженному тарифу или занимались бесплатно. Я, например, играю в гольф, и у тренера нашего клуба остались очень приятные впечатления от работы с детьми из Центра. Он ведет занятия с обычными детьми в группе для начинающих. В нашем клубе примерно 80 детей учатся играть в гольф. Я думаю, что достаточно просто ввести аутичного ребенка в группу начинающих. В игре гольф спортсмены впрямую не соревнуются друг с другом. Кому-то удается загнать мяч в лунку с пятого, кому-то с шестого и т. д. удара, то есть каждый может двигаться вперед в своем ритме.

А какими видами спорта вы бы хотели заниматься со своими детьми?

В этом году мы ездили на 10 дней в горы. Но большая проблема состоит в том, что во Франции это стоит очень дорого, особенно когда живешь далеко от горных курортов. В этом году 5 подростков из нашего Центра начали кататься на горных лыжах, а один мальчик, его зовут Антуан, уже умел кататься (он регулярно ездит со своим отцом в горы). Так вот Антуана включили в группу обычных детей, отдыхающих на базе. Мы объяснили инструктору, какие проблемы могут возникнуть у Антуана и какие опасности могут его подстерегать. Несмотря на большой риск, связанный с проблемами наших детей, мы решили, что Антуан будет заниматься в группе один, без нашего воспитателя. Первые два-три раза инструктор испытывал страх за Антуана, потому что, спускаясь с горы, он, казалось, держал курс прямо на столбы, но в самый последний момент всегда избегал столкновения. К тому же он спускался все время по прямой и с трудом воспринимал указания инструктора, которые он давал всей команде. Тогда инструктор решил поставить Антуана на определенное место: он никогда не был первым в спускающейся группе, а ехал сзади, что давало ему определенное время перед началом спуска и возможность наблюдать за другими, а затем уже делать то, что от них требовалось. В результате, он получил 3-е место и медаль за спуск. Это дает ему право спускаться по красной трассе, достаточно сложной. Пятеро других, которые встали на горные лыжи в первый раз, тоже занимались с инструктором в отдельной группе. Конечно, это потребовало от них огромных усилий, но в течение короткого времени они добились заметных успехов.

Как и в случае с коньками, в этом виде спорта необходимо соблюдать обязательные требования: надевать очень тяжелые ботинки, передвигаться на лыжах. Я видел, какого напряжения требовал от детей их первый спуск, как трудно им было принять правильное положение и воспользоваться бюгелем, чтобы подняться в гору. Одному из них так и не удалось это сделать. Но остальные поняли, как нужно было действовать. Они научились делать основные повороты, тормозить и останавливаться. Надо еще учесть, что обстановка была совершенно непривычной для детей (в парижском регионе снег бывает редко), и освоиться им было очень непросто. Когда я работал с младшими детьми, и мы ходили с ними в горы, бывали случаи, что мне приходилось нести их на руках, потому что они совсем не могли справиться с той ситуацией, когда снег проваливался у них под ногами. Они могли перевести дух только тогда, когда нам удавалось найти местечко, где не было снега и была видна земля.

Смотрите так же:  Могут ли дети с аутизмом посещать обычный детский сад

С остальными подростками мы просто гуляли. Мы собирались кататься и на беговых лыжах, но качество снега не позволило нам это сделать. Может быть, мы это сделаем в следующий раз.

У нас два ученика занимаются карате. Одна девочка 8-9 лет, которая и раньше была достаточно агрессивна, поняла, как это все делается, и стала использовать эти приемы в обычной жизни.

Были ли в вашей работе случаи, когда дети переносили в жизнь умения, приобретенные в ходе игры?

Я не могу с уверенностью ответить, но повторю, что скорее этот опыт помогает детям осознать некоторые свои действия, в том числе и неконтролируемые, и дети учатся управлять ими, лучше понимать себя. Это им пригодится в жизни.

Для ребенка это хорошо, но хорошо ли это для их окружения, для других людей? Нет ли здесь риска, что они начнут воспроизводить приемы борьбы в каждодневной жизни.

Я не думаю, что человек, который занимается боевыми видами спорта, даже если это аутист, будет использовать приемы в любом месте, потому что занятия всегда ограничиваются очень четкими рамками. У нас в Центре для подростков есть два человека, которые более трех лет занимаются айкидо, и они не более, но и не менее агрессивны, чем другие. Оба они занимаются в одном клубе, но это не сказывается на их отношениях в обычной жизни. Когда мы были в горах, особое удовольствие они получали от того, что вместе садились в одни санки, переворачивались, и скатывались с горки кубарем.

Нужно ли отделять спорт от обыденной жизни.

А как это можно разделить? Для меня все, что делает ребенок в течение дня, составляет его жизнь, будь то досуговые мероприятия или спортивные.

В жизни существуют социальные нормы, и в спорте есть правила, позволяющие или не позволяющие делать то или это.

Согласен. Но в боевых видах спорта действуют те же правила, что и в жизни: не причинять боль другому и уважать его. И эти правила остаются верными всегда. Когда ребенок начинает, например, занятия борьбой, он узнает, что для этого используется определенная одежда, что тренировки происходят в определенном месте. Мне кажется, этого достаточно, чтобы ребенок понимал разницу между спортом и жизнью, но в то же время основные правила верны везде.

Нельзя допускать, чтобы ребенок занимался спортом, если мы не можем ручаться за него.

Но можно посмотреть на эту проблему иначе: может быть, занятия определенным видом спорта позволят ему усвоить правила, которые ему не удается соблюдать в жизни? Я думаю, что в любом спорте тренеры всегда начинают с обучения правилам и уважительному отношению друг к другу, потому что без этого спорта нет. Можно очень быстро понять, будет ребенок соблюдать их или нет.

Нашим детям было бы полезнее заниматься иппотерапией или дельфинотерапией.

Это не одно и то же. Ребенок вступит в контакт и с дельфинами, и с лошадьми, он будет иметь дело с живым существом, но это существо никогда не станет его прямым «собеседником». Конечно, ему нужно будетучитывать реакции животного, стараться не пугать его и самому не бояться. Если говорить об иппотерапии, то ребенку нужно ухаживать за лошадью, ласкать ее. Ребенок вступает в отношения с живым существом, у которого тоже есть свои желания, и ему приходится с этим считаться. В данном случае желания ребенка сталкиваются не с волей воспитателя, а с неизвестными желаниями животного. Ему очень важно понять, что рядом с ним есть другие люди. Часто говорят, что дети с аутизмом всесильны, в том смысле, что для них существуют только их желания. Я бы говорил скорее об их бессилии, то есть о неспособности понять окружающий мир. Занятия спортом позволяют детям столкнуться с желаниями других людей. Это может стать значительным этапом в их развитии.

В рамках V Международной научно-практической конференции «Аутизм. Вызовы и решения» состоится секция

«С АУТИЗМОМ К ОСОЗНАННОМУ ДВИЖЕНИЮ: СПОРТ И ФИЗКУЛЬТУРА КАК СРЕДСТВО РЕАБИЛИТАЦИИ И СОЦИАЛИЗАЦИИ ЛЮДЕЙ С АУТИЗМОМ»,
посвященная проблеме социализации, абилитации и интеграции людей с аутизмом средствами физической культуры и спорта.

«Какие бы терапии не обсуждались среди экспертов, все сходятся в одном: важности набольшей персонализации и наибольшей целостности программ. И поэтому, опираясь на растущий объем исследований и множество неопровержимых доказательств, специалисты пересматривают давнюю веру в то, что спорт может принести больше вреда, чем пользы. Двадцать лет назад я вообще не думал о физических упражнениях. Иногда родители спрашивали, могут ли дети с РАС заниматься спортом, и я им отвечал: «Возможно, но при условии, что вы сами — тренеры». Однако теперь появилось осознание того, что аутичные дети могут быть очень успешными в спорте и значительно более включенными в физическую активность. Поэтому сейчас, как невролог, я рекомендую спорт всем людям с аутизмом».
Энн Ноймайер, педиатрический невролог и медицинский директор Центра аутизма Лурье в Массачусетской детской больнице.
___________________________

СЕКЦИЯ «С АУТИЗМОМ К ОСОЗНАННОМУ ДВИЖЕНИЮ: спорт и физкультура как средство реабилитации и социализации людей с аутизмом» пройдет 27 апреля в рамках V Международной научно-практической конференции «Аутизм. Вызовы и решения» в Большом дворце музея-усадьбы Царицыно

Секция проводится Центром проблем аутизма при организационной поддержке РОО помощи детям с РАС «Контакт» и МГАРДИ.

________________________________
Содержание секции:
1. Презентация «Адаптивное плавание, спорт, досуг, реабилитация». Докладчик : Стюарт Ева Александровна. Директор по связям с общественностью Федерации водных видов спорта для лиц с ментальными нарушениями. Член Совета МГАРДИ. Член координационного совета ОП РФ по делам инвалидов нейроразвития (ННР).
2. Презентация «Инклюзивный футбол: футбол и командный спорт как форма социализирующей физактивности при аутизме» Докладчик: Владимир Долгий-Рапопорт, создатель футбольной академии TAGSPORT
3. Презентация «Проект «Аутлетика»: направления системообразующей работы в построении развитой инфраструктуры, гарантирующей доступность спорта и физкультуры для людей с аутизмом». Докладчик: Мень Е.Е., президент АНО «Центр проблем аутизма: образование, исследования, помощь, защита прав»
4. Презентация «Двигательные практики в реабилитации детей с аутизмом». В докладе описывается практический опыт применения различных видов двигательной терапии в реабилитации детей с аутизмом на площадке Студии двигательных практик «Открытый город» (г. Екатеринбург). Докладчик: Анна Савельевских, директор АНО «Открытый город».
5. «Занятия бадминтоном как средство реабилитации и социализации для детей с Расстройствами Аутистического Спектра». Докладчик: Савченков Игорь Николаевич, инструктор-методист ЛФК в НПЦ детской психоневрологии.
6. Дискуссия и комментарии участников.

————————————————-
Эксперты круглого стола:
—————————————————
Ирина Слуцкая, российская фигуристка призёр Олимпийских игр 2002 и 2006 года, двукратная чемпионка мира, семикратная чемпионка Европы, Заслуженный мастер спорта России. Председатель Президиума Добровольного физкультурного союза, Депутат Московской областной Думы

Дэвид Геслак (США) – сертифицированный специалист по оздоровительному фитнесу, получивший диплом Американского колледжа спортивной медицины (American College of Sports Medicine), а также тренер по укрепляющим и поддерживающим упражнениям, сертифицированный Национальной Ассоциацией (National Strength and Conditioning Association). Создатель модели включения детей с аутизмом в осознанную физическую активность, разработчик системы Exercise Connection, способствующей достижению наилучших результатов в работе с детьми и подростками, у которых диагностирован аутизм.

Направления обсуждаемых тем:
———————————————————-
— опыт создания условий для занятий разными видами спорта и физкультуры для детей с аутизмом
— проблема профессиональной подготовки специалистов для оказания специально-ориентированной помощи аутичным людям в физических занятиях
— проблема государственной поддержки «особого» спорта
— спорт и физкультура: не только высокие достижения, но и терапия
— доступность и регулярность: построение фундамента для массовой системы спорта, фитнеса и физкультуры для аутичных детей и взрослых
— трудности включения аутичных детей в спортивную деятельность
— лучшие виды спорта при аутизме

Модератор круглого стола:
————————————————-
Владимир Стогниенко, спортивный комментатор ВГТРК и телеканала Eurosport1
—————————————————
К участию в секции приглашаются отечественные педагоги, спортивные тренеры, физические терапевты, фитнес-инструкторы, представители бизнеса, черити-эксперты, журналисты.

Другие статьи

  • Влияние тв на социокультурное развитие детей Влияние телевидения на процесс социализации молодежи Главная > Контрольная работа >Социология МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное агентство по образованию Санкт-Петербургский государственный университет сервиса и экономики по дисциплине […]
  • Можно ли передавать крестик ребенку Можно ли передавать крестик ребенку Можно ли отдавать свой крестильный крест другому человеку? При необходимости, конечно же, можно передать свой нательный крестик нуждающимся, это не грех, а добродетель. А вот снимать крест «страха ради иудейска» не подобает. Не […]
  • Температура у 4 месячного ребенка 371 Температура у 4 месячного ребенка 371 Сообщение Ragoza » Сб сен 24, 2011 11:09 хоть какая-то положительная динимика есть? н-р, тем-ра поднималась через 2 часа, после спада, теперь через 3-4? если так, то это уже положительная динамика. при вирусе может тем-ра долго […]
  • Как лечить кашель 2х месячного ребенка Как лечить кашель 2х месячного ребенка Открытка "Мой папа - супермен!" Мастерим наряд для кружки! Просто и необычно! Можно подобрать сочетание продуктов под любимый напиток вашего мужчины! Ошибки родителей при лечении кашля у грудничка Лечить кашель у […]
  • Ребенку полтора года нет месячных Восстановление менструального цикла после родов. Ответы на вопросы На вопросы сибмам отвечает Ходырева Жанна, врач акушер-гинеколог высшей категории. Предохранение во время грудного вскармливания Вопрос. (JenaJeny) Я родила чуть больше 6 месяцев назад, менструации […]
  • Шестой месяц развития ребенка комаровский Шестой месяц развития ребенка комаровский Сообщение Yliana » Вт май 04, 2010 13:02 Нам тоже в 6 месяцев говорили "Ещё не села? Плохо!" В 6.5 поползла, через 3 дня села, ещё через неделю встала у опоры Видимо так ей было надо Добавлено спустя 59 секунд: В 7 месяцев […]