Бек аарон когнитивная терапия депрессии

Читать онлайн «Когнитивная терапия депрессии»

Аарон Бек, А. Раш, Брайан Шо, Гэри Эмери.

Когнитивная терапия депрессии.

(Aaron Beck, A. Rush, Brian Shaw, Gary Emery. Cognitive Therapy of Depression, 1979)

Данная книга представляет собой итог многолетней исследовательской и клинической практики авторов. В ней представлены специальные техники, позволяющие скорректировать когнитивные искажения пациента и в конечном счете способствующие ослаблению депрессивных симптомов. Предложенная авторами концепция домашней работы, или «аутотерапии», открывает реальную возможность для расширения терапевтического процесса и выведения его за рамки терапевтических сессий. Книга адресована как психотерапевтам, придерживающимся когнитивно-поведенческой традиции, так и специалистам, стремящимся расширить границы профессионального знания.

Эта книга посвящается нашим детям:

Рою, Джудит и Элис Бек, Мэттью Рашу и Стивену Шо

Предисловие.

Монография, открывающая новый подход к пониманию и психотерапии депрессии, заслуживает хотя бы краткого рассказа об истории ее создания.

Данная книга представляет итог многолетней исследовательской и клинической практики. Ее появление на свет стало возможным благодаря усилиям многих и многих людей — клиницистов, исследователей, пациентов. Отдавая должное вкладу отдельных людей, я предполагаю также, что сама по себе когнитивная терапия есть отражение тех изменений, которые в течение многих лет происходили в области поведенческих наук и только в последние годы оформились в ведущую тенденцию. Впрочем, мы пока не можем точно оценить, какую роль сыграла так называемая «когнитивная революция в психологии» в развитии когнитивной терапии.

Помещая данную книгу в персональную перспективу, я бы отослал читателя к моей ранней работе «Депрессия» ( Depression ; 1967), являвшей собой первое приближение к когнитивной модели и когнитивной терапии депрессии и иных неврозов. Мой следующий труд «Когнитивная терапия и эмоциональные расстройства» ( Cognitive Therapy and the Emotional Disorders ), опубликованный в 1976 году, содержал подробное описание когнитивных аберраций, характеризующих каждый из этих неврозов, детальное изложение общих принципов когнитивной терапии и более стройную схему когнитивной терапии депрессий.

Мне пока и самому не до конца ясно, откуда берут свое начало мои формулировки, касающиеся когнитивной терапии депрессии. Оглядываясь назад, я понимаю, что первые догадки сквозили уже в том начинании, которое я предпринял в 1956 году с целью обоснования некоторых психоаналитических концептов. Я верил в истинность психоаналитических формулировок, однако испытывал определенное «сопротивление», вероятно, естественное для академического психолога и психиатра, придающего столь большое значение эмпирическим данным. Полагая возможным разработать конкретные техники, я провел серию изыскательских работ, призванных подтвердить правильность психоаналитического понимания депрессии. Другим, возможно, более веским мотивом было желание понять психологическую конфигурацию депрессии, чтобы разработать схему краткосрочной психотерапии, направленной на устранение очаговой психопатологии.

Хотя первые результаты моих эмпирических исследований как будто бы подтверждали существование психодинамических факторов депрессии, а именно ретрофлективной враждебности, выражением которой является «потребность в страдании», последующие эксперименты принесли целый ряд неожиданных открытий, противоречивших данной гипотезе, что подтолкнуло меня к более критичной оценке психоаналитической теории депрессии, а затем и всей структуры психоанализа. В конечном итоге я пришел к заключению: депрессивные пациенты вовсе не испытывают «потребности в страдании». Экспериментальные данные свидетельствовали о том, что депрессивному пациенту свойственно избегать поведения, способного вызвать отвержение или неодобрение со стороны окружающих; он, напротив, стремится быть принятым людьми и заслужить их одобрение. Это расхождение между лабораторными данными и клинической теорией и сподвигло меня к переоценке своих убеждений.

Примерно в то же время я с огорчением для себя начал осознавать, что надежды, возлагаемые мною на психоанализ в начале 1950-х годов, оказались напрасными: многолетний курс психоанализа, через который прошли многие мои аспиранты и коллеги, не вызвал сколько-нибудь ощутимых позитивных сдвигов в их поведении и чувствах! Более того, работая с депрессивными пациентами, я заметил, что терапевтические интервенции, основанные на гипотезе «ретрофлективной враждебности» и «потребности в страдании», зачастую не приносят пациенту ничего, кроме вреда.

Таким образом, клинические наблюдения, экспериментальные и корреляционные исследования, а также непрекращающиеся попытки объяснения данных, противоречивших психоаналитической теории, привели меня к полному переосмыслению психопатологии депрессии и других невротических расстройств. Обнаружив, что депрессивные пациенты не имеют потребности в страдании, я начал искать иные объяснения их поведению, которое только «выглядело» как потребность в страдании. Я задался вопросом: как еще можно объяснить их неустанное самобичевание, их устойчиво негативное восприятие действительности и то, что как будто бы говорило о наличии аутовраждебности, а именно их суицидальные желания?

Вспомнив свое впечатление о «мазохистских» сновидениях депрессивных пациентов, которое, собственно, и послужило отправной точкой моих исследований, я стал искать альтернативные объяснения тому факту, что депрессивный сновидец постоянно видит себя во сне неудачником — он либо теряет какую-то ценную вещь, либо не может достигнуть какой-то важной цели, либо предстает ущербным, безобразным, отталкивающим. Прислушавшись к тому, как пациенты описывают себя и свой опыт, я заметил, что они систематически перетолковывают факты в худшую сторону. Эти истолкования, сходные с образным рядом их сновидений, навели меня на мысль, что депрессивному пациенту присуще искаженное восприятие реальности.

Дальнейшие систематические исследования, включавшие разработку и апробацию новых инструментов, подтвердили эту мою гипотезу. Мы обнаружили, что депрессия характеризуется глобально пессимистическим отношением человека к собственной персоне, внешнему миру и своему будущему. По мере аккумулирования данных, подтверждавших ведущую роль когнитивных искажений в развитии депрессии, я разрабатывал специальные техники, основанные на применении логики, которые позволяют скорректировать когнитивные искажения пациента и в конечном счете ведут к ослаблению депрессивных симптомов.

Благодаря нескольким исследованиям мы пополнили наши знания о том, как депрессивный пациент оценивает свой текущий опыт и свои перспективы. Эти эксперименты показали, что при соблюдении определенных условий серия успешно выполненных заданий может сыграть огромную роль в изменении негативной Я-концепции пациента и тем самым устранить многие симптомы депрессии.

Эти исследования позволили нам дополнить вышеописанные техники корректирования когнитивных искажений новым весьма действенным средством, таким как проведение экспериментов, призванных проверить ошибочные или преувеличенно пессимистические убеждения пациента, что в конечном счете существенно расширило терапевтический процесс. Теперь у пациентов появилась возможность проверять свои пессимистические интерпретации и прогнозы в реальных жизненных ситуациях. Концепция домашней работы, или, как мы позже назвали это, «аутотерапии», открыла реальную возможность для расширения терапевтического процесса и выведения его за рамки терапевтических сессий.

Развитие когнитивной терапии проходило под влиянием бихевиорального движения. Методологический бихевиоризм, подчеркивающий важность постановки дискретных задач и описывающий конкретные процедуры их решения, привнес совершенно новые параметры в когнитивную терапию (многие авторы даже стали именовать наш подход «когнитивно-поведенческой терапией»).

Данная монография в значительной степени являет собой итог тех конференций, что еженедельно проводились на факультете психиатрии Пенсильванского университета, где обсуждались проблемы, возникавшие при лечении конкретных пациентов: участники делились друг с другом опытом и совместно искали пути решения проблем. Многочисленные предложения были впоследствии обобщены в серии терапевтических руководств, кульминацией которой является настоящее издание. Столь велико число людей, внесших вклад в становление и развитие нашего знания, что перечисление даже основных имен заняло бы слишком много места. Мы благодарны всем участникам этих конференций, и я уверен, они прекрасно понимают, сколь большую роль они сыграли в появлении данной книги.

Смотрите так же:  Алкогольная зависимость лечение киров

Особо хотелось бы поблагодарить наших коллег, помогавших нам материалами, предложениями и замечаниями при подготовке терапевтических руководств, предшествовавших данной монографии. Наиболее активными нашими помощниками были Марика Ковач, Дэйвид Бернс, Ира Герман и Стивен Холлон. Мы чрезвычайно признательны и Майклу Махони, который взял на себя труд прочесть и отредактировать нашу рукопись. Мы благодарим также Стерлинга Мури за его великодушную помощь на заключительных этапах подготовки книги.

Считаем себя обязанными отдать долг признательности Рут Л. Гринберг, сотрудничавшей с нами с начала и до конца этой затеи. Ее вклад в создание данной книги столь велик, что нам трудно подыскать слова для выражения нашей благодарности.

И наконец, мы приносим свою искреннюю благодарность машинисткам Ли Флеминг, Мэрилин Стар и Барбаре Маринелли.

В заключение несколько слов о «сексистском» языке. Говоря о «терапевте» и «пациенте», мы используем местоимения мужского рода («он», «его»), но это ни в коей мере .

Запись на стене

Когнитивной терапии пост. Основная научная литература по этой теме на русском языке.

Хотя эти источники, в основном, ориентированы на професссиональную аудиторию, любопытным ширнармассам тоже будет что почерпнуть, как минимум узнать, «шо» за штука такая приходит (пришла?) на смену классической («докогнитивной») психотерапии с кушеткой, сигарой иногда просто сигарой, и вот этим всем.

Когнитивная терапия депрессии

О книге «Когнитивная терапия депрессии»

Соавторы: А. Раш, Б. Шо, Г. Эмери. Данная книга представляет собой итог многолетней исследовательской и клинической практики авторов. В ней представлены специальные техники, позволяющие скорректировать когнитивные искажения пациента и в конечном счете способствующие ослаблению депрессивных симптомов. Предложенная авторами концепция домашней работы, или `аутотерапии`, открывает реальную возможность для расширения терапевтического процесса и выведения его за рамки терапевтических сессий.

Произведение относится к жанру Философские науки. Социология. На нашем сайте можно скачать бесплатно книгу «Когнитивная терапия депрессии» в формате doc или читать онлайн. Рейтинг книги составляет 2.88 из 5. Здесь так же можно перед прочтением обратиться к отзывам читателей, уже знакомых с книгой, и узнать их мнение. В интернет-магазине нашего партнера вы можете купить и прочитать книгу в бумажном варианте.

Павел Зыгмантович

Психолог. Делаю сложное понятным

«Когнитивная терапия депрессий», Аарон Бек и др.

Когнтивная терапия опирается на многочисленные эксперименты социальных психологов, которые показали — вопрос не в происходящем вокруг нас. Вопрос в наших интерпретациях происходящего.

Оные интерпретации участвуют и в создании депрессии.

Депрессия, безусловно, как-то связана с изменениями в организме человека (по последним данным — с нарушениями работы дофаминэргической системы подкрепления).

Однако кроме голой биохимии, есть ещё и психология (которая тоже как-то связана с биохимией, но не напрямую). В психологическом смысле депрессия — это следствие неустанных размышлений по трём направлениям.

Направления такие: «я плохой», «мир плохой» и, наконец, «будущее плохое». Аарон Бек называл это депрессивной триадой.

Понятно, что когда человек размышляет (интерпретирует реальность) в таких вот вариантах. ему очень трудно не впасть в депрессию.

Представьте себе, что вы просыпаетесь утром, а в голове у вас «всё плохо и просвета нет». Сможете ли вы подняться? Скорее всего, нет. Особенно, если такие мысли обуревают вас несколько лет подряд.

Когнтивная терапия депрессий предназначена как раз для исправления таких мыслей. Ведь мысль — это мысль, это лишь оценка реальности. А оценить один и тот же факт можно очень по разному.

В данной книге подробно и, можно сказать, на пальцах, рассказывается, как можно лечить депрессию. Настолько подробно рассказано, что, пожалуй, даже одно чтение книги уже будет ослаблять симптомы депрессии.

Так что рекомендую брать. Пригодится.

А. Бек, А. Раш, Б. Шо, Г. Эмери «Когнитивная терапия депрессии»
Бумажной версии в интернет-магазинах уже нет.
Легальной электронной версии не нашёл, но загляните на Литрес, может быть, найдёте что-нибудь интересное для себя .

Другие рекомендации хорошей литературы — здесь .

Предложенная Беком когнитивная терапия депрессии

Как и Альберт Эллис, Арон Бек — бывший психоаналитик, разочаровавшийся в психоаналитических методах и постепенно пришедший к созданию когнитивного подхода к психотерапии. Предложенная им терапия получила наибольшую известность в связи с лечением депрессий, но на самом деле она имеет отношение к гораздо более широкому спектру психологических расстройств.

Когнитивная триада депрессии. Когнитивная модель депрессии, разработанная Беком, подчеркивает, что депрессивный человек систематически неверно оценивает происходящее и прошлый опыт, постепенно составляя представление о себе как о неудачнике, представление о мире как о фру-стрирующем и представление о будущем как об унылом и мрачном. Эти три негативных представления известны как когнитивная триада и включают негативные мнения о себе (типа «Я неадекватный, нежеланный, ничего не стоящий»), негативное мнение о мире (типа «Мир слишком многого требует от меня, и жизнь — это сплошное поражение») и негативные мнения о будущем (типа «Жизнь всегда будет полна страданий и лишений, которые я испытываю сейчас»).

Кроме того, депрессивный человек склонен к ошибкам при переработке информации — таким, как преувеличение повседневных трудностей и превращение их в подлинные несчастья, чрезмерное обобщение одного-единствен-ного факта отрицательного отношения со стороны других людей, которое приводит к тотальному убеждению «Никто меня не любит». Именно эти мыслительные проблемы, эти негативные схемы и ошибки познания являются •’Ччиной депрессии.

Околдование ошибочных когниций. Значительное число исследо-в. и к4 считается, определяют характер данной депрессии. Бек считает, что Y * ,в-ная терапия отличается от традиционного психоанализа постоянно, ^ то км участием терапевта в структурировании процесса терапии, в фокус1чеш>сшии процесса на «здесь и сейчас» и в предпочтении работы с сознательными психическими процессами.

Когнитивная терапия, предложенная Веком, была распространена и на лечение других психологических расстройств, включая тревогу, личностные нарушения, наркотические пристрастия и супружеские проблемы (Beck, 1988;

* Школа права (Law school) — юридический факультет американского университета, как правило, очень престижный. (Примеч. пер.)

Случай Джима 515

Beck & Freeman, 1990; Beck, Wright, Newman & Liese, 1993; Clark, Beck & Brown, 1989; Epstein & Baucom, 1988; Young, 1990). Основная идея терапии состоит в том, что всякая личностная трудность связана с особым сочетанием убеждений. Например, если при депрессии эти убеждения касаются неудач и собственной ценности, то в случае тревоги они касаются опасности. Эффективность когнитивной терапии подтверждается рядом свидетельств (Craighead, Craighead & Ilardi, 1995; Hollon, Shelton & Davis, 1993; Robins & Hayes, 1993).

Однако еще предстоит сформулировать отличительные особенности когнитивной терапии, а также ответить на вопрос, действительно ли изменения убеждений и способов переработки информации являются ее основными компонентами (Dobson & Shaw, 1995; Hollon, DeRubeis & Evans, 1987).

Смотрите так же:  Тревожного невротического расстройства

Когнитивная психотерапия А. Бека

Главная > Реферат >Психология

ХРИСТИАНСКИЙ ГУМАНИТАРНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

студентки 5 курса гуманитарного факультета

«Организация психологической службы»

Тема: « КОГНИТИВНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ БЕКА»

КОГНИТИВНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ БЕКА

Когнитивная терапия депрессий

Когнитивная терапия личностных расстройств

Психотерапия – деятельность, осуществляемая психологом, прошедшим специальную подготовку, основанную на теоретических, эмпирических и практических знаниях. Работа психотерапевта имеет широкий диапазон: от простого снятия симптома до глубокой и долговременной работы над личностью. Если врачи под методом психотерапии понимают принцип лечения, вытекающий из патологии заболевания, то для психологов метод означает научную парадигму, находящуюся в рамках данной психологической ориентации.

Основная проблематика когнитивной психологии – выявление и изучение различных структур мыслительного процесса. Она, с одной стороны, возникла как реакция на бихевиористическое игнорирование внутренней организации психических процессов, в другой – как продолжение бихевиоризма с когнициями.

Основателями когнитивного направления терапии считаются Аарон Бек и Альберт Эллис, которые заложили основание когнитивной терапии почти одновременно и независимо друг от друга. Как считает сам А. Бек, теоретической основой когнитивной терапии послужили:

— во-первых, феноменологический подход в психологии с положением о том, что индивидуальное видение «Я» и личностного мира есть та ось, вокруг которой формируется способ поведения;

— во-вторых, глубинная психология, в частности структурный подход фрейдовской теории;

— в-третьих, когнитивная психология, в частности теория личностных конструктов Дж. Келли. Задача данной работы дать характеристику предложенных А. Беком направлений когнитивной терапии депрессии и когнитивной терапии личностных расстройств.

КОГНИТИВНАЯ ТЕРАПИЯ А. БЕКА

Когнитивная терапия депрессии

Аарон Бек родился в 1921 году в семье евреев-эмигрантов из России. Тремя годами раньше, во время эпидемии гриппа, его родители потеряли свою единственную дочь, из-за чего он с детства с болью наблюдал за депрессивным состоянием своей матери. После получения медицинского образования, он начал профессиональную карьеру на кафедре психиатрии Пенсильванского университета. В начале 60-х годов он пересматривает психоаналитическую концепцию и разрабатывает основы когнитивной психотерапии. Первоначально Бек занимался исследованием депрессии, а затем перешел к изучению широкого круга психологических проблем, включающих в себя тревожные расстройства.

Рассмотрим когнитивную терапию депрессии. Некоторые люди смотрят на мир через так называемые розовые очки. Когнитивный подход Бека к депрессии предполагает, что «очки» человека, страдающего от депрессии, имеют тонированные стекла. Бек считает, что симптомы как депрессии, так и тревожности являются результатом представлений клиента о мире. В частности, мышление человека, страдающего депрессией, характеризуется когнитивной триадой:

— негативным взглядом на себя (низкая самооценка);

— на свое личное будущее;

— на свои переживания.

Люди, находящиеся в состоянии депрессии, также допускают грубые ошибки при обработке информации – они обычно преувеличивают негативное и преуменьшают позитивное.

Пациенты, страдающие депрессией также склонны к излишнему обобщению («Никто меня не любит»). Еще одной ошибкой таких пациентов является избирательная абстракция, при которой одна деталь вырывается из ситуации, а затем обобщается.

По мнению Бека, склонность к депрессивным состояниям приобретается в раннем детстве. Он считает, что дети мыслят глобальными, абсолютными категориями – и/или, а у депрессантов эти примитивные способы мышления сохраняются и в зрелом возрасте. В частности они придерживаются неких примитивных, упрощенных схем, усвоенных в раннем возрасте.

Когнитивная терапия является систематическим конструрированным, решающим проблемы подходом. Обычно она ограничена во времени и редко превышает 30 сеансов. Каждый терапевтический сеанс имеет программу, в которой в отличие от свободной формы психоанализа или клиентцентрированной терапии. Бек полагает, что терапевт должен быть доброжелательным, эмпатичным и искренним. Однако при этом не считает, что этого достаточно для проведения терапии. Скорее терапевтические отношения важны, поскольку являются источником изучения. Сам терапевт является моделью того, чему он хочет научить. Если терапевт чересчур обстоятелен и может читать нравоучения, это просто подкрепит первоначальную рассудительность клиента.

Конечная цель когнитивной терапии – выявить дисфункциональные суждения, увидеть, как они «спускают курок» и вызывают депрессивные чувства и поведение, а потом попытаться их изменить. Важно отметить, что Бек заинтересован не столько в том, о чем клиент думает, сколько в том, как он думает.. Он даже допускает, что иногда депрессивные познания могут быть правильными (например, кто-то может игнорировать вас, потому что вы ему не нравитесь). Бека не интересует процесс обучения «позитивному мышлению». Он считает его столь же разрушительным, как и негативное мышление. Вопрос не в том, любит ли себя клиент или нет, а в том, мыслит ли он категориями «Я хороший» или «Я плохой» в зависимости от того, что происходит.

Аналогичным образом жизнь для Бека – это не поиски счастья. Счастье, по его мнению, является побочным продуктом деятельности. Бек хочет, чтобы его клиенты научились проверять гипотезы. Даже если депрессивные мысли иногда могут быть правильными, депрессия возникает при наличии депрессивной триады и дисфункциональных ошибок людей при обработке информации. Бек пытается научить клиентов рассматривать эти идей в качестве гипотезы, а не фактов, а потом проверять их с помощью доказательств. Развитие такой установки проверки гипотез приведет к созданию гораздо более гибкой, ненавязчивой когнитивной системы, способной справиться с возникающими иногда негативными мыслями, которые подкрепляются доказательствами. Во время первых сеансов Бек изучает трудности клиента и составляет план действий. Связь между мыслями и чувствами демонстрируется клиенту на примерах. Затем используется две основные линии атаки для борьбы с дисфункциональными мыслями. Это бихевиоральные и когнитивные техники.

Бихевиоральные техники используются в первую очередь с клиентами, находящимися в глубокой депрессии. Такие клиенты могут испытывать трудности при обработке информации. Следовательно, когнитивные вмешательства для них часто являются неэффективными.

Бихевиоральные вмешательства помогают снять депрессию клиента. Заставить клиента действовать – значит научить его оказывать сопротивление мыслям типа «Я ничего не могу сделать» или «Я кретин». К тому же терапевт может заставить клиента приступить к проверке дисфункциональных мыслей во время реальных актов его поведения. После того, как удастся снять депрессию, клиент становится открытым для когнитивного вмешательства.

Бек не верит, что вылечить депрессию можно одними только бихевиоральными методами. Нужно также бороться с основными негативными мыслями, которые вызвали депрессию, иначе она вернется снова.

Бек использует несколько бихевиоральных вмешательств. Например, перечень ежедневных действий является почасовой записью клиентом своих поступков, какими бы тривиальными они не были. Это помогает бороться с такими дисфункциональными мыслями, как «Я никогда ничего не делаю».

При работе с клиентами, страдающими депрессией, Бек использует также другое бихевиоральное вмешательство – серию поэтапных заданий. Клиент, для которого подъем с кровати является достижением, может получить задание почистить зубы и побриться. После того, как он справится с этим ему может быть поручено приготовить себе завтрак и отправиться на прогулку. На следующей неделе его задание может включать в себя чтение газеты и просмотр объявлений о рабочих вакансиях. Стратегия заключается в подборе заданий, которые постепенно возвращают клиента, страдающего депрессией к полному функционированию. Однако при этом, важно подбирать такие задания, которые под силу клиентам. Бек подчеркивает, что целью поступка является его совершение, а не доведение до конца.

Смотрите так же:  Что можно беременным при стрессе

Еще одной техникой является когнитивная репетиция Клиенты, страдающие глубокой депрессией, часто не могут справиться со сложным заданием, поскольку испытывают трудности с концентрацией и мышлением. В результате они могут навредить сами себе. Чтобы предугадать трудности, которые могут встретиться при выполнении задания, терапевт заставляет клиента отрепетировать его, т.е. пройти шаг за шагом. В этом случае трудности обнаруживаются заранее и клиенту удается принять меры по их преодолению. К тому же терапевт может дать клиенту соответствующие рекомендации.

В качестве еще одной техники, используется также ролевая игра. После того как депрессия уменьшится, психотерапевт может начать сосредотачиваться на когнитивных техниках. Вначале необходимо добиться понимания клиентом связи между своими мыслями и чувствами. Для этого ему дается задание вести ежедневный отчет о бессознательных мыслях. Каждый раз, когда клиент замечает наступление депрессии, он должен попытаться восстановить мысли, предшествовавшие наступлению депрессивных чувств.

Кроме ежедневных записей дисфункциональных мыслей и чувств клиента просят отметить альтернативные, менее дисфункциональные пути восприятия ситуации. В результате клиент понимает, что ограничивает себя одним способом восприятия ситуации, в то время, когда их существует множество.

Основной когнитивной техникой, используемой терапевтом, является опрос. Вопросы ставятся так, чтобы помочь клиенту изучить и проверить дисфункциональные мысли. При этом важно отметить, что Бек предпочитает задавать вопросы, а не разубеждать клиента в его дисфункциональных мыслях. Техника опроса Бека мобилизует депрессивных клиентов ставить под сомнение собственные мысли.

Когнитивная терапия личностных расстройств

В последнее время когнитивная терапия получила дальнейшее развитие благодаря лечению личностных расстройств. Бек и его коллеги считают, что личностные расстройства, например, зависимое и параноидальное расстройства, являются приобретенными дисфункциональными межличностными стратегиями или схемами, которые запускаются в различных ситуациях.

Эти дисфункциональные схемы приобретаются в детстве и постоянно влияют на поведение человека. Например, при параноидальном личностном расстройстве индивид обычно относится у другими людям с подозрением и реагирует на них негативно и агрессивно. Это расстройство основано на схемах, при которых такие люди изображают себя добродетельными и испытывающими плохое отношение со стороны окружающих. Последние, в свою очередь, рисуются ими подозрительными и недоверчивыми, что заставляет их быть постоянно настороже и выискивать признаки плохого отношения и неуважения со стороны других.

Целью когнитивного терапевта при лечении личностных расстройств является изменение этих дисфункциональных схем. Многие из техник, используемых когнитивной терапией при лечении депрессии и тревожности, применяются при работе с личностными расстройствами. Однако полное изменение этих схем требует очень большого времени и терапевтическая стратегия часто состоит не в их полном уничтожении, а в частичном изменении, чтобы сделать их менее дисфункциональными. При праноидальном личностном расстройстве терапевт может поощрить клиента научиться доверять некоторым людям в определенных ситуациях или проверять свои дисфункциональные схемы, чтобы не руководствоваться ими слишком жестко.

Следует отметить одну новую стратегию при работе с личностными расстройствами. Бек и его коллеги отмечают, что иногда стойкие дисфункциональные межличностные модели нельзя модифицировать, не обратившись к переживаниям детства. С детскими переживаниями здесь работают не так активно, как при психоанализе. Однако когнитивный психотерапевт может заставить клиента «проиграть» встречу со своим отцом или матерью, если они являются основным источником приобретения им дисфункциональных схем. В когнитивной терапии клиент не просто заново возвращается к травматическим переживаниям раннего детства, а с помощью ролевой игры старается использовать функциональные взрослые способы реагирования на человека, о котором идет речь. Это позволяет клиенту переоценить детские переживания с точки зрения взрослого и отбросить старые дисфункциональные установки, возникшие из этих переживаний. Эту стратегию можно рассматривать как развитие идеи «ярких мыслей».

Обычно человек идентифицирован со своими автоматическими мыслями. Когда он прокручивает в уме привычную мысль, например, «этот человек – мой враг», он механически приравнивает ее к реальности. Задача психотерапевта – показать не реалистичность автоматической мысли и побудить пациента принять участие в формировании реалистической. Помимо этого, может применяться домашнее задание с каждодневной фиксацией автоматических мыслей и дальнейшее обсуждение этих записей с терапевтом, взвешивание всех «за» и «против», определение альтернативных возможных вариантов схем и др.

На основе рассмотренного когнитивного подхода Бека, можно определить, что основными особенностями когнитивной терапии являются:

Активность (терапия протекает при полном понимании пациентом плана, целей, техник; устанавливаются отношения, по словам А.Бека «эмпирического сотрудничества», при котором терапевт мобилизует клиента к деятельности и активному участию).

Структурированность (данная терапия основана на двухуровневой структуре организации когнитивных процессов).

Краткосрочность (сеанс длится 40-50 мин. От 6 до 25 сеансов в зависимости от вида психологического расстройства).

Симптомоориентированность (прицельная направленность на конкретный симптом).

Таким образом, цель когнитивной терапии – приспособить процесс информации к начальным позитивным изменениям во всех системах посредством действий внутри когнитивной системы. И А. Бек предложил пути этих изменений.

Бек А. Техники когнитивной психотерапии // Московский психиатрический журнал. Спецвыпуск по когнитивной терапии-1996.-№3.-С.40-49.

Соколова Е.Т. Общая психотерапия.-М.: Проспект, 2001.-652с.

Тодд Дж., Богарт А. Основы клинической и консультативной психологии.-М.: Эксмо-Пресс, 2001.-768с.

Шавердян Г.М. Основы психотерапии.-СПб.:Питер, 2007.-208с.

Другие статьи

  • Почему у ребенка часто идет кровь из носа причины Почему у ребенка идет кровь из носа Весной организм малыша ослаблен, и часто общая слабость иммунитета дает о себе знать носовыми кровотечениями. Как с этим бороться, нам рассказывает врач педиатр, неонатолог клиники «Педиатр» Михаил Соколовский. Действительно, […]
  • План урока английского языка детям дошкольного возраста План-конспект урока по английскому языку по теме «Животные» для дошкольников 6-7 лет Учитель составитель: Князева А.В. Возраст детей: 6-7 лет. Тема: «Animals» (Животные) УМК: И.А. Шишкова, М.Е. Вербовская «Английский язык для малышей» под редакцией Н.А. Бонк. Предмет: […]
  • Хорошо или плохо быть одним ребенком в семье Сочинение 1134. (B). Что лучше: иметь братьев и сестер или быть единственным ребенком? Бобарыкина Екатерина. Школа №3, Андреаполь, Тверская область, Россия Сочинение на английском языке с переводом. Номинация Классическое эссе Which is better: to have siblings or to […]
  • Развитие связной речи детей дошкольного возраста список литературы Развитие связной речи детей дошкольного возраста список литературы Сервис бесплатной оценки стоимости работы Заполните заявку. Специалисты рассчитают стоимость вашей работы Расчет стоимости придет на почту и по СМС Номер вашей заявки Прямо сейчас на почту […]
  • С чем приготовить рыбу 9 месячному ребенку Рыба для детей до года Рыба — ценный белковый продукт, в котором содержатся все необходимые для детского организма аминокислоты, уникальный витаминный комплекс (F, A, D, E) в сочетании с полезным рыбьим жиром и важные для здорового обмена веществ минералы (йод, […]
  • Можно ли давать хурму ребенку в 8 месяцев Хурма ребенку без риска аллергии Хурма — это любимый многими экзотический фрукт. Так хочется побаловать своего ребенка такой вкусностью, но все же делать это можно с определенного возраста во избежание неприятных последствий. Если вас интересует, с какого возраста […]