Депрессия после потери ребенка

Одиночество изнутри: депрессия после выкидыша

Замалчивая трагедию миллионов женщин, мы делаем им еще больнее: кто-то может не выбраться из состояния травмы никогда. Как облегчить боль после выкидыша и каковы реальные масштабы проблемы?

В 2014 году на 20 неделе беременности Валери Мик узнала, что у ее мальчика не бьется сердце. Из заключения о вскрытии стало известно: причиной смерти ребенка была слишком маленькая плацента. Ребенок был развит по сроку, но не смог выжить из-за недостатка плацентарного питания.

Первые шесть недель после искусственных родов Мик каждый день разговаривала с терапевтом. Она работала с психологами над лечением депрессии, тревоги и посттравматического стрессового расстройства десять недель. Еще больше времени потребовалось на терапию и лечение, чтобы держать отголоски трагедии в душе под контролем.

«В какой-то мере все эти психические проблемы помогли мне пережить боль душераздирающей утраты, — рассказывает Валери. «Я не знаю, как бы я пережила потерю, если бы у меня не было такой мощной поддержки».

Теперь Валери Мик стала операционным директором некоммерческой организации по поддержке женщин, переживших выкидыш. Она слишком хорошо знает, как сложно женщинам выйти из депрессии после тяжелой потери.

Выкидышем заканчиваются до 15% беременностей (сроком до 20 недель), примерно 1% женщин сталкиваются с мертворождением (смерть плода после 20 недель беременности).

Иными словами, выкидыши — это распространенная, а вовсе не редкая проблема, как это принято считать в обществе. В результате женщины вынуждены преодолевать не только тоску и потерю ребенка, но еще и бороться с чувством одиночества.

И до тех пор, пока выкидыши будут окутаны ореолом секретности, женщины, сраженные тяжелым ударом, будут погружаться в депрессию и зарабатывать посттравматическое стрессовое расстройство.

До 20% женщин, потерявших ребенка, так и не могут преодолеть свою депрессию. И даже следующая беременность скорее может вызвать новую волну тревоги, чем радость материнства.

«У многих женщин тревогу вызывает УЗИ, — рассказала Линдси Хенке, клинический социальный работник и основатель организации «Беременность после выкидыша».

«Это то, что напоминает женщинам о моменте, когда они узнали о своей потере, или моменте, когда диагноз был подтвержден. Когда они снова беременеют и приходят на УЗИ, в них сразу растет чувство ужаса и беспокойства. У других женщин тревогу вызывает даже поход в ванную, потому что именно там они впервые заметили кровотечение».

«Одной из причин, почему депрессии и посттравматическому стрессовому расстройству все еще не уделяют достаточно внимания, является тенденция сглаживать глубину женской боли, особенно если выкидыш произошел на ранней стадии. Но женщины начинают любить своего ребенка с первых минут беременности и скорбят о потере независимо от срока, на котором она случилась», — считает Хенке.

Если потеря не воспринимается обществом серьезно, женщины с меньшей вероятностью признают, что им нужна помощь — даже когда она является для них доступной. Отсутствие лечения может иметь неоправданно трагические последствия.

Валери Мик помогли в сложной ситуации потери, другим женщинам повезло меньше.

«Я бы не выжила без той поддержки, которую получила, а многие женщины вынуждены оставаться без нее. Многих не поддерживают даже собственные семьи, не говоря уже о профессиональной помощи со стороны врачей. А она нужна каждой!», — утверждает Валери.

Электронный журнал о благотворительности

Primary Navigation

Смерть ребёнка: как помочь семье пережить горе

Смерть близкого человека пережить всегда тяжело. Но когда умирает ребёнок – это страшная утрата для его родителей. Именно на работе с такими утратами сосредоточились психологи Санкт-Петербургской общественной организации социальной помощи «Семейный информационный центр». Потеря ребёнка может стать глубокой травмой на всю жизнь для обоих родителей – у тех, кто топит себя в этой травме, в отчаянии, рушатся или искажаются отношения как внутри семьи, так и связи с внешним социумом. Психолог центра Надежда Степанова рассказывает, как специалисты «Семейного информационного центра» помогают родителям и другим членам семьи пережить смерть ребёнка и найти новые надежды.

«Семейный информационный центр» помогает женщинам, перенесшим перинатальную утрату и членам их семей, семьям, потерявшим ребенка, а также при рождении недоношенного ребёнка или ребёнка с инвалидностью.

— Кто тяжелее переживает утрату – семья, потерявшая младенца, или семья, потерявшая ребёнка старше?

— Если говорить о том, что более взрослого ребёнка потерять тяжелее, чем новорожденного, то и соглашусь, и нет. У каждой семьи, у каждой ситуации свои особенности. Но да, социальных и психологических связей у родителей образуется всё больше и больше по мере роста ребенка, это и кружки, садик, друзья, родственники… все эти люди и сообщества соприкасались с ребёнком, семьей. У этих родителей, таким образом, возникло больше воспоминаний, надежд. И даже после появления в семье другого рёбенка воспоминания о потерянном у родителей остаются, но это естественно. Другой вопрос, если подспудно родители не перегоревали эту потерю, а так может быть по разным причинам. Например, один из родителей был косвенно виноват в том, что ребёнок погиб в аварии.

— Получается, что в переживаниях людей преобладает эгоизм: «Переживаю потому, что не сбылись ожидания», «Моё горе» и так далее. Но ведь тогда остаётся очень мало места самим ушедшим детям…

— Но так чаще всего и происходит при потере любого близкого человека, не обязательно ребёнка. Чаще мы переживаем не о нём, а о том, что мы остались без него и нам теперь нужно перестраивать свой мир. Мы плачем о себе, своих нереализованных мечтах, планах, ожиданиях….

— А многие ли родители, потерявшие детей, страдают от чувства вины? И как вы работаете с людьми, если эта вина реальна?

— Страдают все. А как работать – очень сложный вопрос. Когда молодая женщина на восьмом месяце беременности спрыгивает с парашютом и теряет ребёнка, с ней, конечно, работать очень тяжело – она понимает, что виновата, что потерю спровоцировали её действия. Но тут нужно признать факт – да, поступок был необдуманный. Возможно, женщина была не очень готова к материнству, в её картине мира вообще не предполагалось, что дети могут погибать. Или семья готовилась к рождению ребёнка, сделали всё, что нужно и можно, а чувство вины всё равно присутствует. Как работать? В зависимости от ситуации. Сказать, что чувство вины уходит быстро и навсегда, нельзя. Иногда на это нужно много времени.

— Похороны ушедшего ребёнка – в каком ключе вы обсуждаете эту проблему с клиентами? Особенно когда речь идёт о новорожденных младенцах.

— Часто мамы порой даже не хотят смотреть на своих умерших новорожденных детей, не хотят их забирать, чтобы похоронить. До определённого времени была такая практика у врачей – говорить: «Зачем тебе смотреть?» Но если женщина не хоронила своего ребёнка, у неё в дальнейшем выстраиваются всякие страшные картины. Например, приходила женщина уже по поводу внуков (она достаточно молодая бабушка), но выяснилось, что у неё в первом браке умер ребёнок, но она не стала на него смотреть, не стала его забирать, и потом она начала представлять себе его внешность, потом стала искать в интернете информацию о том, что происходит с телами таких младенцев – кто-то рассказывает, что их используют, как биоматериал, кто-то – что их сбрасывают в общую яму и так далее. И она говорит: «Я стала себе всё это представлять. И как мне теперь с этим жить?» Ко мне приходят семьи, которые уже приняли решение, женщина вышла из роддома и теперь она ищет у меня подтверждения того, что она поступила правильно, отказавшись посмотреть на ребёнка и похоронить его. А вот у верующих людей вопрос, надо или не надо хоронить ребёнка, вообще не встаёт. Поэтому важно, чтобы психологи работающие с такими семьями, имели единый подход и понимали нужность и важность данного этапа. В Германии, если семья поначалу не желает смотреть на ребёнка и хоронить его, ей дают некоторый срок на осмысление своих желаний и действий, за который семья может изменить своё решение. Было бы здорово, если бы мы переняли их практику.

— Если другие дети в семье уже есть, вы с ними тоже работаете?

— Да. С детьми обязательно надо работать. Ведь дети понимают, что происходит. Если родители им не говорят о случившемся, у них формируются неврозы, страхи, причём порой не связанные на прямую со смертью. А родители часто не сообщают детям о смерти сиблинга. Объясняют так: «А зачем?» Особенно, если умирает новорожденный младенец – придумывают какую-то историю или вообще накладывают запрет на эту тему. При этом ребёнок видит, что все плачут, что маме и папе не до него, его могут отправить к бабушке и дедушке. Ребёнок чувствует себя выделенным из семьи, в своеобразной зоне изоляции. И у него появляются какие-то свои фантазии, с которыми ему дальше приходится самому справляться, фантазии ребёнка порой страшней реальности. Так что я считаю, что ребёнку надо обязательно рассказать о смерти его братика или сестрёнки, но найти для этого подходящее время и продумать, какие слова сказать.

— Но ведь и сам ребёнок может остро переживать смерть брата или сестры.

— Конечно. Опять-таки, особенно если уже есть какая-то история их общения. И главное: в любом случае ребёнок из-за таких событий в семье тоже может впасть в депрессию. Считается, что если ребёнок прыгает и скачет, значит, ему весело и хорошо. Но он может таким способом оттягивать на себя внимание родителей, чтобы они переключились и им стало весело, а ребенок таким образом, получает для себя «прежних» родителей, таких, какими они были до потери.

— Как вести себя другим ближним тех, кто переживает утрату ребёнка? Что говорить нельзя, а что говорить можно и нужно?

— Скорее, скажу о том, что нельзя. Нельзя говорить сразу после того, как это случилось: «У тебя ещё будут дети». Ведь родители ещё не переплакали, не перегоревали. Нельзя предлагать уйти в работу, забыться, прекратить плакать – то есть нельзя предлагать какую-либо блокировку эмоций. Тем более, нельзя говорить: «Мне надоело, что вы плачете». Нельзя винить, даже если объективно вина родителей в смерти ребёнка есть. Нельзя обесценивать потерю: «беременность была не вовремя», «что ни делается, всё к лучшему» и тому подобное… Самим родителям и так хватает чувства вины, надо их просто поддержать. Вообще трогать эти темы можно только тогда, когда родители сами захотят про это говорить. Что делать нужно? Дать возможность плакать столько, сколько необходимо. Но при этом смотреть, замыкается человек в себе или нет. Если уходит от социума, это тревожный знак. В этом случае нужно звонить, приходить, не оставлять своим вниманием. Разговаривать и главное – слушать, удерживая себя от советов и сравнений: нельзя говорить, что у кого-то всё гораздо хуже, это тоже обесценивание.

Смотрите так же:  Шизофрения парафренный синдром история болезни

— А если человек резко отказывается общаться?

— Если человек живёт один, то нужно всё-таки иногда звонить, просто чтоб сказать: «Я здесь, можешь мне позвонить в любое время». Можно писать СМС, писать сообщения в интернете, в скайпе. Сегодня возможностей много дать знать человеку, что он не один.

— Женщине нужно дать поплакать. А мужчине?

— Мужчины тоже плачут. И здорово, когда мужчина может себя это позволить. Мужчинам я предлагаю, если есть возможность, взять совместный отпуск – для того, чтобы побыть с самим собой, с супругой. Некоторые семьи уезжают – но не ради развлечения, а для того, чтобы выскочить из привычного и травматичного пространства. Мужчине важно знать, чем он может помочь супруге, как отвечать на расспросы окружающих, например: «Да, мы потеряли ребёнка, но сейчас я говорить об этом не хочу». Но это не значит, что он не переживает и мужчине не нужно время для проживания потери.

— Приходят ли к вам люди спустя годы после утраты?

— Надо сказать, что прямо сразу, то есть в остром состоянии горя вообще приходят редко. Но бывает так, что приходят и спустя очень долгий срок. Иногда приходят ведь с другими вопросами, касающимися семейных отношений, а когда я начинаю расспрашивать о прошлом семьи, то выясняется что была утрата ребёнка. И здесь, если человек готов об этом говорить, то либо это прожитая история, и он рассказывает так же, как могу рассказать свою историю я, либо это сильные чувства, эмоции, заново переживается горе, люди говорят: «Мы об этом никому не рассказывали».

— Пожилые люди, когда-то пережившие утрату, могут как-то поддержать молодых с такой же проблемой?

— Конечно. Пожилой человек может сказать: «Посмотри на меня, мне 75 лет. Тебе тяжело сейчас, это нельзя забыть, но пережить можно». Сейчас скажу фразу, которая многих может шокировать в данном контексте: так или иначе, любые переживания обогащают человека. Страдания тоже делают нашу картину мира богаче. И вот тут пожилые люди могу показать это на своих примерах. Но вот когда умирает единственный внук или внучка, у бабушек и дедушек переживания бывают не менее сильные, чем у родителей ребёнка. Это ведь тоже связано с их несбывшимися ожиданиями, они думают о том, что других внуков могут и не дождаться.

— Может быть, вообще одна из главных проблем в том, что мы друг от друга слишком многого ждём?

— Да. А когда наши ожидания и наши фантазии не сбываются, это становится для нас катастрофой. Есть люди, которые готовы быстро перестраиваться, а есть люди, которые не готовы. Конечно, в кризисной ситуации любые несовпадения обостряются.

— Вот есть старая поговорка: «Бог дал – Бог взял». По сути, это краткое изложение фрагмента из библейской Книги Иова. Как вам кажется, раньше люди относились легче к смертям своих детей?

— Мне кажется, да. Было больше упования на Бога и понимания, что человек не в состоянии распоряжаться своей жизнью и смертью в полной мере. И мне тоже приходится говорить клиентам о том, что у каждого из нас свой срок.

— Отсутствие такого понимания не порождает ли гипероветственность?

— Я постоянно говорю об этом на семинарах и вебинарах – не только посвящённых утрате, но и вообще проблемам, связанным с детьми. Всё-таки родителям надо быть в определённых вопросах проще. Извините, но в 50-е и 60-е годы у ребёнка часто был единственный эмалированный горшок. А теперь рассуждают: «Вот, ребёнок не ходит в синенький горшок, давайте купим ему красненький». И маме внушают, что если её ребёнок в полтора года не ходит на горшок, то она плохая мама. И есть ещё момент: раньше женщины рожали сколько детей? Сколько Бог дал. А теперь? Большинство – одного или двух. Притом, что социальные и экономические условия раньше могли быть и гораздо хуже. Поэтому я часто говорю о том, что не надо невротизировать родителей – у них есть ещё и жизнь помимо ребёнка. Для ребёнка это катастрофа, когда жизнь его родителей сосредоточена только на нём. Этому в большей степени подвержены родители детей с особенностями развития. Помню одну семью, в которой младший ребёнок имел очень тяжёлую симптоматику – лежачий, с задержкой психического развития. Он дожил до 10 лет и в этом возрасте мог только лежать и кататься – не более того. Но его папа – врач, мама – преподаватель, оба работали и работают, они не остановили свою жизнь, но и не отдали ребёнка в интернат. Ребёнок жил с ними. Что они сделали? Они обезопасили пространство, в котором он находился, например, сделали ему спальное место практически на полу – чтобы он не упал и не ударился.

— А у этой пары не возникало чувство вины из-за того, что они, возможно, должны были больше заниматься ребёнком, и тогда он достиг бы хоть немного более высокого уровня развития?

— Знаете, я думаю, что такие мысли могут возникать у любого родителя – не важно, здоровый у него ребёнок или больной, живой он или умер. Всегда есть ощущение, что ты что-то недоделал, недодал, не успел, проглядел… Но эта пара всё равно старалась дать своему ребёнку очень много – продолжала заниматься его реабилитацией даже тогда, когда специалисты говорили им, что прогресса не будет. Родители отвечали: «Но он живой, значит, будем делать».

— Вы работаете также и с семьями, в которых есть дети с инвалидностью. А может ли к вам обратиться семья, которая ещё только опасается, что ребёнок или родится с нарушениями развития, или не выживет?

Наш проект предусматривает, что мы подхватываем семью, когда ещё на стадии беременности врачи выявляют, что у ребёнка может быть какая-то патология. Здесь очень важно дать женщине понять, что она не Бог, а мама, и делает максимум того, что может. Если в этот период обращается вся семья, то очень важно помочь всем определиться, что и как в данной ситуации может сделать каждый из них. Когда семья выходит из состояния дезориентации и переходит к реальным действиям, это дает людям возможность видеть и сами эти действия, и их результаты, что в конечном итоге даёт надежду. Ведь есть такая проблема: часто, если женщина рожает ребёнка с теми или иными нарушениями развития, она отгораживается от социума: «Меня никто не поймёт». У неё есть страх осуждения – и действительно, не все окружающие понимают, что происходит. И тут наша задача – восстановить её связь с социумом. Как формировать социальные связи в данном случае? Знакомить семью с другими семьями, у которых схожие проблемы. Семьи могут делиться реальным опытом, адресами медучреждений, организаций, работа которых имеет специфику работы с теми или иными нарушениями. К тому же наше общество в целом всё-таки меняется – и многие семьи с инвалидами получают моральную поддержку от самых обычных людей, своих соседей, например.

Как пережить смерть ребенка: советы психолога

После смерти ребенка жизнь как будто разлетается вдребезги. И непонятно, как собрать эти кусочки. И как снова начать жить. И самое главное, что непонятно, — зачем жить.

Вопрос от Ирины, г. Санкт-Петербург:

Когда будут лекции? Как научиться жить снова, если погибли дети и жить не хочется?

Отвечает Татьяна Сосновская, педагог, психолог:

Наверное, нет ничего страшнее на этом свете, чем когда родителям приходится хоронить собственных детей. В этом есть что-то неправильное, противоестественное. Мир переворачивается с ног на голову и из белого становится черным. Как пережить смерть детей, когда вся жизнь была посвящена им?

С уходом детей уходит и смысл, и радость, и надежда. Черная жгучая и холодная пустота заполняет изнутри, не давая дышать, не давая жить.

Как жить, если твоих детей, твоего будущего уже нет?

Невыносимая боль, тоска, отчаяние — вот чувства, которые испытывает родитель при утрате ребенка.

Чувство вины оттого, что не уберег, не смог помочь вовремя, не предотвратил трагедию.

Гнев на того, кто виноват, на того, кто выжил. На судьбу. На Бога, который допустил все это.

А еще трудно смотреть на других детей. Потому что они живы, они радуют своих родителей. А моих детей нет нигде на этом свете. Кроме фотографий, видео и воспоминаний.

Воспоминания — это все, что остается. Воспоминания без надежды на будущее.

После смерти ребенка жизнь как будто разлетается вдребезги. И непонятно, как собрать эти кусочки. И как снова начать жить. И самое главное, что непонятно, — зачем жить.

Если в вашей жизни или в жизни ваших знакомых произошла такая трагедия, дочитайте, пожалуйста, эту статью до конца. Мы постараемся помочь вам пережить смерть ребенка. Системно-векторная психология помогает справиться с тяжелыми состояниями и найти потерянный смысл жизни.

Самое главное — не замыкаться в себе!

Пережить смерть ребенка в одиночку практически невозможно!

Горе отрывает человека от всего мира. Трудно смотреть на других людей. Кажется, что никто не сможет понять: они ведь не теряли своих детей! Но самое плохое, что вы можете сделать — это закрыться от всего и замкнуться в своем горе. После потери ребенка у родителей в душе образуется огромная пустота, которая раньше была заполнена ребенком. Становится непонятно, куда девать свободное время, о ком заботиться, о ком волноваться. Кажется, что эта пустота никогда не заполнится.

Человек не создан для жизни в одиночку. Все хорошее и все плохое, что у нас есть, мы получаем от других людей. Поэтому для начала не отказывайтесь от помощи других людей, не стесняйтесь просить друзей побыть рядом или постарайтесь найти силы, чтобы выходить из дома.

Когда у человека случается такое горе, как смерть ребенка, ему кажется, что его страдание невыносимо. Но посмотрите вокруг: разве страдания других людей прекратились? Разве перестали погибать чужие дети?

Основной закон психологии: чтобы уменьшить боль собственного страдания, надо помочь другому. Системно-векторная психология Юрия Бурлана по-новому раскрывает смысл концепции: для мира нет своих и чужих детей. Для мира «все дети наши».

Смотрите так же:  Другие нарушения сна

Возможно, эти слова прозвучат немного жестко: но если не стало ваших родных детей, разве это значит, что ваша помощь больше никому не нужна? Разве это значит, что нет других детей или взрослых, которые нуждаются в вашей помощи?

Ведь мы любим наших детей и заботимся о них не потому, что ждем от них благодарности. Мы делаем это для их будущего, для будущих поколений. Поток любви, направленный в будущее, нельзя останавливать. Заботу, которую уже не смогут получить ваши дети, необходимо направить на других, иначе любовь превратится в застывший камень и убьет вас.

А где-то умрет без любви еще один ребенок.

Только перенос своей любви к ушедшему ребенку на других может помочь пережить смерть ребенка и превратить черную тоску в светлую грусть, когда память о нем не парализует, не вводит в оцепенение, а придает энергию и силы.

Люди по-разному переживают горе

Кто-то справляется быстрее, а кто-то не может выйти из этого состояния долгие годы. Системно-векторная психология Юрия Бурлана объясняет, почему так происходит. Каждый человек имеет свои особенности. Тяжелее всех справиться с потерей ребенка человеку с анальным и зрительным векторами.

Для человека с анальным вектором семья — это святое. Это то, ради чего он живет. И то, что случилось с его ребенком, он воспринимает как огромную несправедливость. Особенность проявлений анального вектора в том, что для него прошлое важнее настоящего. Поэтому такому человеку очень важно сохранить память. Он может бесконечно смотреть фотографии или перебирать вещи умершего ребенка, каждый день посещать его могилу на кладбище. Человеку с анальным вектором труднее всего проститься с прошлым, простить всех и после потери ребенка начать жить дальше. Однако память, прошлое, воспоминания могут стать светлыми, когда мы не говорим «с тоской: их нет, но с благодарностью: были».

Зрительный вектор дает своему обладателю необычайную амплитуду чувств и переживаний. Для человека со зрительным вектором очень важна эмоциональная связь. Разрыв эмоциональной связи, который происходит со смертью ребенка, приносит страдания, которые в полном смысле слова кажутся невыносимыми. Могут даже появиться суицидальные мысли. Потому что именно в любви и эмоциональной связи заключен смысл жизни зрительника. Очень важно, чтобы рядом с таким человеком были другие люди.

В зрительном векторе заложена огромная сила любви, самая большая, какая есть на земле. Но если человек замыкает ее на себя, начинает жалеть себя, то состояние его только ухудшается, вплоть до приступов истерики и панических атак. Но если всю силу любви зрительного вектора переключить на других, то боль в сердце отступает, жить становится легче. Нет, душа не черствеет, не стирается память об ушедшем ребенке. Но появляется смысл, а с ним и силы жить. И постепенно возвращается радость.

Переживание горя в других векторах тоже дает свои особенности. Многим помогли справиться с потерей ребенка тренинги по системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Вот некоторые из отзывов:

«Стало легче после утраты единственного сына (последствия теракта), ушли обиды на родителей, депрессия, самооценка повысилась, появилось желание работать, уверенность, понимание других»

«Мне очень трудно было пережить горе — утрату родного человека. Страх смерти, фобии, панические атаки не давали жить. Обращалась к специалистам — безрезультатно. На первом же занятии на тренинге по зрительному вектору сразу пришло облегчение и понимание, что со мной происходило. Любовь и благодарность — это то, что почувствовала вместо того ужаса, который был прежде. Тренинг дал мне новое мироощущение. Это совершенно иное качество жизни, новое качество отношений, новые ощущения и чувства — ПОЗИТИВНЫЕ!»

Не отказывайтесь от помощи, приходите на бесплатные онлайн-лекции по системно-векторной психологии Юрия Бурлана. И вы поймете, что справиться с бедой возможно, можно найти в себе силы дальше жить и вернуть радость жизни. Регистрируйтесь по ссылке .

Что делать при депрессии после смерти близкого?

Ежедневно на Земле по разным причинам умирает огромное количество человек, оставляя после себя близких людей, которые искренне оплакивают их. Переживание тяжёлой утраты в виде депрессии или даже глубокой скорби после смерти близкого человека (например, мамы или мужа), является абсолютно нормальной реакцией на такую потерю. А особенно остро люди переживают смерть ребёнка (сына или дочери).

Однако у некоторых людей такие естественные проявления горя, как чувство вины, бессонница, оцепенение и рыдания, могут привести к более серьезным проявлениям, в том числе к скорби (глубокому горю) и депрессивному психическому расстройству (Большой клинической депрессии).

Симптомы естественного горевания

Скорбь отличается от естественного горевания своей продолжительностью и интенсивностью. Люди, испытывающие нормальное горе, чаще всего могут объяснить, почему они печальны. Они продолжают нормально функционировать в социуме, и, как правило, в состоянии преодолеть свою сильную печаль в течение относительно короткого периода времени (обычно в течение месяца-двух).

Обычно после смерти очень близкого человека (мужа, мамы, сына или дочери, брата или сестры), такие сильные переживания как скорбь или депрессия могут усиливаться в течение нескольких дней, недель или даже месяцев. А иногда такая депрессия может развиться даже после смерти любимого животного.

Практически каждый из людей, столкнувшись со смертью близкого человека (особенно ребёнка, мамы, любимого мужа), будет переживать такие естественные симптомы:

  • чувство вины за то, они сделали (либо не сделали) перед смертью близкого человека. Так, мама может корить себя за то, что не уберегла сына;
  • навязчивые мысли, наподобие такой: «Лучше бы я умерла вместо мужа!» Так, родители могут жалеть, что смерть не забрала их вместо ребёнка;
  • воображаемое чувство, что они видят или слышат умершего;
  • проблемы со сном;
  • изменение привычек в еде и физической нагрузке;
  • желание находиться в социальной изоляции.

Этапы потери и скорби

Чтобы понять, как из обычного горя может развиться настоящая клиническая депрессия, надо знать, через какие этапы проходят люди после смерти близкого (мужа, мамы, ребёнка и т.д.). В 1969 г. психиатр Элизабет Кюблер-Росс представила в своей книге «О смерти и умирании» 5 стадий горя после смерти близкого человека. Эти стадии переживания горя универсальны, с ними сталкиваются люди из всех слоев общества.

В случае потери человек проводит разное количество времени на каждом этапе. Помимо этого, каждый этап может отличаться по своей интенсивности. Эти пять стадий могут происходить в любом порядке. Мы часто перемещаемся между этими этапами до того момента, как смиримся со смертью. Все люди горюют по-разному. Некоторые люди внешне очень эмоциональны, другие же будут переживать горе в себе, возможно, даже без слёз. Но, так или иначе, все люди проходят через пять этапов горя:

Первый этап – отрицание и изоляция;

Второй этап – гнев;

Третий этап – торг;

Четвёртый этап – депрессия;

Пятый этап – принятие.

Хотя все эмоции, которые люди испытывают на любом из этих этапов — естественны, далеко не все, кто скорбят, проходят через все эти стадии — и это тоже нормально. Вопреки распространённому мнению, вам совсем не надо проходить через все эти этапы для того, чтобы жить дальше. На самом деле, некоторые люди способны горевать, минуя любой из этих этапов. Так что не переживайте о том, что вы «обязаны» чувствовать или каком этапе вы должны сейчас находиться.

Когда Горе становится Депрессией?

Все вышеприведённые симптомы и этапы горя абсолютно нормальны. Они помогают людям адаптироваться к утрате и принять новые условия жизни после смерти близкого человека.

Различие между горем и клинической депрессией не всегда легко заметить, поскольку они имеют много общих симптомов, но разница всё-таки существует.

Помните, горе проявляется волнообразно. Оно включает в себя широкий спектр эмоций и сочетание плохих и хороших дней. Даже тогда, когда вы очень сильно горюете, у вас всё равно могут быть моменты радости или счастья. А при депрессии чувство пустоты и отчаяния является постоянным.

Если скорбящий человек испытывает выраженные симптомы депрессии, то пора обратиться за помощью. Это необходимо делать в тех случаях, если у скорбящего человека отмечаются:

  • отсутствие концентрации внимания и полная неспособность сосредоточиться;
  • необыкновенно острые ощущения собственной бесполезности или вины;
  • тревога или депрессия, которая не проходит, а только усиливается со временем;
  • проблемы со сном, которые длятся более шести недель;
  • навязчивые воспоминания днём и ночные кошмары ночью, которые постоянно держат человека в напряжении;
  • резкое увеличение или потеря веса;
  • необъяснимые физические симптомы, например, беспричинные боли в той или иной части тела, учащённое сердцебиение, обильное потоотделение, проблемы с пищеварением или затруднённое дыхание;
  • мысли о том, что умерший продолжает находиться рядом, зрительные либо слуховые галлюцинации;
  • странное или асоциальное поведение;
  • мысли о суициде, которые могут останавливать только очень серьёзные доводы (например, наличие у мамы другого ребёнка);
  • разрыв всех социальных контактов.

Все эти симптомы могут указывать на начало клинической депрессии, обусловленной смертью близкого человека. Если какой-либо из этих симптомов длится более двух месяцев после смерти любимого человека, это служит сигналом, что человеку нужна помощь профессионала.

Симптомы депрессии или посттравматического шока будут сильнее всего выражены, если человек становится свидетелем внезапной смерти близких людей, или находился рядом во время смерти любимого человека, например ребёнка.

Депрессия как осложнение горевания

Такие негативные чувства, как безнадежность и беспомощность являются частью нормального процесса оплакивания, но они также могут быть симптомами депрессии или других психических расстройств. Но иногда нормальное в этой ситуации горе переходит в психическое расстройство. Депрессия является лишь одним из целого ряда психических расстройств, которые могут быть связаны со смертью близкого человека. Другие расстройства включают в себя генерализованное тревожное расстройство и посттравматический стресс.

Недаром одним из предлагаемых будущих изменений в классификации психических болезней, предложенной американскими психиатрами, является введение новой категории психического заболевания — отягощённое переживание скорби. Отягощённое переживание скорби, которое также иногда называют травматическим или длительным горем, предлагают считать сложным психическим расстройством. Диагностировать его будут в том случае, если общие симптомы тяжёлой скорби, такие как тоска после смерти близкого человека (мужа, ребёнка или других родственников), трудности двигаться дальше, депрессия либо гнев после такой потери, будут длиться более шести месяцев.

Диагностика осложненного горя расстройства, как ожидается, будет ставиться на основе двух критериев:

Первый критерий. Скорбящий человек тоскует по умершему ежедневно и очень интенсивно.

Второй критерий. У человека должны наблюдаться, а также мешать ему нормально функционировать, как минимум пять симптомов из следующих:

  • невозможность принятия этой смерти;
  • чувство ошеломления либо шока после смерти близкого;
  • гнев или горечь, переживаемые после смерти родных (например, гнев на мужа, что он покинул жену);
  • онемение или ступор (особенно часто это случается после потери ребёнка);
  • трудности с определением цели жизни после утраты;
  • крайняя неопределённость своей роли в жизни;
  • избегание всего, что является напоминанием о смерти;
  • неспособность доверять людям, поскольку такой человек считает, что близкий предал его своей смертью;
  • ощущение, что жизнь потеряла всякий смысл.
Смотрите так же:  Невроз декомпенсация

Предотвращение депрессии после потери

После того, как горе становится клинической депрессией, его уже нельзя преодолеть обычным оплакиванием, поэтому в таком случае не обойтись без консультации психотерапевта. Лечение такой депрессии обычно включает в себя антидепрессанты, а также межличностную или когнитивно-поведенческую терапию.

Однако есть способы, посредством которых люди сами могут не дать горю превратиться в депрессию.

Живите реальностью, примите реальность потери и осознайте, что даже в горе не перестает быть частью повседневной жизни. Чаще общайтесь с семьёй и друзьями.

Идите другим путём. Попробуйте приспособиться к новой реальности, делая вещи по-другому. Например, заведите себе новое хобби, или откажитесь от таких занятий, которые являются болезненными напоминаниями о любимом человеке. Двигайтесь вперёд — заставляйте себя двигаться, общаться и участвовать в приятных событиях.

Необходима регулярная физическая нагрузка: выполняйте физические упражнения, по крайней мере, 30 минут каждый день, научитесь снимать стресс методом глубокого дыхания или медитацией, спите не менее 7-9 часов в сутки.

Правильная диета: следите за тем, чтобы ваше питание было здоровым. Перестаньте разрушать себя — откажитесь от алкоголя, снотворного и кофеина.

Смерть того, кого вы любили, и о ком вы заботились, — это всегда очень больно. Вы можете испытывать все виды негативных эмоций, в том числе душевную боль и печаль. Это совершенно нормальная реакция на такую значительную потерю. Знайте, что нет правильного либо неправильного способа избавления от депрессии, вызванной смертью близкого человека, но есть эффективные способы справиться с болью, чтобы двигаться по жизни дальше.

Мало с кем можно обсуждать эту тему. «Выкидыш» — и слово-то какое-то неприятное, как будто речь идет не о погибшем будущем ребенке, а о чем-то неодушевленном, или о процессе. Но многие женщины имеют этот тягостный опыт, а как говорить об этом — неизвестно.

Мало с кем можно обсуждать эту тему. «Выкидыш» — и слово-то какое-то неприятное, как будто речь идет не о погибшем будущем ребенке, а о чем-то неодушевленном, или о процессе. Но многие женщины имеют этот тягостный опыт, а как говорить об этом — неизвестно.

Выкидыш случается по разным причинам: гормональный сбой, генетическое нарушение, сильнейший стресс, внезапная болезнь. Но ужас, который накрывает беременную женщину, когда она чувствует резкую боль, видит кровь и узнает, что её нерожденного ребенка больше нет — он одинаковый у всех. Даже если беременность была нежеланная, даже если выкидыш провоцировали, все равно, потеря есть потеря. Могут отличаться глубина и мощность эмоций, но не их качество. И дальше переживания женщины развиваются по универсальному закону, который называется «переживание утраты/травмы».

Сначала это шок и полное отрицание: «Нет, этого не может быть, я не хочу, нет, только не это!». В норме эта стадия занимает несколько минут. Если больше — происходит «застревание», женщина может сопротивляться оказанию помощи, настаивать на том, что ничего не случилось. Это проявления шокового состояния, врачи обычно купируют его инъекциями снотворного.

Следующий этап — активное, острое горе. В этот момент близким надо постараться воздерживаться от утешения, дать прорыдаться, выразить свое горе в слезах и словах. К сожалению, в нашей культуре практически утрачены традиции совместного горевания, когда плач и скорбь поддерживаются близкими. Самое простое — находиться рядом, поддакивать, плакать вместе — оплакивать утрату. Вместо этого родные начинают успокаивать женщину, прерывая сильную эмоциональную реакцию: «Успокойся, все будет хорошо, ты ещё молодая, родишь ещё. Да это вообще был не ребенок совсем, так, горошина, без микроскопа не разглядеть!». Но для несостоявшейся матери этот комочек слизи уже был наделен всеми качествами живого ребенка, с ним были связаны мечты и ожидания, для него уже придумывалось имя, рисовались подарки и совместные прогулки. А теперь его нет, и уже никогда не будет. Это очень сильное и трагическое переживание смерти, того, что могло бы быть, но не случилось. И говоря утешительные слова, родные, на самом деле, обесценивают и саму потерю, и чувства женщины по этому поводу.

Ирина, потеряла долгожданного ребенка на сроке 8 недель: «Для меня самой странной была реакция мужа и свекрови. Они вообще никак не прореагировали. Как будто ничего не случилось, как будто этот ребенок не имел к ним никакого отношения. Я плакала день и ночь, муж утешал меня как мог, но сам, казалось, не переживал совсем. Это был его первый ребенок, и, как потом выяснилось, до него просто не дошло, что значит слово „выкидыш“. А свекровь была на лекарствах после инсульта, и её мало что интересовало во внешнем мире. Но для меня это было дико и обидно».

Иногда горе не может прорваться через культурные или семейные запреты, женщина становится «замороженной», отстраненной, безразличной. Такое состояние намного опаснее любого открытого проявления чувств. То есть лучше, когда женщина плачет и жалуется на несправедливость судьбы, чем когда она молча лежит, отвернувшись к стене. Хорошо бы помочь ей в этот момент каким угодно образом заплакать. Иногда бывает достаточно просто посидеть молча рядом.

После острого горевания наступает стадия принятия и депрессии. Женщина смиряется с фактом потери ребенка, но продолжает оплакивать её, хотя и менее сильно. Иногда в этом периоде женщины говорят об изменении скорости течения времени, все как будто замедляется, и жизнь течет мимо, как сквозь туман, звуки долетают глухо. Интенсивность переживаний и их продолжительность зависит от того, на каком сроке произошел выкидыш, а также от того, как много душевных сил было вложено в фантазии о ребенке, насколько значим он был для матери. Если эта стадия затягивается дольше, чем две-три недели, крайне желательно обратится за помощью к психологу или невропатологу.

Сверхсильное или незавершенное горевание может стать препятствием для последующих беременностей, страх снова пережить боль утраты может блокировать зачатие и являться одной из причин психологического бесплодия.

Одной из специфических реакций на любую потерю является чувство вины перед тем, кто ушел. На рациональном уровне мы все понимаем, что, например, не можем произвольно регулировать свой гормональный фон, но мощное чувство вины — что не смогла, не уберегла, не справилась — затапливает все.

Карина, третья неразвивающаяся беременность: «Хотя я и не хотела этого ребенка, в какой-то момент у меня случилась просто истерика: что за жизнь такая несуразная, что мы не можем родить всех своих детей. И почему у меня нет на это сил? Ведь он, наверное, хотел родиться именно у нас, а я не смогла его удержать. И как назло — куда не глянешь, везде реклама детских товаров, по улице одни беременные ходят, две подруги беременные. Я все время чувствую свою вину: не удержала, могла бы поднапрячься — и не захотела».

У мужчин переживание выкидыша бывает подавленным, они «держатся», не выдают своих эмоций, но они могут проявляться в снах, в неожиданных слезах при виде рекламы детского питания, в приливе нежности к детям. Но иногда муж чувствует себя отвергнутым, особенно, когда после оперативного вмешательства паре прописывают «половой покой». В русской традиции мужчин вообще стараются не посвящать в подробности женской внутренней жизни, вот и остается растерянный и несчастный папа, не очень понимающий, что происходит, тоже чувствующий свою вину, он злится, потому что ничем не может помочь. В этот момент супругам как никогда нужно поддерживать друг друга и говорить обо всем, что происходит: «Мне ужасно грустно, побудь со мной! Ты ни в чем не виноват — и я тоже. Давай простим себя и будем жить дальше».

После случившегося несчастья может пройти некоторое время, иногда довольно продолжительное, прежде чем пара отважится на повторение эксперимента с рождением ребенка. Могут возникать всякие «объективные» обстоятельства, препятствующие зачатию: в этом месяце я болела, а в следующем муж уехал в командировку как раз в период предполагаемой овуляции, или супруги ссорятся, казалось бы, на пустом месте.

Эта пара пришла ко мне на прием после выкидыша, последовавшего за сложной и дорогостоящей процедурой ЭКО. Им обоим «ближе к 40, чем к 30», они сделали карьеру, пережили разводы в первых, студенческих браках. Они растеряны и рассержены: как же так, они так старались, все сделали правильно, заплатили много денег. Кажется, что для них ребенок — одна из бизнес-задач. Но горе их искренне, и друг с другом они обращаются очень бережно, ласково, поддерживают и утешают.

Я дала им упражнение в технике проективных рисунков. Результат был неожиданным: выяснилось, что оба они . боятся потерять любовь и внимание партнера. То есть ребенок в их слитных отношениях подсознательно воспринимается как помеха, конкурент, практически, как младший брат или сестра.

Нам удалось высказать и проработать их непростые для обсуждения чувства. Они заверили друг друга, что их взаимная любовь неизменна, и рождение ребенка только сблизит и укрепит их семью. Я попросила их нарисовать картинку «Наша идеальная семья» — своеобразное «программирование на успех».

В следующем цикле они повторили попытку ЭКО. Сейчас их близнецам полтора года.

Другие статьи

  • Тауфон можно ли капать детям Сообщения: 8965 Зарегистрирован: 03 сен 2011, 08:39 Поблагодарили: 0 раз Город: Москва Специализация: Общая офтальмология Стаж работы: 26-30 Гость 30 апр 2014, 17:06 Тауфон Здравствуйте, моему ребенку 6 месяцев, на осмотре у окулиста нам сказали что зрение -2, и […]
  • Грипп у детей сестринский уход Лекция №12 Тема «Сестринский уход при ОРВИ у детей» Тема «Сестринский уход при ОРВИ у детей» ОРВИ - группа инфекционных болезней, вызываемых вирусами, передающихся воздушно-капельным путем, характеризующихся синдромом общей интоксикации и преимущественным поражением […]
  • Можно ли ребенку клотримазол Мазь "Клотримазол" для детей:инструкция по применению Заболевания кожи могут вызываться не только бактериями, но и грибками. И при такой инфекции наиболее востребованы местные средства, способные уничтожать грибки. Одним из них является Клотримазол. Он выпускается во […]
  • Можно ли делать манту если у ребенка сопли и кашель Проба Манту и сопли. Можно делать или не стоит? В инете информация противоречивая( Наш педиатр в отпуске, узнать не у кого, решение надо принять самостоятельно. На завтра сынульку (1,5) записала на пробу манту, а сегодня ночью у нас сопли. Температуры нет, не кашляет […]
  • Выплаты военнослужащим по уходу за ребенком до 15 лет Размер выплаты пособия по уходу за ребенком до 1,5 лет женщинам военнослужащим Здравствуйте! Подскажите, пожалуйста, в каком размере я буду получать пособие по уходу за ребенком до 1,5 лет в 2015 году, если я военнослужащая. Слышала, что у военных расчет иной, чем в […]
  • Дети из семей находящиеся в трудной жизненной ситуации Статья 10. Категории детей, находящихся в трудной жизненной ситуации Статья 10 . Категории детей, находящихся в трудной жизненной ситуации Информация об изменениях: Законом Челябинской области от 26 марта 2014 г. N 673-ЗО в пункт 1 статьи 10 настоящего Закона внесены […]