Депрессия во вторую половину

Депрессия во вторую половину

При одном и том же соотношении тоски и тревоги интенсивность этих аффектов может быть разной. Поэтому вторым фактором, определяющим клиническое проявление депрессии, являются величина, интенсивность аффективного напряжения. При относительно слабом аффекте и, следовательно, более легкой депрессии нередко проявляются и заостряются личностные, характерологические черты, играют роль ситуационные моменты. Так, у человека с обсессивной конституцией в период неглубокой депрессии навязчивости могут обостриться, и нередко состояние таких больных диагностируют как «декомпенсация психастении» или «невроз навязчивых состояний». У лиц с тревожно-мнительным характером неглубокая энергическая депрессия может привести к резкому обострению черт тревожной мнительности; такие больные производят впечатление ажитированных, они мечутся по отделению, дежурят у кабинета врача, непрерывно спрашивают, не случилось ли что-нибудь с их близкими, не переведут ли их в другую больницу и т. п.

Однако то, что эти внешние проявления тревоги связаны больше с личностью, а не со структурой патогенетических нарушений, показывают результаты терапии: часто ингибиторы МАО (ниамид) или другие антидепрессанты с выраженным стимулирующим компонентом действия приводят к быстрому терапевтическому эффекту. Это указывает на то, что сама депрессия по своей структуре была неглубокой энергической, в противном случае подобные антидепрессанты привели бы к обострению. Отличительным признаком таких состояний является также измененный суточный ритм; создается впечатление, что утром они чувствуют себя даже лучше, чем вечером. Это объясняется тем, что утром собственно депрессивная симптоматика выражена сильнее и подавляет личностные проявления, к вечеру, наоборот, она ослабевает, и свойственные больным тревожность, навязчивости выступают сильнее, создавая видимость общего утяжеления симптоматики к вечеру.

Такие депрессивные состояния часто обозначаются как «атипичные», и в конце 50-х — начале 60-х годов им были посвящены многочисленные исследования английских психиатров P. Dally, W. Sargant, E. West, которые отмечали, что при очень большой вариабельности симптоматики общим для этих больных было то, что они успешно лечились различными ингибиторами МАО. «Атипичность», таким образом, обусловливалась наличием навязчивостей, тревожной мнительности, ипохондричности, истероформных проявлений и других симптомов, характерных для пограничных расстройств. Однако собственно депрессивная симптоматика определялась достаточно отчетливо.

В 70-х годах большое внимание стало уделяться так называемым «замаскированным», «скрытым», или ларвированным депрессиям. В научный обиход было пущено также понятие «депрессия без депрессии». Если первые термины обозначали депрессивные фазы, собственно депрессивная симптоматика которых присутствует, но маскируется гетерогенными для депрессии симптомами, то последний термин указывал на возможность существования состояний, которые по глубинным патогенетическим механизмам должны относиться к депрессии, но при которых характерные для этого заболевания психопатологические признаки отсутствуют. Для обозначения таких приступов заболевания использовался также термин «депрессивный эквивалент».

В ряде работ все перечисленные термины рассматривались как синонимы. I. Lesse (1983) разграничивал их, относя к «маскам» депрессии психосоматические синдромы или симптомы, под которыми имеется «депрессивное ядро», а к депрессивным эквивалентам — сходные расстройства при отсутствии явной депрессии в период обследования, но в дальнейшем, иногда через несколько лет, проявляющиеся у этого же больного в сочетании с депрессией. Четкое определение замаскированной депрессии дает P. Kielholz (1973), считающий, что она «является формой эндогенной депрессии, замаскированной или скрытой соматическими симптомами». Однако в большинстве статей, посвященных этой теме, расплывчатость дифференциально-диагностических критериев и нечеткость терминологии приводят к чрезмерному расширению понятия «маскированной депрессии».

Прежде всего, очевидно, необходимо раздельно рассмотреть два вопроса: какие существуют «маски», и что именно они скрывают? В большинстве исследований в качестве маскирующей симптоматики описываются соматические и неврологические по локализации и характеру явления: различные болевые синдромы, сенестопатии, нарушения функций органов желудочно-кишечного тракта, сердечно-сосудистой, дыхательной, мочеполовой и других систем. В других случаях «масками» являются психопатологические симптомы: обсессии, истероформные проявления, сверхценные ипохондрические идеи и т. п. Как указывалось, «маски» второго типа чаще всего скрывают неглубокую эндогенную депрессию, характеризующуюся либо депрессивно-анэргическим, либо легким тревожно-депрессивным синдромом. По существу, это те же «атипичные» депрессии, «скрытость» которых тем меньше, чем опытнее, квалифицированнее и внимательнее врач: детальный и целенаправленный расспрос таких больных выявляет описанные выше признаки энергической депрессии. В этих случаях часто помогает обнаружить депрессию тщательное сопоставление состояния и жалоб больного утром и во вторую половину дня. Эффективным дополнительным методом распознавания эндогенной депрессии в сомнительных случаях является дексаметазоновый тест.

Менее однозначно решается вопрос, что именно скрывается за нервно-соматическими расстройствами. Во-первых, все описанные нарушения, которые в зарубежной литературе обозначаются как психосоматические, по существу, являются соматическими проявлениями тревоги и стресса: мышечное напряжение и вызванные им болевые ощущения, спазмы гладкой мускулатуры внутренних органов, акатизия, радикулитные боли, чувство нехватки воздуха и неполного вдоха, сжимающие боли за грудиной, ощущения стягивания кожи, дрожи в теле и т. п. Кроме того, в описаниях разных авторов подчеркивается наличие тревоги, страха, напряжения. О постоянном приглушенном чувстве тревоги, переходящем в острейший раптус с ощущением страха и ужаса, пишет А. К- Ануфриев (1978). Значение тревоги при депрессивных эквивалентах подчеркивает I. Lesse (1983), который считает тревогу первопричиной большинства психических расстройств. J. Lopez Ibor (1973) называет замаскированную соматоневрологическими симптомами аффективную патологию «витальной, эндогенной тревогой» по аналогии с витальной тоской. Но если в основе этих нарушений лежит «витальная тревога», почему они обозначаются как «скрытая депрессия»?

Аргументом в пользу того, что под психосоматической «маской» действительно скрывается депрессия, служат данные об эффективности в подобных случаях антидепрессантов. Однако следует учитывать, что они оказываются действенными далеко не у всех больных с этим диагнозом; наступивший терапевтический эффект часто бывает временным и неполным, у значительной части пациентов симптоматика купируется интенсивным применением анксиолитиков, особенно феназепама. Но наиболее существенным препятствием для диагностики ex juvantibus является многообразие фармакологических эффектов антидепрессантов, прежде всего противотревожного и анальгетического. За счет первого может улучшиться состояние больного, если в основе симптоматики действительно лежит тревога. Это относится к таким препаратам, как амитриптилин, доксепин, тримипрамин, инсидон и др. Анальгетическое действие присуще всем или почти всем современным антидепрессантам, а поскольку очень часто именно болевые ощущения описываются в качестве «маски» депрессии, то наступившее улучшение, т. е. купирование болевого синдрома, может быть обусловлено этим эффектом препарата, а не его тимоаналептическим действием.

В последнее время для диагностики эндогенной депрессии широко используется дексаметазоновый тест. У 3 из 4 больных с крайне тяжелыми, многолетними болями, соматическую причину которых не удалось установить, с резкой ипохондрией и другими признаками, считающимися характерными для скрытой депрессии, тест был нормальным и у одного — патологическим. Диазепамовый тест (внутривенное введение 30 мг седуксена) был «тревожного» типа — отмечалось частичное или кратковременное полное купирование симптоматики. Эти наблюдения слишком малочисленны для того, чтобы на их основании делать далеко идущие выводы, но опыт лекарственной терапии позволяет предположить, что под соматической «маской» в части случаев находится тревожно-депрессивный синдром эндогенной депрессии, а в другой, по всей вероятности, большей части — чистая «эндогенная тревога» (см. гл. 10).

Можно сказать, что, очевидно, наряду с настоящей замаскированной эндогенной депрессией, соответствующей приведенному выше определению P. Kielholz (1973), под это определение часто подводят приступы или затяжные состояния соматизированной тревоги. Такое расширение диагностики какой-либо формы заболевания нередко наблюдается после введения в обиход нового понятия или диагностической категории, однако в данном случае оно особенно нежелательно, поскольку само определение формы заболевания как «замаскированной (эндогенной] депрессии» должно предопределять тактику лечения, т. е. назначение антидепрессантов, хотя у значительной части больных достаточно большие дозы транквилизаторов могут оказаться более эффективными.

Психопатологические и, особенно, соматические симптомы, описываемые как «маска» депрессии, часто возникают в продромальном периоде или дебюте депрессивных фаз, особенно если они характеризуются медленным, постепенным развитием. В этих случаях можно действительно говорить о более или менее замаскированном этапе течения приступа эндогенной депрессии.

Выявляется, таким образом, закономерная связь между глубиной аффективных нарушений и особенностями психопатологической картины: при легких депрессивных состояниях она может включать ситуационно обусловленные переживания, присущие больному психопатические черты (психастенические, тревожную мнительность, редко — истерические). По мере нарастания тяжести депрессии эти личностные особенности постепенно сглаживаются и больные с тяжелой эндогенной депрессией как бы частично утрачивают свои индивидуальные черты, выявляются общие для всех них проявления депрессии, т. е. происходит «типизация» клинической картины заболевания.

Во всех руководствах по психиатрии, начиная с трудов Е. Kraepelin, именно среднетяжелые и тяжелые депрессивные состояния служат эталоном «типичной» депрессивной фазы, и их симптоматика рассматривается как ядро эндогенной депрессии. Все отклонения от нее воспринимаются как «атипичность». По мере нарастания тяжести депрессии усиливается напряженность патологического аффекта, заторможенность достигает степени полного ступора или возникают состояния раптуса. Возможны кататонические явления, которые описывал у большинства больных МДП еще П. А. Останков.

Особо тяжелые картины депрессии были описаны Е. Kraepelin под названием melancholia gravis. У этих больных к нарастанию тревоги присоединяются бред преследования и галлюцинации. Дальнейшее утяжеление состояния может привести к появлению причудливых, спутанных бредовых представлений, обычно в форме нигилистического бреда и с призрачным толкованием окружающей обстановки (так называемая фантастическая форма). Другой вариант — «делириозная форма» — характеризуется периодами сноподобного помрачения сознания со спутанными фантастическими переживаниями, причем больные находятся в состоянии ступора. В дальнейшем некоторыми авторами подобные состояния стали описываться в рамках иных нозологических форм — приступообразной шизофрении, периодических органических психозов, инволюционных параноидов. Однако сам Е. Kraepelin, приводя соответствующие наблюдения, подчеркивал, что больные с подобными тяжелыми состояниями в прошлом переносили достаточно типичные депрессивные фазы.

Широкое использование психотропных препаратов значительно снизило частоту таких тяжелых депрессий, однако опыт терапии, ее успехи и неудачи подтверждают наблюдения Е. Kraepelin. В ряде психиатрических больниц мы имели возможность наблюдать больных с достаточно типичными депрессиями, у которых назначение антидепр¨ссантов со слишком сильным для данного больного стимулирующим компонентом действия привело к резкому обострению тревоги и углублению депрессии. Клиническая картина в этих случаях соответствовала описанию melancholia gravis.

Больная Ч., 50 лет, перенесшая до этого 2 депрессивные фазы (первая в 46 лет), поступила в больницу с тяжелым тревожно-депрессивным состоянием, интенсивными идеями виновности. Лечение мапротилином (лудиомилом) привело к резкому нарастанию тревоги; больная испытывала сильнейший страх, окружающую обстановку воспринимала как бутафорию, инсценировку, чувствовала, что за ней следят, заметила вмонтированный в стену фотоэлемент — «из соседнего здания действовали лучами», «проводили над ней какой-то эксперимент», слышала звон ключей, подозрительную возню вокруг, ждала ареста, страшной кары, считала, что пострадают ее дети. Восприятие временами было изменено, видела несуществующий снег в окне. Отмена антидепрессантов и назначение хлорпротиксена привели к быстрому улучшению состояния, восстановилась картина ее предыдущей депрессивной фазы. Переживания, возникающие на высоте тревоги, вспоминала частично, как страшный сон. Через некоторое время состояние полностью нормализовалось. В дальнейшем, после полноценной ремиссии, перенесла еще одну депрессивную фазу с тревожно-депрессивной симптоматикой, но без атипичных включений.

Особенно часто наблюдались обострения депрессивной симптоматики при неосторожном назначении ингибиторов МАО.

Больная П., 36 лет, страдала биполярным МДП, перенесла 14 маниакальных и депрессивных фаз, во время очередной депрессии было начато лечение нуредалом. До начала терапии клиническая картина характеризовалась тревожно-депрессивным синдромом. Через неделю у больной начала нарастать тревога, стали возникать приступы страха; ей казалось, что она находится не в психиатрической больнице, а в испытательском центре, где ее проверяют. Ощущала, как ее мысли пагубно влияют на окружающих, понимала, что может причинить вред всему миру, испытывала страх перед наказанием за это, возникали наплывы мыслей. В эти периоды резко нарастала заторможенность, достигавшая степени ступора. Лицо было застывшим, мышцы напряжены. Диагноз МДП был заменен на шизофрению, и к нуредалу добавлен стелазин, однако существенного улучшения не наступило. Лишь после отмены нуредала и стелазина и назначения сонапакса (тиоридазина) в сочетании с транквилизаторами симптоматика смягчилась, в дальнейшем наступила интермиссия, и была начата терапия солями лития. В течение последующих 8 лет у больной продолжали возникать типичные легкие депрессивные и маниакальные фазы.

Больной Р., 60 лет, страдающий МДП. Длительность заболевания составляла более 40 лет, за это время перенес более 10 тяжелых, но типичных депрессивных и маниакальных фаз. После назначения нуредала усилилась тревога, возникли неприятные тактильные ощущения, казалось, что по телу ползают вши, все время просил осмотреть его, ждал ареста за то, что «заразил вшами все отделение». Отмена нуредала и назначение меллерила (тиоридазина) привели к типизации депрессии. В дальнейшем перенес несколько фаз, протекавших без гетерогенной симптоматики.

Неправильный выбор антидепрессантов приводил к возникновению бреда преследования, появлению слуховых иллюзий и галлюцинаций (например, больным слышались угрозы и слова осуждения, голоса и крики их детей, которых пытали в подвале за преступления родителей, и т. п.). У 2 больных необоснованное лечение нуредалом вызвало состояние тяжелой тревоги с последующим развитием бреда Котара, причем у одной из них возникло ощущение остановки течения времени. После отмены антидепрессантов и назначения противотревожных препаратов описанная выше симптоматика вновь сменилась характерной для депрессии. То, что эти состояния потенциально присущи МДП, подтверждается сходством наблюдений Е. Kraepelin в отношении спонтанного течения психоза с приведенными выше описаниями обострений, вызванных неадекватной терапией, усиливающей тревогу, а также анамнеза и катамнеза этих больных.

Смотрите так же:  Припадки шизофрении

Таким образом, особенности депрессивной симптоматики и соответственно ее синдромальная характеристика определяются не только аффективной структурой состояния, но и его тяжестью, силой патологического аффекта.

Клиническая картина средней тяжести обычно принимается за «типичную». При легких состояниях «атипичность» возникает за счет заострения и включения в клиническую картину психопатических черт, интенсивного звучания реактивных, ситуационных мотивов, иногда соматизации. Депрессивные состояния, намного превосходящие по тяжести средний диапазон, включают в себя такую, обусловленную интенсивной тревогой, симптоматику, как чувственный бред и слуховые иллюзии, галлюцинации, бред Котара, нарушения сознания.

Депрессивно-бредовой синдром в рамках МДП вполне возможен и отражает лишь тяжесть заболевания и силу тревожного компонента синдрома, а не его «атипичность».

Депрессивно-деперсонализационный синдром существенно отличается по структуре от других депрессивных синдромов, наблюдаемых в рамках эндогенной депрессии, характер которых определяется интенсивностью и соотношением аффектов тоски и тревоги. Его отличает присутствие деперсонализации (или, используя другие термины, психической анестезии или чувства отчуждения), которая занимает ведущее место в клинической картине и блокирует аффект тоски и тревоги.

Такие больные не жалуются на сниженное настроение, заявляя, что они вообще не чувствуют никакого настроения, что настроение полностью отсутствует. При достаточно выраженной деперсонализации собственно депрессивная симптоматика зашторивается: мимика скорее отсутствующая, чем печальная, обычна гипомимия, глаза не тусклые, запавшие, как при меланхолическом синдроме, а блестящие, малоподвижные, слегка экзофтальмированные. Во время беседы больные могут улыбаться вежливой, привычной, ничего не выражающей улыбкой, которая иногда вводит в заблуждение врача относительно глубины депрессии и опасности суицида. Отчетливой психомоторной заторможенности нет. Исчезает ощущение привязанности, любви, тепла по отношению к близким, особенно детям, что в еще большей степени усиливает чувство душевной боли, вызванное отсутствием эмоций. Все кругом перестает трогать, воспринимается как бы через пленку, соматопсихическая деперсонализация проявляется в отсутствии чувства голода, насыщения, позывов к дефекации, ощущения облегчения после нее, отсутствии чувства сна, частичной или полной аналгезии. Все же в большинстве случаев деперсонализация не достигает такой степени, чтобы полностью блокировать тоску, и больные, наряду с бесчувствием, могут ощущать и достаточно отчетливо выраженное снижение настроения. Кроме того, они нередко испытывают различные необычные тактильные ощущения, которые вместе с соматопсихической деперсонализацией служат базой для возникновения ипохондрических идей. При достаточно тяжелом меланхолическом или тревожно-депрессивном синдроме почти всегда обнаруживаются явления деперсонализации ауто- и, чаще, соматопсихической, но они не доминируют в клинической картине.

Все многообразие депрессивных синдромов может быть представлено как взаимосочетание двух переменных факторов: аффективной структуры синдрома, т. е. соотношения тоски и тревоги и интенсивности этих аффектов. При присоединении достаточно выраженной деперсонализации синдром обозначается как депрессивно-деперсонализационный.

Что следует знать о депрессии, если вам чуть за 20

Депрессия не так страшна, как кажется многим. Редакция журнала Cosmopolitan делится советами о том, как принять депрессию, улучшить настроение и помочь самому себе.

1. ЕСЛИ ВАМ 25, ТО ЛЕЧИТЬ ДЕПРЕССИЮ БУДЕТ СЛОЖНО

Если вам еще не стукнуло 25, трудно помочь себе справиться с таким явленим, как депрессия, — мозг еще не полностью сформирован. Префронтальная кора головного мозга, которая контролирует импульсы и способность думать, формируется к 25 годам. Мысли в голове пугающие, учеба завершена, наступает поиск работы, ищем вторую половину…Держитесь, скоро вам исполнится 26…

2. ДЕПРЕССИЯ БЫВАЕТ У ВСЕХ!

Будьте уверены, что минимум один человек из вашего окружения тайно лечит депрессию. Ваши подруги при этом могут выглядеть, словно сошли с экрана нашумевшего фильма «Секс в городе». Но в реальности по крайней мере одна из таких девушек переживала период острой депрессии. Из сериала это, вероятно, была Шарлотта. И да, чаще всего те, кто носит платья за 1000 долларов, регулярно выливают слезы на все эти сногсшибательные наряды.

3. В ДЕПРЕССИИ ВСЕ КАЖЕТСЯ СЕРЫМ, НО ЭТО ПРОЙДЕТ

Вы когда-нибудь как будто через окно? Это не признак сумасшествия. В основном депрессия выглядит следующим образом: вы чувствуете себя безучастным манекеном в магазине одежды, смотрящим на мир из окна. Безразлично смотрите на все и на всех, не участвуя в жизни, и устали от всего.

Связанные симптомы:

4. ПЕРВЫЕ ДЕПРЕССИИ СЛУЧАЮТСЯ С 14 до 24 ЛЕТ

Совершенно нормально наблюдать у себя депрессию, даже если с виду все у вас прекрасно и жизнь бьет ключом. Доктор Стюарт Голдман, психиатр, наблюдающий детей и подростков в Бостонской детской больнице, утверждает, что большинство людей знакомятся с депрессией в возрасте от 14 до 24 лет. Так что даже если вы всегда чувствовали себя счастливым маленьким ребенком, вполне вероятно, что после 20 вы столкнетесь с симптомами депрессии и даже не осознаете, почему.

5. ДЕПРЕССИЯ И В ГОРЕ, И В РАДОСТИ

Бывает, жизнь налаживается, а вы по-прежнему просто хотите залезть в шкаф и съесть мороженое. Помните, как в романтических комедиях — в жизни женщины наконец появляются и бойфренд, и работа, и невероятно дорогая квартира, а зрители видят, как она плачет в душе просто от осознания того, что все хорошее тоже когда-нибудь заканчивается, и это ужасно.

6. ПОБОЧНЫЕ ЭФФЕКТЫ ЛЕЧЕНИЯ ДЕПРЕССИИ

Если вы не чувствуете себя сильным человеком, не готовы к свершениям и не пышете здоровьем, а, между тем, вам перевалило за 20, все можно просто объяснить. Трудно ощущать себя сексапильной моделью Victoria Secret, когда антидепрессанты и транквилизаторы просто убивают ваше либидо, а бывший парень – редиска.

7. ИСТЯЗАНИЕ В ПЕРИОД ДЕПРЕССИИ

Вместо того, чтобы плакать ночь напролет, потому что ваш экс-возлюбленный никогда не вернется, а мама — монстр во плоти, попытайтесь заставить себя сделать то, что реально поможет. Даже простой пересмотр видео с котятами снова и снова — гораздо лучшее времяпрепровождение, чем издевательство над собой и прокручивание мыслей, ну почему же вы расстались с Петей/Колей/Мишей… А что, если он был единственным человеком, которого вы когда-либо любили по-настоящему?! (Но мы знаем, что это не так).

8. ПРЕКРАТИТЕ РОМАНТИЗИРОВАТЬ ДЕПРЕССИЮ!

Пребывание в депрессии – одно из самых унылых зрелищ на свете. Те, кто пытаются романтизировать это состояние, просто глупцы. Когда вы погружены в депрессию, это звучит так: «Я хочу вздремнуть и наесться чипсов, и мне все фиолетово в этом мире”. Возьмите себя в руки и скажите: «К черту все. Буду танцевать и слушать альбом Карли Рэй Джепсен. Меня достало валяться в мерзкой постели”.

9. ОБЩЕНИЕ ВО ВРЕМЯ ДЕПРЕССИИ

Нередко в разговоре с вами люди будут вести себя как болваны, услышав о депрессии. К сожалению, множество людей, до которых вы стараетесь достучаться, будут говорить разные глупости, например: «Я хорошо тебя понимаю. Я тоже та-а-ак расстроился недавно. «. И вы поймаете себя на четком стремлении задушить их и немедленно удалить из друзей на Facebook. И все же, позвольте им помочь вам. В идеальном мире они были бы гораздо лучше. Но вы же уже поняли, что мир не идеален. К тому же, позвольте вас поздравить, у вас Депрессия.

Связанные болезни:

10. 4 СПОСОБА ПОБЕДИТЬ ДЕПРЕССИЮ

Есть четыре способа почувствовать себя лучше во время депрессии. Прогулка, вода, теплый суп и душ не изменят кардинально вашу жизнь. Но если вы скверно себя чувствуете, и что-то из списка выше отсутствует, попробуйте применить, это поможет. Я не могу пообещать, что сразу же депрессия закончится! Но забота о себе однозначно будет полезна, чтобы выйти из тяжелого состояния.

11. КОГДА ДЕПРЕССИЯ СТАНОВИТСЯ УГРОЗОЙ?

Есть признаки, когда депрессия принимает угрожающий характер. Если вы пережили пару-тройку тяжелых дней, но справились, это одно дело. Но если вы не можете вспомнить, когда в последний раз принимали душ, кровать завалена продуктами не первый день, то пора срочно на консультацию к психотерапевту.

12. ДОЛОЙ ДЕПРЕССИВНОЕ ОДЕЯЛО!

Хорошая новость состоит в том, что это отвратительное ощущение ватного одеяла на лице в жаркий день не будет длиться вечно. Даже если в течение недели все было классно, а потом все грустно, зато есть что вспомнить. В минуты просветления сделайте своими руками фигурки из воздушных шариков и приготовьте их на черные дни. Или сделайте что-то другое, не такое избитое и банальное, то, что любите именно вы.

Самое главное в любой ситуации – четко отслеживать свои чувства и не сопротивляться им. Ведь депрессия – это не приговор. Когда мы боремся с ветряными мельницами, мы тратим силы. Когда принимаем свое состояние и наблюдаем – это уже первый шаг на пути к хорошему настроению.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: СКРЫТАЯ ДЕПРЕССИЯ

Неполное затмение. Как справиться с работой в депрессии

Нет сил, в голове все путается, но над вами висит сдача важного проекта, миллион дедлайнов и прочее. Как работать, не провалить все на свете и не угробить себя, если у вас депрессия

До планерки оставалось 40 минут, когда я, как в стихотворении Бродского, поняла, что просто не могу выйти из комнаты. Ну хорошо, из квартиры. Сил совсем не осталось, голову словно набили ватой. За дверью начинался враждебный и хаотичный мир, а перспектива сориентироваться в подземке казалась непосильной задачей. Да и что полезного я могла бы выдавить из себя на встрече? Я села на пол посреди кухни и, глядя в расплывающийся экран, набрала очередную неубедительную эсэмэску начальству о внезапном недомогании. Всего за полгода до этого я перешла на новую работу в команду мечты, с повышением и большими планами на будущее. Примерно тогда же врач прописал мне первые антидепрессанты.

Если суммировать все человеко-часы, которые, по данным Всемирной организации здравоохранения, население планеты потеряло из-за депрессии в 2012 году, и перевести их в годы, получится 75,6 млн лет. Некоторые больные совсем теряют работоспособность, другие продолжают трудиться, но гораздо менее эффективно: вместе с расстройством приходит не только спад настроения, но и повышенная утомляемость, проблемы с концентрацией, ухудшение памяти и общее снижение когнитивных функций. Решение задачи, которое раньше занимало бы час, может растянуться на три, а неспособность с первого раза переключить языковую раскладку на клавиатуре порой может уничтожить веру в себя на целый день. Возникают проблемы с выстраиванием процессов и принятием решений: человек в депрессии может растеряться и «подвиснуть», даже если ему надо совершить простую последовательность действий, например, вскипятить чайник и сделать бутерброд. Тело тоже переживает стресс: «ломается» сон, портится аппетит, ослабляется иммунитет и повышается кровяное давление. Поэтому частое ощущение усталости — это не просто искаженное депрессией восприятие, а вполне реальное физическое состояние.

Столь любимый недалекими доброжелателями совет «соберись, тряпка!» тут не работает: чисто силовыми методами эту проблему не решить, зато кнутом очень легко загнать себя еще дальше в тупик. Но при этом потакать расстройству — тоже не вариант. У людей с какими-никакими амбициями «овощной режим» быстро гробит и без того уязвимую в депрессии самооценку, и они попадают в замкнутый круг: «Я только и делаю, что лежу на диване, поэтому я ни на что не способен, поэтому мне только и остается, что дальше лежать на диване». Чувствовать себя при деле, но не переутомляться, помогают простые рутинные операции: помыть посуду, ответить на письма, сделать пару звонков по заготовленному сценарию, проверить текст на речевые ошибки, написать формальный отчет. Но для творческих работников и это не решение: от них ожидают вовлеченности и креативности.

За три года лечения от депрессии я перепробовала разные способы включаться в творческие задачи и поддерживать приемлемый темп работы, несмотря ни на что. В итоге мне удалось обойтись без капитальных факапов, поучаствовать в нескольких интересных медиапроектах и написать книгу. Ниже я предлагаю список приемов, которые в итоге оказались полезнее всего. Конечно, у разных людей депрессия может протекать по-разному (некоторые вообще не теряют в трудоспособности, а болезнь проявляется только через психосоматику — это называется маскированной депрессией), поэтому мои советы могут подойти не всем. Тем не менее они помогают выстроить жизненный график в целом и хорошо противодействуют популярным симптомам расстройства.

Тайм-менеджмент и организация

Оцените, за какой срок вы сможете сдать проект, если вам ничто не будет мешать, и умножьте его на полтора. Это тот минимум, который стоит назвать заказчику.

Метод «вначале попытаться выполнить работу хоть как-то, пусть даже плохо, а потом довести ее до кондиции» снижает уровень тревожности и перфекционизма. Если начать делать хоть что-нибудь, велика вероятность «разогреться» в процессе. То же самое и с брейнстормингом: если без самокритики придумать и записать 10–20 идиотских идей, дело обычно сдвигается с мертвой точки.

Тем, у кого возникают проблемы со структурированием, может пригодиться флипчарт. На нем удобно рисовать зонтичные схемы: в центре разместить тему/основную мысль, а на кончиках лучей — связанные с ней подглавки, тезисы или ассоциации.

Полезно заранее составить список простых, рутинных, не требующих большого креатива операций на случай, если вы сели за компьютер и поняли, что мозг превратился в тыкву. И держать его на рабочем столе или в закладках браузера. Поскольку депрессия затрудняет принятие решений, готовые алгоритмы приносят облегчение. Их можно заранее распланировать при помощи кого-то из близких.

Большинство людей в депрессии чувствуют себя разбитыми с утра, а к вечеру их состояние улучшается. Если ваш эмоциональный график не отличается от типичного случая, имеет смысл планировать дела на вторую половину дня.

Оценка результатов

Если во время работы преследует ощущение, что проект катастрофически не получается, постарайтесь его максимально конкретизировать: что именно не так? Не удовлетворяйтесь туманными ответами внутреннего критика вроде «просто это полное говно». Бесит оформление? Скучно и непонятно? Вы явно слишком глупы, чтобы не накосячить в такой сложной теме? Все это можно и нужно тестировать на людях, способных объективно оценить указанные параметры.

Смотрите так же:  Альцгеймера болезнь описание

Если вас клонит в депрессию или тревожность, важно временно отказаться от попытки объективно оценивать качество работы. Сейчас вы на это не способны. Хорошо иметь под боком рационально мыслящих людей, которым вы доверяете и которые будут вовремя указывать на логические нестыковки в вашей катастрофической картине мира. Важно! Именно на логические нестыковки. Не «все будет хорошо», не «ты молодец и я в тебя верю», а «твой текст никак не может быть слишком занудным и слишком легкомысленным одновременно».

Хорошо также иметь верифицируемые и адекватные показатели успеха и не поддаваться искушению обесценить их по ходу дела. Например, одобрение людей, которых вы сами считаете крутыми специалистами. И если уж они одобрили — верьте.

Неважно, как сильно вы казните себя, если это не помогает продуктивности. Если вы сегодня ничегошеньки не сделали, на самом деле нет разницы, залипали ли вы бессовестно на новый сериал или весь день рыдали над файлом и пытались собраться. Если начать отслеживать бесполезность собственного чувства вины, это помогает его упразднить как неработающий инструмент.

Важно научиться разделять способности и навыки, и если что-то не получается, спрашивать себя: «Может быть, дело все-таки не в том, что мне не хватает мозгов/таланта/воли, а в том, что у меня нет необходимого навыка? И если да, то как его освоить?»

Справиться с тревожными мыслями на тему «это никому не будет нужно» помогает обсуждение темы проекта с теми, кому она интересна. Не надо пересказывать все свои амбициозные планы — достаточно рассказать забавную деталь и увидеть чужое оживление.

Одна из самых неприятных мыслей в депрессии — «это никогда не закончится». Тут нужно постоянно держать в уме, что текущая ситуация временная, даже если сейчас она кажется безвыходной. Ваше духоподъемное чтение — истории ярких людей, которые успешно преодолевали депрессию и, вылечившись, создавали что-то прекрасное и полезное.

Известный психиатр и исследователь депрессии и биполярного расстройства Кей Рэдфилд Джеймисон считает, что периоды депрессии располагают к глубоким размышлениям и в каком-то смысле могут быть продуктивными для творчества и умственной работы. Те больные, у которых когнитивные функции меньше притупляются в периоды спада настроения (но сил работать интенсивно все же не хватает), могут посвящать это время анализу уже сделанного или планированию будущих шагов.

Отношения с людьми

В глазах заказчика/работодателя важно оставаться пусть и не суперработоспособным, но хотя бы максимально предсказуемым и последовательным человеком. Если что-то пошло не так, выгоднее сообщить об этом заранее и предотвратить еще большую катастрофу, чем сидеть в ступоре или надеяться, что отчаяние придаст сил за три часа до дедлайна.

Если на рабочем месте от вас сегодня явно не будет пользы, лучше сослаться на нездоровье и взять отгул (и это даже не будет обманом!). Но освободившееся время хорошо бы инвестировать во что-то полезное: например, прогуляться по парку, сделать легкую зарядку или позаниматься йогой, а потом попытаться решить самую простую из текущих рабочих задач или расписать все ближайшие дела в органайзере.

На звонки и письма лучше отвечать сразу — хоть что-нибудь, пусть люди видят, что вы живы и вам не все равно. На худой конец, можно придумать универсальную фразу вроде «Привет, конечно, я помню про эту задачу, сейчас цейтнот, подробности скоро напишу».

Не нужно пытаться сделать все в одиночку, если вы явно не справляетесь. Многим депрессивным больным свойственен синдром самозванца (стойкое ощущение, что ты добился успеха незаслуженно и это вот-вот раскроется): часто кажется, что, прося совета или помощи у коллег, вы выдаете себя с головой и вас разоблачат как жалкого и некомпетентного непрофессионала, но на самом деле это обычная рабочая ситуация.

У людей, которые прошли долгий путь от самобичевания по поводу своей никчемности к принятию самого факта расстройства, может появиться искушение выстроить новую самоидентификацию вокруг борьбы с депрессией. Но странно считать, что депрессия определяет вашу личность больше, чем, например, гастрит или сколиоз. Это вполне прозаическая поломка в работе мозга, неприятная, но распространенная. С таким подходом и окружающим будет проще отнестись к ситуации с пониманием: вас хотя бы перестанут подозревать в попытке закутаться в байронический плащ.

Стоит хорошо подумать, с кем делиться ощущениями, связанными с депрессией, и как избежать передозировки. Если просто хочется «на ручки», можно попросить близкого человека обнять вас без подробного описания свежих симптомов. Если беспокоит какая-то проблема, можно переформулировать ее в задачу: просьбы о практическом совете обычно воспринимаются лучше, чем жалобы. Это не значит, что нужно совсем отказаться от откровенности, но важно следить за тем, чтобы никого ею слишком не утомить (кроме психотерапевта — ему привычно).

Эти советы, основанные на личном опыте, помогут лучше справляться с внутренним хаосом, но не заменят поход к психотерапевту и уж тем более лечение антидепрессантами.

Что делать, если депрессия возвращается

Текст: Алиса Таёжная

За прошедший год в России случилось всякое, но в области осознанности, определённо, наметился прогресс: многие поняли, что о проблемах необходимо говорить вслух и одно это становится первым шагом к их решению. Так, к примеру, происходит с вопросом домашнего насилия. Открытый разговор о заболеваниях вроде ВИЧ или онкологии, которых раньше молча боялись, ведёт к их дестигматизации, улучшению качества жизни больных и более вдумчивому отношению к профилактике. То же самое касается депрессии: тяжёлое заболевание, которым страдает куда больше людей в мире, чем известно статистике, ещё недавно не принимали всерьёз — а сами больные даже не задумывались о том, что их страдания может излечить поход к врачу, и боялись признаться родным.

Одной из первых, кто рассказал о своем столкновении с депрессией, стала наша колумнистка Алиса Таёжная: текст вызвал бурю одобрения и благодарности и, хочется верить, помог многим решиться на очень важный шаг — перестать стыдиться своей болезни и обратиться за помощью. Однако однократная и мучительная победа над депрессией вовсе не гарантирует окончательного излечения. Пережив рецидив, Алиса рассказывает, как справляться с депрессией снова и снова — и чему важному, на самом деле, учит этот тяжёлый и болезненный опыт.

«А, это вы та девушка, которая написала про свою депрессию», — обращаются ко мне люди, которые плохо меня знают. С момента публикации текста о том, как я заболела депрессией и постепенно, с некоторыми потерями из неё выбралась, мне написали несколько сотен человек. Перечисляли симптомы, просили совета и благодарили за то, что я смогла выразить их ощущения словами: многие показывали близким мой текст вместо собственной исповеди. Многие были настроены решительно и очень хотели выздороветь, кто-то делился мыслями о самоубийстве.

В признаниях этих людей были самые типичные признаки: сильные нарушения сна и аппетита, невозможность вылезти из-под одеяла, раздражительность, мнительность, ужасно плохая память и заторможенное мышление, слабость в теле. «Я кажусь себе идиотом, который не может даже страницу прочитать», «Мне стыдно перед родителями: их жизнь была гораздо труднее моей», «Достало всё: муж, дети, когда-то любимая работа». Что делать? Мне казалось, впервые столкнувшись с депрессией и с трудом переборов её, я узнала ответ раз и навсегда. Но приехав из отпуска и взвалив на себя полтора десятка трудных дел, я надорвалась, устала и на третью ночь без сна, с резким похуданием и звоном в ушах позвонила психиатру. «Я предчувствовал», — сказал он и назначил встречу. Казалось бы — ничего не предвещало. Тогда почему? «Таким людям, как вы, особенно тяжело осенью и весной, и, возможно, в это время вам придётся себя поддерживать лекарствами». Это обозначало проблему, которая не решается быстро или не решается в принципе.

В прошлом тексте я писала, что кроме реактивной депрессии, которую запускает сильное внешнее обстоятельство (болезнь, увольнение, смерть близкого человека или банкротство), существует эндогенная, вроде как возникающая нипочему. На самом деле она является реакцией организма на стресс и большие нагрузки, особенно накопившиеся. Не нужно, приезжая из отпуска, бросаться сразу делать всё, что накопилось и хочется, — стоит дать себе несколько дней на перестройку режима. Не нужно работать по ночам и отчаянно стараться всё успеть. Я совершила ровно эту ошибку и треснула — как будто бы история меня ничему не научила. Возможно, вам, как и мне, придётся бороться не один и не два раза — но вы постепенно получите навык отделять плохие мысли от хороших, блокировать одни и пестовать другие и, наконец, получать от жизни удовольствие.

От кризиса, будь он финансовым или экзистенциальным, не стоит пытаться сбежать — в поездки, эмиграцию,
алкоголь или наркотики

Если вам в данный момент очень плохо, вас гложет якобы беспричинная тоска или даже посещают мысли о самоубийстве, не удивляйтесь — таких, как вы, сейчас миллионы: врачи говорят, что к ним за последний год обращались куда чаще, чем раньше. С одной стороны, это хороший знак: о депрессии наконец заговорили вслух, а многие осознали, что это болезнь и её надо лечить. С другой — боль от жизни сейчас чувствует каждый второй, если не первый: над головой навис кризис, который неизвестно когда закончится, и каждый день дарит порцию тяжёлых новостей.

Не случайно главный кризис XX века назывался Великая депрессия: люди выбрасывались из окон, теряя состояние, дом, родных и здоровье. Сколько ни читай о том, что кризис — время возможностей, больше денег в кошельке от этого не становится, с работы могут попросить, а энтузиазм рано или поздно иссякает. Ситуации не помогает и шум большого города (простые, но спасительные лайфхаки — спокойные вечера с близкими, ванна после трудного дня и отключённый на время сна телефон). Не говоря уже о том, как сложно ограждать себя от негативной информации.

Наше поколение — первое, которое с утра до вечера бомбардируют плохими новостями. Упавший самолёт или наводнение, групповое изнасилование на камеру и посаженные активисты — ни на кого до нас не валилась такая лавина пугающих и давящих событий. Я не буду говорить always look on the bright side of life, потому что миллионам людей каждый день больно и страшно, а в мире всё устроено чудовищно несправедливо. Придумайте, как вы можете помочь — известно, что люди, занимающиеся благотворительностью, живут счастливее и дольше. Даже небольшой перевод поддержит не только нуждающихся, но и вас.

Но это лишь часть решения проблемы, к которой необходимо подходить вдумчиво, системно и запасшись терпением на недели и месяцы вперёд. Главное в этот момент — обратиться к врачу и в то же время отсеять лишнее, не совершать опрометчивых поступков и начать выстраивать жизнь вокруг процессов, которые доставляют удовольствие. С чего начать?

Не спешите
с оценкой реальности

От кризиса, будь он финансовым или экзистенциальным, не стоит пытаться сбежать — неважно, в другую страну, в эмиграцию, короткие поездки, алкоголь и наркотики. Это самое простое, но самое неправильное решение. Человеку в депрессии нужно не прятаться от себя, а взяться за лечение и, главное, не принимать во время болезни никаких импульсивных судьбоносных решений. Свадьбы и расставания, вложение денег и выяснение отношений, риски и опасности, увольнение и мысли о том, что пора завести ребенка или кота, — всё это лучше отложить до момента, когда вы поправитесь и будете уверены в собственных действиях. Пока вы можете просто пострадать от неправильных интерпретаций и собственных иллюзий.

По тем же самым причинам нужно как можно скорее бросить подсчёт очков в игре «Чего я добился в свои … лет?». Это может быть отличная мотивирующая игра для здорового человека, но больным депрессией в неё играть нельзя: никаких адекватных оценок себе и другим вы дать не можете. Особо опасен месяц до вашего дня рождения — у многих начинаются трудные времена именно в этот период, когда внутренний голос со множеством знаков вопроса начинает звучать особенно громко. Важно помнить, как на нас давит присущий этой дате символизм, и быть спокойнее и рассудительнее — одним осознанием происходящего можно предотвратить нервный срыв.

Не меряйте себя чужим успехом, выраженным в красивых инстаграмах и весёлых твитах: часто в комплекте с ними идут боль, растерянность и отчаяние. Просто об этом не принято говорить вслух, как о многом другом: вредных привычках, изменах, истериках. Я помню дни, когда мне хотелось провалиться сквозь землю и разреветься на глазах у всех, а знакомые восхищённо говорили мне на шумной вечеринке: «Алиса, я поражаюсь твоей уверенности в себе». После публикации той первой статьи про депрессию мне написали волевые и талантливые ребята с такими же признаниями. Я никогда бы не догадалась, что их мучает то же, что и меня. Вы бы тоже не догадались.

Отфильтруйте
круг общения

Во-первых, в выздоровлении огромную роль играет окружение. В этот период стоит поставить на паузу общение с людьми, которые вас задевают. Нельзя вылечиться от депрессии в паре или семье, где вас подавляют. Невозможно погрузиться в работу, где вы не ладите с коллегами. Нельзя делить квартиру с теми, кто вас раздражает и кого раздражаете вы. Никогда — а в такие моменты особенно — не нужно терпеть подлость, жестокость, бестактность и через силу пытаться быть в ответ милым или отвечать злом на зло. Чтобы справиться с депрессией, вы должны пускать близко только союзников — тех, кто любит вас в любом состоянии, тех, кому не всё равно, что вы чувствуете, кто не будет ссылаться на занятость и свои проблемы. Депрессия идеально размечает людей, которые хотят вам помочь, и всех остальных.

Сейчас вы не самый интересный собеседник, потому что ходите по кругу своих загонов, но разговаривать вовсе не обязательно — подержитесь за руки, посмотрите канал Animal Planet или послушайте любимый общий альбом. Эти действия лечат боль и помогают обеим сторонам чувствовать себя нужными и полезными — неважно, кто именно рядом с вами: друг, партнёр или родители. Так что это win-win.

Смотрите так же:  Украина аутизм

Когда мне было плохо, многие друзья спрашивали меня: «Алиса, может, приехать?» — и я отвечала: «Не надо, я сейчас не в форме». Мой врач посоветовал мне всегда принимать помощь от близких людей, если они это сами предлагают. «Я плохо себя чувствую, но приезжай и давай посмотрим тупой фильм», — можно сказать так, например. Молча пойти гулять в парк, почитать книги на соседних креслах, пореветь в плечо, позвонить родителям или написать письмо старому приятелю, который когда-то вас так хорошо понимал. Эти вещи, в отличие от изоляции и самобичевания, действительно работают. Да, в депрессии не хочется никого видеть и даже вылезать из-под одеяла (клянусь, однажды я несколько дней не выходила из спальни), но установка на ненависть к себе в одиночестве лишь отдаляет вас от выздоровления.

Из-за специфики советского и российского воспитания семья для многих из нас очень часто не крепость. Но если вы знаете, что папа и мама поймут, если они ещё живы, депрессия — нелишний сигнал повидаться с ними и поговорить обо всём. Меня поставили на ноги откровенный разговор с папой и неделя в гостях у мамы — я, кажется, впервые за многие годы почувствовала абсолютную материнскую любовь, как в детстве, когда ты в пять лет приходишь к маме с синяком и царапиной, а она дует на больное место, гладит его и говорит, что всё пройдёт.

У меня подкашивались ноги от недосыпа, но я сводила бабушку на «Травиату» в консерваторию и была рада смотреть, как она ест наполеон в кондитерской. Да, я буквально не могла сложить 4 и 2, когда жила у мамы и проводила дни в трансе перед каналом о путешествиях, но мне было приятно брать её за руку, шептаться и гулять на ветру с ней и собакой. Да, мама, как и я, не уверена в завтрашнем дне, но она слушает лиричные песни, занимается йогой и смотрит отличные фильмы — и знание, что человек за пятьдесят сильно любит жизнь, не боится проблем и готов обнять тебя, очень согревает, не надо им пренебрегать.

Не бойтесь
антидепрессантов

Страх перед таблетками есть, кажется, в каждом человеке с депрессией. Но что, по сути, значит, если вам прописывают таблетки? Что проблема порой не решается гештальт-терапией или психоанализом. Что эта болезнь требует медикаментозного лечения, как воспаление лёгких или диабет. Не стоит думать, что депрессия должна пройти, как температура.

Первое, что нужно сделать, — определить, есть ли у вас суицидальные мысли. С ними стоит сразу же обращаться к психиатру. С серьёзными расстройствами сна и аппетита — тоже к нему или неврологу. Государственные клиники (со страшного цвета стенами и пациентами в тяжёлом состоянии) не страшнее частных (с врачами сомнительного образования и огромными ценами на всё). Попросите контакты у знакомых. Выбирайте врача, который будет с вами постоянно на связи. Возможно, вам выпишут таблетки, и чем скорее вы за них возьмётесь, тем быстрее почувствуете эффект и поймёте свою дозировку.

Зная, что Россия — страна диванных экспертов, я настоятельно советую никому и никогда не пытаться лечиться антидепрессантами самостоятельно. И забыть о форумах и форумчанах. Дозировка и препарат назначаются только лечащим врачом, вы с отсутствующей в депрессии адекватностью никогда не поймёте, что с вами на самом деле происходит. Пишу об этом отдельно, потому что форумы наполнены рецептами коктейльных миксов из антидепрессантов и нейролептиков в разных пропорциях.

Антидепрессанты сильно влияют на организм — от многих хочется спать и не работает голова, но они очень помогают, просто трудно это оценить в таком состоянии. Пейте их, если они вам назначены, и ведите журнал настроения — отмечайте самочувствие в течение дня, аппетит, перерывы сна. Вы наглядно будете видеть свои эмоциональные подъёмы и спады и через какое-то время проследите закономерность, которая поможет вам их переживать, а вашему врачу — подобрать препарат и дозировку.

Пока вы пьёте таблетки, постарайтесь как можно меньше браться за новые дела и большие нагрузки, не ведитесь на обманное ощущение облегчения, не путайте первичную биохимическую эйфорию с коренными переменами внутри себя. Чаще всего требуется несколько месяцев, чтобы настроение выровнялось, а физическое здоровье накопилось. Нужно много отдыхать и просто спать, вести здоровый образ жизни и слушать интуицию. Если не верите себе, спросите совета у тех, кто вас любит и давно знает. Вы непривычно бодры и веселы? Берётесь за несколько незнакомых дел? Тратите за две недели то, что копили полгода? Пусть рядом с вами будет человек, который отследит ваш режим и ваше поведение. Мнение со стороны очень важно, чтобы не переоценить свои силы и не свалиться в очередной срыв.

Следите
за режимом

Также помогает нормализовать день рутинный комплекс — так я называю обязательные дела, которые делаются автоматически и без рефлексии. Например, я встаю, принимаю витамины, делаю зарядку, иду в душ, крашусь, иду гулять с собакой, завтракаю. Я не думаю, чистить ли мне зубы и умывать ли лицо. Я просто делаю то, что положено и что есть у меня в планах. Антидепрессанты быстро помогают наладить этот ритм и незаменимы в том случае, если внутренний голос с утра до вечера говорит вам всякие гадости. Мне помогает. Каждый день.

Во время депрессивных эпизодов лучше как можно меньше работать или, в тяжёлом состоянии, не работать вообще и взять отпуск за свой счёт. Часто бывает, что депрессию вызывают нереализованные планы и не сделанные вовремя дела, невнимательность к себе. Возможно, вы давно стараетесь делать хорошо другим, совершенно забыв про себя. Говорите «да» и только потом думаете, нужно ли это вам. Берётесь за полсотни дел, а хотите и можете в лучшем случае половину.

Депрессия учит говорить «нет» и внимательнее относиться к своим интересам. Внезапные относительно свободные две недели помогут вам пересмотреть распорядок дня, позвонить и увидеть тех, кого давно не видели. Генеральная уборка или поездка за город, книга, в которой можно утонуть, или любимые фильмы, которые вы не пересматривали с первого курса, — позвольте себе потратить на это время. Три дня с зебрами в саванне на экране огромного телевизора спасли мне жизнь, хоть это и звучит очень глупо.

Вторая часть этого совета — делать что хочется и то, что получается хорошо. Хочется сделать подарок, позвонить старому другу, нарисовать дурацкий рисунок — браться нужно за всё, что доставляет удовольствие от процесса, а не от результата. Не надо оценивать стихи, которые вы пишете только для себя, свою внешность и отношения с другими людьми. Просто пробуйте приятное и наблюдайте за изменением настроения. Да, возможно, у вас не будет Нобелевской премии и ваши стихи паршивые, но пока нравится рифмовать «любовь» и «кровь», надо это делать здесь и сейчас. Мне помогает пение и испанский, кинофестивали и заметки о повседневном. Вы и то, что вы делаете, не обязаны нравиться всем, но должны обязательно нравиться вам.

Не поддавайтесь
быстрой эйфории

Об одной очень важной черте моей болезни, научившей меня тому, как важно рассчитывать силы, мне хочется сказать отдельно. В моем случае это резкие перепады настроения и чередование затяжной депрессивной и короткой маниакальной или гипоманиакальной фазы. Вчера вы еле съели йогурт за весь день, сегодня вы месите торт ложками (я не шучу, это было со мной!). Вчера было пять успешных встреч, сегодня голова не варит вообще. Очень важной частью моего лечения стало осознание того факта, что положительные события требуют энергии не меньшей, чем негативные. Депрессия сильно изматывает, но и мания изматывает не слабее. Большая вечеринка, тёплый ужин в компании, запуск сложного проекта, трудная творческая задача — на всё это нужны силы, даже если вы любите это от всего сердца.

Наше тело и наша нервная система ещё пригодятся для настоящих подвигов и больших дел — когда на это будут ресурсы. А пока не воюйте с мельницами и не стремитесь разобраться во всех сложностях за короткий срок. Есть банальная поговорка о том, что жизнь — это то, что происходит, пока мы строим планы. Депрессия часто вызвана тем, что мы недооцениваем реальность и настоящий момент и расстройство психики — самый простой и явный сигнал того, что прошлое и будущее в вашей жизни должно уступить настоящему.

Позвольте себе кайфовать прямо сейчас. От любимой песни вместо будильника на телефоне. От любимой шоколадки на завтрак. От непривычного секса перед работой. От путешествия с людьми, которые вам по-настоящему интересны. От книг, которые вы откладывали на потом. От утренней пробежки, на которую не могли решиться годами. Или от прогулки, если пробежка вам не нравится. Спите, ешьте досыта, говорите о любви с теми, кого вы любите, — это постепенно вытащит вас со дна. Не сразу, но вытащит.

Используйте опыт болезни во благо

Суицидальные мысли и ненависть к себе — противоестественный процесс, который опровергает силы природы и врождённые установки человека на счастье, радость, крепкие социальные связи. Я прекрасно понимаю, что моя проблема может никогда не оставить меня в покое — больные маниакально-депрессивным психозом живут с ним всю жизнь. Болезнь меняется и принимает новые формы, жизнь сооружает новые препятствия, и вещи, так понятные ещё вчера, кажутся заблуждениями и ошибками. Этой осенью со мной случилась вторая серия депрессии, которую я, конечно же, не ждала, и мне было обидно и больно. Я только научилась жить в мире с самой собой, я так долго собиралась с силами, так много пробовала и меняла. И что же? Всё зря?

Если верить моему врачу, я неплохо держалась в этот раз и многому научилась за год. Я понимаю признаки моей болезни и причины своего беспокойства, я спокойнее отношусь к провалам и учусь не браться за то, за что мне браться не нужно или что я не успеваю. Не боюсь говорить о своём состоянии с близкими и друзьями, и они понимают меня лучше, чем раньше. Печальные мысли, трудные расставания, финансовый кризис и личные разочарования накрыли половину моих знакомых — радостных, активных и бесстрашных. Никому не чужды смерти, болезни, бедность. Прямо сейчас все находятся в примерно одинаковом замешательстве: финансовый кризис, ужасный политический фон и новые риски. Но депрессия учит самому главному — принятию того, что жизнь циклична и всё не навсегда. После зимы будет весна, после падения — взлёт.

Это банально, но именно момент, когда чувствуешь на себе действие глобальных законов, приближает выздоровление и ощущение сопричастности с другими людьми. Депрессия — трудный недуг, но дополнительно к ней человеку часто даётся исключительная эмпатия, внимательность к деталям и интуитивное понимание людей и моментов. Каждый раз, когда вам кажется, что вам чего-то не хватает, подумайте о том, что у вас уже есть.

В великой сказке «Волшебник Изумрудного города» Лев, Страшила и Железный Дровосек шли дорогой трудной, чтобы получить смелость, ум и сердце у Волшебника, но весь фокус в том, что у них это уже было. Самые главные вещи: любовь, дружба, преданность делу, родители и дети, — даются каждому человеку совершенно бесплатно. Есть то, на что мы можем повлиять, и состояния, к которым надо просто привыкнуть. Депрессия постепенно учит меня отличать одно от другого. Я не выбирала этот недуг, но перестала от него отворачиваться. Я не знаю, когда и с каким счётом закончится эта игра, но я не сдамся. И вы не сдавайтесь.

Другие статьи

  • Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста Консультация (младшая группа) по теме: консультация для воспитателей. Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста. Консультация для воспитателей. Предварительный просмотр: Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного […]
  • Можно ли отказаться от совершеннолетнего ребенка Можно ли отказаться от совершеннолетнего ребенка Законодательством Российской Федерации не предусмотрено процедуры отказа от ребенка, возможно только лишение родительских прав. Так, согласно ст. 69 СК РФ родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если […]
  • Что входит в обязанности родителей по воспитанию детей Глава 12. Права и обязанности родителей (ст.ст. 61 - 79) Глава 12. Права и обязанности родителей См. Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 20 июля 2011 г. © ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 2019. […]
  • Можно ли ребенку капать ромашку в нос отвар ромашки и нос неделю назад мы заболели к нам приходила врач и сказала 5 раз в день промывать нос пипеткой ромашки, потом отсасывать аспиратором, а потом капать капли сейчас я разговаривала с подругой, она меня отругала, сказала, что нельзя так ни в коем случае, […]
  • Как правильно купать в круге месячного ребенка Как купать ребёнка с кругом на шее С какого месяца купать ребёнка с кругом на шее, как правильно это делать, в какое время? Советы доктора Комаровского и видео инструкция. Водные процедуры – особенное удовольствие для маленького ребенка. Кроме обычного гигиеничного […]
  • Диагностика отклонения в развитии ребёнка определение этапы проведения Ранняя диагностика отклонений в развитии детей Диагностика отклонений в развитии основывается на зна­нии общих и специфических закономерностей психического раз­вития нормально развивающегося ребенка и детей с различны­ми отклонениями в развитии. Диагностика носит […]