Дичайшая депрессия

Потеря себя, страшно жить дальше.

Психолог, Супервизор, Онлайн-консультант

г. Новый Уренгой

Психолог, Супервизор, Онлайн-консультант

г. Новый Уренгой

Психолог, Супервизор, Онлайн-консультант

г. Новый Уренгой

Психолог, Супервизор, Онлайн-консультант

г. Новый Уренгой

Психолог, Супервизор, Онлайн-консультант

г. Новый Уренгой

Психолог, Супервизор, Онлайн-консультант

г. Новый Уренгой

Психолог, Супервизор, Онлайн-консультант

г. Новый Уренгой

Психолог, Супервизор, Онлайн-консультант

г. Новый Уренгой

Психолог, Супервизор, Онлайн-консультант

г. Новый Уренгой

Психолог, Супервизор, Онлайн-консультант

г. Новый Уренгой

Психолог, Супервизор, Онлайн-консультант

г. Новый Уренгой

Психолог, Супервизор, Онлайн-консультант

г. Новый Уренгой

Психолог, Супервизор, Онлайн-консультант

г. Новый Уренгой

А вообще знаете, кажется мне плохо из-за расставания.
Я очень переживаю.
Прошел месяц, а мне не все равно.
Живу прошлым до сих пор, ничего нового делать не могу, не выходит.
Состояние ужасное какое-то. Волнение, страх, душевная боль.
Тяжело переношу расставания, всегда много боли приносит. Привязываюсь к людям.
Я перестал различать и понимать, что хорошо а что плохо.
Впринцепе не могу сделать каких либо выводов в таком состоянии.
Мечусь из стороны в сторону.
В итоге все идёт к тому, что я вновь беру трубку телефона, звоню ей, а там нет ответа, лишь гудки. Она просто исчезла, я для нее никто более. Как так получилось, что мы были самыми счастливыми, были друг другу любимыми а теперь вот.
Я не могу этого принять..
В конце концов. Не знаю что делать.
Непонимаю как люди с этим справляются,. Мне это уже так надоело.
Постоянно одно и тоже, Толи во мне что-то не так, Толи такие девушки попадаются. Ничего не понимаю.

Конечно, я понимаю. Люди уходят, люди приходят, жизнь течет и не стоит на месте.
Кому то мы нравимся, кому то не очень, это все нормально.
Но я не понимаю почему не могу отпускать, очень сложно это все даётся.
Что касается расставания, то я вечно как баба, не могу этого делать, всегда люблю крепко, а такие моменты как ножом в спину. Главное было бы за что, ничего плохого не делал, искренне любил. Вообще непонимаю, кто бы подсказал, как переносить такие ситуации проще. Как проще ощущать, смотреть на все это безобразие.

Депрессия как оружие, или как научиться управлять своей армией скелетов из шкафа.

Не хочу снова писать простыни текста по поводу своей депрессии, поэтому постараюсь коротенько начать.

Живу с депрессией более 20 лет и причины ее никуда не деваются, так как связаны с семьей и моим мировосприятием. Поэтому врачи мне помочь не могут, кроме совсем уж радикальных методов.

Очень долго я просто не знал что мне делать и как от нее избавляться. И пришел к тому, что если у тебя есть минус от которого тебе не избавиться, то используй его себе на пользу. И все довольно просто, так как разум человека в депрессии отчаянно пытается из нее выбраться, поэтому работа с минусами мне далась очень просто.

— Депрессия вводит в апатию, нет сил, медлительность, хочется просто спать. Но почему собственно мне нужно чувствовать именно негативные аспекты апатии? Апатичное состояние это состояние полного спокойствия. И именно его я ощущаю. Меня ничего не тревожит, есть время подумать и сделать важные вещи, так как лично мне спешить некуда.

И мне это действительно помогло. Вещи, которые раньше вводили меня в панику и подавляли, теперь я могу делать спокойно и уверенно. Это совершенно не страшно, так как состояние депрессии подавляет страх, но когда делать что-то не хочется, то появляется сильная тяжесть во всем теле. И как раз таки ее я больше не ощущаю. Нет больше не эмоциональной боли и не физической.

— При депрессии ты концентрируешься на том что тебя в нее вводит и крутишь это в своей голове опять и опять. Но почему я должен об этом постоянно думать? Если проблему не решить есть только один выход — плюнь на нее. Да не просто плюнь, а получай от нее удовольствие. Тебе эта проблема уже не повредит, поэтому она уже не страшна. А еще лучше, если ты еще если ты научился выделять такой яд, который называется черным юмором. Как говорится — «Если человек тебе сделал зло — ты дай ему конфетку, он тебе зло — ты ему конфетку. И так до тех пор, пока у этой твари не разовьётся сахарный диабет.»

Кто-то может решить что это странно, но они не чувствовали депрессии и сомнительно что смогут справится с ней сами. Поэтому игнорь раздражители и развлекайся, жизнь же такая короткая. Их жизнь, хехехе.

— Если при депрессии появились странные пристрастия, вроде любви к темному, грустной музыке и фильмам ужасов, то что в этом плохого то? Есть такая штука, как настроение. У людей в депрессии оно статично подавленное, а у других меняется, и с настроением меняются увлечения. Так что в смене интересов ничего плохого нет.

— Депрессия развивает острую чувствительность, которую психика пытается подавить. Но зачем собственно подавлять желания плакать или смеяться? Это же совершенно нормально. А самое важное, у тебя появляется способность чутко сострадать другим, при этом не впадая в крайность и оставаясь психологически спокойным, при этом разделяя боль других.

— Ну и самый главный плюс депрессии. Она толкает на самоубийство. Но в нем разве есть смысл? Да, оно избавит от боли, но вот только ты уже мертв. Так разве есть смысл убивать себя второй раз? Стоит поблагодарить своих обидчиков за щедрый дар что они тебе принесли и наслаждаться им на все сто процентов.

Очень надеюсь, что так я помогу другим тонущим научиться управлять своим темным морем и танцевать на дне со своими друзьями-мертвецами которые очень даже веселые ребята.

ПА, невроз, депрессия. или что-то другое?

Меня зовут Константин. Разрешите обратиться к Вам с просьбой о помощи.

Примерно в середине октября 2015г. у меня начались сильные боли в затылочной области головы. Боль была давящая и нарастающая: не слишком сильная с утра, и очень сильная к вечеру. Особенно усиливалась при поворотах головы влево и вправо (как резких так и медленных) и при запрокидывании головы. Несколько раз приходилось вызывать скорую, боль была невыносима, сопровождалась сильным сердцебиением, тошнотой и чувством страха. После уколов отступала, но на следующие сутки повторялось снова.

Был на приёме у невролога. Он предположил психическое расстройство вроде депрессии. Прописал Индометацин, Мидокалм, Феварин и Глицин. Направил на консультацию в психдиспансер. Там, после беседы, сказали что мне тут делать нечего, по их части я полностью здоров. Феварин принимал всего несколько дней: из-за него боли только усиливались и совершенно терялось чувство реальности происходящего. После отмены стало чуть лучше.

Сделал МРТ головного мозга (без контраста), МРТ шейного отдела, УЗИ сосудов шейного отдела и рентген с пробами. Выявили протрузию диска L4-L5. Прочие стандартные анализы никаких отклонений не показали. Давление в норме для меня (110/70). Травм никаких с детства не было, психических расстройств ни у меня ни у ближайших родственников тоже не наблюдалось.

По прошествии нескольких недель лечение совершенно не помогло. Тогда невролог направил меня в Клинику неврозов на Шаболовке. Там пробыл около трёх недель (дневной стационар). Из процедур были: ЛФК и дыхательная гимнастика, массаж шейного отдела позвоночника, циркулярный душ, электрорасчёска плюс было 10 уколов и таблетки (Аспаркам, Сирдалуд и что-то ещё). Параллельно проходил курс мануальной терапии в государственном центре на Юго-Западной. По окончании лечения почувствовал незначительное улучшение, по крайней мере засыпать стал легче и смог вновь ходить на работу.

В конце декабря я уехал в отпуск на три недели. Во время поездки было ощущение что головные боли немного отступают. Но в последний день случилось следующее: вышел из метро на улицу, меня резко повело в левую сторону и я потерял сознание. Очнулся уже рядом с друзьями, которые направили меня в местную клинику. Там сделали укол и поставили капельницу. Было это примерно полтора месяца назад.

И с того момента началось самое странное. Во-первых, вернулись головные боли ( в том же объёме что и раньше), во-вторых, при ходьбе я совершенно теряю ориентацию в пространстве и устойчивость. Такое ощущение что наступаю куда-то в вату и абсолютно не могу контролировать ноги. Всё время ощущение что ведёт в сторону и теряется устойчивость. То же самое происходит при любых резких поворотах и особенно наклонах головы. Сначала чувствую как начинает «плыть» перед глазами, далее ощущение как ноги резко перестают слушаться. Особенно это состояние усиливается в тёмное время суток. И ещё чувство того, что тело постоянно куда-то проваливается..В последнее время добавилось чувство постоянной тревоги и напряжённости. Сейчас дошло до того, что я не могу выйти из квартиры без посторонней помощи, нужна какая-то опора, тогда передвигаться более-менее могу. В сидячем и лежачем положении ситуация лучше. При этом ощущается постоянная слабость в ногах и руках, «затекание» и общая вялость организма. Часто неприятные ощущения в левой части груди, как будто сердце сдавливается и тяжело дышать. В последнее время стали беспокоить звон и боль в ушах.

Снова был у невролога, на этот раз прописали Аркоксиа, Мексидол, Сирдалуд и Пикамилон; дуплексное исследование; ортопедическую подушку; шейный корсет и избегание резких поворотов головы. Пока что ситуация только ухудшается. За последнее время сделал ещё несколько анализов и исследований (включая ЭКГ, биохимию крови, триплексное сканирование сосудов шеи), все они никаких серьёзных отклонений не выявили.

Хочу сказать по поводу своих вредных привычек. Алкоголем сильно не балуюсь (3-5 бутылок пива в неделю; крепкие напитки гораздо реже). Сигарет курю по 4-5 в день (сейчас прекратил и то и другое). Иногда случается употребление наркотиков (гашиш либо марихуана. Никаких курительный смесей и чего-то более «тяжёлого» никогда не пробовал). Последний приступ, с которого я и пришёл к нынешнему состоянию, произошёл спустя 2-3 дня после курения гашиша, если это важно.

Можете ли Вы посоветовать что-то в данной ситуации? Может, провести какие-то дополнительные или специальные исследования? Или обратиться к Вам с очной консультацией? В связи с тем что все основные физиологические анализы в норме, есть подозрение на психологическое расстройство…

Дичайшая депрессия

я уже рассказывал о своей проблеме http://www.pobedish.ru/main/help/dolgi_apatija_ustalost_nezhelanie_zhit.htm,ничего не изменилось.только хуже стало.жена собралась уходить.естественно с детьми.и какой смысл у меня в жизни -никакого.я уже все обдумал как мне сделать.самое главное что никто нечего не знает.все думают что все хорошо.а это главное.
Поддержите сайт:

руслан , возраст: 35 / 27.03.2012

это не главное .
главное — это вы .
а не кто и что думают.
жизнь -в ваших руках и смысл — это идти дальше.
что-ли вы больше Господа Бога.
не смейте больше так думать.
жизнь -есть для вас и самые светлые минуты будут.
скажите мне —
почему — только женщины могут молиться за нерадивых мужей, детей воспитывать одни на маленькую зплату .
мужчины то — когда тоже терпеть будут,
ДА молиться — бесконечно а .
вы хоть попробуйте ждать, терпеть пожелать жить, да и помочь кому-то а не только про себя думать .
сегодня -же позвоните кому-то
ободрите кого -то
отвяжитесь от себя любимого .
вы меня простите- я женщина .
и детей у меня нет и мужа — все никак.
не сдержалась .
вы знаете просто эгоизм так возрос в людях — думают только о себе и точка и жить хотят в безоблачном счастье .
напишите пару строк хоть мне .
желаю Вам светлого разума . надежды .терпения .
Благословит вас Господь думать и о других .
будъте счастливы .

Анжела , возраст: не важно / 27.03.2012

я уходил из семьи. я умирал от болезни у
друга дома. я не хотел жить и ночами бродил по
городу надеясь нарваться на толпу пьяных и
сдохнуть в драке. я просто не хотел жить. ты
тоже не хочешь жить. сейчас как я тогда. ты не
слаб. ты просто заблудился. и устал . держись.
Ну, давай же давай, дыши, что я зря что ль пол
ночи не спал?
Это просто всего лишь боль, от неё ты немного
устал.
Ну давай же ! Смелее …..вдо-о-ох. Не сдавайся,
ведь я же не стал.
Умереть это каждый бы смог, ты живи как нам бог
завещал.
Ах не хочешь ?! прямой массаж. Я заставлю тебя
дышать.
Если б был здесь не я , другой , у него ты бы
мог умирать.
Перекрестный допрос судьбы, будет после, до
кровавых соплей
Заклинаю, слышишь — дыши , это трусость и
слабость – уйти.
жизнь поставит тебе — не зачёт ,мне же —
просто не смог спасти.
Хлам бинтов, суета врачей , жить не хочешь ?
хрипишь – отпусти?
Я быть может не прав, и зол. И пусть знаю ещё
не всё
Ты же любишь? люблю! Так живи, не смотря ни на
что – люби.
Ангел мне говорил , говорил .Тихо, тихо, сИдя
на плече.
Врач сжал сердце в моей груди, первый вдох
.Будет больно , прости.

игорь , возраст: 38 / 27.03.2012

Руслан,пожалуйста,держитесь!В нашей семье тоже был такой период,когда из-за бесконечных долгов и кредитов нечего было есть,мама одна работала на трех работах и тянула на себе все, причем очень долго и страшно!Кредиторы даже убить обещали,я не шучу.И тоже она тянула это все в полном одиночестве!И со временем все образовалось!Пожалуйста,держитесь!!Не делайте ничего с собой!Попросите помощи у Бога и он Вас не оставит!В жизни вообще не бывает ситуаций,которые мы не способны пережить!Если такая ситуация сложилась,то она Вам по силам!Простите за такое общее послание,очень бы хотелось помочь,но слов не хватает.

Марианна , возраст: 26 / 28.03.2012

Ну что тут скажешь!Правильно Вам,Руслан,люди написали:и держаться надо,и то,что всё в Ваших руках,и верить в Бога также было бы хорошо!Держитесь!

Айкоша , возраст: 35 / 28.03.2012

вы меня простите, может резко написала.
когда не видишь человека -все равно не знаешь что ему нужно в этот момент.
просто реально мало кто верит- что есть Бог.
что будет спрос за нашу жизнь.
мне самой бывает -не до нее.
я знаю если сама что сделаю -ад сразу.это реальнее реальности.
а в жизни-все равно светит солнце, бывает хорошее настроение, здесь — жизнь.есть отдых.
поэтому Библию читаю, молюсь.
вот очень помогает кого-то поддерживать.
сама понимаешь что есть зачем дышать .даже очень.
долги по-тихоньку уйдут.
и все будет хорошо.
для вас выпало испытание .
Вы-очень драгоценны и нужны.
весь — большой мир за вас.

Анжела , возраст: не важно / 28.03.2012

Возьми себя в руки Брат! Ты сам думаешь, что ты собираешься сделать. Ты не сопля ведь а мужик , соберись , сделай рывок! Сам понимаешь что тебе нельзя это сделать! Жена красавица, двое детей! Что же ещё нужно?? Детям нужен отец, без отца им будет ой как тяжело! Предавать то вы их не хотите! Верните их! Бог в помощь, сходите в церковь, исповедуйтесь это сильно поможет!

Смотрите так же:  Неврозы основные формы

Вадим , возраст: 55 / 28.03.2012

Ты брат это прекрати. все живы здоровы а это главное . все в жизни можно поправить. дети то живы и у них есть отец. выше голову.

андрей , возраст: 47 / 28.03.2012

Простите, Руслан! У меня папа покончил с собой, когда мне было 12 лет. После этого я всё время хотела сдохнуть. Было несколько попыток. Только в 27 лет начала ходить на исповедь и причастие.
Только после этого дурные мысли начали потихоньку утихать. Не делайте этого, хотя бы ради детей. На детях это всегда отражается. Да и на жене я думаю тоже. Есть духовные законы, которые нельзя нарушать. Силы Вам и мужества.

Татиана , возраст: 36 / 28.03.2012

Да и в долгах пол-страны живёт, если не пол-мира. Но ведь работают люди, отдают потихоньку. Плохо живут пару лет, да, но отдают в итоге. В конце-концов, почему бы не попробовать продать что-то из имущества? Старую дачу, машину? Начать жизнь с чистого листа, заработать на ещё лучшее имущество, новое? Это же всего лишь вещи, дорогие вещи, но они все вместе взятые не стоят человеческой жизни, даже самой самой ничтожной жизни, а ваша, коль скоро вы отец двоих детей, отнюдь не такова, заметьте.

Насчёт жены, попробуйте здраво оценить её поступок. Она обычный человек со всеми обычными страстями, мелочностью и страхом. Да она испугалась, но ведь и вы испугались ещё больше её! Людям свойственно бояться. Но в жизни есть вещи, ради которых стоит преодолевать страх.

И ещё. У меня так сложилось, что в семье не было отца. Это ужасно и причиняет мне страдания до сих пор. Как можно сравнивать папу с деньгами? Папу вашим детям ничто никогда не заменит, неважно, есть у него долги или нет. Даже если у вас долги, или вы там какой забулдыга — до своих последних дней ваши дети будут спрашивать себя, чем они провинились, что вы их бросили, до последних дней будут думать, что они виноваты. Разве вам даже ни чуточки их не жалко.

Екатерина , возраст: 22 / 28.03.2012

добрый день. то,что вы написали — это уже отлично. ничего не изменится за 1 день. надо немножко подождать. любыми путями успокоиться и собраться с мыслями.у вас дичайшая депрессия. поэтому и полная безнадежность. мир окрасился в черный свет. у меня так было и я точно знаю,что это проходит. нужно время. не зацикливаться на своих проблемах. попробуйте подумать о других, помочь кому-нибудь. ведь вокруг очень много нуждающихся (хотя бы в совете людях).не замыкайтесь. это просто — жизнь и она вам даёт шанс изменится к лучшему. испытывает вас. вы — сильный и всё будет хорошо.

наталья , возраст: 48 / 28.03.2012

Руслан, вообще-то отец нужен детям всегда, причем безусловно. Некоторое время назад была передача о девочке, которая долго искала отца. Нашла в колонии строгого режима. И вот то, как она плакала и кричала, увидев его, ка она была счастлива просто его видеть — видеть в комнате для свиданий под надзором чужих людей, видеть издалека, это не передать. Как девочка выражала отцу любовь, как она говорила ему о своей любви. А ведь не видела отца более 15 лет. Он ей когда-то куклу купил.
Отец, что же ты собрался детей предать? Как же они? http://www.pobedish.ru/main/rodnie?id=202
Ну ладно, вы с женой расходитесь. Но с детьми-то нельзя разойтись. Отец им отец на всю жизнь. и что они будут чувствовать и говорить, когда их спросят: А где твой папа?

Знаешь, что. Кончай плыть на волне эмоций и быть обиженным мальчиком. Как-то не по отцовски это. Давай=ка отец живи ради себя и своих детей — будь мужчиной — примером в жизни для них. Мать от отца ушла, а отец детям отцом остался — и поддержит материально, и самое главное — совет мужской даст, и помолится о детях. Родительская молитва — детям счастье строит.
Помощи Божией тебе, отец.

Елена , возраст: 55 / 29.03.2012

Предыдущая просьба Следующая просьба
Вернуться в начало раздела

Найк Борзов. Атмосферный концерт

В четверг 20 июля в Москве под крышей арт-площадки «Винзавод» Найк Борзов и его команда отыграли концерт.

Найк Борзов – известный российский рок-музыкант, который пишет светлые и душевные песни. За много лет его творчества он обрёл достаточно большой круг постоянных слушателей, которые с удовольствием ходят на концерты и очень любят своего кумира. Кстати, строчки про «маленькую лошадку», которые уже давно у всех на слуху, принадлежат именно Найку Борзову.

При входе на территорию «Винзавода» сразу же чувствуется атмосфера: раскрашенные в граффити стены, разговоры людей о предстоящем концерте, а из колонок раздаются песни Найка, пока тот проводит саунд-чек.

В половину девятого коллектив появился на сцене. Зрители приветствовали его тепло и радостно. Первыми прозвучали знаменитые «Три слова», под которые зал тут же начал подпевать. Нужно сказать, что коллектив в целом старается создавать уютную, «свойскую» атмосферу.

Но и среди зрителей были люди, которые помогли сделать этот концерт запоминающимся. Одна из поклонниц в самом начале протянула к сцене фруктово-овощной букет, который Найк с радостью взял в руки и пошутил, что до конца он может не дожить, потому что в группе есть вегетарианцы.

Также Найк исполнил песню «Прозрачная», которую он написал еще во времена альбома «Заноза», но включит ее только в свой будущий альбом, над которым уже ведется работа.

Стоит ли говорить, что когда заиграла «Маленькая лошадка», зал, в котором были люди самых разных поколений, «загорелся»? Пожалуй, многие действительно приехали именно ради того, чтобы услышать её. Как раз по этой песне многие ценители русского рока и узнают Найка Борзова.

Закончился концерт песней «Ради любви», в конце которой Найк сам сел за барабаны. Кстати, всего было исполнено 19 песен.

Но мы не упустили возможности задать Найку несколько вопросов. Интересный, открытый, добрый человек, который всегда и на всё имеет свою точку зрения – именно такое впечатление складывается о Найке после общения с ним.

— Найк, здравствуйте. Сегодня такая хорошая погода как раз кстати, и мы все собрались на ваш концерт. Чего вы ожидаете от него?

— Привет. Ожидаю, что люди придут, во-первых, и будем угарать, веселиться и радоваться. Что еще ожидать от концерта?

— Вы участвуете во многих крупных российских и не только концертах. Какой вам запомнился больше всего?

— Сейчас такое лето в Москве, да и не только в Москве, а по всей России, что каждый фестиваль приносит какой-то сюрприз. И поэтому пока все запоминаются. Вот, к примеру, на «Нашествии» было круто: дождь лил постоянно, но, тем не менее, было очень жарко. Мы сыграли очень яркую программу. Людей очень много было, закрывали концертную программу первого дня и было очень круто, душевно. Мне понравилось. Недавно еще вернулись с фестиваля в Териберке. Это Кольский полуостров под Мурманском. Там тоже было классно: природа там классная такая, глючная. Люди живут в такой немного разрухе и это все на таком контрасте забавном воспринимается.

— Погода не подвела вас?

— Погода была вообще суперская. Даже местные жители сказали, что такой погоды у них летом не бывает особо (улыбается), и два дня светило солнце. Мы играли песню «Ты горишь», и в этот момент выглянуло солнце и начало жарить, то есть мы прям вызвали солнце.

— Получается, привезли с собой хорошую погоду?

— Да нет, просто нашаманили (смеется).

— Вы на российской сцене достаточно долго. Возникали такие моменты, что хотелось все это бросить, оставить музыку, оставить большую сцену?

— Нет, такие мысли мне в голову не приходят, а иначе это какое-то депрессивное дно, а мне очень не нравятся такие состояния в том плане, что не нравится в них погружаться собственноручно. А если это происходит само собой, то я могу даже находить в этом какое-то удовольствие, но когда мне это надоедает, я начинаю работать над тем, чтобы сменить состояние.

— Сменить источник вдохновения?

— Конечно. Я занимаюсь любимым делом, и мне это несложно дается.

— У вас есть любимый город, в который вам хочется возвращаться с концертами?

— В каждом городе есть свое очарование и публика, она всегда такая какая-то своя. У меня на концерте не бывает особо случайных людей, которые приходят непонятно зачем. В основном, люди приходят, чтобы получить удовольствие от прослушивания в живую моих песен – не важно, старых или новых, а поэтому мне всегда приятно ездить по разным городам, где я давно уже не был. Возвращаться всегда интересно, потому что город постоянно меняется: что-то происходит, что-то строится, что-то разрушается, а потом на этом месте выстраивается. Мне нравится вообще путешествовать.

— Скажите, вам хотелось когда-нибудь записать трек дуэтом с каким-нибудь исполнителем? Были идеи такие?

— Не знаю даже. Сейчас у меня идея записать совместный трек с моей дочерью Викторией. Вернее, я придумал для нее забавный вокализ в одной из своих песен.

— Чем вы увлекаетесь еще, помимо музыки?

— Рисую, путешествую, гуляю, наблюдаю, читаю – много чем увлекаюсь

— И все это является для вас источником вдохновения?

— Конечно. Любая смена обстановки является источником вдохновения. Книга – тоже путешествие и, когда ты погружаешься в нее целиком, ты начинаешь путешествовать по тем мирам, которые описывает автор, по тем ситуациям, по характерам. Конечно же, это приносит какие-то идеи. Если говорить о депрессии, то лучшее средство от депрессии – просто взять и свалить в другую страну, вообще в другой климат, другой менталитет, в страну с другим языком, желательно вообще тебе непонятным, и тогда депрессию как рукой снимает. Ты вынужден выживать. Это очень круто отвлекает.

— Бывали у вас такие ситуации, когда вы уезжали в другой город, где был непонятный вам язык?

— Да, бывает. Помню, у меня была дичайшая депрессия, а потом я пошел в армию и мне это очень помогло.

— Кем вы мечтали стать в детстве?

— В основном, это все было связано с путешествиями. Хотел стать дальнобойщиком, космонавтом. Когда посмотрел фильм о том, как готовят космонавтов, сразу обломался. Дальнобойщиком хотел стать. Мне очень нравилась эта романтика: кабина у тебя такая огромная, сидишь такой в кабине, рулишь, слушаешь там любимую музыку, где захотел и когда захотел, остановился, и пересекаешь так страны, континенты. Но в принципе, музыка даёт всё, о чём я мечтал в детстве: я и путешествую, и в космос летаю такой ментальный постоянно.

— Какой альбом для вас является особенным?

— Все альбомы любимые, душевные. Каждый альбом соответствует определенному времени, все меняется постоянно, развивается. Поэтому я все свои альбомы люблю, за исключением, наверное, сборников лучших песен разного рода, потому что все эти песни были уже в альбомах и все это делается, чтобы люди не искали любимые песни на разных пластинках. Не то чтобы я их не люблю. Многие из них я составляю сам, поэтому они мне тоже нравятся, в них есть определенная последовательность, свое настроение пытаюсь создать. Вот, например, в этом году исполняется 20 лет альбому «Головоломка» и в октябре в Москве мы будем играть концерт и полностью его исполним. Но и еще из разных альбомов догребу туда песен, чтобы большая программа была

— Никогда вам не хотелось поменять текст, содержание, энергетику прошлых песен?

— Да оно все меняется постоянно, на самом деле. Начиная с альбома «Заноза», я ушел в романтизм, но, к примеру, в альбоме «Везде и нигде», который 2014-го года и на данный момент мой последний номерной альбом, там уже романтики чуть меньше. Сейчас записываю новую пластинку, там вообще минимальное количество романтики и все больше других тем. Все оно как-то вовремя.

— Как вы считаете, Найк, вы сильно изменились со времен написания вашего первого альбома?

— Основные и фундаментальные вещи остались прежними, но, наверное, поменялось отношение к чему-то, да и я сам немного изменился. Разные периоды, разные этапы у меня один в другой перетекают. Могу о чем-то жалеть, что сделал или наоборот не сделал, а в другой момент могу об это совершенно не жалеть.

— Главное ни о чем не жалеть?

— В принципе, нет. Можно о чем-то жалеть, но это только для того, чтобы проанализировать ситуацию и не делать так в будущем.

— Спасибо вам большое, Найк, и удачи на концерте!

Три истории жизни наркоманов

ТОЛИК:

Винт

Сейчас мне 23 года. Отучился в школе до 8 класса, потом 3 года в училище. Там все и началось с анаши и с пива. Свой первый косяк анаши я выкурил в лет в 14-15. Потом устроился работать на Арбат, это тогда называлось «утюжить.» Мы продавали иностранцам кроличьи шапки — » рэбиты «, часы, матрешки, нам платили долларами, а мы потом и доллары продавали. Наваривали и с валюты и с товара. У нас стали появляться деньги. Рядом с нами все время были люди криминального плана — как бы наша крыша, которым мы должны были платить. Естественно, вместе после работы отдыхали.

Там я впервые укололся винтом. Я кололся, потому что хотел прихода. Потом некоторое время тоже отлично — эйфория, все вокруг прекрасно. Но часов через 10-12 наступает дичайшая депрессия, полное опустошение. Люди, которых готов был расцеловать, которым в любви всем подряд признавался, внезапно кажутся резиновыми куклами и ублюдками. Даже воздух и стены вокруг становятся серыми, зловещими и пустыми. Я «присел» на винт с первого укола — на пять лет. Из этих пяти лет три года я торчал вообще плотно — не вмазывался только когда спал и ел. Все остальное время сидел на игле. От винта нет физических ломок, но есть дикая, непреодолимая психологическая зависимость. Через три года появились ЛСД, кокаин, героин — экзотика. Начал чередовать: перемежать: когда кислотой закинешься, когда героином. Но главным моим наркотиком был винт — я за него все готов был отдать. Так оно и было — все и отдавал.

Криминал

Единственная проблема была — стало не хватать денег. Одно время я даже покрадывал , «разводил» людей, обманывал на деньги. До сих пор не понимаю, каким чудом не угодил в тюрьму. Не всем моим знакомым так повезло. Сейчас самому не верится, какими ужасными способами я тогда зарабатывал деньги. Например, те, кто торговал матрешками на Арбате, оставляли свои вещи, чтобы с собой не таскать, в местных квартирах — платили какие-то деньги хозяевам. Мы такую квартиру вычислим и заходим — внешне все вроде друг на друга похожи, хозяин и не отличит — те, не те. Брали чужие сумки с вещами и уходили. Кто-нибудь при этом стоит, бубнит, хозяину зубы заговаривает — а под винтом это очень хорошо делается: можешь говорить без остановки на любые темы. Или еще я мог поныкать у человека деньги, сказать, через 15 минут принесу, взять деньги и уйти. Я прогонял какую-то телегу, мол, ты не волнуйся, я сейчас вот тут мигом — и просто отставал, исчезал с деньгами: у меня была тысяча ходов, заранее заготовленных. Сейчас я так не могу. А еще я таскал из дома все, что мог, — телевизор, магнитофон, мамины вещи, золото. Или варил для кого-нибудь винт и за это брал себе часть.У меня были сотни знакомых, каждого я считал за лучшего друга и гордился, что вокруг меня такие отличные люди, хорошие, модные. На самом деле все это было ложью и откровенным паскудством, но я тогда этого не видел. Постоянно в иллюзиях находишься — каждый человек для тебя друг, ты ему готов все отдать. А потом понимаешь, что тобой просто попользовались. Больница. Все это стало невыносимо, к тому же денег не было: работать я нигде не мог.

Смотрите так же:  Болит сердце при депрессии

В общем, я лег в больницу — в наркологию: сам, добровольно пошел. Мы все обсудили с матерью и решили, что мне надо лечиться. На самом деле, лечения там не было абсолютно никакого. Ни чистки крови, ни психологической помощи. Наоборот, все медсестры и врачи относились к нам пренебрежительно. У меня была непреодолимая психологическая тяга к наркотику, мне нужно было с кем-то поговорить об этом, получить грамотный совет, а вместо этого мне давали таблетки — барбитураты, кололи галопиридол , аминозин , и я просто лежал как бревно — и все. Лежишь двое суток от этих уколов в ужасном состоянии: вроде бы спишь, но это не сон — это можно сравнить с тем, когда съешь таблеток 20 снотворного. Есть еще магнезия-сульфат терапия — ее называют «горячий укол», это просто пытка. В основном там лежат опиушники . Перекумариваются, уходят и опять колются. Для того только туда и приходят, чтобы переломаться, когда у них нет денег на героин. Они идут и на халяву там переламываются, потом выходят и опять торчат. А еще я видел в больнице молодых мальчиков. Ребенку 15-16 лет, он пару раз вкололся — и его закрывают в больнице. Это все равно, что малолетнего посадить в тюрьму: он всему там научится и станет действительно закоренелым. Так и здесь: если в больницу попадает молодой наркоман, который только начал — его напуганная мама туда упекла — он выйдет уже матерым. В больнице наркотик делают из всего: из любых таблеток можно все, что угодно, выбить и вмазать. Торчат там все. У мальчика там и круг общения будет особый: знакомства, новые точки, где можно купить, барыги, обмен телефонами. Отлежал я в больнице 28 дней. Мне поставили диагноз и взяли на учет. Потом я еще раз попал в ту больницу — уже в реанимацию с передозом.

Вышел из больницы и начал употреблять героин, черное. Исключительно для того, чтобы не колоться амфетаминами — винтом в частности. Но я все равно, до сих пор хочу винта и не могу о нем не думать. Я продолжаю оставаться винтовым наркоманом — только что не употребляю винт на сегодняшний день.

Здоровье

Мне 23 года, а у меня практически не осталось своих зубов, вся челюсть вставная — кальция не было в организме. Та же проблема почти у всех моих друзей. У меня гепатит В и С, не могу некоторые вещи есть — сразу начинает тошнить. В перспективе — цирроз или рак печени. В мои планы входит дожить хотя бы лет до 30-40, но я не знаю, удастся ли. Я вначале не думал об опасности, я вообще ни о чем не думал, торчал и все. Сейчас тоже много таких молодых, их лозунг: «Торчал, торчу и буду торчать!» Им бы побольше информации о последствиях всего этого. О том, кем они станут через несколько лет. Когда я начинал, были другие времена. Тогда мы не слышали, что бывает такая болезнь, как гепатит, что можно заразиться через иглу. А теперь еще и СПИД. Раньше и героин для нас был все равно, что СПИД, — заграничная экзотика. Теперь все спустилось вниз: и героином колются все, вплоть до бомжей, и заразиться может любой. Неважно, что ты употребляешь и сколько у тебя денег. Если мы будем сидеть вдвоем и кумарить, и у нас будет один шприц на двоих, я в первую очередь буду думать о том, как мне вмазаться. После того, как уколюсь, я, возможно, подумаю, чем ты болеешь и что я занес себе с твоим шприцем: гепатит, сифилис или СПИД. Говорят, что наркоманы не боятся умереть. Это до поры до времени. На начальной стадии, действительно, думают: пусть я проживу свою короткую, но яркую жизнь. А потом становится физически больно, потому что сгорела печень, и появляются вполне реальные мысли о смерти. Для многих это стимул бросить наркотики. Торчишь, вроде бы кайф, а на самом деле кайфа-то из пяти — шести лет, которые торчишь, хватает на год, а все остальное время — депрессии, боль и угрызения совести за то, что ты делаешь с собой и с близкими.

Шрамы в голове

Но самое главное — я не мог предвидеть, какие последствия будут у меня с головой. Я чувствую, что винт оставил на моей психике такие глубокие шрамы, которые уже никогда не пройдут. У меня иногда бывают срывы, когда я беру, что под руку попадется, и швыряю, бью посуду в доме. Могу в такой момент кому-то ни с того ни с сего позвонить, нагрубить. Когда принимаешь любой наркотик, особенно винт, в голове странные вещи творятся. Мы называем это «подсаживаться на измену» — когда чего-то боишься, а чего — непонятно. Одно время мне казалось, что за мной постоянно следит милиция. Я мог сидеть по трое-четверо суток дома и не выходить на улицу, потому что боялся, что меня выследят, поймают. Или ехал куда-нибудь к друзьям в Выхино, в Чертаново, и не в состоянии был оттуда уехать по неделе, по две. Помню даже, как мы по несколько недель сидели в подъезде. Брали винта, трескались — и по трое суток находились в одном подъезде, просто сидели там, потому что не могли выйти на улицу. Какие мы. Я могу на улице, среди толпы прохожих, отличить винтового человека от героинового. Как? По одежде, по манере поведения, по движениям. Винтовые и вообще те, кто употребляет стимуляторы, — это резкие движения, быстрая, без остановок, речь. Они постоянно оглядываются назад, обгрызают до мяса ногти, у них мания преследования. Винтовой может долго точить карандаш и опомнится только после того, как сточит весь карандаш до основания и примется за собственный палец. В руках у винтового — зажигалка, ручка, пачка сигарет — по пять-шесть предметов одновременно. Ходишь, не знаешь, что с ними делать, куда их деть. И лица у них характерные: нос, глаза — и две ямы вместо щек. Опийные люди наоборот, совершенно спокойные, сонные. В фильме «Криминальное чтиво» есть такой момент: один из главных героев укололся героином и едет в машине. И при этом у него характерное лицо, как бывает под героином: глаза как бы опущены. Я часто встречаю людей на улицах в таком состоянии: человек словно спит чуть-чуть — я уверен, что во многих случаях это героин. У них постоянно прожженные штаны, потому что сидишь, куришь, прожигаешь одежду, диваны ничего не замечаешь. На руках следы от ожогов. Опиушники вообще-то народ спокойный, они бывают нервными только на отходняках, когда отпускает. На отходняках у них чуть до драки не доходит. Причем абсолютно ни с чего — поводом может послужить любая мелочь.

Без иллюзий

Я уверен, каждый наркоман внутри себя хочет бросить, но не может. Он хочет остановиться, но утром просыпается и опять едет на Лубянку и мутит наркотики и говорит: я так устал, так хочу остановиться, но не может. Вся жизнь его уходит на это. Точнее, это не жизнь. Это иллюзия жизни. Я хочу верить, что эта болезнь хотя и страшная, но излечимая. Но на своем опыте я убеждаюсь, что стоит слезть с одного наркотика, как пересаживаешься на что-то другое. Я не могу вспомнить ни одного дня, когда бы я ничего не употреблял. Минимум, что я делаю, — это беру бутылку водки и выпиваю ее целиком. Я просто уже не могу находиться в трезвом состоянии и смотреть трезвыми глазами на то, что происходит вокруг.

САША

Мечта детства

О наркотиках я услышал еще в детстве, в школе, и мне жутко захотелось попробовать. Это были дешевые познания, непонятные, расплывчатые. Все в то время было зашифровано. Восьмой класс, мне было 14 лет, и тогда я, конечно, еще ничего не принимал. Но мне очень хотелось попробовать — и я этого в конце концов добился. Я подрос, стал вести экстравагантный образ жизни: был панком, ходил с красными ирокезами, в черном галифе, с нацистской повязкой. Люди постарше плохо меня воспринимали, все пытались ударить клюшкой. В первый раз я попробовал так называемую «мульку». Мне не понравилось, я вообще к стимуляторам отношусь плохо. Потом я начал курить травку, это было весело: прилив чувств, энергии, казалось, что-то новое открывается.

Мы как раз тогда начали заниматься музыкой с другом — он сейчас сидит за наркотики. А потом я поехал в Прибалтику — там есть одно знаменитое место, о котором я узнал от хиппи: они как раз всей компанией туда собирались, и я напросился с ними. Первое, что я сделал, когда приехал, — это пошел на дербан за маком и укололся в первый раз. Я сам сделал себе укол и почувствовал себя настолько круто. Мы лежали втроем в палатке, разговаривали, и было ощущение, что когда замолкаешь и уходишь в свои грезы, общение все равно продолжается — без слов, на подсознательном уровне — и все это чувствовали. Опиум заворожил меня, и с того момента я стал употреблять его сначала время от времени, потом все чаще и чаще. Сейчас молодежь 14-16 лет начинает колоться лишь из-за того, что это модно. Смотрите, я вмазываюсь, я крутой. Мы начинали совершенно по-другому. Это было что-то возвышенное. Я пытался писать стихи, мы делали свою музыку, у нас был стимул употреблять наркотики — от них мы чувствовали себя по-другому.

Правда, со временем все перешло в совершенно другую стадию. Это была полная зависимость, система, и уже было не до чего. Не надо было ни стихов, ни музыки. Да и некогда было заниматься творчеством: все мысли только о том, где бы достать наркотик и уколоться.

Любовь

В начале 90-х я познакомился с парнем, которого сильно полюбил. Он пытался вытащить меня из наркотиков. Но вдруг появилась такая вещь, как ЛСД, и я сам не заметил, как провел на нем полтора года. Первые полгода я принимал его орально и на кишку, а остальной год вводил уже внутривенно, причем в бешеных количествах. С мальчиком мы расстались: он отчаялся и ушел. А мы уже начали было думать о том, чтобы жить вместе. Эта окончательная размолвка сильно задела за душу. Когда мы с ним разошлись, я словно потерял якорь и начал колоться очень плотно — пять лет провел в системе, то есть каждый день. Я все это время жил один, никакой личной жизни не было. Недаром есть такое выражение: «опиум заменяет вторую половину». Когда я начал повышать дозу и кололся все чаще, мне уже не надо было секса. Можно сказать, я сам себя трахал иглой. Мне было все безразлично. Только доза и игла.

В системе

Сначала физической зависимости, ломок не было, но были кумары — психологическое хотение наркотика. Но чем дальше это заходило, тем сильнее психологическая зависимость переходила в физическую. При постоянном употреблении героина быстро происходит привыкание, и дозу приходиться все время повышать. Моя доза за пять лет подскочила с одного кубика до 10 кубов. Под конец я делал себе за один раз целый стакан соломы, а если бы было десять стаканов, я бы сделал все 10. Как ни удивительно, но какое-то время мне еще удавалось работать на хорошей работе и неплохо зарабатывать. Конечно, приходилось все время шифровать — то есть скрывать, что я наркоман.

Но разумеется, так не могло продолжаться долго. В конце концов я дошел до того, что потерял сначала работу, а потом все, что у меня было ценного. По венам пошла вся радиоаппаратура, вся хорошая одежда, две машины. Когда все, имевшее ценность, было продано, пришлось искать пути заработать на дозу. Я хорошо умею варить черное, и меня часто приглашали это делать. Для меня это стало все равно, что ходить на службу: встать с утра, обзвонить людей. Если у кого-то есть деньги и нужен наркотик, достать им, приготовить и взять свою часть.

С каждым днем приходилось задирать себе дозы, все больше, все круче. А кайфа как такового уже не было — была уже такая стадия, когда наркотик нужен лишь для того, чтобы почувствовать себя нормальным человеком. Организм перестроился: делаешь себе дозу и сразу встаешь, идешь кушать, умываешься, делаешь какие-то дела. А если нет наркотика, ты просто лежишь и не в силах даже дотянуться до телефона, чтобы позвонить, найти наркотик.

Грызешь табуретки, плачешь, мысли исключительно суицидальные. Это очень страшно. Не пожелаю испытать это злейшему врагу. У меня было много суицидальных попыток. Пытался застрелиться, но первый патрон оказался холостым — что-то меня уберегло. Однажды съел восемьдесят таблеток транквилизаторов — это намного выше смертельной дозы. Но мой организм, видимо, настолько привык ко всему этому, что я выжил. Самое главное — я чувствую приближение очередного срыва где-то за неделю. Я знаю, что мне снова захочется себя убить. Я пытаюсь загасить это чувство наркотиками, но мне это не помогает, а только усугубляет. Можно сказать, что суицид для меня стал образом жизни.

Закон

Меня два раза обвиняли по 224 статье, которая сейчас стала 228, — приобретение, хранение и употребление наркотиков. По ней полагалось принудительное лечение. Я приезжал в милицию, а мне говорили: зачем ты приехал? Я им: вы же вызывали. Езжай, говорят, привези свою мать. Мама все понимала, брала какие-то деньги, ехала, отдавала им, и меня на время оставляли в покое. Милиция меня задерживала много раз. Если ничего с собой нет, посидишь в отделении — и отпустят. А если найдут наркотик, — тогда все. Но бывают случаи, когда тебе подбрасывают героин в карман: сдавай барыгу, а то тебя посадим. Если у тебя есть какие-то деньги на кармане, ты из милиции абсолютно пустой уходишь.

Смотрите так же:  Смена деятельности стресс

Попытки бегства

Я понял, что опустился в жуткое болото и теряю все, что было мне дорого. За те пять лет, что я сидел на наркотиках, я пытался переламываться три раза. Первый раз я уехал из города и выдержал без наркотиков все лето. Во второй раз я пытался переломаться с помощью винта. Шесть дней подряд кололся винтом, чтобы не было ломок от героина, после чего у меня с головой стало совсем плохо. Продержался без героина всего недели две, не больше. Третий раз я понял, что теряю свою семью — они полностью меня отделили. И еще мне было ясно, что если я буду продолжать колоться, вгоняя себе по 50-70 кубов в день, мне останется жить от силы год. Это меня напугало.

Лег в психиатрическую больницу, лежал два с половиной месяца, а потом уехал в деревню и прожил там с мая по ноябрь. Все это время я не принимал наркотики, только раза два пил водку, хотя я ее не люблю, и раза два — таблетки, барбитуру.

Больница мне помогла — наверное, потому что врач попалась хорошая. Она меня сильно интриговала: вроде бы проявляет внимание, а вроде и нет. А мне безумно хотелось общения, мне хотелось все, что во мне наболело, кому-то выразить. Иногда она это позволяла. Меня закормили нейролептиками — они полностью отбивают желание что-либо делать, под ними можно только спать. Но это даже хорошо. Это помогло переломаться.

Потом меня отыскала одна моя знакомая, которая в последнее время очень серьезно обратилась к религии. Мы поехали с ней в Переяславль-Залесский, она водила меня по монастырям, по скитам. Мне предлагали остаться в скиту: меня поразило, что там ко мне прониклись, поняли мою проблему — что я наркоман, что мне тяжело, что хочется со всем этим закончить. В какой-то момент мне действительно захотелось остаться там, в скиту, но я почему-то не остался. Вернувшись домой, я в тот же день уехал на дачу и был удивлен — меня не ломало вообще. Видимо, от поездки я получил очень сильный духовный заряд.

Но когда через неделю надо было ехать в Москву, я сразу почувствовал всю эту грязную энергетику города. Тут же начал хвататься за телефон, чтобы найти наркотик, сделал три звонка — хорошо, в тот раз никого из знакомых не оказалось дома. Труднее всего выйти из тусовки, из самого процесса. Все мои друзья колются, и если я перестаю колоться, я должен поменять всех друзей. Неделю-полторы после того, последнего случая я держался, а потом опять произошел срыв. У друга уехала мама, они собрались, а варить хорошо не умели. Я им сварил и себе поставил такую дозу, что чуть из ботинок не вылетел.

МАКС:

Героин

Мне 21 год. Впервые я попробовал героин два года назад. Мы сидели на лавочке около подъезда — нас была группа друзей, мы работали, отдыхали вместе. Вдруг подбегает к нам человек и говорит: у меня есть героин. Я, конечно, слышал раньше это страшное слово — героин. Они уговаривают — давай, давай, а мне страшновато. Спрашиваю: а с него ломает? Отвечают: чуть-чуть ноги поболят, недельку перетерпишь, ничего страшного. Попробуй — только один раз. Ну, занюхали дорожку. Понравилось — погружаешься как бы в вату, хорошо так. На следующий день — еще одну дорожку, потом три, четыре. А потом произошел момент — я его до сих пор ярко помню: ехал я в лифте с ребятами, и вдруг у меня начинают болеть ноги — это один из первых признаков зависимости от героина. Меня это так напугало, что я буквально закричал: ребята, я наркоман! Для меня это был сильный удар. Я не хотел быть наркоманом. Я знал нескольких наркоманов, это были люди-зомби, я не хотел быть как они. С тех пор я и начал с этим бороться. Пытался не нюхать один день. Но чем я мог себя поддержать, снять эту боль? Анальгин, баралгин не помогали.

Лечь в больницу я еще не был готов. Я продолжал нюхать героин. А потом у меня произошел конфликт с теми ребятами, и я с ними расстался. К тому времени у меня рассыпались большинство зубов. Были сильные боли, я не спал ночами, сидел на снотворных. За месяц боли вроде бы прошли. Я встретил хороших людей, нашел интересную работу, появились свободные деньги. Я изо всех сил держался, мне было стыдно перед друзьями, что я опять начну. И все равно — теперь я знаю — это всю жизнь идет за тобой. А я всего-то употреблял три месяца, причем не колол еще, а только нюхал. Дальше было хуже.

Итак, у меня появились деньги, которые я сумел скрыть. Дело в том, что мои друзья контролировали меня, следили, куда я хожу, кому звоню — ради меня же, чтобы я опять не начал. Но как-то раз я встретил человека, у которого героин был с собой, и устоять оказалось невозможно. Я снова стал нюхать, скрывая это от всех. Но близкие люди стали замечать мои маленькие зрачки, которые на ломках становились огромными, мою нервозность. Денег на героин уходила масса — от 50 до 100 долларов в день. Я его нюхал и курил, и кайфа уже не было, а было лишь утоление боли, причем грамма героина в день мне уже стало не хватать. Тогда я купил себе шприц, растворил в воде небольшую часть моей дневной дозы и укололся — и почувствовал прежний кайф. С тех пор я стал колоться; доза поднималась и поднималась.

Ломка, соответственно, стала тоже намного сильнее: те боли, которые были раньше, когда я только нюхал, теперь казались мне ерундой. Ломка наступала каждые три часа, и надо было снова колоться. Какая работа, какая любовь? Невозможно совмещать обычную жизнь нормального человека с жизнью наркомана. Есть такое понятие — «золотая доза,» т.е. та, которая тебе нужна, которую ты можешь выдержать. Чуть больше — будет передозировка и умрешь. У меня была своя золотая доза, я делил все это количество на несколько горок и делал себе уколы по шесть раз в день, через определенное время, чтобы не было ломки. На работе у меня были друзья, которые увидели, как я изменился за год употребления героина. Все мысли, все деньги уходили на наркотик: пальцы мне были нужны, чтобы звонить барыге, ноги — чтобы за этим бежать, деньги — чтобы за это отдать. Друзья понимали проблему наркомании, потому что многие из них сами нюхали кокаин — и по сей день нюхают, не считая себя наркоманами.

Предложили мне лечиться, и я согласился. Вызвали доктора по объявлению, чтобы сделать детоксикацию — очистить организм от героина. Один такой вызов стоит 150 долларов. Буквально за час до его приезда я укололся очередной дозой. Доктор узнал, какая у меня доза, поставил капельницу, и я куда-то провалился. Очнулся и чувствую, что схожу с ума. Спросил, сколько дней я лежал, мне говорят — 14. Меня уже не ломало, не болели кости, но оставалось желание: мне все казалось, что в последний раз я укололся не 14 дней, а лишь пару часов назад. Физическая ломка по героину очень сильная: потеешь, поднимается температура, болят все кости, сводит суставы. При этом одно желание — устранить боль. Эта боль такая сильная, что некоторые люди совершают самоубийство. В тюрьмах, насколько я знаю, немало случаев, когда наркозависимые опиумной группы вешались во время ломок. Но когда врач снял мне эту боль, осталась психическая ломка. Я не знаю, что сильнее.

Я решил все же лечь в наркологическую больницу. Опять мне ставили капельницу, чистили кровь. Психологической помощи, правда, не было: врачи наркологи, дяди лет по 40-50, которым до нас дела нет, бегло спрашивали: «Ну, как ты сегодня?» А как я сегодня — мне кучу таблеток дали, капельницу прокапали, укололи, я лежу и как бы сплю все время.

Выписался из больницы, мне стало гораздо лучше. Я радовался от себя, я был счастлив, что у меня ничего не болит, мне можно не колоться. Но воспоминания не ушли: снились шприцы, доза. Я просыпался в холодном поту. Правда, колоться во сне никогда не получалось: подвожу иглу к вене и сразу просыпаюсь.

Прошло три месяца. Как-то случайно встретил на улице знакомого, спрашиваю его: «Ну что, колешься?» «Колюсь.» «А я не колюсь.» Я чувствовал гордость, что я не колюсь, что у меня больше нет этой зависимости. И вдруг почему-то спрашиваю его: у тебя есть с собой? Он говорит: есть. А дашь? Дашь. И я опять укололся.

Винт

Я опять начал колоться, опять стали приходить ломки. И тут мне встретился один мой старый приятель, который колется винтом. С тех пор я пересел на винт. Многие люди, пытаясь хоть как-то себе помочь, пересаживаются с одного наркотика на другой: кто с винта на героин, кто, как я, с героина на винт.

У меня прошла героиновая зависимость, но присутствует винтовая.

У нас еще называют винт «первитиновая кислота.» На самом деле никто точно не знает, какая это кислота, она не указана ни в одном известном мне справочнике. Тем не менее, винт варят многие, хотя мало кто умеет его варить по-настоящему. Если с героином известна доза, то здесь никогда заранее не знаешь, как будет. Почему это называется «винт,» что означает, как расшифровывается — тоже не знает никто. Это психостимулятор . Первое время чувствуешь себя просто суперчеловеком, Рэмбо. Можешь не есть сутками. У меня был рекорд — я не ел четырнадцать дней. Ходят легенды, что винт колют диверсантам, террористам, которым нужно пойти и сделать свое дело, не чувствуя страха, усталости, голода. Среди бандитов и воров существует категория людей, которые всю свою деятельность строят на употреблении винта, т.к. под винтом на некоторое время обостряется чувствительность, зрение, подвешен язык.

Я видел, как рядом со мной люди сходили с ума. Им казалось, что все вокруг предатели, враги, все тебя ненавидят, ты всех ненавидишь. С таким состоянием немногие справляются. Мне повезло, меня научили с этим справляться: бороться с галлюцинациями, например. Эти галлюцинации бывают очень сильные: например, будто ко мне в окно лезут бандиты. Я сижу на кухне и реально вижу, как они лезут, сейчас ограбят, убьют меня. Я должен с ними как-то бороться. Я вроде знаю, что это галлюцинация. а вдруг нет? Стараюсь контролировать себя, отвлекаться, и они появляются не так часто.

Шприцы

Были случаи, когда на пять-шесть человек одна ложка, в которой растворяется героин, и одна на всех игла. А что делать? Время — ночь. Да и не всегда остаются деньги. Потом, допустим, у тебя шприц есть, но только один, а у других вообще нет. А человека рядом с тобой ломает, ему плохо. Приходится давать ему свой или после него брать. Ты знаешь, что впереди ночь, что надо будет колоться сейчас, а потом еще рано утром, что твоим шприцем уже пользовались десять человек, а у тебя нет выбора. Не всегда есть вода промыть шприц от остатков чужой крови. Спрашиваем: «Все нормально, никто не болеет?» Никто не болеет, давай, колись. А про винт многие думают, что он убивает ВИЧ-инфекцию и гепатит, хотя это неправда.

Считается, что винт убьет все. Это очень сильная кислота: если винт чуть-чуть не так приготовить, вена буквально сгорает и лопается. Когда винт попадает под кожу, образуется нарыв. Поэтому винтовые наркоманы о заражении вообще не думают: запускают шприц в одну общую тару. Я сам только недавно узнал, что ни СПИД ни гепатит винта не боятся.

Когда тебя ломает, тебе безразлично, чем ты колешься, — лишь бы уколоться. Бывали даже такие случаи: иголка одна, забилась засохшей кровью так, что не промывается ни слюной, ни водой, а ждут десять человек. Что делать? Отламывают забившийся конец, затачивают оставшуюся часть иглы об лестницу и колются. Процентов 80 моих знакомых не думают об инфекции; процентов 20 — думают, но только несколько человек пытаются предохраняться.

Бросить? Да, хочу. Я уже месяц держусь, не употребляю, и мне хорошо. Но я не знаю, что будет со мной завтра. Наркомания — это такая мания, которая будет преследовать тебя всю жизнь, даже если тебе удастся бросить.

Другие статьи

  • Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста Консультация (младшая группа) по теме: консультация для воспитателей. Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста. Консультация для воспитателей. Предварительный просмотр: Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного […]
  • Как правильно купать в круге месячного ребенка Как купать ребёнка с кругом на шее С какого месяца купать ребёнка с кругом на шее, как правильно это делать, в какое время? Советы доктора Комаровского и видео инструкция. Водные процедуры – особенное удовольствие для маленького ребенка. Кроме обычного гигиеничного […]
  • Ребенок 9 месяцев не спит весь день Грудничок весь день не спит: причины нарушения детского сна Полноценный сон имеет очень большое значение для поддержания физического и психического здоровья детей и взрослых. Особенно важен он для малышей первого года жизни, переживающих период адаптации к окружающему […]
  • Отит у 3 х месячного ребенка Отит у 3 х месячного ребенка Для более быстрой и комфортной работы с сайтом бэби.румы рекомендуем обновить ваш браузер. Для этого необходимо скачать и установить обновление,с официального сайта браузера. Нужные организации на карте твоего города Чем чаще всего болеют […]
  • Почему ребенок после еды не срыгивает Первые грудничковые проблемы – срыгивания, икота, колики Первые грудничковые проблемы связаны с пищеварением. Наиболее частые проблемы у малышей: срыгивание, рвота, икота, колики (боли в животе), пищевая аллергия, нарушение характера и частоты стула, запор, диарея […]
  • Равномерный метод воспитания выносливости Методики воспитания выносливости Методика воспитания общей выносливости Для развития общей выносливости наиболее широко применяются циклические упражнения продолжительностью не менее 15—20 мин, выполняемые в аэробном режиме. Они выполняются в режиме стандартной […]