Дифференциальная диагностика шизофрения

Шизофрения: дифференциальная диагностика

Диагноз шизофрении можно ставить только при длительности заболевания не менее 6 мес и при существенном нарушении социальной адаптации или трудоспособности.

Шизофрения — по сути, диагноз исключения, требующий отсутствия выраженных аффективных расстройств , злоупотребления алкоголем , наркотиками и соматических заболеваний, которыми можно было бы объяснить психопатологическую симптоматику.

Галлюцинации , параноидный синдром , нарушения сознания , эксцентричное поведение могут представлять собой побочные эффекты лекарственных средств (дозозависимые или идиосинкразические). Наиболее часто такую симптоматику вызывают бета-адреноблокаторы , клонидин , циклосерин , мепакрин и производные прокаина . При впервые возникшем психозе всегда необходимо исключить лекарственное происхождение.

Неврологический статус у больных шизофренией чаще нормален, хотя у четверти нелеченных больных отмечаются мышечная ригидность , тремор , гиперкинезы .

Группа хронических расстройств с фундаментальными нарушениями мышления, восприятия и эмоциональной сферы, сопровождающиеся изменениями личности. Шизофренией болеет около 1% населения в мире.

Факторы риска. Это мультифакторное заболевание с полигенной наследственной предрасположенностью, возникающее как правило в молодом возрасте. Причиной заболевания является нарушение развития головного мозга, вероятно – нарушение функционирования важных психофизиологических механизмов, связанных с балансом и активностью нейротрансмиттеров, а также серьезные эндокринные и иммунологические нарушения.

Основные факторы риска:

Отягощенная наследственность по шизофрении;

Перинатальные или возникшие в раннем детстве повреждения головного мозга;

Особые нарушения эмоциональных взаимоотношений и межличностного взаимодействия внутри семьи.

Чаще всего дебют заболевания приходится на подростковый и ранний зрелый возраст. В случае поздней шизофрении – после 60 лет.

Клинические проявления. Симптоматика очень разнообразна. Ведущими клиническими проявлениями являются:

Нарушение единства психических процессов (схизис),

Поражение структуры «Я»,

Разные виды бреда,

Галлюцинации любой сферы,

Амбивалентность (во всех ее проявлениях),

Изменение личности с нарастанием замкнутости (аутизмом), потерей интересов, побуждений, в ряде случаев формирование «шизофренического слабоумия».

У больных наблюдается высокий уровень суицидов и самоповреждений. Продолжительность психозов – не менее 1 месяца. Течение заболевание может быть непрерывным или приступообразным, редко – одноприступным, в большинстве случаев – с постепенным нарастанием психических нарушений, снижением социального статуса и дальнейшей инвалидностью.

Диагностика. Осуществляется по различным диагностическим системам. Стандартно используются клинико-психопатологический метод с оценкой жалоб и объективного статуса, с опорой на МКБ-10 (раздел F2) и рекомендованные в РФ стандарты для диагностики шизофрении. Рекомендуется:

тщательный анализ преморбида,

генетическое и нейровизуализационное исследование с помощью МРТ-метода.

Имеются трудности диагностики на начальном этапе, до развития психоза, т.к. отсутствуют специфические маркеры. При дифференциальной диагностике следует исключить органическую патологию и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, способные вызвать психоз.

Лечение. Целевой показатель лечения – достижение и поддержание ремиссии. Лечение состоит из 3-х этапов:

купирующего: снятие острых симптомов заболевания;

стабилизирующего: наблюдение с целью коррекции остаточных явлений заболевания;

поддерживающего: наблюдение с целью оценки результатов лечения, отслеживания признаков обострения состояния.

При своевременном обращении лечение достаточно эффективно. Общий план лечения: психофармакотерапия, психотерапия, психореабилитация, психообразование.

Выбор психотропных средств и их дозировки зависит от синдрома-мишени.

Амбулаторно осуществляется основной вид лечения с помощью психофармакотерапии с длительным приемом антипсихотиков, при этом эффективность лечения увеличивается при комбинировании фармакотерапии с психотерапией и психореабилитацией.

Стационарно – в случае возникновения острого первичного или повторного приступа, выраженного психомоторного возбуждения, агрессивного и суицидального поведения, отказа от еды, протекания приступа с гипертермией и нарушениями в крови (гомеостаза), при острых осложнениях психофармакотерапии.

Наблюдение. Показано диспансерное наблюдение у врача-психиатра. Проводится поддерживающая и противорецидивная психофармакотерапия, коррекция неврологических и соматических (в первую очередь, метаболических) осложнений психофармакотерапии, психосоциальная терапия с целью восстановление работоспособности, коррекции дефицита в социальном поведении, обучение коммуникативным навыкам.

Дифференциальная диагностика шизофрения

Герд-Рагна Блох Торсен, 2004.- статья является главой из информационного буклета «Шизофрения».

Существует множество серьезных психических заболеваний, которые можно спутать с шизофренией. Крайне важно поставить правильный диагноз потому, что различные болезни протекают по-разному и требуют различных способов лечения. Перспективы терапии зависят от правильности лечения.

Заболевания, которые можно спутать с шизофренией
Маниакально-депрессивный психоз
Маниакально-депрессивный психоз (МДП) может характеризоваться приступами подавленного настроения, чувства вины, самобичевания, недостаточной уверенностью в себе, замедленными действиями и сонливостью, а также наоборот: человек может испытывать приподнятость настроения, воодушевление, раздражительность; у него могут наблюдаться излишняя самоуверенность, повышенная физическая и умственная активность, мании величия и пониженная потребностью во сне.
Одним из симптомов этого заболевания также являются галлюцинации.
Во время депрессии, пациенту могут слышаться голоса с критикой, направленной на него самого. Эти голоса могут выражать переживание по поводу того, что он не оправдал ожиданий, совершил какой-либо безрассудный поступок, что он неудачник и тому подобное. И можно заметить прямую связь между такими голосами и подавленным настроением, которое испытывает пациент во время депрессии. Во время маниакальной фазы могутприсутствовать мании, которые могут иметь характер преследования.
Перепады настроения во время этого заболевания чаще всего продолжаются в течение нескольких месяцев. Одно состояние пациента может сменяться другим, но это происходит постепенно и занимает длительное время. Картина может меняться в зависимости от времени года. И в промежутках между приступами болезни пациент может быть абсолютно здоров. В данном случае имеет большое значение наследственная предрасположенность.

Шизоаффективное расстройство
Шизофреноподобное заболевание аффективного типа, или циклофрения характеризуется как аффективным расстройством (маниакальным или депрессивным), так и шизофреническими симптомами, такими как видения и другими психотическими чертами.
Типичным для этой болезни является смешение, или чередование, между непреодолимым беспокойством наряду с чувством нависшей катастрофы или страхом перед смертью, переходящим в глубокое, экстатическое ощущение счастья, единства с Богом, природой и так далее.
В отличие от маниакально-депрессивоного заболевания у пациента наблюдаются как зрительные, так и слуховые галлюцинации, которые не обязательно совпадают с его общим настроением. Он также может быть в замешательстве и полагать, что кто-то контролирует его действия на расстоянии, воздействует на него лучами и так далее. Чаще всего это заболевание лечится при помощи нейролептиков и лития. Кроме того, очень полезен препарат карбамезепин (carbamazepin).
Диссоциативные нарушения личности (ДНЛ)
Это заболевание является хроническим и наиболее серьезным среди диссоциативных состояний. В случае этого нарушения в одном человеке «существуют» рядом несколько отдельных личностей. Они могут контролировать его манеры и поведение, создавать внутренний конфликт и вводить пациента в заблуждение по поводу его истиной идентичности. Часто пациент страдает от потери памяти в результате того, что одна из личностей внутри него берет верх над другими. В других случаях пациент может «внутренне» разговаривать или спорить с одной или более личностями внутри себя, также как можно говорить с другими людьми.
Пациент может переживать это как внутреннюю борьбу. Эта борьба может сопровождаться физическими недомоганиями, такими как головная боль и непроизвольные движения. Иногда в поведении пациента может прослеживаться элемент ребячества. Он может, например, начать говорить детским голосом или вести себя как ребёнок. Личности внутри пациента могут иметь свои имена, пол, возраст и так далее. В связи с подобным чередованием личностей некотрые способности пациента, его достижения, уровень знаний, почерк могут измениться или вообще исчезнуть. У одной личности может быть косоглазие, астма или экзема, в то время как остальные могут быть здоровы. Пациенты, страдающие ДНЛ, могут жаловаться на такие физические недуги, как головные боли, боли в животе или брюшной полост, а также в спине. У них могут быть приступы болезни похожие на эпилептические, и многие из них также страдают от пищевых расстройств.
Из-за их симптомов и жалоб они часто стараются лечить себя, прибегая к наркотикам и алкоголю, или находят спасение в чрезмерном использовании лекарственных препаратов, поскольку боль зачастую невыносима.
Пациенты, страдающие ДНЛ, могут в различных ситуациях действовать по-разному, и окружающие могут заметить, что они ведут себя как разные люди.
Ощущение реальности, как правило, сохраняется, а возможные мании не настолько странные, как у людей, страдающих шизофренией. Более чем в 90% случаев у пациентов с DID детство было омрачено серьёзными и повторяющимися неприятными переживаниями.

Пограничный психоз
(Пограничное состояние)
Шизофрения, согласно Американской Системе Диагностики DSMIIIR, является диагнозом болезни, а пограничный психоз – это расстройство личности.
Сны и внешний стресс также играют важную роль в развитии пограничного психоза. У людей с пограничным психозом есть много общих особенностей, например, таких как внезапные перепады настроения, поведение, направленное на самоуничтожение с попытками суицида, а также значительные трудности в отношениях с окружающими. У пациентов редко, если вообще такое случается, присутствуют психотические симптомы и склонность к крайностям во мнениях.

Органический психоз
Эти пациенты испытывают психотические симптомы из-за соматических нарушений, таких как, например, опухоли мозга, гормональных нарушений, а также вследствие злоупотребления лекарственными препаратами или наркотиками. Многие пациенты, страдающие шизофренией, имеют так называемый «двойной диагноз». Это означает, что они страдают от шизофрении, а также испытывают зависимость от наркотиков (особенно от гашиша/марихуаны), которые облегчают их страдания.

Дифференциальная диагностика шизофрения

* Публикуется по изданию:
Петрюк П. Т. Дефиниция и критерии диагностики шизофрении (обзор литературы) // Психічне здоров’я. — 2009. — № 4. — С. 4–17.

Шизофрения является одной из наиболее актуальных проблем современной психиатрии. Одним из доказательств этого может служить огромное число научных исследований, проводимых во всех странах мира с целью: а) раскрытия причин и лежащих в основе болезни механизмов, чтобы получить возможность её профилактики или обратного развития; б) сравнения и оценки методов лечения, реабилитации и возможности справляться с болезнью; в) оценки систем оказания услуг, являющихся наиболее эффективными и удобными для определения и удовлетворения потребностей людей, страдающих шизофренией, и их семей.

Современные представления о шизофрении сформировались в результате длительного временного периода исследований различных аспектов психических расстройств, возникающих без заметных внешних причин и, как правило, с неблагоприятным течением. В разработку учения о шизофрении внесли большой вклад, как известно, многие отечественные и зарубежные психиатры [1–56].

Не углубляясь в историю вопроса, считаем необходимым отметить, что в настоящее время, благодаря многочисленным исследованиям учёных многих стран, сформировалась концепция шизофрении как своеобразного эндогенного (возникающего за счёт внутренних механизмов, преимущественно генетических) психического заболевания с характерной для него клинической симптоматикой, с хроническим непрерывным или прерывистым течением с неблагоприятным прогнозом [4–12, 16, 42, 43, 48, 56–80].

По данным перечисленных и других авторов, риск заболевания шизофренией имеет около 1% популяции. Этот показатель устойчив во всём мире, поскольку заболеваемость не зависит от национальности или расы. Хотя половые различия заболеваемости не являются бесспорными, считают, что в общей популяции больны 1,1% мужчин и 1,9% женщин; причём две трети из заболевших нуждаются в госпитализации. Средний возраст начала составляет 15–25 лет для мужчин и 25–35 лет для женщин. После 35 лет заболевают 17% женщин и 2% мужчин. В этом, возможно, сказывается не истинная разница в возникновении заболевания, а влияние социокультуральных факторов. Шизофрения крайне редко начинается ранее 10 и позже 50 лет. Приблизительно 90% случаев шизофрении приходится на возраст 15–54 года.

Больные шизофренией в разных странах занимают от 25 до 40–50% коечного фонда психиатрических стационаров. По частоте диагностики шизофрения занимает второе место после неврозов, больные шизофренией дают один из наиболее высоких процентов нетрудоспособности. При этом отмечается накопление больных шизофренией в населении при невысоком росте заболеваемости или отсутствии его, а также отсутствие существенных сдвигов в показателях трудоспособности больных [44, 55, 67, 68, 81–94].

Смотрите так же:  Комок в горле невроз

Доказано, что основной причиной смерти больных шизофренией являются самоубийства. Около 50% больных шизофренией за 20-летний период болезни совершают суицидальные попытки, причём 10% из них оказываются завершёнными. При этом наиболее суицидоопасными являются первые 10 лет от начала заболевания. Действительно, 40% больных шизофренией признаются в наличии у них мыслей о самоубийстве, попытки самоубийства совершают 20–40% больных, а 9–13% из них кончают жизнь самоубийством. В длительном и проспективном исследовании, проведённом на 3623 больных шизофренией на протяжении 6 лет, было показано, что средняя продолжительность жизни в этой группе на 20% меньше, чем в популяции в целом. При этом единственной более частой причиной смерти в группе больных шизофренией были самоубийства — их ежегодная частота достигла 0,5%. В других исследованиях частота завершённых самоубийств среди больных шизофренией оценивается в 0,4–0,8% в год. Больные шизофренией составляют только 3% от всех зарегистрированных самоубийств [44, 90, 95–113].

По данным К. Фрит и Э. Джонстон [79], каждый год примерно 8% пациентов с шизофренией и без других проблем совершают акты насилия. Это меньше, чем в связи с другими психическими расстройствами, такими как депрессии или расстройства личности, но больше, чем у людей без психических расстройств, у которых эта цифра составляет примерно 2%.

Другие исследования показывают, что от 5% до 10% обвинений в убийстве в западных странах выносится людям, страдающим расстройствами шизофренического спектра [114–116]. Устойчивые данные свидетельствуют о том, что больные шизофренией чаще становятся жертвами преступлений с применением насилия — как минимум в 14 раз чаще, нежели исполнители [117, 118].

В определении шизофрении до сих пор нет единства среди психиатров. Преобладающее большинство психиатров шизофрению считают нозологической единицей, что подтверждается мнением авторов последних руководств и учебников: «Руководство по психиатрии» под ред. А. В. Снежневского (1983) [119]; «Руководство по психиатрии» под ред. Г. В. Морозова (1988) [120]; «Психіатрія» В. Н. Кузнецова, В. М. Чернявского (1993) [121]; «Руководство по психиатрии» под ред. А. С. Тиганова (1999) [122]; «Психіатрія» под ред. А. К. Напреенко (2001) [123]; «Психиатрия: Учебник для студентов» М. В. Коркиной, Н. Д. Лакосиной, А. Е. Личко и соавт. (2004) [124]; «Психиатрия: Руководство для врачей» П. Г. Сметанникова (1996, 2007) [67, 68]; «Психиатрия и наркология: Учебник» под ред. В. Л. Гавенко, В. С. Битенского (2009) [125], хотя некоторые психиатры допускали неоднородность шизофренических заболеваний и в разделе «Классификация психических и поведенческих расстройств» Международной классификации болезней, переведённом на русский язык под редакцией Ю. Л. Нуллера, С. Ю. Циркина (1994, 1999), шизофрения названа как шизофренические расстройства, как группа психозов с характерной симптоматикой [126, 127]. Лишь отдельные авторы определяют диагностируемую ныне шизофрению как группу заболеваний с различными этиологическими факторами, но со сходными клиническими проявлениями.

Наличие различий в определении шизофрении имеет под собой не только субъективную (приверженность к той или иной концепции), но и объективную основу. Хотя, например, Р. А. Наджаров, А. С. Тиганов, А. Б. Смулевич и соавт. [62] обвиняют современную американскую психиатрию в эклектизме и антинозологизме из-за трактовки в ней шизофрении как группы шизофренических расстройств, однако неоспоримым фактом является разнообразие клинических форм и типов течения, а, следовательно, и их этиологии и патогенеза, что не отвечает требованиям определения нозологической единицы и допускает наличие неоднородности данной группы болезней. О сложности и противоречивости определения шизофрении свидетельствуют проблемы диагностических границ и классификации этого заболевания.

Шизофрения — это тяжёлое прогредиентное эндогенное психическое заболевание, начинающееся на основе наследственного предрасположения, характеризующееся дисгармоничностью и утратой единства психических функций (мышления, эмоций, моторики), длительным непрерывным или приступообразным течением и разной выраженностью продуктивных (позитивных) и негативных расстройств, приводящим к своеобразным изменениям личности в виде аутизма, снижения энергетического потенциала, эмоционального обеднения и нарастающей инвертированности, что способствует высокому уровню инвалидности.

Диссоциативность психических функций определяет название болезни («шизофрения» от греческого «шизо» — расщепляю и «френ» — разум). Именно «расщепление» (диссоциативность) психических функций, по мнению А. С. Тиганова [63], обусловливает своеобразие психопатологии этого заболевания, поведения больных и психического дефекта, сочетающихся с сохранностью формальных интеллектуальных функций. Продуктивные (позитивные) психические расстройства, выражающиеся неврозоподобными, психопатоподобными, аффективными, галлюцинаторно-параноидными или кататоническими синдромами, не являются специфичными для этого заболевания, и присущие им нозологические особенности выступают всегда в сочетании с негативными расстройствами — изменениями личности, постепенно нарастающими признаками психического дефекта.

Шизофрения занимает особое место среди всех форм психической патологии в связи с достаточно высокой распространённостью, во многих случаях неблагоприятной динамикой, возникновением у части больных глубокого психического дефекта и негативными социальными последствиями для личности, вплоть до утраты трудоспособности. До сих пор во всём мире не обнаружено свободного от шизофрении человеческого сообщества или какой-либо культурной среды, где не встречалось бы данное расстройство и, очевидно, что эта загадочная болезнь представляет собой серьёзную проблему для здравоохранения.

Наиболее сложной проблемой до сих пор остаётся диагностика и дифференциальная диагностика шизофрении. На протяжении многих десятилетий не ослабевает внимание психиатров к выделению максимально чётких диагностических критериев, так как решение этого вопроса имеет принципиальное значение для понимания сущности шизофрении как одного из основных психических заболеваний. Рассмотрим наиболее известные и наиболее признанные диагностические признаки.

Шизофрения как самостоятельная болезнь была выделена в связи с созданием первой нозологической классификации психозов и переходом психиатрии от симптоматического к нозологическому периоду развития (E. Kraepelin, 1896) [128]. В основе представлений о шизофрении лежит концепция E. Kraepelin (1896) о раннем слабоумии (dementia praecox), которая в последующем претерпела большое соответствующее развитие [128].

E. Bleuler (1911 — цитата по J. M. Strayhorn, 1984) вначале описал 4 наиболее важных, по его мнению, признака шизофрении: уплощение или неадекватность эффекта, ослабление (разорванность) ассоциаций, амбивалентность или сосуществование противоположных идей в мышлении и аутизм (бытие в собственном мире). Галлюцинации и бред он считал вторичными симптомами и несущественными для диагноза [78]. В дальнейшем E. Bleuler (1972), в переработке M. Bleuler, были расширены и уточнены некоторые диагностические критерии, было подчёркнуто, что шизофрению как эндогенное заболевание нельзя диагностировать при наличии отчётливой причинной связи возникновения соответствующей психопатологической симптоматики с соматоневрологическими болезнями и психической травмой [129].

M. Bleuler [130] считал, что для диагностики шизофрении необходима совокупность взаимосвязанных психопатологических проявлений: 1) сочетание тяжёлых психотических нарушений с отдельными нормальными интеллектуальными способностями («двойная бухгалтерия»); 2) отчётливой шизофренической разорванности мышления; 3) разорванности аффективных проявлений с потерей обычного аффективного контакта; 4) тяжёлых симптомов деперсонализации (насильственного автоматизма, перевоплощения и т. п.) и аперсонализации; 5) тяжёлых кататонических явлений при соматическом здоровье; 6) своеобразных бредовых идей без выраженного изменения настроения; 7) своеобразных галлюцинаций (чувство облучения, угадывания мыслей и т. д.); 8) вторичных иллюзий и галлюцинаций памяти при сохранности первичной памяти.

В табл. 1 представлено диагностическое руководство шизофрении в соответствии с двумя современными системами классификации — DSM-IV и ICD-10, которые в значительной степени совпадают, однако имеются и некоторые различия. Международная классификация болезней (ICD-10) представляет собой компромисс между выводами, сделанными на базе результатов исследований, и различными диагностическими практиками, принятыми в разных странах. ICD-10 в строгом смысле не является научной и безупречной с таксономической точки зрения классификацией. Переход на ICD-10, по мнению Н. А. Корнетова [131], означает «переход на единый с западноевропейскими странами диагностический язык во имя последовательного продвижения интеллектуальной и профессиональной части реформы психиатрии, интеграции с мировым психиатрическим сообществом». Данная классификация более пригодна для широкого применения во всём мире.

а) «эхо мыслей», идеи вкладывания или отнятия мыслей, передачи (открытости) мыслей;

б) бред воздействия, влияния или пассивности, отчётливо относящийся к движениям всего тела или конечностей либо к определённым мыслям, действиям или ощущениям; бредовое восприятие;

в) галлюцинаторные голоса, которые ведут текущий комментарий поведения больного или обсуждают его между собой, либо другие виды галлюцинаторных голосов, исходящих из какой-либо части тела;

г) стойкие бредовые идеи другого рода, не соответствующие данной культурной среде и совершенно невероятные с точки зрения других её представителей, такие как идентификация себя с видными религиозными или политическими фигурами либо заявления об обладании сверхъестественной властью или сверхчеловеческими свойствами (например, утверждения о способности управлять погодой или о контактах с представителями других миров);

д) постоянные галлюцинации любой сферы, если они сопровождаются нестойкими или не полностью сформированными бредовыми идеями без чёткого эмоционального содержания или стойкими сверхценными идеями, либо если они проявляются ежедневно на протяжении нескольких недель или месяцев подряд;

е) прерывание мыслительных процессов или «вмешивающиеся мысли», что приводит к разорванности или несообразностям в речи, либо неологизмы;

ж) кататонические расстройства, такие как возбуждение, застывание, восковидная гибкость, негативизм, мутизм и ступор;

з) «негативные» симптомы, такие как выраженная апатия, бедность речи, сглаженность или неадекватность эмоциональных реакций, обычно приводящие к социальной отгороженности или к снижению социальной активности; должно быть чётко установлено, что это не обусловлено депрессией или приёмом нейролептических средств;

и) значительные и стойкие качественные изменения некоторых аспектов поведения личности, проявляющиеся утратой интересов, нецеленаправленностью, бездеятельностью, самопоглощённостью и социальной отгороженностью.

Б. Нарушение функционирования в социальной сфере, в работе, учёбе или в какой-либо другой из основных сфер деятельности. На протяжении значительной части периода времени, прошедшего с момента начала расстройства, отмечается выраженное ухудшение (по сравнению с максимальным уровнем, достигнутым до заболевания) функционирования в одной (или более) из основных сфер, таких как работа, межличностные отношения или уход за собой (если заболевание начинается в детском или подростковом периоде, это может проявляться в неспособности достичь ожидаемого — соответствующего возрасту — уровня в сфере межличностных отношений, в учёбе или в овладении профессиональными навыками).

В. Продолжительность. Признаки расстройства непрерывно проявляются в течение как минимум шести месяцев. Этот шестимесячный период должен включать в себя, по крайней мере, один месяц (при успешном лечении — меньше) наличия симптомов, относящихся к критерию А (т. е. симптомов активной фазы) и может включать периоды продромальной или резидуальной симптоматики. В продромальном или резидуальном периоде признаки расстройства могут проявляться только негативными симптомами либо двумя или более симптомами из перечисленных в критерии А, представленными в смягчённой форме (например, странные убеждения, необычные ощущения).

Г. Исключение шизоаффективного расстройства и расстройства настроения. Шизоаффективное расстройство и расстройство настроения исключают в случаях, когда (1) одновременно с симптомами активной фазы не отмечался большой депрессивный, маниакальный или смешанный эпизод, либо (2) если во время активной фазы (в период наличия симптомов группы А) наблюдались эпизоды расстройства настроения, то их общая продолжительность была меньше длительности активного и резидуального периодов шизофрении.

Д. Исключение состояний, обусловленных приёмом психоактивных веществ или соматическим заболеванием. Имеющееся расстройство не связано с прямым физиологическим действием психоактивных веществ (например, при злоупотреблении наркотиками или приёме определённых лекарственных средств) либо с соматическим заболеванием.

Е. Отношение к общему расстройству развития. Если в анамнезе имеются указания на аутистическое расстройство или на другое общее расстройство психологического развития, дополнительный диагноз шизофрении может быть поставлен только при наличии выраженных галлюцинаций или бреда, присутствующих, по крайней мере, в течение месяца (или менее в случаях успешного лечения).

Смотрите так же:  Пенсия по слабоумию

При любом подходе к диагностике шизофрении должно, однако, приниматься во внимание следующее:

  1. Хотя используемые в настоящее время диагностические системы, построенные на операциональных определениях, несомненно, весьма надёжны, вопрос об их внешней валидности всё же нельзя считать решённым в силу отсутствия объективных, поддающихся проверке критериев. Диагноз шизофрении должен, следовательно, рассматриваться как предварительный рабочий инструмент, позволяющий организовать доступные на сегодняшний день научные знания для использования в практических целях, но при этом оставляющий открытыми пути для дальнейшего развития и совершенствования на основе новых данных, которые предстоит получить в будущем.
  2. Так как границы между шизофренией и другими психотическими расстройствами не обозначены чётко, провести дифференциальный диагноз, особенно на ранних стадиях заболевания, нередко бывает трудно. Нет ни одного признака или симптома, который был бы специфичен именно для шизофрении, поэтому для постановки диагноза требуется, чтобы соответствующий симптомокомплекс присутствовал на протяжении определённого периода времени.
  3. Диагноз шизофрении не содержит достаточной информации для планирования лечения. Симптомы, позволяющие предположить такой диагноз, могут наблюдаться при многих неврологических и психических расстройствах. Поэтому при дифференциальной диагностике должны быть рассмотрены следующие состояния: эпилепсия (особенно височная); новообразования головного мозга (особенно лобных или лимбических отделов); травмы головного мозга; инфекционные заболевания, поражающие центральную нервную систему (в частности, малярия и другие паразитарные заболевания, нейросифилис, герпетический энцефалит); инсульт; другие заболевания центральной нервной системы (лейкодистрофия, болезнь Гентингтона, болезнь Вильсона, системная красная волчанка и т. п.); психозы, обусловленные приёмом лекарственных или наркотических препаратов (особенно это относится к употреблению амфетаминов, ЛСД и фенциклидина); острые транзиторные психотические расстройства; аффективные расстройства; бредовые расстройства.

Дифференциальный диагноз между шизофренией и другими психическими расстройствами требует внимательного изучения анамнеза и выделения группы ведущих симптомов, иногда дополнительного лонгитудинального наблюдения за течением болезни [90, 122, 126, 127, 131–139].

K. L. Schneider (цит. по H. A. Fox, 1978) в диагностических целях разделил все симптомы на «патологическую экспрессию» (нарушения речи, аффекта, поведения) и «патологические переживания» (бред, галлюцинации). Среди «патологических переживаний» он выделил те расстройства, которые встречаются, по его мнению, только при шизофрении и назвал их симптомами I ранга: 1) звучащие собственные мысли; 2) слуховые галлюцинации противоречивого и взаимоисключающего характера; 3) слуховые галлюцинации комментирующего характера; 4) соматические галлюцинации; 5) воздействия на мысли; 6) воздействия на чувства; 7) воздействия на побуждения; 8) воздействия на поступки; 9) симптом открытости (окружающие читают мысли больного); 10) обрывы мыслей, шперрунги; 11) «бред восприятия» (реальное восприятие чего-либо кажется больному сделанным, иррациональным, имеющим к нему особое отношение) [140].

Р. А. Наджаров, А. С. Тиганов, А. Б. Смулевич и соавт. [62] к наиболее характерным, облигатным симптомам шизофрении относят нарушения мышления и речи (утрата целенаправленности, последовательности и логичности, наплывы и обрывы мыслей, склонность к абстракции и символике, резонёрство, соскальзывание, разорванность вплоть до шизофазии и др.), нарушения эмоций (неадекватность, парадоксальность, амбивалентность, оскудение и т. п.), поведения (снижение «энергетического потенциала» по K. Conrat [141], снижение активности, интровертированность, аутизм, странность и вычурность поведения и манеры одеваться, негативизм, непредсказуемость поступков и психической активности (необычность, невозможность принятия решения, неадекватность при сохранности формальных функций интеллекта и т. д.).

Таким образом, несмотря на значительные теоретические расхождения в понимании сущности шизофрении и критериев её диагностики, большинство авторов отечественных и зарубежных руководств, учебников и монографий по психиатрии и по шизофрении [11, 12, 14, 17–19, 21, 23, 25, 27, 38–40, 44, 49, 57, 62, 71, 74, 78, 90, 107, 125, 142–174] предлагают в качестве диагностических критериев шизофрении использовать следующие наиболее типичные расстройства психики и поведения: 1) структурные нарушения мышления (разорванность, паралогичность, символичность, вычурность умозаключений, образование псевдопонятий, остановка, обрывы, звучание, отнятие и отчуждение мыслей, чувство открытости, внешнего воздействия, первичное бредовое понимание — симптомы «первого ранга» по K. L. Schneider [175]; 2) эмоциональная (психическая) гиперестезия, неадекватность, извращение, амбивалентность эмоций, эмоциональное уплощение и эмоциональная тупость; 3) явления деперсонализации (чувство раздвоения, замещения, отчуждение чувств и переживаний, своего психического и соматического «Я»), аперсонализация (чувство утраты собственного «Я»), дереализация (чувство изменённости и отчуждения окружающего), негативизм, аутизм (отказ от контактов с реальностью, уход в мир нереальных или фантастических переживаний); 4) снижение или извращение влечений, функций эффекторно-волевой сферы, амбитендентность и т. п.

В диагностике шизофрении, наряду с симптомами «первого ранга» (K. Schneider, 1973) широко используют и симптомы «второго ранга», то есть наличие и своеобразие так называемых продуктивных психопатологических симптомов: слуховых, обонятельных, вкусовых, телесных, других истинных галлюцинаций и псевдогаллюцинаций, бредовых идей (особенно первичных) отношения, преследования, гипнотического и физического воздействия и др. В зависимости от преобладания какой-то конкретной психопатологической симптоматики диагностируют, как известно, простую, гебефреническую, кататоническую, параноидную и другие клинические формы шизофрении, или шизофренических заболеваний, или шизофренических расстройств [176].

Выделение позитивных и негативных симптомов шизофрении позволили T. J. Crow [177, 178] предложить первую общую гипотезу, подразумевающую расстройство с точки зрения групп симптомов, которая также разрабатывалась N. C. Andreasen, S. Olsen в США [179]. Эта типология взяла за основу разделение симптомов на позитивные, то есть «превосходящие» нормальное поведение, и негативные, то есть «не достигающие» нормального поведения. Таким образом, примерами позитивных симптомов должны выступать галлюцинации, бред, «позитивные» формы расстройства мышления и дезорганизованного поведения, тогда как замкнутость, уплощение аффекта, ангедония, абулия и обеднённость действий, речи и их содержания следует называть негативными симптомами.

S. M. Stahl [180] выделяет пять основных симптомов, необходимых, по его утверждению, для диагностики шизофрении: а) позитивные симптомы; б) негативные симптомы; в) когнитивные симптомы; г) агрессивный и враждебный симптомы; д) депрессивный и тревожный симптомы.

Для уточнения диагностики шизофрении используют не только анамнестические и клинико-психопатологические данные, но и результаты экспериментально-психологического исследования, в частности, обнаружение структурных нарушений мышления, паралогичности, символичности и аморфности мыслительных процессов, уплощения и неадекватности эмоций и т. д.[29, 44, 174, 181–200].

Однако не всегда удаётся решить вопрос дифференциальной диагностики с помощью клинико-психопатологических и патопсихологических методов в силу того, что некоторые психиатры указывают на возможность атипичности шизофренической симптоматики, отсутствия её патогномоничности, изменения её под влиянием экзогенных факторов [19, 27, 72, 158, 201–222].

Некоторые авторы, обнаруживая у больных шизофренией неврологическую симптоматику и другие признаки органического поражения головного мозга, полагают, что это может быть результатом не только экзогенного воздействия, но и самого шизофренического процесса [78, 105, 153, 223–232].

Необходимо также отметить, что многие авторы высказывают сомнения в обоснованности диагностики шизофрении в таких случаях, то есть при наличии органических заболеваний головного мозга в анамнезе и, соответственно, неврологической симптоматики в клинической картине. Они подчёркивают возможность возникновения шизофреноподобных психопатологических симптомов при экзогенно-органических (инфекционных и травматических) [212, 233–245], алкогольных и других интоксикационных [246–248] и реактивных психозов [68, 249–252].

Трудности дифференциальной диагностики привели к возникновению теории единого психоза, которая была подвергнута серьёзной критике [253–255].

Разнообразие клинических форм и типов течения в настоящее время некоторые психиатры, в том числе и зарубежные, считают одним из важнейших доказательств гетерогенности шизофренических расстройств, отсутствие единства их этиологии и патогенеза. Некоторые клиницисты считают, что на самом деле шизофрения является группой отдельных расстройств, обладающих некоторыми общими признаками (Р. Комер, 2002) [199]. Большое количество накопленных данных демонстрирует впечатляющую картину уникального по сравнению с другими психическими расстройствами феноменологического полиморфизма шизофрении, который по праву производит её в ранг «королевы психозов» [75, 256].

Таким образом, шизофрения (группа шизофрений или шизофренических расстройств) представляет собой одно из наиболее специфических для человека расстройств, что определяется не только определённым своеобразием психопатологической симптоматики и течения, но и факторов риска, этиологии и патогенеза. Однако, вне сомнения, что возникновение и течение шизофрении обусловлены вполне реальными общепатогенетическими и частнопатогенетическими механизмами, которые нуждаются в тщательном исследовании.

Диагностика шизофрении

Вопрос о границах шизофрении как самостоятельного психического расстройства или отдельной нозологической единицы является одним из ключевых в медицине.

Несмотря на почти вековую историю существования понятия «шизофрения», до сих пор нет единой точки зрения о клинических критериях дефиниции этого заболевания. Возможно, здесь и сокрыта причина бесплодных поисков этиологии и патогенеза шизофрении и, отчасти, скромные результаты ее лечения.

Постоянно расширяющийся спектр инструментальных методов изучения шизофрении, все большая точность результатов исследований вступают в реальное противоречие с нечеткостью ее клинических границ, недостаточной дифференцировкой клинического материала как объекта исследования.

Пестрота клинических проявлений шизофрении, большое разнообразие вариантов ее течения, а также исходов стирают ее клинические границы.

Что означает диагноз «шизофрения»? Говорит ли он о каких-то изменениях в структурах мозга или о нарушении функциональных возможностей центральной нервной системы, подразумевает ли ответ на определенный метод терапии или вероятное течение и исход болезни?

Критерии диагноза шизофрении часто определялись теоретическими взглядами психиатров того времени, в котором они работали, и той страны, где они жили.

Границы шизофрении на протяжении ХХ столетия то расширялись, то сужались, вплоть до ее отрицания как самостоятельной нозологической формы.

Традиционно при постановке диагноза шизофрении психиатры уделяли внимание клиническим проявлениям ее дебюта, особенностям течения и главное-исходу.

Бытовало мнение, что нельзя ставить диагноз шизофрении на основании текущего психического статуса пациента, необходимо оценить историю его жизни и болезни в прошлом, а главное наблюдать за динамикой течения болезни в будущем, причем достаточно длительное время, чтобы утвердиться в диагнозе.

Диагноз шизофрении в ряде случаев ставился поспешно, на основании относительной специфики продуктивной симптоматики, например, наличия псевдогаллюцинаций или параноидного синдрома. Одно время такой подход был достаточно типичен для многих американских психиатров и нашел свое отражение в DSM-1V.

В отечественной литературе 50-х годов ХХ века господствовала точка зрения, согласно которой шизофрения считалась единой группой родственных заболеваний (Банщиков В.М., 1958).

Многие врачи, сталкиваясь с пестрой клинической картиной заболевания, уверяли, что для шизофрении типичен полиморфизм и вариабельность симптоматики по мере течения болезни.

Согласно M. Bleuler можно выделить три основных диагностических критерия шизофрении: наличие манифестных проявлений; разорванность мышления, эмоциональное, моторное, расщепление; деперсонализацию, психические автоматизмы, кататонию, бред, галлюцинации; отсутствие синдромов экзогенного типа реакций.

W. Mayer-Gross (1930) для диагностики шизофрении предлагал выделять такие первичные симптомы, как: расстройства мышления, пассивность с чувством воздействия; первичный бред с идеями отношения; эмоциональную уплощенность; кататоническое поведение; звучание собственных мыслей.

Некоторые психиатры полагали, что клинические синдромы, характерные именно для шизофрении, отсутствуют, что каждый симптом, встречающийся при этом заболевании, может встречаться при других психических расстройствах.

Эта точка зрения противоречила общепринятому мнению, согласно которому существуют симптомы, специфичные для шизофрении, и именно они являются основанием для постановки диагноза заболевания.

Многие клиницисты отмечают, что при беседе с больным, у которого подозревается шизофрения, для исключения предубеждения, лишь в последнюю очередь следует обращать внимание на семейный анамнез и затем подробно анализировать случаи психического расстройства у родственников пациента.

В настоящее время все чаще многие психиатры призывают к необходимости объективизации клинического диагноза шизофрении на основе широкого спектра биологических маркеров этого психического расстройства (Helmchen H., 1988).

Первичная диагностика шизофрении требует сбора анамнеза, полного сомато-неврологического обследования пациента. Необходимо нейрофизиологическое (ЭЭГ, КТ, МРТ и др.) и кардиологическое обследование, анализ лабораторных данных, включая тесты на наличие наркотиков.

При явном неврологическом заболевании мозга, инфекционном или интоксикационном его поражении диагноз шизофрении ставить не рекомендуется.

Смотрите так же:  Гугл у меня депрессия

Обследование пациентов в состоянии острого психоза или его непрерывного, но продолжительного течения на практике реализуется с трудом.

Больной шизофрении убежден в реальности своих переживаний, верит только себе, часто насторожен и подозрителен, напряжен, испуган Нередко он отрицает наличие у себя психического расстройства. Вследствие вышесказанного, для диагностики шизофрении особое значение имеет оценка невербального поведения больных. По данным В.П. Самохвалова с соавт. (1985, 1989), из общего числа диагностически значимых для шизофрении особенностей невербального поведения 44,2% признаков приходится на дефицитарные симптомы, 29,5%-на кататонические, 21,3%-на депрессивные и лишь 5%-на параноидный синдром шизофрении.

У медицинского персонала, сталкивающегося с дебютом шизофрении, как правило, не хватает времени, чтобы сформировать доверительные отношения с пациентом. Попытки же проникнуть в душевный мир больного нередко встречают выраженное сопротивление.

Ситуация может осложниться со стороны родственников, которые недооценивают или, напротив, излишне драматизируют происходящее.

Своевременная диагностика шизофрении затрудненна тем, что ее дебют часто приходится на подростковый возраст (Татаренко Н.П., 1962) — период, где сложно дифференцировать начальные симптомы болезни и преморбидные особенности личности. У подростков даже в норме могут встречаться проявления психической активности, внешне напоминающие симптомы шизофрении, например такие, как: стереотипное поведение, гримасы, дурашливость или неологизмы. Некоторые синдромы заболевания (ипохондрический, дисморфофобический, депрессивный), могут протекать моносиндромно. В этих случаях на протяжении длительного времени не обнаруживаются характерные для шизофрении изменения личности.

По мнению Г.Е. Сухаревой (1974), в процессе диагностики шизофрении нельзя пользоваться суммарным понятием «шизофрения». Необходимо определить клиническую форму, стадию болезни, степень ее прогредиентности.

Нечеткость клинических границ шизофрении на протяжении длительного периода времени затрудняла классификацию этого заболевания, была источником расхождений эпидемиологических исследований шизофрении в разных странах.

В 1972 г. диагностический проект (США\ Великобритания) показал, что диагноз шизофрении гораздо чаще ставился в США, чем в Великобритании. В серии из 250 случаев в Нью-Йорке 62% пациентов был поставлен в больнице диагноз шизофрении, в то время как в Лондоне — 34%.

Многие психиатры считают, что диагноз шизофрении не может быть поставлен только на основании наличия отдельных симптомов, например, галлюцинаций или бреда.

Для диагностики шизофрении важно помнить, что признаки этого психического расстройства опытный психиатр может выявить уже с детского возраста больного, речь в первую очередь идет о своеобразной негативной симптоматике и проявлениях нейрокогнитивного дефицита.

Для современной диагностики шизофрении по-прежнему актуальны общие принципы клинической диагностики, сформулированные в частности классиками отечественной медицины. Так, согласно В.Х. Василенко, диагностика не представляет собой только краткое врачебное заключение о сущности заболевания и состояния больного, выраженного в терминах медицины. Диагностика подразумевает весь процесс исследования больного: и наблюдение, и выделение симптомов, и их оценка с точки зрения соотнесения анатомо-физиологических особенностей человека с окружающей средой, и оценка их сцепления между собой (синдроматика), и оценка изменчивости синдрома (течение), и диагностическое значение симптома и синдрома (семиология), и особенности мышления при распознавании заболевания (методика диагноза).

Диагностические критерии шизофрении по МКБ-10

В настоящее время российские и европейские психиатры при постановке диагноза шизофрении руководствуются международно признанными диагностическими критериями шизофрении, изложенными в Международной классификации болезней 10 пересмотра (МКБ-10) (Психические и поведенческие расстройства).

Согласно МКБ-10, для диагностики шизофрении необходимо наличие, как минимум, одного четкого симптома (или 2-х менее отчетливых симптомов), относящихся в основном к признакам галлюцинаторно-параноидного синдрома, или 2 симптомов, относящихся к другим признакам (галлюцинации, разорванность мышления, проявления кататонии, негативные симптомы), которые должны отмечаться на протяжении не менее месяца.

Диагностические симптомы шизофрении (МКБ-10)

  • Эхо мыслей, их вкладывание или отнятие мыслей, трансляция или открытость
  • Бред воздействия, влияния или овладения, имеющий отношение к движениям тела, конечностей, к мыслям, действиям или ощущениям; бредовое восприятие
  • Галлюцинаторные «голоса», комментирующие поведение больного или обсуждающие его между собой; другие типы галлюцинаторных голосов, исходящих из какой-либо части тела
  • Стойкие бредовые идеи другого рода, которые не адекватны для данной социальной культуры и не имеют рационального объяснения по своему содержанию
  • Постоянные галлюцинации любой сферы, сопровождающиеся нестойкими или не полностью сформированными бредовыми идеями без четкого эмоционального резонанса, или постоянные сверхценные идеи, которые могут появляться ежедневно в течение нескольких недель;
  • Прерывание процессов мышления или «вмешивающиеся» мысли, которые могут привести к разорванности или разноплановости в речи, появлению неологизмов
  • Кататонические расстройства, такие как недифференцированное, в ряде случаев стереотипное возбуждение, импульсивные действия, застывание или восковая гибкость, негативизм, мутизм, ступор, возможны утрированная манерность, гримасничанье
  • «Негативные» симптомы, такие как выраженная апатия, бедность речи, сглаженность или неадекватность эмоциональных реакций, что обычно приводит к социальной отгороженности и снижению социальной продуктивности, причем эти признаки не должны быть обусловлены депрессией или лекарственным воздействием (нейролепсия)
  • Значительное прогрессирующее качественное изменение поведения, проявляющееся утратой интересов, нецеленаправленностью. Бездеятельностью, поглощенностью своим внутренним миром и социальной аутизацией.

Как это можно видеть из представленных выше диагностических критериев шизофрении большое значение для диагностики шизофрении (МКБ-10) придается продуктивной симптоматике. При перечислении диагностических критериев негативной симптоматики встречаются симптомы, отчасти повторяющие друг друга, например такие, как социальная отгороженность и социальная аутизация. Большое значение уделяется временному интервалу существования симптомов болезни.

Если состояние больного отвечает приведенным критериям, но продолжается менее месяца, причем независимо от того, получал ли больной лечение или нет, то оно по МКБ-10 должно быть квалифицировано как острое шизофреноподобное психотическое расстройство и перекодироваться, если симптомы сохраняются в течение более длительного периода.

Согласно DSM-1V для постановки диагноза шизофрении необходимо, чтобы ее симптомы фиксировались на протяжении не менее 6 месяцев. В течение этого времени, не менее одного месяца должна наблюдаться картина психоза с более чем двумя характерными симптомами этого заболевания.

Симптомы шизофрении должны присутствовать достаточно продолжительное время, не могут быть объяснены злоупотреблением психоактивными препаратами или неврологическим заболеванием, причем наблюдение за больными показывает заметное снижения социальной активности.

Дифференциальная диагностика шизофрении

Дифференциальный диагноз шизофрении от других психических расстройств нередко сложен, особенно есть речь идет о начальном периоде заболевания.

Большинство психиатров предостерегают от торопливости при постановке диагноза шизофрении, рекомендуя наблюдать больного в течение достаточно продолжительного времени, например, на протяжении не менее полугода.

Помимо беседы с психиатром не только больного но и его родственников, важное значение имеет нейрофизиологическое исследование (электроэнцефалография, вызванные потенциалы, дуплексное сканирование сосудов мозга ), современные методы нейровизуализации (магнитно-резонансная томография). Большую роль играет психологическая и лабораторная диагностика.

Желательно включить в скрининг медицинского обследования при шизофрении оценку деятельности нервной, сердечно-сосудистой, эндокринной, гастроинтестинальной и других систем организма.

Рекомендуется сделать развернутый клинический анализ крови, определить уровень С-реактивного белка, сывороточных электролитов, глюкозы, азотистых оснований и мочевины крови, кальция и фосфора; провести функциональные тесты печени и почек; исследовать гормональные показатели активности гипофиза, щитовидной железы, надпочечников и половых желез. Необходимо провести тесты на наркотики, с целью исключения у больного злоупотребления психоактивными веществами. При подозрении на наличие некоторых заболеваний проводятся ВИЧ-тесты, серологические анализы на сифилис, исследуется спинномозговая жидкость.

На первом этапе дифференциальной диагностики шизофрении необходимо отвергнуть различные органические заболевания центральной нервной системы. В первую очередь речь идет об исключении объемного процесса, особенно опухолей гипофиза, лобных отделов коры, тех структур мозга, которые отвечают за мышление и эмоциональную сферу.

Основные психические расстройства, с которыми следует дифференцировать шизофрению

  • Органические заболевания центральной нервной системы: опухоль мозга и другие интракраниальные образования (мальформации, геморрагии, абсцессы, кисты); последствия нейроинфекций (вирус герпеса, ВИЧ-инфекция, сифилис, ревматизм, системная красная волчанка, туберкулезный менингит и др. энцефалиты); черепно-мозговые травмы; нейродегенеративные заболевания; патология сосудистой системы мозга; эпилепсия; метаболические нарушения (болезнь Вильсона — Коновалова, дефицит B12, фолатов, метахроматическая лейкодистрофия, болезнь Неймана — Пика)
  • Злоупотребления психоактивными веществами
  • Аффективные расстройства
  • Острое кратковременное психотическое расстройство
  • Индуцированное психическое расстройство
  • Хроническое бредовое расстройство
  • Расстройство личности
  • Невротическое расстройство
  • Заболевания эндокринной системы (болезни щитовидной железы, надпочечников, гипофиза).

На втором по значимости, но, вероятно, на первом по частоте диагностических ошибок, стоит исключение различных нейроинфекций, особенно вирусной этиологии: энцефалит, менингит, вызванные различными вирусами, например, герпеса (цитомегаловирус), вирусом ВИЧ-инфекции и др.

Простой герпес является латентно протекающей инфекцией. Часто отмечается пожизненная персистенция вируса, активизирующегося при различных стрессовых воздействиях на организм больного (иммунные и гормональные супрессии, переохлаждение, травма и т.д.). Наряду с поражением центральной и периферической нервной системы при вирусной инфекции страдают многие органы и системы (печень, эндотелий сосудов, клетки крови). Рецидивирующая инфекция вирусом герпеса отмечается у 2-12% населения. Персистирующие формы герпеса получили название латентно-ассоциированных транскриптов. Степень поражения ЦНС при реактивации вирусом простого герпеса зависит от реакции активных интратекальных антител. Это четко прослеживается при герпетическом энцефалите у пациентов с нарушенным клеточного иммунитета и агаммаглобулией. В патогенезе поражения центральной нервной системы вирусом особое значение приобретают реакции клеточного иммунитета, осуществляемые астроглиальными клетками, обеспечивающими развитие местного иммунитета.

Важно дифференцировать шизофрению от психоза, вызванного злоупотреблениями наркотическими веществами, особенно амфетаминами, кокаином, антигистаминными препаратами, медикаментами, содержащими кодеин.

При аффективных расстройствах (биполярное аффективное расстройство, рекуррентная депрессия и др.) и шизоаффективных расстройствах, в отличие от шизофрении, продолжительность острого эпизода относительно невелика. Проявления шизофрении, в частности, негативная симптоматика могут быть выявлены до острого эпизода психоза при тщательном опросе родственников больного. Больные шизофренией лучше реагируют на антипсихотики, в отличие от пациентов, страдающих биполярным аффективным расстройством, которые более чувствительны к литию и вальпроату.

Для биполярного аффективного расстройства типично появление бреда и галлюцинаций на фоне выраженного аффекта, а также-отсутствие негативной симптоматики, типичной для шизофрении. Наличие в статусе больного на протяжении двух-трех недель бреда и галлюцинаций без выраженной аффективной симптоматики, по мнению некоторых психиатров, может быть дополнительным дифференциально-диагностическим признаком шизофрении (таблица 16).

Таблица 16. Критерии дифференциальной диагностики шизофрении и биполярного аффективного расстройства

Другие статьи

  • Средства развития физических качеств у дошкольников «Подвижные игры как средство развития физических качеств у дошкольников». Подготовила: инструктор по ф.к. МБДОУ д /с 16 Виноградова Г.В. ЗАТО г. Североморск. - презентация Презентация была опубликована 6 лет назад пользователемmbdou-ds16.ru Похожие […]
  • Памятка для родителей по воспитанию ребенка Памятка для родителей по воспитанию ребенка ПАМЯТКА РОДИТЕЛЯМ О ВОСПИТАНИИ ДЕТЕЙ Воспитывая ребенка, старайтесь придерживаться следующих правил: 1. Любите своего ребенка, и пусть он никогда не усомнится в этом. 2. Принимайте ребенка таким, как он есть – со всеми его […]
  • Развитие речи старших дошкольников презентация «РАЗВИТИЕ РЕЧИ СТАРШИХ ДОШКОЛЬНИКОВ ЧЕРЕЗ ПОЗНАВАТЕЛЬНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ» МДОУ детский сад 27 с/п «Рябинка» ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ОПЫТ РАБОТЫ воспитателя I категории. - презентация Презентация была опубликована 5 лет назад пользователемТатьяна Зинина Похожие […]
  • Дексаметазон ребенку инструкция по применению Дексаметазон для инъекций - официальная инструкция по применению Наименование лекарственного препарата: Торговое наименование препарата: Международное непатентованное наименование: Лекарственная форма: Вспомогательные вещества: глицерол (глицерин дистиллированный) - […]
  • Воспитание детей от 0 до 6 месяцев Воспитание ребенка до года Первый год жизни ребенка – самый трудный, и в то же время самый ответственный. Параллельно с тяжелыми бессонными ночами, которые так непросто даются организму женщины, необходимо следить за здоровьем ребенка, его питанием и развитием. Как […]
  • Центры развития ребенка в перми Добро пожаловать! Если у Вас есть замечательный малыш и Вы в поиске детского сада, тогда обратите внимание на наш Центр развития ребенка - Детский сад №108. Наша задача сделать ребёнка счастливым! И мы с этой задачей отлично справляемся! Ведь счастья много не бывает! […]