Для чего нужны неврозы

Журнал «Психология»

Для чего нам нужны неврозы?

Чтобы ответить на этот вопрос нужно определиться, что же такое невроз?

«НЕВРОЗ, или невротическое расстройство, состояние эмоционального неблагополучия, проявляющееся многообразными психоэмоциональными, соматическими и поведенческими симптомами. В легких случаях соматические и психические функции остаются в целом сохранными. В более тяжелых случаях возникают более выраженные их нарушения, которые могут приводить к потере трудоспособности.»

На первый взгляд невроз вовсе никому и не нужен, и пользу человеку не приносит, ан нет-нет, да и проявится у кого-нибудь. Все дело в том, что с помощью невроза можно бессознательно выражать свой протест, просить о помощи, сопротивляться и так далее. Зачастую невроз появляется тогда, когда человек не может напрямую выразить свою потребность.

Один пример для наглядности. Женщина средних лет вдруг без видимых причин заболевает агрофобией (боязнь передвижения в общественном транспорте, боязнь пространства). Из анамнеза выясняется, что эта женщина всю жизнь привыкла быть сильной. Она и мать, и начальник, и швец, и жнец, и на дуде игрец. И побыть просто слабой женщиной хочет, а как это сделать не знает. Вот бессознательное и выдает. Что происходит с ней, когда у нее начинаются приступы фобии? Она падает, теряет сознание, сразу муж и дети оказываются около нее, проявляют внимание и заботу. Она чувствует себя слабой женщиной, чего она и добавилась. Вот тут-то невроз и пригодился.

Кстати, не только неврозами человек бессознательно пользуется, что бы получить свою выгоду от других. Типичный пример – старая властная бабушка, которая начинает внезапно помирать как только, что-нибудь происходит против ее воли.

Дети начинают болеть гораздо чаще, когда перестают чувствовать родительское тепло и заботу. Или же у них в школе, что-то не ладится, прямо сказать родителям не могут, да и не хотят, вот и заболевают.

Так, что же делать с этими злополучными неврозами? Как от них избавляться? Во-первых, научиться чувствовать свои потребности и не бояться себе в этом признаться. Во-вторых, научиться просить окружающих о чем-либо. Порой человек ходит кругами вместо того, чтобы просто попросить, то, что ему нужно.

Конечно, неврозы неврозам рознь. И не всегда невроз является средством манипуляции другими, могут быть и другие причины, такие как психотравмирующие ситуации, неблагополучный климат в семье или на работе и так далее. Так что если вас вдруг настигла такая беда как невроз, в первую очередь, попробуйте провести самоанализ, а лучше самолечением не заниматься а обратиться к специалисту.

Для чего нужны неврозы

В сентябре в Санкт-Петербурге состоялась II Ежегодная студенческая научно-практическая конференция «Школа молодого психолога. 2018» — «Клиническая психология: выбор профессионального пути».

Мероприятия конференции проводидись в Первом Санкт-Петербургском государственном медицинском университете и в Санкт-Петербургской городской психиатрической больнице №1 им. П.П. Кащенко.

Школа молодого психолога организована с целью рассмотрения актуальных задач и современных направлений практики клинического психолога в сфере здравоохранения.

В рамках Школы с лекцией о невротических расстройствах выступила Караваева Татьяна Артуровна — доктор медицинских наук, главный научный сотрудник и руководитель отделения лечения пограничных психических расстройств и психотерапии Санкт-Петербургского Национального медицинского исследовательского центра психиатрии и неврологии им. В.М. Бехтерева, вице-президент Российской психотерапевтической ассоциации.

«Еще в Древнем Египте было замечено, — рассказывает Т.А. Караваева, — что женщины, которые не имеют удовлетворения в личной и семейной жизни, как-то не очень хорошо себя чувствуют и не очень хорошо себя ведут.» Возникла идея, что всё это связано с маткой, женщинам предлагали различные опрыскивания и окуривания, которые, по мнению древних египтян, должны были способствовать улучшению эмоционального состояния. В 4 в. до н.э. Гиппократ тоже рассматривал эти расстройства в рамках предложенной египтянами этиологоии, добавив, что матка не просто плохо себя ведет, а блуждает по организму: в зависимости от того, где она окажется, возникает та или иная невротическая симптоматика. Позднее в Средние века эти нарушения связывали с тем, что женщина согрешила с дьяволом — таких женщин сжигали на кострах инквизиции.

Со временем врачи стали замечать, что для проявления невротической симптоматики нужны некоторые условия, в том числе присутствие окружающих. Очень редко истерическая симтоматика проявляется, если зрителей нет. Далее, ближе к Фрейду, стали замечать, что для возникновения расстройства нужны особые условия в анамнезе — условия воспитания в семье и отношения между человеком и его родителями, значитмыми людьми и с матерью.

Клиническое понимание невроза впервые дал в XVIII веке Уильям Каллен, описав невроз как расстройство ощущений и движений, которые не сопровождаются лихорадкой, вызванной инфекцией, не зависят от поражений какого-либо органа и обусловлены общим состоянием, влияющим на мысли.

«Последние 150 лет невротические расстройства рассматриваются в разных парадигмах в зависимости от того, какое направление психологии мы считаем приоритетным», — продолжает Т. А. Караваева. В рамках динамического подхода детерминантой поведения являются бессознательные механизмы, невроз является конфликтом между сознанием и бессознательным — соответственно задача психотерапевта: сделать неосознанное осознанным. В рамках когнитивно-поведенческой терапии неадаптивное поведения является не-нормой, которая складывается в результате неправильного научения — задача психотерапевта: научить человека вести себя иначе, изменить неадаптивные стереотипы поведения на адаптивные. С точки зрения экзистенциально-гуманистического направления основной потребностью человека является его самореализация и самоактуализация, невроз является результатом блокирования этой потребности — задача психотерапевта: дать новый эмоциональный опыт, чтобы эта потребность была разблокирована.

Санкт-Петербургская (ленинградская) психотерапевтическая школа внесла заметный вклад в современное понимание неврозов. Лектор коснулась работ В.М. Бехтерева, заложившего основы биопсихосоциальной концепции, с позиций которой сегодня рассматриваются все заболевания, в том числе и невротические. Напомнила о вкладе А. Ф. Лазурского — известного характеролога, исследователя индивидаульных различий людей, делающих каждого человека уникальным. Остановилась на трудах известного ученика Бехтерева и Лазурского Владимира Николаевича Мясищева — автора теории отношений. В отечественной психологии ключевыми признаны три теориии личности: теория установок Узнадзе, теория деятельности Леонтьева и теория отношений Мясищева. Именно на основе последней в Институте им. В.М. Бехтерева разработана патогенетическая психотерапия и в дальнейшем личностно-ориентированная терапия Карвасарского — Исуриной — Ташлыкова.

В продолжение лекции Т.А. Караваева говорит о предложенной В.Н. Мясищевым позитивной и негативной диагностике невротических расстройств. Описывая 3 типа конфликтов, которые легли в основу клинической патогненетической классификации невротических расстройств, лектор приводит иллюстрирующую их метафору: если трое невротиков встретятся у горы, то неврастеник будет карабкаться, пока не выбьестся из сил; обсессивный невротик будет долго сомневатеться и колебаться у подножия; а истерик сделает так, что двое других поднимут его на вершину.

Ученик В.Н. Мясищева и учитель Т.А. Караваевой — Борис Дмитриевич Карвасарский предложил классификацию невротических расстройств, в основе которой лежит патогенетическое понимание невроза. Татьяна Артуровна поясняет, что именно классификация Карвасарского позволяет в работе с пациентом найти глубинный невротический конфликт, в то время как «МКБ-10, которой мы вынуждены пользоваться, является синромальной классификацией и, к сожалению, путает многих специалистов»: недостаточно назвать тревогу человека подходящим шифром из МКБ-10 — тем или иным тревожным расстройством, для оказания психотерапевтической помощи нужно найти суть внутриличностного конфликта, который эту тревогу вызывает.

Лекция о невротических расстройствах
Караваева Татьяна Артуровна — доктор медицинских наук, главный научный сотрудник и руководитель отделения лечения пограничных психических расстройств и психотерапии Санкт-Петербургского Национального медицинского исследовательского центра психиатрии и неврологии им. В.М. Бехтерева, вице-президент Российской психотерапевтической ассоциации
(продолжительность видеозаписи 32 минуты)

У тебя невроз или просто нужен отдых

Все валится из рук – на домашних орешь, на сотрудников шипишь, при взгляде на начальство дергается веко? Возможно, тебе просто надо выспаться и отдохнуть денек-другой. А может быть, дело зашло дальше, и у тебя самый настоящий невроз.

Невроз – это такая штука, когда сил у организма не остается. От слова совсем. Настолько совсем, что ты ломаешься где-то внутри, но при этом зачем-то продолжаешь двигаться, как очень героический танцор на сломанной ноге. Обычно одного симптома мало, а вот нескольких из нашего списка уже достаточно, чтобы обеспокоиться. И нет, это не тот случай, когда «я подумаю об этом завтра» – хорошая идея.

1. Раздражительность

Бывают дни, когда человека раздражает все. Бывают реально серьезные причины для раздражения. Но когда причиной становится буквально любое действие или обстоятельство, а дни дурного настроения идут один за другим, это уже очень нехороший звоночек. И да, если, например, ты находишься в зоне военного конфликта – то есть, плохие дни действительно идут чередой и причины для злости объективно являются таковыми, это еще не значит, что невроза у тебя нет. Даже наоборот, для его появления у тебя очень благоприятные условия.

2. Странности с аппетитом

Он может исчезнуть совсем, но чаще, к сожалению, просто начинаются выкрутасы. Вдруг ловишь себя на том, что совсем не можешь есть сосисок, белого хлеба и зеленого горошка, или даже определенных видов продуктов – например, жирных или твердых. Еще один вариант – ты вдруг обнаруживаешь, что ешь постоянно и притом буквально все. Говорят, особенно часто людей с депрессиями и неврозами тянет на сладкое. Начала питаться шоколадками? Тревожный звоночек.

3. Нарушения сна

То ты весь день ползаешь, как сонная муха, то считаешь до бесконечности овец и верблюдиков, а сон не идет и не идет. А уж если пришел, то ты окунаешься в него на несколько минут, наполовину просыпаешься и снова ныряешь. Но очень неглубоко. И встаешь не просто невыспавшейся, а со странной дрожью или слабостью в руках и ногах.

4. Жестокий сплин

Или, по другому, хандра. Не просто тоска, а тоска зеленая. Тошно, душно, каждое движение, каждый поступок – через не могу. Очень похоже на депрессию, но, тем не менее, это не она. Во время депрессии хандра не ужасает, а вот во время невроза очень хочется что-то с ней сделать, чтобы как-то, наконец, взбодриться. Или чтоб оно само вокруг все взбодрилось. У-у-у, тленота.

5. Внезапная плаксивость

Никогда ты не была нытиком. А тут вдруг увидела кошечку возле дороги и зарыдала: она же, наверное, машиной сбитая. Кошечка испугалась, встала и убежала от тебя? Ничего, ты птичку найдешь, тоже крайне несчастную. А еще пролитый чай – очень печально, картинка на холодильнике – до слез трогательно, шкаф стоит такой одинокий – обнять и плакать. В особо запущенных случаях ты нарочно станешь искать щемящие фильмы и трогательные книги, чтобы обосновать жгучее желание поплакать высотой искусства.

Смотрите так же:  Стресс летчик

6. Моментальная усталость

Еще не начала работать, а уже устала. А уж если начала – так почти сразу же устала смертельно. Утомляет все. Даже то, чем тебе предлагают заняться, чтобы отвлечься и отдохнуть. Пожалуй, от таких занятий ты особенно устаешь. Даже не надейся, это не просто лень. Взять себя в руки не поможет. Ты и так ходишь вся в руки взятая, дальше уже некогда. Ведь чувствуешь? Просто тебе маленькая правильная девочка внутри строгим голосом говорит, что неправильно чувствуешь. Но она не всегда права.

7. Странная тревожность

Тебя преследуют дурные предчувствия и страхи. Причем боишься ты обычно того, что происходит очень редко, на самом деле далеко не всегда смертельно или от тебя не зависит. Невероятно боишься опрокинуть чай на начальницу, проходя мимо. С ума сходишь от того, что, может быть, начнется землетрясение. Почти уверена, что забыла выключить утюг и теперь пожаром спалило половину подъезда. Просыпаешься ночью от озарения, что завтра тебя уволят или заболеет кто-то из родных. Иногда страх даже не обретает конкретную форму. Ты просто чувствуешь его ни с того, ни с сего. Со всеми его физиологическими проявлениями: учащенным сердцебиением, удушьем, потливостью, дрожью конечностей. И настигать он тебя любит в самый неподходящий момент. Знакомо? Ой-ой-ой, плохие новости.

8. Нестабильная самооценка

Короткий всплеск уверенности в своих силах заставляет тебя взяться за задание или согласиться пойти с друзьями в кафе. Но уже спустя короткое время тебя накрывает. Ты понимаешь, что ничего не можешь и не умеешь, и это вот-вот раскроется. Что друзьям своим ты никак не можешь быть интересна и только позориться будешь. Ложечки ронять и мямлить всякую чушь. А когда тебя накроет беспричинным страхом в их присутствии, они окатят тебя презрением. Именно так.

9. Тики и мелкие движения

Ты думала, что тик – это когда веко дергается? А то, что у тебя с шеей происходит или под коленочкой – это… ну, другое что-то? Тик может выползти в самых неожиданных местах. Можно ходить и подергивать головой, как Борман в кино. Можно чувствовать, как подрагивает под мышкой или в икре, и никак не получается с этим справиться. Можно поймать себя на странном и коротком, постоянно повторяющемся движении плечом. Это все он, тик. А еще ты обзавелась удивительно беспокойными пальцами. Им все время надо что-то перебирать, рвать, черкать и перечеркивать, заплетать и делать тысячу других мелких движений. Это твой организм пытается как-то справиться с тревожностью или раздражением. Время от времени бывает, конечно, у всех. Ключевое, однако, условие – время от времени.

На самом деле, проявлений невроза куда больше. Чтобы расписать все, одной статьи нам бы не хватило, так что мы ограничились самыми популярными. Вопрос в том, что тебе делать, осознав, что ты невротик.

Прежде всего – найди возможность отдохнуть. На первый взгляд это не поможет. Симптомы даже усилятся. Но без отдыха ты сломаешься совсем. Чтобы обмануть невроз, избегай пассивного лежания на диване. Чередуй отдых с работой и прогулками или занятиями спортом. Это поможет немного стабилизировать ситуацию. Но главным рецептом остается самый нелюбимый в интернете: «Срочно к врачу». Мы очень надеемся, что ты им воспользуешься. Нужный тебе врач – в клинике неврозов. Да, так просто.

Поколенческий невроз

Зачем мы лишаем детей свободного времени

21 Май 2018 10:16

Н едавно ко мне приходила молодая привлекательная женщина. У нее двое детей. Они еще не очень большие, младшие школьники, но очень занятые. Эти дети на двоих в неделю посещают 20 кружков и секций. То есть самих кружков, конечно, меньше, на некоторые из них ребенок ходит два или три раза в неделю. Но всего получается по десять посещений на ребенка.

На каждое занятие детей надо водить или возить. Привезти из дома или школы, подождать от сорока пяти минут до трех часов, забрать и отвезти обратно домой или на следующий кружок, где все повторится. Двадцать раз. Каждую неделю. Из месяца в месяц. Кажется, моей посетительнице помогает ее отец, дедушка детей. Но все равно она чувствует себя от всего этого несколько одуревшей и не совсем понимает, как она попала в такое положение.

Идея о том, что «детей надо развивать», захватила родительские умы не так уж давно — лет 25, максимум 30 назад. Предыдущее поколение (мое и моих сверстников) еще никто не развивал. Мы развивались сами. Но нас надо было «кормить и одевать». Причем кормили нас очень усердно, по моим наблюдениям, с гораздо большим ражем, чем кормят детей нынешних (тут надо понимать, что поколение наших родителей — это были люди, пережившие войну и блокаду Ленинграда). Обед всегда состоял из трех блюд. Когда встаешь из-за стола, тарелка должна быть чистой. Еду нельзя выбрасывать. Если ребенок не хотел доедать, в ход вполне могла пойти «тяжелая артиллерия»: «Ты вот тут кобенишься, а в Африке дети голодают!»

Одевали нас не менее усердно. Шуба, шарф, валенки, в них — шерстяные носочки. На легкую кофточку, под шубку — кофточка шерстяная. Под шапочку — обязательно платочек. Создавалось впечатление, что блокадные холода на десятилетия заморозили тела и души наших родителей.

Потом с «кормить и одевать» отпустило. И почти сразу покатил вал «развивать их!». Истерия нарастала постепенно. Сначала значительная часть активных родителей развивала своих детей сама на основе и с помощью более-менее доморощенных или даже наукообразных теорий — все эти методики Зайцева, Домана, Никитиных и прочее.

Тогда же возникла и укрепилась мысль: начинать развитие детей надо как можно раньше и как можно больше. Зачем и почему это нужно — никто не обсуждал. Нужно, и все. Возник элемент соревнования: «Как, вашему ребенку уже три года, а он еще не все буквы знает?! А мой уже по слогам… Но вот до Валиного сына и нам далеко — ему четыре, а они уже читают свободно и таблицу умножения наполовину…» Абсурд доходил до того, что детей пытались учить читать еще во внутриутробном состоянии. Элементарная мысль о законе сохранения вещества и энергии — если где-то прибавится, то где-то непременно убавится — этим родителям в голову не приходила, им казалось, что в ребенка, как в свинью-копилку, можно прибавлять что угодно, ничем не жертвуя.

Разумеется, с возникновением спроса появилось и предложение. Буквально в каждом квартале открылись разнокалиберные «обучалки-развивалки». Сначала они обучали все тому же: читать, писать, кубики Зайцева, физкультура. Потом стали более изощренными — непременный английский язык, развивающие игры, театр для самых маленьких, танцы, песочная терапия…

Родители сдавали детей в «обучалки-развивалки» как в продвинутые камеры хранения — сначала даже для самых маленьких детей не было практики совместных детско-родительских занятий, они появились позже. Родителям это нравилось: дети «развиваются», а у них самих есть время передохнуть. Плюс их детьми занимаются «специалисты» (кавычки — оттого, что я сама в это время в народившихся, как грибы, «обучалках» подрабатывала и прекрасно помню, что и как там тогда делалось), и значит, им самим кубики Зайцева осваивать не надо, ведь далеко не у всех родителей есть педагогические способности и желание непрерывно креативно лепить буквы из соленого теста и гнуть их же из проволоки.

С широким распространением компьютеров возникло новое движение: уже не малыш, а ребенок постарше, школьник должен быть «все время занят», чтобы он «не болтался просто так», но и не засиживался у компьютера (позже — с гаджетами и в социальных сетях).

Мне кажется, что сегодня, сейчас этот массовый «отвлекающий» мотив постепенно идет на спад. Гаджеты, интернет и социальные сети стали неотъемлемой деталью человеческой повседневности. А исследуемое нами явление оторвалось от изначальной причинно-следственной связи и просто повисло в воздухе — «ребенок должен много чем заниматься», «в идеале он должен быть все время занят». Это важно и полезно. Просто так, само по себе.

Я видела детей, которые после школьного дня последовательно посещают два кружка (например, урок в музыкальной школе и теннис), и еще в этот же день у них занятие с репетитором по математике и дополнительный английский. Плюс домашние задания.

Ч то это вообще такое, кому и зачем оно нужно?

Ребенку? Да у него рабочий день иногда приближается к 14 часам. Нарушается сон, аппетит, исчезает любопытство к миру. Ему некогда вживую пообщаться со сверстниками, выстроить взаимоотношения, научиться разрешать противоречия и конфликты, получить обратную связь, хорошенько узнать себя и других. Все в этой области уплощается у него до френдов и лайков. Нарастает чувство непонятости и одиночества (особенно острое при том, что вокруг все время мелькают сменяющие друг друга люди и картинки).

Может быть, это нужно родителям?

Они тратят на все эти кружки существенную часть семейного бюджета и своего времени. Они возят или водят туда детей, сидят в холлах всех этих бесчисленных «центров досуга» и «домов творчества». Они то и дело заставляют бесконечно уставшего, сонного, капризного или протестующего ребенка «собраться и сделать» — задание, упражнение, рисунок. А ведь есть еще и уроки. Наверное, их греет мысль, что ребенок от всего этого «развивается» прямо невиданными темпами.

Но вот что я наблюдаю на практике. К подростковому возрасту очень многие дети «входят в силу» и от всех этих выдуманных родителями занятий просто отказываются. Заставить их уже невозможно, интерес, любопытство к реальному миру практически потеряны во время предыдущей гонки, рефлексия по поводу собственных желаний отсутствует даже в зачатке — не развилась, потому что не была нужна на предыдущем этапе, родительские предложения были избыточными, глубоких длительных отношений со сверстниками нет. И подростки «зависают» на подозрительном по качеству отдыхе — как-то ходят в школу, как-то учатся, в основном лежат на диване и сидят все в тех же социальных сетях.

А пришедшие ко мне родители с горечью говорят: «Когда он был маленьким, мы его куда только ни отдавали, он у нас чем только ни занимался, а теперь вот… все бросил».

Смотрите так же:  Шумы в голове при неврозе

Но если эти «развивательные гонки» не особенно нужны ни самому ребенку, ни его родителям, то кому же они нужны? И откуда взялись?

Я не случайно выше описала историю с «кормить и одевать» из детства моего ленинградского поколения.

Тревога, поколенческий невроз. Слишком быстро и непонятно все меняется. Картинки мелькают, сменяя друг друга. А вдруг мы не успеем, не разовьем, не додадим нашему ребенку, и он выйдет в жизнь недостаточно снаряженным.

Спросите себя: не успеем, не дадим — что? Снаряженным — для чего?

Мир действительно развивается так стремительно, что мы сейчас даже представить себе не можем, какие навыки, знания и умения понадобятся через 20 лет, когда сегодняшние малыши станут взрослыми.

Вполне возможно, что самым востребованным качеством и умением будет, например, развитая эмпатия. Или способность не концентрировать внимание, изящно скользить по поверхности все ускоряющегося информационного потока.

Мы не можем предсказать. Но мы можем захотеть увидеть и понять, «как оно устроено». А потом здесь и сейчас решить, бежать ли нам вместе со всеми или вместе с ребенком идти своим, индивидуальным, осознанным путем. Поддевать ли платочек под меховую шапочку? Заставлять ли все доедать давящегося кашей малыша? Учить ли буквам в два года? Обеспечивать ли постоянную занятость младшему школьнику?

Вам решать, уважаемые родители.

Напоследок хочется уточнить: автор ни разу не претендует на «истину в последней инстанции» по затронутому вопросу и с удовольствием обсудил бы эту тему с заинтересованными собеседниками.

Организация как невроз руководителя. Управленческие патологии

На производительность компании влияют как личность руководителя и создаваемая им атмосфера в коллективе, так и личные установки каждого сотрудника.
Сегодня большинство собственников относятся к своему бизнесу просто как к инструменту достижения экономических целей. Однако существует и иная концепция, основанная на видении бизнеса как живого организма, который имеет свою внутреннюю логику развития, обусловленную особенностями взаимодействия руководителя с командой, и эти процессы в компании (так же как внешние условия рынка) способны повлиять на успешность дела.

При втором подходе на выстраивание отношений внутри команды в первую очередь влияет личность владельца бизнеса или топ-менеджера. По большому счету, организация — невроз ее руководителя. Конечно, это не значит, что руководитель болен, просто он выносит свою тревожность, свойственную в той или иной степени всем первым лицам, во внешнее пространство и реализует ее в виде организационной структуры. Управленческая патология начинается в тот момент, когда реализация тревожности приобретает неадекватные с точки зрения развития бизнеса формы.

К чему приводит тревожность

Какие неврозы встречаются у руководителей?
Первый случай — управленческий эгоцентризм или ситуация «большого босса». Позиция такого управленца заключается в том, что все ключевые решения он принимает единолично, причем во всех областях — финансовой, рекламной, кадровой и др. Ему просто не с кем разделять ответственность, потому что подчиненные, как ему кажется, не умеют принимать решения и в ближайшее время этому не научатся. Схема работы подобной организации проста: одинокий босс тащит на себе всю ответственность за принятие решений, а среди его подчиненных существует негласный, но очевидный запрет на самостоятельность. Если кто-либо из сотрудников все же проявит инициативу и предложит собственное решение — оно обязательно будет отправлено на доработку. К тому же «большому боссу» свойственно исчезать в самый неподходящий момент, а поскольку полномочия не делегированы, организация оказывается практически парализованной. Все эти действия приводят к двум результатам — жесткому напряжению в коллективе и глубокому одиночеству, а также к высочайшей ответственности первого лица.

Второй вариант невроза — паранойя руководителя. Она строится на вполне конструктивной основе — создании внешнего врага и объединении против него своей команды для того, чтобы работать эффективнее и обогнать конкурентов. Многие компании с мировыми именами пошли по этому пути и добились успехов. Если руководитель сумеет удержать свою тревожность в плоскости бизнеса, такая позиция действительно может привести к хорошим результатам. Но если не удерживает, то совершает следующий шаг — ищет неполадки внутри компании. Приведу пример из собственной практики: в одной организации руководитель считал, что поддержание идеальной чистоты позволит сотрудникам работать лучше, и чтобы знать, кто и где сорит, он поставил видеокамеры во всех кабинетах и местах общественного пользования.

Когда параноидная идея «никому нельзя верить» развивается дальше, управленец формирует вокруг себя общество доверенных лиц, но и их он начинает опасаться. Далее в таких компаниях создается мощная служба безопасности. К примеру, у одного из крупных ритейлеров, для которого мы проводили маркетинговое исследование, было четыре службы безопасности, причем они не делили между собой зоны ответственности, а работали параллельно.

Третий случай управленческой патологии — навязчивые идеи. Конечно, у многих возникают идеи разной степени безрассудства, и часть из них перерастает в яркие проекты именно благодаря упорному стремлению воплотить их в жизнь. Вопрос только в том, насколько адекватны идеи руководства, и какие именно нужно продвигать.

Наконец, четвертый невроз — гиперпластичность. Руководитель, у которого постоянно возникают новые креативные решения, приводит в ужас своих сотрудников. Фраза «сегодня мы будем дорабатывать проект» означает лишь то, что проект полностью поменяется независимо от того, хорош или плох был изначальный вариант. Процесс этот может быть бесконечен и не всегда приводит к какому-либо результату.

Лекарства пока нет

Специалисты предупреждают: во многих компаниях существуют предпосылки для появления у персонала стойких функциональных расстройств психики — неврозов. А в некоторых они уже приобрели статус «неизбежного зла, сопровождающего путь к успеху». Но на деле патологические состояния психики неизбежно понижают работоспособность персонала.

Как правило, причинами офисных неврозов являются агрессивный климат на работе, недостаток отдыха и постоянные переработки. Психика просто не успевает разгружаться от накопившихся проблем. Способствует неврозу и страх людей потерять работу или вызвать неудовольствие начальства, признав свои ошибки или указав на промахи руководства. Свой вклад вносят и так называемые истерические методы руководителя. Дело в том, что среди части управленческого персонала (обычно имеющего невысокую личную компетентность) существует понятие «осуществить менеджмент», то есть наорать на подчиненных, морально надавить, ничего не объясняя принудить к механическому исполнению работы посредством давления на личность.

Среди неврозов самым распространенным считается астения — «болезнь менеджеров», выражающаяся в потере сил. Люди с таким неврозом вынуждены делать огромные внутренние усилия, чтобы совершать простые действия. Примерно в два раза реже встречаются неврозы навязчивых состояний и истерический. Навязчивые состояния возникают в результате постоянного ощущения тревоги на работе. Истерический невроз выражается в бессознательных симулятивных реакциях на постоянные проблемы, решения которых человек не видит. Преимущественно это женская проблема.

Количество психотравмирующих факторов редко зависит от успешности бизнеса — проблемная компания стремится наверстать упущенное, а успешная — добиться новых побед.

Независимо от масштабов и рентабельности бизнеса, люди часто рассматриваются в нем не как «человеческий капитал», а как материал, из которого нужно побольше выжать. Хотя на словах обычно совсем наоборот.

Депрессивные состояния у условного среднего офисного класса также вызываются неудовлетворенностью своими успехами. Система демонстрирует им стандарты благополучия и указывает на пути якобы к ним ведущие. Но, затрачивая массу сил, люди не достигают этих стандартов. В результате возникает кризис смысла собственной деятельности.

Сами неврозы изучены очень хорошо. Но ученые признают, что о том, каким именно образом их формирует работа, пока известно мало. А еще меньше — как эту проблему решить. Психологи и психотерапевты не в силах предложить адекватные решения, поскольку просто не понимают, что с травмирующими условиями делать. Часто они не разбираются в современном общественном устройстве, его социальных противоречиях и в том, как его организация отражается на психике людей. Мировая практика показывает, что индивидуально проблема трудовых неврозов не решается. Поэтому даже в США и Западной Европе растет число менеджеров, употребляющих антидепрессанты.

Итак, неврозы руководителей сильно влияют на работу всего коллектива, поэтому, прежде чем строить эффективную команду, первому лицу придется ответить на вопрос: какую атмосферу вокруг себя он как личность создает? После получения ответа возможны два варианта: либо выявлять сильные стороны своей патологии и пользоваться ими, либо создавать компенсирующую структуру. В частности, при гиперпластичности руководителя ему стоило бы оставить себе только креативную функцию, а администрирование, доведение идеи до ее воплощения поручить заместителю.

Бизнес не доверишь «марсианам»

Другой вопрос, на который нужно ответить перед формированием эффективной команды, — какой именно тип бизнеса намерен создавать руководитель? Будет ли это так называемый реактивный бизнес, живущий благодаря присутствию и энергии владельца (так работает 80% малых и средних предприятий), или же самодостаточный бизнес, который нужно довести до состояния часового механизма, а потом продать? Может быть, это проактивный бизнес, который, с одной стороны, достаточно отформатирован и не дает сбоев в отсутствие первого лица, а с другой — позволяет руководителю формировать видение перспективы и оценивать свою компанию со стороны?

Как правило, управленцы стремятся к третьему варианту. Но для того чтобы перевести бизнес в эту стадию, требуется в среднем год-полтора активной работы, связанной с выстраиванием структуры, которая могла бы какое-то время существовать без руководителя, с подбором персонала, а также формированием лояльности сотрудников. Понятно, что передоверить бизнес или какие-либо его направления можно не каждому сотруднику.

Есть несколько типов неэффективных сотрудников, которым ни в коем случае нельзя передавать полномочия (названия даны довольно условно). Первый тип — «марсиане», осуществляющие кипучую деятельность, но не получающие результата. Они говорят по телефону, сидят в Интернете, общаются с людьми, но вся эта деятельность не относится к выполнению должностных обязанностей. Один из примеров «марсиан» — родители, у которых постоянно что-то случается с детьми, и им нужно ехать в школу, забирать ребенка из детского сада и т. д.

«Прапорщики» (второй тип) выполняют только то, что им поручено. Типичный пример взаимодействия с таким сотрудником: руководитель просит его привезти новую мебель к обеду, а вечером выясняется, что она стоит в холле. На вопрос: «Почему не расставил по кабинетам?» «прапорщик» обычно отвечает: «Команды не было».

К «пляжным девочкам» (третий тип) относится масса сотрудников, главная задача которых — отдыхать. Такие люди искренне уверены, что восьмичасовой рабочий день не может обходиться без многочисленных перерывов, перекуров и разговоров с коллегами на отвлеченные темы.

Четвертая группа людей — «психи». Они убеждены, что имеют право не контролировать себя. Классическая фраза, произносимая ими, — «я сейчас так разволновалась, что не могу работать».

Смотрите так же:  Буйная шизофрения

«Железные дровосеки» (пятый тип) похожи на «прапорщиков», но в отличие от них очень самостоятельны. Их проблема в том, что они делают только то, что хорошо умеют делать, и не способны к дальнейшему развитию.

«Понтовые бездельники» (шестой тип) — люди очень образованные, обладающие обширными связями и пользующиеся всеобщим уважением. Главная их задача — за очень приличную зарплату тусоваться в профессиональной среде. Когда их увольняют за то, что они практически ничего не сделали в компании, они чаще всего идут на повышение.

«Интеллектуалы» (седьмой тип) образованы, выдают результат, но с ними сложно работать потому, что далеко не все их идеи вписываются в бизнес и нужны компании.

Что делать с такими сотрудниками? Попытаться встроить их в систему рабочих отношений. «Марсианам» нужно задавать систему индикаторов — конкретные показатели, которых они должны достичь за день или неделю. Контролировать их бесполезно (в этом случае руководитель ввязывается в параноидальную борьбу с собственным сотрудником), но необходимо ставить перед ними метазадачу. То же самое действует в случае с «прапорщиком». «Интеллектуала» придется постоянно спрашивать, зачем компании будет нужен его продукт, «железного дровосека» — задолго готовить к изменениям его функций, а «понтового бездельника» — увольнять. Конечно, можно попробовать сделать так, чтобы ему понравилось создавать что-то полезное, а не подчеркивать собственную значимость, но надежда на это очень слабая.

На что способен сотрудник

Когда выявлены неэффективные сотрудники и принято решение об их дальнейшей судьбе, руководитель должен провести структурную оценку компании с точки зрения функций, выполняемых его подчиненными. Оставшихся придется классифицировать дальше — на специалистов, менеджеров и предпринимателей.

Ключевым качеством специалиста является то, что ему нравится создавать конечный продукт, хотя он и может руководить коллективом. Менеджер отличается даже не организационными способностями, а тем, что он комфортно чувствует себя в системе межличностных отношений и умеет управлять человеческими ресурсами. Предпринимателю не интересен продукт и люди, он воспринимает бизнес как финансовые потоки и умеет делать деньги.

Интересно, что примерно 40% сотрудников компаний обычно выпадают из этой классификации, потому что они «никто», функциональные оболочки, выполняющие небольшой и не очень важный объем работ. 25% приходится на специалистов. Менеджеров в команде, как правило, единицы, а единственным предпринимателем часто оказывается сам владелец или топ-менеджер. Но бывает и так, что руководитель является единственным менеджером, а предпринимателей в команде нет вообще. В идеале, на мой взгляд, соотношение должно быть следующим: предприниматели составляют 10-15% коллектива, менеджеры — 20-30%, специалисты — 40%, остальные могут быть функциональными оболочками.

Наконец, на последнем этапе структурной оценки руководителю нужно выяснить, какие установки движут сотрудниками, и обладают ли они «ключами эффективности»? Первый базовый навык эффективности заключается в том, что человек ориентируется на цель. Как ни странно, такое бывает не очень часто — примерно у 15% людей. 45% сотрудников надо доучивать, остальные вообще не способны видеть цель. Обычно они ориентируются на функцию, а хуже всего — на процесс, независимо от конечного результата.

Второй «ключ эффективности» — видеть условия решения задач, а не препятствия. Каждому руководителю известны случаи, когда его сотрудник обстоятельно объяснял невыполнение задания множеством причин, и таких людей очень трудно переучить, чтобы они не воспринимали трудности как непреодолимые препятствия.

Третий ключ — убежденность сотрудника в том, что достижение результата зависит только от его действий, а не от внешних неблагоприятных условий.

Четвертый заключается в том, что человек сам ищет работу, а не пассивно ждет задание.

Последний ключ — способность к изменениям и развитию, поскольку если работник эффективен сегодня, но «замер» на этом, он станет неэффективным завтра.

Сотрудники, обладающие этими «ключами эффективности» изначально или получившие их в процессе обучения, действительно готовы принять ответственность за отдельное направление или бизнес в целом. В этот момент и должно происходить перераспределение функций, изменение организационной структуры компании и переход к проактивному бизнесу.

Нервы не железные: невроз

Нервы — они, как говорится, не железные. Большинство из нас могут и вспылить иногда, и уйти в себя ненадолго.

Хорошо, если только «иногда» и «ненадолго». Однако тем, для кого такие «выверты» стали правилом, не стоит отчаиваться, так как невроз — состояние обратимое. Как и при многих других недугах, правильная тренировка заменит горы таблеток.

Наглядный пример

Визуальные и слуховые импульсы поступают в отдел мозга — таламус, который направляет их на обработку в кору головного мозга. От того, как они будут обработаны, зависит наша реакция. При неврозах она меняется, в результате чего активизируется работа гипофиза, который может учащать пульс, вызывать онемение и дрожь в мышцах, стимулировать агрессию.

Что такое невроз

За термином «невроз» кроются нарушения в центральной нервной системе, вызванные внешними раздражителями и нервным истощением. В большинстве случаев такие раздражители — не из ряда вон выходящие, а вполне обыденные обстоятельства. Поэтому человек осознает неуместность своих реакций и поступков, желает их изменить.

Симптомы неврозов

Неврозы бывают трех типов: неврастения, истерия и неврозы навязчивых состояний. Неврастения. При неврастении больным свойственно постоянное чувство внутреннего напряжения, беспричинная вспыльчивость и агрессия, которые могут заканчиваться апатией и слезами. Это выливается в снижение работоспособности, рассеянность, головные боли, сексуальные расстройства, нарушения пищеварения и других систем. Истерия. Истерические реакции внешне похожи на неврастенические, но больше связаны с нарушением чувствительности. Вы можете ощущать мышечный тик, тремор или, наоборот, онемение в конечностях. Неврозы навязчивых состояний. Выражаются в страхах и неадекватных действиях. Характерен непроходящий страх одиночества, острых предметов, пожара, высоты, воды и т. д.

Невроз и физические нагрузки

Прежде всего следует избегать ситуаций, которые вызывают у вас невротические реакции. Поэтому и тренировки не должны сопровождаться излишним психическим напряжением, ведь физическая нагрузка — это тоже стресс. В том случае, если вы уже, что называется, на нервах, от интенсивных тренировок <не только кардио-, но и силовых>лучше воздержаться. Ваша сердечно-сосудистая система и без того терпит перегрузки. Значительную эмоциональную нагрузку несут игровые виды спорта. Теннис, волейбол, баскетбол должны быть дозированы по времени и по возможности проводиться без счета.

Как избежать невроза

1. Необходимо научиться переключать внимание с раздражающего объекта на более нейтральный. Для этой цели подойдет какое-либо незамысловатое занятие, к примеру: компьютерная игра, приятное чтиво, кормление голубей и т. п. 2. Страдающим нервными расстройствами желательно проводить на свежем воздухе не менее 1,5–2 часов ежедневно. Отличным средством восстановления является массаж. В зависимости от типа невроза его можно сделать как тонизирующим, так и успокаивающим. Кстати, отлично тонизирует утренний холодный душ, а успокаивает вечерняя теплая ванна. 3. Поскольку психотравмирующие факторы найдутся всегда, у вас должны быть силы с ними справиться. Способность противостоять нервным срывам напрямую зависит от питания: следите, чтобы в вашем рационе было достаточно микроэлементов и витаминов, в первую очередь магния, цинка, витаминов D, E и группы В.

Помоги себе и своему неврозу

В случае с повышенной возбудимостью положительно влияют любые групповые занятия с музыкальным сопровождением. Заканчиваться они должны упражнениями на расслабление. Хороши монотонные виды фитнеса <бег, ходьба, велосипед>, но не в одиночку. Также полезны йога, цигун, тай-чи и медитация. Для тех, чьи неврозы проявляются в замкнутости и пониженной эмоциональности, рекомендации иные. Заниматься лучше индивидуально либо же в компании одного-двух знакомых. Благотворно на психику влияет силовая тренировка средней интенсивности, где после каждого подхода к тренажеру следует полное мышечное расслабление. В подобном режиме рекомендуется проводить и кардиоуроки: после каждых 1–3 минут умеренного или низкого темпа добавляйте короткие, но акцентированные ускорения <на 5–30 секунд, не более>. При любых типах неврозов будут полезны различные виды танцев <латина, хип-хоп, арабские и т. д.>, занятия с фитболом, стретчинг, пилатес. И совершенно волшебным образом на нервную систему действует верховая езда.

Упражнения от неврозов

Этот комплекс направлен на управление нервными процессами <возбуждение и торможение>. Первые три упражнения носят тонизирующий характер, а последние два — расслабляющий.

Тонизирующие упражнения

1. Стоя, поднимите вверх сначала левую руку, потом правую. Левую руку с легким хлопком опустите на правое плечо, после чего правую — на левое плечо. Затем левую руку опустите на правое бедро, а правую — на левое. Поднимите вверх левую руку, потом правую. Начните медленно, постепенно наращивая темп. Повторите 15–30 раз. 2. Из положения на корточках «шагайте» вперед на прямых руках до полного разгибания ног. Таким же образом вернитесь в исходное положение. Затем «пройдитесь» руками назад и снова вернитесь в первоначальную позицию. Сделайте так 8–20 раз. 3. Выполняйте бег на месте с высоким подниманием бедра и с захлестом пяток к ягодицам <по 1–2 минуты>. Присядьте, ладони касаются пола. Подпрыгните вертикально вверх, поднимая руки над головой. Сделайте 15–20 прыжков с возрастающим темпом.

Другие статьи

  • Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста Консультация (младшая группа) по теме: консультация для воспитателей. Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста. Консультация для воспитателей. Предварительный просмотр: Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного […]
  • Можно ли отказаться от совершеннолетнего ребенка Можно ли отказаться от совершеннолетнего ребенка Законодательством Российской Федерации не предусмотрено процедуры отказа от ребенка, возможно только лишение родительских прав. Так, согласно ст. 69 СК РФ родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если […]
  • Что входит в обязанности родителей по воспитанию детей Глава 12. Права и обязанности родителей (ст.ст. 61 - 79) Глава 12. Права и обязанности родителей См. Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 20 июля 2011 г. © ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 2019. […]
  • Можно ли ребенку капать ромашку в нос отвар ромашки и нос неделю назад мы заболели к нам приходила врач и сказала 5 раз в день промывать нос пипеткой ромашки, потом отсасывать аспиратором, а потом капать капли сейчас я разговаривала с подругой, она меня отругала, сказала, что нельзя так ни в коем случае, […]
  • Как правильно купать в круге месячного ребенка Как купать ребёнка с кругом на шее С какого месяца купать ребёнка с кругом на шее, как правильно это делать, в какое время? Советы доктора Комаровского и видео инструкция. Водные процедуры – особенное удовольствие для маленького ребенка. Кроме обычного гигиеничного […]
  • Диагностика отклонения в развитии ребёнка определение этапы проведения Ранняя диагностика отклонений в развитии детей Диагностика отклонений в развитии основывается на зна­нии общих и специфических закономерностей психического раз­вития нормально развивающегося ребенка и детей с различны­ми отклонениями в развитии. Диагностика носит […]