Феномен депрессии

Ваш психолог. Работа психолога в школе.

Последние новости

Самое популярное

И. В. Выбойщик, С. А. Сандалкин (Южно-Уральский государственный университет, г. Челябинск)
Аннотация и ключевые слова
Депрессия — это состояние, которое имеет изменённый характер. Оно не является обычным для каждого конкретного человека. Человек, оказавшийся под воздействием депрессивного состояния, ведёт себя, чувствует и думает иначе, чем обычно. Но это не значит, что он не может к нему приспособиться.
В данной работе предпринимается попытка рассмотреть депрессию с точки зрения её конструктивного влияния на развитие личности. Легализация состояния депрессии в групповой работе с людьми, нуждающимися в психологической помощи, откроет новые возможности повышению их устойчивости к стрессам и развития способности эффективно справляться с фрустрирующими ситуациями.
Общая классификация депрессивных состояний, позволит отделить реальные депрессивные состояния от «мнимых», выявить критерии их распознавания, наметить пути психологической диагностики, профилактики и коррекции.

Ключевые понятия: депрессивные состояния, измененное состояние, самоанализ, личностный рост, полезный опыт, кризисы жизни, реальная и «мнимая депрессия», критерии распознавания, психологическая помощь.
Персоналии: Т.Г.Вознесенская, В. Ф. Десятников, А. Ксендзюк, О. Курова, О. Н. Павлова, О. Сульчинская, В. Франкл, В. Ценёв.
Текст доклада
В повседневной жизни всё чаще приходится слышать выражения типа: «у меня депрессия», «я в депрессивной тоске» и так далее. Люди одними и теми же словами называют совершенно разные состояния, при этом остается неясным, что на самом деле они подразумевают. Каковы критерии разделения этих состояний» Что такое депрессия вообще» Способен ли человек привыкнуть, адаптироваться, к такому состоянию в его временной протяжённости»
Для определения психологического содержания феномена депрессивных состояний были проанализированы результаты исследований, опубликованных в работах философского и медицинского направления.
Проведенный анализ показывает, что в разные времена в дифференциальных науках отношение к «депрессивным состояниям» было неоднозначным, а их понимание во многом противоречивым. Депрессивные состояния, как состояния психические, сначала рассматривались с философской точки зрения. После, в связи с бурным развитием медицины, они стали рассматриваться со стороны клинических проявлений. В последнюю очередь, депрессия стала предметом психологических исследований, что позволило создать своеобразный баланс во взглядах на данный феномен.
На данный момент по поводу депрессивных состояний можно утверждать следующее.
1. Депрессия — это изменённое состояние, характеризующееся отрицательным эмоциональным фоном, подавленностью, пессимизмом, упадком духовных сил. Человек в состоянии депрессии испытывает, прежде всего, тяжелые, мучительные переживания тоски и отчаяния, чувство огромной печали, вины и собственной бесполезности, жизнь кажется ему невыносимо тяжелой. Его влечения, мотивы трансформированы, а волевая активность и самооценка резко снижены. Изменяется и восприятие времени, которое течет мучительно долго. Для поведения людей в состоянии депрессии арактерны замедленность, безынициативность, быстрая утомляемость, что в совокупности приводит к резкому падению продуктивности деятельности.
2. Поскольку депрессия определяется как состояние, которое носит «изменённый характер», можно утверждать, что оно не является обычным и относится к разряду отклонений от нормы. Иллюстрацией к данному выводу может служить следующая аналогия: если черепаха побежит, это не будет для неё «нормальным». Также и человек, оказавшийся в депрессивном состоянии, ведёт себя, чувствует и думает иначе, чем обычно. Именно с этими изменениями связаны реакции окружающих на такого человека. С начала у них появляется чувство беспокойства, желание помочь, ободрить. Они предпринимают попытки внушить страдальцу надежду на лучшее, обратить внимание на позитивные стороны жизни. Если эти попытки не приводят к успеху (а такое случается достаточно часто), депрессивного человека начинают осуждать за безволие и неспособность «взять себя в руки». Если не помогает и это — просто избегают каких-либо контактов с ним. В результате измененное состояние еще больше усугубляется: усиливается чувство вины, человек все глубже уходит в себя и окончательно теряет контакт с окружающим миром.
3. Несмотря на тяжелые негативные последствия депрессивного состояния, необходимо отметить и его позитивный аспект, который связан с самоанализом, «эффектом пересмотра», творческими решениями и в целом способствует личностному росту. Позитивный аспект проявляется не во всех случаях и часто обусловлен с эффективным проживанием жизненных кризисов.
4. Депрессивные состояния различны по продолжительности: они могут длиться не только днями или неделями, но также затягиваться на месяцы и годы. Человеку свойственно привыкание и даже адаптация к ним.
5. Депрессивное состояние в большинстве случаев непредсказуемо, непостоянно, специфично для каждого человека и носит «разноплановую» окраску.
6. «Попадание» в депрессивное состояние и выход из него связаны, в первую очередь, с рефлексивными способностями человека. Если человек понимает, что у него состояние, близкое к депрессивному, если при этом ему удается осознать причины этого состояния и найти способы поддержания хотя бы минимального уровня активности, то он может не только приобрести новый и полезный опыт, но и найти пути выхода из кризиса.
7. Поскольку депрессивное состояние является крайне болезненным для попавшего в него человека, он, как правило, нуждается в квалифицированной помощи, которую, в ряде случаев, может оказать психолог. Психологическая поддержка эффективна на начальных этапах развития депрессии, а также в ситуациях, когда человек уже адаптировался к этому состоянию. Острые и тяжелые приступы, чаще всего, снимаются путем медикаментозного лечения. В любом случае, для выбора путей оказания помощи важно различать реальную депрессию и состояния, вызванные ситуативной реакцией на стресс, которые в житейской терминологии обозначаются как «невротическая депрессия».
На основании анализа исследований, посвященных депрессивным состояниям, была разработана классификация, включающая разные виды и признаки данного феномена. Основным критерием классификации являются факторы, способствующие развитию депрессивных состояний. Дополнительный критерий — очевидность признаков депрессивного состояния, возможность их выявления с помощью классических методов психологической диагностики, включая клиническую беседу, наблюдение и тестирование.
В кратком варианте классификация выглядит следующим образом.
Предпосылки, связанные с групповыми различиями:
1) депрессивные состояния, различающиеся по критерию пола (муж
ские/женские);
2) депрессивные состояния, обусловленные естественными кризисами жизни (в том числе, возрастными и профессиональными);
3) депрессивные состояния, обусловленные культуральными и географическими особенностями.
Психологические предпосылки:
1) депрессивные состояния, обусловленные реакцией на травматическую си
туацию;
2) ложные депрессивные состояния.
Психофизиологические предпосылки:
1) генетически обусловленные депрессивные состояния;
2) депрессивные состояния, обусловленные соматическими заболеваниями. Доступность для диагностики:
1) скрытые/явные.
Все перечисленные виды депрессивных состояний представляют чрезвычайный интерес, что связано с возможностью профилактики и оказания психологической поддержки в процессе проживания этих состояний.
Полученные результаты могут оказаться весьма полезными для реальной работы психологов-консультантов с «депрессивными» клиентами. Кроме того, они могут способствовать более углубленному изучению содержания жизненных кризисов и путей их эффективного проживания.
Литература
1. Авербух Е. С. Депрессивные состояния. — Л.: «Медицина», 1962.
2. БатаевВ.Г., Богдан А. Н., Виноградова Л. Н., Спиридонова Н. В. Депрес
сия: болезнь или реакция. — httpV/flenpecc^/index.htm.Lossofsoul.com.
3. Бердяев Н. Д. О назначении человека. — М.: «Республика», 1993.
4. Вознесенская Т. Г. Последствия стресса и депрессий// Медицина для всех. -№4.-1998.
5. Десятников В. Ф. Маски депрессии. — М.: «Знание», 1987.
6. КсендзюкА. Депрессия как один из эффектов перепросмотра. -http://www.nagualism.ra/ak_info/index.html.
7. Курова О. Депрессия. Испытание унынием. — http://Copyright Zavet.Ru.
8. Павлова О. Н. Депрессия. Посмотри ей в глаза. — http://www.pavolga.narod.ru.
9. Прокопенко Ю. П. Что такое депрессия и как с ней бороться. — postmaster собачка eva.ru.
10. Сульчинская О. Депрессия. Пережить и выжить. — http:// депрессия/index.htm.
11. Франкл В. Человек в поисках смысла. — М.: «Прогресс», 1990.
12. Фромм Э. Человек для себя/Перевод с английского и послесловие
Л. А. Чернышевой. -М.: «Коллегиум», 1992.
13. Хелл Д. Ландшафт депрессии. -М.: «Алетейа», 1999.
14. Ценёв В. Депрессия.

Контактная информация
Ирина Владимировна Выбойщик, кандидат психологических наук, доцент кафедры общей психологии факультета психологии Южно-Уральского государственного университета; Семён Александрович Сандалкин, психолог, студент кафедры возрастной психологии факультета психологии Южно-Уральского государственного университета, тел. каф. 67-98-96, sandalkin собачка mail.ru.

Источник: Психическая и социально-психологическая адаптация: проблемы теории и практики: Тематический сборник научных трудов/ Отв. ред. М. А. Беребин. — Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2005. — 155 с.

Феномен депрессии

Депрессия может иметь самую разную природу. При различных заболеваниях мы имеем один и тот же депрессивный аффект, однако это разные депрессивные аффекты, что и определяет тактику лечебных воздействий, а также прогноз. Проведем более-менее понятную аналогию для лучшего понимания этого парадокса. Как известно, холодно может быть в результате метеорологических процессов, а может быть холодно из-за того, что включена холодильная установка, — это два разных холода, потому что в одном случае остается только утепляться, а в другом — достаточно выключить электричество. Кроме того, мы говорим о холоде, когда летом температура в средней полосе России снижается до +10 0 С, но мы также говорим о холоде, когда на Камчатке зимой —42 0 С. Оказывается, что объективные показатели температуры так же существенны, как и их субъективная оценка. С депрессией все обстоит ровно таким же образом.

Для того чтобы разрешить этот сложный дифференциально-диагностический ребус, мы сначала приведем определение депрессии, которое в сущности является феноменологическим, то есть описывает феномен (внешние признаки депрессии), ничего не говоря о его природе. По сути это описание симптомов депрессии, которые при желании можно найти у всякого человека, что вовсе не означает, что всякий человек страдает депрессией. Далее будет изложена классификация депрессивных состояний, учитывающая природу расстройств, и уже только после этого мы обратимся собственно к дифференциальной диагностике, где каждый симптом (из «определения» депрессии) получит систему критериев, позволяющих отнести его к депрессивному расстройству той или иной природы.

Смотрите так же:  Шизофрения галюцинации

Предварительно необходимо также отметить, что депрессивное расстройство не должно рассматриваться как самостоятельное заболевание, но лишь как проявление некоего психического расстройства: нарушения адаптации, психопатии, психоза, органического поражения головного мозга, интоксикации и т.п.

Надо помнить, кроме прочего, что в структуре этих заболеваний всегда обнаруживаются и другие симптомы, не являющиеся депрессивными.

Впрочем, верно и другое: симптомы депрессии зачастую не превалируют в общей картине психического заболевания, а лишь дополняют ее.

Иными словами, депрессия, строго говоря, сама по себе не является заболеванием, она суть проявление болезни, ее свойство, характеристика, черта, наконец, ее презентация. Именно поэтому основным определением депрессии (самой по себе) является ее феноменологическое определение, то есть фактически — описательное.

Феноменологическое определение депрессии

Депрессия — это болезненное состояние, длящееся не менее двух недель и проявляющееся следующими симптомами:

Обязательные симптомы депрессии:

* сниженное настроение, чувство уныния, подавленности, тоски;

* утрата интереса, способности испытывать удовольствие;

* снижение энергичности, активности, повышенная утомляемость.

Дополнительные симптомы депрессии:

* трудности при необходимости сосредоточиться, удерживать внимание;

* снижение самооценки, возникновение чувства неуверенности в себе, идеи виновности и самоуничижения;

* мрачное и пессимистичное видение будущего;

* идеи или действия по самоповреждению и суициду;

* нарушения сна (чаще ранние утренние пробуждения);

* изменение аппетита (в любую сторону);

* соматические жалобы без органических причин, а также ипохондрическая настроенность.

Количество классификаций депрессивных расстройств статистике и учету не поддается. Здесь мы приведем классификацию, необходимую для целей нашего изложения.

Психогении — группа психических расстройств, возникающих как реакция на психотравмирующие события. Здесь необходимо отметить четыре аспекта психотравмы (сопряженных, впрочем, с особенностями психической организации субъекта, эту травму испытывающего):

* во-первых, психотравмирующее событие может быть различной интенсивности (тяжести), при этом, поскольку к числу психотравм должны быть отнесены все случаи фрустрации тех или иных потребностей человека, а последние могут быть неосознанны, не всегда удается «объективно» оценить тяжесть психотравмирующего события (событий, ситуаций, положений и т.д.);

* во-вторых, психотравмирующее событие специфично («индивидуально-стрессовые события»), то есть его тяжесть определяется индивидуально, вследствие специфической предуготованности психической системы данного человека именно к такого рода воздействию (наличие «слабых звеньев» нервной системы и т.п.);

* в-третьих, то или иное психотравмирующее событие может актуализировать те или иные личностные черты человека, сыграть на особенностях его психической организации (в том числе разбудить «латентную эндогенность»);

* в-четвертых, психотравмирующее событие может быть острым, а может быть растянутым во времени, продолжительным — «хроническая психотравматизация».

Совокупность приведенных аспектов психотравмы (сопряженных с особенностями психической организации человека, испытывающих ее воздействие) и создает полиморфную группу психогений.

При воздействии на человека острого стресса высокой интенсивности, при отсутствии, однако, «латентной эндогенности» и «слабых звеньев» его психической организации возможно возникновение острой депрессивной реакции.

При воздействии на человека острого стресса высокой интенсивности в условиях наличия «слабых звеньев» его психической организации (включая высокую субъективную значимость травмы), но в отсутствие «латентной эндогенности» возможно возникновение пролонгированной депрессивной реакции.

При воздействии на человека острого стресса высокой интенсивности, при наличии «слабых звеньев» психической организации и «латентной эндогенности» возможно развитие так называемого реактивного психоза, или психогенной депрессии психотического уровня.

В условиях хронического стресса человек, психическая организация которого отягощена наличием «слабых звеньев», однако «латентная эндогенность» невелика, может отреагировать формированием невротического расстройства с преобладанием депрессивных черт — «депрессивным неврозом».

В условиях хронического стресса у человека, психическая организация которого несет и «латентную эндогенность», и «слабые звенья», возможно формирование дистимического или даже циклотимического расстройства, что зависит как от интенсивности психотравматизации, так и от превалирования «слабых звеньев» над «эндогенностью» (дистимия) или «эндогенности» над «слабыми звеньями» (циклотимия). В данных случаях расстройства не являются собственно реактивными, а эндо-реактивными. Психотравма может стать лишь пусковым звеном в развитии психотического расстройства, которое, будучи запущенным, развивается уже по своим собственным механизмам.

Эндогении — совокупность психических расстройств, обусловленных внутренними, в первую очередь генетическими факторами.

Эндогенная депрессия — это депрессивное состояние, которое наблюдается при эндогенных психических заболеваниях — маниакально-депрессивном психозе и шизофрении (шизоаффективные расстройства).

Как уже указывалось, маниакально-депрессивный психоз — хроническое заболевание, протекающее в виде аффективных фаз, разделенных интермиссиями («светлыми промежутками»).

Течение маниакально-депрессивного психоза может быть унополярным, если в клинической картине заболевания наличествуют только депрессивные фазы, перемежающиеся «светлыми промежутками» (72%), или только маниакальные фазы, перемежающиеся «светлыми промежутками» (8%).

Течение заболевания может быть и биполярным,то есть в клинической картине наряду со «светлыми промежутками» наличествуют и депрессивные, и маниакальные фазы (20%).

При этом аффективная симптоматика может определять всю картину эндогенного заболевания, но возможны также и такие случаи, когда она сочетается с психотической симптоматикой (продуктивной и негативной) в разных пропорциях.

Аффективные расстройства психотического уровня (при хроническом течении заболевания) могут дополняться психотическими симптомами (бредом, галлюцинациями и др.), в этом случае говорят о циклофрении.

Аффективные расстройства могут наблюдаться и у больных, страдающих собственно шизофренией, в этих случаях аффективные расстройства не являются превалирующими.

Если же в клинической картине нельзя отдать предпочтение ни аффективной, ни собственно психотической симптоматике, то в этом случае используется диагноз — шизоаффективное расстройство.

Строго говоря, к эндогенным депрессиям относят упомянутые выше аффективные расстройства: дистимию и циклотимию, а также маскированную депрессию, о которой речь впереди.

Экзогенные депрессии — депрессивные состояния, являющиеся следствием соматического заболевания, органического поражения головного мозга или употребления психоактивных веществ.

Наибольшего внимания заслуживают:

* депрессивные расстройства при атрофических процессах и сосудистых заболеваниях головного мозга — инволюционная депрессия;

* депрессивные расстройства, связанные с последствиями черепно-мозговой травмы;

* депрессивные расстройства при опухолях головного мозга;

* депрессивные расстройства при инфекционно-органических заболеваниях головного мозга;

* депрессивные расстройства при тяжелых формах соматических заболеваний;

* депрессивные расстройства у наркологических больных (алкоголизм, наркомании, токсикомании).

Скрытые депрессии проявляются в виде различных, как правило, алгически-сенестопатических «соматовегетативных масок».

Сущность феномена депрессии

Прежде чем уяснить сущность феномена депрессии как таковой в рамках психотерапевтической диагностики, мы должны принять во внимание тот факт, что в отличие от психиатров, психологов, социологов, педагогов и проч., психотерапевты видят не человека, не его болезнь и не социальные условия его существования, зачастую сами того не осознавая, идентифицируют в нем работающий инстинкт — то, что движет и организует психическое, то, что создает динамику психической активности и расчерчивает ее структуру. Все психотерапевтические направления «лечат» тревогу, и, кажется, ее одну, вне зависимости от того, связана ли она с сексуальностью, или с непосредственным физическим выживанием субъекта, или с выживанием его духа («экзистенциальная тревога»). Именно она — тревога — интересует психотерапевта, ее пытается он разглядеть в своем пациенте, ее и находит.

Вместе с тем тревога, рожденная внутренним напряжением, а затем страхом, — первое и наиглавнейшее проявление инстинкта самосохранения, причем вне зависимости от того, о какой ветви этого инстинкта идет речь — об индивидуальной, групповой или видовой. До тех пор пока не появилось «знака» («понятия», этого самого «переносимого» из всех «переносимых свойств»), наш предок не знал отличий между перечисленными ветвями своего базового, основополагающего инстинкта, обеспечивающего его выживание. Собственное выживание или выживание его группы и вида — были для него фактически тождественными императивами. А потому борьба за собственную жизнь, иерархический инстинкт, создающий устойчивость группы, а также, безусловно, половой инстинкт, гарантирующий виду процветание и развитие, — есть проявления одного целостного инстинкта самосохранения. Пока психотерапевты не признают того, что всегда, хотя и на разных языках, говорят об одном и том же — об играх инстинкта самосохранения в лабиринтах человеческой психики, — добиться создания системы эффективной психотерапевтической диагностики, обеспечивающей активную психотерапевтическую работу, будет невозможно.

Впрочем, когда мы говорим о феномене депрессии как таковом, не имеет принципиального значения то, где именно сокрыта эта коллизия и какая ветвь целостного инстинкта самосохранения и каким образом пострадала. Важно понять другое: депрессия не является и не может являться первичным и самостоятельным феноменом. Если мы думаем о том, что в основе психической активности лежит инстинкт самосохранения, то мы должны признать и то, что в основании всякой депрессии будут лежать внутреннее напряжение, страх или тревога (в данном случае эти понятийные игры не имеют значения). Собственно, это и есть точка отсчета в формировании психотерапевтического взгляда на депрессию (см. схему №1).

Как показали исследования И.П. Павлова [1], а также последующие систематические разработки, принадлежащие К. Лоренцу [2], поведение психического аппарата функционирует по принципу «динамической стереотипии», или, проще говоря, привычки.

Согласно закону динамической стереотипии, психическое тяготеет к формированию устойчивых форм поведения. Проверенный однажды стереотип поведения, реализованный и, по случаю, не приведший к летальному исходу, фиксируется в психическом как «проходной вариант», как безопасная форма поведения. Остальные же возможные варианты поведения и действий (сколь бы хороши они ни были), не проверенные практикой, огульно оцениваются психикой как опасные и нежелательные. Что бы ни происходило, как бы ни менялась наша жизнь, психика все равно будет тяготеть именно к этой, избранной однажды форме поведения. И даже если эти привычки, с точки зрения здравого смысла, не очень-то и хороши, их реализация сопровождается внутренним положительным подкреплением (положительными эмоциями); за их нарушением или неисполнением, напротив, последует негативное подкрепление со стороны нашего же психического аппарата — в виде внутреннего напряжения, выливающегося в реакции агрессивного спектра, а чаще — в страх или тревогу.

При этом, как утверждал основоположник теории стресса Г. Селье, «ни один организм не может постоянно находиться в состоянии тревоги» [3]. А потому если сам человек не находит возможности адекватным образом распорядиться этим внутренним напряжением, то какой-то выход приходится искать собственно психическому аппарату. И, как показали эксперименты М. Селигмана и его коллег, самым эффективным способом такого рода оказывается формирование состояния «обусловленной беспомощности», благодаря которому животное, не имеющее возможности влиять на события, перестает им сопротивляться и, можно сказать, безропотно отдается на волю судьбы. В результате, с одной стороны, оно испытывает меньшую интенсивность внутреннего напряжения, а с другой — оказывается более резистентным к стрессовым воздействиям. Не случайно и И.П. Павлов объяснял состояние депрессивного больного динамикой и генерализацией защитно-охранительного торможения.

Смотрите так же:  Диагностика заикания у детей

Впрочем, «обусловленная беспомощность» у собак — это не совсем то же самое, что хорошо знакомая нам чисто человеческая депрессивная реакция. Психика человека ищет дополнительные возможности, обеспечивающие максимально быструю и эффективную работу данного психического механизма, защитного по своей сути. Эта дополнительная возможность скрыта в речемыслительном поведении. Разумеется, формирование «депрессивных суждений» («автоматических мыслей» по А. Беку) обеспечивает человека достаточным арсеналом чувств «беспомощности», «безвыходности», «бессмысленности» и т. п., которые, отрицая саму возможность изменения внешних обстоятельств, конечно, существенно «облегчают» положение депрессивного больного, которому «уже некуда больше спешить». Все это становится возможным благодаря сложным взаимоотношениям «знака» и «значения» (по Л.С. Выготскому [4]) или «означающего» и «означаемого» (по Ж. Лакану [5]), поскольку «значениям» тревоги могут быть приписаны «знаки», составляющие данные «депрессивные суждения» [6].

Таким образом, можно говорить о том, что развитие депрессии есть по сути естественный психический механизм, защищающий человека от его собственных чувств тревоги, или, если угодно, от избыточного внутреннего напряжения (по всей видимости, так можно подавлять и агрессию, что согласуется с представлениями К. Абрахама и С. Радо). Структурная динамика психических расстройств в целом, когда XX век получил хлесткое название «века тревоги», а «раком XXI века», по расчетам специалистов, станет депрессия, вполне отвечает этому психическому механизму. Лавинообразная защитная реакция, генерализованная своей массовостью, то есть соответствующими идеологиями («депрессивными суждениями») масс, действительно может стать роковой не только для судеб отдельных субъектов, но и для человечества в целом.

Впрочем, описание изнанки депрессии на этом еще не заканчивается. Феномен динамической стереотипии тесно соседствует с принципом доминанты А.А. Ухтомского [7]. Депрессивная доминанта — с учетом работы феномена «обусловленной беспомощности» и «депрессивных суждений» — формируется достаточно быстро. При этом принцип доминанты предполагает, что господствующий, доминантный центр (в данном случае «депрессивный») подавляет работу других центров, переориентируя возникающие в них возбуждения на удовлетворение собственных целей. Именно эту картину мы и наблюдаем при депрессии: никакие наши увещевания, увеселения, призывы и т.п. не действуют на больного с депрессивным расстройством, а лишь «раззадоривают» его депрессию. Все это вполне согласуется с феноменами парадоксального и ультрапарадоксального состояний корковых клеток, открытыми И.П. Павловым.

Постепенно такая «депрессивная организация» психического аппарата усваивается пациентом как сложный динамический стереотип, который включает как формирование «депрессующих стимулов» из нейтральных по сути внешних раздражений, так и комплекс ответных, также «депрессивных реакций», характеризующих состояние депрессивного больного. В дальнейшем этот динамический стереотип успешно воспроизводится и поддерживается по законам того же инстинкта самосохранения, который всячески противится любым попыткам изменить устоявшуюся форму поведения, не особенно беспокоясь по поводу конечного результата подобной весьма недальновидной политики. Все это в значительной степени объясняет возможность хронизации депрессивной симптоматики, а также повышение риска ее рецидива при каждой последующей манифестации [8].

Психиатрия Психиатрия и психофармакотерапия им. П.Б. Ганнушкина — Феномен гептрала: Депрессии, абстинентный синдром, холестаз, артралгии: взгляд фармаколога

Синонимы:Ademetionine(rINN). Ademethionine: S-Adenosyl-L-meothine(SAMe): Methioninyl adenylate;
(S)-5′-[(3-amino-carboxypropyl)methylsulphonio]-5’deoxyadenosine hydroxyde, inner salt;
Брутто-формула и мольвес С
15H22N6O5S=398,4

Введение
В этиологии психических расстройств ключевая роль принадлежит процессам биологического метилирования. Главным источником и эффективным донором метильных групп в центральной и периферической нервной системе является адеметионин (гептрал») — активный серосодержащий метаболит метионина, природный антиоксидант и антидепрессант, образующийся в печени в количестве до 8 г/сут и присутствующий во всех тканях и жидкостях организма, а более всего — в местах образования и потребления, т.е. в печени и мозге.
В связи с этим два особо важных биохимических процесса в печени — это синтез метионина и S-аденозил-L-метионина путем метилирования гомоцистеина. В образовании и функционировании адеметионина участвуют ферменты S-аденозил-метионин-синтетаза и метионинаденозил-трансфераза (МАТ). Последняя кодирована на двух генах — МАТ1А и МАТ2А, катализирующих образование SAM, причем с более быстрой клеточной пролиферацией ассоциируется экспрессия только МАТ2А.
Кольцевая ДНК SAM-синтетазы человека включает 3217 нуклеотидов, кодирующих белок из 395 аминокислотных остатков с молекулярной массой 43 647 дальтон. В матричной РНК генома человека за кодирование этого белка отвечает единственный участок, а структурные особенности гена печень-специфичной S-аденозилметионин-синтетазы человека и крысы оказались довольно близкими.
Идея использования SAM в качестве самостоятельного лекарственного средства (ЛС) основана на качественных и количественных корреляциях выраженности психических и соматических болезненных состояний человека и животных с дозами и содержанием SAM в нормальных или патологически измененных целевых тканях организма.
Цель данного информационно — аналитического обзора более прагматична и заключается в обобщении и сравнении наблюдаемой клинической эффективности и безопасности гептрала с существующими ЛС, назначаемыми по одинаковым с ним показаниям. Наиболее важные и признанные из этих показаний — экзо- и эндогенные депрессии, алкогольная абстиненция, патологии печени и артралгии.
Источники информации
1. Медико-биологические данные сети Internet (Medline, Pubmed и др).
2. Тематические реферативные журналы ВИНИТИ РАН.
3. Систематические обзоры библиотеки Кохрана (Oxford, UK) за 1984-2000 гг.

Гептрал — антидепрессант
Относительная безвредность гептрала позволила оценить его влияние на жизненные показатели здоровых людей. В частности, частота сердечных сокращений и концентрация адреналина в плазме здоровых испытуемых умеренно снижались на фоне ежедневного введения 400 мг гептрала в течение недели так же, как и под действием ингибиторов МАО, но плазменный уровень МНРG от приема гептрала не зависел. Повышение уровня адреналина при смене положения тела с горизонтального на вертикальное легко купировалось приемом гептрала, что косвенно подтверждает наличие у него антидепрессивных свойств.
Статистическое обобщение (метаанализ) результатов 19 сравнительных клинических испытаний с участием 498 больных депрессиями разной степени тяжести позволило установить достоверное, на 38-60%, превышение антидепрессивной активности гептрала над активностью плацебо и совпадение интенсивности его действия с антидепрессантными эффектами стандартных три- и гетероциклических ЛС — имипрамина, дезипрамина, амитриптилина и других при практически полном отсутствии свойственных им побочных эффектов.
В стандартных клинических испытаниях гептрал статистически значимо превосходил по эффективности плацебо и трициклические антидепрессанты при рекуррентных эндогенной и невротической депрессиях, резистентных к амитриптилину, отличаясь от них способностью прерывать рецидивы и отсутствием побочных эффектов.
Практически все исследователи отмечают более быстрое развитие и стабилизацию антидепрессивного действия гептрала (1 и 2-я недели соответственно) по сравнению со стандартными ЛС, особенно при парентеральном введении. В частности, в открытом многоцентровом клиническом исследовании 195 депрессивных больных ремиссия наступила через 7-15 дней парентерального введения гептрала по 400 мг/сут, а при его комбинировании с трициклическими антидепрессантами эффекты были значительно более быстрыми и выраженными, чем при их комбинации с плацебо. Следует отметить, что при обострении депрессивной симптоматики уровень адеметионина в крови и тканях снижается, что требует увеличения дозировок.

Гептрал при абстинентном синдроме
Опыт испытаний и применения гептрала при алкогольной абстиненции и опийной наркомании, по-видимому, довольно ограничен, поскольку в доступных базах данных сети Интернет англоязычные публикации по этой теме отсутствуют. Далее приводятся основные результаты двух отечественных клинических испытаний гептрала, проведенных в отделении клинической психофармакологии НИИ наркологии МЗ РФ (директор НИИ чл.-корр. РАМН, проф. Н.Н.Иванец) и в ЦНИИ гастроэнтерологии и 17-й наркологической больнице г. Москвы.
1. Гептрал при алкогольной абстиненции
Прекращение привычного потребления алкоголя чревато смертельными осложнениями. Клинически алкогольная абстиненция проявляется тремором, галлюцинациями, судорожными припадками и делирием, инфекционными и соматическими заболеваниями и травмами. Симптомы появляются через несколько часов и постепенно исчезают на протяжении 2-3 суток . Алкогольный делирий обычно развивается в 5-10% случаев через 3-4 суток и включает также дрожь, возбуждение, спутанность сознания, потерю ориентации и резкое повышение вегетативной активности — подъем температуры, тахикардию и обильное потоотделение; летальность около 5%. Судорожные припадки довольно редки, возникают через 12-48 часов после отмены алкоголя и обычно носят генерализованный характер; их число невелико и они купируются общепринятыми препаратами.
Цель исследования — изучить гепатотропное действие и эффективность гептрала при лечении депрессивных расстройств и патологического влечения к алкоголю (при алкогольном абстинентном синдроме) в открытом исследовании.
Обследовано 20 больных алкоголизмом мужчин 30-60 лет с длительностью заболевания 6 — 25 лет, 12 из них — с наследственной отягощенностью. У всех больных диагностирована II стадия алкоголизма: с преобладанием псевдозапойной формы — у 14, постоянной формы на фоне высокой толерантности — у 6 больных.
У всех выявлены диагностические критерии алкоголизма II стадии: первичное патологическое влечение к алкоголю, выраженный симптом «потери контроля», максимальная толерантность к алкоголю, полностью сформировавшийся синдром алкогольной абстиненции (ААС) — утреннее опохмеление, измененные картины опьянения в сочетании с амнезией периода опьянения, заострение преморбидных характерологических черт, неблагоприятные социальные и соматические последствия заболевания.
ААС сопровождался обычными для него соматовегетативными и психопатологическими расстройствами. Степень выраженности ААС расценивали как легкую у 6 и среднюю у 14 больных, с оценкой по шкале Гамильтона не менее 14 пунктов, что являлось критерием включения в исследование наряду с патологическим влечением к алкоголю и патологией печени. У всех больных отмечалось увеличение печени, у 17 диагностирован алкогольный жировой гепатоз, у 3 — хронический алкогольный гепатит.
Гептрал назначали по 2 флакона парентерально (800 мг) в течение 2 нед. и затем по 1 таблетке (200 мг) 4 раза в день в течение последующих 2 нед. Наряду с гептралом назначали витамины групп Б и С и при необходимости гипотензивные препараты (сернокислая магнезия) и бензодиазепины (только на ночь) в первые 2 дня.
Результаты. Терапевтический эффект отмечали на 2-4-й дни лечения. Исчезали страх и тревога, снижалась раздражительность, уменьшалась астения и улучшалось физическое состояние, нормализовалось АД, появлялся аппетит, исчезали тремор и гипергидроз. К концу недели выравнивалось настроение, восстанавливался сон, на 60-70% снижалась депрессивная симптоматика, и через 4 нед депрессивные расстройства полностью купировались. Влечение к алкоголю снижалось в среднем к 10-му дню. По шкале общего впечатления результаты оценивали как значительное улучшение в рамках депрессии и как умеренные — относительно влечения к алкоголю и гепатотропного действия (тенденция к положительной динамике функции печени и уменьшение ее размеров). Отмечена хорошая переносимость препарата и отсутствие побочных явлений, осложнений и привыкания к нему.
В инструкции по применению гептрала его рекомендуют назначать при внутрипеченочных холестазах, индуцированных поражениями печени различного генеза, цирротических и прецирротических состояниях, энцефалопатиях вторичного генеза, депрессивных синдромах (включая вторичные) и при абстинентном синдроме.
Гептрал противопоказан при индивидуальной гиперчувствительности к нему, в первые два триместра беременности и период лактации. При цирротических и прецирротических состояниях, ассоциированных с гиперазотемией, пероральный прием гептрала следует проводить под врачебным наблюдением и контролем уровня азота. Гептрал не рекомендуется назначать детям без строгих показаний. Взаимодействий гептрала с другими лекарственными средствами не наблюдали и клинических случаев передозировки не отмечено.
2. Гептрал при опийной абстиненции
Под наблюдением находились 20 больных мужчин 17-38 лет с диагнозом «опийная наркомания 2-й степени, абстинентный синдром» и с длительностью заболевания 1-22 года; в 50% случаев течение наркомании усугублялось приемом димедрола (1-2 таблетки на инъекцию наркотика). Лечение состояло из назначения гептрала внутривенно капельно по 800 или 1600 мг/сут в первые 14 дней и по 1600 мг/сут в таблетках в последующие 14 дней. Наблюдали улучшение функционального состояния печени и стимуляцию процессов микросомального окисления, выразившуюся в увеличении клиренса и ускорении выведения маркерного препарата антипирина. Отмечено также обратное развитие клинических проявлений абстиненции и отчетливый антидепрессивный эффект.

Смотрите так же:  Как начинается эндогенная депрессия

Гептрал — гепатопротектор
Большинство этиологических факторов внутрипеченочного холестаза приводят к угнетению активности S-аденозилметил-синтетазы и к снижению продукции S-адеметионина, что сопровождается нарушением биохимических процессов в гепатоцитах — трансметилирования и транссульфидирования. В результате снижаются: содержание фосфолипидов, активность Na+K+-ATФазы и других белков-переносчиков, текучесть мембран, захват и выведение компонентов желчи, клеточные запасы тиолов и сульфатов (глутатиона, таурина и др.), обладающих выраженным антиоксидантным действием и являющихся главными субстанциями в детоксикации эндо- и экзогенных ксенобиотиков. Дефицит этих продуктов приводит к цитолизу гепатоцитов при холестазах любого генеза.
Клинические проявления холестаза довольно однотипны, это:
1. избыточное поступление элементов желчи в кровь;
2. уменьшение количества или отсутствие желчи в кишечнике;
3. воздействие компонентов желчи на печеночные клетки и канальцы.

Регургитация желчи в кровь индуцирует кожный зуд, желтуху, ксантомы, ксантелазмы, потемнение мочи и системные поражения:

  • острую почечную недостаточность;
  • развитие язв, эрозий и кровотечений в желудке;
  • повышенный риск эндотоксемии и септических осложнений.

В то же время дефицит желчи в кишечнике чреват стеатореей и синдромом мальабсорбции, дефицитом жирорастворимых витаминов, нарушением минерализации костей. Избыточное количество компонентов желчи приводит к некрозу гепатоцитов и канальцев и к печеночно-клеточной недостаточности, а при длительном холестазе формируется цирроз с развитием асцита, отеков и печеночной энцефалопатии. Зачастую холестаз (например, лекарственный) протекает бессимптомно и его единственное проявление — результаты биохимических проб печени.
Этиологическое воздействие на холестаз проблематично и большинству больных назначают патогенетическое и симптоматическое лечение. Гептрал является препаратом выбора в большинстве случаев при следующих механизмах и причинах холестаза:

  • Снижение текучести (проницаемости) базолатеральной и/или каналикулярной мембраны гепатоцитов при беременности, алкогольных и лекарственных поражениях печени.
  • Ингибирование Na+K+-ATФазы и других мембранных белков-переносчиков при лекарственном и/или бактериальном поражении печени.
  • Разрушение цитоскелета гепатоцитов, нарушение везикулярного транспорта при вирусных, алкогольных и лекарственных гепатитах, циррозах, эндотоксемии, сепсисе, доброкачественном возвратном холестазе.
  • Нарушение целостности канальцев (мембран, микрофиламентов, клеточных соединений) под действием лекарств, пероральных контрацептивов, бактериальных инфекций, болезни Бейлера.
  1. В открытом клиническом испытании лечение гептралом алкогольных заболеваний печени (34 человека) в течение 14 дней внутривенно капельно по 800 мг/сут, и в последующие 14 дней по 400 мг/сут 2 раза внутрь (таблетки) привело к исчезновению признаков депрессии, улучшению биохимических и физикальных (плотность печени) показателей.
  2. Лечение 23 больных хроническим гепатитом С интерфероном a 2 сопровождалось развитием холестатического и депрессивного синдромов. Признаки холестаза проявлялись в первые 3 мес лечения и особенно отчетливо у больных с цирротической трансформацией печени. Включение гептрала в комплекс терапии помогло своевременно купировать депрессивные и холестатические явления и провести полноценный курс противовирусной терапии интерфероном a 2 .
  3. При лечении 8 больных с лекарственными поражениями печени наблюдали улучшение общего состояния и нормализацию печеночных проб.
  4. Гептрал назначали 32 больным с хроническими диффузными заболеваниями печени и внутрипеченочным холестазом, у 16 из которых был первичный биллиарный цирроз. В течение первых 16 дней I фазы лечения гептрал вводили внутривенно капельно по 800 мг/сут, а в последующие 16 дней — по 1600 мг/сут. У большинства больных наблюдали выраженный положительный эффект — исчезали симптомы астении, кожного зуда, желтухи, а также статистически значимая нормализация биохимических показателей. У больных с первичным биллиарным циррозом отмечена тенденция к снижению холестерина и билирубина в крови. При повторных курсах отмечали удовлетворительную переносимость гептрала и отсутствие резистентности к его положительному действию.

Гептрал — анальгетик
Остеоартроз — дегенеративное заболевание суставов, характеризующееся прогрессивными катаболическими потерями («изнашиванием») суставного хряща из-за дисбаланса между синтезом и деградацией хрящевых протеогликанов, с последующими костными разрастаниями по краям суставных поверхностей. В основном развивается у пожилых людей, но может возникнуть в любом возрасте, особенно вследствие травм, хронических воспалительных заболеваний и врожденных дефектов сустава. Чаще всего поражаются дистальные и проксимальные межфаланговые суставы кистей, тазобедренные и коленные суставы, шейный и поясничный отделы позвоночника. Спондилоартроз иногда приводит к сужению позвоночного канала (каудогенная перемежающаяся хромота), болям в ногах и ягодицах при стоянии или ходьбе. Сопровождается сильными костными и мышечными болями.
Цель терапии — облегчить боль и предотвратить инвалидизацию. Использование нестероидных противовоспалительных средств (НПВС) способно дать кратковременное облегчение боли, но при длительном применении развиваются вредные побочные эффекты (например, желудочные кровотечения), а также усиливаются потери хрящевой ткани. Эмпирическое применение гептрала при остеоартритах привело к сравнимому с НПВС обезболиванию при полном отсутствии побочных эффектов, а также к стимуляции синтеза протеогликанов и частичной регенерации хрящевой ткани.

Заключение
Возможности гептрала, отдельно и в комбинациях с другими ЛС, в лечении депрессивных расстройств далеко не исчерпаны. Как уже отмечалось, в доступных базах данных сети Интернет англоязычные публикации по лечению гептралом абстинентного синдрома отсутствуют, а в случайной выборке из 18 отечественных статей в лечении артралгий использовались только нестероидные противовоспалительные препараты. Предстоит дальнейшее изучение эффективности гептрала в терапии аффективных расстройств, ингибирования секреции пролактина и др. Абсолютно не изучена фармакокинетика, хотя взаимосвязь антидепрессивной эффективности адеметионина с его концентрацией в крови и тканях явно или неявно фигурирует во многих исследованиях, что предполагает возможность поиска оптимальных режимов лечения среди существующих. Пока что удалось выяснить, что его транспорт через ворсинки препаратов человеческой плаценты происходил довольно медленно, подобно пассивной диффузии L-глюкозы, и сопровождался неферментативным превращением до метаболита неустановленной структуры. Транспорт мелатонина и его маркерного препарата антипирина протекал наиболее быстро, тогда как витамин Е диффундировал в 10 раз медленнее L-глюкозы и адеметионина, но его нерацемические свободные формы — существенно быстрее. Измеримые концентрации адеметионина после парентерального введения были обнаружены в СМЖ у больных сенильной деменцией, что позволяет надеяться на новые возможности в лечении этого и других нейродегенеративных заболеваний с помощью гептрала.

Другие статьи

  • Равномерный метод воспитания выносливости Методики воспитания выносливости Методика воспитания общей выносливости Для развития общей выносливости наиболее широко применяются циклические упражнения продолжительностью не менее 15—20 мин, выполняемые в аэробном режиме. Они выполняются в режиме стандартной […]
  • Раннее развитие ребенка по системе монтессори Монтессори методика раннего развития Когда мы говорим о раннем развитии, то имеем ввиду помощь ребенку в том, чтобы весь его потенциал был задействован. При этом важно понимать, что «развить» своего ребенка извне – невозможно. Развиваться каждый будет сам, а мы – […]
  • Еда для детей школьного возраста Здоровое питание школьников источник фото: depositphotos.com Как понятно из названия статьи, речь пойдет о немаловажном вопросе – здоровом питании школьников. Питание школьников – фундамент психического и физического здоровья. С помощью продуктов можно как укрепить […]
  • Ребенку полтора года нет месячных Восстановление менструального цикла после родов. Ответы на вопросы На вопросы сибмам отвечает Ходырева Жанна, врач акушер-гинеколог высшей категории. Предохранение во время грудного вскармливания Вопрос. (JenaJeny) Я родила чуть больше 6 месяцев назад, менструации […]
  • Развитие креативности детей старшего дошкольного возраста Развитие творческих способностей детей старшего дошкольного возраста (На примере обогащения и активизации словаря) Филатова Елена Юрьевна Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время Уведомить о поступлении Диссертация - […]
  • Ребенку 4 месяца стал плохо спать ночью Кризис сна в 4 месяца: почему ребенок не спит ночью Многие родители обнаруживают, что ребенок в 4 месяца стал плохо спать. Кризис сна в 4 месяца (он также может распространяться на возраст 3 и 5 месяцев) — это что-то вроде диагноза. В этой статье мы расскажем, почему […]