Фобии неврозы

Фобии, навязчивости и неврозы. Что это такое?

Фобия — это страх. Это страх иррациональный. Страх, который не поддается логическому объяснению. Который тяготит пациента и обостряется в определенных ситуациях: передвижение на транспорте, полеты на самолете, попадание в медицинское учреждение и других.

Навязчивость — это образы, либо влечение, побуждение к действию, которое возникает, в сознании больного, которому больной пациент пытается противостоять. Но, как правило, сопротивление терпит фиаско.

И в результате непреодоленных фобий и навязчивостей начинается невроз. Те, кто к нам обращается, не могут противостоять своим навязчивостям.

Чем характерен невроз? Невроз — это состояние, которое ухудшает качество жизни самого человека или его родных и близких. То есть, например, человек собирается на работу, и он боится выйти из дома пока не выполнит все свои ритуалы.

Обсессивно-компульсивные расстройства. Обсессия, компульсия, вектор тревоги – что это?

К расстройствам обсессивно-компульсивного спектра сейчас относят совершенно разные заболевания, порой, казалось бы, не относящиеся к навязчивости. Например, нервная анорексия и посттравматическое стрессовое. читать далее

Как навязчивые мысли могут привести к навязчивым действиям? Что такое компульсия?

Навязчивые действия. Что такое компульсия? Компульсия — это действие. Это навязчивое действие. Компульсии не сопровождаются каким-то таким привязанным к ним идеаторным компонентом. То есть это движения. читать далее

Что такое противотревожные ритуалы? Они связаны с навязчивыми мыслями?

Да, конечно, связаны. Человек с навязчивостью может использовать противотревожные ритуалы, чтобы купировать тревогу вперед. Например, ритуал в виде загадывания на удачу. То есть человек выполняет какие-то. читать далее

Что такое фобии? Кто должен их лечить – психиатры или неврологи?

Фобии — это навязчивый страх. Это тоже вариант навязчивости. Но бывают и «изолированные» фобии. Но все равно — это страх, который выходит за пороговый уровень. Фобии очень часто сочетаются с паническим. читать далее

Избавиться от страха повторного инфаркта можно путём определенных психологических тренировок. Это вам скажет и поможет реализовать любой грамотный психотерапевт. Советую вам пройти такого рода психотерапию как можно быстрее, так как ваши страхи могут оказать негативное влияние на состояние вашей сердечно-сосудистой системы.

Страдаю разными страхами, у меня это связано с гормональним нарушением в организме, болезенью гипофиза и поликистозом. Что можно сделать в моей ситуации, чтоби выйти из этого состояния, так как медикаменты не помогают?

В вашем случае сделать можно многое, прежде всего, убрать в нашем центре «Антифобия» ваши страхи. Не исключено, что это поможет нормализовать и ваш гормональный статус. У меня к вам также есть несколько вопросов. Сколько вам лет? Как давно у вас были диагностированы гормональные нарушения и какова, по мнению эндокринологов, их природа? Если вы решите к нам обратиться, звоните по указанному на сайте телефону, записывайтесь на приём.

У меня невроз. ипохондрический синдром, боязнь за свое здоровье и жизнь. диагноз поставлен 10 лет назад. подскажите как в случае «заскоков» избавиться от преследующих ощущений (сердцебиение, неприятные ощущения в области сердца).

Во-первых, у меня к вам встречный вопрос. За прошедшие 10 лет, в периоды обострений, лечились ли вы когда-нибудь от вашего невроза? Если «да», то где вы проходили лечение невроза, у каких специалистов, и каков был эффект? Во-вторых, могу предположить, что лечиться пробовали, в том числе у невролога, у психотерапевта, эффекты были временными и вы разочаровались во всей медицине. Если я в своём предположении неправ, обратитесь к соответствующим специалистам по месту жительства. Если же я прав, позвоните по указанному на сайте телефону в наш центр неврозов.

  • Мне 36 лет работаю юристом. не скажу, что моя жизнь плоха и тяжела напротив все вроде хорошо работа, семья но есть проблемы которые меня беспокоят более 10 лет это и есть «ложка дектя» которая портит вкус моей жизни. С 1996 года на меня неожиданно свалились как потом выяснилось ВСД кризы появились страхи за жизнь и здоровье. Первоначально как многие подобные страдальцы я конечно ошибочно думал о серьезных смертельных недугах (инфаркт,инсульт и т.д.) Начался долгий поход по врачам терапевтам и прихотерапевтам которые не дали положительного эффекта Задушевные разговоры, техники НЛП, даже групповые занятия «по психической регуляции» не дали того спокойствия, уверенности, что было раньше до того как я осознал все «прелести» ВСД по смешанному типу, что в общем и запустило внутренний механизм фобий и стойкого невроза, я стал тревожным, мнительным, стеснительным появились комплексы. Ко всему еще добавилась ЗЧМТ, ушиб головного мозга 5 лет назад, в темном подъезде по голове кто-то приложился, обошлось правда хорошо без хирургического вмешательства. Трудно стало осуществлять свои профессиональные обязанности обратился за помощью в местный психотерапевтический центр несколько лет на транквилизаторах (алпрозалам в основном), ноотропах, стало легче, но ни куда не делись фобии стоит отменить препараты, появилась лекарственная зависимость. Понял, что ситуация тупиковая. Для себя прошел мед.обследование головы, узи сердца. Сердце в норме, обследование головы указало на изменения связанные с кровонаполнением, венозным оттоком все-таки была травма головы, в общем ничего патологически серьезного. Ознакомившись с представленной информацией меня заинтересовала методика излечения страхов, фобий и т.п. Теперь что меня волнует т.е непосредственно страхи которые за 10 лет ВСД стали неотъемлимой частью моей жизни, появились новые фобии. Вот что меня больше всего беспокоит. Страх выезжать далеко одному из города, например в командировку, либо оказаться в замкнутом пространстве, например в лифте застрять. Социальные фобии – страх покраснения лица на людях (появился неожиданно в процессе вышеупомянутых групповых занятий по психокоррекции заострили на мне внимание группы людей) в последствии закрепился в виде фобии. У меня следующие вопросы:
    • Каков у вас опыт излечения именно «моих» страхов?
    • Как вы полагаете достаточно ли в моем случае одного вашего сеанса?
    • Поддерживаете ли вы обратную связь с бывшими пациентами?
    • Излечение происходит навсегда, либо страхи могут вернуться через какое-то время?
    • Бывают ли так, что в результате вашего воздействия могут возникнуть побочные эффекты?
    • Если какие-либо противопоказания?
    • Если эффект в результате вашего лечения по каким-то причинам не наступит излечения вы компенсируете затраченные деньги, или (повторите сеанс бесплатно) либо нет?

    Описанная вами картина развития вашего многоуровневого невроза весьма типична. Конечно, за 10 лет ваше состояние стало хроническим, болезнь запущена. С подобными проблемами к нам обращается едва ли не каждый третий пациент. В целом, восьми-девяти из 10 пациентов, обратившихся к нам с такого рода проблемами, мы эффективно помогаем (я имею в виду сроки ремиссии до 3 лет, т.к. работу с такого рода пациентами мы начали 3 года назад). С бывшими пациентами мы в обязательном порядке периодически поддерживаем обратную связь. Думаю, что в вашем случае одного сеанса будет мало, скорее всего, до трёх сеансов (на каждый последующий сеанс действует 50% скидка). Побочные эффекты при нашем методе работы не возникают, противопоказания – диагностированные психические заболевания большой психиатрии (шизофрении, маниакально-депрессивные психозы и т.д.). Если у Вас появились ещё какие-либо вопросы, пожалуйста, обращайтесь.

    Сыну 23 года – ипохондрический навязчивый невроз. Стрессов как таковых не было. Врачи говорят, что из детства что-то. Болеет два года. Перепробовали кучу лекарств. Помогает только фенозепам. Сможете нам помочь?

    Гарантии никакой вам дать не могу. Надо разбираться с первопричинами. Когда появился (или проявился данный синдром; в связи с чем и т.д.). Не исключено, что сможем помочь. Подобные пациенты у нас были, большинству смогли помочь.

    Мне 47 лет. Прочитала, что ваш метод позволяет не тянуть лечение неврозов и лечение фобии, а эффективно избавиться от этих мучений. Хочу рассказать про свою проблему. Я уже много лет страдаю тем, что если я дотрагиваюсь до предметов, вещей, людей, от которых я, на мой взгляд, могу заразиться какой-то болезнью или просто это что-то грязное, я приходя домой должна обязательно выстирать одежду, в которой я была, вымыться. Это приняло у меня навязчивую форму, так как это происходит постоянно. Я как бы понимаю, что этого делать не надо, но справиться с собой не могу.

    Я не знаю почему у меня это началось, но точно помню день, когда это произошло. Произошло это со мной, когда мне было 22 года (до этого я нормально, как и все люди могла до всего дотрагиваться). В этот день мне нужно было идти на похороны (у нас на работе умер сотрудник). До этого я несколько раз была на похоронах и все было нормально. А в этот день, когда мы стояли около института мне неожиданно пришла в голову мысль, что я испытываю какой-то дискомфорт и после похорон, когда я ехала домой я стала думать, что нужно будет обязательно, когда приеду домой вымыться и переодеться. Я, приехав домой, так все и сделала. В этот же день вечером мне нужно было уехать по делам. И, когда я вышла из дома, через несколько минут я поняла, что одела машинально те же туфли, в которых была на похоронах, а их я как раз не вымыла. Все время пока я не приехала домой я думала, что теперь мне надо вымыть не только туфли, но и всю одежду, которая к этим туфлям прикасалась. И со следующего дня у меня началась моя проблема. Я всегда в напряжении , смотрю на ручки дверей, в магазине выбираю тележку (мне кажется, что она грязная), когда иду по улице, смотрю на дорогу (боюсь наступить, например, на шприц).Когда нахожусь среди незнакомых людей, боюсь дотронуться до тех, от которых я на мой взгляд могу чем-то заразиться.

    Все это продолжается у меня уже много лет. Я так до конца и не могу понять почему это со мной происходит. Мне очень трудно жить с моей проблемой. Кроме того, что я сама мучаюсь, к моему ненормальному поведению все эти годы вынуждены приспосабливаться мой муж и сын. Они очень стараются меня понять и поддержать, но я знаю, что им трудно и они за меня очень переживают. Я бы очень хотела вылечиться с помощью вашего метода.

    В принципе, у Вас один из классических вариантов фобии – навязчивых мыслей. Как правило, такое состояние купируется с помощью данной технологии. Давайте попробуем.

    Мне часто становится страшно, что я неизлечима, у меня мысли, что со мной слутчится что-то страшное. У меня головокружение, колебание давления. Употребляала разные медикаменты, на какое-то время становилось лучше, потом снова начиналось, бывает и шум в ушах. Можно ли исправить?

    Описание вашего состояния укладывается в симптоматику синдрома «Фобии и неврозы, связанные со страхами развития тяжелых соматических заболеваний, ипохондрический синдром». У меня к вам ряд вопросов: сколько вам лет, как давно и в связи с какими событиями в вашей жизни возникли и сформировались ваши фобии? Проходили ли вы лечение неврозов и лечение фобии у невролога, психотерапевта и других специалистов. Кто-либо из них рекомендовал вам соответствующие препараты или вы принимаете их по собственной инициативе? Получив ответы на эти вопросы, можно будет говорить о том, сможем ли мы поработать с вами.

    Фобии и ситуативные страхи

    Под фобией или ситуативным страхом понимается чрезмерная и неадекватная боязнь какого-то процесса, предмета или ситуации. Типичными поводами для страха могут быть, например, высота, тесные места или открытые пространства, пауки, уколы иглами, полеты или темнота.

    Для фобий типично то, что человек сам осознает беспочвенность своего страха, но, несмотря на это, не может управлять им. Например, страдающий страхом замкнутого пространства прекрасно понимает, что нахождение в тесном помещении не влечет за собой ничего плохого, но при этом у него возникают тяжелые симптомы боязни.

    Фобии являются достаточно распространенными психическими расстройствами. Страхи предполагают часто теоретическую возможность опасности, но на самом деле она достаточно эфемерна. Например, полет в самолете или подъем на лифте подразумевают теоретическую опасность, вызываемая же этими ситуациями фобия осложняет жизнь непропорционально сильно.

    Возникновению фобий способствуют множество возможных причин из истории жизни человека, а также биологические факторы. Наблюдается родовое наследование фобий, но достоверных сведений о том, в какой степени это зависит от генетики, а в какой от воспитания и развивающей среды, не существует.

    Смотрите так же:  Боязнь красивой женщины

    От ситуативного страха можно освободиться

    Фобии можно лечить при помощи психотерапии, развивающей выдержку (самообладание) по отношению к причине страха. В ходе развивающей выдержку терапии страдающий от фобии человек учится постепенно преодолевать страх под руководством профессионального специалиста. Если у страдающего фобией наблюдается одновременно паническое или тревожное расстройство, то их лекарственное и психотерапевтическое лечение значительно способствует и преодолению фобии.

    Фобия .инфо — страхи и фобии, неврозы, ВСД, ПА

    Последовательность работы с чувством вины (психолог Анастасия Плохих)

    Шаг 1. Помощь клиенту идентифицировать чувство вины как жизненную проблему — клиент может как осознавать так и отрицать вину.
    Показать полностью…
    Шаг 2. Отделение элементов рациональной вины от иррациональной.

    Шаг 3. Работа с рациональными компонентами вины с целью помочь клиенту научиться жить ответственно;

    Шаг 4. Работа с иррациональными компонентами вины с целью повысить самооценку клиента и увеличить его способность делать выбор посредством минимизации иррациональной вины.

    Принципы терапии вины:

    1. Помощь клиенту научиться различать рациональную и иррациональную вину (лекции, исследование ранних семейных посланий, игра “Конкурс Вины” см. главу 14).

    2. Изучение послания иррациональной вины до их источника в родительской семье или в нынешних условиях (критический разбор каждого послания, ставим под вопрос то, что клиент считал абсолютной истиной)

    3. Изучить связь иррациональной вины со скрытым страхом наказания (инициатива запрещена, человек ждет наказания. Можно спросить, что именно случится, если он не подчинится моральным предписаниям своих родителей (или нынешних “авторитетных фигур”). Избыточно виноватые люди могут развить почти фобическую реакцию на свою собственную агрессию. Их обычно наказывали за любой признак независимости. Чувство вины служит им напоминанием о том, что нужно слушаться).

    4. Поощрение развития инициативы и заботы о себе как подходящих выходов для агрессии (полезен базовый тренинг ассертивности. Клиентам нужно научиться различать пассивное, ассертивное и агрессивное поведение. Пассивные личности заботятся о других, но не о себе, агрессивные — наоборот, а ассертивные — удерживают равновесие между своими собственными требованиями и желанием не повредить окружающим).

    5. Исследование и развитие позитивной системы ценностей клиента.

    6. Поощрение клиента к использованию чувства вины в качестве сигнала к проверке своих текущих жизненных выборов (Фокус — в настоящем. Важно установить, какой поступок находится под подозрением, и определить, какому из правил морали брошен вызов. Только тогда клиент сможет решить, является ли его чувство вины рациональным или иррациональным).

    7. Исследование защит, которые мешают клиенту переживать рациональную вину (Последовательность: (1) терапевт замечает, что клиент использует защиту от чувства вины; (2)привлекает внимание к неконгруэнтности слов и действий клиента; (3) клиент осознаёт противоречие; (4) клиент и терапевт могут прямо обратиться к вопросу о том, какие мысли или чувства были “слишком горячими”; (5) чувство вины (или другой оберегаемый защитой материал) может быть названо; (6) вина может быть исследована и проработана в качестве рациональной или иррациональной; (7) клиент изменит свое поведение, если чувство вины рационально, или продолжит свои действия, если оно иррационально).

    8. Превращение признания в планы действий, который должен быть ясным, простым и прагматичным.

    «Посоветуйте, доктор» Программы о здоровье

    «Фобии, страхи, неврозы» в программе «Посоветуйте, доктор!»

    «Посоветуйте, доктор!» — азбука здоровья и долголетия в программе Ольги Копыловой. В прямом эфире радиослушатели смогут получить бесплатную консультацию у светил отечественной медицины, пройти диагностическое тестирование, узнать о проблемах и достижениях мировой медицинской науки, о правах пациента.

    Копылова: Император Наполеон Бонапарт всю жизнь ненавидел и боялся белых лошадей. Их никогда не было в его конюшнях. Петр I избегал находиться в больших помещениях с высокими потолками.

    В сохранившемся до сих пор домике Петра в Петербурге можно увидеть низкий фальшь-потолок, который по требованию царя был подвешен к высокому и создавал эффект уютной шкатулки.

    А миллионер Говард Хьюз панически боялся разных болезней и жил, наглухо отгородившись от остального мира. Каждый час ему мерили температуру и давление. В его огромном особняке не было ни одной книги, ничего, что могло накапливать пыль. Хьюз не касался голыми руками документов, дверных ручек и даже вилки с ножом, и поминутно протирал лицо и руки салфетками, опасаясь бактерий и микробов. В старости он дошел до того, что почти ничего уже не ел и не пил, так как даже дистиллированная вода казалась ему грязной.

    Все эти известные люди страдали различными фобиями. Безотчетные страхи не связаны с реальной угрозой для жизни, и чаще всего они возникают у людей эмоциональных с высоким уровнем интеллекта. В это трудно поверить, но почти десять процентов москвичей безо всяких на то оснований боятся ездить в метро и предпочитают наземный транспорт.

    Почему возникают страхи и фобии, что такое невротическое состояние, невроз, и как уговорить себя не бояться. Сегодня мы будем обсуждать эти вопросы в прямом эфире.

    Со мной в студии доктор, побивший все рекорды по числу пришедших в его адрес писем после передачи о снах и сновидениях. Я надеюсь, Вы помните этот замечательный и интереснейший эфир. Со мной в студии доктор медицинских наук, профессор психиатрии Михаил Викторович Виноградов.

    Михаил Викторович, давайте для начала разберемся со страхом метро. Как я уже сказала, по статистике более десяти процентов москвичей и жителей других крупных городов, где есть метро, – боятся или опасаются спускаться в метро. Некоторые себя каждый день пересиливают, совершая подвиг. При этом в метро они испытывают массу неприятных ощущений. Это не просто страх, у некоторых начинается сердцебиение, им может не хватать воздуха. Некоторым кажется, что они вот-вот упадут в обморок. Я знаю людей, которые панически боятся метро, потому что там нет туалетов, и у них тут же начинает болеть живот. Интересный факт: обычно этот страх присущ коренным горожанам, а приезжие никак не реагируют. Как бы Вы объяснили этот парадокс?

    Виноградов: Во-первых, мы боимся не только метро, мы боимся очень многих вещей, потому что человек вообще склонен бояться всего, чего он не знает и не понимает. Есть такой страх – защитно-оборонительная реакция, позволяющая сохранить жизнь. Когда мы говорим о страхе метро – это разновидность того, что нанизывается на стержень страха. Метро имеет массу психологических и массу технических компонентов, провоцирующих страх. Во-первых, метро – это подземелье, это нечто близкое к Люциферу. Многие люди вообще боятся спускаться в подземелья. Второе – это микроклимат метро. Там особый воздух, особая скученность людей, ощущение толпы, своей беззащитности и боязнь попасть под поезд. И, конечно, электро-магнитные колебания, которые возникают при каждом движении поезда, магнитные завихрения… Все это вызывает у человека еще и дискомфорт психо-физический.

    Копылова: То есть это на мозг влияет. Правильно я понимаю?

    Виноградов: Конечно. Это влияет на мозг, на сердечно-сосудистую, дыхательную системы. И вот те неприятные ощущения, которые человек испытывает в метро, они имеют двоякую причину, двоякий характер. С одной стороны, страх вызывает вегетативный дискомфорт и вегетативные нарушения, с другой стороны, — реальные вегетативные нарушения, спровоцированные микроклиматом метро, усиливают страх.

    Копылова: Замкнутый круг?

    Виноградов:— Совершенно верно. Мы так и говорим – замкнутый порочный круг. Разорвать его можно двумя способами. Первый способ – это научиться управлять собой, преодолевать страх. Научиться управлять своим телом и вегетативными реакциями – скажем, йогам это удается, они в этом воспитаны. Многим нашим европеизированным людям это тоже удается. А второй способ – это разнообразная медикаментозная помощь. Если у человека слабая сердечно-сосудистая система, то это препараты, нормализующие деятельность сердца. Если астмоидные состояния, то это всякие ингаляторы. И, наконец, есть просто противотревожные препараты, от самых простых – валерианки и пустырника, до таблетированных транквелизаторов.

    Копылова: Чуть позже мы поговорим об этом подробнее, а сейчас у нас есть телефонный звонок, давайте на него ответим. Алло, здравствуйте, мы вас слушаем. Говорите, пожалуйста!

    Радиослушательница: Меня зовут Лена, я из Москвы. Я очень боюсь находиться одна в квартире, особенно под вечер. То есть мне нужно общение, мне нужны люди. Получилось так, что мы с мужем живем вдвоем – дети разъехались. Муж практически все время работает, а я сижу дома. Мне страшно находиться одной в квартире.

    Виноградов: Этот страх спровоцирован социальными факторами и вашей тревожной личностью, скорее всего. Вы по психотипу относитесь, скорее всего, к тревожным людям. А остаться одной в квартире… Телевидение, газеты, радио без конца говорят нам о грабителях, которые врываются в дома мирных граждан. Кстати, ваш страх может относиться и к глубокому детству, если вас когда-то пугали всякими сказками о том, что водяной, леший или домовой придет… Преодолеть этот страх, кстати, не очень сложно с помощью психологических приемов. Но нужно лично подойти к психологу и получить совет с учетом особенностей вашей личности. И ничего больше – вы поправитесь.

    Копылова: А я хочу посоветовать (и пусть это будет очень простой совет) – заведите кошку или собаку. Это снимет проблему – с вами все время будет рядом живое существо. Кстати, многие так и поступают.

    Виноградов: Не могу не согласиться с этим.

    Копылова: А мы продолжаем наш разговор. Михаил Викторович, список страхов и фобий огромен – я посмотрела в медицинских пособиях и ужаснулась. Вообще люди всего боятся… Цвета стен, яркого света, громких звуков… Существует масса экзотических фобий – например, перьев птиц. Фобии можно перечислять до бесконечности. У меня вопрос; какие страхи все-таки основополагающие? И с какими страхами вам, как специалисту, приходится иметь дело наиболее часто?

    Виноградов: Основополагающих страхов, как таковых, нет. Есть тревожно-мнительные личности. И есть люди, которые вообще не испытывают страха. А в целом, конечно, основополагающим является страх смерти, страх тяжелой болезни, которая вызовет какие-либо ограничения – паралич или что-то еще, что сделает человека беспомощным. Это – два основных страха. Все остальные – а их свыше 300 (они подробно перечисляются во всевозможных руководствах) — нанизываются на стержень тревожно-мнительной личности.

    Есть люди бесстрашные, есть люди, которые вытесняют страх, но самые боязливые люди – это так называемые «экстремалы». Они любой ценой хотят преодолеть страх. Мне приходилось работать на массовых катастрофах, в моем подчинении были люди, занимающиеся экстремальными видами спорта, но когда потребовалось срочно лететь на землетрясение, эти экстремалы исчезли из поля зрения руководства. Когда мы вернулись с этой катастрофы – все экстремалы чудесным образом снова появились. Да, они экстремалы – они крутые, но реальная опасность их испугала.

    Страхи, которые нанизываются на стержень тревожно-мнительной личности, возникают по самым непонятным для человека, но понятным для специалиста причинам. В основе, конечно, лежат детские страхи. Они провоцируют возникновение взрослых страхов – по принципу ассоциаций. Ну вот, например, условно – засыпал, например, ребенок в какой-то голубой комнате, в голубой далекой спаленке, и ему там рассказывали про Бабу-Ягу, «придет серенький волчок и укусит за бочок». И спустя какое-то время, его детские страхи начинают ассоциироваться с каким-то конкретным цветом.

    Копылова: Кстати говоря, в детстве эти страхи воспринимаются вполне реально. Если взрослый человек, рассказывая сказку, понимает, что все это – выдумка, то ребенок этого не понимает, он вполне реально ожидает прихода этого серого волчка, как реальную угрозу. Вот отсюда и идет зацикленность.

    Виноградов: Родители совершают глубочайшую ошибку, пугая детей вообще. И вот взрослый человек, натерпевшийся в детской голубой спаленке страхов, приходит куда-то в кабинет, в голубой зал, на него начальник повышает голос… Все! У него формируется страх перед начальником, перед повышением голоса.

    Копылова: Спасибо, Михаил Викторович! Нам сигналят – у нас есть междугородний звонок, давайте на него ответим. Алло, здравствуйте, мы вас слушаем. Говорите, пожалуйста!

    Радиослушатель:Я бы хотел с вами посоветоваться. Когда я вхожу в какую-нибудь больницу, чувствую эти больничные запахи, у меня мгновенно появляется страх смерти. Кажется, что сейчас подскочит давление, мне станет плохо… Обычно я не испытываю страхов, но в этих ситуациях просто теряюсь.

    Виноградов: В таких случаях надо понять природу, причину страха. Дело в том, что, скорее всего, вам когда-то было плохо в больнице. Вам оказали помощь, а дальше в памяти, в подсознании осталось, что медицинское учреждение, врач, больница, поликлиника, белый халат – это все связано с тем временем, с тем состоянием, которое вы пережили и когда вам было очень плохо. Может быть, плохо было не с вами, а с вашими родителями, например. С детьми, с кем-то из близких… Но память преподносит вам в такой своеобразной изощренной форме, что больница – это место ужаса, место смерти, место тяжелых страданий. И вы боитесь.Если с вами психолог два-три раза войдет в больницу, уловит суть вашего страха и объяснит это вам, страх снимется навсегда.

    Смотрите так же:  Нервы стресс при беременности

    Копылова: Михаил Викторович, есть даже такое понятие – патофобия, это боязнь болезни, самые разнообразные варианты. А есть конкретные фобии, когда человек боится СПИДа или канцерофробия – когда человек боится раком заболеть, кардиофобия – когда люди боятся инфаркта или других проблем с сердцем, и так далее. Не секрет (и это многие знают – и многие радиослушатели со мной согласятся), что многие ходят к врачу только для того, чтобы убедиться, что они здоровы, успокоиться и услышать заветное: «У Вас, батенька, все нормально…» Вы знаете, сама грешна – порой хочется это услышать от доктора. А после этого как-то и настроение поднимается, и ощущаешь радость жизни, которую, возможно, не ощущал до того… Что это такое? Это состояние очень напоминает какую-то форму зависимости от врача.

    Виноградов: Панические состояния, которые адресуются к собственному здоровью, это, конечно, самый распространенный вид страхов. Человеку просто надо успокоиться. Поэтому, когда мы говорим о психологической помощи, она направлена не только на разъяснение каких-то причин страха, но и на снятие тревожности. Благодаря энергетике врача, психолога, тревожность гасится. Причина: собственное здоровье всегда беспокоит всех, за редким исключением. Люди, которые философски принимают смерть, чаще всего – это глубоко верующие представители разных религиозных конфессий, которые знают, что человек приходит жить и, в конечном итоге, умереть. В нашем сознании прошлого времени мы стали материалистами, мы убрали духовность куда-то, и мы развили невероятный страх смерти. В конечном итоге услышать «батенька или матушка, вы здоровы», означает погашение на какое-то время страха смерти.

    Копылова: Вы знаете, здесь еще один интересный вопрос есть – многие легко себе внушают определенные неприятные состояния и неприятные ощущения. Например, «ком в горле» — врачи считают это уже своеобразным врачебным тестом. Кома в горле чаще всего никакого нет. Ком – это ощущение, и его легко вызвать. Человек перед публичным выступлением, например, когда волнуется, может ощущать «ком в горле». Тяжесть в груди, онемение и покалывание рук и ног… В такое состояние легко себя вогнать. Почему бы его из себя и не выгнать? Гасить в себе неприятные состояния, когда человек действительно болен? Повышать себе настроение… Как человеку научиться использовать свои способности?

    Виноградов: Как помочь человеку – мы знаем. И если люди к нам придут – они получат помощь. Вопрос в том, что к нам не все идут, и нас боятся, к сожалению. И психологов, и психиатров. Такое бытовое мнение: печень болит – идем к терапевту, сердце болит – идем к кардиологу, а когда возникают психологические или психические проблемы – человек ничего не предпринимает. Дело в том, что люди вообще совершенно не ориентированы в своих психологических проблемах. А человеку очень многое дано. И человек может сформировать себя так, что он не будет мерзнуть в лютый мороз, к примеру. Ну, вот моржи купаются же в проруби… Попробуйте загнать в прорубь все население. Они ведь, извините, помрут. От простуды и от страха. А люди, которые умеют тренировать себя, умеют заниматься собой, хотят работать над собой, они могут удерживать себя в рамках абсолютного психического и физического здоровья.

    Копылова: Михаил Викторович, давайте предложим нашим радиослушателям традиционный для нашей передачи диагностический тест – на уровень тревожности, на возможное невротическое состояние. Я напоминаю – вы ставите номер вопроса, а рядом с номером плюс или минус, в зависимости от ответа. Да – это плюс, нет – минус.

    1.Итак, первое утверждение:
    Практически все время я испытываю тревогу из-за кого-либо или из-за чего-либо.

    2.Второй вопрос:
    Мне очень трудно сосредоточиться на чем-то.

    3.Третий вопрос: Мне нередко снятся кошмарные сны.

    4.Четвертый вопрос: Временами я испытываю такое волнение, что мне трудно заснуть.

    5.Пятый вопрос: Я легко краснею.

    6.Шестой вопрос: Меня раздражают громкие звуки.

    7.Седьмой вопрос: Я сильно нервничаю и плохо себя чувствую при длительном ожидании, например, в очереди в магазине.

    8.Восьмой вопрос: У меня часто бывает сердцебиение.

    9.Девятый вопрос: Я практически всегда чувствую свое сердце — чувствую, как оно бьется, чувствую даже незначительные боли и другие неприятные ощущения в области сердца.

    10.Десятый вопрос: У меня бывает ощущение нехватки воздуха.

    11.Одиннадцатый вопрос: Я не могу находиться в душном помещении.

    12.Двенадцатый вопрос: Я часто зеваю и глубоко вздыхаю.

    13.И последний вопрос: У меня бывают приступы безотчетного страха?

    Михаил Викторович, у нас сегодня телефон разрывается. Давайте ответим на вопрос нашего радиослушателя…

    Радиослушатель: Добрый день! У меня вопрос к доктору – есть ли основание для суеверного страха перед цыганами. Существует народное поверье: цыганка в доме — плохая примета. И я с этим столкнулась. И когда я имею дело с цыганами, я всегда испытываю страх.

    Виноградов: Если говорить о суевериях вообще, то любая религия, и православная, в том числе, все суеверия порицает. И не допускает суеверных страхов. Что касается бытового отношения к цыганам, то это не суеверия в прямом смысле слова. Всем известно, что цыгане несут за собой многовековую славу гадалок, конокрадов, мошенников. Это очень сложный, самобытный народ, во многом очень талантливый. Но, к сожалению, он двойственной, так сказать, структуры и культуры – поэтому когда мы говорим о цыганах и цыганках, страх перед ними относится не к суевериям, а сформирован бытовым сознанием и часто очень ошибочным. Посмотрите спектакли театра «Ромен» — это превосходный театр, послушайте Изабеллу Юрьеву, Николая Сличенко, и вы получите другое представление о другой стороне цыганской жизни, об их высокой культуре.

    Копылова: Михаил Викторович, это получается такие психотерапевты наоборот – быстро и без проблем вгоняют нас в какие-то тяжелые состояния, вместо того, чтобы помогать. Или, может быть, они и помогают кому-то?

    Виноградов: Вы понимаете, к сожалению, «психотерапевты наоборот» — зачастую более эффективно воздействуют на людей, чем нормальные врачи. Вообще, населению свойственно доверять любой глупости и не верить официальной медицине. Конечно, наша медицина, как и любая другая в мире, имеет свои недостатки, минусы. Но народ почему-то предпочитает гадалок, знахарей, народные средства и так далее. Вызвать страх, напугать человека, сбить его с толку – очень легко. Вообще, зло проникает в наше сознание проще, чем добро.

    Копылова: Давайте ответим еще на один телефонный звонок, а затем прокомментируем результаты нашего теста. Алло, здравствуйте, мы вас слушаем. Говорите, пожалуйста!

    Радиослушательница: У меня вопрос к доктору. Более сорока лет назад я закончила высшее учебное заведение. Когда я была помоложе – у меня не было такого, а вот сейчас, ближе к шестидесяти годам, я часто просыпаюсь по ночам от того, что мне кажется, что я должна готовиться к защите диплома, а у меня не готов материал. Я просыпаюсь в поту и сердце, кажется, вот-вот разорвется. Каждый раз снится один и тот же сон. Вы можете мне что-то посоветовать?

    Виноградов: Когда-то, очевидно, глубоко в памяти осталось пережитое состояние. А по мере того, как меняется жизнь, вы вспоминаете, как был пройден самый сложный этап, самое сложное время. Вам надо поговорить с психологом и понять, что вас вообще тревожит. Может, у вас периодически случаются аритмии и боли в сердце. Может, что-то с дыханием. Нужно посмотреть ваше общее физическое состояние, потому что страхи (в том числе детские, юношеские, перенесенные в ранней молодости) сопровождают общий дискомфорт в организме. Скорее всего, ваш сон с его переживаниями связан с какими-то вегетативными дисфункциями.

    Копылова: Так что ночные кошмары можно воспринимать как сигнал о возможном физическом неблагополучии.

    Виноградов:Я бы советовал вам поскорее обратиться к врачу.

    Копылова: Нам сигналят – у нас снова междугородний звонок. Алло, здравствуйте, мы вас слушаем!

    Радиослушатель: Всегда, когда я волнуюсь, у меня дрожат колени. Бывало такое, что и подкашивались. Есть ли какое-то средство, которое мне может помочь?

    Виноградов: Такое средство есть. Вообще страх имеет два выражения – симпатоадреналовое (когда организм весь мобилизуется) и парасимпатическое (когда все тело или отдельные его члены становятся ватными).

    Копылова: Можно привести пример – когда мы берем в руки какого-то жучка – он буквально умирает от ужаса, переворачивается на спинку и поджимает лапки… Он не специально это делает, он просто напуган. А через какое-то время оживет. Обратный случай – агрессия. Когда, к примеру, животное, пытаясь защититься, на всех бросается.

    Виноградов: Вам понадобятся стимуляторы. Тот же корень женьшеня, например. Самые простые настойки, кардиомин, — все то, что мобилизует организм. И тогда ваш страх пройдет. В вашем случае не надо пить успокоительные – они только усилят эту слабость и неприятные ощущения в коленях. Вам нужны именно стимуляторы – особенно перед походом к начальнику.

    Копылова: Михаил Викторович, а сейчас давайте прокомментируем возможные варианты ответов на наш диагностический тест. Кстати, когда мы с Михаилом Викторовичем увидели, что у нас тринадцать вопросов – призадумались, а не сделать ли нам двенадцать вопросов, или четырнадцать? Из суеверных соображений. Но потом решили ничего не бояться, поскольку наша передача посвящена преодолению страхов!

    Виноградов: Кстати, суеверия, касающиеся цифры «тринадцать» порицает любая религия, в том числе и православная. Поэтому я охотно прокомментирую тринадцать вопросов.
    Первое – если вы ответили «да» на треть вопросов – вы находитесь в пределах здоровой тревожности. Здоровых нетревожных людей, сразу оговорюсь, не бывает.

    Если вы ответили «да» на пять-шесть вопросов, вам надо задуматься о вашем здоровье и уровне тревожности.

    Но если вы ответили «да» на семь вопросов и больше – вам нужно немедленно обратиться к доктору и выяснить причину невротического состояния.

    И, конечно, в нашем тесте были вопросы, которые в какой-то степени затрагивают состояние сердечно-сосудистой системы.

    Копылова: Это восьмой-девятый вопросы. «Я почти всегда ощущаю сердцебиение и свое сердце, как оно бьется…»

    Виноградов: Я подчеркиваю – В КАКОЙ-ТО СТЕПЕНИ. Это могут быть проявления сердечной патологии, вегетососудистой дистонии и кардионевроза. Фиксация на какой-то конкретной патологии свидетельствует либо о вегетативных нарушениях на определенном уровне, либо об органической патологии в данном органе.

    Копылова: Но очень часто, если постоянная фиксация, врачи находят этот компонент невротическим и корректируют его отдельно.

    Виноградов: Совершенно верно. Психотерапевтическая и медикаментозная коррекция.

    Копылова: То есть самое неприятное – это фиксация на какой-то отдельной области тела. На горле, на сердце, на пальце ноги… на чем угодно. Постоянная фиксация дает эти ощущения. Необходимо как-то расфокусироваться.

    Виноградов: Это, опять же, порочный замкнутый круг. Тревога вызывает комок в горле, комок в горле вызывает тревогу.

    Копылова: А мы продолжаем отвечать на наши телефонные звонки. Сегодня их очень много. Алло, здравствуйте, мы вас слушаем.

    Радиослушательница: Меня зовут Надежда Дмитриевна, я звоню из Москвы, у меня вопрос к Михаилу Викторовичу. Я – домохозяйка, я часто и много слушаю радио. Такая пугающая реклама идет постоянно… Например, перед рекламой какого-то лекарства начитывают – «я себя чувствую плохо…» Постоянно говорят о том, что у нас маленькая продолжительность жизни. Что от сердечно-сосудистых заболеваний умирает столько-то людей… Реклама любого препарата начинается с запугивания. Влияет это на психику или нет? Мне, например, неприятно это слушать. И я выключаю радио.

    Виноградов: Это, безусловно, влияет на психику. У нас есть отделы, которые контролируют рекламу и, надо сказать, что реклама вообще, а в России в том числе, носит агрессивный и неправильный характер. Не позитивный – «примите лекарство и вы будете здоровы». А сначала запугивают – это своеобразный психологический прием рекламодателей и тех людей, которые заинтересованы в сбыте лекарственной продукции. Это – определенные психотехнологии, направленные против слушателей, против населения в целом.

    Копылова: Спасибо, Михаил Викторович, со страхами более или менее понятно. Есть конкретный страх и есть препятствия для его преодоления. Но мало кто задумывается над тем, что в основе большинства невротических расстройств, неврозов, странных привычек и даже депрессий, лежит все тот же страх. Только мы его не всегда осознаем. В основе каких заболеваний лежит страх и как до него докопаться?

    Смотрите так же:  Золотова т н психология стресса

    Виноградов: Если мы будем говорить о психоневротических расстройствах, то страх лежит в основе практически всех психоневротических заболеваний – и депрессий, и фобий, и навязчивостей, чего угодно. Если мы будем говорить о телесных заболеваниях, как мы говорим – соматических, то, конечно, в первую очередь, страхи – это опасность для сердечно-сосудистой системы. Это и инсульты, и инфаркты, и апоклепсический удар, как говорят в народе. Это основа. И второе – астмоидное состояние или ощущение удушья, которое вызвано страхом.

    Копылова: Но оно настоящее, это состояние, или кажущееся? Спазм-то происходит?

    Виноградов: Происходит. Но этот спазм может сняться внушением, а не ингаляциями. Медвежья болезнь известна всем. В ее основе тоже лежит страх. Человека что-то пугает и у него мгновенно расстраивается желудок. То есть, в целом, мы можем сказать, что есть такое понятие – психосоматическая патология, патология на уровне функциональных нарушений, мучительных, но не опасных для жизни человека состояний. Не опасных, если это не касается проблем с сердцем. В основе психосоматической патологии всегда лежит страх.

    Копылова: Михаил Викторович, а как быть с навязчивостями? Есть огромное количество людей, которые, например, перешагивают через трещинки на асфальте.

    Виноградов: Не перешагивают, а обходят.

    Копылова: Вы обходите?

    Копылова: Есть люди, которые дома без конца дергают ручки двери, проверяя, закрыта ли она на замок. И я даже читала очень смешную статью в «Московском комсомольце» несколько лет назад. Смешную для меня (как для читателя), но очень грустную для тех, о ком она была написана. В одной семье жил мужчина, у которого постоянно возрастало количество таких вот навязчивостей, и он каким-то образом внушил всем своим близким, что они тоже должны это делать. И вот у них был ритуал – утром, вставая с постели, они пять раз проходили вокруг обеденного стола, несколько раз включали и выключали воду, и только после этого спокойно шли на работу. В полной уверенности, что после совершения этого ритуала с ними ничего страшного не случится.

    Виноградов: В описанном вами случае (и я, кстати, комментировал его в газете) мужчина был психически болен. А психически больные пациенты обладают огромной силой внушения. С одной стороны, они действительно, внушают родным страхи. С другой стороны, родные идут на уступки, чтобы их успокоить. Есть такое понятие – преодоление. Если у человека возникает любой страх – на том уровне, пока он еще относится к нему критически, страх нужно преодолеть. Самостоятельно, с помощью врача или с помощью лекарственных препаратов. Основа борьбы со страхами состоит в преодолении тревожных черт характера. Не конкретного страха – не надо гоняться за страхом метро, толпы или закрытого подъезда… Найдите стержень ваших страхов и выдерните его – стержень тревожно-мнительной личности. Если вы найдете на него управу, все остальные, частные страхи осыпятся, как опавшие листья.

    Копылова: Спасибо. У нас есть междугородний звонок, давайте на него ответим.

    Радиослушатель: У меня страх пауков, это давний мой страх, я всегда их боялась. Сейчас я уже достаточно взрослый человек, но этот страх в моей жизни присутствует.

    Виноградов: Страх пауков, мышей, крыс соотносится с их пугающим и омерзительным видом. А в отношении различных пауков даже существуют поверья. Паук, Черная Смерть, Каракурт, например, воспет поэтом в стихах: «Я привез из Каракумов очень злого паучка – он зовется Черной Смертью…» Мы боимся не пауков как таковых, мы боимся, что паук-тарантул, к примеру, укусит нас, и мы погибнем, мы не знаем, как с ними бороться и что это такое. Этот страх основан на неприемлемом для человека виде этих животных, или насекомых и связанной с ним опасности.

    Копылова: Мне рассказывал один доктор о своем пациенте – обрусевшем афроамериканце, который панически боялся снега. Когда выпадал снег, он практически не выходил из дома, хотя он жил в России уже достаточно долго.

    Виноградов: Это защитно- оборонительная, ориентировочная реакция. Все новое вызывает страх. Для африканца, который никогда не видел снега, это новое, чуждое, опасное явление. Он читал, что в снегах люди замерзают и умирают, и поэтому не выходил на улицу.

    Копылова: Что самое интересное, что вряд ли он так считал, сидел и думал. Эта информация была у него в подсознании.

    Виноградов: Когда мы говорим о страхе, то, конечно, мы имеем в виду глубинные комплексы. Комплексы, идущие из подсознания. Это не то, что он сегодня наслушался передач о замерзающих бомжах и тут же испугался. Это было заложено у него в крови — в той жизни, которую он провел у себя на родине.

    Копылова: У нас есть еще один телефонный звонок.

    Радиослушатель: Я не боюсь ни трещинок на асфальте, ни кошек, ни цыган. И даже на все вопросы, которые вы зачитали, у меня хорошие ответы. Но я до ужаса, до смерти боюсь грозы. Это что-то ужасное, до дикости.

    Виноградов: Бог-громовержец всегда вызывал ужас у людей, и это связано с двумя факторами. Первое – ужасающие раскаты грома, второе – то, что во время грозы меняется электрическая активность всей атмосферы и у человека наступает своеобразная вегетативная реакция. Кстати, люди, работающие с источниками того или иного излучения, очень часто становятся тревожными. Поэтому здесь первое – электрозвуковое раздражение, второе – магнитное, и третье – в детстве, наверняка, закладывали, что во время грозы нельзя выходить на улицу, нельзя стоять под деревьями. Совокупность этих трех компонентов рождает фобический страх.

    Копылова: Возможно, в детстве когда-то маленький ребенок был очень впечатлен вот этими явлениями – раскатом грома, яркой молнией, — некоторые и во взрослом состоянии от этого содрогаются. Где-то в подсознание этот животный страх запал и зациклился.

    Виноградов: Кстати, домашние животные, живущие даже в городах, во время грозы забиваются под кровати, под ванну, в какой-то глухой угол, где не видно молнии и не слышно грома.

    Копылова: Человек, который боится спускаться в метро, может, в принципе, обойтись наземным транспортом. Человек, который боится летать в самолете – тоже, в принципе, может обойтись железнодорожным транспортом. Можно стараться избегать встреч с какими-то животными или насекомыми, внушающими страх. Но что делать профессионалам? Существует же огромный перечень страхов, присущих представителям той или иной профессии… Причем возникают они не сразу, проявляются неожиданно. Хирург, который много лет провел у операционного стола, вдруг начинает бояться делать операции. Подводники, которые порой много месяцев находятся на подводной лодке, в замкнутом помещении… Та же самая ситуация с артистами и певцами, когда они вдруг начинают панически бояться выйти на сцену. Причем – не просто боятся, они имеют дело с учащенным сердцебиением, полуобморочными состояниями… Я знаю, что вы очень много работали с военнослужащими, которые потом отправлялись в горячие точки. Наверняка их как-то готовили…

    Виноградов: Дело в том, что людей сначала отбирают. В подводники, в космонавты, в спецподразделения… И готовят только тех, у кого есть способности. Попробуйте всех научить петь? Это невозможно. Идет конкурс, отбирают наиболее способных. В театральный институт, например, принимают людей с актерскими данными. Поэтому когда мы готовим спецподразделения, космонавтов, подводников, летчиков, мы тоже отбираем людей с определенным типом нервной системы, с определенным типом психической деятельности.

    Копылова: Но нет же никаких гарантий, что ничего не случится в дальнейшем!

    Виноградов: За ними ведется постоянный контроль, который и обеспечивает эту стопроцентную гарантию, потому что мы не можем допустить, чтобы у космонавта на орбите был психологический сбой. Такой сбой был у одного-единственного космонавта, у женщины-космонавта — у Валентины Терешковой, наверное, все видели об этом фильм. А я в те годы учился в аспирантуре в Институте медико-биологических проблем и имел возможность лицезреть все это лично. Так вот после этого случая и отбор, и контроль за состоянием будущих космонавтов в процессе всей их жизни сильно ужесточили.
    Когда у хирурга, у певца, у артиста начинается психологический сбой и развивается профессиональный страх, тогда надо подумать, прежде всего, о физическом здоровье. И в первую очередь, о проблемах с сердцем и сосудами. На пустом месте это не бывает, источником, скорее всего, является телесный недуг.

    Копылова: Спасибо, Михаил Викторович! Давайте попробуем успеть ответить еще на один звонок нашего радиослушателя.

    Радиослушатель: Когда мне доктор прописывает глазные капли, я всякий раз испытываю страх, что лекарство поддельное, и я могу ослепнуть.

    Виноградов: Понимаете, зрение, пожалуй, самый важный из всех органов чувств, потому что ослепший человек становится беспомощен, зависим от окружающих. Поэтому страх ослепнуть — у всех людей заложен биологически, изначально. Можно стать глухим, можно стать хромым, можно не чувствовать запахи, но видеть окружающий мир хочет каждый. Хотя был такой парадокс. Молодой доктор Федоров, который стал хорошо оперировать и возвращать зрение, пришел в Общество слепых и сказал: Я – ваш доктор. Я готов бесплатно прооперировать большое число больных, вернуть им зрение. И тогда члены Общества слепых отказалось от услуг Федорова, и нас, московских психиатров, собирали, чтобы объяснить этот феномен. Люди привыкли быть слепыми и адаптировались к этому. Им психологически некомфортно что-либо менять. Но, в целом, зрение – это то, над чем дрожит и о чем беспокоится каждый человек. Поэтому ваш страх объясняется очень просто и болезненной основы не имеет.

    Копылова: Михаил Викторович, у нас осталась буквально одна минута. И мне очень хочется задать вам еще один вопрос. А заразны ли страхи?

    Копылова: Я слышала, что если маленький ребенок станет свидетелем сцены, когда его мама панически боится, например, мыши, у него в дальнейшем тоже может возникнуть фобия в отношении мышей…

    Виноградов: Вообще, если употреблять термин «заразительность» — не в том смысле как инфекция, конечно, — чихнул и заразил всех окружающих, а психологически — все психические болезни заразительны. Они индуцируют людей на восприимчивость к такого рода страхам, вызывают фобии и самые различные невротические состояния по принципу психологической заразительности.

    Копылова: Что ж, проинформирован – значит, вооружен. Поэтому, дорогие радиослушатели, берегите себя от подобных ситуаций и людей, которые могут на вас таким образом воздействовать. Наша передача подошла к концу. И мне хотелось бы закончить ее философским высказыванием Сенеки: «Если хотите ничего не бояться – вспомните, что бояться можно решительно всего».
    В

    Другие статьи

    • Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста Консультация (младшая группа) по теме: консультация для воспитателей. Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста. Консультация для воспитателей. Предварительный просмотр: Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного […]
    • Можно ли отказаться от совершеннолетнего ребенка Можно ли отказаться от совершеннолетнего ребенка Законодательством Российской Федерации не предусмотрено процедуры отказа от ребенка, возможно только лишение родительских прав. Так, согласно ст. 69 СК РФ родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если […]
    • Что входит в обязанности родителей по воспитанию детей Глава 12. Права и обязанности родителей (ст.ст. 61 - 79) Глава 12. Права и обязанности родителей См. Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 20 июля 2011 г. © ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 2019. […]
    • Можно ли ребенку капать ромашку в нос отвар ромашки и нос неделю назад мы заболели к нам приходила врач и сказала 5 раз в день промывать нос пипеткой ромашки, потом отсасывать аспиратором, а потом капать капли сейчас я разговаривала с подругой, она меня отругала, сказала, что нельзя так ни в коем случае, […]
    • Как правильно купать в круге месячного ребенка Как купать ребёнка с кругом на шее С какого месяца купать ребёнка с кругом на шее, как правильно это делать, в какое время? Советы доктора Комаровского и видео инструкция. Водные процедуры – особенное удовольствие для маленького ребенка. Кроме обычного гигиеничного […]
    • Диагностика отклонения в развитии ребёнка определение этапы проведения Ранняя диагностика отклонений в развитии детей Диагностика отклонений в развитии основывается на зна­нии общих и специфических закономерностей психического раз­вития нормально развивающегося ребенка и детей с различны­ми отклонениями в развитии. Диагностика носит […]