Фон триер депрессия

Депрессивный цикл, который построил Триер: «Антихрист», «Меланхолия», «Нимфоманка» и кое-что о Джеке

Три предыдущих фильма Ларса фон Триера критики и киноведы почти официально называют «трилогией депрессии». Составляющие ее «Антихрист», «Меланхолия» и «Нимфоманка» стали одним из важнейших опытов изображения душевного нездоровья в истории кино. Ольга Касьянова рассуждает о терапевтической силе, универсальности и своевременности этой трилогии, а также высказывает предположение, что после выхода «Дома, который построил Джек» она превратилась в цикл.

После незаконченной трилогии о «стране возможностей» — «Догвилля», скромного «Мандерлея», который недалеко ушел в его кандалах, и так и оставшегося в планах фильма «Вашингтон» — что-то изменилось. Вообще, перемены — поступательные вблизи, но радикальные при взгляде с дистанции, — естественное и постоянное состояние большого автора. И, возможно, на примере Ларса фон Триера это особенно заметно: почти любые соседние его картины кажутся художественно и идейно связанными, но при небольшом увеличении шага, даже при сравнении работ, которые друг от друга отделяет всего один фильм, чувствуешь огромную разницу. Будто поменялись правила, будто не его личная, а наша общая культура прокрутила жернова на целую эпоху. Перемены естественны и постоянны. Но после неоконченного «американского» проекта и не самого удачного эксперимента с комедией «Самый главный босс» что-то изменилось по-настоящему.

Речь не о смене одного радикализма на другой — и в форме, и в темах, и в символическом ряде. Не о том, что горячечная манера «догмы» и условность «Догвилля» уступили место пышной, инфернально-барочной изобразительности. Хотя «Антихрист» действительно невероятно, невыносимо красив: в нем одержимость языком Тарковского сливается с миловидностью съемки для журнала Kinfolk (бирюзовые узорчики свитера Шарлотты на фоне мокрой древесины и немного выгоревшей зелени). Но, на мой взгляд, дело в том, что компенсирует эта бесстыжая красота. Какая волна гонит ее на экран, заставляя забыть об ограничениях и самодисциплине, которые были главным методом и источником вдохновения два десятилетия (потом единственным ограничением, и то довольно иезуитским, осталась игра в жанр — от фильма-катастрофы до порнографии). Что же заставляет на излете пресной нулевой декады («Антихрист» вышел в 2009-м), когда быть красивым было некрасиво, — браться за большие кисти и рисовать лисенка, который говорит, что «хаос правит»? (Первая реакция на этот эпизод была, скорее, на стороне смеха, а мемов про демонических лисят с тех пор расплодилось на маленькую энциклопедию.)

На мой взгляд, не единственная, но основная причина такого освобождения стиля — в силе погружения, в нарастающем давлении глубины. Глубины интроспекции, в которой уже не до стилевых споров с эпохой и не до публичного лица. Глубины, которая сопровождает депрессию, находясь с ней в странных, переливчатых отношениях… Да, позже мы увидим фотографию Триера из больницы: улыбка, большой палец вверх, выпуск датской ежедневной газеты Jyllands-Posten для подтверждения актуальности и листок бумаги, на котором написано I am great, — композиция, сама по себе означающая, что все совсем не great.

Да, нам, в общем, ничего не мешает плотно связать свежие фильмы Триера с его болезненным состоянием и написать об этом холодный, как медицинская приемная, отчет. Ведь, скорее всего, трилогия депрессии и получила свое имя благодаря тому, что к выходу «Меланхолии» связь между ее главной темой и диагнозом Триера стала очевидной и публичной. Но, как мне кажется, намного интереснее (и этичнее), обратиться не только и не столько к тому, что отбирает депрессия у частного человека с именем и медкартой, — а к тому, что она умеет дать целому человечеству. А это редкие дары: глубина, провидение и, как ни странно, надежда на выживание. Прямо горе, боль и отчаяние наоборот (привет оленихе, лисенку и ворону). Звучит безумно, но давайте разберемся.

Писатель и публицист Эндрю Соломон в книге «Демон полуденный. Анатомия депрессии», живописуя весь парализующий ужас дофаминовой ямы, накрывший его в расцвете успешной карьеры, тем не менее приходит к выводу, что депрессивный синдром дает возможности видения и постижения мира, которые неведомы здоровому состоянию. Будучи выдворенным за его скобки, человек становится профессиональным наблюдателем — мира и самого себя, — и может присылать оттуда важные сведения, которые нам, находящимся в обычных евклидовых координатах, не видны и не заметны. Например, точное число бобов в свадебной вазе («Меланхолия»). Или то, что появление трех нищих предвещает чью-то смерть («Антихрист»). Не зря Кэрри Фишер, всю жизнь страдавшая маниакальной депрессией, назвала свою первую книгу Postcards from the Edge — «Открытки с края бездны». Это письма из другой страны, куда если пускают, то чаще всего не выпускают обратно, — только и остается, что писать на ярких картонках записки близким и сочувствующим — или, как призрак, оставлять знаки на запотевшем стекле.

Также Соломон, вслед за многими современными исследователями, добавляет: никто не знает истинную причинно-следственную связь между депрессией и тем, что поэт-романтик назвал бы «горечью познания». Зачастую медицинская ангедония (невозможность испытывать удовольствие) больше похожа на следствие вдумчивого взгляда на происходящее, чем на его прозаическую причину. Это важный момент, который ставит под сомнение распространенное утверждение, что хмурый, нефункциональный тон «депрессика» — всего лишь лживый голос его болезни. Бесконечное нытье, за которое не любят и стигматизируют меланхоликов, теоретически может быть чуть более правдой, чем все остальное. Слишком правдой. То есть вредной и губительной, но все-таки правдой, которая иногда очень нужна. Именно поэтому беспомощная Жюстин становится опорой для нормопатичнойв психиатрии — болезненная сосредоточенность на социальных нормах Клэр. Она — бессознательный пророк, чей лепет о вкусе пепла во рту оказался предсказанием, колоколом безумца на паперти с табличкой The end is near. Обидно: ведь если он прав, то он — подготовлен. А как известно, готовность — это все.

Еще одно отступление. (Отступления — главный повествовательный прием двух последних фильмов Триера. Да и любого депрессика с разрозненным сознанием, который через примеры хочет объять необъятное, но не находит для этого слов в языке здоровых людей). Так вот, в европейском фольклоре есть сюжет о злых эльфах, которые могут над тобой нехорошо пошутить, а потом заколдовать, чтобы ты их не выдал. Совсем недавно такую историю вы могли видеть в сериале «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл» по одноименной книге Сюзанны Кларк. Там каждую ночь юную жену большого чиновника эльфы забирают в волшебный дворец, где мучают бесконечными танцами. От недосыпа Эмма впадает в апатию и медленно сходит с ума, но не может никому пожаловаться — из-за заклятия эльфов любая попытка начать говорить о ночном абьюзе превращается в тарабарщину. В итоге Эмма посылает миру знаки с помощью искусства: бал эльфов она вышивает на гобелене. Это универсальная метафора для тех, кто находится по ту сторону нормы: на тебя накладывается немота, нужно искать лазейки, и тут очень кстати удивительное свойство любой поэзии: вместо короткого пути между означаемым и означающим она всегда выберет наиболее длинный и, таким образом, пройдет бочком и обманет кучу предрассудков.

Знаменитый фотопортрет Триера, где его рот заклеен широкой клейкой лентой, — он и об этом тоже. Я не могу говорить, но я выскажусь иначе.

Говорить о необъятном в том числе и опасно. Слова, которые со стороны кажутся тарабарщиной, другие могут выдернуть и понести на щите: фашизм, порнография, насилие, мизогиния (подставьте свой вариант). Принято считать, что Триер козыряет этими понятиями, чтобы бесить буржуазию и носить стильную футболку Persona non grata. Что, безусловно, тоже верно, — но эпатаж часто является следствием травмы непонимания. История с как раз не рассчитанным на эпатаж и безобидным по сути высказыванием на Каннской пресс-конференции, которое обернулось факелами и вилами, тому отличный пример. Урок для начинающих маргиналов: когда ты говоришь о странных вещах из своего внутреннего мира, где ты давно уже окопался и отделился от конвенциональной коммуникации, тебя будут неверно интерпретировать и принимать за монстра.

Монстр Триер — известная мифическая фигура. Он не умеет быть эмпатичным на съемках, от него сбегают актрисы прямо из костюмерной (правда, как раз для депрессивной трилогии нашлась та, которая сама настолько деформирована детством, что ей все путешествия в темноту — как завтрак скушать). Он напускает вокруг себя такую психозную атмосферу, что Пол Беттани, узнав, что у их с Триером спален есть общая стена, попытался отодвинуть от нее кровать. Мало ли, может, темнота — это заразно? Может, депрессия передается через энергетические токи или воздушно-капельным? Также Триер немилостив к зрителям. Он холодный манипулятор, выворачивающий психологические кишки, чтобы почувствовать власть. Иначе зачем так заострять конфликты, так расчетливо нагнетать маловероятные экстремальные обстоятельства, бить по больному? Наконец, он просто извращуга. Ведь эстетика, главенствующая над этикой, начинает фетишизировать все подряд — от крайней плоти до нацистского мундира…

Смотрите так же:  Как написать характеристику на ребенка с умственной отсталостью

Все это напоминает обрывки фраз при плохой телефонной связи. Особенно последнее. Если эстетика становится мерилом этики только в поле эксперимента, в стерильном коллайдере философии или искусства, то она помогает сталкивать разные частицы смысла, выводить что-то новое из старого. Конечно, это опасно, если будет не герметично, но это также и остро необходимо. А между крайней плотью и нацистским мундиром — целая вселенная прекрасных и пугающих фетишей Триера, просто они не так заводят публику. Дыхание ветра, мягкая грязь, лежание в траве и ассимиляция с природой, символические шалаши, магические помощники, падающие желуди и птицы, небесные светила — все это тоже части паззла. Но кому они нужны? Кому нужен Блейк, когда есть Вагнер?

Эта сложность коммуникации, должно быть, страшно выматывает. И в «Доме, который построил Джек» заметна усталость — когда уже легче согласиться, чем спорить. Легче выставить в роли альтер эго не святую или темную женщину-аниму, как было до сих пор, а карикатурного мужика-персону в плащике эксгибициониста. Эта история словно выкладывает себя на блюдечке: мол, да, я манипулятор, пожалуйста. Да, псих и терзатель. Мучаю женщин и утверждаюсь за их счет, вижу их дурами, пестую их неуверенность и виктимность. Да, я помешан на славе — и выискиваю свое имя в газетах под песню Fame. Да, я самовлюблен — вот вам парад кадров из моих собственных фильмов. Да, я мерзкий тип — вот вам целое отступление про Гитлера и Сталина как эффективных менеджеров и творческих личностей. Да, я вижу тьму, где вы видите свет. И дорога мне в ад — можете проводить. Это похоже на отказ от спора, на доведение своего репутационного шаржа до исповеди. А еще есть мнение, что это похоже на прощание.

Как вы можете прочитать в интервью соавтора Триера Йенли Халлунд, главная тема «Дома…» — все же развенчание мифа об искусстве (и разоблачение художника, который этот миф о себе создает). Но именно разговор об искусстве и его плохо измеримой, всегда относительной ценности звучит как постскриптум цикла о депрессии наиболее лично для человека, который всю жизнь старался им заниматься. И этот разговор работает как ключ к самому неприятному пласту трактовок триеровских полотен — о тотальном депрессивном (само)обесценивании, которое побеждает огромную жажду жизни.

«Антихрист» живописал острую травму, то есть горевание — панические атаки, учащенное сердцебиение, паранойю, ярость, высвобождение внутреннего демона, помешанного на собственной боли. Название «Меланхолии» говорит само за себя: это уже хроническое выпадание из социальной реальности, переживание всех горестей мира, чрезмерное сочувствие, превращающееся затем в полное бесчувствие. «Нимфоманка» (которую, кстати, вписали в трилогию депрессии еще до ее выхода, привыкнув, что Триер старается снимать всего по три) повествует о борьбе с навалившейся ангедонией — о страхе потерять последние ощущения в «серых» состояниях, о непреодолимой недостаточности — всего. Когда «краски рассвета недостаточно яркие», когда твое дерево стоит на холодном уступе, скрючившись и потеряв симметрию от многолетних порывов ветра.

«Дом…» же показывает то, что приходит после острого приступа, хронической меланхолии и долгого поиска выхода из мира, лишенного уже всяких чувств. В нем наступает сердце тьмы, самый глубокий этаж многолетнего погружения. Приходит время для исповеди, окрашенной в самые темные тона. Приходит то самое высмеивание, обесценивание, поругание своего прежнего «я» и публичной маски, а главное — разрушение своего несовершенного творения, своего Дома. Симптомы белыми карточками летят на пол: обсессивно-компульсивное расстройство, мания контроля, неконгруэнтные реакциинеконгруэнтность — несогласованность у человека компонентов общения (например, рассказ о трагедии с улыбкой на лице), приводящая к нарушению контакта с собеседником, отсутствие эмпатии, фобии, страхи. Трое нищих — горе, боль и отчаяние; срыв, сверхчувство и потеря всяких чувств; «Ева», Жюстин и Джо — уже пришли, а значит, смерть близка, и настало время Джека, несостоявшегося косца. Смерть кажется близкой как никогда и рисуется живо, телесно, ощутимо — как тесный коридор, как невыносимая пещера, — особенно для клаустрофоба, который не может сесть в самолет. Весь спектр собирается в одну точку и превращается в негатив света — почти в сингулярность. В точку сверхплотности, которая собирает в себе все — в самом ядре Земли и в самом далеком космосе…

Мы можем приблизиться к этой черной дыре, поизучать ее, возможно, потренироваться в чем-то — и отпрянуть. Выйти из зала, увидеть свет божий, снег над городом. Вдохнуть морозный воздух, пережив непереживаемое. Так было и раньше — например, когда «Меланхолия» симулировала планетарное самоубийство в исторический момент настолько переломный и невыносимый, что казалось — лучше умереть, чем перейти в новую реальность, в диджитальность, в мир посткультуры, постправды, пост-всего. Этот фильм помог определенному зрителю создать для себя непротиворечивую ситуацию: и погибнуть вместе с эрой какой-никакой, но гуманистической культуры, — и продолжить жить дальше. И даже начать смеяться над этим (в конце концов, это еще и комедия). Так, благодаря глубине и провидению, депрессия дарит нам третий подарок — шанс выжить в невыносимых условиях. В малых, терапевтических дозах депрессия — это защитная реакция психики, целебный сон, который дает возможность перерождения. Как в сказках обратимой смерти: Белоснежка, отравленная яблоком опыта, ложится в гроб, спит, а потом просыпается уже не подростком, впервые ошалевшем от ужасов мира, а взрослой женщиной.

Но для того, в ком темнота живет постоянно, нет катарсиса и очищения. В том числе это видно и по динамике фильмов Триера: если в трилогии о «золотом сердце» он, закручивая спираль страдания, приводил к пику и омывающей истерике, то чем дальше, тем менее катарсичным становится его повествование. Клиническая депрессия не способна на экстаз и обновление. Она наслаивает новое на старое — и копит, как библиотекарь. И пока мы ходим, чистые и глупые, кто-то носит на себе всю эту тяжесть, чтобы в нужный момент напомнить нам: хаос правит.

От «Антихриста» до «Нимфоманки»: ретроспективу Ларса фон Триера покажет «КАРО»

Поделиться в социальных сетях:

Кадр из фильма «Меланхолия». Фото: IMDb

Мини-ретроспектива фильмов Ларса фон Триера пройдет в кинотеатре «КАРО 8 Атриум», сообщают организаторы. С 10 по 31 мая в рамках проекта «КАРО.Арт» здесь покажут три работы режиссера – «Антихрист», «Меланхолия» и обе части «Нимфоманки». Показы будут сопровождаться обсуждениями кинокритиков и киноведов.

Эти картины, которые фон Триер снял, переживая затяжное депрессивное расстройство, известны как «трилогия депрессии». Три фильма объединены именем Шарлотты Генсбур, исполняющей в них главные роли, и темой диалога с Андреем Тарковским.

Посвящением Тарковскому заканчивается «Антихрист» (2009), в котором супружеская пара (Шарлотта Генсбур и Уиллем Дефо) отправляются в уединенный дом в лесу, чтобы пережить смерть ребенка, но неожиданно начинают испытывать друг к другу ненависть. Зрители Каннского кинофестиваля, на котором состоялась премьера фильма, сочли упоминание имени советского режиссера поэтического кино в таком контексте неуместным и оскорбительным.

В «Меланхолии» (2011) затрагивается тема «нормы» и «патологии» – психически нормальная героиня Шарлотты Генсбур оказывается более слабой и беззащитной, чем героиня Кирстен Данст, переживающая глубокую депрессию. «Нимфоманка», двухчастная картина, снятая в 2013 году, по сути представляет собой сеанс психоанализа: героиня Генсбур рассказывает случайному прохожему, подобравшему ее избитой на улице, историю становления собственной сексуальности – с детства до пятидесятилетия.

Разобраться в особенностях художественного мира датского режиссера зрителям помогут киновед, куратор курса «Современное кино» Московской школы кино Всеволод Коршунов и кинокритики Антон Долин, Сергей Дешин и Владимир Лященко.

Показы пройдут на английском языке с русскими субтитрами. Подробности о показах – на сайте сети «КАРО».

Место: кинотеатр «Каро 8 Атриум» (Земляной вал, 33)

Ларс фон Триер оставил кинематограф из-за депрессии

Знаменитый датский режиссер Ларс фон Триер (Lars Von Trier) сообщил, что не знает, сможет ли он вернуться в кинематограф после тяжелого приступа депрессии, перенесенного им в начале 2007 года.

Выдержки из интервью фон Триера, опубликованного в номере датской газеты Politiken от 12 мая, в субботу приводит AP. Знаменитый режиссер, в частности, рассказал, что в начале 2007 года был вынужден пройти курс лечения от депрессии в одном из специализированных медицинских учреждений.

Лечение было успешно завершено, однако фон Триер пока не полностью восстановился. По его словам, после приступа депрессии, он ощущает себя «белым листом бумаги» и не чувствует в себе сил вернуться к работе. «Для меня это очень необычное состояние. Я привык одновременно заниматься как минимум тремя проектами», — признался фон Триер.

По прогнозам врачей, сообщил фон Триер, его полное восстановление после приступа депрессии займет не менее двух лет. «Вы не можете находиться в депрессии и снимать фильмы», — сказал знаменитый кинорежиссер, добавив, что пока не знает, когда он вернется к работе над своим последним проектом «Антихрист». Планировалось, что съемки этой картины в жанре хоррор будут начаты в середине 2007 года.

Смотрите так же:  Депрессия симптомы лечение в домашних условиях

Ларс фон Триер, один из создателей нашумевшего манифеста «Догма-95», оказавшего огромное влияние на европейский кинематограф конца 90-х годов. «Догма-95» провозглашала отказ технических ухищрений и спецэффектов, отвлекающих по мнению авторов манифеста, зрителя от сюжета и персонажей фильмов.

Фильмы фон Триера, в последние годы отошедшего от принципов «Догмы», неоднократно участвовали в конкурсах самых престижных кинофестивалей, в том числе, Каннского. Наиболее известными работами фон Триера являются фильмы: «Танцующая в темноте», главную роль в котором исполнила исландская певица Бьорк, и «Догвилль», в котором сыграла голливудская кинозвезда Николь Кидман.

Мини-ретроспектива «трилогии депрессии» Ларса фон Триера в рамках проекта «КАРО Арт»

Режиссерские работы Ларса фон Триера имеют особую кинематографическую ценность для ценителей киноискусства и заслуживают особого внимания от рядовых поклонников кино с глубоким смыслом. Познакомиться с работами знакового режиссера можно будет на показе мини-ретроспектив в рамках проекта «КАРО Арт», организованного сетью кинотеатров «КАРО» и Московской школой кино. Зрители получат возможность оценить «трилогию депрессии» Ларса Фон Триера и поучаствовать в обсуждении этих впечатляющих творений с киноэкспертами.

Старт показов намечен на 10 мая в кинотеатре «КАРО 8 Атриум», где будет продемонстрирована мини-ретроспектива провокационной картины «Антихрист». Это детище знаменитого режиссера взбудоражило киномир своим посылом к творчеству Тарковского, посвящение которому было интерпретировано как оскорбительное. Однако, диалог Ларса фон Триера с Тарковским продолжается во всех фильмах трилогии, которые стали своеобразным олицетворением пережитой режиссером продолжительной депрессии. Впервые фильм был представлен на Каннском кинофестивале, где и обрел дурную славу провокационной ленты.

Кадр из фильма «Антихрист» (Antichrist), реж. Ларс Фон Триер, 2009 г.

В основе сюжета — семейная пара, которая сбегает от трагичной реальности в уединение, подальше от цивилизованного мира, дабы пережить сложный период своей жизни вместе. Но, как это часто и бывает в жизни, отчуждение превращает их в раздражительных и обозленных друг на друга людей с ярко выраженной склонностью к физическому насилию.

Кадр из фильма «Антихрист» (Antichrist), реж. Ларс Фон Триер, 2009 г.

Главные роли в этом фильме исполнили муза режиссера Шарлотта Генсбур совместно с актером Уиллемом Дефо.

Кадр из фильма «Антихрист» (Antichrist), реж. Ларс Фон Триер, 2009 г.

Шарлотта снялась во всех лентах «трилогии депрессии» и получила награду Каннского кинофестиваля за лучшую женскую роль, а женоненавистническая составляющая фильма удостоилась особого внимания от экуменического жюри. В Дании, откуда родом Ларс фон Триер, «Антихрист» одержал победу в нескольких номинациях престижной кинематографической премии, в том числе «Лучший фильм» и «Лучшая режиссура». В обсуждении картины примут участие кинокритик Антон Долин и киновед Всеволод Коршунов.

Кадр из фильма «Антихрист» (Antichrist), реж. Ларс Фон Триер, 2009 г.

17 мая состоится показ драмы «Меланхолия», идея создания которой появилась у режиссера в процессе работы с психологами во время его борьбы с депрессией. Сюжет картины сосредоточен на безысходности и неизбежности скорой кончины мира в связи с опасным сближением Земли и планеты-убийцы.

Кадр из фильма «Меланхолия» (Melancholia), реж. Ларс Фон Триер, 2011 г.

Кадр из фильма «Меланхолия» (Melancholia), реж. Ларс Фон Триер, 2011 г.

Героиня Шарлотты Генсбур ощущает абсолютное бессилие и отчаяние от невозможности повлиять на ситуацию, героиня же Кирстен Данст относится к происходящему философски, что для нее непривычно, однако перед лицом смерти люди открываются с самых неожиданных сторон.

Кадр из фильма «Меланхолия» (Melancholia), реж. Ларс Фон Триер, 2011 г.

Кадр из фильма «Меланхолия» (Melancholia), реж. Ларс Фон Триер, 2011 г.

На Каннском кинофестивале картина получила награду за лучшую женскую роль в исполнении Кирстен Данст, а также лента получила одобрительные отзывы кинокритиков. В обсуждении картины примут участие кинокритик Сергей Дёшин и киновед Всеволод Коршунов.

Кадр из фильма «Меланхолия» (Melancholia), реж. Ларс Фон Триер, 2011 г.

24 мая и 31 мая пройдет показ двух частей «Нимфоманки», появление которой на экранах до сих пор на слуху. Главная роль снова исполнена музой режиссера Шарлоттой Генсбур, героиня которой в красках описывает интимные детали своей жизни вплоть до пятидесятилетия, при этом сюжет изобилует перехлестными элементами, дополняющими общее содержание фильма.

Кадр из фильма «Нимфоманка» (Nymphomaniac), реж. Ларс Фон Триер, 2013 г.

Кадр из фильма «Нимфоманка» (Nymphomaniac), реж. Ларс Фон Триер, 2013 г.

Также в ленте можно увидеть таких известных актеров, как Уиллем Дефо, Ума Турман, Шайа ЛаБаф и Стеллан Скарсгард. В обсуждении картины примут участие кинокритик Владимир Лященко и киновед Всеволод Коршунов.

Кадр из фильма «Нимфоманка» (Nymphomaniac), реж. Ларс Фон Триер, 2013 г.

Трилогия однозначно призвана вызвать у зрителя бурю разносторонних впечатлений, однако, расставить все по местам помогут киновед, куратор курса «Современное кино» Московской школы кино Всеволод Коршунов, кинокритик, автор книги о Ларсе фон Триере Антон Долин, кинокритик, автор интернет-журнала Cineticle Сергей Дёшин и кинокритик Владимир Лященко. Показы пройдут на английском языке с русскими субтитрами.

Расписание показов мини-ретроспективы Ларса фон Триера в кинотеатре «КАРО 8 Атриум» (ул. Земляной Вал, д. 33):

10 мая, 19.30, «Антихрист» (2009), эксперты: кинокритик Антон Долин и киновед Всеволод Коршунов

17 мая, 19.30, «Меланхолия» (2011), эксперты: кинокритик Сергей Дёшин и киновед Всеволод Коршунов

24 мая, 19.30, «Нимфоманка: Часть 1» (2013), эксперты: кинокритик Владимир Лященко и киновед Всеволод Коршунов

31 мая, 19.30, «Нимфоманка: Часть 2» (2013), эксперты: кинокритик Владимир Лященко и киновед Всеволод Коршунов

Ларс фон Триер: гений, которого все ненавидят

Небезызвестная арт-хаусная трилогия «Антихрист», «Меланхолия» и «Нимфоманка» — фильмы с разными сюжетами, которые объединены общей темой. Главные герои каждой из картин страдают от психических заболеваний, и, что характерно, сумасшествием режиссёр в трех работах наградил женщин.

После каждого фильма фон Триера и зрители, и критики задаются все теми же вопросами: кто он, этот мрачный режиссёр? Провокатор? Женоненавистник? Псих? Или просто маленький ребенок, трансформировавший детские страхи во взрослую жизнь с помощью камеры? Точно известно одно, работы «ужасного Ларса» никого не оставляют равнодушным. И, как бы там ни было, на сегодняшний день фон Триер по праву считается одним из наиболее опытных и влиятельных людей в мире кинематографа.

Меланхоличный скинхед

Еще во время учебы в датской школе киноискусств однокурсники начали называть его фон Триер за заносчивость и несносный характер. Позже он официально изменил свое имя якобы в честь режиссеров Йозефа фон Штернберга и Эриха фон Штрогейма.

Сам Триер себя описывает так: «Меланхоличный датчанин, танцующий в темноте под образы на большом киноэкране». По крайне мере так он утверждал в далеком 1989 году.

Личная жизнь фон Триера не заладилась с юного возраста. Его воспитали свободные мыслители, бывшие бойцы сопротивления во время Второй мировой войны.

Они исповедовали социалистические идеи и были практикующими нудистами. Ингер (мать Триера) заставляла его делать свой собственный выбор буквально во всем, позже в жизни он осознал, насколько ему это было ненавистно.

Только на гробовом одре его мать решилась поведать ему, что мужчина, которого Триер всю жизнь называл своим отцом, на самом деле ему никто. Для зачатия своего ребенка Ингер выбрала немца из семьи артистов. Похоже, у нее был свой план для Триера. С тех пор он мстит ей своим творчеством, несмотря на то, что она даже уже не может его увидеть.

Сейчас Триер большую часть своего времени проводит в коттедже на окраине Копенгагена возле киностудии Filmbyen, среди бывших военных казарм, в комплексе, где монтируют его киноленты. Говорят, там стены окрашены в зеленый, как и стены на «пути смертников» в некоторых американских тюрьмах.

В помещениях можно увидеть заповеди «Великого кормчего», нацарапанные на скрижалях выцветшей штукатурки. Виной тому бизнес-партнер фон Триера Питер Аалбек Йенсен, который является убежденным коммунистом. Еще одним фетишем является коллекция садовых гномов на заднем дворе, подаренная одной американской кинокомпанией. Тут их называют « ссаные гномы», потому что Йенсен любит на них помочиться.

По словам Йенсена, было время, когда никто в Датском королевстве не хотел иметь ничего общего с Триером: «Он был высокомерен и всегда не в себе. Одевался в черную кожу, выглядел как скинхед и оскорблял всех вокруг».

Впрочем, Триеру и позже удавалось обижать многих, например своеобразным чувством юмора. Миру, безусловно, запомнятся надолго слова фон Триера, произнесенные в мае в Каннах, из-за которых датчанина даже объявили персоной нон грата на этом фестивале.

«Да, его (Гитлера) нельзя назвать хорошим парнем, но я многое в нем понимаю и немного ему симпатизирую… Я поддерживаю евреев. Но не слишком, потому что Израиль — это та еще головная боль. Окей, я нацист». Такое роковое признание сделал режиссер несколько лет назад, за это ему неоднократно пришлось извиняться.

Нельзя забывать о других особенностях фон Триера. Говорят, у него больше фобий, чем киноработ. Среди страхов гения: страх толпы, пожаров, больниц, моллюсков и современного транспорта. «В принципе, я боюсь всего, кроме кино», — сказал однажды режиссер.

В своей творческой карьере фон Триер, кроме прочего, запомнился как человек непостоянный, он успел сменить не только вероисповедания, отбросив иудаизм ради католицизма, но и неоднократно поменять стиль кинопроизводства.

Смотрите так же:  Один приступ шизофрении

Наказание для актеров

Ларс фон Триер является одним из самых противоречивых режиссеро в в сех времен. Его ненавидят не меньше, чем восхищаются им. Конечно, для великого Триера такое отношение в порядке вещей. Возможно, режиссёру даже лестно, когда его называют то садистом, то порнографом, то женоненавистником.

Одних актеров он заставляет покидать съемочную площадку на грани нервного срыва, других же, которые готовы пройти все мучительные испытания, вдохновляет и порождает в них рабскую преданность.

Триер буквально одержим желанием все контролировать, что не мешает ему частенько впадать в депрессии, шутить невпопад и вести себя в лучшем случае неординарно. На грани срыва он чуть было не бросил работу над «Антихристом», а, работая над «Танцующая в темноте», напрочь отбил желание сниматься в фильмах у известной певицы Бьорк. Похоже, ему просто нравится водить своих актеров по кругам ада. Но результат явно оправдывает средства.

Интересно, что в одном из своих фильмов, с целью усложнить жизнь актерам, Триер использовал новый прием — специально разработанный для ограничения влияния человека на процес с с ъемки , который он назвал Automavision. Секрет заключается в том, что после предварительной настройки лучших из возможных положений объектива, компьютер сам выбирает время и уровень наклона, панорамирования или масштабирования.

Казалось бы, отдать большую часть творческого процесса на откуп машине должно быть как минимум тревожно для человека, который так любит все контролировать. Однако сам фон Триер посчитал такой шаг хорошей переменой. По его словам, он человек очень многих фобий, но делать странные вещи с камерой не является одной из них. Кроме того, одной из главных причин использования Automavision стало лишить актеров возможности использовать свои обычные уловки.

Благодаря рандомизированному кадрировани ю и а удио настройкам у них не было ни малейшего представления о том, как камера себя поведет. А значит, не было ни малейшего шанса стать к камере своей «лучшей стороной» или выкинуть какой-нибудь заученный перед зеркалом мимический жест. Между прочим, в будущем фон Триер хочет пойти еще дальше и вовсе скрыть камеры от взора актеров.

Странный мир Ларса

Лучший синематограф способен наглядно показать явления, которые в реальном мире не имеют выражения в визуальных образах. Хорошая кинолента — это совокупность изображения, слова и звука, которые вместе сливаются в музыку, сплавляются в настоящее искусство.

Одной из центральных тем своей фильмографии фон Триер выбрал противопоставление женского и мужского начал. Хотя если присмотреться ближе, то окажется, что мужское в его фильмах не более, чем декорации, не более, чем необходимый антагони ст дл я освещения центральной темы большинства его значимых работ.

Люди издавна приучены понимать женское как эмоциональное, а мужское как рациональное, ничего в этом нового, конечно , нет. Но Триер, возможно даже сам того не замечая, добавляет, что женщина — это единственный мир достойный внимания, она и есть тот дикий мир играющих страстей, настоящий мир. И лишь его можно и стоит изображать как настоящее искусство.

«Мне нравится быть человеком, которого все ненавидят», — однажды произнес фон Триер. И следует отметить, он придумал идеальный способ достижения этой цели. Режиссер постоянно находит способ отчуждения и отвращения зрителя через свои стилистические приемы.

Он использует эти инструменты для того, чтобы оголить свой внутренний мир через призму легкого романтизма, искусного цинизма, духовного эксгибиционизма и анатомического вуайеризма, впрочем, и любого другого « изма », до которого только смогут дотянуться его гнетущие аллюзии.

И делает он это не с детской жестокостью, но с навыками вполне искусного садиста, чтобы окунуть аудиторию как можно глубже в мир своих гротескных образов и фантазий, в мир, который, он уверен, узнает каждый, кто не успеет отвести свой взгляд.

Шоковая терапия

На Каннском кинофестивале разгорелся скандал вокруг «Антихриста». Фильм с таким пугающим названием представил прославленный датчанин Ларс фон Триер. Во время просмотра картины зрители то возмущенно свистели, то смеялись, то закрывали глаза от ужаса и отвращения.

Сам режиссер назвал свою новую работу терапией от депрессии, которой он страдает уже два года. Была ли попытка самолечения успешной, пока неясно, но «Антихрист» явно шокировал публику и привел в недоумение кинокритиков.

Корреспондент НТВ Вадим Глускер — о провокационной ленте Ларса фон Триера.

Он посвятил свой фильм Андрею Тарковскому. Фильм, который поверг в шок Каннский фестиваль, а во время пресс-показа которого фестивальная публика вопила, смеялась, свистела. При этом Ларс фон Триер, известный своими провокациями на экране, в своем посвящении Тарковскому фильма «Антихрист» ничуть не лукавил. Он действительно считает Тарковского ни больше ни меньше своим учителем, благодаря которому он и пришел в кино.

Фестивальной критике такие объяснения не понравились. Кто-то заметил даже, что «Антихрист» — это не что иное, как оскорбление памяти и наследия Тарковского. В связи с этим от Ларса фон Триера на пресс-конференции потребовали если не извинений, то разъяснений и, что называется, получили сполна.

Ларс фон Триер, кинорежиссер: «Что за странный вопрос? С какой стати я должен извиняться? Вы у меня в гостях. И этот маленький фильм, к которому я питаю самые нежные чувства, я сделал для себя, а не для вас или какой-то аудитории. Не думаю, что я должен кому-то что-то объяснять».

Что же такое «Антихрист»? По сути фильм ужасов на тему распада человека и природы. Лента открывается сценой смерти выпавшего из окна в присутствии родителей ребенка. И далее, по сюжету, герой, которого играет Уиллем Дефо, терапевт, пытается помочь своей жене, Шарлотте Гинсбур, справиться с депрессией, которая охватила ее после утраты любимого ребенка.

Для реабилитации супружеская пара решает уехать в заброшенную хижину в лесу с символическим названием «Эдем». Однако внезапно женщина теряет контроль над своими чувствами и начинает истязать саму себя и своего мужа.

В «Антихристе» фильм ужасов соседствует с порнографией. В картине — масса сцен насилия, и даже членовредительства. А все потому, оказывается, что «Антихрист» возник из длившейся два года тяжелой депрессии самого Ларса фон Триера.

Ларс фон Триер, кинорежиссер: «Я ничего не пытаюсь кому-то сказать. В других фильмах я был более понятен, более расчетлив, более логичен. А сейчас я перенес на экран свой сон».

Вот такая шоковая терапия от датского режиссера. И как заявил Ларс фон Триер, единственное, в чем он точно уверен, что это самый важный фильм в его кинокарьере.

Ларс фон Триер, кинорежиссер: «Мне не приходилось выбирать. Мною руководил Бог. Я лучший режиссер в мире».

Ларса фон Триера всегда считали так называемым «каннским любимчиком», «режиссером фестивальной обоймы», который что ни снимет, так сразу в основном конкурсе фестиваля. Так было и с картиной «Рассекая волны», так было и с «Догвиллем».

Было это в свое время и в 2000 году с картиной «Танцующая в темноте», за которую Ларс фон Триер получил «Золотую пальмовую ветвь» кинофестиваля. Что будет теперь после картины «Антихрист» и с Ларсом фон Триером и с Каннами, сказать очень сложно. Одно радует: режиссер все-таки избавился от депрессии.

Другие статьи

  • Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста Консультация (младшая группа) по теме: консультация для воспитателей. Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста. Консультация для воспитателей. Предварительный просмотр: Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного […]
  • Можно ли отказаться от совершеннолетнего ребенка Можно ли отказаться от совершеннолетнего ребенка Законодательством Российской Федерации не предусмотрено процедуры отказа от ребенка, возможно только лишение родительских прав. Так, согласно ст. 69 СК РФ родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если […]
  • Что входит в обязанности родителей по воспитанию детей Глава 12. Права и обязанности родителей (ст.ст. 61 - 79) Глава 12. Права и обязанности родителей См. Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 20 июля 2011 г. © ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 2019. […]
  • Можно ли ребенку капать ромашку в нос отвар ромашки и нос неделю назад мы заболели к нам приходила врач и сказала 5 раз в день промывать нос пипеткой ромашки, потом отсасывать аспиратором, а потом капать капли сейчас я разговаривала с подругой, она меня отругала, сказала, что нельзя так ни в коем случае, […]
  • Как правильно купать в круге месячного ребенка Как купать ребёнка с кругом на шее С какого месяца купать ребёнка с кругом на шее, как правильно это делать, в какое время? Советы доктора Комаровского и видео инструкция. Водные процедуры – особенное удовольствие для маленького ребенка. Кроме обычного гигиеничного […]
  • Диагностика отклонения в развитии ребёнка определение этапы проведения Ранняя диагностика отклонений в развитии детей Диагностика отклонений в развитии основывается на зна­нии общих и специфических закономерностей психического раз­вития нормально развивающегося ребенка и детей с различны­ми отклонениями в развитии. Диагностика носит […]