Информационный стресс психология

1.1.Понятие психологического стресса

1.1.Понятие психологического стресса

Термин «стресс» (от англ. stress — давление, напряжение) заимствован из техники, где это слово используется для обозначения внешней силы, приложенной к физическому объекту и вызывающей его напряженность, то есть временное или постоянное изменение структуры объекта. В физиологии, психологии, медицине этот термин применяется для обозначения обширного круга состояний человека, возникающих в ответ на разнообразные экстремальные воздействия. Первоначально понятие стресса возникло в физиологии для обозначения неспецифической реакции организма («общего адаптационного синдрома») в ответ на любое неблагоприятное воздействие (Г. Селье). Позднее стало использоваться для описания состояний индивида в экстремальных условиях на физиологическом, биохимическом, психологическом, поведенческом уровнях.

В современной научной литературе термин «стресс» используется по крайней мере в трех значениях. Во-первых, понятие стресс может определяться как любые внешние стимулы или события, которые вызывают у человека напряжение или возбуждение. В настоящие время в этом значении чаще употребляются термины «стрессор», «стресс-фактор». Во-вторых, стресс может относиться к субъективной реакции и в этом значении он отражает внутреннее психическое состояние напряжения и возбуждения; это состояние интерпретируется как эмоции, оборонительные реакции и процессы преодоления (coping processes), происходящие в самом человеке. Такие процессы могут содействовать развитию и совершенствованию функциональных систем, а также вызывать психическое напряжение. Наконец, в-третьих, стресс может быть физической реакцией организма на предъявляемое требование или вредное воздействие. Именно в этом смысле и В. Кеннон и Г. Селье употребляли этот термин. Функцией этих физических (физиологических) реакций, вероятно, является поддержка поведенческих действий и психических процессов по преодолению этого состояния [213, 355].

В связи с отсутствием общей теории стресса нет и общепринятого его определения. Рассматривая различные их варианты, N. Н. Rizvi отметил следующее:

«1. Иногда это понятие относят к состоянию беспокойства в организме, которое он стремится устранить или уменьшить. В таком смысле понятие стресса немногим отличается от неприятных состояний, таких как тревожность или аверсивных мотиваций, слабой боли и диссонанса.

2. Стресс также рассматривается как психологические и поведенческие реакции, отражающие состояние внутреннего беспокойства или его подавления. Такие защитные от стресса реакции или индикаторы наблюдались в различных функциональных проявлениях, включая эмоциональные, когнитивные и поведенческие.

3. Стресс определяется как событие или условие в физическом или социальном окружении, которое ведет к принятию мер по избеганию, агрессии, принятию решения об устранении и ослаблении угрожающих условий. Такое понятие как «стрессоры» подобно понятию опасность, угроза, давление, конфликт, фрустрация и экстремальная ситуация.

Таким образом, отсутствует точное определение стресса, а различные попытки исследователей в этом вопросе все еще фрагментарны и неопределены» [377, р. 105].

Р. Лазарус [103] также отмечал, что различные представления о сущности стресса, его теории и модели во многом противоречат друг другу. В этой области не существует установившейся терминологии. Даже определения стресса часто очень существенно различаются. Правда, такое положение характерно и для целого ряда других кардинальных проблем, таких как адаптация, утомление, способности, личность и многие другие.

Для прояснения понятия стресса Р. Лазарус сформулировал два основных положения. Во-первых, терминологическую путаницу и противоречия в определении понятия «стресс» можно будет устранить, если при анализе психологического стресса учитывать не только внешние наблюдаемые стрессовые стимулы и реакции, но и некоторые, связанные со стрессом, психологические процессы — например, процесс оценки угрозы. Во-вторых, стрессовая реакция может быть понята только с учетом защитных процессов, порождаемых угрозой, — физиологические и поведенческие системы реакций на угрозу связаны с внутренней психологической структурой личности, ее ролью в стремлении субъекта справиться с этой угрозой. Характер стрессовой реакции причинно связан с психологической структурой личности, взаимодействующий с внешней ситуацией посредством процессов оценки и самозащиты. Он отмечает, что «только связывая характер стрессовой реакции с… психическими процессами, действующими в людях с различными психическими структурами, мы можем надеяться объяснить происхождение явления и получить возможность их предсказывать» [103, с. 179].

Следствием неоднозначности трактовки понятия «стресс», отягощенности его медико-биологическими и односторонними психологическими представлениями явилось то, что некоторые авторы, особенно отечественных работ, этому понятию предпочитают другое — «психическая напряженность». Одной из основных причин такого предпочтения, по мнению Н. И. Наенко [137], является свобода этого термина от отрицательных ассоциаций с другими близкими понятиями и его нацеленность, связь с необходимостью изучения психологического функционирования человека в сложных условиях.

Психологический стресс как особое психическое состояние является своеобразной формой отражения субъектом сложной, экстремальной ситуации, в которой он находится. Специфика психического отражения обусловливается процессами деятельности, особенности которых (их субъективная значимость, интенсивность, длительность протекания и т. д.) в значительной степени определяется выбранными или принятыми ее целями, достижение которых побуждается содержанием мотивов деятельности.

В процессе деятельности мотивы «наполняются» эмоционально, сопрягаются с интенсивными эмоциональными переживаниями, которые играют особую роль в возникновении и протекании состояний психической напряженности. Не случайно последняя часто отождествляется с эмоциональным компонентом деятельности. Отсюда рядоположное употребление таких понятий, как «эмоциональная напряженность», «аффективное напряжение», «нервно-психическое напряжение», «эмоциональное возбуждение», «эмоциональный стресс» и другие. Общим для всех этих понятий является то, что они обозначают состояние эмоциональной сферы человека, в которой ярко проявляется субъективная окрашенность его переживаний и деятельности.

Однако, по мнению Н. И. Наенко, эти понятия фактически не дифференцированы между собой, удельный вес эмоционального компонента в состояниях психической напряженности неодинаков и, следовательно, можно заключить о неправомерности сведения последней к эмоциональным формам. Это мнение разделяется и другими исследователями, которые склонны рассматривать понятие «психическое напряжение» как родовое по отношению к понятию «эмоциональное напряжение» [61].

Простого указания на обязательное участие эмоций в генезисе и протекании психической напряженности недостаточно для понимания их места в структуре соответствующих состояний. В работе Н. И. Наенко раскрывается их роль в отражении условий, в которых совершается деятельность, и в осуществлении регуляции этой деятельности.

В психологической структуре психической напряженности особая роль принадлежит мотивационным и эмоциональным компонентам. Автором в теоретико-экспериментальных исследованиях обоснована целесообразность разделения понятия психическая напряженность на два вида — операциональную и эмоциональную. Первый вид определяется процессуальным мотивом деятельности, который либо совпадает с ее целью, либо находится в близких с ней отношениях. Он характеризуется тесной связью объективного и субъективного содержания деятельности. Второй вид (эмоциональная напряженность) обусловливается доминирующим мотивом самоутверждения в деятельности, который резко расходится с ее целью и сопровождается эмоциональным переживанием, оценочным отношением к деятельности.

Анализ работ ряда исследователей, изучавших состояние психической напряженности, позволяет определить его как неспецифическую реакцию активации организма и личности в ответ на воздействие сложной (экстремальной) ситуации, которая зависит не только от характера экстремальных факторов, но и от степени адекватности и восприимчивости к ним организма конкретного человека, а также от индивидуальных особенностей личностного отражения ситуации и регуляции поведения в ней [69, 428, 429].

Требуется обратить внимание на тот факт, что четкого смыслового и феноменологического разграничения понятий «психологический стресс» и «психическая напряженность» исследователи не приводят. Более того, подавляющее их большинство эти понятия употребляют как синонимы, характеризующие особенности психических состояний в сложных условиях деятельности.

В ряде случаев предпринимаются попытки «развести» значения этих терминов по характеристике степени выраженности этих состояний: стресс принято рассматривать как крайнюю степень психической напряженности, которая в свою очередь используется для обозначения состояний, оказывающих сильное и отрицательное влияние на деятельность в отличие от состояния напряжения, которое характеризует повышенное и адекватное условиям функционирование организма и личности.

Можно предположить, что характер соотношения категорий «мотив — цель» деятельности будет существенно отражаться и в особенностях развития и проявления психологического стресса и в этой связи данное понятие является возможно более емким, чем понятие эмоционального стресса.

Однако до настоящего времени оба этих понятия используются, как правило, в качестве синонимов и оба они не имеют достаточно четкого и тем более однозначного определения.

Разные исследователи термином «эмоциональный стресс» обозначают различные состояния организма и личности: от состояний, находящихся в пределах физиологических и психологических границ психоэмоционального напряжения, до состояний на грани патологии, психической дезадаптации и развивающихся как следствие длительного или повторного эмоционального напряжения.

Выделение категории «эмоциональный стресс» и противопоставление ее в какой-то мере тому понятию «стресс», которое, по концепции Г. Селье, определяется как общий адаптационный синдром, было, безусловно, прогрессивным явлением. Введение этого понятия определило тот объективный критерий, который позволяет обобщать огромное разнообразие внешних воздействий, ориентированных на человека или животное с одной позиции, а именно с позиции их психологической сущности для данного индивида. Тем самым выделяется первичный пусковой (причинный) фактор, определяющий последующие развитие эмоциональных реакций. Им является психологическое состояние, возникающее у данного индивида в ответ на воздействие. Поэтому наряду с термином «эмоциональный стресс» используется и термин «психологический стресс».

Г. Н. Кассиль [87], М. Н. Русалова [161], Л. А. Китаев-Смык [91] и некоторые другие исследователи под эмоциональным стрессом понимают широкий круг изменений психических и поведенческих проявлений, сопровождающихся выраженными неспецифическими изменениями биохимических, электрофизиологических показателей и другими реакциями.

Ю. Л. Александровский [3] с эмоциональным стрессом связывает напряжение барьера психической адаптации, а патологические последствия эмоционального стресса — с его прорывом. К. И. Погодаев [147], учитывая ведущую роль центральной нервной системы в формировании общего адаптационного синдрома, определяет стресс как состояние напряжения или перенапряжения процессов метаболической адаптации головного мозга, ведущих к защите или повреждению организма на разных уровнях его организации посредством единых нейрогуморальных и внутриклеточных механизмов регуляции. Такой подход фиксирует внимание только на энергетических процессах в самой мозговой ткани. При анализе понятия «эмоциональный стресс» вполне естественен вопрос о его соотношении с понятием «эмоции». Хотя в основе эмоционального стресса лежит эмоциональное напряжение, отождествление указанных понятий не является правомерным. Ранее уже отмечалось, что Р. Лазарус [103] характеризует психологический стресс как обусловленное «угрозой» эмоциональное переживание, которое оказывает влияние на способность человека достаточно эффективно осуществлять свою деятельность. В таком контексте между эмоцией (отрицательной по своей модальности) и эмоциональным стрессом нет существенного различия, так как в качестве определяющего фактора рассматривается влияние эмоционального напряжения на деятельность индивида. В психологии это составляет традиционную и достаточно подробно изученную проблему о влиянии эмоций на мотивационно-поведенческие реакции.

Смотрите так же:  Что означает раздражительность

В медицине основной акцент в оценке сущности эмоционального стресса делается не на начальных состояниях, а на конечных фазах эмоционально-стрессового процесса, являющихся патогенетической основой многих заболеваний.

Как считает В. Л. Вальдман с соавт. [32], в явлении эмоционального стресса следует различать:

а) комплекс непосредственных психологических реакций, который в общей форме можно определить как процесс восприятия и переработки личностно значимой для данного индивида информации, содержащейся в сигнале (воздействии, ситуации) и субъективно воспринимаемой как эмоционально-негативная (сигнал «угрозы», состояние дискомфорта, осознание конфликта и т. д.);

б) процесс психологической адаптации к эмоционально-негативному субъективному состоянию;

в) состояние психической дезадаптации, обусловленной эмоциональными для данной личности сигналами, вследствие нарушения функциональных возможностей системы психической дезадаптации, что ведет к нарушению регуляции поведенческой активности субъекта.

Каждое из этих трех состояний (они принципиально сближаются с общими фазами развития стресса, но оцениваются по психологическим, а не соматическим проявлениям) сопровождается, по мнению авторов, широким комплексом физиологических сдвигов в организме. Вегетативные, симптоматико-адреналовые и эндокринные корреляты обнаруживаются при любой эмоции или эмоциональном напряжении (как позитивном, так и негативном) в периоде психологической адаптации к стресс-воздействию и в фазе психической дезадаптации. Поэтому по перечисленному комплексу реакций дифференцировать эмоцию от эмоционального (психологического) стресса, а последний от физиологического стресса пока не представляется возможным.

В деятельности человека-оператора основное внимание привлекает проблема воздействия доминирующего эмоционального (психического) состояния на процесс его функциональной активности, на результативность работы. Состояние эмоциональной (психической) напряженности как раз и определяется по возникновению помех этой деятельности, появлению ошибок, отказов и т. д. В период развития непосредственной психологической реакции на экстремальное воздействие возникает больше всего аварийных ситуаций. На первом этапе стрессовой реакции остро развивающееся эмоциональное возбуждение играет роль дезорганизатора поведения, особенно в том случае, если содержание эмоции противоречит целям и задачам деятельности. Нарушается сложный процесс анализа и плана формирования деятельности, выбора наиболее оптимальной ее стратегии.

С термином «стресс» связаны и другие понятия, такие как тревога, напряжение и т. п. По утверждению Ч. Д. Спилбергера [176], состояние тревоги возникает, когда индивид воспринимает определенный раздражитель или ситуацию как несущие в себе актуально или потенциально элементы опасности, угрозы, вреда. Состояние тревоги может варьировать по интенсивности и изменяться во времени как функция уровня стресса, которому подвергается индивид. С данным положением согласуется и понимание автором стресса в виде совокупности внешних воздействий (стресс-факторов), которые воспринимаются личностью как чрезмерные требования и создают угрозу ее самоуважению, самооценке, что вызывает соответствующую эмоциональную реакцию (состояние тревоги) различной интенсивности. Склонность к такого рода эмоциональной реактивности характеризуется как личностная тревожность.

При описании тревоги как процесса существенным является не только отчетливое разделение понятий стресса и состояния тревоги, но и акцентирование внимания на понятии угрозы как психологической реальности. В свое время С. D. Spielberger [411] предложил использовать термины «стресс» и «угроза» для обозначения различных аспектов временной последовательности событий, проявляющихся в состоянии тревоги. По мнению автора, понятие «стресс» должно использоваться для соотнесения с условиями-стимулами, порождающими стрессовую реакцию, с факторами, вызывающими эмоциональные реакции, а также с моторно-поведенческими и физиологическими изменениями. Стресс может пониматься как промежуточная переменная и в собирательном смысле для отображения всей сферы исследования.

Термин «стресс» Ч. Д. Спилбергером предлагается использовать для обозначения степени распространения или величины объективной опасности, связанной со свойствами раздражителя в данной ситуации. Иначе говоря, термин «стресс» должен использоваться исключительно для обозначения условий окружающей среды, которые характеризуются определенной степенью физической или психологической опасности. Автор признает, что такое определение стресса, очевидно, более ограниченно, но в то же время более точно, чем то, которое используется в настоящее время.

В противоположность понятию «стресс», отражающему объективные свойства стимулов, характеризующих ситуацию, термин «угроза» по мнению автора должен использоваться для описания субъективной (феноменологической) оценки индивидом ситуации как заключающей в себе физическую или психологическую опасность для него. Несомненно, оценка ситуации в качестве опасной или угрожающей будет зависеть от индивидуальных различий в способностях, умениях, свойствах личности, а также от специфики личного опыта индивида в переживаниях подобных ситуаций.

Ч. Д. Спилбергер считает, что термин «состояние тревоги» должен использоваться для отражения эмоционального состояния или определенной совокупности реакций, возникающих у индивида, воспринимающего ситуацию как личностно угрожающую, опасную, безотносительно к тому, присутствует или отсутствует в данной ситуации объективная опасность.

Анализ литературных данных свидетельствует о том, что понятие «стресс» с момента своего появления претерпело значительные изменения, связанные как с расширением сферы его применения, так, главным образом, и с фундаментальным изучением различных аспектов этой проблемы — причинности, регуляции, детерминации, проявления, преодоления стресса. Понятие «стресс» применяется не всегда обосновано, иногда им подменяются другие близкие (но не всегда) по смыслу термины, — например, довольно часто любое эмоциональное напряжение называют стрессом. Неоднозначность понимания стресса приводит к различиям во взглядах на сущность тех или иных психических явлений, несовпадению трактовок изучаемых феноменов, противоречивости полученных данных, отсутствию строгих критериев при их интерпретации, использованию неадекватных методических приемов исследования и т. д.

Логика изучения проблемы и расширение сферы проявления стрессовых состояний обусловливают необходимость дальнейшего развития понятийного аппарата в этой области, дифференциации и четкой иерархии основных понятий. Об этом свидетельствует тот факт, что в настоящее время наряду с понятием «психологический стресс», который, как отмечено выше, некоторыми рассматривается в качестве синонима «эмоционального стресса», все чаще используется дифференцировка этого вида стресса в понятиях «профессиональный», «информационный», «операциональный», «посттравматический» и т. д.

Информационный стресс в нашей жизни

Английские, а за ними и российские ученые пришли к этому неутешительному выводу, что практически все население России постоянно испытывают информационный стресс

По мнению психологов источником этого стресса являются средства массовой информации, которые не вполне корректно подают информацию.

С экранов телевизоров и со всех страниц газет на нас постоянно сыпется поток сообщений о различных катастрофах, убийствах, террористических актах, криминальных происшествиях. Это заставляет людей постоянно думать об опасностях, которые могут подстерегать его везде, бояться за свою жизнь. Внешне это никак не проявляется, но данный стресс не может пройти бесследно для организма. Это ослабляет иммунную систему и даже может привести к хроническим заболеваниям, таким как язва желудка, хронические заболевания и даже опухоли, а также может приводить к депрессиям. И человек становится необходимо психологическая помощь.

Интернет тоже добавляет свою толику в эту неблагоприятную ситуацию. Заходя на любой сайт, человек сразу натыкается на новостные ленты, в которых постоянно мелькают сообщения о террористических актах, взрывах, катастрофах. И это не удивительно, потому как «страх» хорошо «продается», повышает рейтинг.

Также информационный стресс может вызываться гонкой за образованием. Многим детям с детства внушают то, что хорошее образование – залог жизненного успеха. Во многих школах вводятся дополнительные предметы, факультативные занятия, а значит, дети все больше времени проводят в школе и на занятиях. Также многие родители отдают детей на многочисленные курсы и дополнительные занятия. Что также отнимает очень много времени у детей. Приходя из школы, ребенок идет на какие-нибудь курсы, приходя с курсов, он садится за домашние задания. На обычные детские игры и развлечения у детей просто не остается времени. Это, конечно же, не может не сказаться негативно на здоровье ребенка.

Все больше детей впадают в беспричинные на взгляд родителей депрессии, становятся раздражительными и нервными. Не которые родители, даже не разобравшись в ситуации обвиняют детей, что они капризны и не хотят слушать родителей, хотя они хотят дать им более светлое будущее.

В итоге, у ребенка практически нет детства, а, заканчивая школу, он попадает в еще более стрессовую среду: поступление в высшее учебное заведение, сессии, экзамены. У многих старшеклассников по окончании школы уже нет даже желания выбирать себе то направление, по которому им было бы интересно учиться, они просто устали от обучения. И они опять идут на поводу у родителей, зачастую поступая не в те ВУЗы, в которых бы хотели учиться. В конце концов, через некоторое время они приходят на консультацию психолога, для того, чтобы понять, что они сами хотят.

Но, поступив в институт подростки получают большую свободу действий, чем во время обучения в школе и начинают наверстывать упущенное за школьные годы. Ходят по клубам, развлекаются, забыв об учебе. Вспоминают о ней только, когда сессия уже началась. И опять испытывают жестокий информационный стресс, пытаясь наверстать упущенное за семестр.

Информационный стресс 1414

В статье рассматривается такое явление как «информационный взрыв» и проведена попытка выявления причин этого «взрыва» в целом и информационного стресса в частности у пользователей сети Интернет. В ходе исследования выявлялись признаки стресса, наиболее характерные для информационных перегрузок пользователей сети Интернет. Полученные данные позволяют сделать вывод, что при инофрмационном стрессе наравне с эмоциональными признаками стресса присутствуют и интеллектуальные. То есть человек в этот момент испытывает сильные интеллектуальные нагрузки, что и может быть источником стресса. Тем не менее, применяемые опросники и методики на данный момент не дают полной картины информационного стресса, поэтому необходимо их дальнейшее усовершенствование.

Смотрите так же:  Психические расстройства в старческом возрасте

Ссылка для цитирования

. Новый мир информационных технологий точнее всего характеризуется словосочетанием «революция в миниатюре». Компьютерные технологии продолжают стремительно заключать все большую мощь во все меньшие объемы. Огромные объемы информации стали доступны миллионам людей во всем мире [2. С. 525].

Исследователи данного вопроса уже говорят об информационном взрыве, переживаемом человечеством. Все больше в литературе начинаешь встречать такие слова как «информационный стресс», «информационная перегрузка» и даже «информационный паралич». Однако до сих пор не существовало некой шкалы, позволяющей количественно оценивать перегрузки такого рода. Совсем недавно такую шкалу разработали австралийские ученые. Называется она «Information Overload Coping Scale» (шкала оценки информационной перегрузки). На одном конце шкалы – информационные «охотники», которые жадно ищут новую информацию. На другом – «жертвы», которые собирают большой объем информации, но никогда ее не используют. Ученые надеются, что разработанная шкала позволит оценить, насколько серьезно информационный стресс влияет на здоровье людей. Однако насколько эффективно использовать эту шкалу, нам пока не известно, так как австралийцы пока не опубликовывают свои данные. Исходя из этого были определены цель и гипотеза нашей работы.

Цель: разработать опросник, выявляющий у человека информационный стресс; разработать методику выхода человека из стрессовой ситуации, возникшей вследствие работы с информацией.

Гипотеза: современный человек регулярно подвергается информационному стрессу, но существуют «информационные охотники», способные без ущерба себе работать с большими потоками различной информации.

Методика

Участники исследования: 45 человек в возрасте от 16 до 24 лет, пользователи сети Интернет, среди них опрашивались обычные пользователи, психологи и программисты.

Процедура исследования: испытуемым было предложено ответить на тест, размещенный на различных интернет-форумах. На данный момент отсутствует сколько-нибудь приемлемая методика оценки информационного стресса. Поэтому после разбора всех используемых в литературе об информационном стрессе тестов и опросников мы пришли к выводу, что их применение нецелесообразно. Было решено разработать собственную методику, выявляющую информационный стресс. .

3.4. Классификация причин информационного стресса

3.4. Классификация причин информационного стресса

Профессиональная деятельность специалистов операторского профиля характеризуется в ряде случаев возникновением экстремальных режимов работы, связанных с отказами техники, ошибками оператора, сложными и ответственными задачами управления, внешними помехами в работе, измененным психическим состоянием оператора и многими другими факторами, которые создают напряженные условия для информационного взаимодействия человека с техникой. Особенно выражена экстремальность деятельности в таких условиях у представителей опасных, вредных, ответственных профессий (летчики, операторы АЭС, подводники, автоводители и др.). Психологический анализ деятельности специалистов опасных профессий позволил выявить основные причины нарушений процесса управления техникой, осложнений в решении операторских задач, создания предпосылок для снижения эффективности деятельность и ее безопасности, которые сопровождаются выраженным изменением психического состояния или являются следствием развития психической напряженности и стресса [10, 67, 97, 149 и др.]

Обобщение данных литературы и результатов собственных исследований позволило определить основные причины развития информационного стресса человека-оператора, перечень которых представлен в табл. 3. По своей роли в формировании информационного стресса все причины можно разделить на:

1) непосредственные, которые служат объективно неблагоприятным факторам информационного взаимодействия человека и техники, источником экстремальной рабочей нагрузки и «пусковым моментом», начальным этапом развития стресса;

2) главные, отражающие индивидуальные особенности субъекта деятельности, которые определяют возможности возникновения состояния стресса у конкретного индивида, механизмы его регуляции и способы преодоления (купирования);

3) сопутствующие, которые способствуют появлению и проявлению непосредственных и главных причин стресса, а также предрасполагают субъекта деятельности к развитию у него этого состояния.

Таблица 3

Причины развития информационного стресса

I. Непосредственные (информационные)

1. Семантические (смысловые):

— высокая субъективная сложность задачи,

— высокая ответственность задания,

— недостаточный контроль за ситуацией,

— неопределенность (неизвестность) оперативной ситуации,

— непредсказуемость развития ситуации,

— частичный или полный неуспех в деятельности,

— противоречивость информации и т. п.

— большой объем информации,

— низкая вероятность поступления значимой информации,

— нарушения ритма поступления информации и т. п.

— большая длительность воздействия рабочей нагрузки,

— аритмичность предъявления информации,

— высокий темп предъявления информации,

— неопределенность времени (неожиданность) поступления сигнала и т. п.

— низкая объективная вероятность предъявления информации, объективная неопределенность момента предъявления информации,

— неправильный выбор необходимой информации,

— пропуск сигнала, объективная сложность задачи,

— совмещенная деятельность и т. п.

— маскировка, искажение сигнала,

— противоречие информационных признаков ситуации,

— недостаточный привлекающий эффект сигнала,

— несоответствие сигнальных признаков информации и т. п.

II. Главные (субъектные)

— небрежность и т. п.

— низкий уровень знаний,

— недостатки в развитии навыков и умений,

— отсутствие необходимого опыта и т. п.,

— снижение резервов организма в результате острых и хронических заболеваний,

— неблагоприятные функциональные состояния (укачивание, утомление, десинхроноз и т. д.,

— неудовлетворительный уровень чувствительности анализаторов и т. п.

— низкая или чрезмерно высокая мотивация к деятельности,

— недостатки в развитии профессионально-важных психических качеств,

— неблагоприятные особенности личности и психические состояния и т. п.

III. Сопутствующие (средовые)

1. В организации труда:

— нерациональный режим труда и отдыха (сверхурочные, ночные смены),

— чрезмерная рабочая нагрузка,

— недостатки в обратной связи о результатах деятельности, неадекватная оценка деятельности и оплата труда,

— недостатки в охране труда, технике безопасности, организации рабочего места,

— недостатки в профессиональном (медицинском, психологическом) отборе, в психологическом и медицинском контроле в процессе деятельности и т. п.

2. В средствах труда:

— недостатки в компоновке приборов, кодировании информации, разборчивости текстуры, светотехнических характеристик приборов, конструкции органов управления, их загрузки, пространственном соотношении и т. п.

3. В условиях труда:

— недостатки в микроклимате и газовом составе воздуха на рабочем месте, в уровне шума, вибрации и освещенности, в конструкции рабочего места, обзоре, досягаемости до органов управления,

— неблагоприятный психологический климат в коллективе,

— недостаточная совместимость, сплоченность,

— межличностные конфликты, — низкий ролевой статус,

— неудовлетворительный уровень социальной ответственности, личного доверия, общественного признания, одобрения и т. п.

Одной из ведущих причин развития информационного стресса является недостаточный контроль за рабочей ситуацией. Неконтролируемость ситуации одновременно выступает и как внешнее условие деятельности, и как субъективный фактор, связанный с определенными личностными особенностями человека. В этой связи J. R. Averill [208] выдвинул три основных типа личного контроля:

1) поведенческий контроль — наличие у индивида способов поведения, позволяющих непосредственно устранить объективную угрозу неблагоприятного события;

2) когнитивный контроль — интерпретация, оценка и интеграция события в когнитивном «плане»;

3) контроль, относящийся к принятию решения, — способность сделать выбор из двух и более альтернатив.

Неконтролируемость события (неопределенность, неизвестность, неоднозначность раздражителей, сигналов, сообщений) определяют субъективную оценку ситуации как угрожающей [276, 293, 350].

Факторы непредсказуемости развития ситуации, неопределенности (неизвестности) оперативной ситуации связаны с дефицитом информации о временных, пространственных и смысловых характеристиках оперативного события [26, 38].

Ситуация неопределенности оценивается относительно времени появления оперативного события, качественных и количественных параметров этого события, характера взаимосвязи и соотношений между событиями и их параметрами в оперативной ситуации.

Человек может по-разному переживать, испытывать неопределенность:

• ситуация может быть непредсказуемой с точки зрения возможности или момента наступления, силы воздействия и т. п.;

• ситуация может потребовать больших знаний для предупреждения или ликвидации угрозы, но которых у человека нет;

• событие может оказаться настолько сложным, что человек не способен адаптировать к нему свою когнитивную схему.

Человек не обладает готовыми схемами интерпретации любой и каждой ситуации. Это делает событие непредсказуемым и он не знает, какое поведение будет адекватным в той или иной ситуации, что в конечном итоге может привести к нарушению его функциональной устойчивости.

Успешность купирования неопределенности зависит от способности индивида выдерживать и переносить такое состояние, умения искать и находить недостающую информацию, способности предсказывать развитие опасного, угрожающего события и контролировать свое поведение в этих условиях.

Наиболее общий когнитивный ответ на неопределенность — придание, приписывание событию какого-либо значения, которое само может стать источником негативных переживаний и напряженности. Второй процесс, развертывающийся одновременно с предыдущим, заключается в стремлении индивида заполнить пробелы в необходимой информации догадками или предположениями о неизвестном.

В практике операторской деятельности часто встречаются задачи, в которых стрессогенные характеристики определяются факторами недостаточности или избыточности информации. В первом случае трудность принятия решения человеком-оператором следует из дефицита сведений об исходной ситуации, о состоянии объекта управления, об условиях рабочей среды, о возможных последствиях конкретного решения. Иногда недостаточность информации обусловливается малым резервом времени для ее приема и преобразования. Избыточность информации может рассматриваться как типичный фактор, определяющий стрессогенность операторских задач. Суть данного явления заключается в том, что к оператору поступает информации больше, чем он может принять и переработать или чем ее необходимо для принятия решения (избыток информации выступает в качестве релевантной помехи).

Особый подкласс стрессогенных информационных характеристик связан с фактором ложности информации, под которой понимаются либо сообщения, не соответствующие реальной ситуации, либо циркуляция неверных сведениях о результатах деятельности, что вступает в противоречие с истинным состоянием управляемого объекта. При поступлении ложной информации возможна выраженная агрессивность человека-оператора из-за персонификации объекта стрессогенного воздействия.

Смотрите так же:  Что такое нервная анорексия у детей

Фактор расслоения информации связан со структурой информационного потока. Речь идет о таких признаках, как неоднородность алгоритма, частая смена режимов деятельности, поступление информации для совмещенных задач.

Фактор низкой субъективной вероятности поступления информации связан с отсутствием у человека-оператора внутренней готовности к восприятию информации, вследствие чего требуется срочная перемена старого плана действий и формирование нового.

Экстремальные факторы информационной природы не должны рассматриваться вне связи между собой, они трудно разделимы не только в реальных условиях решения операторских задач, но и в искусственных, лабораторных условиях. Помимо перечисленных информационных факторов, формирующих стрессогенный характер процесса операторской деятельности, в качестве сопутствующих, предрасполагающих причин развития информационного стресса могут выступать целый ряд факторов, отражающих недостатки, нарушения в таких компонентах «человеческого фактора», как индивидуальные особенности субъекта труда, а также в содержании (процессах, способах), средствах (орудиях), условиях и организации деятельности.

Бодров В. А. Информационный стресс: Учебное пособие для вузов.

Автор: Бодров В. А.
Название: Информационный стресс: Учебное пособие для вузов.
Формат: HTML, DOC
Язык: Русский

В монографии представлены материалы экспериментально-теоретического изучения информационного стресса человека-оператора, как одного из видов профессионального стресса психологической природы. Излагаются сведения о развитии теорий психологического и профессионального стресса, обсуждаются вопросы понятийного аппарата и природы информационного стресса. Проводится анализ данных о причинах, механизмах формирования и проявлениях информационного стресса, личностной обусловленности его развития, методах и моделях изучения. В книге приводятся результаты экспериментального изучения некоторых аспектов информационного стресса.
Книга предназначена для специалистов в области психологии и физиологии труда, инженерной психологии, эргономики, а также для студентов-психологов.

Проблема психологического стресса населения, в том числе специалистов различных областей профессиональной деятельности, приобретает все возрастающую научную и практическую актуальность в связи с непрерывным ростом социальной, экономической, экологической, техногенной, личностной экстремальности нашей жизни и существенным изменением содержания и условий труда у представителей многих профессий. Технический прогресс в промышленности, на транспорте, в энергетике, в военном деле сопровождается повышением роли человека в достижении высокой эффективности и качества деятельности, безопасности труда. Комплексная автоматизация работы систем управления, широкое применение вычислительной техники, использование информационных моделей индивидуального и коллективного пользования, интенсификация труда коренным образом меняет его характер, – упрощаются жестко алгоритмизированнные функции специалиста, но возрастает количество возможных проблемных ситуаций и темп работы, повышается профессиональная и личностная значимость и ответственность за результаты и последствия деятельности.
Труд человека в системах управления техникой (дея¬тельность «человека-оператора») связан с периодическим, иногда довольно длительным и интенсивным воздействи¬ем (или ожиданием воздействия) экстремальных значений профессиональных, социальных, экологических факторов, которое сопровождается негативными эмоциями, перенап¬ряжением физических и психических функций, деструк¬цией деятельности. Наиболее характерным психическим состоянием, развивающимся под влиянием указанных фак¬торов у человека-оператора, является психологический стресс. Развитие стресса в экстремальных условиях опера¬торской деятельности может быть связано также с возмож-ностью, ожиданием, угрозой воздействия на человека-опе¬ратора разнообразных раздражителей.физико-химической, психологической (личностной), организационной и, преж¬де всего, профессиональной природы. На этом основании данное состояние можно считать типичной формой профес¬сионального стресса. С другой стороны, особенности меха¬низмов регуляции этого психического состояния позволя-ет отнести его к категории психологического стресса.
Информационно-когнитивные основания специфики операторской деятельности, роль их причинно-следствен¬ных отношений в обеспечении эффективности и надеж¬ности труда человека-оператора определяют необходи¬мость рассмотреть возможность и целесообразность вы¬деления такой специфической формы профессионально¬го (по предмету) и психологического (по процессу, меха-низмам регуляции) стресса как информационный стресс человека-оператора.
Термин «стресс» широко используется в ряде облас¬тей знаний, именно поэтому в него вкладывается несколь¬ко различающийся смысл с точки зрения причин воз¬никновения такого состояния, механизмов его развития, особенностей проявлений и последствий. Он объединяет большой круг вопросов, связанных с зарождением, про¬явлениями и последствиями экстремальных воздействий внешней среды, конфликтами, сложной и ответственной производственной задачей, опасной ситуацией и т. д. Различные аспекты стресса являются предметом иссле¬дований в области психологии, физиологии, медицины, социологии и других наук. Содержанию этого понятия уделено довольно большое внимание и в дальнейшем изложении будут приведены наиболее часто используе¬мые его толкования. Отметим лишь, что и по сей день в литературе не всегда четко разграничиваются понятия стресса, дистресса, напряжения, напряженности, эмоци¬онального стресса и т. д., что еще больше затрудняет изучение этой и без того довольно сложной проблемы.
Стресс как особое психическое состояние связан с за¬рождением и проявлением эмоций, но он не сводится только к эмоциональным феноменам, а детерминирует¬ся и отражается в мотивационных, когнитивных, воле¬вых, характерологических и других компонентах лично¬сти. Именно поэтому феномен стресса требует специаль¬ного психологического изучения.
Стресс является реакцией не столько на физические свойства ситуации, сколько на особенности взаимодей¬ствия между личностью и окружающим миром [337]. Это в большей степени продукт наших когнитивных процес¬сов, образа мыслей и оценки ситуации, знания собствен¬ных возможностей (ресурсов), степени обученности спо¬собам управления и стратегии поведения, их адекватно¬му выбору. И в этом заложено понимание того, почему условия возникновения и характер проявления стресса (дистресса) у одного человека не являются обязательно теми же для другого.
Проблема психологического стресса в трудовой деятельности и социальной жизни человека особенно активно стала изучаться у нас в стране и за рубежом в последние три-четыре десятилетия. Этому способствовал ряд обстоятельств.
Во-первых, распространение концепций биологического стресса [88,165, 166, 393, 394] и появление фундаментальных и обзорных работ по проблемам влияния экстремальных факторов деятельности на функциональное состояние и работоспособность человека [32, 81, 91, 110,112, 118,120, 123, 125, 137, 145, 157, 168, 169, 178, 205, 206, 289, 329, 375 и др.].
Во-вторых, непрерывно возрастающее внимание к изучению «человеческого фактора», особенностей психических процессов, свойств и состояний личности специалистов ответственных, вредных и опасных профессий в связи с усложнением техники и содержания профессиональных задач, условий и организации трудового процесса и относительным увеличением роли психологических причин в снижении эффективности и безопасности труда, сокращении профессионального долголетия и возникновения психосоматических заболеваний.
В-третьих, существенное повышение уровня общей тревожности, напряженности, беспокойства у значительных категорий людей под влиянием природных бедствий (землетрясений, наводнений и т. п.), техногенных катастроф (взрывов, аварий на транспорте, промышленных объектах), региональных и межнациональных конфликтов, локальных войн и террористических актов, связанных с гибелью людей, массовым физическим и психическим травматизмом. Перечисленные факторы приводят к нарушениям психического состояния не только в результате их непосредственного воздействия на человека, но и при ожидании возможного воздействия или в период последействия.
По оценкам многочисленных экспертов в настоящее время значительная часть населения страдает психическими расстройствами, вызванным острым или хроническим стрессом. Он приобретает масштабы эпидемии и представляет собой основную социальную проблему современного общества.
Исследования проблемы психологического (профессионального) стресса в значительной степени основываются на положениях ее когнитивной теории [258, 329, 333, 380, 391 и др.]. Основное содержание этой теории сводится к положению о том, что когнитивные процессы определяют качество и интенсивность эмоциональных реакций за счет включения механизмов оценки значимости реального и антиципирующего взаимодействия человека со средой, а также личностной обусловленности этой оценки. В работах по данному направлению остаются еще вопросы о характере когнитивного отражения стрессогенных ситуаций разной сложности и содержания, а также особенностях личностной детерминации процесса развития стресса различной, в том числе информационной (операторской), природы.
Анализ исследований по психологическому стрессу свидетельствует о том, что основное внимание в них уделялось организационным факторам и внешним условиям деятельности как стрессовым воздействиям, в меньшей степени – влиянию личностных особенностей на стрессорную реакцию и явно недостаточно обращалось внимания процессу стресса, то есть фактическим стрессовым взаимодействиям, которые происходят между индивидом и условиями среды. Это взаимодействие следует рассматривать как влияние не столько отдельных статических причин изменения функционального состояния и поведения, а динамических компонентов рабочего процесса (информационных, энергетических, временных), когнитивных оценок воздействий стресс-факторов и личностных регуляторов формирования стресса и его преодоления.

Другие статьи

  • Кто как вылечился от заикания как я лечился от заикания 🙂 I know what you feel bro.Была та же проблема примерно до 1го курса института. Что со мной только не делали, и бабки-целительнительницы, и логопеды-искуссники, и та же система с "молчанием" и "пение". Могу сказать, что всё это - херня […]
  • Депрессия из за табака Взаимосвязь курения и депрессии Исследования показали, что люди, страдающие от никотиновой зависимости, чаще остальных впадают в депрессию. При этом риск ухудшения ситуации увеличивается, когда курильщик пытается завязать с вредной привычкой. При этом люди, не […]
  • Можно ли дюфалак ребенку 3 месяца Слабительное Дюфалак Если первые месяцы жизни малыш пачкает подгузник до 10 раз в день, то в 3-4 месяца картина меняется. Кишечник продолжает «дозревать» и развиваться, и стул становится реже. А иногда – значительно реже. Не обходится в этом случае без вмешательства. […]
  • Поведенческая коррекция при аутизме Вопрос-ответ. Как работать с проблемным поведением ребенка с аутизмом? Поведенческий аналитик об основных подходах к проблемному поведению при аутизме В мире АВА-терапии по сути есть две цели: приобретение новых навыков и снижение нежелательного поведения. Говоря […]
  • Свияш о депрессии Как возникает депрессия Как возникает депрессия По ней управление нашим телом происходит, когда Подсознание мгновенно просчитывает ситуацию и приходит к выводу, что изменить уже ничего нельзя. Никакими усилиями невозможно загнать Реальность в наши Ожидания. Например, […]
  • От газиков у месячного ребенка Как помочь ребенку при газиках в животе? Родился ребенок! Здоровье и самочувствие малыша в первые месяцы жизни во многом зависит от ухода за ним. Первое испытание может начаться для мамы еще в роддоме. Речь идет о таком неприятном явлении, как газики. Что это такое, […]