Из-за чего появляется шизофрения

Откуда берется шизофрения

Сайт N+1 опубликовал большую статью об истории исследования психических расстройств, в том числе шизофрении.

Диагноз «шизофрения» ввел в 1908 году Ойген Блейлер. Тридцатого апреля ему исполнилось бы 158 лет. А четвертого мая в журнале Nature Neuroscience вышла статья, в которой нейрофизиологи из Университета Дьюка (США) представили доказательства существования универсального нейромолекулярного механизма, вызывающего три типа патологических изменений в головном мозге, которые традиционно связывают с возникновением шизофрении. Открытие фактора, лежащего в основе разных неврологических симптомов, может поставить точку в споре о природе шизофрении, длящемся уже полтора века.

Речь идет о заочном споре Блейлера с немецким психиатром Эмилем Крепелином, который показал, что симптомы, которые Морель принимал за отдельное заболевание, это всего лишь ранняя манифестация более общей и более тяжелой болезни, которая длится на протяжении всей жизни.

Новая работа демонстрирует, что и деградация нервной ткани, и гиперактивность нейронов, и повышенный уровень дофамина могут иметь одну нейромолекулярную причину — отсутствие в нервных клетках больных шизофренией актин-связывающего белка Arp2/3. Теперь предстоит доказать, что это действительно общий фактор, вызывающий все главные патологические изменения мозга, и что уровень белка Arp2/3 регулируется определенными генами, чья экспрессия может зависеть как от эндогенных, так и от экзогенных факторов, например, тяжелого стресса.

Ученые выяснили, из-за чего появляется шизофрения

Скопируйте этот код и разместите его в нужном месте на вашем сайте:

Американские ученые выяснили, что в возникновении шизофрении виновна редкая генетическая мутация. Об этом сообщает «Русская планета».

Ученые изучили данные 41 тысячи человек, у половины людей был поставлен диагноз шизофрения, а у второй группы отклонений выявлено не было. У тех, кто был болен шизофренией, ученые обнаружили несколько областей генома, где мутации увеличивают риск появления этого опасного заболевания от 4 до 60 раз.

Всего ученным удалось обнаружить 8 похожих мест.

«Состою из двух половинок — шизофрении и анорексии»

По оценкам Всемирной организации здравоохранения, в мире более 21 миллиона человек страдают шизофренией. Из ста пациентов с таким диагнозом от одного до четырёх страдают вдобавок и анорексией. Такое сочетание крайне опасно, лечению поддаются меньше половины случаев, у четверти больных оно переходит в хроническую форму. Ещё шесть процентов гибнут от истощения или кончают жизнь самоубийством.

Читательница нашего самиздата поговорила с девушкой, для которой весить меньше тридцати килограммов и видеть кошмары наяву — часть жизни, которой она не стесняется и ведёт о ней дневник в соцсетях.

Смотришь на неё — и первое, что приходит в голову, — неформал. На бледном осунувшемся лице особо выделяются большие, подведённые чёрным карандашом глаза и тонкие, как спички, брови. Взгляд холодный, почти враждебный. Тёмные пряди закрывают впалые щёки. В носу и на нижней губе — кольца. В ушах — шипы и туннели по 30 миллиметров.

Руки забиты разными татуировками, которые гармонично соседствуют с глубокими шрамами от ожогов и порезов. На выпирающих ключицах — тату в виде козлиного черепа с раскинутыми синими крыльями. При росте 165 сантиметров она весит 38 килограммов и считает себя толстой. Она практически не спит, так как по ночам её охватывают тревога и страх, она видит мёртвых и слышит их голоса и единственное спасение находит в шрамировании. Она живёт так уже 15 лет, и её всё устраивает.

Женя росла странным и закрытым ребёнком. В семь лет она увидела свою первую галлюцинацию — вырванный человеческий глаз на подушке. Мать долго не могла принять, что её ребёнок может быть ненормальным, и списывала всё на детское воображение. По словам Жени, её мама изначально имела в голове образ идеальной дочери без изъянов. Образ был продуман до мелочей: хобби, цвет волос, даже вес. Будучи подростком, девушка мечтала отрастить волосы, но мама насильно обреза́ла их в каре.

Однажды Женя просто решила, что больше не будет подстраиваться под образ, придуманный матерью, и та сразу определила для себя, что ребёнка надо срочно вести к психиатру.

Так, Женя уже в 12 лет встала на учёт в ПНД. Никто толком не объяснял ей, что происходит и почему её пичкают различными таблетками. Как-то летним вечером Женя нашла выписки от врачей, и всё встало на свои места: и глюки, и панические атаки, и внезапное прекращение придирок матери.

«Я не сплю, мне просто страшно спать. Постоянно трясёт. Я поворачиваю голову — и вижу на подушке вырванное глазное яблоко, покрытое мерзкой слизью. Я пытаюсь кричать, но не слышно ни звука. Потом резко спазмы и судороги, боль в мышцах, всё путается в голове. Мне удаётся разжать пересохшие губы и позвать на помощь родителей. Приходят мои спасители, обнимают и говорят, что это был просто ночной кошмар».

«Я — шизофреничка. И не стесняюсь психических расстройств, в душе себя ненормальной всё равно не считаю. Разве что мозгами понимаю, что моё поведение — не самое адекватное. Мои родаки обратили внимание не сразу. Сваливали на обычные странности и не воспринимали всерьёз. Может, из-за этого и усложнилось всё».

«Мать ненормальная — от неё, как выяснилось, шизофрения и досталась.
Всё время пытается подстроить меня под себя, чтобы я была такой, какой она хочет. Я, естественно, такой не хочу быть и сразу это показала.
После того как я послала её, она постоянно хочет в психушку меня упечь и выставить себя хорошей матерью, типа „вовремя отправила лечиться“.
Её я ненавижу.
С отцом бывали разногласия, но они, думаю, рано или поздно у всех возникают, с ним хорошие отношения».

Принятие себя как «человека с особенностями» проходило не гладко. В шестом классе Женя пришла в школу на первый звонок — и сразу пропала на полгода. Два с половиной месяца она провела дома, а дальше — психиатрическая больница, откуда родители её забрали только под Новый год. В седьмом классе Женя отказалась идти в школу и перешла на домашнее обучение из-за психических отклонений. Всё своё «обучение» она не делала почти ничего, кроме как фотографировалась, рисовала, гуляла и красилась. Тогда же появилась странная идея о похудении.

Женя никогда не была полной, всегда весила меньше сверстников, но когда она случайно увидела в интернете фото узников концлагерей, вдруг поняла: это её идеал. Через несколько лет ей поставили брекеты, и это было лучшее прикрытие для того, чтобы ничего не есть. Почему-то Жене нравилась цифра 25, она думала, что именно в таком весе будет выглядеть, как заключённый лагеря «Аушвиц».

«Худоба — жутко, а я мечтаю выглядеть страшно, как антигерои в ужастиках, злодеи в сказках. Не хочу быть красивой и привлекательной. Я вижу красоту в том, что считается жутким: кости, раны, кровь. Обожаю причинять боль людям, которых люблю: мне хочется, чтобы они страдали ещё сильнее. Самый важный и любимый человек в моей жизни — я сама. Мне кажется, у меня есть склонность к мазохизму».

Пришёл девятый класс. Выпускной из средней школы — важное событие, но не для Жени. Она просто пришла на экзамен, ответила на какие-то вопросы и получила аттестат. Как она признаётся, школа ей ничего совершенно не дала, кроме умения «отключать мозг». Сидеть, отвечать что-то на автомате, не вникая в суть разговора. Теперь Женя посвятит своё освободившееся время похудению. И результаты не заставят себя долго ждать.

В 2013 году она с июня до ноября питалась только свежевыжатыми соками и обезжиренным кефиром. С 39 килограммов Женя похудела до 27 за полгода. В это время участились приступы, панические атаки по ночам, галлюцинации.

«Голодала 14 дней. Первую неделю чувствовала себя нормально, было просто мало сил. Не могла уснуть. На второй — всё очень плохо. Мне кажется, что толку от 0 ккал в день просто нет. Я мучаю себя. Все плывёт в глазах, жутко скручивает мышцы. Голова ватная и не держится на плечах. Когда встаю и прохожу небольшое расстояние, начинает колоть в зоне сердца. Дыхание обрывается. Не хватает воздуха. Невозможно всё описать.
Скажем так: до безумия плохое самочувствие.
Сколько точно ушло веса — не знаю. Я же так и не купила весы».

«Волосы сыпятся клочьями, чуть только прикоснусь. Кожа слезает, будто обгорела. Сильно. И непонятного цвета. Ярко крашусь. Ногти — норм.
Мышцы болят жутко. Даже если тупо на месте лежать. Кости скрипят.
Органы: сердцу однозначно пиздец. Никогда не прекращает болеть. Даже немного пробежать не могу. Пройду 200 метров — и останавливаюсь отдыхать. Кишечник в трещинах, мучное нельзя, кусну — и в реанимацию, ибо разойдутся. Печень опухшая частично — жиры больше 0,5 нельзя. Дёсны кровоточат сильно».

«Мне кажется, что за мной кто-то следит. Я прячусь. Недавно разговаривала с мёртвыми. Мне кажется, что теперь они тоже за мной следят. Они в моей голове, они управляют моими руками, ногами — они управляют всем. Сегодня я всю ночь с ножами в руках пряталась в шкафу. Я уже не различаю реальность и галлюцинации, да и до сих пор не могу быть уверена на 100 процентов в том, что это было на самом деле».

«Настроение плохое, все бесят. Я сажусь — и жгу, жгу. Боли не чувствую. Чувствую лишь то, что вместе с кровью вытекают и все проблемы. И реально становится легче. Спокойнее.
Потом, закончив, смотрю на ожог и охреневаю, типа: „Ничего себе. Это что, моя рука/нога? Как я так сделала?“
И боль уже начинает появляться. Порой, когда раны уже заживут, я смотрю фотки ещё не заживших этих ран и сама не верю, что на них я.
Физическая боль заглушает моральную».

Смотрите так же:  Безработица в сша во время великой депрессии

«Вешу 30 кг. В интернете, на улице спрашивают, всё ли в порядке, а родные вплотную не обращают на это внимания. А обратили, только когда я еле встала и в итоге не смогла дойти до кухни, чтобы что-то им приготовить.
Порванные пару лет назад вены и отравления таблетками тоже оставались незамеченными.
Если честно, мне эта особенность жутко нравится».

Когда вес Жени снизился до 27 килограммов, а ножи на кухне стали пропадать всё чаще, родители всё-таки отправили девушку на лечение в частную клинику, владелица которой часто появляется в разных телепередачах про анорексию. Сутки «лечения и проживания» там стоят 12 500 рублей.

В больнице истощённой Жене, которая очень долго не ела вообще ничего, сразу сунули картошку с котлетой и заставили съесть. С такой нагрузкой организм не справился, и Женя потеряла сознание. Когда откачали, стали кормить супами. Так прокормили неделю. Потом Жене сообщили, что выпустят, как только её вес достигнет 45 килограммов, и она стала набирать. Её ежедневная норма еды в день составляла: три булки хлеба, бутылка масла, специальные коктейли, наподобие «Малоежки», и еда-еда-еда. За две недели Женя поправилась, но теперь большинство продуктов попросту не усваиваются её организмом. Ну а когда выписали, она снова похудела.

«Психологи и психиатры — совершенно тупые люди, у которых одно решение на всё. Когда переедала и слишком быстро набрала, психолог сказала: „Хватит уже жрать столько, вон смотри, какие щёки и ляжки наела“. И я-то ладно — меня не волнуют комментарии со стороны, и набирала я намеренно, чтоб выпустили. Но сказать такое пациенту с анорексией — как-то не очень. Слова дословно такие. А вдруг на моём месте была бы та, на чью психику это бы повлияло?»

«Теперь я состою из двух половинок — шизофрении и анорексии. После больницы бо́льшую часть продуктов мой организм не воспринимает вообще. Бывает, от приёма пищи блюю с кровью. А без еды сил нет ни на что — хочется лечь и сдохнуть.
Постепенно появляются странности, связанные и с анорексией, и с шизофренией. Ем только серебряными или одноразовыми приборами. Напитки пью чисто через трубочку.
Очень зациклена на том, сколько времени я ем.
Не могу есть без каких-либо ограничений. Из-за этого не хватает гормона счастья — серотонина.
Наверно, отсюда и депрессии».

После клиники и проблем с внутренними органами девушка решила отвлечься от навязчивой идеи о похудении. Прошла курсы тату-мастера и год обучалась в модельном агентстве. Ей всегда нравилось позировать, она уверенно чувствовала себя перед камерой. Часто участвовала в тематических фотосетах. Много читала про шизофрению и даже захотела стать психиатром. Но кто возьмёт с таким диагнозом? Поэтому Женя решила все свои мысли транслировать в соцсети. Создала несколько пабликов во «ВКонтакте», которые до сих пор имеют много подписчиков. Там она описывала всё, что происходило в её жизни, которая, кстати, снова стала налаживаться. Но психические расстройства просто так не проходят.

«Я села краситься — и почувствовала, что по горлу кто-то проводит чем-то холодным. Поворачиваю зеркало, а за мной мёртвый дед, который пытается мне горло перерезать. Я первым делом полезла за кухонным топором и стала нападать на всех родных, в результате чего чуть не зарезала всех — и попала в психушку. Это мой самый страшный припадок».

«Меня пичкают нейролептиками. От них у меня жуткая сонливость. Сплю с 21:00–22:00 до 11:00 — и при этом засыпаю на ходу. Теряю сознание. Очень туплю. Например, совершенно понятное, простое слово читаю — и никак не могу понять его смысл. Думать вообще не могу. В какой-то степени — как овощ. Но работу свою они выполнили (убрали галлюцинации). Бывали только слуховые, но не такие настойчивые, как раньше, и быстро пропадали. Ещё от таблеток я отекла. Но наконец-то вернулась домой».

«Со мной происходит что-то странное. Я ем каждый день и не голодаю. Но мой вес постоянно уменьшается.

Я срочно должна набрать пару кг или хотя бы больше не терять их. Кости — хоть и безумно красиво, но в психушку два раза за год не хочу.

У меня начали отказывать ноги. Мой вес скатился до 25 кг.

От меня отказались три реанимации, психушки, и в итоге отвезли туда, где чисто ЖКТ лечат. Здесь мне правда помогли, намного лучше, чем в других больницах. Я буду стараться набирать вес. Я больше не буду опускаться ниже 35 кг (даже, пожалуй, самый предел — 36), но и подниматься больше 42 кг (это мой настоящий вес — без отёков и таблеток, когда нормально ем). Но почему-то мне всё равно нравится худоба. В минимальном весе фигура очень красивая, но лицо стрёмное, а то, что ноги отказывают, — нехорошо».

«Волосы сыпятся клочьями и не растут практически. Ногти как были, так и есть.
Кожа — по-разному. Иногда сухая настолько, что смотрится, будто наждачной бумагой тёрла. Иногда красная. Иногда, наоборот, бледная или, что самое странное, — иссиня-зелёная.
Очень сильно рвутся старые шрамы — от любого резкого движения. Желудок — язва, грибок, непроходимость кишечника, и в конце врачи ещё дописали: белково-энергетическая недостаточность. Суставы вылетают, печень и сердце посажены».

Женя вернулась домой и сейчас живет с отцом, с матерью не разговаривает. С этого года планирует разорвать общение со всеми родственниками. Она хочет найти модельное агентство, где примут с её внешним видом, и работать. Она пыталась вылечиться. Но её вес продолжает уменьшаться. Теперь анорексия, по её признанию, перетекла в дранкорексию — так на жаргоне людей, старадющих пищевыми расстройствами, называется стремление полностью заменить еду алкоголем. С января девушка пьёт каждый день. В алкоголе ценит вкус и качество. Никогда не напивается.

«Мне кажется, настоящее безумие наступает, когда человеку становится безразлично всё и все окружающие.

Когда он погружается в свой мир — и ему ничего не нужно.

Когда человек отказывается от этой реальности.
Это своеобразная точка невозврата, дойдя до которой, мышление меняется настолько, что иначе этот человек уже мыслить не сможет.

Да, он может что-то делать, адекватно говорить, но сам находится не тут. Эта реальность для него — не более чем сон.

Шизофрении и self

Как страдает при психической болезни self (Я, собственное я, самость, эго, das Ich, The I)? Предполагается, что есть нарушения, которые не затрагивают self и не коверкают минимальную самость человека, и есть болезни с более серьезными последствиями. То, что в DSM-IV отнесено к “Расстройствам личности”, не вредит self или, пользуясь терминами Уголовного кодекса, наносит self легкие повреждения или повреждения средней тяжести. Малая психиатрия работает именно с такими болезнями, при которых повреждения self квалифицируются как незаметные, легкие и средние.

Что происходит с self при шизофрении? Быть может, именно из-за катастрофической поврежденности self эта болезнь считается такой “страшной”?

Изучение шизофрении со времен Блейлера не проходит мимо понятия “чувство self” [1]. В феноменологии шизофрении испорченность “чувства self” понимается как одна из ключевых характеристик больного сознания пациента. Эта испорченность проявляется по-разному.

Во-первых, self начинает слишком активно само себя осознавать. Яйность (ipseity), которая в норме остается незамеченной, и другие имплицитные, невидимые слои психики становятся заметными. Внутрипсихические события становятся настолько рельефными, что воспринимаются как объекты внешнего мира.

Во-вторых, вместе с гиперрефлексией приходит ослабление субъектности. Self ненормально активизируется и одновременно теряет силу. Ослабление субъектности проявляется в изменении ощущения собственной агентности (представлении о себе как о действующем субъекте, авторе своих поступков).

Хорошо известный симптом шизофрении – “голоса“. Из-за ослабления границ self, внутренний голос воспринимается как звучащий извне. Гиперрефлексия добавляет впечатление, будто “голоса” агрессивно вторгаются в жизнь человека, докучая своими критическими комментариями.

Когда Крепелин сравнивал шизофрению с “оркестром без дирижера”, он имел в виду не только заметные странности в речи и поведении, но и расстроенное самоощущение человека. Психиатров больше всего увлек первый аспект – нерациональность мышления шизофреника, необычность восприятия, нарушения в сфере аффектов и причудливые убеждения.

Так получилось, что к проблеме self первыми подобрались философы-феноменологи, а психиатры взялись за self уже после них. Феноменология задала исходную систему координат при изучении self, обозначила точку, с которой начали движение к пониманию этого явления психиатрия, а позднее и нейронаука.

Признав, что шизофрения – это “расстройство яйности” [2], психиатры все равно склоняются к методологически более легким аспектам изучения этой болезни. В американских руководствах последний раз проблемы с “чувством self” упоминаются при описании шизофрении в DSM-III-R (1987 г.). Нарушение “чувства self” там предлагается понимать как дефект “границ эго”, из-за которого человек теряет уверенность в собственной идентичности. Как следствие, появляется бред воздействия, будто сквозь брешь в границе self прорывается внешняя, враждебная сила.

DSM-IV (1994 г.) уже ничего не говорит о self в контексте шизофрении. На “чувство self” рекомендуется обратить внимание при диагностике пограничного расстройства личности. О неисправном self при этой психопатологии сигнализирует неустойчивость я-концепции. Человек не чувствует свое self, теряет сам себя – в том смысле, что он не может остановиться в выборе “версии самого себя”: резко меняет цели, ценности, гендерную идентичность, круг общения и т. д.

Наконец, в DSM-V (2013 г.) “чувство self”, помимо главы о пограничном расстройстве личности, встречается в диагностических критериях диссоциативного расстройства идентичности, где описывается нарушение чувства непрерывности self и чувства агентности. Человек становится наблюдателем собственного поведения и собственной речи, не имея сил повлиять на наблюдаемое поведение.

Смотрите так же:  Депрессия дёшево

Если учесть особенности психиатрической таксономии, то понятно, почему одно и то же ментальное состояние считается типичным для разных болезней. Нарушение агентности, т. е. нарушение восприятия себя как субъекта, который владеет собой и сам является автором своих действий, – эта проблема с self характерна для многих психопатологий, включая шизофрению.

Как писал Мерло-Понти, настоящее – это структура, состоящая из двух абстрактных моментов, из субъекта и объекта. Особенность шизофрении (а если допустить смелое обобщение, то и практически всех аномалий психики), с точки зрения философской феноменологии, в том, что эта болезнь разделяет субъект и объект, Я и мир.

Self и мир теряют синхронность существования, которая обеспечивает человеку нормальное ощущение собственного тела. Человек, как учат философы-феноменологи, всегда воспринимает мир через свою “воплощенность”, но в здоровом состоянии человек не отвлекается на телесность. Шизофреническая гиперрефлексия приводит к тому, что тело, его отдельные части и телесные процессы (говорение, чувственное восприятие) отчуждаются и рассматриваются как суверенные объекты.

Если отталкиваться от представления о шизофрении как о болезни self, то привычное деление симптомов на продуктивные и негативные кажется немного неуместным. Продуктивные симптомы якобы что-то добавляют сверх нормы, а негативные якобы что-то убавляют. Психика рисуется диагностами как магазин или склад, в котором всегда должно поддерживаться определенное количество предметов разных типов. Когда их становится больше нужного, говорят о продуктивной симптоматике, когда меньше – о негативной. Но то состояние, которое в древности назвали бы “безумием”, не исчерпывается количественными характеристиками.

Ясно, что при шизофрении происходит нечто более фундаментальное – меняется организация внутренней жизни. Без концепции self описать это изменение практически невозможно.

Аудио-галлюцинации – это ведь внутренняя речь, по сути своей совершенно нормальное явление. Но из-за аварии self внутренний монолог попадает под увеличительное стекло гиперрефлексии и превращается в голоса.
Негативная симптоматика не так интересна как галлюцинации. Ее меньше изучают, потому что практически все, что причисляют к негативным симптомам (абулия, апатия, ангедония и т. п.), встречается в жизни каждого человека. Но в субъективной стороне этих симптомов, быть может, скрывается самая суть изменений “чувства self”.

Немецкий психиатр Вольфганг Бланкенбург называл это “потерей естественной самоочевидности” [3], т. е. исчезновением уверенности в доказанности существования self. И, как следует из приведенного утверждения Мерло-Понти, если self теряет самоочевидность, одновременно рушится внешний мир, т. е. мир больше не воспринимается в фоновом режиме, как должное, как данность.

Психиатры любят изучать разного рода когнитивные нарушения при шизофрении. Все эти нарушения относятся к тому, что Ясперс называл областью “объективных симптомов”. Изучать этот аспект болезни легче всего. Это самый наивный уровень понимания шизофрении, проявляющийся в народном термине “сойти с ума”. “Сойти с ума” – значит перестать быть умным, потерять способность рационально мыслить.

Но шизофрения не является дефектом здравомыслия. Бредовым системам, существующим в сознании некоторых пациентов, свойственна нетривиальная комплексность и многомерность. Рефлексивное сознание шизофреника в каких-то случаях способно демонстрировать больше силы, чем рефлексивное сознание условно здорового человека.

Например, умение видеть закономерности там, где их не видит обычный человек. За пределами психиатрических стационаров таких людей называют “любителями конспирологии”. Кстати сказать, главный инструмент для измерения силы ума, используемый в наши дни, тест IQ, практически полностью состоит из заданий по выявлению закономерностей. Интересно было бы выяснить, есть ли корреляция между результатами теста и отношением к “теориям заговора”. То, что корреляции между высоким IQ и умом не существует, по-моему, ясно и без дополнительных исследований.

Вообще мышление при шизофрении напрасно считается каким-то дискредитированным и ослабленным. Локк много веков назад делил проблемы с интеллектом на две группы: в одной группе “идиоты”, у которых слишком мало мыслей, а в другой группе “безумцы”, у которых мыслей слишком много. Проблема в том, что распавшаяся связь между Я и миром убийственно влияет на характер мышления. Оно становится очень аналитическим и теряет спонтанность. В быту такой способ думать и говорить называют “занудством”.

Поиск корреляции нарушений self с когнитивными нарушениями затруднен тем, что с одной стороны есть когнитивные функции, которые можно оценить (оперативная память, внимание и др.), а с другой стороны есть абстрактное понятие self, к которому довольно сложно подобраться с психометрическими инструментами.

Что касается нейронных коррелятов self, то их ищут, обращая внимание на те регионы мозга, которые патологически изменены у людей, не осознающих недостатки каких-либо своих способностей. Видимо, именно здесь (задняя теменная и префронтальная кора) происходит работа по осознанию собственной самости [4].

Есть версия, что для понимания связи больного self и когнитивных нарушений, полезно обратить внимание на то, как сознание больного человека работает с временем [5]. Взять, например, агентность Пациенты могут по-разному концептуализировать нарушение агентности: их контролирует Бог/Дьявол, они в рабстве у инопланетян, ими командует телевизор или спецслужбы. Фабула бреда – лишь набор символов, с помощью которого оформляется дефект агентности, который происходит из-за сбоя в обработке сенсорных сигналов во времени. Потеря синхронности Я и мира происходит на уровне self и выражается в данном случае в определенных психиатрических симптомах. Асинхронность можно выявить экспериментально с помощью тестов, когда от человека требуется оценить одновременность сигналов и длительность временного промежутка. При шизофрении с прохождением таких тестов бывают довольно серьезные затруднения.

Темпоральность в философской феноменологии имеет очень важное значение. Время – это один из ключевых компонентов реальности, который определяет природу человеческого сознания. Сознание всегда живет внутри времени и общается с миром, находясь в потоке времени. Гуссерль объясняет, что такое темпоральность на примере восприятия музыки. Когда человек слушает музыку, он одновременно осознает ноту, звучащую сейчас, ноту, которая звучала раньше, и ноту, которая зазвучит после той, что звучит сейчас.

Когда в процессинге времени происходят сбои, восприятие мира теряет стабильность. Восстановить ощущение стабильности мира человеку помогают шизофренические симптомы. Бредовые идеи играют роль смысловых подпорок, которыми человек пользуется для ремонта упавшего здания стабильного мироощущения.

Темпоральность, агентность – что еще ломается в self при шизофрении? Что-то происходит на базовом уровне дорефлексивного Я, там, где живой субъект ощущает себя живым. Self страдает от потери витальности, что симптоматически может проявляться в патологическом страхе смерти. К этому добавляются:

  • потеря ощущения единства self (что проявляется в бессвязности мыслей и чувств);
  • потеря ощущения онтической отделенности от мира (что проявляется в чувстве открытости сознания для внешних влияний);
  • потеря ощущения собственной идентичности (что проявляется в бреде собственной сверхзначимости).

В гармоничном состоянии отделенность от мира и само-идентичность дополняют и поддерживают друг друга в структуре self. Непрерывность границ self обеспечивает человеку и миру, в котором человек существует, стабильность и порядок.

О том, что границы эго при шизофрении находятся в ненормальном состоянии, в свое время писали психоаналитики [6]. Считается, что понятие “границы эго” было введено учеником Фрейда Виктором Тауском в 1919 г. в работе “О возникновении “машины влияния” при шизофрении”. Потом Пауль Федерн предложил всерьез изучить “границы эго” с психоаналитической точки зрения. Тауск и Федерн описывали эффект ослабления “границ эго” так же, как и другие исследователи шизофрении: потеря способности отличать вымыслы (домыслы) от объективной реальности.

Характерно то, как психоаналитики стремятся овеществить описание нарушений целостности self. Фрейд и Федерн использовали метафору амебы, чьи границы всегда подвижны, и в зависимости от условий среды расширяются или сужаются. Те, для кого границы амебы слишком призрачны, чаще говорили о стенах, ограничивающих территорию эго. Вильгельм Райх в 1940 гг. писал не просто о стенах, а о “броне Я”.

Влечение фрейдистов к физическим метафорам хорошо известно. В психоанализе, надо признать, чувствуется дух стим-панка: психика в описании Фрейда выглядит как мудреный гидравлический агрегат, внутри которого перемещается энергия – где-то чрезмерно скапливается, где-то высвобождается наружу, вырываясь, как пар из свистка, а где-то внутреннее давление разрывает всю систему.

Проблем с применением концепции self при работе с шизофренией – две [7].

Первая проблема связана с тем, что self тащит за собой весь тот культурный контекст, в котором это понятие развивалось. Это контекст западной культуры с характерным делением на “личность” и “коллектив”, и связанными с этим делением представлениями об индивидуальном опыте и его ценности. В культуре, менее индивидуалистичной чем западная, потребуется реинтерпретация понятия self.

В том, как Крепелин описывал шизофрению, видно влияние западной культуры. Он пишет о “потере внутреннего единства мысли, чувств и деятельности, нарушении высших чувств, нарушении воли, потере психической свободы, дезинтеграции личности” . Подразумевается, что у self есть ядро, которое разъединяется при болезни. Шизофрения в таком описании видится как своего рода внутриклеточный паразит, проникающий внутрь self и портящий его композицию и функциональность. Главные результаты деятельности этого паразита выглядят так печально, потому что они не приветствуются культурой. К этим психологическим изъянам относятся потеря свободы, потеря воления, потеря чувства владения самим собой.

Свобода, автономия, неоспоримая агентность – все эти ценности, с точки зрения транскультурной психиатрии, не абсолютны. Можно представить общество, в котором одобряется состояние раба, без остатка поручившего свою субъектность другому человеку, группе людей или организации. В таком обществе, напротив, образ независимого, самостоятельно решающего и свободно действующего человека будет вызывать неодобрение и пробуждать подозрения в его душевной ненормальности.
Еще одна проблема – общая для феноменологического подхода к психопатологии. Со времен Ясперса психиатрия, с каким бы феноменом психической жизни человека она ни сталкивалась, делает очень большую ставку на способность врача разгадывать внутренний мир пациента, ориентируясь по той карте, которая дается врачу самим пациентом. Для концептуализации шизофрении self – хорошее рабочее понятие (с поправкой на культурный контекст). Но, как и все разновидности феноменологических концепций в психиатрии, “чувство self” стоит на очень шатком основании, составленном из интеллектуальных спекуляций и философских допущений.

Смотрите так же:  Теория умственной отсталости

Проблема с оценкой состояния self при диагностике шизофрении в том, что неполадки с self случаются на дорефлексивном уровне. Корни болезни уходят в глубочайший, таинственный слой яйности, а говорить с врачом о своих переживаниях приходится на конвенциональном, совершенно обычном языке. В итоге пациент передает собеседнику нарратив, сформировавшийся уже после осмысливания субъективного опыта, после проведения работы по подбору слов и метафор.

Кроме того, большая часть исследований, посвященных феноменологии шизофрении основана на информации, собранной у пациентов, которых уже привели в стабильное состояние. Получается, что “увидеть” больное self пациента не удается из-за целой системы фильтров, один из которых – время, отделяющее момент беседы в стабильном состоянии от момента острого психоза.

В этом еще одно слабое место феноменологической психиатрии, появившейся на свет в месте плодотворного пересечения философии и медицины, и более 100 лет помогающей врачам ослаблять страдания пациентов. Изменить отношение к феноменологическому методу побуждает не количество несовершенств этого метода, а его все четче проявляющаяся анахроничность. Чем больше обоснований получают методы объективного (нейробиологического) изучения психопатологий, тем больше сомнений в целесообразности феноменологического подхода, предложенного некогда философом и врачом Карлом Ясперсом.

Подготовил: Филиппов Д.С.

Источники:

1 – Moe A.M., Docherty N.M. Schizophrenia and the Sense of Self. Schizophrenia Bulletin. 2014;40(1):161-168.

2 – Sass L.A., Parnas J. Schizophrenia, consciousness, and the self. Schizophr Bull. 2003; 29(3):427-44.

4 – Kircher T, David AS. Self-consciousness: an integrative approach from philosophy, psychopathology and the neurosciences. (ed. by T. Kircher, AS. David) The self in neuroscience and psychiatry. Cambridge University Press; 2003. pp. 445–473

5 – Martin B, Wittmann M, Franck N, Cermolacce M, Berna F and Giersch A (2014) Temporal structure of consciousness and minimal self in schizophrenia. Front. Psychol. 5:1175.

6 – Г. Габбард, Э.Лестер “Психоаналитические границы и их нарушения” Класс, 2014

7 – Maj M. The self and schizophrenia: some open issues. World Psychiatry. 2012;11(2):65-66.

8 – цит. по Fabrega H. The self and schizophrenia: a cultural perspective. Jr Schizophr Bull. 1989; 15(2):277-90.

Из-за чего появляется шизофрения

Шизофрения у больных наркоманией

Шизофрения является психиатрическим диагнозом, который отображает психическое расстройство характеризующиеся нарушениями в восприятии или выражение реальности. Искажения в восприятии у больного наркоманией при лечении наркомании могут повлиять на все пять чувств, включая зрение, слух, вкус, обоняние и осязание, но чаще всего проявляется как слуховые галлюцинации, параноидные или странные заблуждение, или дезорганизация речи и мышления при значительной социальной дисфункции. Симптомы обычно возникает у молодых. У взрослых, примерно 0,4-0,6% населения, пострадавшего. Диагноз ставят на основании наблюдения поведения за пациентом. До сих пор не существует, лабораторных тестов для определения шизофрении.

Исследования показывают, что может в развитие болезни больного наркоманией сыграть генетика, окружающая среда, нейробиология. Психологические и социальные процессы имеют также важное значение факторов, способствующих, а некоторые лекарства по рецептам могут причинить кому-либо вред или ухудшить симптомы. Текущие психиатрические исследования наркоманов сосредоточены на роли нейробиологии, однако единой органической причины пока не установлено. В результате число возможных комбинаций признаков, также существует спор о том, диагностика представляет собой единое заболевание или ряд отдельных синдромов. По этой причине, Эйген Блейлер назвал болезни шизофрениями (множественное число), когда он придумал название. Несмотря на его этимологию, шизофрения не то же самое что раздвоение личности, ранее известное как раздвоение личности, или раздвоение личности, с которым его ошибочно путают.

Увеличение допаминовой активности в Мезолимбический путь мозг последовательно найдено у больных шизофренией людей принимающих наркотики. Основой лечения является антипсихотические лекарства; этот тип лекарств в первую очередь работает, на подавление допаминовой деятельности. Дозы антипсихотиков, как правило, ниже, чем в начале десятилетия их использования. Психотерапия и профессиональная и социальная реабилитация, также важны. В более серьезных случаях — при наличии риска для себя и окружающих — принудительная госпитализация может быть необходима, хотя и необходимость пребывания в клинике сейчас реже и на более короткие сроки, чем оно была в прежние времена.

Наркоманы больные шизофренией могут иметь дополнительные (сопутствующие) условия, в том числе, такие как депрессии и тревожные расстройства; количество возникновения наркомании от лекарств составляет около 40%. Социальные проблемы, такие, как длительная безработица, бедность и бездомность, являются общими. Кроме того, средняя продолжительность жизни людей с этой болезнью составляет на 10 до 12 лет меньше, чем у тех, у кого из-за повышенных физических проблем со здоровьем выше уровень самоубийств.

Шизофрения встречается в равной степени у мужчин и женщин, хотя обычно появляется раньше, у мужчин — пик возраста наступления является 20-28 лет для мужчин и 26-32 года для женщин. Возникновение в детстве, гораздо реже. Несмотря на полученные знания, что шизофрения возникает с такой же скоростью по всему миру, ее распространенность колеблется по всему миру, в странах, а также на местном и районном уровне. Одним из наиболее стабильных и воспроизводимых методов поиска. Была связь между проживающими в городской среде и диагностикой шизофрении. Даже после таких факторов, как употребление наркотиков, этнические группы и размер социальной группы были контролируемые. Шизофрения, как известно, одна из основных причин инвалидности.
Первыми упоминания о шизофрении, как синдроме считается редкими в исторических записях до 1800-х годов, хотя доклады о иррациональном, непонятном или неконтролируемом поведении были обычным делом. Так же был перевод этой краткой заметки в древнеегипетском папирусе Эберса. В обзоре древнегреческой и римской литературы указано, что, хотя о психозе было описано. Не было условий, отвечающих критериям для определения шизофрении. Странные психотические убеждения и поведения похожие на некоторые из симптомов шизофрении, были зарегистрированы в арабском медицинской и психологической литературе в средние века. В Канон врачебной науки «, например, Авиценна описал состояние, несколько напоминающее симптомы шизофрении, которую он назвал (тяжелое безумие), которое отличается от других форм безумия, таких как мания, бешенство депрессивные и маниакальные психозы.
Подробный отчет о случаях в 1797 году о Тилли Джеймс Мэтьюз, и счетов Филипп Пинель, опубликованные в 1809 году, часто рассматриваются как первые случаи шизофрении, в медицинской и психиатрической литературе. Шизофрения впервые был описана как отдельный синдром затрагивающих подростков и молодых взрослых, Бенедикт Морель в 1853 году, называется demence Precoce (в буквальном смысле на раннем этапе слабоумие’). Срок слабоумие praecox был использован в 1891 году. В 1893 году Эмиль Крепелин представил новые широкие различия в классификации психических расстройств между слабоумием praecox и расстройством настроения (называется маниакально депрессией и в том числе и моно и биполярной депрессией). Крепелин считает, что слабоумие praecox в первую очередь болезнь мозга, в частности форма слабоумия, Отличается от других форм слабоумия, таких, как например болезнь Альцгеймера. Которая обычно происходит в более позднем возрасте. Классификация Крепелина медленно получила признание. Было возражение против использования термина «слабоумие»
Слово шизофрения — переводится примерно как «расщепление сознания»
Термин шизофрения обычно неправильно означает, что у пострадавших лиц «раздвоение личности». Хотя некоторые больные наркоманией с диагнозом шизофрения могут слышать голоса и у них могут возникнуть голоса. В первой половине ХХ века шизофрения считалась наследственным дефектом, и страдальцы подверглись евгенике во многих странах. Сотни тысяч были стерилизованы, с согласия или без согласия — большинства в нацистской Германии.
В начале 1970-х годов, диагностические критерии для больных шизофренией являются предметом целого ряда противоречий, которые в итоге привели к критериям, используемым сегодня. Это стало ясно после 1971 США-Великобритании диагностическое исследование того, что шизофрения была диагностирована в гораздо большей степени в Америке, чем в Европе.
В Советском Союзе диагноз шизофрения был также использован в политических целях. Выдающийся советский психиатр Андрей Снежневский создал дополнительный подпункт классификации медленно прогрессирующая шизофрения. Этот диагноз был использован, чтобы дискредитировать и оперативно поместить в тюрьму политических диссидентов.

Другие статьи

  • Критерии психического здоровья детей дошкольного возраста Критерии психического здоровья детей дошкольного возраста Проблема сохранения здоровья подрастающего поколения является одной из центральных в современном образовании и рассматривается в рамках здоровьесберегающей педагогики. Современная система образования […]
  • Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста Консультация (младшая группа) по теме: консультация для воспитателей. Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста. Консультация для воспитателей. Предварительный просмотр: Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного […]
  • Можно ли отказаться от совершеннолетнего ребенка Можно ли отказаться от совершеннолетнего ребенка Законодательством Российской Федерации не предусмотрено процедуры отказа от ребенка, возможно только лишение родительских прав. Так, согласно ст. 69 СК РФ родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если […]
  • Что входит в обязанности родителей по воспитанию детей Глава 12. Права и обязанности родителей (ст.ст. 61 - 79) Глава 12. Права и обязанности родителей См. Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 20 июля 2011 г. © ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 2019. […]
  • Можно ли ребенку капать ромашку в нос отвар ромашки и нос неделю назад мы заболели к нам приходила врач и сказала 5 раз в день промывать нос пипеткой ромашки, потом отсасывать аспиратором, а потом капать капли сейчас я разговаривала с подругой, она меня отругала, сказала, что нельзя так ни в коем случае, […]
  • Как правильно купать в круге месячного ребенка Как купать ребёнка с кругом на шее С какого месяца купать ребёнка с кругом на шее, как правильно это делать, в какое время? Советы доктора Комаровского и видео инструкция. Водные процедуры – особенное удовольствие для маленького ребенка. Кроме обычного гигиеничного […]