Я победил шизофрению

Попытка победить себя

Общение страдающих душевными расстройствами, их врачей, близких, и всех заинтересованных. Взаимопомощь и творчество.

Попытка победить себя

08 окт 2016, 21:14

Здравствуйте, уважаемые форумчане.

Вот уже 2 года прошло, как я последний раз вышел из дурки, но не из-за обострения, а чтобы пройти обследование, т.к. у меня раньше стоял диагноз РДА, но возраст уже подходил, и надо было его сменить. Честно скажу, в детстве я был самым буйным и горячим мальчиком во дворе, который очень много болтал впустую и любил подраться просто так, из-за чего уже с раннего возраста был постоянным клиентом детского психиатра и неоднократно лежал в детском ПБ. Слава Богу, что сейчас я повзрослел, стал совершеннолетним (мне 20) и уже не обладаю таким диким нравом. Так вот, после выхода из ПБ мне был прописан рисперидон 1 мг/сут. У меня началась жуткая депрессия, при этом психозы остались, как ни странно, однако никому вреда я не причинял. Чтобы заглушить душевную боль, я старался прилежно учиться и всё оставшееся свободное время проводил за компьютерными играми. В колледже, где я сейчас учусь, с одногруппниками обычно общался только по делу (т.е. когда нужна была помощь). Весной этого года депрессия стала усугубляться, и мне пришлось сбавить дозу до 0,5 мг/сут, хотя лечащий врач говорит, что лекарство бесполезно при такой дозировке. После этого моё состояние действительно улучшилось, и впервые за долгое время я стал более разговорчивым, начал шутить (при этом мои шутки были всем понятны, несмотря на их некоторую странность, отчего они становились еще смешнее) и даже флиртовать с одногруппницами. Но вскоре депрессия опять вернулась, и даже приём рисперидона всего по 250 мкг ничего не изменило, так что мне ничего не оставалось, кроме как бросить таблетки. К тому времени лечащий врач уже назначила мне Пароксетин, чтобы бороться с депрессией — принимаю их и по сей день.

Впрочем, я упустил еще одну важную вещь: я впервые за свою жизнь, осознав свою неполноценность и поставив перед собой цель стать психически здоровым и полноценным человеком, всерьёз принялся за работу над собой. Практически сразу после того, как на фоне снижения дозы НЛ моя голова начала проясняться, я начал:
— следить за чистотой своих мыслей, отсеивая всякий бред (я на интуитивном уровне знаю, как появляется бред в голове и чем он отличается от нормальных умозаключений)
— убедил себя в том, что телепатии не существует, что исключает появление бредовых идей типа «мои мысли кто-то контролирует», «меня прослушивают», и т.п.
— интересоваться тем, что происходит в реальной жизни
— больше общаться с людьми и пытаться понять их чувства и переживания, а не только мысли
— ориентироваться на мнение окружающих (конечно, не воспринимая всё близко к сердцу), чтобы понять, всё ли с тобой в порядке
— и, конечно же, не злиться, если на то нет причин.
И т.д. и т.п. Я потратил несколько месяцев, чтобы довести до автоматизма всё то, что я выше изложил, но результат того стоил.

Теперь уже месяц прошел с тех пор, как я больше ничего не принимаю, кроме Пароксетина (хотя кусочек Рисперидона по-прежнему могу выпить, когда становится неспокойно, и то самочувствие обязательно будет плохим весь следующий день). Потом Пароксетин кончился, и некоторое время мне пришлось прожить без него. Это был кошмар! Уже 3 раза были ужасные приступы депрессии, из них один прямо во время пары. В этот момент мне казалось, что я человек, обреченный на жалкое существование, что ни с одной девушкой отношений мне построить не удастся, т.к. она рано или поздно заметит, что я психопат, и немедленно бросит, что я могу в любой момент лишиться вменяемого состояния и причинить много вреда людям, а потом об этом крепко пожалеть, и т.д. Хоть сейчас пойти в окно и броситься. А сейчас в голове так же тихо, как и при недавней депрессии на фоне НЛ, словно мне лоботомию сделали, хотя НЛ сейчас не принимаю вообще, сплю столько же долго и ко всему этому добавилось ещё головокружение. Не исключено, что всё это также могло произойти на фоне моей недавней влюбленности, которая быстро закончилась. Так или иначе, сейчас я жду лечащего врача из отпуска, чтобы попросить её сменить мне нейролептик на более лёгкий, так как нельзя назвать адекватным лечение таким препаратом, которым лучше лечить совсем уж безнадёжных пациентов, а пока что я бы хотел узнать ваше мнение насчёт моей ситуации.

Общение страдающих душевными расстройствами, их врачей, близких, и всех заинтересованных. Взаимопомощь и творчество.

02 авг 2011, 21:35

Вот вопрос: бывают ли вообще личные победы? Точнее бывают ли единоличные?.
Ведь после пристального рассмотрения твои, пусть даже маленькие, победы оказываются вроде как и не только твоими, а то и вовсе чужими…

Вот я, к примеру, закончила школу с золотым аттестатом, поступила в институт. Может кто-нибудь и скажет «вот она твоя победа». Но мне придется возразить. Во- первых, нет это вовсе не Победа. Во-вторых, даже если и победа, то она не моя… Я бы не училась бы так хорошо, если бы моя мама не научила меня читать с 4-х лет. И уж явно я бы не отдавала так много времени занятиям, если бы не многое множество детских болезней, которые не давали мне возможности постоянно гулять во дворе, как это делали остальные ребята. Так что учеба для меня была одновременно и тюрьмой, и одним из главных развлечений, и даже наркотиком. А институт, в который я поступила, — платный. Так что это уже заслуга родителей, которые оплачивали мое обучение на первых курсах, пока не устроилась на работу. А моя заслуга лишь в том, что я просто училась и не делала ничего такого, за что бы меня оттуда могли выгнать…
Но даже если все не так. Даже если человек добился всего сам (в спорте, в жизни — неважно), все равно ему в определенный момент приходили на помощь совершенно чужие люди. Но даже когда не от кого ждать помощи, на помощь иногда приходит чудо.

Чудо произошло в моей жизни не так уж давно, в юбилейный 20 год жизни. С тех пор я уверена, что именно тогда случилась моя главная победа. Ведь сложней всего победить себя, свой страх, свои мысли…
Случилось так, что я заболела. И не просто, а тем, что люди обычно считают приговором, а именно: психической болезнью. Невозможно описать все ощущения психоза: дикий, нечеловеческий, порой беспричинный страх, бредовые идеи, небольшие галлюцинации, а потом и вовсе неадекватное поведение. Это все равно не поддастся описанию.
В общем больше двух месяцев проходить на свободе мне не удалось. И меня сдали в психбольницу. Бедная моя мама, как она переживала, когда санитары уводили меня из приемного в отделение! Но мне тогда было уже все равно, я даже не оглянулась ее сторону… Я на тот момент уже не могла нормально думать…

Тогда я не понимала, что чем-то болею. Не знала названий разных диагнозов и таблеток. Я не знала, что само по себе наличие психиатрического диагноза еще далеко не приговор, что определенный процент людей после первого психоза полностью выздоравливает, а остальные периодически продолжают попадать в больницу, но в промежутках между психозами многие их них — нормальные люди с работой и семьей.
В общем, больница распахнула для меня свои объятья. Не буду особо описывать внешний и внутренний вид этого заведения (благо хоть какой-то минимальный ремонт там делался, поэтому грех жаловаться, бывает и хуже). Это не главное, да и все равно мне тогда было наплевать на внешнюю обстановку. Еще в приемном отобрали крестик, потому что тот был на серебряной цепочке, а ценные вещи не положено… Я была тогда — ну как бы это поправдивей сказать- временами верующей. Но в тот момент я подумала, что крестик мне уже больше не понадобится… Мне настолько было плохо, что я уже не решалась и не желала молиться…
Началась череда уколов, таблеток, обедов, передачек, посещений и всевозможных анализов… Поначалу все мысли были о побеге, самоубийстве. Первые 5 дней не разрешалось свободно выходить из палаты даже в коридор (только в столовую и в туалет), и теперь я понимаю, как ужасно чувствуют себя в клетке звери. После из наблюдательной палаты перевели в обычную, и жизнь стала постепенно налаживаться. Ходили с новой знакомой по узкому коридору без окон и пели песни: грустные, военные (мне больше никакие другие тогда в голову не приходили). «Темная ночь»- моя любимая…
Через 2 недели вместе с другими больными стали выпускать на улицу на 10 минут на крылечко в больничном дворе. И это было счастьем! Люди часто не понимают смысла слова «свобода», а я тогда знала: вот она, эта свобода!

Смотрите так же:  Может ли температура повышаться от стресса

Конечно, было очень тяжело. Жизнь казалась перечеркнутой. Если я и до этого считала, что мне не особо везет, то в тот момент все выглядело началом конца. Раньше я была отличницей, золотой аттестат, красный диплом. И была хоть какая-то надежда, что жизнь наладится. «А что теперь?»- думала я. Ведь были моменты, когда я даже свой возраст с именем с трудом вспоминала. По-крайней мере запомнить имя другого человека было для меня уже невозможным. Мрак …
Постепенно становилось немного лучше. Память восстановилась, но бред и депрессия упорно не уходили. Мне очень помогли другие больные из нашего отделения. Они очень поддерживали меня, кто-то из них был практически нормален (например, в депрессии и или после попытки суицида), остальные были немножко или сильно не в себе. Но все эти люди меня поддержали в столь жуткую минуту и не дали сойти с ума окончательно. Все (практически все) пациенты были верующими! Я восхищалась их силой духа и христианским смирением, а ведь многие пробыли в больнице долгое время, месяцы и даже годы…
Конечно хватало и ночных криков и всяких скандалов, происшествий: на то и дурдом. Но главное, что нашлись люди, которым я была небезразлична. Люди, которые утешали меня, объясняли, что все лечится, что жизнь не кончается. Но я их почти не слушала, ведь я не считала, что больна… Они просто поразили меня своей верой, почти у каждого были какие-то маленькие иконки, церковные книги.
В столовой стоял большой телевизор, но мне было тяжело его смотреть. Была даже полка с книгами. Во многих были вырваны страницы, но одну книгу с рассказами Чехова я все-таки прочла.
Тогда я была слабой, и просто изводила всех окружающих своими жалобами (это тоже было одним из проявлений болезни). Мама принесла мне крестик и молитвослов, я старалась иногда читать молитвы, иногда соседи по палате пытались заставить меня это делать. Но веры во мне уже не было.
И вот в одну, запомнившуюся на всю жизнь, ночь мне стало совсем страшно; ситуация и так мягко говоря была не очень, так еще и больное воображение рисовала такие картины, что не оставалось сомнений в том, что это конец. На днях мне стало еще хуже, на выздоровления не было и намека (уже и врачи и медсестры заметили это и запретили мне выходить на улицу). А я так вообще была уверена, что меня уже никогда не выпишут. Это было жуткое чувство отчаяния. Потом я почему-то подумала, что не выдержу и просто умру. И в том момент я поняла, как прекрасна жизнь. Я ходила по больничному коридору и просто наслаждалась: тем, что пока еще могу ходить; тем, что в окно сквозь решетки можно разглядеть молодые деревья … А ведь редко кто задумывается как прекрасна вода, как приятно осязать в руке разные предметы.
В общем, распрощавшись днем со всем этим миром, я уже не могла заснуть ночью. Взяла молитвослов, ходила всю ночь по коридору (чтобы не мешать соседям по палате) и молилась. Действительно, по-настоящему молилась. В основном уже не за себя, а за родителей, за пациентов клиники, за врачей… Меня никто не прогонял: санитарки уже мирно храпели на кушетки прямо в коридоре. Смелые люди надо сказать- ведь не страшно же им… В общем ночь было очень долгой.
И наутро случилось то, что для меня стало чудом. Утром я почувствовала, что все как-то изменилось, но еще не понимала, что случилось. После был очередной обход, на котором врач задала дежурный, ничего не значащий вопрос: «Как дела?». И когда я ответила, что полегчало, врач вдруг сказала, что хорошо и пора меня выписывать! Какое это было счастье! Я минуту стояла, боясь пошевелиться… Еще день я ходила и переваривала последние месяцы своей жизни, тогда и поняла, что действительно была больна, и не слабо. Но радость уже ничто не могло омрачить. В общем, я полностью вышла из психоза.
И в тот момент я почувствовала, что это и была настоящая победа в моей жизни. Чья и над кем- не знаю… Знаю лишь одно: это действительно та победа, о которой я всю жизнь мечтала.
Последняя неделя в больнице пролетела достаточно быстро: общалась и прощалась со своими новым друзьями. Раньше я думала, что можно дружить только с людьми твоего возраста, а там моими друзьями были и ровесники (которых, к сожалению, там было немало) и взрослые женщины и даже бабушки.
Помню день моей выписки. Старшая медсестра вернула мне мой паспорт! Вспомнились стихи Маяковского: «Читайте, завидуйте» — я человек! Это было счастьем. После я ходила в группу поддержки бывших пациентов, приносила передачки друзьям.
Ну вот, как-то так оно и было… Слышала, фразу, что «если Бог хочет сильно наказать человека, то он отбирает у него разум». И это действительно, наверно самое страшное, что может случиться, когда в один миг теряешь все и даже больше: ты теряешь себя. Но мне все-таки кажется, что Бог меня наградил. Да-да, именно наградил: этой болезнью, этим выздоровлением, этим бесценным для меня опытом. Большинству больных после приступа становится хуже, чем было до него. А мне наоборот, стало легче: прошли все мои навязчивые страхи, обиды из детства, неуверенность в себе, в общем все то, что всегда отравляло жизнь. Я только сейчас смогла полюбить себя! А главное- прошел страх перед будущим.
Теперь я понимаю, насколько непредсказуема наша судьба. Ведь все в один миг рушится, но так же в один миг все может наладится. Будущего нельзя бояться, надо в него верить, верить в себя, и, конечно же, в Божью помощь. И тогда уже многое становится не страшно.
Скоро будет 21 год, чувствую себя прекрасно, учусь и работаю. Даже стихи начала писать, еще хотелось бы научиться рисовать и танцевать… Очень надеюсь, что и дальше все будет нормально. Никто из моих знакомых не знает, о том, что я лечилась, да по мне и не видно этого. Разумеется, существуют пока ограничения: нельзя водить машину, не выдадут лицензию на оружие, нельзя работать в милиции и спецслужбах. (но мне все это не особо и нужно).
Конечно, я понимаю, что важную роль в моём выздоровлении играли лекарства. Но все-таки они не главное. Ведь если бы меня не поддержали совершенно чужие мне люди, не объяснили, что заболеть может любой, что многие великие люди (композиторы, писатели, актеры всех времен) страдали различными психическими расстройствами. Также благодарна тем медсестрам и санитаркам, которые поддержали моих родителей. И даже тем из них, которые кричали на меня, и казалось бы, терпеть не могли (это тоже в определенный момент возвращало к жизни). И если бы не Божья помощь, не вера… Страшно представить, как бы все могло получиться…
Считаю ли я себя сильным человеком, победителем? Нет, не считаю… Ведь сначала я действительно сломалась… И сейчас у меня хватает проблем, с которыми подчас не решаюсь справиться. Но я стараюсь, честно стараюсь. Стараюсь не забывать то, что было год назад, стараюсь не терять себя, становиться сильнее. Стала ходить в церковь каждую неделю, пытаюсь молиться каждый день (но не всегда получается — забываю), так и не решилась до сих пор сходить на исповедь… Но схожу обязательно.
Но, не смотря на все это главное то, что я теперь знаю цену счастью. Умею ценить радость и горе.
До болезни мне хотелось поменять свою судьбу на другую, прожить чужую жизнь. А теперь — не хочу. Конечно, понимаю, что если бы мой папа не пил, а мама не болела бы так сильно, когда я была маленькой, если бы у меня была идеальная и счастливая семья, то моя жизнь сложилась бы по-другому. Возможно более удачно: у меня уже могла быть своя семья, дети, и в психбольницу я вряд ли бы попала… Но тогда бы у меня не было этого опыта. И я не хочу другой жизни! Впервые за 20 лет жизни могу сказать: «Я счастлива», не смотря на то, что мой папа уже 4 года как инвалид, на то, что у меня вряд ли будут муж и дети (хотя я все равно надеюсь и мечтаю) и вряд ли когда-нибудь буду зарабатывать миллионы. Я благодарна судьбе за все, что было и чего не было. Благодарна еще и за то, что не выпало мне испытаний, которые я не смогла бы преодолеть.

Смотрите так же:  Релаксация для детей с заиканием

И хочу всем, кто празднует свои победы, маленькие и большие: не забудьте о тех людях, которые помогали вам на вашем пути. Благодарите их: своих друзей, чужих людей (за нежданную помощь), и даже своих врагов (ведь они часто заставляют нас становиться сильнее).
И конечно же, благодарите Бога за жизнь. Ведь если мы еще живы, значит мы уже в какой-то мере победители.

Как шизофрения изменила мою жизнь

Share this with

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Элис Эванс была студенткой, когда у нее появились признаки шизофрении. Последующие 10 лет она провела в доме своих родителей. Вот ее история.

Я впервые почувствовала себя очень плохо, когда мне было 20 лет. В то время я училась в университете.

Когда я поступила, мне было не по себе от того, что приходилось быть вдали от дома, но постепенно у меня появились друзья. Мне нравилось учиться, особенно курс драмы. Хотя в этот период меня посещало много депрессивных мыслей.

Я работала на трех работах, чтобы оплачивать жилье. Вкупе с учебой такой образ жизни в какой-то момент стал невыносимым.

Все вокруг опустело, люди исчезли, а здания разрушились. Я шла совершенно одна по безлюдному, заброшенному городу.

Я практически совсем перестала спать. Тогда-то и начались проблемы.

Мне казалось, что окружающий мир утратил краски. Именно так можно описать мое тогдашнее состояние. Все стало серым и унылым.

Мысли и фразы стали ускользать от меня. Я начинала о чем-то думать и теряла нить. Вдобавок я не могла говорить. Слова просто физически не вылетали изо рта.

Появились постоянные страхи. Особенно страшно было, когда я начала слышать посторонние голоса по радио или по телевизору. Я не понимала, что происходит, и не догадывалась, насколько серьезно я больна.

Как-то в выходные меня навещали дядя с тетей. Мы гуляли по городу, и вдруг я увидела, что все вокруг опустело, люди исчезли, а здания разрушились. Я шла совершенно одна по безлюдному, заброшенному городу.

Конечно же, это было не так, но во время психического припадка видения и есть твоя реальность. И нельзя щелкнуть пальцами, чтобы все вернулось назад. Это невозможно.

Этот период моей жизни прошел, как в тумане. Я все время пребывала в растерянности, ощущала себя измотанной и напуганной, поэтому помню о тех временах не очень много.

Из-за нарушений речи я не могла рассказать близким и друзьям о том, насколько серьезно мое состояние. Думаю, я и сама не до конца это осознавала. Человек, страдающий психозами, чаще всего боится в этом признаться.

Однажды я вышла из дома, совершенно не понимая, куда иду. Я бродила по улицам, одинокая и потерянная. Садилась в какие-то автобусы, чтобы добраться до дома, но не знала, по какому маршруту они идут. Рядом не было никого, кто бы мог помочь.

Каким-то образом, до сих пор не знаю как, меня подобрали мои друзья и отвезли к моим родителям в Девон.

После этого я не покидала родительский дом в течение 10 лет.

Родители отвели меня к психиатру, который разговаривал со мной очень ласково и прописал препараты, купирующие симптомы шизофрении. Эти симптомы выражались в галлюцинациях, различных маниях и душевном смятении.

Услышав свой диагноз — шизофрения, — я даже обрадовалась. По крайней мере, я поняла, с чем имею дело, и могла начать борьбу за будущее.

Лекарства подействовали почти моментально, но мне хотелось пройти курс терапии, в рамках которой я могла бы поговорить о своей болезни. В то время такого рода лечение очень плохо финансировалось. Да и в наши дни психически больные люди сталкиваются с такой же проблемой.

Принимая лекарства, я начала понемногу двигаться к исцелению. Понемногу начала возвращаться речь, я начала сама мыться и обслуживать себя на элементарном уровне. Те, кто говорит, что психические расстройства не влияют на физическое состояние, неправы. В моем случае мое тело тоже вышло из строя.

К сожалению, у моих препаратов были побочные эффекты, и примерно за год лечения я набрала более 60 килограммов.

Лишний вес был моей проблемой еще в школьные годы, хотя сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что тогда мне не о чем было волноваться. Такая мощная прибавка в весе усугубила мое состояние. Я чувствовала себя непривлекательной, не хотела видеться с друзьями, а моя боязнь выходить наружу исключала возможность заняться спортом.

Потом я нашла первую за много лет работу: мыла посуду в местном пабе. Я надевала наушники, включала любимую музыку и так работала всю смену, мне это даже нравилось. Но, к сожалению, здоровье давало о себе знать, и я не могла иметь постоянную работу. Это был какой-то порочный круг.

Но однажды случилось чудо, благодаря которому я нашла новых друзей. Мне всегда нравились музыка и искусство, задолго до болезни. И моя мама убедила меня поступить в местный театральный кружок. Меня пугала перспектива находиться в обществе незнакомых людей и играть на сцене, но меня там приняли очень хорошо, и я получила роль в постановке, над которой шла работа.

Мне было очень трудно запоминать текст, но это никого не раздражало. У ребят была хорошая реакция и чувство юмора, они всегда спасали ситуацию, если я забывала слова.

Больше всех из группы я сдружилась с Тристаном. Он меня поддерживал во всем, и однажды я рассказала ему о своей шизофрении. У него тоже были некоторые психические расстройства, и мне было легко говорить с ним об этом, зная, что он меня понимает.

В один из дней он объявил, что решил поступить в университет и предложил мне тоже подать документы. Я была в ужасе, но его сила и поддержка вкупе с моей собственной внутренней верой в себя сделали свое дело. Я послала заявку и к моему огромному удивлению была принята в Институт искусств в Челси.

И тогда началась моя жизнь.

Я начала делать фотографии и снимать фильмы, в которых передавала свои ощущения.

Через это искусство я могла рассказать другим гораздо больше о своих переживаниях, чем на словах. Еще один важный шаг на пути к нормальной жизни для меня заключался в том, что я попала к блестящим специалистам в области психических расстройств, которые помогли мне стать более независимой. Преподаватели и студенты в институте всячески поддерживали меня.

Два года назад моя ситуация снова немного «просела». Избыточный вес помешал организму эффективно справиться с легочной инфекцией, и я провела 10 дней в реанимации с признаками астмы. К счастью, я полностью поправилась, и мне разрешили пройти операцию по удалению лишнего веса – еще одна важнейшая глава в моей истории исцеления.

Я устроилась работать волонтером в местном благотворительном фонде, ориентированном на помощь душевнобольным. Там я приобрела много опыта и полезных навыков. Они же направили меня на речевую терапию, что тоже сыграло огромную роль в моем возвращении к нормальной жизни. К сожалению, финансирование фонда значительно сократилось, и отделение, в котором я работала, были вынуждены закрыть к разочарованию и персонала, и пациентов.

Однако мне крупно повезло. Перед тем как закрыться, сотрудники этого отделения помогли мне подать документы на получение степени магистра в Королевском институте искусств. Понемногу я сама начала заниматься преподавательской деятельностью, помогала другим открыть в себе художественные таланты. В настоящий момент я занимаюсь получением профессорской степени.

Мне понадобилось 20 лет, чтобы прийти к моему нынешнему состоянию, и у меня до сих пор случаются приступы. Жить с шизофренией очень трудно, и мне очень повезло, что моя семья и друзья оказали мне такую невероятную поддержку. Они и сейчас всегда оказываются рядом, когда мне становится хуже.

Смотрите так же:  Клаустрофобия квест 6 человек

Если мы сможем победить стереотипы, добьемся хороших инвестиций в развитие этой области психиатрии и начнем оказывать своевременную поддержку людям с шизофренией, им не нужно будет барахтаться в одиночку, как это поначалу было со мной, а можно будет сразу начать двигаться в сторону выздоровления.

Элис Эванс — режиссер и фотограф из Лондона. Ее работы можно посмотреть по этой ссылке.

«Битва экстрасенсов», 19 сезон: победителем проекта стал Тимофей Руденко

Присутствовавшие на съемках финала гости рассекретили, кто получил «Синюю руку».

В минувшую субботу в Москве состоялись съемки финала 19-го сезона мистического шоу ТНТ «Битва экстрасенсов». По итогам испытания в финал вышли трое сильнейших: Аида Грифаль, Григорий Кузнецов и Тимофей Руденко. Несмотря на то, что многие поклонники были уверены в победе Грифаль, заветную «Синюю руку» все же получил Руденко. Об этом свидетельствуют кадры, которые опубликовали в соцсетях гости церемонии награждения.

Поддержать финалистов пришли звезды прошедших сезонов. Так, среди присутствовавших были замечены Виктория Райдос, Александр Шепс, Константин Гецати, Мэрилин Керро с мужем, Соня Егорова, Александр Кинжинов и многие другие. Каждый из них выразил симпатию своему фавориту. О том, с каким отрывом победил Тимофей Руденко, не сообщается. Как, впрочем, и то, как распределились 2 и 3 места.

«Битва экстрасенсов», 19 сезон: Тимофей Руденко стал победителем проекта

Напомним, что Тимофей Руденко родом из Новосибирска. Своими способностями 28-летний «яснослышащий», как Тимофей сам себя называет, поразил не только поклонников «Битвы», но и скептиков. Загадочности образу добавило чистосердечное признание Руденко в том, что несколько лет назад ему диагностировали шизофрению.

«Для начала поясню: я не считаю себя нездоровым человеком. Да, после смерти отца я впал в депрессию и начал слышать голоса. Сначала папы, потом — другие. Естественно, родственники стали переживать, и меня показали врачам, которые поставили диагноз «шизофрения». Они не поняли моего дара. Все просто: раз что-то слышит, есть навязчивые идеи, галлюцинации — нездоровый человек. А это не так», — рассказал Тимофей в эксклюзивном интервью «Вокруг ТВ».

Также экстрасенс объяснил, какую цель он преследовал, идя на ТВ-шоу: «Главная цель — помочь людям, ведь все истории, герои испытаний — это реальные люди с их реальными проблемами. Ну и конечно, доказать врачам, что я не болен, и они абсолютно ошибочно поставили мне диагноз».

Тимофей Руденко, кадр из 1-го выпуска 19-го сезона «Битвы экстрасенсов»

Завтра я всегда бывала львом. Арнхильд Лаувенг — отзыв

Книга человека, который победил шизофрению.

Автору книги не повезло — в семнадцатилетнем возраста она была госпитализирована с диагнозом «шизофрения», который проявлялся в галлюцинациях, голосах и самоистязании. Но ей повезло, ибо в конечном счете, спустя почти десять лет, ей удалось победить свою болезнь. Причем она не просто излечилась, но еще и исполнила свою давешнюю детскую мечту — стала клиническим психологом и теперь сама помогает другим людям.

Хотя, конечно, дело здесь вовсе не в везение (или не столько), потому что нынешнее психическое здоровье — это результат совместного труда как пациента, так и врачей. А также близких и родных, которые продолжали в неё верить и поддерживали на протяжении долгих лет.

В книге описывается то, что чувствовала, видела и как действовала автор в период своего заболевания, а также, имея уже в своем багаже специальное образование и соответствующие знания, она подвергает анализу своё поведение, пытаясь понять, что стало их причиной и что нужно и можно было сделать, чтобы от них избавиться или скорректировать. Также поднимаются вопросы о здравоохранительной системе и людях, которые имеют к ней отношение.

Книга написана доступным художественным языком, что облегчает её чтение и понимание. Поэтому она будет интересна не только тем, кто имеет какое-то отношение к психиатрии, но и тем, кто просто интересуется психологией и хочет узнать «изнанку» заболевания, понять причину её возникновения, увидеть путь её развития и конечное затухание.

На мой взгляд, довольная интересная и познавательная книга, а потому рекомендую к прочтению.

18-летняя художница с шизофренией рисует свои галлюцинации

Эту молодую девушку зовут Кейт, она художница. В 17 лет ей поставили диагноз шизофрения, и она стала рисовать свои галлюцинации, видения и голоса в голове, чтобы справиться с этим.

«Я всегда была „художником“, просто не понимала, что это значит, пока не проявилось моё заболевание. Я презираю термин „психически больной“, он подразумевает, что я, как человек, принципиально повреждён или сломан. К сожалению, как только я говорю людям, что борюсь с шизофренией, я чувствую, что они видят во мне только психически больную. Они ставят на меня клеймо и мыслят стереотипами, которые увековечены в средствах массовой информации и голливудских фильмах. Именно поэтому я решила открыто говорить о том, с чем мне приходится жить», — рассказывает Кейт на своей страничке в Инстаграм, где на неё подписаны более 13 тысяч человек.

«На протяжении многих лет мне ставили множество диагнозов. В 17 лет мои родители поняли, что моё состояние только ухудшается, и мне окончательно диагностировали шизофрению».

«Большинство своих галлюцинаций я рисую, это помогает мне справляться с болезнью».

«В галлюцинациях я часто слышу голоса, звуки, случайные шумы. Часто вижу жуков, лица и бесплотные глаза».

«Моя депрессия заставляет меня чувствовать себя никчемной, как эта муха. Эта иллюстрация олицетворяет моё обычное состояние».

(На рисунке написано: «Надеюсь, вы задохнётесь от вашего сигаретного дыма»).

«Это существо выползает из вентиляции на потолке и издаёт щёлкающие звуки, порой я вижу его выползающим из-под вещей».

«Это мой автопортрет. Я посмотрела в зеркало и так выглядели мои глаза. Я нарисовала их».

«Меня захлёстывают сильные эмоции, я слышу голоса, которые говорят мне бросить вещи в огонь или поджечь что-нибудь».

«Вот такие бестелесные глаза я вижу на полу и на стенах. Они колышутся и двигаются».

«Это птичка, она поёт для меня».

«Моя самооценка хуже некуда, я чувствую себя ничтожеством. Я мечтаю, чтобы я могла трансформироваться в человека получше и „покрасивше“».

«Иногда мои глаза выглядят вот так — ещё больше этих странных цветов и кругов».

«Организованность, коммуникация, управление своими эмоциями — самые большие трудности для меня. Паранойя, депрессия, тревога — вот с чем мне приходится бороться каждый день».

«То, с чем я живу, нелегко и изнурительно, но я не бегаю и не кричу на улице про похищение инопланетянами. Это не значит, что нет людей в настолько тяжёлом состоянии, они есть. Однако, есть люди вроде меня, они просто сидят дома, большую часть времени взаперти в своей комнате. Шизофрения — это набор симптомов с разной степенью выраженности. И у каждого человека свой уникальный опыт».

(На рисунке написано: «Я обещаю, что никогда не отпущу тебя»).

«Меня зовут Кейт и я 18-летний художник с шизофренией»

Другие статьи

  • Барсучий жир инструкция по применению для ребенка Показания к применению Применяется в качестве биологически активной добавки к пище - дополнительного источника полиненасыщенных жирных кислот (в том числе омега-3), мононенасыщенных жирных кислот (олеиновой кислоты) и витамина Е. Состав: жир барсука […]
  • Мониторинг детей 1 младшей группы Материал (младшая группа) по теме: Аналитическая справка по результатам мониторинга образовательного процесса и детского развития в первой младшей группе № 2 на 2015-2016 учебный год. С целью определения степени освоения детьми образовательной программы и влияния […]
  • Советы по воспитанию детей 2 лет Осознанное воспитание 09 декабря 2016 . Раздел От 1 до 3 Проблемы и трудности в воспитании детей настигают родителей уже в первый год. Неопытные мамы и папы задаются множеством вопросов, и слышат на них весьма противоречивые ответы. Некоторые методики воспитания, […]
  • Зостерин ультра 30 инструкция по применению у детей Зостерин - инструкция по применению, отзывы, аналоги и формы выпуска (порошок в пакетиках 0,5 г и 1 г Ультра 30% и 60%) препарата для лечения дисбактериоза, поноса у взрослых, детей (в том числе грудничков и новорожденных) и при беременности. Состав В данной статье […]
  • Элькар инструкция по применению детям до года Сегодня в продаже Форма выпуска, состав и упаковка ◊ Раствор для приема внутрь прозрачный, бесцветный или слегка окрашенный; допускается наличие специфического запаха. Вспомогательные вещества: лимонной кислоты моногидрат - 1.2 мг, метилпарагидроксибензоат - 0.5 мг, […]
  • Парлазин капли инструкция по применению для детей Парлазин капли - официальная инструкция по применению Регистрационный номер Торговое название: Международное непатентованное название: Лекарственная форма: капли для приема внутрь в 1 мл раствора содержится 10 мг активного ингредиента – цетиризина дигидрохлорида, а […]