Я женщине с психозом

«Мне страшно, что меня осудят как мать»: каково пережить послеродовой психоз

Откровенная история женщины, которая с этим столкнулась (и смогла вылечиться)

Англичанка Катрин Карвер пережила послеродовой психоз. Женщина убедила себя, что её ребёнка подменили, а социальные работники собираются убить её. В статье на Mosaic она описала свой страшный опыт и рассказала, что помогло ей излечиться.

Помню момент, когда я начала думать, всё ли в порядке. Я слышала детский голос позади меня, который считал: «Раз, два, три… раз, два, три…». Я искала откуда исходит это голос, но была одна. Позже в тот же вечер мне привиделись ревущие львы и тигры и актёры из фильма «Джуманджи», скачущие по пустой голубой стене. Мне совсем не было страшно, я была просто заворожена. На этот раз мой собственный голос спросил, как я могу видеть такие вещи, и предположил, что, возможно, окружающие меня люди правы — что-то идёт не так.

Учитывая, что всё это происходило в моей палате в психиатрической клинике, я немного опоздала с выводами. Были и другие отнюдь не тонкие намёки. Например, я была уверена, что моего ребёнка заменили после родов, а в дорожных знаках зашифрованы послания для меня. Я не считала, что это странно, не говоря уж о том, что это может быть симптомами болезни. Но это были именно они. Как больное сердце борется за то, чтобы биться, а нога за то, чтобы переносить вес, мой мозг изо всех сил пытался сохранить мою личность.

У меня диагностировали послеродовой психоз — это тяжёлое психическое заболевание, которое поражает одну-две из тысячи женщин. Болезнь может вызвать много различных симптомов — от беспокойства и глубокой печали до головокружения, гиперактивности и эйфории. У женщин с послеродовым психозом скачет настроение и бывают галлюцинации. Болезнь чаще встречается у женщин с биполярным расстройством, но с ней могут столкнуться и те, у кого никогда не было проблем с психикой.

Одно исследование показало, что 41% женщин, у которых были симптомы послеродовой депрессии, не обращались к врачу в течение девяти месяцев после родов. Они говорили, что боялись стигматизации, что диагноз поставит на них клеймо, при этом им казалось, что они в порядке, а симптомы пройдут сами по себе. Я тоже пишу эти строки и боюсь порицания: мне страшно, что вы осудите меня как мать и личность. И я тоже несколько месяцев думала, что мои симптомы — это нормальная часть материнства, и они пройдут.

Согласно исследованиям, одна из пяти матерей во время беременности или в первый год после родов страдает от депрессии, повышенной тревожности или психоза.

Это была моя первая беременность, и всё было хорошо, за исключением боли в суставах и стресса из-за поездок из Сент-Олбанса на работу в Лондонскую школу гигиены и тропической медицины, где я была научным сотрудником.

Я закончила c поездками и была готова сделать то же самое с прописанной диетой, в которой не хватало сыра и вина. В конце беременности оказалось, что у ребёнка неправильное положение, и мне решили делать кесарево. Потом дочь ещё раз показала свой своенравный характер и появилась на свет раньше предполагаемой даты. Так мои 8 фунтов 7 унций (3,9 кг — Прим. ред.) розового кричащего великолепия, известного как Беатрикс, родились после кесарева сечения в январе 2016 года.

Мои ожидания о рождении дочери сильно разошлись с реальностью. Я хотела быть первой, кто возьмёт её на руки. Я представляла себе момент, как мы были бы вместе втроём в первый раз. Но из-за лекарств меня постоянно тошнило. Поэтому мой муж был первым, кто держал её. В одной руке у него была она, а во второй — тазик для меня. У меня была сильная кровопотеря: около трети объёма крови. После операции меня трясло, и я тоже не могла взять дочь на руки. Когда мы вернулись в родильное отделение, меня всё ещё слишком сильно трясло, и я не могла покормить ребёнка грудью.

В первые несколько дней после родов у меня проявились первые признаки болезни. Я думала, что все медсёстры говорят обо мне, и я постоянно подозревала, что моего ребёнка подменили. «Она выглядит так же, как твой муж», — говорили медсестры, и каждый раз, когда они так делали, я всё больше убеждалась, что это было частью заговора, чтобы обмануть меня. Когда я вернулась домой, моё беспокойство только нарастало. Мне казалось, что социальные работники следили за мной и хотели забрать ребёнка. Но я должна была доказать миру, что я образцовая мама, поэтому шпионы не увидели никаких признаков слабости. Я скрывала свои подозрения и страхи от всех. Даже мой муж не догадывался, насколько мне плохо.

Без медицинской помощи за несколько недель мой разум разбился на тысячу частей.

Через пять месяцев дошло до того, что я боялась покинуть дом из страха перед соцработниками. У меня появилась новая патронажная сестра, которая поняла, что со мной что-то просходит, и стала приходить каждые две недели. Однажды она увидела, как я бортомала и не могла перестать ходить по комнате. В итоге меня положили в психиатрическое отделение матери и ребенка в больнице Святого Иоанна в Ливингстоне (мы переехали из Лондона, чтобы быть ближе к семье в Эдинбурге). В этом меня убедили мама и муж. Когда мы подошли к больнице, я услышала крик ребёнка, и убежала в противоположном направлении по коридору с кирпичной стеной, уверенная в том, что здесь есть отделение, куда определяют плохих матерей, а их детей меняют на роботов. Мой муж и медсестра вернули меня в палату, обещая, что мы с дочкой скоро уедем.

Мой разум был похож на фантастическую игру в пинбол, стальные шары моих мыслей носились вокруг моего серого вещества с чудовищной скоростью: «Красный автомобиль. Гриффиндор. Гарри Поттер. Гарри Стайлс. О, волосы!» Каждая мысль загоралась, как Вегас, но быстро сгорала. Она была лишь трамплином к следующей. Это состояние психиатры называют «полёт идей». Думать быстро было очень волнующе, но у меня было слишком много мыслей для одного человека. Я пыталась объяснить это медсестре, используя аналогию с осьминогами, но она ответила добрым голосом, который используют, когда говорят с детьми или собаками, что не совсем поняла меня. Я и не ожидала другого. Она была похожа на Peugeot 106 по сравнению со мной — машиной для Формулы 1, она была трёхногим ослом, а я — породистым скакуном. Как она могла не отставать от меня? Мне нужно было не замедляться, а ускориться! И я ускорялась, шагала по комнате и преследовала свои мысли. Я делала паузу только изредка, когда тщетно пыталась создать хоть какой-то порядок в своём мире.

Мой параноидный разум переносил меня в саванну: он вообразил, что медсёстры на посту — это красноглазые гиены и шакалы, и они только и ждут, чтобы откусить мне что-нибудь. Через несколько недель приёма препаратов это ощущение прошло, и я увидела, что больница — безопасное место. Здесь можно было учиться заниматься ребёнком, и всё это помогло мне стать матерью, какой мне хотелось быть. Так как в палате было шесть кроватей, я познакомилась с другими матерями с такими расстройствами: мы обсуждали наше лечение, испытания и невзгоды материнства.

В сентябре 2009 года Ханна Биссетт родила своего первенца и уже через две недели попала в больницу с послеродовым психозом. Ханна в своём рассказе вспоминает бессонницу и постоянную необходимость ходить. Она чувствовала глубокое замешательство — это распространенный симптом при послеродовом психозе: «Я едва могла складывать предложения, не могла вспомнить, как одеться». Ханна три с половиной месяца провела в больницах на севере Великобритании, сначала в общей палате, а затем в небольшом отделении для матери и ребёнка. По её словам, отделение от ребёнка было самым ужасным испытанием.

Это подтверждает и история Салли Уилсон. В марте 2015 года она родила дочку Эллу. Ей сделали кесарево сечение, и у неё тоже начался послеродовой психоз. «Я не могла понять, что у меня есть ребенок», — рассказывает Салли. Врачи пытались найти причину: провели сканирование головного мозга и анализы крови. Они ничего не нашли, а состояние Салли постепенно ухудшалось. Через какое-то время у неё случился психотический эпизод: «У меня было состояние, которое я бы назвала „вне тела“. Я могла видеть акушерок и Джейме [муж Салли], и людей вокруг меня. Но Джейме там не было. Мне казалось, что я убила Эллу, что я сама была мертва и жила в загробной жизни. Я видела, как акушерки реанимируют Эллу, хотя этого никогда не происходило. С этого момента реальность изменилась».

И Ханна, и Салли говорят, что их мужья помогли им выздороветь. И я с ними абсолютно согласна.

Как и большинству женщин с послеродовым психозом, мне предлагали разные лекарства: нтипсихотические препараты, стабилизаторы настроения и антидепрессанты. Мне повезло, я смогла быстро подобрать себе нужное лекарство. Салли пила шесть препаратов и не нашла того, который полностью бы ей помог. Её муж нашёл альтернативу — электрошоковую терапию (ЭШТ), которую впервые применили в 1938 году. Раньше при первом использовании ЭШТ возникали болезненные мышечные спазмы, которые могли даже сломать кости пациента. Сейчас пациентам дают обезболивающее и препарат для расслабления мышц, поэтому приступ ограничивается небольшим подёргиванием стопы. Шоковая терапия противоречива и используется в самых сложных случаев и для тех пациентов, которым не помогли лекарства. Салли убедила врачей попробовать такое лечение: «Не самая приятная вещь, но это действительно спасло мне жизнь».

У Ханны тоже был курс электрошоковой терапии, и она сперва была настроена скептично: «Для среднестатистического британца это абсолютно варварская вещь. Если бы вы спросили меня об этом десять лет назад, я бы подумала о „Пролетая над гнездом кукушки“». Однако это работает: как и Салли, Ханна говорит, что ЭШТ спасла ей жизнь. Но как и большинство методов лечения, процедура имеет много побочных эффектов. После лечения может появиться головная и мышечная боль, проблемы с памятью.

Когда я выздоровела, появилось много вопросов. Например, что стало с моим мозгом? Раньше я никогда не страдала от психических заболеваний и привыкла доверять своему разуму. Почему время, которое должно было быть самым прекрасным, предало меня?

Джессике Херон, старший научный сотрудник перинатальной психиатрии в Бирмингемском университете и директор проекта «Action on postpartum Psychosis» (APP), на вопрос, что мы знаем о факторах риска послеродового психоза, ответила: «На самом деле, очень мало. Мы знаем, что он бывает чаще, чем можно ожидать. Мы знаем, что существует сильная связь с биполярным расстройством. Так что некоторые из факторов риска, которые находят при биполярном состоянии, например, нарушение сна, могут быть связаны». Риск послеродового психоза у всего населения составляет около 0,1%. У женщин с биполярным расстройством он намного выше, около 25%.

Я спросила Херон, почему так мало изучается послеродовой психоз с биологической точки зрения. «Потому что это воспринимается как редкое явление, я думаю, что те, кто финансируют учёных, не рассматривают его как приоритетное», — ответила она. Но это не обычное осложнение родов, оно сопоставимо с риском того, что 30-летняя женщина родит ребёнка с синдромом Дауна.

Я нашла запись своей собственной истории болезни. Сначала в больнице я делала фотографии, потому что не могла сосредоточиться на письме. Мои селфи и фотографии пустой детской кроватки передавали глубину моей печали. Успехи тоже попали в ловушку времени, например, когда я впервые бродила по больничным площадкам, держась за своего мужа. На фотографии трудно смотреть, но они помогают мне записывать мои рассказы. Когда я пытаюсь вспомнить первые недели болезни, я понимаю, что моя память пронизана трещинами. Но глядя на фотографии, я восполняю пробелы. Они дают мне понимание, которое не зависит от рассказов других о том, что со мной произошло. Это даёт мне некоторую власть над послеродовым психозом, не позволяя болезни украсть мои воспоминания о ранних месяцах жизни моего ребенка, какими бы ужасными они ни были. Я вернулась домой через шесть недель. Но через три месяца после выписки у меня началась послеродовая депрессия, и я попала в больницу ещё на три месяца.

Глядя на фотографии матерей и детей на моей ленте в фейсбуке, можно подумать, что материнство — это что-то вроде рая. Но 10-15% этих счастливых матерей на самом деле страдают от послеродовой депрессии.

По статистике, у женщин, которые пережили послеродовый психоз, есть большой риск (больше 50%), что после рождения второго ребёнка болезнь вернётся. Рискну ли я снова? Я вспоминаю своих братьев и сестер. Это важные отношения, и я хочу, чтобы у Беатрис они тоже были. Салли решила не пытаться заводить больше детей. Ханна родила ещё одного ребёнка, обошлось без психоза. Нам с мужем это только предстоит.

Соскальзывание в психоз после родов

Соскальзывание в психоз после родов

При одной из амстердамских больниц общего профиля существует поликлиника для женщин с психическими заболеваниями — уже беременных или желающих иметь детей. Ежегодно поликлиника сопровождает 160 женщин.

Педиатр Hanneke Wennink и психиатр Adriaan Honig работают в ПАП-поликлинике (ПАП означает «психиатрия», «акушерство», «педиатрия»). Это поликлиника для женщин с психическими заболеваниями – уже беременных или желающих иметь детей. Доктора из поликлиники смотрят и комментируют фильм «Счастливая домохозяйка», в котором у главной героини после беременности начинается психоз.

После нескольких часов схваток героиня фильма Лия получает указание тужиться. Рядом стоит гинеколог с ножницами, вакуумным экстрактором и щипцами наготове. Он берется за ножницы. «Нет, пожалуйста, не надо меня резать,» – просит Лия. Она умоляюще смотрит на находящегося рядом мужа. «Но Вы же не хотите, чтобы у Вас были разрывы,» – отвечает гинеколог. Дальше слышно клацание ножниц…

Педиатр HannekeWennink: «На мой взгляд, это несколько карикатурная картина родов. На самом деле все происходит не так. Неприятные вмешательства могут понадобиться, но это делается со значительно бóльшей эмпатией, объяснениями действий, и без излишней спешки.

Психиатр AdriaanHonig: «Важно, чтобы у женщины было чувство, что она контролирует свои собственные роды. У Лии нет никакой возможности контроля. Это с ней просто происходит, и никто не спрашивает ее разрешения. Поэтому вы видим у нее диссоциацию – она дистанцируется от происходящего, и делает это ради собственного спасения.

Wennink: «В фильме не хватает одной очень существенной вещи: никто из находящихся в родовой не пытается поднести новорожденного к матери. Мать не может преодолеть это расстояние самостоятельно, и никто ей в этом не помогает. Конечно, новорожденный после появления на свет первым делом должен научиться дышать, но сразу после этого ребенка следует положить на живот матери. Это – главное, потому что она должна знать: вот он, ради которого она все это выдержала. Мы же видим младенца на руках у отца, а мать, тем временем, дистанцируется от ребенка».

— Могла бы Лия быть Вашей пациенткой?

Honig: «Да. В фильме очень правдиво показано, как она сползает в психоз. На прошлой неделе у нас была пациентка с послеродовым психозом, и она рассказывала, как во время родов увидела в человеке, стоящем напротив, очень неприятный образ. У людей в психозе реальность искажена. У Лии после родов возникает ощущение, что она тонет. Впоследствии оказалось, что это связано с ее отцом, который совершил самоубийство.

— Послеродовой психоз может быть у каждого?

Honig: «Психоз после родов может быть у любой женщины, но вероятность этого очень мала – всего 1 случай на 2.000 женщин. Депрессия случается намного чаще: в 2 случаях из 10. Если же в семье есть история биполярного расстройства или шизофрении, то вероятность психоза в связи с беременностью составляет 50-80%. По сравнению с общей популяцией, это гигантская вероятность».

— Вернувшись домой, Лия не смыкает ночью глаз. Она видит на улице под дождем своего покойного отца, ей кажется, что телеведущий с экрана обращается именно к ней. Вечером она прячет младенца в картонную коробку – из тех, что используются для переезда. Затем ложится в постель радом с мужем и говорит: «Ну, теперь все будет хорошо — мы остались вдвоем, как и раньше».

Honig: «Уже после родов Лия думает, что ее ребенок мертв. И она радуется, потому что тогда они могут жить прежней жизнью. Но ребенок жив, и дома ее переполняет мысль о том, что если ребенок исчезнет, то все будет хорошо.

У Лии маниакальный психоз, и это показано очень хорошо и правдиво. Она не спит, она переходит границы допустимого, она расторможена. Она неадекватно ведет себя с врачом. Она все время требует от мужа секса – и в подходящие, и в неподходящие моменты, пока он резко не останавливает ее «Отстань!». Совершенно непредсказуемо, что женщина в психозе сделает со своим ребенком. У Лии в руке мы видим подушечку – такое впечатление, что она хочет ей придушить младенца. Но в конечном итоге, она делает нечто символичное – кладет ребенка в коробку для переезда».

Wennink: «Она как бы говорит: этот ребенок должен переселиться, он должен отсюда уехать».

Honig: «В больнице после родов мы задаем всем женщинам один и тот же вопрос: «Вы рады, что у Вас теперь ребенок? Это Ваш ребенок?». Иногда молодой доктор-ассистент удивленно на тебя смотрит: что, мол, за глупый вопрос, но нам очень важно это знать».

Смотрите так же:  Как себя вести у жены депрессия

Wennink: «Здесь присутствует табу. Ты обязан радоваться рождению ребенка, а если ты не радуешься, то об этом практически нельзя признаться. Женщины стыдятся подобных эмоций».

— Когда за Лией приезжает работник кризисной психиатрической службы, она сама залезает в коробку для переезда. Психически она совсем плохая. Машина скорой помощи доставляет ее в психиатрическую клинику. Ей делают укол, а потом она просыпается на матрасе в голом и угрюмом помещении изолятора.

Honig: «Такое случается и в реальности. Если присутствует опасность для ребенка или самой матери, и мать не готова к добровольной госпитализации, то приезжает кризисная служба. Затем мать принудительно госпитализируют в закрытое отделение с наблюдением. Психотические пациенты с нарушениями поведения помещаются в отдельное помещение – «изолятор».

Wennink: «Как-то этот изолятор неприятно выглядит. Как из далекого прошлого».

Honig: «До недавнего времени они выглядели именно так. При маниакальном психозе человек реагирует на все раздражители в его окружении, даже на мигающую лампочку. Поэтому пациенту на пользу бедная раздражителями среда, а так же такие лекарства, как антипсихотики и литий».

Wennink: «Во время госпитализации никто не позаботится о том, чтобы обеспечить ежедневный контакт матери с ее ребенком…»

Honig: «Это возможно только когда она выйдет из мании. Но Вы правы, действительно должен быть разработан план развития взаимной эмоциональной связи между матерью и ребенком».

Wennink: «Мать должна научиться простым и необходимым вещам, например, узнать, что делает ребенок, когда он голоден, и как ей следует на это реагировать».

Honig: «Если ребенок начинает плакать, то депрессивная мать думает: «Я плохая мать».

Wennink: «Но у нее совершенно нет возможности научиться, что и как следует делать. Этому должны учиться все молодые матери».

Honig: «Вообще-то, если с головой проблем нет, то все происходит естественным путем. Но если тебе трудно оценивать реальность, и ты почти не понимаешь собственных чувств, то как тут понять чувства другого?»

— Может ли постнатальная депрессия возникнуть у мужчин?

Honig: «Нет. Вот в Дании, например, замерено и зафиксировано все, начиная с колыбели и заканчивая похоронами. Они, в частности, посмотрели, сколько мужчин и женщин были госпитализированы или проходили поликлиническое лечение по поводу психических расстройств за год до родов или в течение года после родов. У женщин было значительно больше обращений за помощью в послеродовой период. А у мужчин количество обращений было точно таким же, что и до родов. Послеродовой депрессии у мужчин не существует».

— Лию выписали домой. Ее мать и ее муж осуществляют уход за ребенком. Они бояться оставлять Лию один на один с ребенком. Лию продолжают беспокоить воспоминания о покойном отце, она ищет его фотографии, и это вызывает отрицательную реакцию мужа: «Ты не можешь хотя бы раз вести себя нормально?». Лия кричит: «Моя мать отрицает все, что причиняет боль, а теперь ты начинаешь делать то же самое. Я пытаюсь разрешить некую проблему».

Wennink: «Мать Лии полностью забрала у нее уход за младенцем. На мой взгляд, это ужасно. Я все время думала: уйди! К тому же мать тоже показана несколько карикатурно».

Honig: «А на мой взгляд, эта ситуация – очень узнаваемая для настолько травматизированной семьи. Мать никогда в жизни не говорила со своей дочерью об эмоциях. Сестра Лии, когда Лия спрашивает ее об отце, отвечает буквально следующее: «Я занята делом, не создавай проблем: умер — и умер». И если появляется ребенок, и с ним множество эмоций, то все ведут себя крайне механически. То же делает и мать Лии: отойди в сторону – я все сделаю сама».

Wennink: «Такая позиция матери вызывает у Лии чувство, что она в этой ситуации лишняя, а это – самое худшее, что можно вызвать у молодой матери».

Honig: «Это показано очень хорошо в фильме – полное непонимание со стороны окружения. Никто не может себе представить, что человек может сразу так измениться.

Психоз невозможно прочувствовать со стороны. Это типично для данного расстройства: психозы – это как бы изъятия и дыры в здоровой жизни. Именно поэтому их так трудно понять.

— Каковы последствия постнатальной депрессии или психоза матери для ее ребенка?

Wennink: «Если мать из-за депрессии не в состоянии установить эмоциональную привязанность к ребенку, то повышается вероятность появления расстройства привязанности. По данным научных исследований, у детей с этим расстройством в младшем школьном возрасте в 2-5 раз выше вероятность проблем с обучением и поведением».

Honig: «Так как психические расстройства наследственно обусловлены, у этих детей в более старшем возрасте, скажем, в 10, 12, 14 лет, уже могут появиться депрессивные симптомы. Отсутствие эмоциональной привязанности делает этих детей уязвимыми в отношении различных нарушений. И если у них еще и гены не в порядке, то вероятность экспрессии этих генов будет выше, чем в ситуации, когда у ребенка все в порядке с привязанностью».

— А что, если Лия захочет второго ребенка?

Honig: «Это возможно. Мы бы хотели, чтобы она посетила нас до беременности. Тогда мы можем объяснить ей все риски следующей беременности. Для Лии вероятность повторения тех же проблем во вторых родах составляет 50%. Это означает недобровольную госпитализацию в закрытое психиатрическое отделение, и отсутствие теплой эмоциональной привязанности ко второму ребенку.

Я бы посоветовал ей попринимать литий, потому что тогда значительно уменьшается вероятность психоза. Ей такая рекомендация может показаться странной – зачем принимать лекарства в момент, когда она здорова?».

Wennink: «Я объясню, каковы для ее ребенка последствия приема лития. У него будет слегка повышен шанс врожденного, но серьезного, порока сердца. Этот шанс составляет от 1 на 20.000 до 1 на 5.000. При сроке беременности 20 недель ей понадобится пройти специализированную процедуру эхо, позволяющую получить представление о сердечке плода, чтобы исключить эту патологию.

После рождения ребенка, у него несколько дней будут отмечаться симптомы отмены, но это быстро пройдет. На терапии литием Лия не может кормить грудью. Женщинам, принимающим антидепрессанты, мы тоже рекомендуем продолжать принимать лекарства».

Honig: «И все это на фоне однозначных советов соседок прекратить пить лекарства, потому что все лекарства – яд.

Существует огромное невежество относительно психических проблем и беременности. Все еще существует представление, что беременность защищает от психических расстройств. Это полная ерунда. Беременность и послеродовой период – это очень тяжелое время, прежде всего для женщин с перепадами настроения, предрасположенностью к психозам и женщин с пограничным личностным расстройством. Последняя группа особенно тяжело проходит послеродовой период. У них в целом плохо с эмоциональной привязанностью к людям, и не следует ее ожидать в отношении новорожденного».

Так называемая ПАП-поликлиника существует при амстердамской Больнице Св. Луки с 2005 года. ПАП означает «психиатрия», «акушерство», «педиатрия», и эта поликлиника предназначена для женщин с психическими заболеваниями – уже беременных или желающих иметь детей.

Психиатр Honig, педиатр Wennink и гинеколог Heres ведут в ней совместный прием беременных женщин с жалобами психического характера, чтобы помочь им в период беременности и родов. «Мы находимся здесь для оказания помощи женщинам со всевозможными психиатрическими диагнозами, например, депрессией, тревожным расстройством, маниакально-депрессивным расстройством, шизофренией, зависимостью от психоактивных веществ и пограничным личностным расстройством», – говорит психиатр Honig. «Большинство наших клиентов – женщины уже беременные. У некоторых женщин это не первая беременность, и их жалобы психического характера появились ранее именно в этот период. Они хотят знать, как избежать их в следующий раз».

В год поликлиника работает примерно с 160 беременными женщинами и женщинами, желающими иметь детей. Среди клиентов поликлиники лишь у незначительного процента женщин действительно очень тяжелые психиатрические жалобы в сочетании, например, с проблемами зависимости. В таких тяжелых случаях врачи поликлиники заранее информируют службу детского надзора об установлении наблюдения еще до рождения ребенка, чтобы сразу после его появления на свет была обеспечена необходимая помощь.

Mooi de psychose in glijden. – De Volkskrant, 23.04.10, p. 56-57.

Автореферат и диссертация по медицине (14.00.45) на тему: Клинические соотношения алкоголизма и алкогольных психозов у женщин

Автореферат диссертации по медицине на тему Клинические соотношения алкоголизма и алкогольных психозов у женщин

На правах рукописи ий-3″»

ЛУКИН АНДРЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ

Клинические соотношения алкоголизма и алкогольных психозов у женщин

14.00.45 — наркология 14.00.18 — психиатрия

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

Работа выполнена в ФГУ «Национальный научный центр наркологии» Росздрава (и.о. директора — доктор медицинских наук, профессор М.А. Винникова)

НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ: доктор медицинских наук, профессор

ОФИЦИАЛЬНЫЕ ОППОНЕНТЫ: доктор медицинских наук, профессор доктор медицинских наук, профессор

Альтшулер Владимир Борисович

Рохлина Майя Леоновна Гофман Александр Генрихович

ВЕДУЩАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ: ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского Росздрава»

Защита состоится 17.11.2009 г. в 10 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 208.051.01 при ФГУ ННЦ наркологии по адресу: 119002, г. Москва, Малый Могильцевский пер., д.З.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГУ ННЦ наркологии по адресу: 119002, г. Москва, Малый Могильцевский пер., д.З.

Автореферат разослан « Ж » 2009 г.

кандидат биологических наук ^у/А^Яьвова Ольга Федоровна

Изучение алкогольных психозов, так или иначе, связывалось с выявлением особенностей алкоголизма у больных с психозами. Исследованиям АП было посвящено много работ (H.H. Иванец, 1975; Г.В. Морозов, H.H. Иванец, 1975; А.Г. Гофман, 1986; С.М. Мостовой, 1986; Н.М. Шарапова, 2001; Э.В. Слуцкий, 2005; Л.А. Антипова, 2006), однако почти все они были проведены исключительно на мужском контингенте. Клиника алкоголизма у женщин, осложнившегося алкогольными психозами, изучена недостаточно, и ей посвящено относительно небольшое число работ (Е.П. Соколова, 1974; A.B. Турина, 1991; В.Б. Альтшулер, H.H. Иванец, С.Л. Кравченко, 2006). Встречаются лишь отдельные указания на соотношения психотической и непсихотичесчкой симптоматики алкоголизма — давности заболевания (Н.П. Стаценко, 1970; А.К. Качаев, 1971; В.Я. Гиндикин, Л.А. Кириллова, 1973; Е.П. Соколова, 1977; Хусан-Ходжаев, 1983), возраста начала алкоголизма (Е.Д. Майбурд, 1965; А.Г. Гофман, 1988), формы злоупотребления алкоголем (И.Е. Авербух, 1966; Е.П. Соколова, 1974; А.Г. Гофман., 1986), абстинентного синдрома (Е.П. Соколова, 1974; М.В. Штейнфельд, 1979; А.Г. Гофман, 1986), наследственного фактора, соматической отягощенности. Конечная цель таких разработок — ответить на вопрос о причинах возникновения психозов у одних больных при отсутствии их у других. Остается не ясным и то, почему в одних случаях развивается делирий, а в других галлюциноз. Результаты проводившихся клинических исследований можно охарактеризовать как неоднозначные. Указывается, в частности, на сравнительно большую давность алкоголизма у больных с психозами (В.П. Сербский, 1906; А.Г. Гофман, 1986), хотя есть мнение, что для возникновения психоза достаточно и коротких сроков (R. Wyss, 1967; И.В. Стрельчук, 1973). Преобладает точка зрения о большой тяжести алкоголизма, осложнившегося алкогольными психозами (H.H. Иванец, 1975; Л.А. Антипова, 2006). Ряд вопросов изучен недостаточно; одним из таких вопросов является соотношение адциктивной, т.е. являющейся выражением зависимости, и токсикогенной симптоматики, а также роль соматоневрологической патологии, в частности, полиневропатии в патогенезе алкогольных психозов у женщин. В связи с этим представляют интерес клинические аспекты люцидного, т.е. непсихотического, алкоголизма у женщин, стационированных по поводу алкогольных психозов. Кроме того, в затронутом аспекте имеют значение и сами по себе психозы, их клинические особенности в сопоставлении с симптоматикой и течением алкоголизма.

Цель исследования: изучить клинические соотношения алкоголизма и алкогольных психозов у женщин.

Для ее решения поставлены следующие задачи:

1. Изучить клинические параметры алкоголизма, характер соматоневрологической патологии, личностные особенности, состояние

когнитивной сферы у женщин, перенесших алкогольные психозы, и у женщин в группе сравнения, образованной больными без психозов в аналогичных возрастных пределах.

2. Изучить клинические особенности алкогольных психозов у женщин, закономерности их формирования и течения, с выделением синдромальных вариантов.

3. Изучить корреляции между клиническими особенностями алкоголизма и алкогольных психозов у женщин.

Впервые на репрезентативном клиническом материале проведено комплексное клинико-психопатологическое исследование, выявлены особенности формирования и течения алкоголизма у женщин с алкогольными психозами.

Впервые выявлены корреляции между клиническими особенностями алкоголизма у женщин и возникновением алкогольных психозов у них.

Впервые показано преобладание стертой аддиктивной симптоматики при яркой токсикогенной симптоматике алкоголизма у больных с психозами.

Впервые выявлены отличия клиники алкоголизма у женщин с алкогольным делирием по сравнению с больными острым алкогольным галлюцинозом.

Впервые установлено преобладание атипичных и стертых форм алкогольных психозов у женщин на современном этапе.

Подчеркнута роль психотической готовности в возникновении алкогольных психозов у женщин.

Положения, выносимые на защиту.

1. Алкоголизм у женщин, осложненный алкогольными психозами, характеризуется стертостью и незавершенностью аддиктивной симптоматики и сравнительно тяжелыми токсикогенными нарушениями при малой давности заболевания и большой длительности злоупотребления алкоголем.

2. Алкогольные психозы у женщин в большинстве случаев протекают атипично, что проявляется в абортивном характере галлюцинаторных нарушений, в смешанной и полиморфной картине психотических расстройств, в склонности к развитию резидуального бреда и в отсутствии четких синдромальных различий.

3. Наличие среди женщин, перенесших алкогольные психозы, больных с 1-й стадией алкоголизма, возникновение повторных алкогольных психозов, сочетающееся с меньшей продолжительностью алкоголизма и в целом хронической алкогольной интоксикации, указывают на повышенную психотическую готовность и на возможное участие дополнительного эндогенного фактора.

Выявленное в работе у больных женщин, перенесших алкогольные психозы, преобладание токсикогенных нарушений над аддиктивными является основанием для построения дифференцированной терапии, предусматривающей акцент на длительном применении средств протективного действия (ноотропы, нейро- и гепатопротекторы, витамины группы В, препараты магния). Работа будет способствовать более успешному решению вопросов дифференциальной диагностики алкогольных психозов у женщин, особенно в случаях их атипичного течения.

Апробация работы. Основные положения работы доложены и обсуждены на проблемной комиссии по клинической наркологии в ННЦН Росздрава 4 июня 2009г.

Публикации. По материалам исследований опубликованы 3 научные работы, список которых приводится в конце автореферата. Внедрение результатов исследования. Результаты внедрены в отделениях МУЗ «Первая городская больница» г. Орехово-Зуево Московской области. Это выразилось в дифференцированном лечении больных, перенёсших алкогольные психозы, с упором на более длительную восстановительную терапию. Объем и структура работы. Диссертация изложена на 141 странице машинописного текста. Состоит из введения, 5 глав, заключения, выводов, указателя литературы. Работа иллюстрирована 28 рисунками и 26 таблицами. Указатель литературы включает 157 работ отечественных и 49 работ иностранных авторов.

Материалы и методы исследования. В соответствии с поставленной целью и задачами было проведено комплексное клиническое исследование 100 женщин, перенесших алкогольные психозы, и — в качестве группы сравнения — 100 больных алкоголизмом женщин без психозов. Больные с алкогольными психозами находились на лечении в Московской психиатрической больнице №13 в период с 2004 по 2007 год; больные без психозов проходили лечение в Национальном научном центре наркологии с 2006 по 2007 год.

Все больные основной группы в зависимости от манифестации первого психоза были разделены на 21руппы:

1. больные, первым алкогольным психозом у которых был алкогольный делирий.

2. больные, первым алкогольным психозом у которых был острый алкогольный галлюциноз.

Среди этих больных, наряду с алкогольным делирием и острым алкогольным галлюцинозом, встречались и острые алкогольные энцефалопатии, которые в синдромальном отношении были ближе к делирию, поэтому в целях изучения соотношений между психозами и алкоголизмом эти случаи были отнесены к делириозной группе.

В исследованиях использовались следующие методы:

• Экспериментально-психологическое исследование когнитивных функций: определение • коэффициента 1(5 (тест Равенна), исследования памяти с помощью методики А.Р. Лурия.

• При оценке сомато-неврологического статуса учитывались данные биохимического анализа крови, а также инструментальных исследований (ЭКГ, УЗИ).

• Обработка полученных данных проводилась с использованием статистических программ БТАТКИСА V. 7.0 и ВЮБТАТ.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КЛИНИЧЕСКОГО МАТЕРИАЛА

В группу больных с алкогольными психозами вошли лица в возрасте от 22 до 65 лет. В группе сравнения возраст больных был от 19 до 61 года. Средний возраст ко времени возникновения первого алкогольного психоза составлял 41,9±1,1 лет, ко времени обследования — 42,9±1,1 лет; в группе сравнения — 39,9±0,9 лет. Преобладающий возраст таких больных — 40-50 лет. Порой он превышает 60 лет, но бывает и моложе 30 лет. Это означает, что алкогольные психозы — удел сравнительно старших возрастов среди больных алкоголизмом женщин.

У большинства больных основной группы (60%) имелась семейная отягощенность алкоголизмом, чаще — алкоголизмом отца (54%), реже -алкоголизмом матери (18%), ещё реже — алкоголизмом матери и отца (14%). Лишь в единичных случаях (6%) были отмечены алкогольные психозы у родителей наших больных, что контрастирует с известньм положением (в. Вепе<1еШ, 1952) о важной роли генетического фактора в возникновении алкогольных психозов. В группе сравнения наследственная отягощенность алкоголизмом встречалась у 70% больных. Распределение больных по наследственной отягощенности отражено в таблице №1.

Характеристика наследственной отягощенности алкоголизмом

Наследственная отягощенность Основная группа (п=100) Группа сравнения (п=100)

Абсолютное число % Абсолютное число %

Алкоголизм матери 18 18 16 16

Алкоголизм отца 54 54 62 62

Алкоголизм у обоих родителей 14 14 8 8

Алкогольные психозы у родителей 6* 6 0 0

Шизофрения у родителей 1 1 0 0

Наследственной отягощенности нет 40 40 30 30

Как видно, больные основной группы достоверно отличаются от больных группы сравнения наличием у родителей алкогольных психозов. Высокая алкогольная отягощенность наследственности у больных алкоголизмом и у лиц, перенесших алкогольные психозы, отмечалась во всех предыдущих исследованиях по данному вопросу (Москаленко В.Д.; Ванюков М.М., 1987, 1988; Сорокина Т.Т., 1987 и др.).

Распределение больных по преморбидному характеру отражено в таблице №2.

Распределение больных по преморбидному характеру

ПРЕМОРБИД Основная группа (п=100) Группа сравнения (п=100)

Абсолютное число % Абсолютное число %

Синтонный 34 34 35 35

Неустойчивый 36 36 22* 22*

Шизоидный 13 13 1* 1*

Эпилептоидный 10 10 4 4

Истероидный 2 2 29* 29*

Психастенический 5 5 9 9

Как видно из полученных данных, особое внимание обращает на себя резкий контраст между основной группой и группой сравнения по наличию шизоидных личностей (13% против 1%) и преобладание неустойчивых личностей. С другой стороны, в группе сравнения более заметное место занимают истероидные личности.

Смотрите так же:  Профилактика болезни альцгеймера лекарства

Стадии алкоголизма определялись в соответствии с классификацией Стрельчука И.В., 1973; Портнова A.A., Пятницкой И.Н., 1973; Иванца H.H., 1988, 1995.

По стадиям заболевания больные распределились следующим образом:

Стадии алкоголизма у больных с алкогольными психозами

стадия Абсолютное число %

1-я стадия 10 10

2-я стадия 82* 82

Как видно, наибольшее количество больных было со второй стадией заболевания. Факт наличия больных с первой стадией алкоголизма требует особого внимания, речь об этом будет идти ниже.

Средний возраст начала систематического злоупотребления спиртным в обеих группах был одинаковый (в основной группе — 28±1,0 лет, в группе сравнения — 28±0,8 лет). При этом алкоголизм, осложненный алкогольными психозами, характеризовался более поздним началом (36,7±1,1 лет), чем в группе сравнения (33,7±0,9 лет), различия достоверны при р< 0,05.

Еще одно отличие больных с психозами от больных без психозов заключалось в том, что в большинстве случаев имела место небольшая давность заболевания алкоголизмом. Женщины, перенесшие психозы, в более чем половине случаев (56%) имели давность алкоголизма до 4 лет, а в трети случаев — до 2 лет, в среднем — 4,9±0,5 лет (р < 0,05); в группе сравнения - в среднем 6,2±0,5 лет (р < 0,05).

Больные с психозами существенно отличались от больных без психозов скоростью формирования алкоголизма: если среди больных без психозов преобладала высокая скорость (41%), то у больных с психозами чаще наблюдалась малая скорость формирования алкоголизма (59%). Результаты изучения скорости формирования алкоголизма отражены в таблице №4

Скорость формирования алкоголизма

Скорость формирования алкоголизма Основная группа (п=100) Группа сравнения (п=100)

Абсолютное число % Абсолютное число %

Высокая, % 32 32 41 41

Средняя, % 9* 9 31 31

Малая, % 59* 59 28 28

Примечание: скорость формирования алкоголизма — время от начала систематического злоупотребления алкоголем до формирования патологического влечения к алкоголю — высокая (до 3-х лет), средняя (4-6лет), малая (более 6 лет). * — р < 0,05, достоверные различия между основной группой и группой сравнения.

Сама по себе скорость формирования алкоголизма напрямую связана с продолжительностью доболезненного этапа алкоголизма и общей длительностью злоупотребления алкоголем. Чем меньше скорость формирования, тем более длительным является этап доболезненного злоупотребления алкоголем. У больных, перенесших алкогольные психозы, был более длительный период употребления алкоголя до развития алкоголизма, и в целом общая длительность злоупотребения алкоголем у этих больных была больше, чем в группе сравнения. И наоборот, больные в группе сравнения характеризовались более коротким доболезненным периодом злоупотребления алкоголем, и общая длительность злоупотребления алкоголем у них была существенно меньше. У больных с повторными психозами отмечен как более короткий доболезненный период

злоупотребления алкоголем, так и более короткий допсихотический этап алкоголизма, и общая продолжительность злоупотребления тоже была меньше, чем у первичных больных, но больше, чем в группе сравнения. Распределение больных по продолжительности доболезненного этапа и общей длительности злоупотребления алкоголем отражено в таблице №5.

Продолжительность доболезненного этапа и общая длительность злоупотребления алкоголем

Группа сравнения Основная группа Первичные психозы Повторные психозы

Продолжительность доболезненного этапа (средняя), лет 5,7±0,5* 9,1±0,9 9,7±1,1 7,4±1,7

Общая длительность злоупотребления алкоголем (средняя), лет 11,7±0,7* 14,9±1,0 15,1±1,2 14,5±1,9

Как видно, доболезненный период и общая продолжительность злоупотребления алкоголем у больных с алкогольными психозами были существенно больше.

Поскольку к моменту развития психоза больные гораздо дольше подвергались действию алкогольной интоксикации, чем больные в группе сравнения, можно предполагать наличие у них более тяжелых токсикогенных нарушений (что, согласно результатам исследований М.И. Лукомской, 1991, и характеризует малопрогредиентный алкоголизм).

Эти нарушения, вероятно, послужили основой развития более выраженной соматической патологии и более тяжелых неврологических расстройств (практически у всех больных отмечались клинические признаки полиневропатии, а также стволовые, мозжечковые и даже пирамидные нарушения, говорящие о развитии токсической энцефалопатии), а также более значительного снижения когнитивных функций, чем у больных без психозов. На это указывал и П.Б. Ганнушкин (1964), который даже выделял «соматогенную астению», как одно из самых частых условий возникновения делирия. Как следует из приведенных данных, сомато-неврологические и когнитивные нарушения у больных с психозами выявлялись чаще, чем у больных без психозов (рис.1).

Профиль токсикогенной симптоматики в контингенте исследования 1 _

Неврологические наушения (с 1 по 4)

4-полиневропатия Данные теста Равенна (с 5 по 7)

5-1(3 резко снижен

7-1С1 в норме Состояние памяти (с 8 по 10)

8-значительное снижение памяти

9- небольшое снижение памяти

10-память в норме Соматическая патология (с 11 по 14)

««Ф^Группа сравнения Основная группа

Особое внимание обращают на себя токсикогенные расстройства у повторно поступивших больных с психозами, которые, несмотря на гораздо меньшую продолжительность злоупотребления алкоголем и меньшую давность алкоголизма, были ещё тяжелее, чем у больных, поступивших впервые (рис.2).

Сравнение токсикогенной симптоматики при первичных и повторных психозах 1

Неврологические наушения (с 1 по 4)

Данные теста Равенна (с 5 по 7) резко снижен

6-К> умеренно снижен

7-К> в норме Состояние памяти (с 8 по 10)

8-значительное снижение памяти

9- небольшое снижение памяти

10-память в норме

Соматическая патология (с 11 по 14)

—•—Первичные психозы Повторные психозы

Более выраженное токсическое поражение печени у больных с повторными психозами, а также наличие полиневропатии при меньшей давности алкогольной интоксикации может указывать на более высокую чувствительность их организма, в частности, печени и нервной ткани, к действию алкогольного яда. В свою очередь, нарушения функций печени, по данным Т.Ю. Абдуллаева, могут быть причиной поражения головного мозга. В частности, наличие большего количества пирамидных нарушений и более значительного снижения памяти и интеллекта у этих больных, при более коротком периоде алкогольной интоксикации у них, может говорить о повышенной ранимости кортикальных структур головного мозга. Исходя из этого, можно предположить, что имевшаяся у повторно заболевших психозами более высокая «психотическая готовность» явилась следствием повышенной чувствительности нервной ткани к действию алкоголя.

Что касается роли полиневропатии в патогенезе алкогольных психозов, то она ничем не отличается от возможной роли других токсикогенных расстройств (например, алкогольное поражение печени и др.). Кроме того, в диссертации А.Н. Демидова (1994) было показано, что полиневропатия является не только результатом алкоголизма, но и пронизывает его клиническую картину на всём протяжении заболевания, начиная с этапа доболезненного злоупотребления алкоголем. По нашим данным, практически у всех больных, перенёсших алкогольные психозы, отмечались признаки полиневропатии (таблица №6).

Характеристика полиневропатии в контингенте исследования

полиневропатия Абсолютное число %

Основная группа (п=100) 98 98

Группа сравнения (п=100) 59* 59

Алкогольный делирий (п-63) 62 98

Острый алкогольный галлюциноз (п=37) 36 97

Первичные психозы (п=73) 71 97

Повторные психозы (п=27) 27 100

Другая важнейшая часть симптоматики алкоголизма — аддиктивная -отражена в таблице №7.

_Особенности аддиктивной симптоматики алкоголизма.

Особенности алкоголизма Основная группа, % Группа сравнения, %

Стертость, непостоянство или отсутствие аддиктивной симптоматики (УКК и ААС) 65* 48

Выраженная аддиктивная симптоматика (УКК и ААС) 35* 52

Примечание: УКК — симптом утраты количественного контроля; ААС — алкогольный абстинентный синдром. * — р < 0,05, достоверные различия между основной группой и группой сравнения.

Из этих данных следует, что яркой особенностью больных с психозами было частое наличие у них (в 65% случаев) стертой и незавершенной аддиктивной симптоматики (ПВА и ААС), что проявлялось в слабой выраженности симптома утраты количественного контроля и абстинентного синдрома либо в их полном отсутствии. Последнее утверждение звучит, на первый взгляд, парадоксально. Такие клинические особенности алкоголизма, согласно мнениям С.Г. Жислина (1965), А.Г. Гофмана (1985) и др., наблюдаются в случаях присутствия скрытого шизофренического процесса, однако, внимательное ознакомление с клиникой алкоголизма у больных женщин, перенесших алкогольные психозы, не дало оснований для диагностики шизофрении на данном этапе.

Таким образом, алкоголизм у женщин, осложненный алкогольными психозами, характеризуется преобладанием неустойчивых личностей в преморбиде и значительно большей пропорцией шизоидных личностей, более поздним началом при небольшой давности заболевания, малой скоростью формирования алкоголизма, стертостью и незавершенностью аддиктивной симптоматики, преобладанием токсикогенных нарушений и повышенной чувствительностью организма, особенно нервной ткани и печени, к действию алкоголя и его метаболитов.

КЛИНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ АЛКОГОЛИЗМА У ЖЕНЩИН, ПЕРЕНЕСШИХ АЛКОГОЛЬНЫЙ ДЕЛИРИЙ.

В эту 1руппу вошли 63 женщины (63%), у которых первым алкогольным психозом был алкогольный делирий. Среди перенесших алкогольный делирий 44 пациентки стационировались впервые, 19 — повторно. Все 63 больных в сумме перенесли 113 психозов, из них 94 (83%) — алкогольный делирий, 19 (17%) — острый алкогольный галлюциноз.

Наибольшее количество больных было со второй стадией заболевания (таблица №8).

Распределение больных делириями по стадиям алкоголизма

стадия Абсолютное число (п=63) %

2-я стадия 53* 84

Особенный интерес представляют больные с первой стадией алкоголизма, что само по себе является необычным и странным, т.к., согласно МКБ-10, алкогольный делирий является тяжелым вариантом абстинентного синдрома, который, как известно, на первой стадии алкоголизма не наблюдается. Однако наши данные говорят о том, что алкогольный абстинентный синдром до развития психоза у части больных не отмечался, и с этим приходится считаться, как с фактом. В ряде случаев не было даже тремора, столь характерного для этого заболевания и отразившегося в его латинском названии. Такое несоответствие ставит вопросы о его причинах и о возможном участии, наряду с экзогенным, фактора эндогенной природы. Однако данное предположение надо расценивать лишь как гипотетическое.

Средний возраст больных к моменту возникновения первого делирия был равен — 42,2±1,4 лет, к моменту обследования — 43,4±1,4 лет.

В возрастном отношении преобладали лица среднего возраста, но нередко отмечалась как более ранняя, так и более поздняя манифестация алкогольного делирия.

У 62% больных, перенесших алкогольный делирий, имелась семейная отягощенность алкоголизмом, чаще — алкоголизмом отца (54%), реже -алкоголизмом матери (20%), ещё реже — алкоголизмом матери и отца (14%). В 4% случаях были отмечены алкогольные психозы у родителей наших больных.

По преморбидным особенностям 36% составляли синтонные, 35% -неустойчивые, 9% — эпилептоиды, 3% — истероидные и психастеники; сравнительно большое место занимали шизоидные личности -13%.

Результаты изучения скорости формирования алкоголизма у больных с алкогольным делирием отражены в таблице №9.

Скорость формирования алкоголизма у больных алкогольным делирием

Скорость формирования алкоголизма Группа больных алкогольным делирием, (п=63) Группа сравнения, (п=100)

Абсолютное число % Абсолютное число %

Высокая, % 21 34 41 41

Средняя, % 9* 14 31 . 31

Малая, % 33* 52 28 28

Примечание: скорость формирования алкоголизма — время от начала систематического злоупотребления алкоголем до формирования патологического

Как видно из приведенных данных, у больных с алкогольным делирием преобладала малая скорость формирования алкоголизма

Это означает, что такие больные дольше подвергались действию алкогольной интоксикации. Продолжительность доболезненного этапа злоупотребления алкоголем у больных с делирием составила — 8,6±1,2 лет (р<0,05), общая длительность злоупотребления алкоголем - 14,5±1,4 лет (р<0,05).

При анализе токсикогенных нарушений у больных делирием обнаруживается их большое количество в сомато-неврологической сфере, а также значительное снижение когнитивных функций (рис.3).

Токсикогенный профиль у больных с алкогольным делирием 1 _

Неврологические нарушения (с 1 по 4)

4-полиневропатия Данные теста Равенна (с 5 по 7)

5-Ю резко снижен

6-1Ц умеренно снижен

7-10 в норме Состояние памяти (с 8 по 10)

8-значительное снижение памяти

9- небольшое снижение памяти

10-память в норме Соматическая патология (с 11 по 14)

Аддиктивная симптоматика в 54% случаев характеризовалась стертостью и незавершенностью.

Таким образом, алкоголизм у женщин, перенесших алкогольный делирий отличался поздним началом, небольшой давностью заболевания, малой скоростью формирования алкоголизма, стертостью и незавершенностью аддиктивной симптоматики, контрастирующей с тяжелыми и частыми токсикогенными расстройствами, значительной наследственной отягощенностью, чаще по линии отца, преобладанием синнтонных личностей в преморбиде и существенной долей шизоидных личностей.

КЛИНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ АЛКОГОЛИЗМА У ЖЕНЩИН, ПЕРЕНЕСШИХ ОСТРЫЙ АЛКОГОЛЬНЫЙ ГАЛЛЮЦИНОЗ.

В проведенном исследовании больные с острым алкогольным галлюцинозом заняли второе место по распространенности среди всех алкогольных психозов у женщин. В эту группу вошли 37 женщин (37%), у которых первым алкогольным психозом был острый алкогольный галлюциноз. Из них 29 женщин стационировались впервые, 8 — повторно. Всего эти больные перенесли 55 повторных психозов: 1 — алкогольный делирий, 54 — острый алкогольный галлюциноз.

Максимальное количество больных было со второй стадией заболевания (таблица №10)

Стадии алкоголизма у больных с алкогольными галлюцинозами

стадия Абсолютное число (п=37) %

2-я стадия 29* 78

Вновь особое внимание обращают на себя больные с первой стадией алкоголизма, т.е. те, у которых не сформировался ААС

У 55% больных, перенесших острый алкогольный галлюциноз, имелась семейная отягощенность алкоголизмом, чаще — алкоголизмом отца (55%), реже — алкоголизмом матери (14%), столько же — алкоголизмом матери и отца (14%). В 10% случаев были отмечены алкогольные психозы у родителей наших больных.

По преморбидным особенностям 38% составляли неустойчивые, 30% -синтонные, 11% — эпилептоиды, 8% — психастеники; значительное место занимали шизоидные личности, которые составляли всё те же 13%.

Характеристика скорости формирования алкоголизма у больных, перенесших острый алкогольный галлюциноз, отражена в таблице №11.

Характеристика скорости формирования алкоголизма у больных _ острым алкогольным галлюцинозом_

Скорость формирования алкоголизма Группа больных острым алкогольным галлюцинозом, (п=37) Группа сравнения (п=100)

Абсолютное число % Абсолютное число %

Высокая, % 11 30 41 41

Средняя, % 0 0 31 31

Малая, % 26* 70 28 28

Примечание: Скорость формирования алкоголизма — время от начала систематического злоупотребления алкоголем до формирования патологического влечения к алкоголю — высокая (до 3-х лет), средняя (4-6лет), малая (более б лет). Примечание: * — р < 0,05, достоверные различия между группой больных острым алкогольным галлюцинозом и группой сравнения.

Из приведенных данных видно, что у больных с острым алкогольным галлюцинозом резко преобладала малая скорость формирования алкоголизма, т.е. эти больные еще дольше подвергались алкогольной интоксикации.

Продолжительность доболезненного этапа у больных с галлюцинозом составила — 9,8±1,3 лет (р<0,05), общая длительность злоупотребления алкоголем -15,6±1,4 лет (р<0,05).

Для большинства больных была характерна выраженная сомато-неврологическая патология и интеллектуально-мнестическое снижение (рис.4).

Токсикогенный профиль у больных острым алкогольным галлюцинозом

Неврологические нарушения (с 1 по 4)

4-полиневропатия Данные теста Равенна (с 5 по 7)

5-1(3 резко снижен

6-1Ц умеренно снижен

7-1Ц в норме Состояние памяти (с В по 10)

8-значительное снижение памяти

9- небольшое снижение памяти

10-память в норме Соматическая патология (с 11 по 14)

Адциктивная симптоматика в 82% случаев характеризовалась стертостью и незавершенностью.

Таким образом, алкоголизм у женщин, перенесших острые алкогольные галлюцинозы, характеризовался преобладанием неустойчивых личностей в преморбиде и большой пропорцией шизоидных личностей, поздним началом при небольшой давности заболевания, малой скоростью формирования алкоголизма, стертостью и незавершенностью аддиктивной симптоматики, тяжестью токсикогенных нарушений, высокой наследственной отягощенностью алкогольными психозами и алкоголизмом.

Сопоставление клиники алкоголизма в группе женщин, перенесших алкогольный делирий, с клиникой алкоголизма у перенесших острый алкогольный галлюциноз.

Возраст к моменту возникновения первого психоза и к моменту обследования у больных, перенесших острый алкогольный делирий и острый алкогольный галлюциноз, существенно не различался при р < 0,05.

В группе больных, перенесших алкогольный делирий, отмечалась более высокая наследственная отягощенность алкоголизмом, чем у больных с галлюцинозом, однако наследственная отягощенность алкогольными психозами у родителей больных галюцинозом была выше (10%), чем в группе у больных с делирием (4%).

По преморбидным особенностям среди больных с алкогольным делирием преобладали синтонные личности, среди больных с острым алкогольным галлюцинозом — неустойчивые.

Больные с острым алкогольным галлюцинозом в среднем на 2 года раньше начинали употреблять спиртные напитки, чем больные с алкогольным делирием, но эти различия статистически были не существенны.

Заболевание алкоголизмом у больных с делирием начиналось позже, чем у больных с галлюцинозом, однако эти различия не достигали уровня достоверности.

Продолжительность доболезненного этапа у больных с острым алкогольным галлюцинозом оказалась больше, чем у больных с делирием, но эти отличия также были не существенны.

Давность алкоголизма и длительность злоупотребления алкоголем перед возникновением первого психоза у больных с галлюцинозом была больше, чем у больных с делирием, но эти различия тоже были не существенны.

В группе пациентов с острым алкогольным галлюцинозом оказалось значительно больше больных с малой скоростью формирования алкоголизма, т.е. эти больные дольше подвергались алкогольной интоксикации.

Однако сомато-неврологические и когнитивные нарушения у больных с делирием выявлялись чаще, чем у больных с галлюцинозом, несмотря на меньшую продолжительность злоупотребления алкоголем, что указывает

либо на их более высокую ранимость по отношению к алкоголю, либо на сравнительно более тяжелую алкогольную и соматогенную интоксикацию. Исключением является полиневропатия, которая наблюдалась практически у всех больных обеих групп (рис.5).

Неврологические нарушения (с 1 по 4)

4-полиневропатия Данные теста Равенна (с 5 по 7)

5-Щ резко снижен

6-10 умеренно снижен

7-Ю в норме Состояние памяти (с 8 по 10)

8-значительное снижение памяти

9- небольшое снижение памяти

10-память в норме Соматическая патология (с 11 по 14)

У больных с галлюцинозом отмечалось значительно большее количество случаев со стертой и незавершенной аддиктивной симптоматикой

(82%), чем у больных с делирием (54%).

Профиль токсикогенной симптоматики у больных с алкогольным делирием и галлюцинозом

Клинические характеристики алкоголизма у женщин, перенесших алкогольные психозы, при сопоставлении с аналогичными данными литературы по мужчинам.

Что касается клинических особенностей алкоголизма у мужчин, осложненного алкогольными психозами, то, по недавно опубликованным данным Л.А. Антиповой (2006), он характеризуется меньшей, чем в нашем исследовании, наследственной отягощенностью алкоголизмом (38% против 60% у женщин), более ранним началом систематического злоупотребления алкоголем (24,9±4,14 лет против 28,0±1,0 лет у женщин) и формирования II стадии алкоголизма (32,2±4,8 лет против 36,7±1,1 лет у женщин), преобладанием высокой прогредиентности (42% против 32% у женщин), большей давностью алкоголизма (15,4±6,86 лет против 4,9±0,5 лет у женщин), большей продолжительностью злоупотребления алкоголем к моменту развития первого психоза (21-26 лет против 13,9±1,0 лет у женщин), интенсивным и развернутым ПВА, преобладанием в преморбиде синтонных

личностей. Кроме того, средний возраст манифестации первого алкогольного психоза у мужчин, по этим данным, был старше — 47,7±8,27 лет против 41,9±1,1 лет у женщин. При этом сами психозы характеризовались преобладанием типичных («классических») делириев (46% против 3% у женщин) и отсутствием резидуального бреда.

Таким образом, алкоголизм у женщин, осложненный алкогольными психозами, отличается преобладанием неустойчивых личностей в преморбиде и значительно большей пропорцией шизоидных личностей, более поздним началом, небольшой давностью заболевания, малой прогредиентностью, стертостью и незавершенностью аддиктивной симптоматики, преобладанием токсикогенных нарушений и повышенной чувствительностью организма, особенно нервной ткани и печени, к действию алкоголя и его метаболитов.

Смотрите так же:  Депрессия восстановление

КЛИНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ АЛКОГОЛЬНЫХ ПСИХОЗОВ У ЖЕНЩИН

Среди перенесших алкогольные психозы 73 пациентки стационировались впервые, 27 — повторно. Всего больные перенесли 168 психотических состояний: 95 (57%) — алкогольный делирий, 73 (43%) -острый алкогольный галлюциноз. Среди этих больных, наряду с алкогольным делирием и острым алкогольным галлюцинозом, встречались и острые алкогольные энцефалопатии, которые в синдромальном отношении были ближе к делирию, поэтому эти случаи были отнесены к делириозной группе.

У женщин, перенесших алкогольные психозы, как на момент возникновения первого психоза, так и на момент обследования преобладали больные с алкогольным делирием. Приведенные соотношения отличаются от тех, которые были опубликованы Е.П. Соколовой в 1974г. и свидетельствовали о преобладании галлюцинозов среди алкогольных психозов у женщин. Нельзя исключить, что эти различия связаны с патоморфозом алкогольных психозов у женщин за последнее время.

27 больных, поступивших повторно, перенесли в общей сложности 95 алкогольных психозов: 44 (46%) — алкогольный галлюциноз, 51 (54%) -алкогольный делирий.

Что касается клиники алкогольных психозов у женщин, то они в большинстве случаев протекают атипично. Атипия алкогольных психозов заключалась в абортивном характере галлюцинаторных нарушений, в полиморфизме и смешанной картине психотических расстройств, в склонности к развитию резидуального бреда. При этом у больных алкогольным делирием преобладали неглубокие степени угнетения сознания, которые в ряде случаев приобретали форму «ориентированного» делирия (рис.6).

Синдромальные варианты острого алкогольного галлюциноза

С экстракампинными галлюцинациями

С явлениями психического автоматизма С нарушениями ориентировки С псевдогаллюцинациями

Из приведенных данных видно, что в 97% случаев алкогольные делирии у женщин протекали атипично.

В то же время у больных галлюцинозом нередко встречались состояния с нарушениями ориентировки и делириозными включениями. Следовательно, алкогольные психозы у женщин характеризовались атипиями и отсутствием чётких синдромальных различий. Другой важной особенностью клиники алкогольных психозов у женщин являлось наличие псевдогаллюцинаций и симптомов психического автоматизма (рис.7)

Синдромальные варианты алкогольного делирия

С психическими автоматизмами Полиморфный Онейроидный

На рисунке видно, что в 95% случаев острые алкогольные галлюцинозы протекали атипично.

Кроме того, при наличии четко выраженной аддиктивной симптоматики клиника алкогольных психозов у женщин характеризовалась более легким течением — преобладали абортивные формы с неглубокими нарушениями сознания («ориентированный» делирий) и с меньшей выраженностью резидуального бреда. И, наоборот, у больных со стертой симтоматикой зависимости от алкоголя алкогольные психозы отличались более тяжелым течением — с грубыми нарушениями ориентировки, большей частотой полиморфных расстройств, явлений психического автоматизма, онейроидных состояний и резидуального бреда. Эти подгруппы также различались и в синдромальном отношении. Так, в первой подгруппе (выраженная аддиктивная симптоматика) резко преобладали алкогольные делирии (82%), острый алкогольный галлюциноз составил только 18%. Во второй подгруппе (стертая аддиктивная симптоматика) у 53% больных был алкогольный делирий и у 47% — острый алкогольный галлюциноз (рис.26).

1. Алкоголизм у женщин, осложненный алкогольными психозами, характеризуется преобладанием неустойчивых личностей в преморбиде и сравнительно большой пропорцией шизоидных личностей, стертостью и незавершенностью аддиктивной симптоматики, более поздним началом при небольшой давности заболевания, малой скоростью формирования болезни и большей общей продолжительностью злоупотребления алкоголем, что обусловливает более тяжелые токсикогенные нарушения. Характер последних отражает особую чувствительность и ранимость нервной ткани.

2. Преобладание по частоте алкогольного делирия над острым алкогольным галлюцинозом у больных алкоголизмом женщин, по-видимому, связано с патоморфозом острых алкогольных психозов у них за последние 30 лет.

3. Больные алкогольным делирием характеризуются более высокой наследственной отягощенностью алкоголизмом, чем больные острым алкогольным галлюцинозом, более поздним началом злоупотребления алкоголем, большей частотой соматоневрологических и когнитивных нарушений.

4. Для женщин, больных острым алкогольным галлюцинозом, по сравнению с больными алкогольным делирием, более характерны малая скорость формирования алкоголизма и преобладание стертой и незавершенной аддиктивной симптоматики, большая давность алкоголизма и длительность злоупотребления алкоголем перед возникновением психоза.

5. Наличие среди женщин, перенесших алкогольные психозы, больных с первой стадией алкоголизма, стертость и незавершенность аддиктивной симптоматики, большая пропорция шизоидных личностей, атипичная картина самих алкогольных психозов могут указывать на возможное участие в патогенезе заболевания дополнительного эндогенного фактора.

6. Алкогольные психозы у женщин при наличии у них четко выраженной аддиктивной симптоматики на допсихотическом этапе алкоголизма характеризуются более легким течением. И, наоборот, у больных со стертой симптоматикой зависимости от алкоголя алкогольные психозы отличаются более тяжелым течением.

7. Алкогольные психозы у женщин в большинстве случаев протекают атипично, что проявляется в абортивном характере галлюцинаторных нарушений, в полиморфизме и смешанной картине психотических расстройств, в склонности к развитию резидуального бреда и в отсутствии чётких синдромальных различий.

8. Возникновение повторных алкогольных психозов у женщин, сочетающееся с меньшей продолжительностью алкоголизма и хронической алкогольной интоксикации в целом, указывает на наличие в этих случаях повышенной психотической готовности. Носителем повышенной психотической готовности, предположительно, может служить повышенная . ранимость когнитивных функций, периферических нервов и функций печени.

Список работ, опубликованных по теме диссертации:

1. В.Б. Альтшулер, Лукин A.A. О соотношениях алкоголизма и алкогольных психозов у женщин//Наркология. — 2006. — №5. — С. 3238.

2. В.Б. Альтшулер, Лукин A.A. Клинические соотношения алкогольных психозов и алкоголизма у женщин// Современные принципы терапии и реабилитации психически больных: Материалы Российской конференции. Москва, «МЕДПРАКТИКА-М», 2006. С. 283.

3. Лукин A.A. Клинические особенности алкоголизма у женщин, перенесших алкогольные психозы//Вопросы наркологии. — 2008. №4. -С. 65-72.

Отпечатано в ООО «Компания Спутник+» ПД № 1-00007 от 25.09.2000 г. Подписано в печать 14.09.2009 Тираж 100 экз. Усл. п.л. 1,5 Печать авторефератов: 730-47-74,778-45-60

Оглавление диссертации Лукин, Андрей Александрович :: 2009 :: Москва

Список используемых сокращений.

ГЛАВА 1. Литературный обзор.

I. Клинические особенности алкоголизма у женщин.

П. Клинические особенности алкоголизма, осложнившегося алкогольными психозами, у женщин.

Ш. 1. Клинические особенности алкоголизма у больных шизофренией.

Ш.2. Клинические особенности шизофрении при сочетании ее с алкоголизмом.

ГЛАВА 2. Общая характеристика клинического материала и методы исследования.

ГЛАВА 3. Клинические особенности алкоголизма у женщин, перенёсших алкогольный делирий.

ГЛАВА 4. Клинические особенности алкоголизма у женщин, перенёсших острый алкогольный галлюциноз.

4.1. Сопоставление клиники алкоголизма в группе женщин, перенесших алкогольный делирий, с клиникой алкоголизма у перенесших острый алкогольный галлюциноз.

4.2. Клинические характеристики алкоголизма у женщин, перенесших алкогольные психозы, при сопоставлении с аналогичными данными у мужчин.

ГЛАВА 5. Клинические особенности алкогольных психозов у женщин.

Введение диссертации по теме «Наркология», Лукин, Андрей Александрович, автореферат

Актуальность исследования. Изучение алкогольных психозов, так или иначе, связывалось с выявлением особенностей алкоголизма у больных с психозами. Исследованиям алкогольных психозов было посвящено много работ (Иванец Н.Н., 1975; Морозов Г.В., Иванец Н.Н. 1975; Гофман А.Г., 1986; Мостовой С.М., 1986; Шарапова Н.М., 2001; Слуцкий Э.В., 2005; Антипова Л.А., 2006), однако почти все они были проведены исключительно на мужском контингенте. Клиника алкоголизма у женщин, осложнившегося алкогольными психозами, изучена недостаточно, и ей посвящено относительно небольшое число работ (Соколова Е.П., 1974; Турина А.В., 1991; Альтшулер В.Б., Иванец Н.Н., Кравченко C.JL, 2006). Встречаются лишь отдельные указания на соотношения психотической и непсихотичесчкой симптоматики алкоголизма — давности заболевания, возраста начала алкоголизма, формы злоупотребления алкоголем, абстинентного синдрома, наследственного фактора, соматической отягощенности. Конечная цель таких разработок — ответить на вопрос о причинах возникновения психозов у одних больных при отсутствии их у других. Остается не ясным и то, почему в одних случаях развивается делирий, а в других галлюциноз. Результаты проводившихся клинических исследований можно охарактеризовать как неоднозначные. Указывается, в частности, на сравнительно большую давность алкоголизма у больных с психозами (Гофман А.Г., 1986), хотя есть мнение, что для возникновения психоза достаточно и,коротких сроков (Wyss R., 1967; Стрельчук И.В., 1973). Преобладает точка зрения о большой тяжести алкоголизма, осложнившегося алкогольными психозами (Иванец Н.Н., 1975; Антипова JI.A., 2006). Ряд вопросов изучен недостаточно; одним из таких вопросов является соотношение аддиктивной, т.е. являющейся выражением зависимости, и токсикогенной симптоматики, а также роль соматоневрологической патологии, в частности, полиневропатии в патогенезе алкогольных психозов у женщин. В связи с этим представляют интерес клинические аспекты люцидного, т.е. непсихотического, алкоголизма у женщин, стационированных по поводу алкогольных психозов. Кроме того, в затронутом аспекте имеют значение и сами по себе психозы, их клинические особенности в сопоставлении с симптоматикой и течением алкоголизма.

Цель исследования: изучить клинические соотношения алкоголизма и алкогольных психозов у женщин.

Для ее решения поставлены следующие задачи:

1. Изучить клинические параметры алкоголизма, характер сомато-неврологической патологии, личностные особенности, состояние когнитивной сферы у женщин, перенесших алкогольные психозы, и у женщин в группе сравнения, образованной больными без психозов в аналогичных возрастных пределах.

2. Изучить клинические особенности алкогольных психозов у женщин, закономерности их формирования и течения, с выделением синдромальных вариантов.

3. Изучить корреляции между клиническими особенностями алкоголизма и алкогольных психозов у женщин.

Научная новизна. Впервые на репрезентативном клиническом материале проведено комплексное клинико-психопатологическое исследование, выявлены особенности формирования и течения алкоголизма у женщин с алкогольными психозами:

Впервые выявлены корреляции между клиническими особенностями алкоголизма у женщин и возникновением алкогольных психозов у них.

Впервые показано преобладание стертой аддиктивной симптоматики при яркой токсикогенной симптоматике алкоголизма у больных с психозами.

Впервые выявлены отличия клиники алкоголизма у женщин с алкогольным делирием по сравнению с больными острым алкогольным галлюцинозом.

Впервые установлено преобладание атипичных и стертых форм алкогольных психозов у женщин на современном этапе.

Подчеркнута роль психотической готовности в возникновении алкогольных психозов у женщин.

Выявленное в работе у больных женщин, перенесших алкогольные психозы, преобладание токсикогенных нарушений над аддиктивными является основанием для построения дифференцированной терапии, предусматривающей акцент на длительном применении средств протективного действия (ноотропы, нейро- и гепатопротекторы, витамины группы В, препараты магния). Работа будет способствовать более успешному решению вопросов дифференциальной диагностики алкогольных психозов у женщин, особенно в случаях их атипичного течения.

Публикации. По материалам исследований опубликованы 3 научные работы:

1. В.Б. Альтшулер, Лукин А.А. О соотношениях алкоголизма и алкогольных психозов у женщин // Наркология. — 2006. — №5. — С. 3238.

2. В.Б. Альтшулер, Лукин А.А. Клинические соотношения алкогольных психозов и алкоголизма у женщин // Современные принципы терапии и реабилитации психически больных: Материалы Российской конференции. Москва, «МЕДПРАКТИКА-М», 2006. С. 283.

3. Лукин А.А. Клинические особенности алкоголизма у женщин, перенесших алкогольные психозы/УВопросы наркологии. — 2008. №4. — С. 65 — 72.

Апробация работы. Основные положения работы доложены и обсуждены на проблемной комиссии по клинической наркологии в ННЦН Росздрава 4 июня 2009г.

Объем и структура работы. Диссертация изложена на 141 странице машинописного текста. Состоит из введения, 5 глав, заключения, выводов, указателя литературы. Работа иллюстрирована 28 рисунками и 26 таблицами. Указатель литературы включает 157 работ отечественных и 49 работ иностранных авторов.

Заключение диссертационного исследования на тему «Клинические соотношения алкоголизма и алкогольных психозов у женщин»

1. Алкоголизм у женщин, осложненный алкогольными психозами, характеризуется преобладанием неустойчивых личностей в преморбиде и сравнительно большой пропорцией шизоидных личностей, стертостью и незавершенностью аддиктивной симптоматики, более поздним началом при небольшой давности заболевания, малой скоростью формирования болезни и большей общей продолжительностью злоупотребления алкоголем, что обусловливает более тяжелые токсикогенные нарушения. Характер последних отражает особую чувствительность и ранимость нервной ткани.

2. Преобладание по частоте алкогольного делирия над острым алкогольным галлюцинозом у больных алкоголизмом женщин, по-видимому, связано с патоморфозом острых алкогольных психозов у них за последние 30 лет.

3. Больные алкогольным делирием характеризуются более высокой наследственной отягощенностыо алкоголизмом, чем больные острым алкогольным галлюцинозом, более поздним началом злоупотребления алкоголем, большей частотой соматоневрологических и когнитивных нарушений.

4. Для женщин, больных острым алкогольным галлюцинозом, по сравнению с больными алкогольным делирием, более характерны малая скорость формирования алкоголизма и преобладание стертой и незавершенной аддиктивной симптоматики, большая давность алкоголизма и длительность злоупотребления алкоголем перед возникновением психоза.

5. Наличие среди женщин, перенесших алкогольные психозы, больных с первой стадией алкоголизма, стертость и незавершенность аддиктивной симптоматики, большая пропорция шизоидных личностей, атипичная картина самих алкогольных психозов могут указывать на возможное участие в патогенезе заболевания дополнительного эндогенного фактора.

6. Алкогольные психозы у женщин при наличии у них четко выраженной аддиктивной симптоматики на допсихотическом этапе алкоголизма характеризуются более легким течением. И, наоборот, у больных со стертой симптоматикой зависимости от алкоголя алкогольные психозы отличаются более тяжелым течением.

7. Алкогольные психозы у женщин в большинстве случаев протекают атипично, что проявляется в абортивном характере галлюцинаторных нарушений, в полиморфизме и смешанной картине психотических расстройств, в склонности к развитию резидуального бреда и в отсутствии чётких синдромальных различий.

8. Возникновение повторных алкогольных психозов у женщин, сочетающееся с меньшей продолжительностью алкоголизма и хронической алкогольной интоксикации в целом, указывает на наличие в этих случаях повышенной психотической готовности. Носителем повышенной психотической готовности, предположительно, может служить повышенная ранимость когнитивных функций, периферических нервов и функций печени.

Подытоживая наши данные, касающиеся алкоголизма у женщин, осложнившегося алкогольными психозами, необходимо вновь подчеркнуть, что при большом разнообразии и существенных индивидуальных различиях важных клинических параметров алкоголизма в массе больных (наличие и характер наследственной отягощённости, особенности преморбида, влияние средовых и ситуационных факторов, тяжесть и характер алкогольной интоксикации, прогредиентность, возраст начала и давность заболевания, ремиссии и рецидивы и др.) их объединяет сходство в соотношении аддиктивной и токсикогенной симптоматики заболевания. Речь идет о преобладании симптоматики, отражающей последствия хронической алкогольной интоксикации, над признаками зависимости от алкоголя; к последним относится патологическое влечение к алкоголю. С наибольшим постоянством токсикогенная патология проявляется в неврологической сфере (признаки полиневропатии, мозжечковые и стволовые нарушения). В психической сфере она выражается, главным образом, в снижении критики, ослаблении памяти, противоречивости суждений, особенно тех, которые касаются собственного пьянства. На этом фоне патологическое влечение к алкоголю — как первичное, так и вторичное (в опьянении и в похмелье) выглядит незавершённым, стёртым, непостоянным; чаще всего, хотя и не всегда оно проявляется эпизодически, потреблением слабоалкогольных напитков, без утраты количественного контроля, иногда без опохмеления, при невысокой или стабильной толерантности, обычно в виде лишь согласия на приглашение, без предприимчивости, поиска и «напора».

Столь явный «крен» в сторону преобладания токсикогенной симптоматики над аддиктивной находится в полном согласии с приводившимися выше литературными данными о сравнительно большой чувствительности женского организма к алкогольной интоксикации и о сравнительно малой роли генетического фактора в формировании признаков зависимости от алкоголя у женщин. По всей видимости, клиника женского алкоголизма, осложнившегося алкогольными психозами, является утрированным выражением упомянутых особенностей люцидного, т.е. непсихотического, алкоголизма у женщин.

Что же касается самих психозов, то их клиническая картина обращает на себя внимание рядом атипических черт. Среди них на первом плане -кратковременность, абортивный характер течения психоза. Особенно это относится к галлюцинаторным нарушениям, которые, как правило, купируются в первый же день лечения. Другим характерным отличием алкогольных психозов у наших пациенток явились разнообразные — как острые, так и резидуальные — проявления энцефалопатии, отражающиеся в психопатологической и неврологической симптоматике. С этим, по-видимому, связана ещё одна нередкая клиническая особенность — сравнительно долго сохраняющиеся после исчезновения галлюцинаторных нарушений резидуальный бред и отсутствие критики к болезненным переживаниям; резидуальный бред касается не только вербальных галлюцинаций, но даже делириозных зоопсий. Следует отметить также, что среди алкогольных делириев преобладали психозы, протекавшие при отсутствии формальных нарушений аллопсихической ориентировки либо при наличии лишь недостаточно точной ориентировки во времени, что говорит о сравнительно небольшой тяжести болезненного состояния («ориентированный делирий»). Кроме того, примечательной особенностью неврологической симптоматики алкогольного делирия у женщин оказалось отсутствие или очень слабая выраженность тремора, столь характерного для этого заболевания и отразившегося в его названии. Имеется ли здесь какая-то связь с отмеченными выше клиническими особенностями алкоголизма, в частности с преобладанием токсикогенных расстройств над аддиктивными, -остается вопросом.

Психотические состояния характеризуются большим разнообразием, смешением и взаимосменяемостью разноплановой галлюцинаторной симптоматики, включающей слуховые, зрительные, обонятельные, тактильные обманы восприятия — как элементарные, так и образные; как экстракампинные, так и панорамные; как обыденного содержания, так и сновидно-фантастические. Значительное место, наряду с истинными галлюцинациями, занимают псевдогаллюцинации, а также разнообразные явления психического автоматизма. Таким образом, алкоголизм у женщин, осложненный алкогольными психозами, характеризовался целым рядом существенных отличий от непсихотического алкоголизма у женщин, что дает основание ставить новые вопросы о происхождении этих особенностей.

Другие статьи

  • Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста Консультация (младшая группа) по теме: консультация для воспитателей. Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста. Консультация для воспитателей. Предварительный просмотр: Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного […]
  • Можно ли отказаться от совершеннолетнего ребенка Можно ли отказаться от совершеннолетнего ребенка Законодательством Российской Федерации не предусмотрено процедуры отказа от ребенка, возможно только лишение родительских прав. Так, согласно ст. 69 СК РФ родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если […]
  • Что входит в обязанности родителей по воспитанию детей Глава 12. Права и обязанности родителей (ст.ст. 61 - 79) Глава 12. Права и обязанности родителей См. Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 20 июля 2011 г. © ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 2019. […]
  • Можно ли ребенку капать ромашку в нос отвар ромашки и нос неделю назад мы заболели к нам приходила врач и сказала 5 раз в день промывать нос пипеткой ромашки, потом отсасывать аспиратором, а потом капать капли сейчас я разговаривала с подругой, она меня отругала, сказала, что нельзя так ни в коем случае, […]
  • Как правильно купать в круге месячного ребенка Как купать ребёнка с кругом на шее С какого месяца купать ребёнка с кругом на шее, как правильно это делать, в какое время? Советы доктора Комаровского и видео инструкция. Водные процедуры – особенное удовольствие для маленького ребенка. Кроме обычного гигиеничного […]
  • Диагностика отклонения в развитии ребёнка определение этапы проведения Ранняя диагностика отклонений в развитии детей Диагностика отклонений в развитии основывается на зна­нии общих и специфических закономерностей психического раз­вития нормально развивающегося ребенка и детей с различны­ми отклонениями в развитии. Диагностика носит […]