Эндогенная депрессия клиники

Эндогенная депрессия клиники

Бондарь Виктор Валерьевич

ТЕРАПЕВТИЧЕСКИ РЕЗИСТЕНТНЫЕ ЭНДОГЕННЫЕ ДЕПРЕССИИ (Клиника, типология, вопросы патогенеза и лечения)

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

Актуальность темы исследования

К началу 70-х годов был накоплен обширный клинический материал об устойчивости части эндогенных депрессивных состояний к антидепрессивному лечению. Ее частоту оценивают в широких пределах — от 10-15% (J.J.Iopez-lbor Alino, 1974; M.F.Poirier, C.Benkelfat, 1986; N.J.Berwisch, J.D.Amsterdam, 1988 и др.) до 20-30% (J.D.Feighner С соавт., 1986; H.S.Akiskal с соавт..1989; H.E.Lehman, I974 и др.) и даже до 50% ( B. M.Keller, I988). В настоящее время широко изучаются и обсуждаются важнейшие клинические, клинико-генетические, клинико-патогенетические, биологические, фармакокинетические, психологические и социальные факторы, обуславливающие резистентность к лечению эндогенных депрессий. Однако, механизм формирования резиствнтности до сих пор остается неясным, что затрудняет поиск обоснованных методов ее преодоления.

Предложенные ранее метода лечения терапевтически резистентных депрессий во многом эмпиричны и недостаточно эффективны. Поэтому особо важным направлением в исследованиях, посвященных проблеме резистентности в лечении депрессий, является поиск путей и методов преодоления устойчивости к антидепрессивой терапии.

Все вышеизложенное дает основание считать крайне актуальным для настоящего времени проведение адекватной дифференциации клинико-психопатологических проявлений резистентных к терапии депрессий, изучение патогенетических а механизмов формирования этого феномена и разработку на основе этих данных эффективных методов преодоления терапевтической резистентности, уточнение и обоснование дифференцированных показаний к их назначению.

Цель и задачи исследования

Целью настоящего исследования было изучение особенностей клиники и динамики резистентных к терапии эндогенных депрессий, разработка прогностически адекватной типологии этих состояний и патогенетическое обоснование и апробация метода преодоления их терапевтической резистентности.

Задачи исслдования:

1. Изучение клинико-психопатологических особенностей резистентных к терапии эндогенных депрессий.

2. Разработка клинической типологии резистентных к терапии эндогенных депрессий и определение ее прогностического значения для предсказания клинического эффекта лечения.

3. Изучение клинических закономерностей динамики резистентных к терапии эндогенных депрессий, определение их прогностической значимости.

4. Уточнение возможных патогенетических механизмов формирования феномена резистентности к терапии при эндогенных депрессиях.

5. Разработка и обоснование метода преодоления резистентности к терапии эндогенных депрессий с помощью антиоксидантов.

Научная новизна работы

Впервые проведено комплексное (клиннко-психопатологическое, биохимическое, нейрофизиологическое и компьютерно-томографическое) обследование больных с резистентными к терапии эндогенными депрессиями; разработана принципиально новая типология этих состояний, позволяющая прогнозировать результаты противорезистентвой терапии; разработан и патогенетически обоснован новый метод преодоления терапевтической резистентности с помощью антиоксидантов; выявлены некоторые патогенетические факторы, участвующие в становлении терапевтической резистентности и имеющие прогностическое значение для диагностики терапевтической резистентности и предсказания эффективности методов ее преодоления.

Практическая значимость исследования

Полученные в ходе исследования данные о клинических особенностях и динамике резистентных к терапии эндогенных депрессий, а также результаты клинико-биологического обследования позволяют предвидеть возможность терапевтической резистентности и своевременно предпринимать адекватные меры по преодолению формирующейся терапевтической резистентности на более ранних этапах развития депрессивного состояния; разработанная типология резистентных депрессий дает возможность прогнозирования эффективности последующей антирезистентной терапии; предложен метод преодоления терапевтической резистентности, который обладает значительной эффективностью, прост в применении и не имеет побочных действий. Предложенный способ лечения терапевтически резистентных эндогенных депрессий может бкть использован в стационарной психиатрической практике для преодоления устойчивости к антидепрессивной терапии.

Публикации

По теме диссертации опубликовано 6 научных работ, список которых приводится в конце автореферата.

Апробация работы

Материалы диссертации доложены на У1 Всесоюзной школе молодых психиатров (Суздаль,1990); на Всесоюзной конференции молодых ученых в ВНИИСП им.В.П.Сербского (1990); на научной конференции в НИИ клинической психиатрии ВНЦПЗ АМН СССР (1991); на рабочем совещании «Медико-биологические аспекты применения антиоксидантов эмоксипин и мексидол» в институте химической физики АН СССР (1991). Апробация диссертации состоялась на межотделенческой конференции в НИН клинической психиатрии ВНЦПЗ АМН СССР 29.12.91 Г.

Объём и структура работы

Диссертация изложена на 217 листах машинописного текста, содержит 34 таблицы, 5 рисунков. Диссертация состоит из введения, обзора литературы, характеристики материала и методов исследования, трех клинических глав, посвященных собственным исследованиям, заключения, выводов и приложений, включающих 3 истории болезни, иллюстрирующие основные положения работы. Библиографический указатель включает 180 источников ( 5 3 работ отечественных и -127 работ иностранных авторов).

Материалы и методы исследования

Настоящая работа выполнена в клинике эндогенных психозов среднего возраста (руководитель -профессор Г.П.Пантелеева) НИИ клинической психиатрии Научного центра психического здоровья Российской Академии медицинских наук.

Изучено 60 больных (женщин — 58, мужчин — 2) с резистентной к психофармакотерапии эндогенной депрессией. Согласно определению ВОЗ резистентным к терапии считалось депрессивное состояние, которое одновременно отвечало следующим критериям: отсутствие терапевтического эффекта после двух последовательных курсов антидепрессивной терапии, соответствующей структуре депрессии, в течение не менее 4-х недель каждым, в адекватных состоянию дозах.

Исходя из задач исследования и для исключения патопластического влияния на картину депрессии возрастных особенностей (пубертатных и инволюционных), обследовались больные только в возрасте от 18 до 50 лет. Возраст развития резистентной депрессии и возраст манифестации заболевания находились в тех же пределах (в среднем 38,2 и 31,9 лет, соответственно). Длительность болезни варьировала от 1 до 21 года (в среднем 8,5 лет). У 47 больных был диагностирован маниакально-депрессивный психоз, причем у 76,59% из них -монополярная депрессивная форма, а у 23,4I% — биполярная. У 13 пациентов была диагностирована шизофрения. На начальных этапах болезни у них отмечались 1-2 психотические состояния шизоаффективной структуры, но в дальнейшем заболевание переходило на фазный аффективный уровень и приобретало циркулярный характер. При этом клинические проявления заболевания принимали стационарный характер с чередованием депрессивных и/или биполярных фаз. Кроме того, не отмечалось нарастания уже приобретенных после первых приступов дефицитарных симптомов.

Помимо клинического наблюдения за больными на исследуемом лечении для унифицированной оценки состояния больных в динамике до и после терапии антиоксидантами, использовалась стандартизованная международная оценочная шкала: Haiaiiton Raiting Scale of Depression ( HRSD; MI. Hamilton, 1967) , состоящая из 24 пунктов. По HRSD состояние больных фиксировалось за 7 дней до начала антирезистентной терапии, а также в 1, 3, 5, 7, 14, 21, 28 дни лечения антиоксидантами. Интенсивность терапевтического эффекта антирезистентной терапии оценивалась количественно: согласно J.D.Amsterdam с соавт.(1989), больные, у которых улучшение психического состояния по HRSD было менее 30%, считались нон-респондерами, у которых улучшение составляло более 30%, считались респондерами. Клинический эффект до 50% по HRSD квалифицировался как незначительный, от 50% до 100% — как хороший, полный выход из депрессии — при улучшении психического состояния на 100%.

После выписки из стационара изучение особенностей дальнейшего течения заболевания и динамики депрессии проводилось методом клинико—катамнестического динамического наблюдения, длительность которого составила от 1 до 4 лет.

Для изучения возможнных патогенетических механизмов возникновения терапевтический резистентности эндогенных депрессий проводилось комплексное клинико-биологичеокое обследование больных в динамике с исследованием контрольных групп курабельных депрессивных больных:

компьютерно-томографическое обследование головного мозга (в сотрудничестве с лабораторией компьютерной томографии НИИ клинической психиатрии НЦПЗ РАМН, руководитель — доктор мед.наук С.Б.Вавилов) проведено у 36 и 23 больных соответственно;

анализ динамики нейрофизиологических параметров, включая ЭКГ и ЭЭГ у 26 и 84 больных (совместно с к.б.н. Т.С.Мельниковой, лаборатория нейрофизиологии, руководитель — д.б.н. А.Ф.Изнак).

У 17 больных, исследованы показатели антиоксидантной системы организма в динамике до и после курса лечения альфа-токоферолом биохимическое обследование проведено к.м.н. Е.С.Ковалевой, в лаборатории биохимии, руководитель — д.б.н. Р.Р.Дидеман). Изучались следующие показатели: концентрация в плазме крови альфа-токоферола, аскорбата, малонового диальдегида (МДА), концентрация Н-пентана в выдыхаемом воздухе.

Статистическая обработка результатов исследований проводилась на ЭВМ ЭС и IBM-PC no программам «Статистика», «Пирсон», » PRIMA -16″ и «BRAIN- LOG» разработанным в лаборатории математического анализа (руководитель — к.т.н. А.И.Никифоров).

Результаты исследования.

Проведенное исследование показало, что терапевтически резистентные эндогенные депрессии определялись выраженной атипией психопатологических нарушений и значительным синдромальным полиморфизмом, которые проявлялись в виде стертости, неразвитости и незавершенности депрессивных симптомов и отдельных компонентов депрессивной триады, а также в виде структурной сложности депрессивного состояния, как за счет разнообразия и одновременного сосуществования разноплановых облигатных депрессивных расстройств, так и за счет присоединения гетерогенных по отношению к собственно аффективным нарушениям расстройств, таких как сенесто-ипохондрические, деперсонализационно-дереализационные и обсессивно-фобические.

Аффективный компонент в клинической картине резистентных депрессий отличался существенным непостоянством ведущих проявлений и характеризовался частыми сменами типа ведущего аффекта (тоскливого, тревожного или астено-адинамических нарушений). Кроме того, нередким было одновременное сочетание двух или даже трех разновидностей аффекта. В таких случаях один из них отчетливо доминировал. Идеомоторная заторможенность была представлена крайне неравномерно. Так идеаторные нарушения были обычно более выраженными, чем интенсивность двигательной заторможенности, однако незначительная степень идеомоторного торможения соответствовала достаточно малой интенсивности депрессии в целом.

Свойственные эндогенным депрессиям витальные нарушения были характерны и для резистентных депрессий, однако, отличались определенной стертостью и рудиментарностью, а также склонностью к значительным колебаниям интенсивности проявлений, что, всегда было связано с изменением глубины депрессии.

Соматовегетативные расстройства при резистентных депрессия часто были довлеющими и выступали на передний план в клинической картине. Они особенно тяжело переживалась больными. Наиболее часто отмечались такие их проявления, как выраженная лабильность артериального давления, головные боли, головокружения, тошнота, слабость, приступы тахикардии, а также повышенная потливость.

Вышеописанные клинические особенности резистентных к терапии депрессий отмечались уже на ранних этапах развития депрессивного состояния. В процессе его динамики не происходило существенного видоизменения клинической картины депрессивного синдрома, даже в случае затяжного течения болезни. Необходимо подчеркнуть значительную диссоциация между малой глубиной психопатологических расстройств в структуре депрессий и устойчивостью к лечению со склонностью к затяжному течения.

Несмотря на ряд общих свойств, детальный психопатологический анализ резистентных к терапия эндогенных депрессий, оценка их структуры и динамики показали их неоднородность. При разработке клинической типологии выделены три основные разновидности резистентных к терапии депрессий: эндоморфная, реактивно-невротическая и гетероморфная.

I разновидность — эндоморфная (20 больных). Характеризовалась структурным сходством с классическими витальными депрессиями. Наряду с общими для всех резистентных депрессий особенностями им присущи такие признаки классических витальных депрессий, как витальность аффекта, отчетливые суточные колебания настроения с улучшением его во второй половине дня и большая представленность свойственных депрессии соматовегетативных расстройств.

Развитии депрессивного состояния этой разновидности в 45% наблюдений предшествовали различные экзогенные вредности (психогенные — 25%, соматогенные — 20%), далее независимо от механизма фазообразования, депрессивное состояние формировалось постепенно. Длительность его инициального этапа составляла от 2-3 недель до 10 месяцев.

Смотрите так же:  Сша выход из великой депрессии

На этапе развернутых аффективных нарушений чаше всего клиническую картину депрессивного синдрома определял аффект витальной тревоги, который преобладал над аффектом витальной тоски и апатии. У 1/3 этих больных в структуре резистентной депрессии отмечались явления психической анестезии, которые не сопровождались, однако, болезненным переживанием бесчувствия. К таким нарушениям присоединялись мысли о собственной никчемности и идеи самообвинения, имеющие уровень сверхценных образований.

Динамика эндоморфных депрессий имела волнообразный характер с аутохтонными обострениями депрессивных расстройств. Частота таких экзацербаций варьировала от 1 раза в неделю до 1-2 раз в год. Нередко удавалось проследить связь обострений с началом менструаций. В 30% наблюдений при длительности депрессии более года наблюдались сезонные обострения. Общая длительность резистентной к терапии депрессии эндоморфной разновидности составила в среднем 12,7± 1,85 месяца.

П разновидность — реактивно-невротическая (15 больных). Характеризовалась наличием реактивной лабильности, определяющей характер возникновения, структуру, клинические особенности и динамику всех психопатологических проявлений депрессии. Это свойство определяло доминирование психогенных и невротических по структуре расстройств.

Депрессивные состояния данной разновидности во всех случаях возникали как экзогенно спровоцированные. В 86,7% из них имела место психогенная провокация, а в 13,3% — соматогенная. Длительность инициального этапа составляла от 2 до 6 месяцев.

На этапе развернутых аффективных нарушений в 53,3% наблюдений в картине депрессии доминировал аффект тревоги. В этих случаях небольшая глубина сниженного настроения явно диссоциировала с тягостным ощущением «душевной боли» за грудиной или в области сердца и ощущением дрожи в эпигастрии, которые иногда принимали сенесталгический характер. Аффективные проявления при этой разновидности нередко имели днсфорический оттенок, а поведение больных отличалось демонстративностью и эгоцентризмом. Витальные нарушения были менее выраженными и стертыми, чем у больных 1-й разновидности.

Динамика резистентных депрессий реактивно-невротической разновидности также характеризовалась волнообразностыо с частыми реактивно спровоцированными экзацербацияыи. В течение депрессивного состояния у больных происходило углубление черт тревожной мнительности и сенситивности, усиление ипохондрической фиксации на собственных ощущениях, нарастали явления пассивной подчиняемости и зависимости от окружающих.

Средняя длительность депрессивного состояния этой разновидности составила 29,9± 5,18 месяцев.

Ш разновидность — гетероморфная (25 больных). Характеризовалась наибольшим полиморфизмом и атипией депрессивных расстройств, главным образом, за счет выраженных гетэрогенных по отношению к собственно аффективным нарушениям расстройств: сенестопатических, ипохондрических, деперсонализационных и дереализационных, сущеетвующих как раздельно, так и в различных комбинациях. Само наличие указанных расстройств традиционно свидетельствовало о более глубоком поражении психической деятельности, малой курабельности депрессивных состояний, в структуре которых они формировались.

Для гетероморфной разновидности резистентных депрессий в 84% случаев был характерен аутохтонный механизм фазообразования. Длительность инициального этапа депрессии варьировала здесь от 2 недель до 6 месяцев.

На этапе развернутых аффективных нарушений в 76% случаев клиническую картину определяли астено-адинамические нарушения, главной особенностью которых была отчетливая диссоциация между нерезко выраженными глубиной аффекта и психомоторной заторможенности и резким снижением побуждений, доходящим порой почти до абулии. Обращало на себя внимание практически полное отсутствие витальных проявлений депрессии и свойственных курабельным депрессиям соматических нарушений. При длительном течении такой депрессии было характерно значительное увеличение веса больных — на 20-25 кг (за время одной фазы).

Сенестопатические нарушения характеризовались малой дифференцированностъю и элементарностью проявлений, а также простотой, монотонностью и стойкостью к терапии. Практически всегда они сочетались со значительной ипохондрической фиксацией на них, которая порой достигала сверхценного уровня.

Деперсонализационные нарушения, возникнув вначале депрессии, на этапе развернутых аффективных нарушений несколько видоизменялись, преврешаясь в расстройства сомато-деперсонализационного круга, и характеризовались в первую очередь ощущением физической пустоты или тягостной легкости во всем теле (или в отдельных его участках. Они сопровождались явлениями, которые можно определить как своеобразную сомато-витальную анестезию, проявляющуюся снижением всех видов чувствительности и ощущением неполноты физиологических отправлений. Дереализациовные расстройства развивались в совокупности с деперсонализационвыми, но были значительно более фрагментарными и кратковременными. Они касались, в основном, нарушения чувства полноты восприятия окружающего, включая восприятия его отдельных свойств.

Динамика болезни в этой разновидности имела монотонный, ригидный характер. Средняя длительность резистентных депрессий при гетероморфной разновидности сострила 17,3±2,10 месяца.

Установленные типологические различия резистентных к терапии депрессий, как видно из представленных данных, касались не только психопатологии, но также различались и условиями развития, различным участием экзогенных факторов в провокации их возникновения, механизмами фазообразования и длительностью этих состояний.

Выделенные разновидности резистентных к терапии эндогенных депрессий имели ряд отличий и по такому важному критерию, как нозологическая принадлежность. Статистически достоверно количество больных шизофренией преобладало в Ш-й разновидности (36% Р

Эндогенная депрессия

Само определение — «эндогенная депрессия» (внутренняя, происходящая изнутри), указывает на особенности возникновения и развития данного типа депрессивного расстройства. Нужно сразу отметить, что определение это, скорее, является собирательным для тех типов депрессивного расстройства, в основе причин которых лежат конституциональные особенности, личностные черты пациента, и прочие, именно, внутренние, качества. Иными словами, это те случаи, когда невозможно достоверно установить воздействие причин внешних (стрессов, утраты и т.д.).

Тем не менее, термин «эндогенная депрессия» является лишь условным, позволяя делить это заболевание по типу происхождения на экзогенное (внешнее), и, соответственно, эндогенное (внутреннее). Этого определения нет в МКБ-10, но оно, наряду с психогенными, сосудистыми и инволюционными депрессиями, имеет четкие критерии диагностики, что очень важно при определении методов и стратегии лечения.

При лечении эндогенной депрессии необходимо, естественно, учитывать особенности и причины ее происхождения. Нередко это бывают дистимия и личностные черты (когда у пациента на протяжении длительного периода времени, нередко годами, держится плохое настроение, угнетенное состояние и меланхолия). Именно эти факторы могут являться источниками заболевания, а какая-либо психотравмирующая ситуация запускать и провоцировать сам механизм развития эндогенной депрессии.

К признакам эндогенной депрессии можно отнести:

  • беспричинные, либо сезонные смены настроения;
  • переживания, связанные с психической травмой (они бывают заметны на начальном этапе развития эндогенной депрессии);
  • нарциссизм и зависимое поведение, как весьма выделяющиеся черты личности;
  • спонтанные, не обусловленные внешними причинами, рецидивы;
  • ощущение собственной вины, самообвинение;
  • тоска, апатия, тревога;
  • ангедония (неспособность получать удовольствие);
  • суицидальное поведение (при этом намерения самоубийства могут тщательно скрываться);
  • навязчивые мысли различного содержания;
  • несоответствие реакции пациента на силу стимула — так, заболевание может начать обостряться по причине воздействия самых незначительных факторов, к которым люди в норме нечувствительны.

Лечение эндогенной депрессии, как правило, производится при помощи фармакотерапии. Отмечается, что прием антидепрессантов на протяжении 2-3 недель способен в значительной мере улучшить состояние пациента. Обязательно сочетание фармакотерапии с методами психотерапии, которые так же способствуют достижению устойчивого эффекта при лечении эндогенной депрессии.

В зависимости от тяжести состояния пациента, возможно как лечение депрессии в стационаре, так и амбулаторное ее лечение. Прием транквилизаторов ощутимо положительного эффекта, как правило, не дает.

В нашей практике лечение эндогенной депрессии дополняется хорошо зарекомендовавшими себя методами инструментальной терапии:

При диагностике и лечении эндогенной депрессии в клинике «Психическое здоровье» слаженно работают сразу несколько специалистов: это врач-психиатр, психотерапевты, клинические психологи, а нередко (если того требует состояние пациента), эндокринологи, кардиологи (поскольку ЭКГ обычно дает картину тахикардии при этом виде депрессивного расстройства.

Мы поможем справиться с депрессией! Позвоните нам

Эндогенная депрессия. Вид изнутри.

Пишу первый пост на Пикабу, потому что моя жена написала очень важный для себя пост, который хотелось бы распространить максимально широко.

После 10 лет жизни вокруг и около депрессий и психических заболеваний, я вижу, как важны любые наши действия, направленные на дестигматизацию психических болезней и улучшение информированности о возможности их лечения. Человеческая психика сложна и непонятна, и вдвойне непросто в ней разобраться, когда речь идёт о тебе самом. Сложно жить с депрессией, сложно жить с человеком с депрессией, а ещё сложнее эту депрессию распознать.

И если хотя бы один человек узнает себя или своих близких в этом тексте и решится обратиться к врачу — главная моя цель будет достигнута.

Ниже текст жены без изменений из её ЖЖ:

Я очень долго вынашивала этот пост и собирала буквы в слова.
На эту тему написано сто тысяч профессиональных материалов и статей, но всё же я хочу добавить своё. Потому что никогда не знаешь, какой именно текст вдруг зацепит именно тебя, откликнется и окажется полезным. Если это поможет хоть одному человеку, моя жизнь всё-таки будет прожита не зря.
Меня зовут Оля, мне тридцать один год и у меня эндогенная депрессия. Будем считать, что врожденная, потому что никто не знает, когда это началось, а я всегда помню себя именно такой.
Когда я вспоминаю свое детство глубже событийного слоя, мне становится страшно. Не жалко себя, даже не больно, а ужасающе страшно. Хочется зажмуриться и сказать «нет-нет-нет, я ничего не видела, не знаю и этого не существует». Каждый раз, когда я говорю об этом (и сейчас, когда пишу, тоже), у меня дрожат руки, меня душат слезы. Я не хочу знать, что такое бывает, но именно поэтому об этом надо рассказать.
Сейчас, спустя годы лечения, я живу под контролем психиатра и пью таблетки, выводящие меня в длительную ремиссию. Поэтому я могу, не теряя сознательность мыслей, вспомнить, посмотреть, покрутить и проанализировать то, что было. И я хочу, в первую очередь, написать о том, что могли бы сделать мои родители, чтобы помочь. Вернее, они этого сделать не могли за отсутствием информации. Сейчас есть интернет и снято табу на тему психических расстройств. Так что люди моего поколения, всё чаще становящиеся родителями, уже могут.
Самое главное, что я хочу донести: если ребенок таким родился, он не придет к вам жаловаться. Он не знает, что бывает по-другому, для него это и есть жизнь. Я искренне считала, что так у всех, не понимала, почему же этой жизнью все так дорожат и считала себя очень слабой. Ведь все вокруг живут, двигаются, радуются, и только я одна не могу справиться с внутренней болью. Я чувствовала себя чужой на этом празднике жизни, но мне стыдно было кому-нибудь говорить, что я не справляюсь. Я восхищалась всеми — ведь они каждый день перешагивают всё это и живут, что-то делают, и осуждают самоубийц. Я изо всех сил пыталась вести себя, как окружающие, и говорить, что у меня всё нормально. Это даже не было неправдой, ведь я считала, что это и есть «нормально». И вот сейчас я вдруг поняла, что началом моего пути к жизни мог стать всего один вопрос, который не приходит людям (родителям) в голову: «а нормально — это как?» Картина, которую я бы описала, напугала бы любого здорового человека. И он бы что-нибудь сделал. Хотя бы рассказал, что это — ненормально.
Ко всему перечисленному я еще и постоянно злилась на себя (о, эти диалоги в моей голове! нет, это не похоже на раздвоение личности, но «я-сознание» было всегда очень требовательно и беспощадно к остальному «я» и пыталось то по-хорошему, то по-плохому уговорить меня «перестать портить нам жизнь»). Я упрекала себя в том, что у меня всё хорошо, а я страдаю и, видите ли, несчастна. Благополучная семья, интеллигентные родители с высшим образованием, творческие кружки после школы, кукольный домик и новое платье — всё это ставилось в противовес детям, растущим без отца, в нищете, загруженные домашней работой вместо творческого саморазвития и так далее. Они вон живут и не жалуются, а мне бы всё из окна прыгнуть.
Чтобы принять себя, принять свою болезнь, мне понадобилось очень много лет. В той или иной степени я на лечении уже 8 лет, и только несколько месяцев назад я наконец действительно разрешила себе называть это болезнью и избавиться от мыслей «я всех обманываю, зачем я это делаю». Это очень тяжелый опыт — опыт неверия. Тот ключевой вопрос про «нормально» имеет смысл задавать, только если вы ребенку верите. И он это знает. Я в детстве знала, что можно болеть простудой, растяжением связок, искривлением позвоночника, аллергией и отравлением. Остальное носило название «не выдумывай». Второй, после депрессии, по печальности последствий эпизод на эту тему из моей жизни — это, простите, цистит. Впервые симптомы у меня появились в том возрасте, когда я еще ходила без купальника. Когда я ночью начала бегать в туалет через каждые 10 минут, родители спросили, что такое. Я описала. Мне сказали: «Не выдумывай и иди спи». Пришлось с этим «не выдумывай» мучиться в кровати, еще и не показывая виду. За годы привыкла. К врачу я сходила впервые этой зимой, когда уже совсем лезла на стенку и обнаружила кровь там, где ее быть не должно. Это я к чему — после такого эпизода я бы не открыла родителям тайну своего мироощущения, какие бы вопросы они ни задавали. Впрочем, они и не задавали.
Знаете, чего я больше всего боялась в случае, если шаг из окна не окажется смертельным? Инвалидность была на втором месте. На первом — что родители устроят скандал, придумают наказание и вообще наши с ними отношения и моя жизнь, соответственно, станут еще хуже.
Неверие — страшный опыт. Тебя не принимают собственные родители, они не хотят это видеть, стоит ли идти к кому-то еще? Конечно же, нет, считала я. И всё равно неосознанно шла. Меня инстинктивно тянуло к школьному психологу, но я не знала, что ей сказать. Я сама не знала, зачем туда иду, а она — логично — не знала, чем мне помочь. Да и что можно было ждать от психолога в сельской школе двадцать лет назад. Я всё ждала, что закончу школу, уеду в Москву, и всё изменится. И очень много лет я не могла дойти до мысли, что измениться могу только я.
Теперь конкретика, откуда ноги и как не надо. Если во время скандала ребенок бросается к форточке или вы застаете его с ножом, направленным на себя, — он не «ломает комедию» (хотя слава богу, если так). Я вообще никогда не пыталась угрожать родителям своей смертью (потому что см.выше про «несмертельный прыжок»). Просто пару раз нервы сдавали и я теряла конспирацию в неистовом желании закончить всё вот прямо сейчас.
Если у ребенка нет друзей-подруг, отношения с одноклассниками хуже некуда и он говорит, что его никто не понимает, — это не «просто все вокруг быдло, а ты еще не нашла свой круг общения» (хотя Павловский Посад, конечно, не может гордиться высокодуховным населением, но всё же), это повод поискать психолога.
Если ваш ребенок изо дня в день не может уснуть до трех часов ночи, хотя будильник в школу в семь утра, а по выходным не встает, пока не поднимете (потому что в час дня уже пора всё-таки вылезти из кровати), но всё равно всегда говорит, что не выспался, — то это не человек-сова, а направление к врачу и в аптеку.
Для справедливости: классе в десятом родители меня отвели к неврологу с жалобой «слишком сильно нервничает на экзаменах». Для примера (хоть это было и после, но очень показательно) — на выпускном изложении я впала в ступор, положила ручку и просидела неподвижно почти все сколько там часов экзамена, пока учителя не выгнали меня поесть и не продиктовали пару строчек начала, чтобы как-то сдвинуть процесс с мертвой точки. Когда кто-то из них взял меня за руку, на ее лице отобразился ужас — рука была мертвецки ледяная. Так вот, невролог, само собой, отправила к психиатру. Первому психиатру в моей жизни, моей первой надежде и последней точкой, утвердившей меня в мысли, что помощи ждать неоткуда. Я вот тут всего одну вещь хочу сказать. Если, не дай бог, вам пришлось отвести ребенка к психологу/психотерапевту/психиатру, он (врач) просто обязан поговорить с ребенком наедине. Я бы расстреляла человека, выдавшего диплом психиатра тому, кто не понимает, что подросток с проблемами психики с большой вероятностью ничего не скажет при маме. Вот прям на этом месте надо разворачиваться и уходить. Надо ли добавлять, что диагноз мне тогда поставили «у тебя всё хорошо». И со второй (спустя несколько лет), и с третьей попытки я слышала всё тот же диагноз, окончательно уверяясь в том, что да — вот такая она и есть, нормальная жизнь и надо уже прекращать всех (а в первую очередь себя) обманывать, что мне плохо и что я не могу с этим справиться. Все же справляются.
До кучи к моменту моего студенчества (а вместе с ним рухнувшей теории, что стоит только уехать — и всё наладится) слово «депрессия» прочно вошло в разговорную речь под смыслом «плохое настроение». Трудно было подумать о том, что существует такой диагноз.
То, что это действительно болезнь и она действительно у меня есть, родители поняли в тот момент, когда забирали меня из психушки под роспись. Мне было 22. А я, как уже писала выше, поверила в это и того позже.
У меня не получится описать, что было внутри меня все эти годы. Даже я сама в периоды ремиссии не могу это представить и уместить в своей голове. Но я могу забраться в свою память. И я не могу остановить слезы, вспоминая день за днем у окна. 12-й этаж. Манящий асфальт внизу. Сейчас это словно наваждение, в которое не хочется верить. А тогда я день за днем придумывала себе причину потерпеть еще один день и всё-таки дожить до завтра. Хотя бы ради того, чтобы посмотреть следующую серию сериала (к слову, сериалы в нашей семье считались проявлением особо дурного тона и были запрещены, так что смотреть их тоже приходилось тайком). Иногда мне самой трудно поверить, что это была я. Потому что сейчас я бы сломалась за куда более короткий период, чем 10 (условно) лет. Да я и ломалась. А тогда я держалась на страхе. Потому что всегда есть, куда хуже. И это, если что, не слова утешения.
Один из самых простых способов добить человека в депрессии — сказать, что другим еще хуже. Вообще вот это сравнение с другими — плохая затея. Меня часто сравнивают с диабетиками, типа вот они тоже всю жизнь на лекарствах и ничего. И почему мне от этого должно стать легче? Понимаете, это как сравнить астму с шизофренией. И то, и другое хроническое, бывают приступы, а в целом вполне может сидеть в тебе незаметно, если пить лекарства. Вот только, если ты людям скажешь, что у тебя астма — в лучшем случае, они будут это учитывать, а в худшем — просто забудут. А если сказать, что у тебя шизофрения? Или вот я не слышала, чтобы диабетикам инсулин пять лет помогал, а потом вдруг раз — и больше не работает. Нет, я не хочу сказать, что им лучше (у них вообще уколы, а не таблетки, как у нас, к примеру). Просто это о разном.
Чаще всего вы не догадаетесь, что у кого-то из окружающих вас людей депрессия. Мы боимся об этом говорить, нам стыдно это показывать. Нам не верят. Нас не понимают. И вполне нормально, что миру в целом нет до нас никакого дела. Но своих детей вы обязаны от этого защитить.
Мне много раз приходилось отвечать на вопрос, почему я не хочу детей. Я говорила разное: еще не доросла, боюсь рожать, у меня нет жилья, на этом закончатся наши путешествия, я буду плохой мамой, я растолстею и много чего такого плана.
Так вот. Возможно, единственный раз в жизни, но я озвучу (кому-то еще, кроме мужа), что за всем этим стоит. Никто и никогда не даст мне гарантий того, что мой ребенок не родится с такой же болезнью. Даже если это один шанс из тысячи — для меня это много. Я не в силах взять на себя такую ответственность. Я бы не смогла отправить в этот ад даже тех, кому я очень желаю боли и страданий (а такие есть). Я очень хочу думать, что никому больше не придется пройти мой путь.
Меня зовут Оля, мне тридцать один год, и я живу, потому что мне помогают.
Я не призываю вас к излишней тревожности на тему, просто будьте внимательны к своим близким. И верьте своим детям.

Смотрите так же:  Снимать усталость и стресс после работы

Комментарии отсюда я обязательно передам жене и отвечу за неё тут. А может она решится завести аккаунт 🙂

Эндогенная депрессия

Эндогенная депрессия – это эмоциональное расстройство, вызванное изменением уровня гормонов и нейромедиаторов, проявляющееся сниженным настроением, заторможенным мышлением и замедленной двигательной активностью. К ведущим симптомам относятся подавленность, чувство одиночества, замкнутость, отсутствие положительных эмоций, вялость, апатия, гиподинамия, трудности при запоминании новой информации и решении интеллектуальных задач. Для диагностики используется клиническая беседа, наблюдение и психологическое тестирование. Основной метод лечения – фармакотерапия, дополнительно проводятся психотерапевтические сеансы, применяются биологические методы терапии.

Эндогенная депрессия

Термин «эндогенная депрессия» указывает на внутреннее, биологическое происхождение болезни в противовес реактивному депрессивному расстройству, обусловленному внешними факторами. Синонимичное название – циркулярная, циклическая депрессия. Для нее характерно хроническое течение с периодическими обострениями, которые развиваются самостоятельно, без влияния событий из жизни больного, могут совпадать с определенными сезонами, например, осенью и весной. Распространенность эндогенной формы невелика, среди всех видов депрессий составляет от 5 до 13%. Эпидемиология примерно одинакова у мужчин и женщин, не зависит от уровня образования и социально-экономического благополучия.

Ведущую роль в развитии расстройства играют эндогенные факторы – физиологические особенности организма, определяющиеся типом высшей нервной деятельности, активностью иммунной и эндокринной системы, наследственными особенностями, последствиями различных вредных воздействий и тяжелых соматических заболеваний. Среди причин эндогенной депрессии наиболее распространенными считаются:

  • Генетическая предрасположенность. Особенности синтеза биоаминов, гормонов передаются по наследству. Установлено, что эндогенной депрессии более подвержены люди, имеющие близких родственников с данным заболеванием.
  • Эндокринные патологии. Недостаток серотонина, дофамина приводит к тому, что человек перестает испытывать удовольствие и радость от повседневных событий. Пациенты с гормональными нарушениями в числе ведущих жалоб говорят о депрессии, апатии, слабости.
  • Заболевания ЦНС. Расстройство эмоциональной сферы может быть обусловлено дисбалансом нейропередачи импульсов. Депрессивные проявления возникают как последствие неврологических патологий пренатального периода, раннего детства.
  • Акцентуации характера. Особенности личностного реагирования на трудные ситуации являются предрасполагающими факторами депрессии эндогенного типа. Развитию расстройства способствует повышенное чувство ответственности, педантичность, неуверенность, тревожность, мнительность.
Смотрите так же:  Дети с приобретенным слабоумием

Основным фактором, предрасполагающим к развитию эндогенной депрессии, является наследственность. Выявлен механизм генетической передачи адаптационных ресурсов и особенности регуляции производства нейромедиаторов: норадреналина, дофамина и серотонина. Для депрессивного расстройства свойственен дефицит данных соединений. В совокупности с особенностями характера и наличием негативных переживаний недостаток «гормонов счастья» провоцирует подавленность, заторможенность, апатию. При низком уровне дофамина пациент не испытывает желания проявлять активность, инертен, малоподвижен, неспособен адаптироваться к стрессу, справляться с тревогой и страхами. Норадреналин является «медиатором бодрствования», снижение процессов его производства и передачи сопровождается заторможенностью реакций в опасных ситуациях, нервным напряжением. Дефицит серотонина провоцирует бессонницу, эмоциональную неустойчивость, плохое настроение, плаксивость.

Симптомы эндогенной депрессии

Депрессия эндогенного происхождения проявляется классической триадой: угнетенным настроением, замедленной скоростью мыслительных процессов и двигательной заторможенностью. Ведущий специфический симптом – тоска. На протяжении депрессивного эпизода пациенты постоянно ощущают подавленность, грусть, равнодушие к людям и событиям, которые раньше приносили радость. Возможны приступы беспричинного плача, страха, паники. Эмоциональное состояние, как правило, ухудшается по утрам и улучшается к вечеру. Характерно чувство слабости, снижение аппетита, расстройства пищеварения, запоры, тошнота, потеря веса, отсутствие полового влечения, неспособность достичь оргазма. Больные жалуются на боли давящего и сжимающего характера в голове, груди, шее.

Умственное (идеаторное) торможение проявляется снижением памяти, неспособностью концентрировать внимание, замедленностью речи, трудностями в принятии решений и совершении выбора. Пациенты становятся рассеянными, забывчивыми. Они могут подолгу обдумывать свой ответ, делают паузы между предложениями, выражают мысли максимально сжато. Если профессиональная деятельность связана с умственным трудом, когнитивные нарушения заметны уже на ранних стадиях расстройства. Наблюдается гипобулия – невозможность осуществлять волевые действия в привычном объеме. Больные подолгу «настраиваются» на выполнение задачи, уговаривают сами себя.

Из-за моторной заторможенности возникает медлительность. На начальных этапах заболевания пациенты адаптируют жизненные ситуации под свое состояние: переносят деловые встречи, отказываются от прогулок, посещения дружеских встреч и семейных праздников. Чтобы оправдать свое желание прилечь, остаться в одиночестве, они сообщают об ухудшении самочувствия. На поздних этапах депрессии заторможенность становится явной, больные не скрывают своего состояния – большую часть дня проводят в постели в полусонном состоянии. Наиболее тяжелые двигательные нарушения – оцепенение, депрессивный ступор. Редко на фоне полного двигательного торможения развиваются приступы неконтролируемого отчаяния, сопровождающиеся моторным и психическим возбуждением – метаниями, плачем, криками, нанесением самоповреждений.

Тяжелые депрессивные эпизоды протекают с явлениями деперсонализации и дереализации, бредоподобной симптоматикой. Больные переживают мучительное ощущение отсутствия каких-либо эмоций и желаний, чувство отчужденности, измененности собственной личности. Происходящие вокруг события кажутся нереальными, туманными, бесцветными, «как во сне». Возникает чувство замедленности и бесконечности времени. Формируется ипохондрия, идеи самообвинения, самоуничижения, бесперспективности и бессмысленности будущего. Пациенты пребывают в мире собственных мыслей, слабо реагируют на внешние события, плохо воспринимают поступающую информацию, выглядят отрешенно.

Эндогенная депрессия часто сопровождается суицидальными мыслями, которые без вмешательства врачей и родственников приводят к попыткам самоубийства. Без медикаментозной и психотерапевтической помощи формируются иррациональные фобии с выраженной тревогой, беспокойством. Основное содержание бредовых идей – неизбежность наказания, расплаты, гибели, планы суицида, предсказание смертельных заболеваний и связанных с ними мук. При длительном течении депрессия провоцирует развитие состояния, проявляющегося стойким снижением настроения, двигательной активности и когнитивных функций.

Обследование пациентов с подозрением на эндогенную депрессию проводится врачом-психиатром и клиническим психологом. Основными задачами диагностики являются обнаружение наследственной отягощенности и характерных симптомов расстройства, дифференциация эндогенной формы от реактивной (невротической). Дополнительно больному рекомендуется консультация терапевта, невролога и эндокринолога для определения болезней, способных провоцировать или поддерживать депрессию. Специальная диагностика включает:

  • Беседу. Врач выясняет анамнестические данные, уточняет симптомы, обращает особое внимание на наличие или отсутствие психотравмирующей ситуации, продолжительность депрессии, зависимость появления симптомов от времени суток и сезона. При тяжелом течении беседа проводится в присутствии родственника, способного дополнить информацию пациента.
  • Наблюдение. Специалисты оценивают особенности поведения и эмоциональных реакций больного. Характерна медлительность, вялость, апатичность, «страдальческое» выражение лица. Снижение мотивационно-волевого компонента проявляется безинициативностью, неустойчивостью контакта. Для поддержания беседы пациент нуждается в стимуляции со стороны (просьбы, повторения вопросов, поощрения).
  • Опросники. Используются комплексные методики, например, Стандартизированный многофакторный метод исследования личности (СМИЛ), и узконаправленные тесты – Шкала Гамильтона (HAMD), Нью-Кастловская шкала эндогенной и реактивной депрессии (NEDRS), Госпитальная шкала тревоги и депрессии. По результатам определяется выраженность депрессивных симптомов, их устойчивость, риск суицида.

Лечение эндогенной депрессии

Поскольку в основе эндогенного расстройства лежат внутренние, физиологические причины, терапия направлена на повышение активности нейромедиаторов, устранение сопутствующих соматических патологий, поддерживающих нейрогуморальные сдвиги, коррекцию деструктивных идей и поведенческих паттернов. Комплексный подход к лечению расстройства состоит из следующих методов:

  • Медикаментозная терапия.Лекарственные средства подбираются индивидуально. Назначаются антидепрессанты, уменьшающие моторную и умственную заторможенность, подавленное настроение, бредовые и суицидальные мысли. Дополнительно используются нормотимики. Общая схема лечения предполагает 2 месяца монотерапии под строгим врачебным контролем, 6 месяцев лечения для закрепления результата и еще год на формирование ремиссии.
  • Психотерапия.Индивидуальные сеансы психотерапии и групповые тренинги проводятся в дополнение к медикаментозной терапии на этапе улучшения самочувствия. Психотерапевтические техники позволяют быстрее устранить негативные эмоции, сформировать эффективные стратегии совладания со стрессом, скорректировать ценности и установки личности для более гибкой психологической адаптации.
  • Биологическая коррекция. Применяется фототерапия – сеансы лечения светом, точно повторяющим свойства солнечного облучения, которое стимулирует выработку серотонина и эндорфина. Другим методом изменения активности медиаторов является депривация сна – целенаправленное создание стрессовой ситуации, провоцирующей усиленный синтез катехоламинов и восстановление эмоционального тонуса.

Прогноз и профилактика

Эндогенная депрессия хорошо поддается медикаментозной коррекции, поэтому при правильном продолжительном лечении и регулярной профилактике рецидивов прогноз благоприятный. Предупредить первичное развитие заболевания достаточно сложно ввиду того, что существует наследственная предрасположенность. Чтобы минимизировать риск депрессии, необходимо избегать стрессовых ситуаций, эмоциональных и физических перегрузок, не злоупотреблять алкоголем, уделять время занятиям спортом, прогулкам, хобби, встречам с друзьями и любой деятельности, приносящей удовольствие.

Другие статьи

  • Можно ли отказаться от совершеннолетнего ребенка Можно ли отказаться от совершеннолетнего ребенка Законодательством Российской Федерации не предусмотрено процедуры отказа от ребенка, возможно только лишение родительских прав. Так, согласно ст. 69 СК РФ родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если […]
  • Заявление о назначении пособия по уходу за ребенком до 3 лет образец рб Образец заявления на отпуск по беременности и родам в 2018 году Заботясь о будущей роженице и будучи заинтересованным в воспроизводстве населения, государство предоставляет возможность работающим женщинам находиться в оплачиваемом отпуске до и после родов (норма […]
  • Ребенок 3 месяца не спит ночью дольше Мой младенец спит всю ночь Проблемы с ночным сном в той или иной степени касаются 30% детей. Но по результатам различных опросов, проведенных в США, Канаде, Австралии и европейских странах, более 70% родителей хотели бы, чтобы их дети спали дольше и качественнее по […]
  • Бассейн центра развития творчества детей и юношества им аВ косарева Бассейн Центра развития творчества детей и юношества им. А.В. Косарева Рейтинг бассейна им. Косарева: (50 голоса, рейтинг: 3,50 из 5) Два бассейна: Большой: Длина — 25 метров 4 дорожки Глубина до 180 см Маленький: глубина 70 см 7 х 8 метров Услуги: […]
  • Расчёт отпуска по уходу за ребёнком 2019 Расчет пособия по уходу за ребенком до 1.5 лет в 2019 году Отпуск по беременности и родам включает период в 70 дней до родов (84 дня при ожидании близнецов) и 70 дней после родов (110 дней, когда близнецы). После этого работодатель должен предоставить отпуск по уходу […]
  • Синекод сироп от кашля инструкция по применению для детей Синекод сироп - официальная* инструкция по применению Инструкция по медицинскому применению препарата Регистрационный номер: Торговое название: СИНЕКОД® Международное непатентованное наименование: Бутамират. Химическая структура: […]