Клаустрофобии франшиза

Франшиза Клаустрофобия

Франшиза: Клаустрофобия.
Головная компания: Компания «Клаустрфобия».
Год основания: 2013.
Вид деятельности: развлечения.
Количество квестов: 97.
Год начала франчайзинга: 2014.
Стоимость франшизы (паушальный взнос): 350 000 рублей.
Роялти: 10% в месяц.
Сумма минимальных вложений: 6 000 000 рублей.
Срок окупаемости (минимально): 1 месяц.
Минимальный размер торговой площади: 50 кв. м для одного квеста.

Как и где купить франшизу Клаустрофобия

Квест Клаустрофобия – неформальные развлечения в стиле «escape the room», или «выйди из комнаты». Посетители испытывают непривычные эмоции, открывают новый мир, выходят из устоявшихся рамок. Целевая аудитория франчайзинга – активная молодежь 18 – 35 лет.
На официальном сайте размещены видео презентации, информация о сюжете каждого квеста, о способах купить франшизу Клаустрофобия, о стоимости основных расходов.

Цена франшизы и условия сотрудничества

Цена франшизы оправдана, предприниматель получает:

  • право запускать квесты под брендом, известным в России;
  • участие в развитии международной сети;
  • предварительное исследование потенциала города;
  • размещение на корпоративном сайте с системой бронирования игр;
  • помощь в подготовке, запуске квеста, текущую поддержку от франчайзера;
  • рекомендации по планировке, оформлению помещения;
  • подробные инструкции открытия и развития;
  • уникальные игровые сценарии разнообразной тематики, советы по внедрению;
  • рекламное, маркетинговое продвижение – разработка полиграфии, слоганов, баннеров, размещение в СМИ, проведение акций, PR-кампаний;
  • своеобразный дизайн инсталляций;
  • тестирование тридцатью специалистами каждого нового эскейп-рума;
  • организация работы, графики операторов, скрипты диалогов;
  • льготное подключение к фирменной платежной системе;
  • общение с интересными людьми, также работающими по договору франчайзинга;
  • участие в создании новых проектов;
  • полный контроль над собственным квестом – используя готовые материалы, сценарии, расценки, инженерию, создайте свою игру.

Требования к франчайзи

  1. Высокая финансовая платежеспособность, готовность нести большие стартовые затраты.
  2. Важно уделять внимание деталям, от которых зависит успех игры и удовлетворение посетителя: дизайн комнат, сценарии, головоломки, психологическая насыщенность.
  3. Нанимает сотрудников: администратора, сценариста, оператора видеонаблюдения, монтажника декораций, уборщицу.
  4. Динамично развивается, размножает квесты.

Стоимость расходов и рентабельность франшизы

Стоимость расходов на открытие в России включает цену арендной платы за несколько месяцев, закупки оборудования, пособий, реквизита. На продвижение франшизы уходит 3 месяца.

Одночасовая игра для 2 – 4 человек в помещении 50 кв. м, распределение затрат и дохода (стоимостные параметры приведены в рублях). Проводится 14 игр в день.Стоимость одного билета (зависит от дня недели, времени суток) – 3 000.Среднемесячная выручка с одной локации – 1 150 000.Основные расходы (аренда, зарплата, коммунальные услуги) – 250 000.Рентабельность – 50%.

Важно! Оптимальная стратегия быстрой окупаемости: размещение трех квестов в помещении 120 кв.м.

Наиболее подходят для запуска франчайзинга города России с населением минимум полмиллиона человек. Прибыль от квест-рума стабильна. Жизнь одной игры – 3 года, необходимо постоянное расширение, увеличение количества головоломок, загадок, сюжетов.

Высокий показатель рентабельности обусловлен малыми текущими вложениями, основные максимальные затраты – только на старте. Расходы на рекламу отсутствуют.

Как можно сэкономить на аренде: запустить два или несколько квестов в одном здании. Возможна экономия за счет реализации упрощенного сценария по сниженной цене.

Франшиза «Клаустрофобия». Непростой бизнес на развлечениях

В России сегодня действует несколько десятков сетевых квест-проектов, и число это с каждым днём увеличивается. Хотите присоединиться к модному рынку? До того, как открывать свою квест-комнату, стоит узнать об этом деле больше. Например, познакомившись с историей и особенностями одного из крупнейших на российском рынке проектов «Клаустрофобия». Сейчас под этим брендом работают несколько сотен квестов в России, Европе и США.

Чуть более двух лет назад у выпускника Московского физико-технического института Богдана Кравцова появилась идея делать квесты. При этом сам Богдан не оказался таким уж фанатом этого вида досуга. Для него создавать квесты куда интереснее, чем проходить их.

Возникшей идеей предприниматель поделился со своими знакомыми из компании Stupid Casual, которая занимается настольными играми и оригинальными подарками и особенно известна своим «хитом» — игрой «Имаджинариум». Идея явно пришлась ребятам по душе, и они приступили к созданию проекта.

На тот момент рынок квестов в России не был столь насыщенным, как сегодня. В сущности, создатели «Клаустрофобии» приступили к делу, которым никогда не занимались сами, при этом не имея возможности повторить чужой опыт.

Процесс оказался нелегким и обернулся для авторов массой неожиданностей. Сегодня Богдан Кравцов предостерегает последователей, которым квесты кажутся лёгким бизнесом:

Нужно быть предельно ответственными и стойкими, более реалистично оценивать сроки и бюджеты, не экономить на качестве и прочности

Несмотря на все препоны, первые квесты «Клаустрофобии» увидели свет в декабре 2013 года. Это были игры «Психиатрическая больница» и «Советская квартира».

Новый формат развлечений позволял участникам переживать неподдельные и яркие эмоции, становиться героями красивых и захватывающих историй и распутывать сложные загадки, будучи при этом не пассивными наблюдателями, а непосредственными участниками событий. Игры в реальности быстро завоевали любовь публики — активных молодых людей.

Спрос, как известно, рождает предложение, а потому и на рынке квестов в России стремительными темпами стали появляться всё новые проекты. Сегодня на нём можно насчитать не один десяток квест-проектов, как сетевых, так и одиночных. При этом многие оказались последователями «Клаустрофобии».

«Часть новичков старается сделать квесты так, как мы их делали, когда они только появились в России» — делится Богдан Кравцов. Но всего за пару лет индустрия квестов шагнула далеко вперёд, а потому проекты, созданные по канонам двухлетней давности, уже морально устарели.

Сейчас рынок предлагает всё новые и новые форматы. В частности, на смену классическим квестам постепенно приходят перформансы — смесь игры и интерактивного театрального действия, где каждый из участников становится главным героем и управляет развитием сюжета. Привычные же квесты адаптируются к различным потребностям участников. Например, «Клаустрофобия» разрабатывает спортивные игры для любителей физических нагрузок или детские квесты, не заставляющие маленьких участников дрожать от страха.

Тем, кто не осведомлён о тенденциях рынка квестов, приходится на нём весьма туго. Проекты получаются посредственными, а ведь хороший и плохой квесты можно различить «на глаз», здесь не нужны экспертные знания.

Конечно, многим создателям квестов сегодня мешает даже не лень или нежелание заниматься проектом. Дело в том, создание квестов — не такой лёгкий бизнес, каким кажется.

Затраты на строительство одного квеста составляют порядка 3 млн рублей, а наиболее целесообразно строить не менее трех квестов на локации

При этом для создания одного квеста необходимо большое количество квалифицированного персонала: сценаристы, дизайнеры интерьера, художники, декораторы, программисты, бутафоры, строители, электрики. Всего до нескольких десятков человек.

Создаётся такой бизнес в среднем около трёх месяцев. При этом прежде, чем открыть квест для всех желающих, его необходимо «обкатать». В случае с «Клаустрофобией» до коммерческого запуска проводится сто тестовых игр, которые проходят сначала партнёры сети и опытные игроки, а после — игроки, выбираемые случайно, и журналисты. Участие завсегдатаев помогает собрать рекомендации по улучшению игры, а новичков — подстроить уровень сложности квеста.

Запускать такой непростой бизнес куда надёжнее под руководством опытного наставника. Поэтому на рынке квестов довольно популярен франчайзинг. Собственную франшизу развивает и проект «Клаустрофобия», при этом первые партнёры у него появились уже спустя несколько недель после начала работы.

Сегодня франчайзи «Клаустрофобии» работают во всех уголках России, а также в дальнем зарубежье. В Европе или США партнёрами компании, как правило, становятся русскоязычные люди, поигравшие в Москве и решившие привезти проект туда, где живут сами. Поэтому зарубежные квесты «Клаустрофобии» часто являются копиями российских. Например, квест «Убежище 13» работает одновременно и в Москве, и в Берлине.

В России у франчайзи подход к делу другой. Зачастую они стремятся не скопировать чужие истории, а создать свои собственные. Богдан Кравцов рассказывает: «В нашей стране нет двух одинаковых квестов, поэтому некоторые даже путешествуют в другие города, чтобы попасть на какой-то квест».

Партнёры «Клаустрофобии» сами придумывают сценарии, нанимают декораторов и инженеров и строят свои квесты. Франчайзор лишь помогает учесть все мелочи и контролирует качество работы. Поэтому главное требование к франчайзи — стремление приложить достаточно усилий для создания хорошего проекта и менеджерские умения, чтобы организовать строительство и работу нескольких квестов в своем городе.

Понравилась идея открыть собственный квест по франчайзингу? Возможно вам также будут интересны франшизы Imperial Quest, Фобия, Городские легенды, Выход, Выйти из комнаты, Внутри.

Чтобы создать собственный квест, вам понадобится помещение с несколькими комнатами в центральной части города или торговом центре с хорошей проходимостью. Найти подходящее можно прямо на БИБОСС в разделе «Коммерческая недвижимость».

Нет желания строить квест с нуля? На БИБОСС можно купить готовый бизнес квестов в Нижнем Новгороде, Санкт-Петербурге или других городах России.

Хотите узнать больше о квестах? Вам помогут наши статьи Живой или комнатный? Выбираем, какой квест открыть, Бизнес за 60 минут, Как запирать людей и зарабатывать.

Клаустрофобия — ожившие квесты

Основателям компании «Клаустрофобия» удается преображать помещения размером в однокомнатную квартиру в отсеки подводной лодки, залы средневекового замка и лаборатории сумасшедшего профессора. Хотя конкуренция на рынке офлайн-квестов увеличивается, «Клаустрофобия» выделяется оригинальными сценариями и уже приносит своим владельцам более 20 млн руб. выручки в месяц.

На венгерский манер

Идея «запирать» людей в комнате, откуда можно выбраться, только решив серию головоломок, сначала возникла в головах программистов. Первые компьютерные квесты, в которых игроку предлагалось найти выход из помещения, используя различные подручные средства, появились в середине 90-х. Жанр стал очень популярен и получил название Escape the Room (в переводе — «выберись из комнаты»).

В XXI веке любители компьютерных игр решили выбраться в реальность. «Живые» квесты стали открываться в США, Японии и европейских странах. Например, про квесты в Будапеште газета The Guargian написала, что для многих туристов они стали основной целью посещения города.

Один из создателей «Клаустрофобии» Богдан Кравцов утверждает, что, когда идея офлайн-квеста родилась в его голове, он не знал о том, что в мире уже существует подобный жанр. Поиск в Интернете показал, что подобные проекты есть, но не в России. Летом 2013 года после поездки в Будапешт, где Богдан ознакомился с примерами таких квестов, он обратился с идеей начать подобный бизнес к своим знакомым Тимуру Кадырову и Сергею Кузнецову, основателям компании Stupid Casual (выпускает настольные игры, включая популярную «Имаджинариум», в которой нужно придумывать ассоциации к необычным картинкам из коробки). Те загорелись идеей, все вместе подыскали подходящее помещение и уже в июле взялись за его оформление.

Проект стартовал в Москве в декабре 2013 года. Первые два квеста — «Психиатрическая больница» и «Советская квартира» — открылись в центре дизайна и архитектуры Artplay. На аренду помещения площадью 90 кв. м (средняя площадь помещения под один квест и сейчас составляет около 50 кв. м), ремонт и оборудование было потрачено 1,2 млн руб. из собственных сбережений основателей «Клаустрофобии». «Мы всегда брали деньги, бросали их в пустоту и смотрели, вернутся они или нет. Пока возвращались», — шутит Кадыров.

Франчайзи атакуют

«Клаустрофобия» продает билеты на свои квесты по цене 2–3,5 тыс. руб. для команды от двух до четырех человек. Длится игра максимум один час: все зависит от того, как быстро игроки смогут выбраться из комнаты. В день можно проводить по 10–19 игр в зависимости от режима работы.

По их словам, сейчас один квест приносит выручку в среднем 1,15 млн руб. в месяц. При этом расходы (аренда, зарплата персонала, техническое обслуживание помещения и др.) составляют около 600 тыс. руб. в месяц на локацию с двумя-тремя квестами (чем больше игр в одном помещении, тем выгоднее). Первые два квеста в Москве окупились за шесть недель, утверждают создатели «Клаустрофобии».

Помимо собственных заведений компания зарабатывает на продаже франшизы. Предложения от потенциальных лицензиатов стали поступать в первые же дни после открытия пилотных квестов, рассказывает Кравцов: «В какой-то момент мы насчитали 486 писем в неделю от новых людей, которые хотят открыть квест в своем городе». Со своих франчайзи «Клаустрофобия» берет начальный взнос (сейчас он, по словам организаторов, почти «заградительный» в Москве — 7 млн руб., но приемлемый в других городах — от 250 тыс. руб.) и процент от выручки — 15% в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде и Казани, 10% — в других городах России и за границей, где квесты еще не запущены. В Москве и Петербурге «Клаустрофобия» берет на себя все расходы по рекламе и маркетингу и гарантирует минимальную посещаемость — три игры в день.

В Москве первоначальный взнос постепенно повышали, чтобы снизить поток желающих. Первый московский франчайзи, когда сумма взноса была значительно меньше, окупил свои вложения за месяц. Когда сумма первоначального взноса дошла до 7 млн руб. (столько пришлось заплатить последним на сегодняшний день франчайзи «Клаустрофобии» в Москве), продажу франшизы на Москву приостановили.

На сегодня под брендом «Клаустрофобия» работают 14 квестов в Москве, шесть — в Санкт-Петербурге, по два — в Нижнем Новгороде и Казани. Из них в собственности «Клаустрофобии» по-прежнему только первые два, остальные работают по франшизе. Сейчас в активной разработке еще 60 квеста в российских и европейских городах, под них уже арендованы помещения и подготовлены сценарии. Всего до конца года планируется открытие 200 квестов — как самими основателями, так и их франчайзи, которых на сегодняшний день насчитывается 83. «Мы планировали окупить свои вложения за полгода и уж точно не рассчитывали на такой лавинообразный рост франчайзи. Но как-то приходится с ним справляться», — говорит Кузнецов.

Смотрите так же:  Плохое настроение и раздражительность у женщин

Сарафанное радио

Для раскрутки «Клаустрофобия» использовала в основном «социальный капитал» своих создателей. В тестеры звали людей с большим количеством друзей в социальных сетях: Кадыров и Кузнецов знали многих журналистов благодаря своему успешному проекту Stupid Casual, а Кравцов пригласил протестировать квест своего работодателя Артемия Лебедева, блог которого читают более 100 тыс. человек в день.

О новом развлечении написали многие московские издания, показал несколько сюжетов телеканал «Москва 24». «Мы «Популярную механику», The Village и «Афишу» просили отложить публикации. Нам не нужно было, чтобы повышался спрос, он и так был выше нормы», — рассказывает Кузнецов.

Практически сразу после открытия «Клаустрофобия» начала работать в ночь на субботу и на воскресенье, а летом почти все квесты в Москве перешли на режим 24/7.

Появление нового квеста на сайте «Клаустрофобии» и в социальных сетях практически гарантирует мгновенную заполняемость. Например, на квест «Пила» в первые три часа после открытия бронирования в июле записалось 100 команд.

Сами основатели «Клаустрофобии» считают, что причины их успеха — удачные сценарии и качество исполнения игр. Все квесты сети различаются не только по легенде, но и по игровой механике: организаторы стараются, чтобы не повторялись даже загадки. В головоломках используют специальное освещение и хитроумные электрические схемы: именно «автоматизация» отличает «Клаустрофобию» от большинства российских и западных аналогов и помогает «удивить» клиентов, считают создатели. Придумывать загадки им помогает образование — все трое окончили технические вузы.

«Оригинальные технические решения, много различных кнопок и датчиков помогают добиться мощного «вау-эффекта», — соглашается один из создателей омских квестов «Изоляция» Александр Иванилов.

Самый дорогой из открытых на сегодняшний день квестов «Клаустрофобии» — «Пила» — потребовал 2,6 млн руб. вложений, а общие затраты на разрабатываемый с декабря квест «Подводная лодка» уже перевалили за 3,5 млн руб. «Команда, делающая «Подводную лодку», — настолько перфекционисты, что если им дать еще одну итерацию, то они просто уплывут на ней», — шутит Кадыров.

В начале сценарии квестов Богдан, Сергей и Тимур разрабатывали (или редактировали, если франчайзи приходили с готовым сценарием) самостоятельно. Сейчас в «Клаустрофобии» работают четыре сценариста, используя сценарный гайдлайн, созданный в первые месяцы работы с франчайзи. Всего в штате компании 15 сотрудников, включая службу качества, менеджеров и бэк-офис.

Партнеры и конкуренты

Еслив Москве бюджет на рекламу пока нулевой, то в регионах ситуация иная. «В Нижнем Новгороде квесты делают ребята, которые сами из Москвы и Оренбурга», — рассказывает Богдан. Им не хватило «социального капитала» для мощного запуска, но посещаемость растет. «Если в начале июля у нас проходило по три игры в день, то на данный момент средняя загрузка находится на уровне пяти игр в день — примерно 50% от возможной. Думаю, ближе к сентябрю, когда приедут студенты и родители с детьми, мы получим посещаемость в районе 70–85%», — рассказывает Гала Рафикова, управляющая квестом «Секретный НИИ» в Нижнем Новгороде. Нижегородские франчайзи в ближайшее время собираются брендировать городской автобус, запускать совместные акции с антикафе и клубами.

«В Санкт-Петербурге к тому моменту, как мы открылись, уже было несколько квестов плохого качества, — рассказывает Кравцов. — И это нам репутацию подпортило. Тем не менее квест в центре города загружен практически наравне с московскими, а вот другие квесты находятся далеко от центра, и туда оказалось очень тяжело привлечь публику». В Петербурге «Клаустрофобия» развесила по городу 50 билбордов, потратив 2 млн руб., запустила радиорекламу и планирует показывать ролик в кинотеатрах.

Иванилов из омской «Изоляции» рассказывает, что рассматривал возможность получения франшизы «Клаустрофобии», но в итоге решил создать собственный квест. «В январе мы искали помещение в Москве для хостела, и подруга позвала в «Клаустрофобию». Тем же вечером после сеанса я написал Кравцову — спрашивал об условиях франшизы, но не успел — в Москве уже было запланировано к открытию шесть точек. Региональная франшиза не заинтересовала, так как для региона это совсем свежий продукт. Я решил, что Омск, мой родной город, обладает достаточной для старта инфраструктурой, поэтому я смогу сделать квест под собственным брендом. Собрал команду, вложил 500 тыс. руб. — их хватило», — поделился Иванилов.

По данным РБК, сейчас у «Клаустрофобии» в России свыше 30 компаний-конкурентов, открывших по одному и более квестов, всего они оперируют 74 заведениями. При сравнимых и даже более низких ценах некоторые квесты, по их собственному признанию, заполнены только на 15–20%. Самые крупные конкуренты— московская Lostrums, которая планирует открыть десять квестов, столичная Truexit и питерская «Нора кролика» — у них будет по девять квестов. Многие команды, прежде чем взяться за собственный проект, побывали в «Психиатрической больнице» и «Квартире», говорит Кравцов: «Но идея не главное, нужно иметь смелость ее реализовать». При этом защитить игровую механику квестов как интеллектуальную собственность практически невозможно: бороться с копированием под другими брендами приходится за счет качества исполнения, добавляет он.

«Клаустрофобия» намерена выйти за пределы России — сейчас квесты строятся в Таллине, Вене, Нью-Йорке, Амстердаме и других городах. «Сейчас во всем мире есть такое направление развлечений, но люди продолжают относиться к этому бизнесу несерьезно, создаются довольно некачественные квесты. Нам кажется, что конкурировать с ними будет несложно», — надеется Кузнецов.

Планируется и расширение форматов: предприниматели обсуждают создание «командной «Клаустрофобии», которая подходила бы для проведения корпоративов и тим-билдингов. Запросов на организацию таких мероприятий поступает много, но квесты для двух-четырех человек не подходят. В планах также — «Клаустрофобия» для детей. Уже разработан и более дорогой формат — «Клаустрофобия-Перфоманс» с участием актеров.

Кадыров сравнивает «живые» квесты с боулингом, пик популярности которого, по его мнению, уже прошел: «В какой-то момент ты понимаешь, что на самом деле не так-то уж и любишь бросать шары. Но это не значит, что боулинг умер. Как вид развлечения он остался». «Но нам больше нравится сравнение с кино, про которое тоже думали, что оно скоро надоест, а поди ж ты — смотрят до сих пор», — смеется Кравцов.

Богдан Кравцов

Образование: МФТИ, РГГУ, Школа анализа данных
Опыт работы: РГГУ, Яндекс, Студия Артемия Лебедева, ФБК

Тимур Кадыров

Образование: МИФИ
Опыт работы: ANNO DOMINI design group, Frybest, Teckton, Stupid Casual

Сергей Кузнецов

Образование: МИЭТ
Опыт работы:
Pacific Media Communications Group, Soldis, Дмитрогорский продукт, Stupid Casual

Клаустрофобия — франшиза квестов в реальности

Сюжет о самой популярной франшизе этого года

Квест в реальности (эскейп-квест) — это игра, где команда должна выбраться из запертой комнаты за 60 минут, разгадав все загадки.

Запись сюжета проводилась в комнате «Убежище 13», созданной по мотивам компьютерной игры Fallout.

Стенограмма выпуска:

Парень: Людей запирали в помещениях.

Парень: Это была игра.

Девушка: И в чем смысл?

РК: Есть такая культовая ролевая игра… Нет, это не то, что ты думаешь, называется она «Fallout». Было такое культовое явление. А мы едем в комнату, созданную в стилистике этой игры. Что это за игра? Тематика у нее была — постапокалиптический мир, то есть произошла ядерная война и все люди, которые выжили, они выжили только благодаря тому, что они находились в убежище. В одном из таких убежищ мы сегодня побываем. Создателей этого убежища я знаю немножко, 10 лет назад общались на популярном сайте «Лепрозориум.ру», не знаете такой сайт? Это ребята тоже увлекались квестами, они расскажут про это попозже. Они сделали квест, который заключается в одной комнате. Надо покинуть эту комнату, разгадав загадки, разгадав загадки, ты выходишь оттуда победителем, а если загадки не разгадал, как они пишут, то, либо ты можешь еще на час продлить, или жить дальше с легким чувством неудовлетворенности.

Девушка: Слушай, если все это правда, давай пойдем отсюда, а?

Богдан: Понятно, что есть какой-то опыт, который тем или иным боком похож на это, какие-то городские квесты, автомобильные, в котором мы с Сережей играли 10 лет назад и с командой из сайта. Есть какие-то передачи типа «Форт Буайярд», которые похожи чем-то на это, есть также компьютерные игры и т.д. И, в какой-то момент, как со мной это часто бывало, когда я жил в Электростали или ездил туда на электричке, у меня творческий процесс происходил в электричке. Я начал думать, что можно сделать что-то такое, начал смотреть, что бывает похожее, оказалось, что есть похожее в других странах, в частности в Будапеште, съездил туда, посмотрел, понял, что это там работает. Приехал сюда, сразу же сказал ребятам. Это было примерно в июне прошлого года, за 15 минут мы решили, что да, надо делать. В реальности мы потратили миллион двести, но, скорее, это связано с тем, что мы приняли ряд неверных решений, которые связаны с тем, что такого рода мы не делали вещей в реальности. Поэтому мы наняли строителей, которые плохо справились с работой, сколько-то денег конечно. Сережа рассказывал, что мы должны были потратить. 600 тысяч, но потратили гораздо больше, но мы не задумывались о том, что вышли за рамки бюджета, а просто доделывали то, что нужно доделать до конца, запустились и смотрим дальше, что будет происходить.

РК: За тобой наблюдают операторы, в случае чего вам откроют, в экстремальных случаях. Если бы мы боулинг гоняли, то мы бы тоже находились в каком-то месте в течение часа, но здесь у тебя вроде закрытой комнаты и тебе нужно подобрать код, что добавляет экстрима.

Тимур: Когда мы только начинали, планировали это сделать, у нас с Сергеем был хитрый план, что у нас есть Богдан и мы сделаем его самым главным директором, и он будет все делать, а мы все запустим и будем отдыхать. Но хитрый план не сработал и с первого дня мы все втроем здесь.

Богдан: Мы начали с одной локации из двух, на которой было 2 квеста на арт-плее. Они сейчас проигрывают конкуренцию нашим новым квестам, которые открываются сейчас. В тот момент нам нужно было попробовать формат, мы как-то его реализовали: были идеи, но мы не все их воплотили, потому что нужно было попробовать, как это в принципе работает. Мы попробовали и со своей ролью они справились. Они были не идеальными со многих точек зрения, но это сыграло на руку еще и потому, что многие люди, которые захотели открывать аналогичные проекты, они смотрели на наши первые квесты, делали точно так же и немного хуже, а иногда чуть лучше. Но, мы же понимаем, что для нас это был пробный камень, и мы поняли, что формат заработал и можно уже развернуться по полной, не стесняясь в фантазиях и средствах.

РК: Здесь мы уже приехали? Это в Шиномонтаже? Смотри, они находятся за шиномонтажом. Ты пока выключай, а я схожу.

Водитель: Времена года…

Богдан: Про франшизу мы думали с самого начала, с первого дня, когда на самом старом сайте в день открытия было объявление, где говорилось, что тот, кто хочет делать то же самое, чтобы присоединялись и обращались к нам, мы всем поможем, подскажем и сделаем все вместе. Это в первую очередь связно не с деньгами. Создание квеста требует много внимания и физически невозможно строить несколько квестов одновременно одними и теми же руками, одной и той же командой.

Тимур: У всех людей приходят в голову разные идеи и иногда к нам приходят наши новые партнеры и приносят новые квесты, которые они разрабатывают. Мы понимаем, что это здорово, и сами бы мы такое не придумали никогда и не сделали, лишь потому, что мы совершенно другие люди. Так как проект франшизный, и если вы будете ходить от комнаты к комнате, то поймете, что везде своя очень разная атмосфера.

РК: Нам человек вызвался помочь провести нас на нужную парковку. Он не хотел сниматься, поэтому не снимай его. Андрей кем работает в Клаустрофобии?

Андрей: Я работаю в Клаустрофобии оператором.

РК: У вас только москвичи участвуют в программе?

Андрей: У нас кто угодно может участвовать.

РК: А против украинцев вы ничего не имеете?

Андрей: Нет. Мы люди мирные.

РК: Ген, сними обязательно ключик, я их нашел, вижу ключик нарисован на мусорном баке, например. То есть квест начинается уже вначале пути.

Андрей: Нам многие говорят, что «Ой, ребята, к вам тяжело попасть».

РК: Размеры. Я считаю, что это правильно.

Богдан: 30 квестов в России и 1 в Таллине. В Москве 20 или 21, сложно сказать уже. 6 в Санкт-Петербурге, 3 в Казани и 2 в Нижнем-Новгороде.

Сергей: У нас 102 проданные франшизы. И около 300 с чем-то квестов сейчас в разработке. По нашей франшизе можно сейчас купить максимум это право на создание 4 квестов в рамках одной локации, 3 квеста это скорее наши рекомендации, связанные с количеством работающего персонала непосредственно в квесте. Самые большие траты с момента функционирования бизнеса — фонд заработной платы. Создавать 3 команды в разных местах — это в три раза дороже на оператора. В среднем на локацию приходится 10 человек и если брать московские ценники, то фонд заработной платы одной локации около 300 000. Если разносить квесты по разным местам, то это будет миллион вместо 300 000.

Смотрите так же:  Пищевые аддикции анорексия

РК: Я бы хотел, чтобы немножко ребята рассказали о своей работе, что они делают на своем рабочем месте. Почему монитор стоит криво?

РК: А, потому что поза такая, да?

Павел: Да, когда на пуфике сидишь, то вот так.

РК: Я смотрю у нас 4 камеры. А почему так темно, там внутри темно?

Павел: Зря вот Вы сейчас смотрите через камеры, потому что потеряете впечатление.

РК: Я не запоминаю, что там происходит, просто смотрю

Павел: Да, там такое освещение внутри.

РК: Вы здесь следите, чтобы люди не упали в обморок и не уписялись там, да?

Павел: В основном да, чтобы не сломали что-либо себе. Если люди совсем затупили, то делаем определенные намекающие подсказки.

РК: Вы их слышите, я так понимаю?

Павел: Да, конечно.

РК: И нас будете слышать?

Павел: Да, конечно.

РК: То есть про вас ничего плохого говорить нельзя?

Павел: В игру лучше не лезть, потому что теряется смысл всего этого, то есть присутствует минимальное вмешательство оператора. Игроки в праве самостоятельно попросить подсказку.

РК: «Голос, подскажи нам».

Павел: Да. Или вот с той двери, когда будете заходить, там есть кнопка «Help».

РК: Просто никаких идей.

Девушка: Воспользуемся, может, подсказкой?

РК: Давай. Ну, извините, мы тупые. Где тут кнопочка «Help»?

Богдан: Сейчас у нас есть партнеры в Эстонии, они уже открыли первый квест и собираются делать еще в Белоруссии, на Украине и в Армении. Есть подобные проекты в других странах, но их не очень много. Все, которые мы видели, а таких мы видели с десяток в разных странах, все они уступают нашим квестам по качеству. Если там — это задача одна за другой, то у нас скорее — это ролевая игра. Ты оказываешься в какой-то обстановке, в которой ты никогда не был и хотел бы оказаться, потом пытаешься решить там какую-то задачу, вытекающую напрямую из этой реальности. В других квестах не только в других странах, а и в России, в первую очередь это просто задача одна за другой, которая на самом деле не вытекает никак. Например, я был в Ульяновске, случайно по другим делам, и играл там, есть аналогичный проект, который называется «Клиника». Видно, что они поиграли у нас, но решили сделать по-своему, там много элементов используется таких, которые используются у нас. В частности там есть радиоуправляемая машинка. Что она там делает в больнице, совершенно не понятно. Мы поэтому не боимся, что выйдем на американский или европейский рынок, потому что если мы создадим то же, что в Москве, несколько квестов, то понятно, что качество будет лучше.

РК: Это круто. Смотри! Может GoPro подстрелить?

Андрей: Кто-то рекорды ставит, кто-то не ставит.

РК: Какой максимальный в вашей комнате?

РК: 20 минут всего!?

РК: Это Вассерман был, да?

Павел: Я не знаю, даже.

Андрей: Это была обычная, среднестатистическая семья, на самом деле, но они довольно магическим образом вышли. У нас камеры отключились, глюк произошел. Но к тому моменту, как мы их включили, к тому моменту уже дверца открывается, и оттуда они выходят. Как они рассказали, то они все сделали по порядку, всю линейку прошли и подсказками не пользовались, потому что мы заморачивались с камерами а они их даже не просили. Раз, через 20 минут дверка открывается, и мы были удивлены.

Павел: На самом деле, если читать все подсказки и логически мыслить, то реально за 20-30 минут

РК: Если ты не знаешь, а если знаешь…

Андрей: Если знаешь, мы ставили эксперименты, мы выходили за 5 минут.

РК: А так, в 12 раз больше времени.

Павел: Да. Если, допустим, подтупливать и думать, в определенные моменты то 45-50.

РК: Так, ребята, у нас 30 минут осталось. Как-то это не радует меня.

Павел: Да, это просто перечисление камер и всё. Тут в принципе ничего такого сверхъестественного нет, мы просто с каждой комнаты на комнату перекидываем звук, чтобы слышать на этой и на этой комнате.

РК: А у вас есть… Это же по «Fallout» сделано?

РК: А мутанты есть?

Павел: К сожалению, нет.

Павел: А играли в «Fullout»?

Павел: Когда попадете во все эти комнаты, вообще офигеете.

РК: То есть комнат несколько?

Павел: Это модулятор голоса. Когда я им говорю, то будет не мой голос звучать.

Андрей: А у женщин — мужской.

РК: Все понятно, возвращаемся.

Богдан: Ребята пишут нам письмо, говорят, что хотят открыть у себя в городе «Клаустрофобию», мы говорим «Замечательно», высылаем условия. На данный момент повышальный взнос это 300 000 рублей и роялти 10% цены билета, обсуждаем условия договора, подписали договор. После этого получили повышальный взнос, выдаем ребятам требования к помещениям и дедлайн к написанию сценария.

РК: Все, они выходят. Давай спросим у них, понравилось или нет? Ребята, как вам, понравилось?

Группа людей: Да.

РК: Сколько у вас времени прошло?

Группа людей: Около 50 минут.

Андрей: У вас осталось 10 минут 39 секунд.

Группа людей: (Восторженно ликует).

РК: Вы здесь первый раз?

Группа людей: Да.

Павел: Они вообще первый раз на квесте. На самом деле довольно хороший результат.

Екатерина: Мы узнали, что знакомые ребята открыли «Клаустрофобию», пришли на новое развлечение и нам очень понравилось.

РК: А куда вы пошли?

Екатерина: Больница, психбольница.

РК: То есть это было в самом начале, да?

Екатерина: Да, они открыли в середине декабря, а мы пришли сразу же после Новогодних праздников. Мы вышли с мыслью, что мы этого очень хотим, но пока еще слабо представляли, как это будет, но в процессе разговора поняли, что к этому надо приступать. С момента поиска помещения и до запуска первой игры прошло 4 месяца.

РК: Кто писал сценарий?

Екатерина: Нас три человека, один из участников написал сценарий.

РК: То есть у вас собралось видимо сценарист, финансист, инвестор и кто-то еще.

Екатерина: Грубо говоря, каждый выполняет свои функции и молодой человек, который писал сценарий, он по части креатива. У него это очень здорово получается, и мы не планируем останавливаться на одном «Fullout»-е.

РК: Ребята нам сказали, что даже в рамках этого «Fullout» вы дорабатываете.

Екатерина: Дорабатываем. Да, добавляем задания, добавляем антураж. Проводим, конечно, некую статистику для понимания, на сколько это решаемо. У нас нет такой задачи, чтобы сделать квест, который невозможно пройти.

РК: Не интересно.

Екатерина: Не интересно. Есть задания, которые сделаны таким образом, чтобы их было приятно решать.

РК: А нельзя никак, да? А этого нету? Класс, значит, нужна клавиатура. Смотрите, лампа какая-то, явно куда-то вставлять надо будет.

Девушка: И вот еще одна.

Богдан: Есть такие рекомендации, что должны быть только такие задачи, они должны быть в таком-то порядке, относиться к таким-то классам и типам задач, такие-то темы хороши такие-то плохие, такие можно использовать, а это нельзя и т.д. Это не очень большая, не то, чтобы Компендиум типа язык С++, но 3-4 странички текста на эту тему есть. Ребята присылают нам несколько тем, с которыми они хотят работать, то есть темы для своих квестов. Квесты все должны быть уникальными, потому что мы пропагандируем туризм и это интересно, когда люди делают свой собственный сценарий, они чуть больше вовлечены в процесс. Мы обсуждаем эти темы, выбираем те, которые еще никто не использует, из них выбираем наиболее перспективные и после этого ребята пишут сценарий как могут. Написали, и после этого он попадает к нашим сценаристам, они тут сидят у нас в Москве и можно удаленно с ними дообсуждать и сценаристы помогают сделать сценарий из этого.

Девушка: Просветить можно. Да? Не свети фонарем, просто.

РК: Сколько людей и команд проходят квест?

Екатерина: Ну, 80.

РК: То есть, все-таки большинство, да?

Екатерина: Да. 80% проходят. Здесь, какой есть момент?

РК: «Инфолайф» сказал, что я уникален, а тут в 80% попал.

Екатерина: Смотрите, тут есть такой момент, что вы можете брать подсказки, а можете не брать подсказки.

РК: Один раз взяли, конечно. Тут прекрасный модулятор голоса нам рассказал. Ну, что делать, там реально оставалось мало времени.

Екатерина: Были истории, когда приходили игроки и проходили практически полностью квест, оставалась, может быть, одна задача, невыполненная и мы уже выходили, предлагали, чтобы картинка была законченная, рассказать, чем собственно все заканчивается. А игроки говорили: «Нет, мы хотим прийти и пройти все сами без единой подсказки». Соответственно, если операторы не будут подсказывать игрокам, то, допуска, что статистика будет совершенно иная.

РК: Смысл нам выбираться, ребята? Мы потеряли мотивацию.

Богдан: Мы сами для себя сначала выбираем помещение, а потом пишем под него квест, потому что у него есть своя планировка, своя атмосфера. То есть, если ты вселяешься в подвал церкви, то там одна история, если в бомбоубежище, там другая и там лучше делать что-то военное, гражданско-оборонское. Но ты на этом теряешь время. Ты вроде бы вселился в помещение, уже платишь аренду, а еще не написал сценарий и никакого ремонта еще не происходит, то есть ты теряешь пару-тройку недель. Второй вариант — это написать сценарий заранее, но тут другая проблема. Во-первых, если ты ищешь прямо под него помещение, то ты можешь дольше искать или если ты нашел какое-то помещение, которое всем нашим требованиям удовлетворяет, то туда может не влезть этот сценарий, просто по планировке не подойти или даже по атмосфере. Например, бордель нельзя делать в подвале Церкви и придется писать новый. Тут каждый выбирает под себя. В принципе это два параллельных процесса: написать сценарий и найти помещения. И с помещением такая же история, как со сценарием. Мы выдаем требования к помещению, ребята находят несколько вариантов, присылают нам планировку, фотографии, точку на карте, где это находится, мы обсуждаем, смотрим, можно ли тут сделать 2 квеста, 3 квеста, еще что-то подобное. Какие-то есть нюансы вроде ограничения по электричеству, которые нам могут помешать сделать квест в этом помещении и т.д.

РК: Смотрите, вот еще какие-то провода, но нам сказали с проводкой не играть. Здесь колонки, которые создают нам эффект ужаса.

РК: «Fullout» вы, наверное, выбрали, потому что все должно быть старое, обшарпанное, на барахолке можно найти. Где, кстати, искали предметы?

Екатерина: На самом деле не все так просто оказалось. Мы нашли ребят, которые делают бутафорию для кинематографа, потому с антуражем старались сделать максимально качественно. Особенно те игроки, которые играли недавно в такую игру, которые поклонники ее, они должны были погрузиться в эту атмосферу, прочувствовать ее. Поэтому на антураж было затрачено много и средств, и сил, долго искали компанию, которая сможет удовлетворить наши требования.

РК: Кто делает всю техническую связь? С видео фонариком что-то там произошло, не будем говорить что, магнитные вещи, то есть здесь нужен человек с техническим пониманием.

Екатерина: Да. У нас есть инженеры.

РК: Да, с техническим образованием.

Екатерина: Да, инженеры нам помогают в случае поломок или в случае введения каких-то новшеств.

РК: Они общие на сеть или только ваши?

Екатерина: Нет. Наши.

РК: То есть вы нашли сначала инженеров, которые будут замыкать контактики.

Екатерина: Да, в принципе у нас есть такая возможность, чтобы общаться с франчайзи, обмениваться контактами, информацией и уже неоднократно решались вопросы. И поэтому очень удобно, что есть какая-то наработанная база, можно общаться с людьми.

РК: Подрядчиками делиться, получается?

Екатерина: Да. Мы уже ходим на тесты, смотрим, как люди сделали тот или иной квест, обращаем внимание на интересующие нас вопросы, уже можем взять хотя бы контакты данного человека.

РК: Это костюм жителя убежища, я знаю. Может быть, кто-то оденет его? Валь, не хочешь? Саш, подержи, пожалуйста, я попробую здесь, во-первых, карманы найти. Карманов здесь нет.

Богдан: Дальше начинается строительство. Ребята сами находят себе инженеров, декораторов, бутафоров, но если у них есть какие-то сложности с тем, чтобы решить какую-то техническую задачу, они могут посоветоваться с нашими инженерами. Какие-то устройства в принципе можно заказать в Москве, у нас есть большой банк инженеров, которые решают ту или иную задачу. В конце концов, ребята говорят «У нас все готово». Сначала мы просим прислать видео, просим «Снимите, пожалуйста, как у вас все сделано». Едем туда, смотрим, что происходит, в конце концов, выдаем некий список замечаний: вот это надо успеть сделать до тестовых игр, вот это надо сделать до открытия.

Сергей: В тестовых играх участвует вся команда этого города, участвую люди, которые до этого играли в квесты, обязательно участвуют люди, для которых это новый опыт и это первый квест. Важно понимать, что человек, пришедший первый раз, как правило чуть-чуть более вандально относится к квесту, соответственно на начальном этапе нужно понимать, какие слабые места, что будут ломать точно, что-то может ломается и укрепляется.

Смотрите так же:  Моральные проблемы взаимоотношения юношей и девушек

Девушка: А это уборщица потом все задвигает?

РК: Извините. Ты знаешь, нам это ничего не дало. Какая-то хрень. Это осиновый деревянный кол?

Андрей: Нет, это не осиновый кол. Это на самом деле открывашка, пиво открывать.

РК: Открывашка. Класс.

Павел: Так? Я репортер Эквилл Онилл. В общем, смысл в чем? Выбраться из комнаты, используя свою логику, навыки, смекалку и т.п. По помещению будут разбросаны определенные подсказки, которыми вам нужно будет воспользоваться. Решайте определенные задачки, головоломки, поиск кодов и т.п. В принципе и все. Квест отличается от остальных квестов Клаустрофобии тем, что здесь будет применяться физическая сила. Но помните, что это на самом деле не повсеместно, то есть не надо заходить и деребанить все помещение. Самое главное, чтобы вы не били стекла и не вырывали провода. Ленточку такую увидите, там таких мест очень мало, но туда не лезем, технические штуки, они вам не пригодятся. Вентиляция не участвует в игре, туда не лезете и не откручиваете, ну и водопроводные трубы соответственно.

РК: Ну, извините, стоило попробовать. Мы кому-то поломали какую-то штуку.

Екатерина: Очень нравится посетителям. Они не ожидают этого.

РК: Хотя предупреждают ребята, где написано — бейте.

Екатерина: Да, есть наводящие подсказки на данное действие, но все равно люди особенно те, кто проходили множество квестов, они не готовы к этому, им это нравится и они удивляются.

РК: То есть у вас первая комната, где нужно применять силу, правильно?

Екатерина: Но пока единственная.

Павел: Ваше убежище полностью автоматизировано, не известно когда оно откроется, и откроется ли вообще. Ваша цель — найти способ его открыть. Девчонка, которая со мной работала у нее что-то не получалось сделать и она выходит со словами «Паш, подойди, я не могу кровь оттереть». А рядом тут игроки сидят.

РК: ценовая политика, я так понимаю она плюс минус одинаковая по всей сети, нельзя делать квесты стоимостью 10 000 за час, правильно?

РК: В такое время, как у нас это было 2000 рублей. Скажем так не в прайм-тайм. Вечером это по-моему, 3000?

Екатерина: До 3500.

РК: До 3500, выходные самые дорогие. Эта ценовая политика, скажем так, вам ее франчайзер спускает, да? Вы не можете на нее влиять?

Екатерина: Да, мы изначально, когда общались, мы сошлись на том, что это правильно и нас это устраивает.

РК: Время тоже как бы фиксировано, нельзя в большее количество квестов вмещать в один день?

Екатерина: Да. Есть один момент, что…

РК: Инвестиции могут быть разные, я к чему? Кто-то сделал за 7 миллионов, а вы за 2, например. Не повезло тем, кто за 7, дольше окупаемость.

Екатерина: Кто-то работает круглосуточно, кто-то работает не круглосуточно, есть такой момент. Опять же, возвращаясь к теме, что разные помещения, разные здания и не везде есть возможность принимать клиентов.

РК: И как наполненность ночью?

РК: Скажите, в среднем за неделю, какая средняя наполненность?

РК: Достаточно неплохая.

Сергей: Сейчас через Клаустрофобию, по-моему, проходит 20 000 человек ежемесячно. Эта цифра растет, мы по Москве до конца года судя по всему дойдем до аудитории 50-60 тысяч человек.

РК: Внутренняя конкуренция уже проявлялась в каком-то виде?

Екатерина: Как таковой конкуренции нет, единственное, что каждый участник заинтересован в том, чтобы квест был сделан качественно и задачи были грамотные, чтобы было минимум примитивных ребусов.

Екатерина: И максимум ориентированы на то, чтобы был «ВАУ» эффект.

РК: С другой стороны у вас получается квест, но он все-таки одноразовый, признаемся, да? Даже если вы что-то обносите, добавите, но это будет интересно прийти с друзьями-новичками.

Екатерина: Ну, в принципе да.

РК: И насмехаться над их тупостью. Но в принципе, вот, например, наша команда уже сюда не придет, а пойдет в другое место. Здесь есть момент, что вы с одной стороны конкуренты друг для друга и по локации, и по времени доступности, но с другой стороны и помогаете.

Екатерина: Да, мы заинтересованы в том, чтобы было и качественно и интересно. Если человек придет на одну локацию и останется в восторге, то разумеется он посетит и другие точки. И сейчас образовалось очень много фанатов, которые ходят, общаются между собой, интересуются, куда лучше пойти, кому где понравилось.

РК: Набивают экспу!

Екатерина: Они собирают браслеты, они в восторге.

РК: Браслеты же разные получатся, да? Синежелтые, даже жовтоблакитний, назовем даже так.

Тимур: Мы, честно говоря, когда только планировали, думали, что у нас есть какая-то специализированная, довольно узкая целевая аудитория: молодежь, студенты, креативные люди, которым интересно именно решать задачи в контакте с головой. Но по факту обнаружили, что аудитория очень и очень разная. Если прийти в выходной день в Клаустрофобию, она забита будет детьми. Мы приходили на собственную локацию, а там находилось одновременно порядка 12 детей, которые бегали туда-сюда из квеста в квест вместе с родителями, и были абсолютно довольны. Приходят очень разные люди, приходят и студенты и люди в пиджаках — офисные товарищи, они приводят туда своих родителей. Мы подошли к этому делу не только с точки зрения задач, но именно с точки зрения антуража, мы пытаемся сделать эту историю более ролевой, более киношной. Соответственно это приключение кажется как кинофильм. Разные квесты нравятся разным людям, и они отличаются друг от друга.

Сергей: Здесь немножко странная ситуация, когда люди приходят к нам с деньгами и говорят «Давайте». А мы их стараемся отговаривать. Есть какие-то места, где я уверен, что вовсе не надо открывать квесты и я уже человек 10, по-моему, разубедил открывать квесты в Красногорске. Но люди все равно приходят с деньгами и говорят «Вот, давайте». У нас есть наша цифра, на которую мы ориентируемся внутренне, что один квест это 100 000 населения. Сейчас уже начинается от 2 миллионов, это стоимость вложений в один квест, соответственно, стоимость входа в этот бизнес, если люди хотят этим заниматься, то это 6+ миллионов. То есть стоимость 3-х квестов, стоимость повышального взноса и дальше пошли прочие траты, связанные с первоначальными депозитами за помещения, если таковые требуются и прочее.

Екатерина: У нас да, была договоренность, что мы вносим в счет роялти, а сейчас стоимость…

РК: Стоимость франшизы очень высока.

Екатерина: Да. С целью, чтобы ограничить немножко количество квестов в Москве, потому что, как видите, сеть уже большая.

Сергей: Как показывает практика, если в команде около 20 человек, то там просто очень сильно ускоряются все процессы и если объект открывает 2 инженера, один программист, енное количество декораторов и бутафоров.

Девушка: Конечно, снимать интересно, но очень бы хотелось бы пооткручивать.

РК: Ты просто наводи, будешь работать наводчиком.

РК: Что самое главное как вы считаете, именно из бизнес составляющих при создании нового эскейп-квеста для вас было и может быть сейчас можете посоветовать новичкам?

Екатерина: Основа основ это грамотный сценарий. То есть, реализовать, как мы сейчас с ребятами убедились, можно практически все что угодно. Есть самые разные решения, но должно быть то, от чего мы собственно отталкиваемся и грамотный, интересный сценарий — это задача №1.

РК: Костюм сняла? Здесь очень темно, блин.

Сергей: У нас есть наш первый франчайзи, который с момента открытия своих квестов начал выступать в роли соинвестора и, по-моему, у него сейчас есть доля квестов 15 точно. Как только люди выводят больше 2-х квестов в режим постоянно работы, это как правило перекрывает доходы их предыдущей деятельности довольно сильно и они начинают сосредотачиваться на этом. От 19-летнего студента, который пришел к нам, как раз это был наш первый, открывшийся франчайзи, быстрее всех открыл свой квест и потом грамотно распоряжался со средствами полученными в качестве дохода, потом постоянно ремиссировал их или в новый квест или в новые команды, заканчивая представителями серьезного бизнеса, которые владеют в Москве зданиями, клубами и прочим, у которых нет проблем с финансированием, они берут лучших сценаристов, лучших декораторов, лучших строителей и увеличивают результаты тоже.

РК: У нас есть радио зачем-то, я не знаю зачем. Давайте попробуем включить его, но нам наверное нужна частота. Не было нигде цифр с частотой?

Екатерина: У всех разные проблемы, но чтобы было без проблем — такого не бывает.

РК: Какие самые распространенные?

Екатерина: С арендой у всех возникают сложности, если это жилой дом, то это жильцы.

РК: От них нужно получить согласование, да?

Екатерина: Согласование не получали, но возникают жалобы, что все-таки это может как-то мешать. А что касается документального вопроса, то все очень быстро и просто. В данном случае мы работаем как индивидуальный предприниматель.

Екатерина: Да. Поэтому все было оформлено быстро.

РК: Это, наверное, давление?

РК: Ага, у нас, наверное, скоро закончится кислород, давайте в темпе, ребята.

Сергей: Окупаемость в Москве наступает для ребят, которые входили без повышального взноса — месяц. Повышальным взносом мы зафиксировались на цифре 7 миллионов. Для этих людей, думаю, что будет около 4-х месяцев.

Богдан: Мы обычно только в Москве и в Санкт-Петербурге берем на себя всю рекламную активность и бюджет тоже наш, а в других городах ребята сами себя рекламируют при помощи тех рекламных материалов, которые мы представляем. Мы берем на себя разработку рекламы, а они платят за размещение.

Сергей: Основное, в чем мы ценны — это в нашей экспертизе по поводу квестов, в нашем бренде и в наших технологиях, которые мы рзработали. То есть мы предоставляем людям очень удобный сайт с системой букирования. Мы предоставляем готовый бренд со всеми необходимыми материалами внутри, начиная от вывесок, заканчивая формой операторов, предоставляем скрипты работы персонала и мы контролируем качество работы персонала на местах. Есть департамент качества, сотрудник данного департамента отслеживает по камерам, как работают операторы, что они говорят.

РК: И что нам с этим счастьем делать?

Девушка: Не знаю, знаю, что маникюр точно придется новый делать.

Тимур: Наверное, мы будем делать какую-то более спортивную Клаустрофобию, более похожую на «Форт Буайярд», но без змей и пауков, более рассчитанную на ловкость. На командную работу.

Екатерина: Данный проект по моей точке зрения вызвал такую бурную реакцию тем, что он действительно новый, тем, что он вызвал эмоцию у людей и тем он приятен. Если мы хотим, а мы хотим развиваться и двигаться вперед, соответственно мы должны продолжать удивлять. Не важно, что это будет: это будет задание или какой-то сумасшедший квест внутри, который будет создавать какую-то невероятную атмосферу. Когда игроки приходят, и я вижу горящие глаза от восторга, и они спрашивают, куда можно пойти дальше, мне это приятно. Хочется работать дальше и продолжать удивлять.

РК: Ну что, думали не выйдем отсюда. Класс.

Павел: Только что-то непонятно, как вы вышли.

Сергей: А теперь небольшие радостные эмоции на лице Кадырова. Где ты больше всего хотел открыть квест «Клаустрофобия»?

Тимур: В Буэнос-Айресе…

Сергей: Как ты думаешь, кто сейчас приехал?

РК: Я думаю, на этом шутка должна уже закончиться.

Подпишитесь на единственную в рунете программу о франчайзинге и новом бизнесе.

Другие статьи

  • Лечение детей арбидолом Схемы приема у детей АРБИДОЛ ® является средством с прямым противовирусным действием, которое может быть рекомендовано детям в рамках профилактики и лечения простудных заболеваний. Препарат обладает выраженной терапевтической активностью в отношении гриппа А и В, […]
  • Последние новости по уходу за ребенком Пособие по уходу за ребенком-инвалидом будет увеличено с 5,5 до 10 тысяч рублей уже с 1 июля Это коснется 460 тысяч семей детей-инвалидов. В ходе ежегодного послания Федеральному Собранию РФ Президент анонсировал повышение сумм пособий по уходу за […]
  • Центры развития ребенка в перми Добро пожаловать! Если у Вас есть замечательный малыш и Вы в поиске детского сада, тогда обратите внимание на наш Центр развития ребенка - Детский сад №108. Наша задача сделать ребёнка счастливым! И мы с этой задачей отлично справляемся! Ведь счастья много не бывает! […]
  • Можно ли укрывать ребенка одеялом при высокой температуре Можно ли укрывать ребенка одеялом при высокой температуре Когда пора сбивать температуру? Когда пора сбивать температуру? Сообщение умис » Пн мар 17, 2014 15:25 Сообщение Syringa » Пн мар 17, 2014 16:10 Сообщение умис » Пн мар 17, 2014 16:14 Сообщение Syringa […]
  • Куда обращаться за начислением пособия по уходу за ребёнком Пособие по уходу за ребенком-инвалидом Кому полагается пособие по уходу (ребёнок — инвалид)? Пособие по уходу (ребенок — инвалид) выплачивается людям, непосредственно осуществляющим уход, и независимо от отношений, в которых они находятся с подопечным. То есть, чтобы […]
  • Шестой месяц развития ребенка комаровский Шестой месяц развития ребенка комаровский Сообщение Yliana » Вт май 04, 2010 13:02 Нам тоже в 6 месяцев говорили "Ещё не села? Плохо!" В 6.5 поползла, через 3 дня села, ещё через неделю встала у опоры Видимо так ей было надо Добавлено спустя 59 секунд: В 7 месяцев […]