Когда определяют аутизм

Аутизм диагностируют по анализу крови

Новые тесты позволяют обнаружить молекулы-маркеры аутизма в крови и моче ребенка.

Аутизм, а строже говоря, расстройства аутистического спектра (РАС), включает ряд сходных нейрологических нарушений развития, которые затрудняют социальные взаимодействия и коммуникации, часто сопровождаются повторяющимися стереотипными действиями, трудностями в обучении и налаживании связей. С другой стороны, многие страдающие РАС оказываются высокоинтеллектуальны и высокофункциональны.

Этой сложности проявлений соответствует и сложная этиология таких расстройств. Во многом их развитие определяется наследственными факторами, во многом – воздействием среды. Не легче и подтвердить РАС: некоторые признаки могут проявляться уже с полутора лет, однако для полностью уверенного диагноза могут потребоваться еще годы.

В статье, опубликованной журналом Molecular Autism, исследователи из британского Уорикского университета представили новый метод, который позволит определить аутизм объективным анализом состава крови или мочи ребенка. Находка может пролить свет и на до сих пор плохо понятные механизмы развития таких расстройств.

Наиля Раббани (Naila Rabbani) и ее коллеги провели полный анализ крови и мочи у 38 итальянских детей (средний возраст 7,5 лет) с диагностированным РАС и сравнили результаты с данными для 31 здорового ребенка из контрольной группы. Эксперимент указал на развитие у детей-аутистов нарушений, связанных с метаболизмом кислорода и глюкозы.

Так, в плазме их крови обнаруживались заметно повышенные количества дитирозина (DT), маркера окислительного стресса – вышедшего из-под контроля воздействия активных форм кислорода. Больше у них было и конечных продуктов гликирования (присоединения углеводов), которые часто накапливаются при диабете, болезнях почек, нейродегенеративных заболеваниях. Такие вещества нашлись и в моче детей экспериментальной группы.

Раббани и ее соавторы разработали алгоритм, который на основе данных по содержанию таких молекул в крови ребенка позволил предсказывать РАС с точностью 90 процентов, и отсутствие таких проблем – с точностью 87 процентов. Это существенно выше текущих 60–70 процентов, добиться которых удается часто лишь после тщательного, долгого и всестороннего обследования.

Работа указывает и на возможный механизм развития аутистических расстройств, связанный с нарушением работы ферментов, которые в конечном итоге обеспечивают снабжение нейронов необходимым количеством аминокислот. Их сбой проявляется накоплением промежуточных продуктов и несильным, но постоянным воспалением, маркеры которых обнаруживаются в крови.

Ученые создали технологию для определения аутизма на стадии эмбриона

Поделиться в социальных сетях:

Российские ученые создали технологию внутриутробного наблюдения за развитием миелина в мозге плода. Это позволяет судить об аномалиях развития мозга на начальных этапах формирования ЦНС. Итоги работы опубликованы в журнале American Journal of Neuroradiology.

Нервные волокна периферической и центральной нервной системы окружены защитной оболочкой из миелина. Из-за ее повреждений нарушается работа нервной системы.

Процесс миелинизации начинается примерно на пятом месяце развития плода и продолжается после рождения. Нарушения этого процесса могут повредить миелиновую оболочку нервных волокон. Из-за этого из строя выводится центральная нервная система. Ученые из Томского государственного университета и Института «Международный топографический центр» Сибирского отделения РАН разработали метод количественной оценки процесса миелинизации мозга плода с помощью МРТ.

Авторы исследования предлагают использовать для этих целей новый метод – картирование макромолекулярной протонной фракции (МПФ). При обычной МРТ источником сигнала являются протоны в воде, а метод картирования МПФ измеряет число протонов, входящих в состав клеточных мембран. Новый метод позволяет выделить сигнал протонов, относящихся к миелиновей оболочке.

Участницами исследования стали более сорока беременных женщин на сроке беременности от 18 до 38 недель. Оказалось, что новая технология позволяет выявлять очень малые количества миелина на ранних стадиях его формирования с высоким пространственным разрешением и коротким временем сканирования – менее пяти минут.

Ранее британские ученые разработали анализ крови и мочи на аутизм. Они выявили связь между расстройствами аутистического спектра и повреждением белков в плазме крови из-за окисления и процессов, при которых активные формы кислорода или восстанавливающие углеводы, такие как глюкоза и фруктоза, спонтанно изменяют белки. Сейчас диагностика по крови и моче – самый надежный способ, чтобы обнаружить заболевание.

В прошлом году специалисты выяснили, что дети с аутизмом чаще рождаются у мужчин с высоким интеллектом. Ученые проанализировали медкарты 309 803 детей, отцов которых призвали в армию Швеции из-за высоких баллов в технической части теста на коэффициент интеллекта. У мужчин с IQ от 111 и выше дети с аутизмом рождались на треть чаще, чем у тех, чей IQ достигал около 100.

Пока не болезнь: почему аутизм продолжают считать нарушением развития

В каком возрасте можно диагностировать аутизм и когда он станет обычной болезнью, рассказала доктор биологических наук Татьяна Строганова, директор Центра нейрокогнитивных исследований Московского государственного психолого-педагогического университета (МГППУ) и руководитель лаборатории исследований аутизма.

— Какой тип аутизма вы изучаете?

— Аутизм — это нарушение коммуникации, а где-то в 70% случаев нарушение еще и умственного развития. Многих интересуют случаи, когда неспособность общаться соединяется с чрезвычайно удачным умственным развитием, но таких случаев не так много. Мы занимаемся аутизмом, который сопряжен с задержкой речи с самого начала: к трем годам ребенок почти не говорит, произносит очень короткие одинаковые фразы. Это другой тип аутизма, и, возможно, механизмы возникновения у этих двух типов аутизма не очень похожи.

— Изменилось ли представление о том, что приводит к аутизму у детей?

— Сейчас понятно, что аутизм имеет биологическую природу.

Значительное число случаев возникновения аутизма — это генетические поломки. Но это не означает, что такое же заболевание нервной системы не может возникнуть под действием средовых факторов.

— Краснуха у матери во время беременности или прием определенных лекарств резко повышают риск аутизма. У ребенка нарушаются некоторые механизмы работы нейронов. И почему-то нарушение этих механизмов приводит к тому, что ребенок не начинает общаться, а кроме того, у него нарушается еще и умственное развитие. Корень этих бед лежит в биологии и, если точнее, — в биологии нейронов мозга.

— Я правильно понимаю, что неизвестны точные причины возникновения аутизма?

— Во всяком случае, пока не известны все из них. На языке науки аутизм — это полиэтиологическое заболевание, то есть оно имеет множество причин. По происхождению это не одно заболевание нервной системы, это могут быть группы заболеваний абсолютно разной природы с общими симптомами, а именно — неспособностью к общению. Более того, сейчас многие говорят, что и по патогенезу это заболевание различно. А разные этиология и патогенез уже означают, что мы говорим не об «аутизме», а об «аутизмах». Идея в том, что аутизм — это множество разных заболеваний, о которых мы пока мало знаем. Это то, чем сейчас занимается наука и что пока не дошло до общественного сознания.

— С чем сейчас работают ученые? Какие причины уже известны?

— Успехи пока не очень велики. Работы с животными показывают, как «выключение» какого-то гена влияет на активность мозга, и как оно влияет на поведение. Мы знаем несколько генов, которые связаны с аутизмом, но эти моногенные причины объясняют не больше 10% «аутизмов». Патология в одном гене может вызвать аутизм, но в большинстве случаев мы не находим этих моногенных причин. Вообще-то говоря, как разные гены могут приводить к одним и тем же последствиям, так и нарушения в разных генах могут иметь сходные последствия.

Представьте себе сложный, извилистый путь, со многими боковыми тропинками, который приводит к одной и той же цели. Заблудились на какой-то части пути — к цели уже не придете.

— Какие гипотезы сейчас есть у ученых, занимающихся проблемой аутизма?

— Есть несколько сильных гипотез. Первая связана с нарушением работы особого типа тормозных нейронов в мозге этих детей. Возможно, что это определяет часть случаев возникновения аутизма. Исследования показывают аномалии этих нейронов у людей с аутизмом: у них тормозные нейроны анатомически другие, сморщенные, их меньше, они явно «плохо себя чувствуют». Это наблюдается не у всех людей с аутизмом, но может проявляться у значительного количества. У нас в мозге несколько типов этих тормозных нейронов. Те, о которых мы сейчас говорим, необходимы для формирования многих функций (внимание, контроль, мотивация, переход от слуховой модальности к зрительной и так далее), без которых общение либо невозможно, либо очень затруднено.

— Ваша работа также связана с исследованием нарушения работы тормозных нейронов?

— Очень простая мысль: зачем смотреть на сложный процесс общения, о котором мы мало знаем, если мы хотим добраться до механизма? Про зрительное и слуховое восприятие, которое также зависит от этого типа тормозных нейронов, науке известно гораздо больше. Фактически мы поменяли подход: если мы знаем, что у части детей нарушаются функции тормозных нейронов, давайте посмотрим на те функции восприятия, которые зависят от работы этих тормозных нейронов.

— Почему так интересно смотреть на простые сенсорные функции?

— Под влиянием этих идей на Западе организовано несколько консорциумов, объединяющих десятки лабораторий, которые изучают детей из группы риска буквально с первых месяцев жизни. Прежде всего — родных братьев и сестер тех, кому аутизм диагностировали. Риск аутизма у таких детей 10—15%, то есть в 100 семьях 10—15 детям к трем годам поставят диагноз «аутизм». Сейчас опубликованы первые исследования, и это поразительно:

Младенец, которому в будущем поставят «аутизм», почти до года поведенчески никак не отличается от нормы.

— Такого результата никто не ожидал. Если в поведении отклонений нет, значит, можно посмотреть, есть ли они в сенсорных функциях.

— Получается, что к году они возникают тоже не из пустого места. Вы ведь только что говорили о генетической обусловленности аутизма.

— Действительно, все что мы знаем, говорит о том, что он возникает внутриутробно. А значит, патология должна проявляться уже в первые месяцы, но мы пока не можем найти ее первые признаки. Это вторая причина, почему мне кажется настолько интересно смотреть на простые сенсорные функция — они развиваются быстрее. Ребенок видит, ребенок слышит — мы можем его обследовать. До сих пор никто не занимался такими нейропсихологическими обследованиями, а возможно, именно они покажут, что у ребенка отклонения возникают очень рано.

— Это позволит диагностировать аутизм у ребенка, не дожидаясь трех лет?

— Ранние отклонения простых сенсорных функций могут оказаться удачным маркером аутизма и могут послужить для его ранней диагностики, в отличие от более сложных форм поведения. Это еще одна причина, почему мы занялись ранними сенсорными функциями. Их можно назвать базовыми, потому что они как фундамент, на котором будет строиться наше восприятие.

Смотрите так же:  Профилактика неврозов у дошкольников

— С какого возраста у ребенка можно зафиксировать нарушение этих функций?

— Уже в 2−3 месяца. Но пока у нас нет возможности исследовать большое количество младенцев из группы риска, поэтому мы работаем с детьми постарше, от 7 до 15 лет, у которых аутизм диагностирован. Потому что нужно доказать, что эти функции нарушены: если нарушения есть у младенца, то к 7—15 годам они останутся.

— Можете рассказать подробнее, как это работает?

— В нашем зрительном восприятии большое значение имеет работа нейронных механизмов первичной зрительный коры. Это как бы самая первая станция, куда приходит информация о составе нашего внешнего зрительного пространства и где осуществляется первичный анализ зрительной информации. Нам довольно много известно о том, что делает первичная зрительная кора. Например, в ней есть нейроны-детекторы — они отвечают активностью на определенные стимулы. У нас есть нейроны-детекторы для углов наклона линий, для цвета, для направления движения и для многого другого.

— Для чего они нужны?

— Для формирования восприятия, конечно. Например, если это нейроны-детекторы наклонных линий, то они будут отвечать только в том случае, если в зрительное поле человека попала линия соответствующего угла наклона, например 45° градусов к горизонтали. А другой нейрон будет реагировать, только если наклон линии — 90°, третий нейрон — если 30° и так далее. Они фактически кодируют углы наклона. На следующем уровне обработки информации эти нейроны соединяют свою активность для того, чтобы мозг мог определить контур объекта. Еще у нашей зрительной системы есть одно чрезвычайно интересное свойство — эффект наклонных линий.

— Расскажите о нем подробнее.

— Уже на уровне восприятия мы чрезвычайно чувствительны к линиям кардинальных ориентаций — вертикальным и горизонтальным. Мы можем определить отклонение линии от вертикали и горизонтали на доли градусов. Но чтобы мы заметили отклонение диагональной линии под углом 45°, нам нужно, чтобы линии отклонилась на 4−5°. Оказалось, это результат обучения нашей зрительной системы, раннего обучения нейронных сетей средовым входам. Почему так? Да просто потому, что мы живем в поле тяготения и вокруг нас преобладают линии базовых ориентаций, которые мозг научается распознавать лучше. Причем это свойственно не только людям, но и многим млекопитающим.

Фото: Daniel Oines / Flickr

— В каком возрасте закладывается эта зрительная система?

— За счет того, что эти линии преобладают с очень раннего периода развития зрительной системы, она настраивается на восприятие этих линий на уровне первичной зрительной коры. Этот эффект возникает очень рано, на третьем или четвертом месяце жизни. Происходит обучение тому, что в нашей среде больше горизонтальных и вертикальных линий. А раз их больше, значит, они важны, больше этих линий — больше нейронов начинают их кодировать, поэтому мы так точно их воспринимаем.

— А как это связано с нарушением работы тормозных нейронов?

— Оказывается, это обучение нейронных сетей средовой статистике зависит от тормозных нейронов. На животных ставились эксперименты: если эти нейроны повредить, если уменьшить их активность, раннего обучения не происходит или оно уменьшается. У нас гипотеза была очень простая: если то, что мы знаем об этом эффекте наклонных линий, — правда, то повреждение или сниженная работоспособность тормозных нейронов должны влиять на их зрительное восприятие. Должен быть дефект в определении ориентации вертикальных и горизонтальных линий, при этом диагональные линии должны быть на уровне нормы. По идее, если здоровым детям легче воспринимать отклонения от базовых ориентаций и труднее — от диагонали, то с более сложной задачей дети с патологией должны справляться хуже. Но здесь гипотеза прямо противоположная: дети с аутизмом должны хуже выполнять простую задачу, но не особо отличаться в выполнении задачи сложной.

— Сколько детей удалось протестировать?

— Детей у нас было много — почти 40 с аутизмом и контрольная группа из обычных детей. Мы провели психофизические эксперименты, когда детки определяли, отклоняются линии или нет. Пороги при этом были определены достаточно надежно. Все дети были в возрасте 7—15 лет. В итоге мы обнаружили ровно то, что предполагали: дети с аутизмом независимо от возраста хуже здоровых детей определяли ориентацию базовых линий и ничем не отличались от здоровых в определении ориентации диагональных.

— Эти показатели как-то зависят от возраста?

— Эта черта не менялась с возрастом, и мы предполагаем, что эффект возникает, когда у всех детишек формируется приоритет в определении базовых линий — после четырех месяцев жизни. При этом ориентационный приоритет на протяжении жизни не меняется: если пятимесячный ребенок лучше определяет отклонения от базовых ориентаций в пять раз лучше, чем от диагональных, то и 20-летний человек будет это делать в пять раз лучше.

Татьяна Строганова. Фото: Дмитрий Пантюхин / пресс-служба МГППУ

— На что, кроме определения базовых ориентаций, это влияет?

— Если у детей с аутизмом плохо работают нейроны-детекторы, у них будут проблемы с определением формы объекта и другие трудности со зрительным восприятием. Мы получили очень сильный эффект на группу — это не значит, что мы обнаружили этот дефект у всех детей, но от нормы отличаются многие.

— Могут ли эти исследования быть полезными для тех, кто сейчас уже существенно старше трех лет?

— Нужно понять разнообразие действующих механизмов, которые приводят к функциональным нарушениям при аутизме. Сначала — как это работает у животных. Тогда можно будет найти способы фармакологической компенсации этих нарушенных молекулярных механизмов. Следующий шаг — найти признаки работы тех же молекулярных механизмов у детей с аутизмом. Это то, над чем сейчас все работают. Мы не можем изменить ген, но при точно подобранной фармакологии можем спасти его функцию. Исследования в этом направлении позволят в конце концов пробовать лечить детей, у которых нарушен тот или иной молекулярный механизм. Пока мы не можем вылечить аутизм, поэтому говорим, что это не болезнь, а нарушение развития. Хотя, по сути, это не что иное, как болезнь развития нервной системы.

Работа группы Татьяны Строгановой проводилась на базе лаборатории исследования аутизма МГППУ, созданной на средства Российского научного фонда.

«Нет смысла говорить только о минусах или только о плюсах аутизма, есть смысл рассматривать его целиком»: отрывок из книги «Такой ребенок: Опыт мамы особого малыша»

В 2019 году в издательстве «Альпина Паблишер» выходит книга «Такой ребенок: опыт мамы особого малыша». Ее написала Ольга Морозова, психолог, которая растит сына с особенностями развития. В своей книге она доступным языком, без паники и истерики рассказывает родителям о том, какими разными могут быть особые дети и помогает найти к ним подход, а также справиться с осуждением, сочувствием и непониманием со стороны окружающих. С разрешения издательства НЭН публикует главу, посвященную расстройствам аутистического спектра.

Давайте познакомимся с расстройствами аутистического спектра. К ним относят пять первазивных (обширных) расстройств (Pervasive Developmental Disorders, PDD): 1) аутизм; 2) синдром Аспергера; 3) синдром Ретта; 4) детское дезинтегративное расстройство; а также 5) первазивное расстройство развития — диагноз, который при несовпадении симптомов с критериями определенного заболевания ставится без дополнительных уточнений. Все они имеют с аутизмом общие признаки (заметные отклонения в социальном взаимодействии и коммуникации, узость интересов, явно повторяющееся поведение), однако их причины различны. Во избежание путаницы с 2013 года в классификаторе DSM-5 все пять видов расстройств официально объединены в одно — расстройство аутистического спектра. Но давайте посмотрим на два главных типа нарушений: аутизм и синдром Аспергера.

Аутизм

Аутиста представить легко — достаточно, скажем, вспомнить Амели из одноименного фильма. Ее погруженность во внутренний мир, неумение общаться с другими людьми, странные привычки. Конечно, это выдуманный персонаж (и можно поспорить, какой ярлык повесить на Амели), но признаки аутизма у нее самые настоящие.

Впервые термин «аутизм» был использован немецким психиатром Эйгеном Блейлером в 1911 году для обозначения симптома, который проявляется в виде ухода психически больного взрослого человека от внешней реальности в мир собственных фантазий. И хотя термин применяется до сих пор, с тех пор он стал означать несколько другое, со временем расширяясь и уточняясь. Напоминаю, что слово «аутизм» сейчас — это и конкретный диагноз, и общий термин, обозначающий все расстройства, связанные с аутизмом.

В зарубежной психиатрии аутизм описывают как уход от действительности в мир внутренних переживаний, как сознательное или бессознательное приспособление, защищающее от душевной боли и дающее человеку возможность избежать непосильных для него требований окружающей среды.

Отечественные психиатры предлагали такие формулировки, как: «разобщенность больных с внешним миром», «своеобразное нарушение сознания самого “я” и всей личности», «нарушение адекватных установок к окружающему миру», «отсутствие у человека потребности в совместной деятельности», «замкнутый образ жизни и болезненное погружение в свои мысли», «нарушения самосознания и способа психологической защиты».

Сейчас аутизм рассматривается как отклонение в психическом развитии личности, главные проявления которого — нарушение процесса общения с внешним миром и трудности в формировании эмоциональных контактов с другими людьми.

В 1979 году Лорна Уинг и Джудит Гулд из Англии выделили так называемую «аутистическую триаду». Они впервые попытались выявить базовые признаки аутизма и определили три ключевые области нарушений. «Аутистическая триада» — это три симптома: нарушение речи; нарушение социального взаимодействия и ограниченность интересов. Во многих публикациях упоминается и еще один важный признак — «интерес к стереотипному и повторяющемуся поведению» или «нехватка социального воображения».

В классификации DSM триада описана более полно:

1) качественные нарушения социального взаимодействия (отсутствие способности делиться, поддерживать дружеские отношения);

2) качественные нарушения коммуникации;

3) ограниченные, повторяющиеся или стереотипные шаблоны поведения, интересы и занятия.

Если мы видим только один симптом, это вовсе не значит, что у ребенка расстройство аутистического спектра. А если все три? Тогда вероятность высокая.

Статистика говорит, что в последние годы число детей, у которых был диагностирован аутизм, резко возросло. Когда медицинская общественность всполошилась и начала выяснять причины, обнаружилось интересное. Дело не в прививках (как говорилось в нашумевшей теории доктора Эндрю Уэйкфилда, который, как впоследствии выяснилось, подтасовал факты) или в ухудшении экологии — дело в том, что специалисты научились раньше распознавать аутизм у детей, используя более совершенные диагностические методы. Это хорошая новость: ранняя диагностика позволяет раньше начать терапию.

Причины

Долгое время считалось, что характерная для аутизма триада симптомов вызывается некоей общей причиной, действующей на генетическом, когнитивном и нейрональном уровнях. Сейчас считают, что аутизм, напротив, представляет собой сложное расстройство, ключевые аспекты которого порождаются отдельными причинами, часто действующими одновременно. Коротко говоря, «виновник» точно не известен. Имеющиеся данные указывают на роль генов, возможно, в сочетании с факторами, влияющими на внутриутробное развитие. В 2013 году психиатрический генетический консорциум констатировал, что и шизофрения, и СДВГ, и расстройства аутистического спектра обусловлены схожей мутацией двух генов, отвечающих за обработку ионов кальция в нейронах.

Смотрите так же:  Невроз и отношения

Одна из вполне жизнеспособных теорий гласит, что расстройства аутистического спектра могут быть вызваны дисфункцией зеркальных нейронов. Эти нейроны возбуждаются, когда человек наблюдает за действиями, которые совершает кто-то другой. Они определяют способность к подражанию и к сопереживанию: благодаря им мы понимаем по мимике, что собеседнику грустно, можем повторить слово за другим человеком или зевнуть, когда зевает герой фильма.

Есть теория эмоционального ландшафта. Она говорит о том, что в нейронной сети головного мозга существует карта эмоциональных реакций на различные стимулы. Если на карте есть нарушения, реакция человека может быть неадекватной и непредсказуемой.

Теория социального познания оперирует понятием «память о взаимодействиях с другими людьми», которая у аутистов нарушена.

Нет и четкой модели описания аутизма. Четкой модели нет, но описания есть. Одна из самых известных теорий заключается в том, что у аутичных людей плохо развита «теория разума» или «теория психического» — понимание того, что мысли других людей могут отличаться от твоих собственных или от реальности. Им часто трудно понять, что думают, чувствуют или знают окружающие.

Обратимся к публикациям Фонда содействия решению проблем аутизма в России и к данным Национального центра профессиональной подготовки по заболеваниям аутистического спектра в США (National Professional Development Center on Autism Spectrum Disorder, NPDC).

NPDC был создан в рамках программы Департамента образования США с участием трех университетов: Университета Северной Каролины в Чапел-Хилле, Висконсинского университета в Мэдисоне и Калифорнийского университета в Дэвисе. Что они пишут по поводу особенностей аутизма?

Особенности

Обработка сенсорной информации

Анализируя рассказы самих пациентов, страдающих аутизмом, психологи, в частности Марджори Олни в 2000 году, выделили общие признаки в сфере обработки аутистами сенсорной информации.

Ощущения. Измененная чувствительность к звукам, прикосновениям, зрительным образам, вкусам, запахам и движениям. В детстве они могут видеть не людей целиком, а разрозненные части тела (один мой знакомый аутичный мальчик в полтора года почти не подходил к людям, но иногда пытался вынуть у них глаз — не агрессивно, а просто потому, что человека он не видел, только набор деталей, и вот, например, глаз); не могут отфильтровать посторонние шумы при разговоре; гиперчувствительны к свету. Многие обычные ощущения для них болезненны. С другой стороны, они способны получать огромное наслаждение от своих измененных ощущений. Они часто ощущают удовольствие от ситуаций и предметов, которых другие люди даже не замечают (вспомним Амели и ее радости — погрузить руки в фасоль, сломать сахарную корочку чайной ложкой и увидеть таракана на стене в трогательном эпизоде фильма).

В 2007 году Камила Маркрам, Генри Маркрам и Таня Ринальди из Швейцарского федерального института технологии в Лозанне выдвинули теорию аутизма как «синдрома интенсивного мира». Согласно этой теории, причина аутизма — гиперактивный мозг, который делает повседневный сенсорный опыт чрезмерно сильным. Говоря человеческим языком, это люди, живущие без кожи.

Внимание. Многие люди с аутизмом говорят, что им трудно уделять внимание более чем одному ощущению в один момент времени. Они или слышат — или видят.

Восприятие времени и пространства. Аутисты испытывают трудности в ориентации во времени и пространстве; восприятие может быть сниженным или фрагментированным; они с трудом понимают, что сейчас, а что потом. Именно поэтому они испытывают сильнейшую тревожность в случае ожидания, изменения планов или смены занятия.

Саморегуляция. Большинство людей с аутизмом сообщали, что у них есть способы справляться со своими симптомами — это в первую очередь ритуалы, ритмичные занятия или повторяющееся поведение (раскачивание, потряхивание руками). Привычный круг предметов и четкий распорядок дня, четко определенные места для хранения вещей — все это помогает аутистам справиться с сильной тревожностью, вызванной, в частности, трудностями ориентации во времени и пространстве.

Познавательная сфера

Разный уровень интеллекта. Интеллект аутистов может быть разным — от очень низкого до очень высокого — и не зависит от степени выраженности симптомов аутизма.

Конкретное мышление. Люди с аутизмом испытывают трудности с абстрактными понятиями и метафорами. Их восприятие мира может быть крайне ограниченным, интенсивным и детализированным. Речевые выражения они чаще всего понимают буквально. С этим связаны трудности понимания речи других людей, и именно по этой причине им гораздо проще обучаться не по устным инструкциям, а на демонстрациях и визуальных примерах.

Внимание к деталям. Часто у аутистов сильно развита способность сосредоточиться на деталях и замечать последовательности. Именно поэтому они склонны к маниакальному порядку и поэтому же способны анализировать большие объемы данных. Из них получаются хорошие программисты и корректоры.

Фиксация. Очень часто люди с аутизмом фиксируются на определенной теме, которую они готовы изучать, обдумывать и, если речь у них развита, то и бесконечно обсуждать, а если нет — повторять ритуалы вокруг определенных предметов и действий. Это могут быть механизмы и списки, определенный ритм и счет. Важно, что, если род занятий или потребности человека связаны с темой, на которой он зациклен, он может быть прекрасным, высокофункциональным в самом хорошем смысле слова специалистом.

Коммуникация

Экспрессивная речь. Речевые навыки аутиста могут быть ограничены или хорошо развиты, но чаще они выражают эмоции поведением, а не словами. Но близкие люди, проводящие много времени с таким ребенком, обычно хорошо понимают, что именно он хочет сказать.

Рецептивный язык (восприятие речи на слух, понимание других людей). Большинство людей с аутизмом лучше воспринимают информацию зрительно, а не на слух. Во время разговора аутисту нельзя спешить — ему требуется время, чтобы вас понять, — а задавая вопросы, нужно дать человеку достаточно времени на ответ. С детьми-аутистами часто используют карточки с изображениями предметов и действий — это облегчает понимание.

Социальное взаимодействие. Уровень социализации может быть разным, но все аутисты плохо воспринимают социальные сигналы. Они могут быть общительны, но не понимать ситуации, возникающие в общении, и не знать, как на них реагировать и что отвечать. Многие аутисты кажутся погруженными в себя, но, несмотря на это, остро воспринимают происходящее.

Контакт глазами. Одна из наиболее известных особенностей людей с аутизмом: они не смотрят в глаза собеседнику. Вопреки мифам, это происходит не всегда потому, что такой контакт вызывает у них сильный дискомфорт. Часто они просто не считают это важным или ограничивают зрительный контакт, чтобы сосредоточиться на речи того, кто к ним обратился.

Поведение

Приверженность рутине. Это и симптом, и способ саморегуляции. Для аутистов очень важна рутина, порядок и режим. Изменения привычного порядка могут их сильно беспокоить, поэтому стоит сообщать аутистам о любых переменах заранее и подробно их описать. Если для них важен порядок книг на полке или расположение вещей в шкафу, не стоит пытаться это менять — вы можете причинить самую настоящую душевную боль.

Трудности с обобщением. Порядок действий и правильность реакций аутиста часто увязаны с определенными элементами окружающей среды. Именно поэтому стоит обучать человека новым навыкам в близкой к нужной ситуации обстановке, используя такие же подсказки, как и в естественной среде.

Проблемы с крупной и мелкой моторикой. Для аутистов часто характерна общая неуклюжесть, нарушения осанки или походки, им трудно писать и захватывать небольшие предметы.

Обязателен ли весь набор? Да нет, не обязателен. В любом случае, эти данные только задают направления работы и взаимодействия вообще, а самое важное — понять конкретного аутиста. Это, кстати сказать, работает с любым человеком.

Диагностика

Итак, родителям стоит обратить внимание на следующие признаки поведения (рис. 1).

Эта адаптация схемы австралийского профессора Джоанны Рендел-Шорт показывает некоторые из возможных симптомов аутизма. Их комбинация и степень выраженности могут быть различными у каждого отдельного человека.

Какие еще признаки у детей в возрасте до трех лет должны насторожить родителей? Мамам и папам стоит начать волноваться, если ребенок:

• не смотрит в глаза;

• говорит о себе в третьем (он) или во втором (ты) лице;

• все время повторяет слова, фразы;

• начинал говорить первые слова, но речь пропала;

• не произносит слова, мычит;

• не интересуется игрушками, ровесниками, не играет с другими детьми;

• отстранен, игнорирует маму, не реагирует на просьбы, не откликается на свое имя;

• крутит головой, машет руками, раскачивается;

• ходит на носочках;

• грызет пальцы, руки;

• бьет себя по лицу;

• у него истерики, приступы агрессии;

• боится незнакомых людей;

• пугается звуков, вздрагивает;

• боится света, все время выключает его.

Напоминаю, что один-два признака не свидетельствуют об аутизме.

И еще есть такой короткий диагностический тест, состоящий из трех вопросов.

1. Смотрит ли ваш ребенок в ту же сторону, что и вы, когда вы пытаетесь привлечь его внимание к чему-то интересному?

2. Указывает ли ребенок на что-то, чтобы привлечь ваше внимание, но не с целью получить желаемое, а для того, чтобы разделить с вами интерес к предмету?

3. Играет ли он с игрушками, имитируя действия взрослых?

Если на все три вопроса ответ отрицательный, у родителей двух-трехлетнего ребенка есть основания показать его специалисту. Ребенок-аутист обычно не выказывает абстрактного интереса, чаще смотрит на вашу руку, а не на предмет, на который вы указываете, не привлекает вас для удовлетворения потребностей и не разыгрывает сценки из взрослой жизни.

Кроме того, ребенок-аутист не дает себя приласкать и успокоить, не реагирует на стандартную систему поощрений и наказаний и чрезвычайно избирателен и консервативен в еде.

По данным Фонда содействия решению проблем аутизма в России, диагностика и лечение проблемы несколько различаются в разных странах: «В России, Франции и в ряде других стран аутизм считается психическим заболеванием, в США оно проходит по линии неврологии. На самом деле, строгого разграничения между двумя ветвями нет; и та и другая работают с пациентами, у которых так или иначе страдает центральная нервная система. Неврологический диагноз ставят в том случае, если болезнь имеет ярко выраженные физические проявления (двигательные нарушения, расстройства зрения и речи, боли), психический — если проблема “в голове”, то есть нарушены эмоциональная и когнитивная (познавательная) сферы».

Там же отмечают, что в России диагноз «аутизм» как таковой отсутствует: «У нас есть “ранний детский аутизм” (РДА) и “синдром Аспергера”. РДА ставят детям, но по достижению ими совершеннолетия этот диагноз снимают, заменяя на другой, который кажется наиболее подходящим лечащему психиатру. Самое удивительное, что и синдром Аспергера иметь взрослому человеку в нашей стране тоже не полагается, хотя во всем мире этот диагноз признан и широко используется».

Помощь специалистов

Что может сделать психиатр?

Назначить исследования головного мозга, прописать лекарства (например, ноотропы для стимуляции мозговой деятельности и нейролептики для коррекции поведения) и порекомендовать занятия с логопедом, дефектологом и психологом. Хороший врач будет отслеживать динамику! Нормальной является ситуация дистанционного консультирования при возникновении вопросов, касающихся текущего лечения. Стоит помнить, что переживание побочных эффектов при приеме лекарств у детей (и взрослых) с аутизмом проходит тяжелее, чем у здоровых, поскольку первые не только сложнее их переносят, но и не могут оценить.

Смотрите так же:  Как избавиться от депрессии после расставания с любимой

Что может сделать психолог?

Подобрать работающую методику помощи. Например, такие.

Сенсорная интеграция — это методика трудотерапевтов, направленная на коррекцию восприятия ощущений и способствующая повышению уровня комфорта и уменьшению неадекватных реакций на стимулы повседневной жизни. Состоит из упражнений на все основные виды восприятия: зрительное, слуховое, обонятельное, вкусовое, тактильное, вестибулярное, мышечно-суставное. Дает хорошие результаты как элемент терапии при легких формах аутизма.

Прикладной анализ поведения, или ABA-терапия (Applied Behavioral Analysis), — система лечения расстройства аутистического спектра, ее идея заключается в том, что социальные поведенческие навыки могут быть привиты даже детям с тяжелой формой аутизма с помощью системы поощрений и последствий. ABA-терапия — наиболее изученная система лечения расстройств аутистического спектра.

Песочная терапия представляет собой одну из необычных техник аналитического процесса, во время которого ребенок строит в специальной песочнице под руководством специалиста собственный мир из песка и небольших фигурок. Ребенок может смешивать песок с водой и использовать множество миниатюрных фигур: людей, животных, деревьев, зданий, автомобилей. Этот метод можно использовать в работе с детьми от трех лет, но в России его чаще применяют к детям от четырех с половиной до пяти лет.

Есть и много других методов: арт-терапия, игровая терапия. Важно, чтобы специалист подобрал именно те, которые помогут вашему ребенку. И еще: специалист должен ребенку нравиться. В данном случае это становится самым важным.

Преимущества аутизма

В статье «Преимущества аутизма» Дэвида Уолмана описывается другой взгляд на аутизм. Самое интересное, что это взгляд самих аутистов. Например, Мишель Доусон работает в больнице Ривьер-де-Прери при Университете Монреаля в Канаде, она аутист и занимается исследованиями аутизма. Доусон — одна из растущего числа ученых, которые считают, что современные определения аутизма в лучшем случае являются устаревшими, в худшем — вводят в заблуждение и что понимание природы этого расстройства в течение последних 70 лет было фундаментально неверным.

Стандартные медицинские учебники сообщают нам, что аутизм — тяжелое нарушение развития; официальная психиатрия относит три четверти людей с аутизмом к умственно отсталым. Доусон и некоторые другие ученые продвигают идею о том, что аутизм сам по себе является не нарушением, а способом мышления, отличным от стандартного. На чем основана такая идея?

Ряд исследований показывает, что аутисты обладают рядом сильных когнитивных сторон, начиная с внимания к деталям, большей чувствительности к тону и лучшей памяти.

Считается, что у аутистов плохо развита центральная когерентность — способность синтезировать данные из разных источников информации, например вербальные и жестовые сигналы во время разговора («не видят леса за деревьями»). Минус ли это?

Психологи изучили способность агрегировать или расчленять информацию на части, показывая добровольцам изображения различных объектов, таких как дома, и прося их вычленить фигуры, например треугольники или прямоугольники, внутри картинки. Многочисленные исследования показали, что люди с аутизмом справляются с такими заданиями гораздо быстрее и точнее. И речь не только о картинках, аутичные люди также проявляют аналогичные способности в музыке — лучше определяют отдельные ноты в аккордах. Марета де Йонге, детский психиатр медицинского центра Утрехтского университета, Нидерланды, которая проводила подобные исследования, объясняет, что «слабость» центральной когерентности не обязательно является проблемой в повседневной жизни, она может быть преимуществом.

Люди несведущие, но знакомые с фильмом «Человек дождя», часто путают аутизм с савантизмом. Савантизм — редкое состояние, при котором люди с отклонением в развитии имеют «остров гениальности» — выдающиеся способности в одной или нескольких областях знаний, контрастирующие с общей ограниченностью личности. Аутичных савантов довольно мало — 10% аутистов обладают гиперспособностями в узких областях и являются, например, исключительно талантливыми художниками или математиками. Но недавние исследования предполагают, что способности к визуально-пространственной деятельности могут встречаться среди аутистов гораздо чаще, чем предполагалось ранее. В среднем аутичные люди лучше справляются с трехмерным рисованием и сильно детализированными мозаиками и пазлами.

Профессор зоологии Темпл Грандин, аутистка, утверждает, что Кремниевая долина не могла бы существовать без аутизма, — и в ее утверждении есть смысл (вспомните знакомых программистов).

Аутизм — это блестящие инженеры и одаренные музыканты, неспособные запустить посудомоечную машину; математические саванты, не умеющие купить хлеб в магазине; а также многие другие выдающиеся люди, в которых сочетается талант и инвалидность.

Фактически нет смысла говорить только о минусах или только о плюсах аутизма, есть смысл рассматривать его целиком.

Синдром Аспергера

Талант с первого взгляда определять 243 вида табачного пепла, неумение общаться, высокий интеллект, равнодушие к человеческим эмоциям и моральным ценностям, сверхъестественное внимание к деталям — знакомый персонаж? Это Шерлок Холмс. Он может разгадать любую загадку и видит человека как набор свойств, но не может понять, зачем нужна вежливость и в чем радость любви. Вы можете возразить, что и это, как и Амели, мифологический персонаж. Ну, говорят, прототипом Холмса был коллега Конан Дойла, доктор Джозеф Белл, известный способностью с первого взгляда понимать диагноз, характер и прошлое человека. Но независимо от того, насколько реален гениальный сыщик, он является неплохим примером человека с синдромом Аспергера. Чем он (синдром, а не Холмс) характеризуется и откуда взялся?

Особенности

От аутизма синдром Аспергера отличается прежде всего тем, что речевые и когнитивные способности в целом остаются сохранными. Синдром был назван в честь австрийского психиатра и педиатра Ганса Аспергера, который в 1944 году описал детей с отсутствием способностей к невербальной коммуникации, ограниченной эмпатией по отношению к сверстникам и физической неловкостью (и сам доктор, кстати, демонстрировал аутические черты). Термин «синдром Аспергера» предложила Лорна Уинг, английский психиатр, в 1981 году. И только в начале 1990-х были выработаны диагностические стандарты. Неизвестно, отличается ли этот синдром от высокофункционального аутизма. В последнем издании американского Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам синдром Аспергера отсутствует, его заменило расстройство аутистического спектра.

Синдром проявляется в раннем детстве (обычно диагностируется в возрасте четырех–десяти лет, но уже в два года его наличие можно подозревать) и приводит к нарушениям тех функций, которые тесно связаны с биологическим взрослением центральной нервной системы. Часто синдром Аспергера ошибочно принимают за СДВГ, особенно у малышей.

Синдром характеризуется сочетанием симптомов: качественным нарушением социального взаимодействия; стереотипными и ограниченными шаблонами поведения, действиями и интересами; отсутствием значимой задержки в когнитивном развитии и в общем развитии речи.

Отсутствие эмпатии у таких детей затрудняет коммуникацию с другими людьми. Многие могут общаться, теоретически понимать эмоции, но на практике это применить они не могут и с трудом понимают реакции собеседника. В пять–шесть лет становится очевидно предпочтение узких тем без широкого контекста: такие дети могут запоминать номера машин, названия звезд и другую детальную информацию, не интересуясь темой в целом. Часто для аспергеров характерны нарушения сна, повторяющиеся движения — например, помахивание, вращение руками — и бытовая неловкость.

Людям с синдромом Аспергера трудно понимать речь на слух. Они необычно используют тон, интонацию, громкость, они уклончивы, буквальны и при этом патологически обстоятельны и многословны. Юмор, ирония для них часто недоступны, они не могут рассматривать их как разделение удовольствия с другими и плохо понимают эмоции окружения. При этом у них с раннего возраста может быть потрясающий лексикон, позволяющий называть таких детей «маленькими профессорами».

По мере взросления у большинства пациентов состояние улучшается, но социальные и коммуникационные проблемы могут остаться.

Помощь специалистов

Единого подхода к лечению синдрома Аспергера не существует, поэтому специалисты занимаются поведенческой терапией, работая с низкими коммуникативными способностями, навязчивыми или повторяющимися рутинными действиями и физической неуклюжестью. Помощь людям с синдромом Аспергера включает в себя следующие направления:

• тренинг социальных навыков для повышения эффективности коммуникаций;

• когнитивно-поведенческая терапия для управления стрессом, страхом, обсессивными интересами;

• лечение сопутствующих заболеваний;

• методики сенсорной интеграции;

• налаживание нормального диалога с логопедом;

• тренинг поведенческих техник.

Психиатры назначают лекарственную терапию для лечения сопутствующих заболеваний и симптомов: клинической депрессии, тревожного невроза, невнимательности или агрессии. При этом людям с синдромом Аспергера может быть трудно понять, зачем это нужно.

Парадокс в том, что у взрослых в России официально такого диагноза нет вовсе. Взрослый «аспи» чудом превращается или «в норму», или в «аутизм». При этом во всем мире это все же не так: существуют группы поддержки, протоколы работы, правила помощи. В России признаться, что у вас синдром Аспергера, — все равно что сказать, что вы снежный человек.

Некоторые исследователи — у многих из них синдром Аспергера — считают правильным рассматривать синдром Аспергера как отличие, а не болезнь. Ведь аспергеры производят впечатление разумных людей и часто успешны в тех областях, которые им интересны. Как видим, такой взгляд аналогичен оценке аутизма.

Другие статьи

  • Обмен детьми в семье Международная программа обмена для школьников в США Международная программа обмена для школьников в США - это академический год или семестр обучения в старшей школе в США с проживанием в типичной американской принимающей семье. Участники программы наравне со своими […]
  • Физическое развитие ребенка формулы УХОД ЗА ЗДОРОВЫМ И БОЛЬНЫМ РЕБЕНКОМ. ДЕТСКИЕ БОЛЕЗНИ По каким основным, признакам проводится оценка физического развития ребенка Основными признаками физического развития являются рост, вес, окружность грудной клетки, окружность головы. В последние десятилетия […]
  • Повышенная тревожность у детей младшего школьного возраста Повышенная тревожность у детей младшего школьного возраста Большинство специалистов придерживаются мнения о том, что детство является периодом наибольшей чувствительности к различным неблагоприятным факторам вследствие прочности первичных впечатлений и низкой […]
  • Уход за детьми в разных странах Сколько длится отпуск по уходу за ребенком в разных странах? В некоторых странах новоиспеченные матери могут спокойно оставаться дома в течение нескольких месяцев после родов. И все это время им не нужно беспокоиться о деньгах, потому что государством это время […]
  • Можно ли кормить ребенка в 3 месяца коровьим молоком Козье молоко двух месячному ребенку Даем козье молоко двух месячному ребенку . Молоко берем свежее. Почему даем потому что думали что оно полезное жена тоже кормит просто он плачет наверно ему не хватает матер. молока. Люди добрые подскажите что делать? Какое детское […]
  • Считается ли семья с тремя детьми многодетной в беларусь Льготы и скидки для многодетных семей в Беларуси Многодетной в Беларуси считается семья, воспитывающая трех и более детей. Это положение закреплено в ст. 62 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье. Данный статус подтверждается удостоверением, которое оформляется в […]