Количество психозов

Количество психозов

Рубрику ведет кандидат экономических наук Екатерина Щербакова

Число состоящих на учете с диагнозом алкоголизм и алкогольные психозы, наркомания и токсикомания продолжает сокращаться

Остается высокой заболеваемость населения России психическими расстройствами и расстройствами поведения, связанными с употреблением психоактивных веществ.

На начало 2011 года в лечебно-профилактических учреждениях состояло на учете с диагнозом алкоголизм и алкогольные психозы 1953 тысячи человек (1367 на 100 тысяч населения). Это на 3,1% меньше, чем на год раньше (на 3,8%), и на 20,8% меньше, чем было в конце 1990 года (на 17,8% по показателю в расчете на 100 тысяч человек). Наиболее высокие значения показателя были зарегистрированы в середине 1980-х годов – 2,8 миллиона человек, или 1959 на 100 тысяч населения (рис. 16).

Под наблюдение с впервые установленным диагнозом алкоголизм и алкогольные психозы в 2010 году было взято 153,9 тысячи человек, или 108 в расчете на 100 тысяч человек. Это меньше, чем регистрировалось, начиная с середины 1970-х годов (за исключением 1992 и 1999 годов). По сравнению с 2009 годом число взятых под наблюдение уменьшилось на 3,6% (по показателю в расчете на 100 тысяч человек на 4,3%), а по сравнению с 1990 годом – на 31,6% (на 29,1%).

Кроме того, на профилактический учет в связи с употреблением с вредными последствиями алкоголя за 2010 год было взято 142 тысячи человек. Всего на профилактическом учете в связи со злоупотреблением алкоголя на начало 2011 года состояло 351,8 тысячи человек.

Рисунок 16. Заболеваемость населения алкоголизмом и алкогольными психозами, на 100 тыс. человек населения, 1970, 1975, 1980, 1985, 1990—2010 гг. (на конец года)

В отличие от тенденции умеренного снижения заболеваемости, связанной со злоупотреблением алкоголем, число лиц, состоящих на учете в лечебно-профилактических учреждениях с диагнозом наркомания и токсикомания, стало снижаться лишь в последние годы. Оно резко возросло в 1990 годы, увеличившись с 10,4 тысячи человек (8 на 100 тысяч населения) в 1970 году до 39,7 тысячи человек (27) в 1990 году и 281,2 тысячи человек (194) в 2000 году. В 2000-е годы рост заболеваемости наркологическими заболеваниями замедлился. На начало 2009 года число лиц, состоящих на учете в лечебно-профилактических учреждениях с диагнозом наркомания и токсикомания, возросло до 355,6 тысячи человек (251), а затем стало снижаться, составив на начало 2011 года 343 тысячи человек, или 240 в расчете на 100 тысяч человек (рис. 17). Число состоящих на учете с диагнозом наркомании составило 330,9 тысячи человек (232 на 100 тысяч населения), с диагнозом токсикомании – 12,1 тысячи человек (8,5).

Число взятых под наблюдением с впервые установленным диагнозом нарко- и токсикомании в 2002-2010 годы сократилось в 2-3 раза по сравнению с 1997-2001 годами. В 2010 году диагноз наркомании был впервые установлен у 24,9 тысячи человек (на 1,2% меньше, чем в 2009 году), а токсикомании — у 0,9 тысячи человек (на 10% меньше). Кроме того, на профилактический учет в связи с употреблением с вредными последствиями наркотических веществ было взято 51,2 тысячи человек, ненаркотических веществ – 4,5 тысячи человек.

Таким образом, заболеваемость алкоголизмом в России остается на порядок выше, чем заболеваемость наркоманией, и на два порядка выше, чем заболеваемость токсикоманией. Однако если уровень регистрируемой заболеваемости алкоголизмом понемногу снижается, то уровень заболеваемости наркоманией, скорее, стабилизируется.

Рисунок 17. Заболеваемость населения России нарко- и токсикоманией, на 100 тыс. человек населения, 1970, 1975, 1980, 1985, 1990-2010 гг. (на конец года)

Несколько иные тенденции заболеваемости психическими расстройствами и расстройствами поведения, связанными с употреблением психоактивных веществ, характерны для подростков 15-17 лет. Если в начале 1990-х годов наиболее острой была проблема токсикомании, во второй половине1990-х – начале 2000-х годов — проблема быстрого роста наркомании, то в 2000-е годы на первый план стала выходить, как и взрослого населения, проблема алкоголизма (рис. 18).

Зарегистрированная заболеваемость наркоманией достигла пика в 2000 году, когда под наблюдение было взято 6122 подростка (82 в расчете на 100 тысяч человек данного возраста), на учете в лечебно-профилактических учреждениях к концу года состояло 9062 подростка (121), а на профилактическом учете – еще 16 тысяч (218). Заболеваемость подростков наркоманией резко снизилась к 2003 году, а затем продолжала снижаться умеренными темпами. В 2010 году под наблюдение с впервые установленным диагнозом наркомании было взято 333 подростка (7 в расчете на 100 тысяч человек в возраст 15-17 лет), на конец года в лечебно-профилактических учреждениях состояло на учете 532 подростка (11), а на профилактическом учете – 4,6 тысячи подростков (101).

Заболеваемость подростков токсикоманией вновь начала расти с 2001 года, увеличившись с 41,9 до 66,5 состоящих на учете в лечебно-профилактических учреждениях в расчете на 100 тысяч человек на начало 2008 года. Затем заболеваемость токсикоманией стала снижаться, опустившись к началу 2011 года до 41 на 100 тысяч человек (без учета ВПН-2010). При этом абсолютное число подростков-токсикоманов, состоящих на учете в лечебно-профилактических учреждениях, снижается уже 5 лет – с 4193 человек на начало 2006 года до 1876 на начало 2011 года.

Уменьшается и число подростков, взятых под наблюдение с впервые установленным диагнозом токсикомании. За 2010 год было взято на учет 312 подростка (7 в расчете на 100 тысяч человек).

Число подростков 15-17 лет, состоящих на профилактическом учете в связи с употреблением с вредными последствиями ненаркотических веществ, в 2003-2006 годах составляло около 11 тысяч. При этом показатель в расчете на 100 тысяч подростков данного возраста устойчиво возрастал – со 146 в 2003 году до 183 в 2007 году, когда абсолютное число подростков, состоявших на профилактическом учете уже начало сокращаться. К началу 2011 году число подростков, состоящих на профилактическом учете в связи с употреблением с вредными последствиями ненаркотических веществ, снизилось до 5861 человека (128 в расчете на 100 тысяч человек).

В 2000-2005 годы отмечался довольно быстрый рост заболеваемости подростков алкоголизмом и алкогольными психозами. В 2006-2008 годы заболеваемость снижалась, оставаясь, тем не менее, более высокой, чем в 1990-е годы. В 2010 году под наблюдение с впервые установленным диагнозом алкоголизма были взяты 482 подростка 15-17 лет (11 на 100 тысяч человек данного возраста). К началу 2011 года на учете в лечебно-профилактических учреждениях с диагнозом алкоголизм и алкогольные психозы состояло 919 подростков (20,1). Кроме того, 58,3 тысячи подростков состояли на профилактическом учете (13 на тысячу подростков 15-17 лет).

Таким образом, в 2000-е годы заболеваемость подростков 15-17 алкоголизмом стала превышать заболеваемость наркоманией, а по первичной заболеваемости и заболеваемость токсикоманией.

Рисунок 18. Заболеваемость подростков 15-17 лет психическими расстройствами и расстройствами поведения, связанными с употреблением психоактивных веществ, на 100 тысяч человек соответствующего возраста, 1990, 1995—2010 гг.

Психические расстройства и расстройства поведения, связанные с употреблением психоактивных веществ, регистрируются и у детей в возрасте до 14 лет. Среди них в большей степени распространена токсикомания. В 2010 году под наблюдение было взято 176 человек (0,8 на 100 тысяч человек в возрасте до 14 лет), 532 состояли на учете в лечебно-профилактических учреждениях к концу года (2,5), а 2745 детей (12,9) — на профилактическом учете в связи с употреблением с вредными последствиями ненаркотических веществ. Однако регистрируются также и случаи заболевания алкоголизмом (соответственно, 39, 81 и 9588 человек в возрасте до 14 лет в 2010 году) и наркоманией (8, 27 и 370).

Распространенность заболеваний, связанных с употреблением психоактивных веществ, существенно различается по регионам России. На начало 2011 года число больных, состоящих на учете в лечебно-профилактических учреждениях с диагнозом алкоголизм и алкогольные психозы, составляло в целом по России 1367 в расчете на 100 тысяч человек. Среди федеральных округов значение показателя было ниже всего в Северо-Кавказском федеральном округе (614), выше всего – в Дальневосточном федеральном округе (1918), а среди регионов–субъектов федерации оно варьировалось от 10 в Республике Ингушетии до 4958 в Ненецком автономном округе. Помимо Ненецкого автономного округа, заболеваемость алкоголизмом крайне высока в Чукотском автономном округе (4147), Магаданской (4012) и Ивановской (3395) областях, а также ряде регионов европейского Центра и Севера России (рис. 19).

Число больных, состоящих на учете в лечебно-профилактических учреждениях с диагнозом наркомания, составило в целом по России 232 в расчете на 100 тысяч человек, варьируясь от 20 в Чукотском автономном округе до 668 в Самарской области. Высока заболеваемость наркоманией также в Новосибирской области (557), Ханты-Мансийском автономном округе — Югре (510), Иркутской (472), Кемеровской (388) и Томской (381) областях, а также в Приморском (422), Алтайском (372) и Пермском (364) краях.

Число больных, состоящих на учете в лечебно-профилактических учреждениях с диагнозом токсикомания, составило в целом по России на начало 2011 года 8,5 в расчете на 100 тысяч человек, варьируясь от 0 в Северной Осетии – Алании до 38 в Ивановской области. Помимо Ивановской области высокими показателями заболеваемости токсикоманией отличаются Сахалинская и Челябинская области (по 29 на 100 тысяч человек), Камчатский край (27), Удмуртская Республика (22).

Смотрите так же:  Ходить при депрессии

Рисунок 19. Заболеваемость в связи с употреблением психоактивных веществ по регионам РФ, число больных, состоящих на учете в лечебно-профилактических учреждениях с соответствующим диагнозом, на 100 тысяч человек постоянного населения, на начало 2011 г.

Источники: Федеральная служба государственной статистики (Росстат) — www.gks.ru,

Здравоохранение в России. 2011;

Российский статистический ежегодник, 2011 и предшествующие годы.

Можно ли вылечить психоз?

Когда люди обращаются с вопросом «Можно ли вылечить психоз?» мы отвечаем категорически и безапелляционно: психоз не только можно, но и нужно лечить незамедлительно, при первых его признаках!

Галлюцинации, бред, расстройства настроения — все это признаки острого состояния того или иного психического расстройства (так же это может быть вызвано наркотическим, алкогольным, медикаментозным воздействием). При этом человек неверно воспринимает, отражает реальную действительность, а его реакции на внешние стимулы могут быть искажены. Он может видеть опасность там, где ее нет и вести себя агрессивно, либо, подчиняясь галлюцинаторному воздействию, нанести вред себе или окружающим. Так, при психозах велика вероятность совершения суицида, а потому сделайте все возможное для оказания своевременной помощи больному.

Что делать, если Вы думаете, что у Вашего близкого психоз?

Выходом из ситуации, когда у близкого Вам человека развивается такое состояние, может быть только немедленное обращение к врачу. Законодательство предусматривает возможность недобровольной госпитализации, как в государственную клинику, так и в стационар частной психиатрической клиники в том случае, если требуется лечение психоза, а пациент не идет на это добровольно.

Помните: вылечить психоз можно только в стационарных условиях.

Лечение такого состояния должен производить только квалифицированный врач-психиатр. Нередко мы сталкиваемся с тем, что, боясь обращаться к психиатрам, родственники идут за помощью к врачам других специальностей, либо, что еще более страшно, обращаются за помощью к целителям, экстрасенсам, самостоятельно прибегают к использованию средств нетрадиционной медицины. Из-за чего, увы, больной теряет драгоценное для него время, ведь чем дальше разворачивается острое состояние, тем более сложным может стать его купирование, и тем дольше, в итоге, может длиться лечение.

Лечение психоза в стационаре в среднем занимает 1-2 месяца. В отдельных случаях, при наличии резистентности (нечувствительности) к тем или иным методам лечения, пребывание в стационаре может быть увеличено до полугода или больше. Не смотря на столь длительный срок лечения, не торопите врачей и не настаивайте на немедленной выписке Вашего родственника. Не до конца проведенное лечение с огромной степенью вероятности способно давать повторный рецидив, а это уже признак того, что заболевание становится хроническим. Тогда как, согласно статистике, большое количество психозов, которые были купированы вовремя и подверглись адекватному лечению, больше никогда в жизни человека не проявляют себя.

Качественное лечение психоза возможно при:

  • развернутом и полноценном диагностическом обследовании,
  • адекватно подобранном фармакологическом лечении,
  • психотерапевтическом воздействии и работе с семьёй,
  • социальной реабилитации.

Если Вы опасаетесь последствий госпитализации в государственное психиатрическое учреждение — обратитесь в частую психиатрическую клинику, где будет обеспечено анонимное лечение и комфортное пребывание.

НАИБОЛЕЕ ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ О ПСИХОЗАХ

К теме психозов (шизфорения и др.) в настоящее время в обществе существует сильный интерес. Само понятие психоз воспринимается по-разному: от любопытства до страха. Явление психоза неверно и ошибочно часто используется в обывательской психологии. Всевозможные предубеждения и мифы с одной стороны усматривают психоз там, где его нет, а с другой препятствуют вовремя заметить и констатировать изменения, как у себя, так и у своих близких. Происходит отрицание проблемы из-за страха прослыть “психом”. Тогда как своевременное обращение за помощью специалиста может помочь предупредить развитие серьезного раасстройства. Отсутсвие адекватной информации порождает недоверие к врачам, возникновению как в СМИ так и в сети интернет большого количества необоснованной информации, подрывающей не только доверие к медицинской службе, но и затрудняющей жизнь тем, кто страдает такого рода расстройством. Люди могут становиться жертвами целителей и гадалок, которые спекулируют на этом сложном явлении. Мы выбрали наиболее часто задаваемые вопросы, ответы на которые приходится давать не только самим пациентам и их родственникам, но и просто людям, желающим понимать это явление.

1.Что такое психоз?
Психозами называются проявления психических расстройств, чаще хронических, которые, проявляют себя нарушениями в 4 основных сферах: восприятие, мышление, эмоции и воля, поведение и взаимодействие с окружающим миром. В сфере восприятия речь идет о галлюцинациях, то есть действительное и правдоподобное видение, слушание или чувствования того, чего на самом деле не существует. Нарушение мышления проявляет себя бредом, то есть ложными, нерациональными суждениями, которые имеют субъективный характер. Нарушения в эмоциях могут проявлять тебя от излишней активности, возбужденности с агрессией и раздражительностью до полного безволия, отгороженности. Также и в поведении человек перестает учитывать социальные роли и контекст ситуаций, понимать других, можно заметить стереотипное повторение движений или выполнений ритуалов. В психиатрии существует понятие негативные и позитивные симптомы. Позитивные симптомы – это те психические явления, которые ранее не присутствовали в психике, но появились (бред, галлюцинации, агрессия). Негативные симптомы — те психические качества, которые стали теряться, стираться (безэмоциональность, снижение памяти, потеря социальных контактов). Все эти явления приводят к утрате связи с окружающим миром и препятствуют верной трактовке реальности, что и объясняет один из основных признаков психоза – отсутствие критичности.

2.Может ли невроз превратиться в психоз?
Психоз — это расстройство, которое характеризуется грубыми нарушениями эмоционально-волевой сферы, изменением мышления и сопровождается нарушением критичности к своему состоянию с нарушением способности отличать внутренние переживания от внешних источников. При неврозе на первый план выходят эмоциональные или телесные проявления внутреннего конфликта без нарушения мышления и сверхкритикой к своему состоянию. В возникновении психозов преобладают биологические причины, в то время как в возникновении неврозов ведущую роль играют внутриличностные конфликты. Механизмы лежащие в основе невроза и психоза настолько отличны друг от друга, что одно в другое не переходит.

3. Излечим ли психоз?
Существуют острые (преходящие) психозы, которые чаще могут быть вызваны острыми стрессовыми ситуациями (ситуации с опасностью для жизни, потеря близкого), интоксикацией (алкогольная, в народе “белая горячка”), инфекцией (при менингитах), тяжелым физическим заболеванием (при инфаркте миокарда), при своевременном и правильном лекарственном лечении возможно полное их излечение без сохранения остаточных признаков. В случаях хронических психозов (пример: шизофрения, биполярное аффективное расстройство) течение может быть длительным. Как и в любом хроническом заболевании есть периоды полного здоровья, их врачи называют ремиссиями, и периодами обострения расстройства. Прогноз во многом зависит от своевременно начатого правильного лечения.

4.Из-за чего возникает психоз?
В настоящее время в медицине принята многофакторная модель, которая показывает, что на развитие болезни влияет совокупность нескольких причин. Преобладающими все-таки являются биологические причины: изменение обмена веществ в головном мозге, а именно, вещество дофамин, которое обслуживает побуждения, эмоции, получение чувства удовольствия и двигательную активность, влияет на выраженность симптомов и их характер. Кроме того, можно выделить и психосоциальные причины: конфликты, психические травмы, напряжение, дисгармоничные отношения в семье, которые будут влиять на течение болезни и процесс восстановления.

5.Можно ли заболеть психозом, если им страдал родственник?
Есть закономерность, говорящая о том, что чем ближе степень родства, тем выше риск заболеть. Тем не менее, стоит помнить, что наследуется предрасположенность. Для развития самой болезни необходима совокупность многих факторов. В настоящее время нет достоверных формул по которым можно было бы определить эту вероятность. Фактор наследственности играет такую же роль как при онкологическом заболевании, сахарном диабете и артериальной гипертензии. Известно, что если заболеванием страдали оба родителя, то риск составляет 50%, если только один из них, то риск оценивается в 25%

6. Можно ли вылечить психоз без лекарств?
К сожалению, нет. Поскольку доминирующими в возникновении психозов являются биологические причины, поэтому для лечения психозов используют специальную группу лекарственных средств – антипсихотические препараты, другое название нейролептики. Их эффективность в настоящее время доказана, и они широко используются в практике. Медикаментозная терапия в настоящее время самый надежный и эффективный способ справиться с острыми симптомами и предупредить их возвращение. Важно чтобы лекарственная терапия сочеталась с психотерапией индивидуальной и/или семейной, что поможет сформировать у страдающего и его близких реальное понимание расстройства, научит справляться с ним, предпринимать меры по его предупреждению. Программа социальной реабилитации поможет вернуться к нормальной повседневной деятельности за счет восстановления и улучшения социальных навыков (общение с другими, ежедневная рутинная активность, рациональное поведение).

7. Опастны ли люди в психозе для других?
В острой стадии психоза, когда сильно нарушается понимание реальности, т.е. она неверно воспринимается (галлюцинации), истолковывается (бред), а также человеком невозможно контролировать свои побуждения, он может быть опасен для себя и окружающих. Однако вероятность нападения достаточно низкая, т.к. основное переживание таких пациентов ужас и тревога, тогда как ярость и гнев вторичны. Очень важно тогда правильно вести себя. Не спорить и не переубеждать человека в неправильности происходящего, не выяснять подробностей его переживаний, спрятать опасные предметы. Нужно его внимательно выслушать и постараться успокоить, обеспечить спокойную обстановку, не допускается кричать или спорить, стресс в такой ситуации нужно свести к минимуму. Постарайтесь, но только в случае, если человек спокоен, уговорить обратиться к врачу. В других ситуациях можно обратиться за скорой помощью.

Смотрите так же:  Симптомы начала болезни альцгеймера

8. Трудоспособны ли люди, страдающие психозом?
Психическое расстройство, точно такое же, как и любая физическая болезнь, как и любой физический недуг, оно может накладывать свои ограничения. У людей, которые переживают психозы, наблюдаются нарушения побуждений к действиям и воли, что не нужно причислять к признакам человеческой или моральной слабости. Подход “возьми себя в руки”, аналогичен лечению глухоты за счет “силы воли”. Страдающие психозом могут испытывать определенные трудности и как следствие ограничения в выполнении трудовой деятельности. Иногда это требует создание определенных условий со стороны работодателя (сокращение нагрузки, рабочего времени, интенсивности, сложности выполняемой работы). При этом работа для таких людей очень важна, т.к. способствует сохранению и восстановлению мыслительных процессов, побуждений и активности. Однако в ряде случаев расстройство никак не сказывается на деятельности, о чем могут свидетельствовать примеры многих талантливых ученых, писателей и художников.

9. Насколько опасны антипсихотические лекарственные средства?
Все антипсихотические препараты обладают определенным спектром побочных действий. Тут важно тщательно подбирать вид препарата и дозу с учетом проявлений симптомов болезни, возраста, состояния физического здоровья. В настоящее время существуют нейролептики, при приеме которых развитие неприятных побочных действий сведен к минимуму. А также есть формы препаратов в инъекциях, принимать которые достаточно 1-2 раза в месяц. Большое значение также имеет доверие к врачу, согласование и обсуждение с ним проявлений болезни и побочных результатов, установление реальных целей при лечении и приверженность выбранной тактике лечения.

10.Могут ли люди с психозами создавать семью, иметь детей?
Как и при любом расстройстве это не является препятствием. Однако партнер должен обладать полной, исцерпывающей и адекватной информацией о болезни, ее течении и проявлениях. Также стоит заранее обсудить с врачами – генетиками, гинекологами, психиатрами все возможные риски для будущих детей и процесс течения и ведения беременности. Поэтому необходимо с большей рассудительностью подойти к этому вопросу и ознакомиться с методами планирования беременности.

11.Способны ли люди с психозами принимать важные решения самостоятельно?
Да, если болезнь находится в состоянии ремиссии, а также нет грубых нарушений в сфере мышления. В подавляющем большинстве люди, страдающие психозами в период здоровья ничем не отличимые от людей без психического расстройства. Стоить помнить, что в основном нет тотального поражения личности, а страдают только некоторые ее аспекты и функции. Поэтому при своевременном обращении, адекватном лечении в сочетании с методами реабилитации удается купировать острые симптомы и вернуть человека к полноценной жизни.

При своевременно начатом правильном лечении и организации жизни с психозами, в .т.ч. с шизофренией, можно жить полноценной жизнью: учиться, работать, иметь семью и детей, любимые занятия и друзей.

Количество психозов

В последние годы в практическом здравоохранении наблюдается рост количества случаев обращения пациентов с психозами. И если количество эндогенных психозов (в первую очередь шизофрении) относительно стабильно, то количество обращений по поводу экзогенных (интоксикационных) психозов неуклонно растет. По мнению экспертов, серьезную опасность представляет бесконтрольное употребление психоактивных веществ (ПАВ) амфетаминового ряда. Согласно данным Всемирной организации здравоохранения, прием амфетаминов (метамфетаминов) практикуют более 35 миллионов человек; чаще принимают только каннабиноиды. При этом речь идет только о зарегистрированных случаях немедицинского употребления ПАВ, реальная же картина гораздо драматичнее. Амфетамины становятся все более доступными и популярными запрещенными веществами, получившими широкое распространения среди лиц молодого возраста. Опасность этих психостимуляторов обусловлена их способностью вызывать тяжелый психоз, так называемый амфетаминовый параноид или амфетаминовый делирий – состояние, представляющее опасность как для пациента, так и для окружающих, требующее быстрого и грамотного врачебного пособия [1, 2, 7].

С ростом количества психозов врачами отмечается расширение спектра наблюдаемых симптомов данной патологии. Речь идет, в первую очередь, о неспецифических, проявлениях, характерных не только и даже не столько для психической патологии. В ряде случаев субъективные (жалобы) и объективные (вегетативные стигмы) симптомы могут маскировать основное заболевание под соматические болезни. При этом врачи-интернисты не всегда уделяют должное внимание признакам психопатологии, не проводят целенаправленного сбора психиатрического и наркологического анамнеза, не направляют материалы для лабораторных исследований в специализированные учреждения. Закономерные затруднения в постановке верного диагноза и, как следствие, отсрочка в назначении неотложной специфической терапии могут существенно осложнить течение основного заболевания и создать угрозу как для самого пациента, так и для окружающих [3-6].

Возможность быстрого принятия верного решения о тактике ведения больного в состоянии психоза зависит от умения врача отличать психоз от соматической патологии, а также дифференцировать клинические проявления эндогенного и интоксикационного психозов при отсутствии возможности использования дополнительных методов исследования и в условиях ограниченного времени. Формированию такого умения, помимо теоретической подготовки и собственных наблюдений, большое значение имеет изучение материалы медицинской практики [1].

В настоящей статье обобщен опыт работы наркологов, токсикологов, терапевтов и психиатров клинических центров г. Нижнего Новгорода за период 2016–2017 гг. Авторами были рассмотрены двенадцать случаев поступления пациентов в психиатрическую больницу № 2 г. Нижнего Новгорода с диагнозом «параноидная шизофрения» и пятнадцать случаев поступления пациентов в Областную наркологическую больницу с диагнозом «психотическое расстройство, связанное с употреблением психостимуляторов». У всех больных в той или иной мере наблюдались неспецифические симптомы и синдромы, свойственные большому количеству заболеваний внутренних органов и маскирующих характерные психозы эндогенного и интоксикационного (амфетаминового) генеза. Дифференциальная диагностика и установка окончательного диагноза проводились комиссионно. Диагноз, в конечном итоге, подтверждался документально и лабораторно (при необходимости). Изучение неспецифической (соматической) и специфической психотической симптоматики проводилось по данным историй болезни, описаниям психического состояния больных, дневниковым записям и в процессе клинического интервью. Сведения, полученные в результате обследования больных, имели описательный характер, не имели количественных показателей, не измерялись по шкалам, поэтому статистическая обработка полученных данных не проводилась. Из всего перечня соматических масок психозов можно было выделить субъективные и объективные симптомы. К субъективным относились жалобы: на головную боль, общую слабость, головокружение, снижение работоспособности, расстройства сна (бессонницу). Объективными симптомами являлись, как правило, вегетативные расстройства: расширение зрачков, белый или красный дермографизм, повышенная потливость, тремор. Следует отметить, что жалобы, характерные для соматической патологии, как правило, предъявляли пациенты с эндогенным психозом. Эти больные были четко и правильно сориентированы в месте и времени, достаточно внятно заявляли о «плохом самочувствии», «плохом сне», «боли в голове», «боли в сердце», однако затруднялись в детализации жалоб, что не позволяло конкретизировать предположительные соматические диагнозы. При обследовании психиатрами выявлялись характерные для аффективно-бредового состояния фантастические бредовые идеи, связанные с невозможными в реальности формами преследования. Такие идеи характеризовались фантастическими возможностями, имеющими вид некоего глобального влияния. Имели место также слуховыми псевдогаллюцинации с мало дифференцируемыми по принадлежности «голосами», с элементами идеаторного варианта автоматизма – «вложением» мыслей. Пациенты демонстрировали плохо дифференцируемый, не имеющий объектности аффект страха, тревоги, мало проявляемых в поведении. У большинства обследуемых наблюдалась двойственность поведения, что выражалось в актуальном переживании психоза и поиске помощи в психиатрическом стационаре, но на основании «обычных» (соматических) жалоб. Данным пациентам был выставлен диагноз «параноидная шизофрения». В то же время, у больных с эндогенными психозами практически не встречались объективные соматические симптомы, не наблюдались сколько-нибудь выраженные расстройства вегетатики. Объективная соматическая симптоматика в виде вегетативных нарушений отмечалась, как правило, у лиц, употреблявших амфетамин. При их обследовании обращали на себя внимание расширение зрачков, изменение цвета кожных покровов (бледность или гиперемия), резко повышенная потливость. Оценить жалобы и собрать анамнез было весьма затруднительно, так как у этих больных страдала ориентировка в месте и способность осознавать окружающую обстановку. При обследовании психиатрами выявлялись бредовые идеи, связанные с реальными формами преследования, общие для аффективно-бредового состояния в рамках интоксикационного психоза. Вербальный галлюциноз не имел фантастической проекции и был связан с конкретными людьми. Бредовая интерпретация поведения увязывалась с конкретной группой коллег, знакомых, «опасных бомжей». Между началом галлюцинирования и бредовой интерпретацией реальности не было временной экспозиции: пациенты сразу приступали к действиям, носящим агрессивный или оборонительный характер. Страх, тревога имели четкую объектную привязку. Весь аффективно-бредовой синдром разворачивался в конкретных, реальных обстоятельствах. Сами пациенты целостно воспринимали свою личность и угрозу оценивали как реальную. Обращала на себя внимание плохая ориентировка пациентов во времени, вплоть до нарушения или изменения чувства течения времени. Окончательный диагноз формулировался как «психотическое расстройство, связанное с употреблением психостимуляторов».

В качестве иллюстрации приводим клинические случаи из практики.

  1. Пациент психиатрической больницы № 2 Ф., 29 лет, с установленным диагнозом «параноидная шизофрения» поступил в состоянии аффективно-бредового приступа заболевания. При первичном контакте с врачом во времени и месте был ориентирован правильно, понимал, что находится в психиатрической больнице, однако объяснял этот факт жалобами, характерными для терапевтического больного: «в последнее время болит голова», «плохой сон», считает нужным «полечить нервы». При объективном исследовании каких-либо отклонений со стороны внутренних органов выявлено не было. При подробной беседе биографическую информацию, адрес, имена близких называл правильно. Высказывал идеи преследования со стороны соседей, спецслужб, людей, подосланных специально для слежки и расправы, в которых он узнавал «замаскированных» знакомых. Со слов пациента, «преследование» было организовано с целью его физического уничтожения, так как он обладает «особыми свойствами». Какими именно – не уточняет. «Преследователи» могут воздействовать на него, «посылая в голову мысленные приказы». «Приказы» слышны пациенту внутри головы, «голос» не знаком, похож на голос робота или множество голосов. Состояние пациента влияет на его поведение лишь отчасти – больной старается обходить людей, от которых исходит угроза, меньше показывается на улице, одевается так, чтобы не было видно лица. С «голосами в голове» общается, «обещая выполнить приказы, а на самом деле – обмануть». Также жаловался, что уже несколько ночей подряд не спит, очень боится «голосов и тех, кто за этим стоит». Дома беспокоил родственников бессмысленной активностью, при этом ни с кем из них своими переживаниями не делится. Во время осмотра контакту был доступен с трудом, испуган, к чему-то прислушивался, хватался за голову, на вопросы о самочувствии отвечал бессмысленными фразами.
  2. Пациент психиатрической больницы № 2 К., 26 лет, с установленным диагнозом «параноидная шизофрения» поступил в состоянии аффективно-бредового приступа заболевания. Предъявлял жалобы на сильную головную боль и постоянную усталость. Утверждал, что болен онкозаболеванием потому, что двое из его близких родственников страдают раком. При объективном исследовании каких-либо отклонений со стороны внутренних органов не выявлено. При сборе анамнеза рассказал, что неожиданно появилось ощущение того, что болеют все вокруг, что у него миссия всем «открыть глаза» на их здоровье и помочь. Стал слышать «голоса, вопросы в голове», общался с ними мысленно. «Голоса» придают ему особое значение, принуждали вести проповедь «мессии», говорили ему, что он и есть «мессия». Появились особые способности «узнавания» больных и «нуждающихся в помощи». Физически «ощущает», что все его близкие также тяжело больны онкопатологией, считает своей миссией «спасти их», называет себя Иисусом, мучеником. В чем состоит это ощущение объяснить не может, но утверждает, что ощущения ему дают «голоса». При обследовании настроение было приподнятое, вместе с этим – тревожен, временами появлялась мимика страха. Наблюдалась двигательная расторможенность, не мог усидеть на месте. В речи и жестах отмечалось отсутствие концентрации, целенаправленности. В контакт вступал свободно. Во времени и месте ориентирован правильно.
  3. Пациент наркологической больницы Е., 24 года, с установленным диагнозом «психотическое расстройство, связанное с употреблением психостимуляторов» при поступлении в стационар был крайне растерян, ориентировался во времени с подсказкой, в месте не ориентировался. Обращал на себя внимание внешний вид больного: зрачки пациента расширены, кожные покровы бледные, наблюдались тремор, озноб, потливость. Пациент был суетлив, что-то разглядывал на руках, старался очистить ладони от чего-то, прислушивался к чему-то, принюхивался, резко оборачивался, с бранью быстро подходил к окну, разглядывал помещение. На шум за дверью реагировал неожиданно агрессивно, с бранью бросался к двери, кричал: «у них ножи», «добрались до меня». По отрывочным фразам удалось установить, что пациент заметил за собой слежку накануне вечером. Следят сотрудники соседней мебельной мастерской, с ними давно имеется конфликт. Слежка ведется с целью физической расправы над пациентом. Утверждает, что «они могут видеть сквозь стены, прослушивать все телефоны, знать, о чем думает каждый человек». По улыбке санитара пациент «догадался, что он заодно с преследователями». Факт употребления амфетамина установлен со слов родственников.
  4. Пациент наркологической больницы З., 26 лет, с установленным диагнозом «психотическое расстройство, связанное с употреблением психостимуляторов» при поступлении в стационар демонстрировал четкие проявления вегетативных расстройств: зрачки расширены, кожные покровы гиперемированные, выраженная потливость. Больной был напряжен, тревожен, легко отвлекаем на посторонние звуки, с трудом концентрировался на вопросах. Во времени ориентировался приблизительно, заявлял, что «время движется как-то непривычно», не понимал, что находится в больнице. Был уверен, что находится в полиции. Рассказывал, что проводил время в своей компании дома у одного из друзей. Утверждал, что не выпивал и запрещенных препаратов не принимал. Неожиданно для себя стал «слышать настоящие мысли» друзей, почувствовал, что они «что-то замышляют против него, хотят изнасиловать». Некоторое время «слушал» их, потом понял, что «угроза» реальная. Набросился на окружающих, стал бить «куда попало». В стационар доставлен вызванным нарядом полиции. Факт употребления амфетамина установлен со слов знакомых.
  5. Пациент наркологической больницы У., 28 лет, с установленным диагнозом «психотическое расстройство, связанное с употреблением психостимуляторов» доставлен с железнодорожного вокзала, где прятался в подсобке дорожных рабочих. При поступлении в стационар обращал на себя внимание внешний вид: зрачки расширены, кожные покровы гиперемированные, выраженная потливость. Был одет в костюм, встревожен, растерян, не понимал, где находится, не называл времени суток, дату. Проявлял агрессию по отношению к врачу и медперсоналу. Рассказывал, что встречал на вокзале жену и ребенка, возвращавшихся с отдыха. Накануне не спал ночью, проводил время с друзьями в сауне. На вокзале почувствовал за собой слежку бомжей, которые «кивали в его сторону», «двусмысленно улыбались», «кружили вокруг». Понял, что с ним хотят расправиться, «тут же догадка стала известна бомжам». Почувствовал, что «поведение бомжей изменилось», «стали подходить к машине», «мысленно произносить угрозы», как бы говорили: «Лучше сам отдай всё, зарежем тебя». Бросив машину, пытался убежать и спрятаться, прихватив с собой монтировку и баллонный ключ. Утверждал, что «полиция с бомжами заодно». Факт употребления амфетамина установлен со слов знакомых.
Смотрите так же:  Планирование логопедических занятий с умственной отсталостью

Во всех пяти рассмотренных случаях наличествовали субъективные и объективные симптомы, способные маскировать основное (психическое) заболевание под патологию внутренних органов. Обследование психиатрами позволило идентифицировать основной диагноз. Соответственно возникла необходимость дифференцировки наблюдаемых психозов. При сопоставлении клинических описаний аффективно-бредового синдрома обращали на себя внимание расстройства в виде слуховых псевдогаллюцинаций и бреда преследования. Однако при шизофрении эти продуктивные симптомы имели крайне фантастический контекст, указывающий на их аутистическое происхождение. При интоксикации амфетамином галлюцинирование происходило из реальной обстановки, было более приземленным по характеру и «вытекало» из реально существующего конфликта, объективно имеющихся страхов. Бред преследования при шизофрении был насыщен мистическими переживаниями и сопряжен с мнимым наличием «особых способностей» пациента. При амфетаминовом психозе мистический компонент отсутствовал, поведение носило жестко агрессивный или оборонительный характер. Эти особенности интоксикационного психоза сближали его с помрачением сознания по типу делирия с вербальным галлюцинозом, несмотря на схожесть с проявлениями психоза при шизофрении. Нарушение ориентировки в месте и времени не отмечалось при эндогенном психозе, но было характерно для амфетаминового делирия. Один из двух больных шизофренией демонстрировал нарушение целостного восприятия собственной личности, в то время как у всех пациентов с интоксикационным психозом восприятия личности было сохранено. Представляет интерес тот факт, что субъективные симптомы соматической патологии были характерны именно для эндогенных психозов (шизофрении). При этом отмечалась двойственность поведения, что выражалось в актуальном переживании психоза и поиске помощи в психиатрическом стационаре, но на основании «обычных» (соматических) жалоб. Подобные жалобы можно рассматривать как диссимуляцию с целью скрыть основное (психическое) заболевание. Что касается внешних проявлений вегетативных расстройств, то при эндогенном психозе таковые не отмечались, в то время, как при интоксикации амфетамином наличествовали яркая симпатическая и парасимпатическая симптоматика. Данная группа симптомов имеет особенное значение для диагностики интоксикации. В отличие от психических проявлений, это зримые стигмы, их идентификация не требует специальных приемов оценки (расспроса, беседы, сбора анамнеза и т.д.). К тому же вегетативные расстройства могут носить самый общий, неорганоспецифический характер, что позволяет не отвлекаться на исключение внутренней патологии.

Таким образом, результаты представленных наблюдений дают основание предполагать, что жалобы и вегетативные проявления у психических больных представляют интерес не только в качестве соматических масок, но и как дополнительные критерии дифференциальной диагностики эндогенных и экзогенных психозов. Конечно, данное предположение является дискуссионным и нуждается в дальнейшей разработке. Тем не менее как подход авторов к вопросам диагностики различных психозов, так и рассмотрение приведенных клинических случаев представляет интерес для практикующих врачей и способствует обогащению их клинического опыта.

Другие статьи

  • Лечение детей с дцп и эпилепсией Детский церебральный паралич и эпилепсия: современный взгляд на проблему Сочетание двух заболеваний (ДЦП и эпилепсии) утяжеляет их течение и прогноз, что делает проблему актуальной в детской неврологии. Детский церебральный паралич (ДЦП) - патология, связанная с […]
  • Сколько может спать ребенок в животе Режим дня ребенка в утробе матери Каждый раз, когда ложусь спать думаю, засыпает ли вместе со мной мой ребенок? Или он ночью бодрствует? С чем сравним его сон? Какой режим дня у малыша в утробе матери? Благодаря эхографии ученые выяснили, что большую часть времени в […]
  • Уролесан капли инструкция по применению для детей Инструкция по применению: Цены в интернет-аптеках: Уролесан – комбинированный спазмолитический препарат растительного происхождения. Аналогами Уролесана по фармакологической группе являются Урохол, Урохолум, Энуран, Арфазетин, Блемарен, Канефрон Н, Галидор, Фитолизин, […]
  • Отпуск по уходу за ребенком срок хранения Каков срок хранения заявлений и приказов на отпуск? Срок хранения заявлений на отпуск и соответствующих им приказов строго регламентирован. Мы расскажем, какими нормативно-правовыми актами (НПА) устанавливаются порядок и сроки хранения распорядительной и кадровой […]
  • Умственно отсталые дети развитие речи Умственно отсталые дети развитие речи Таким образом, особенности психики умственно отсталых детей представляют собой глубокое своеобразие, резко отличающее их от нормальных детей. Психическое развитие умственно отсталого ребенка является качественно иным, […]
  • Уровень восприятия у детей дошкольного возраста Развитие восприятия детей младшего дошкольного возраста Главная идея моего труда – “не навреди”. Ведь "ребенок – это пергамент, покрытый иероглифами, лишь часть которых ты сумеешь прочесть, а некоторые сможешь стереть или "перечеркнуть" и вложить свое содержание" (Ян […]