Кризис великой депрессии год

Кризис великой депрессии год

Экономические кризисы начались почти 200 лет назад, в период становления индустриальных обществ. Их постоянные спутники – спад производства, высокая инфляция, крах банковских систем, безработица – угрожают нам и по сей день.

Финансовый и экономический кризис 1857-1858 годов можно с полной уверенностью назвать первым мировым кризисом. Начавшись в США, он быстро перекинулся в Европу, затронув экономику всех крупнейших европейских стран, но больше всех пострадала Великобритания, как главная промышленная и торговая держава.
Несомненно европейский кризис усугубила завершившаяся в 1856 году Крымская война, однако все же главным фактором вызвавшим кризисные явления экономисты называют небывалый рост спекуляций.

Объектами спекуляций большей частью были акции железнодорожный компаний и предприятий тяжелой промышленности, земельные участки, зерно. Исследователи отмечают, что в спекуляцию даже пошли деньги вдов, сирот и священников.
Спекулятивный бум сопровождался небывалым накоплением денежной массы, увеличением объемов кредитования и ростом курсов акций: но в один прекрасный день все это лопнуло как мыльный пузырь.
В XIX столетии еще не имели четких планов по выходу из экономических кризисов. Однако приток ликвидных средств из Англии в США помог в начале ослабить последствия кризиса, а затем и полностью преодолеть его.

Начало Первой мировой войны дало толчок новому финансово-экономическому кризису. Формально причиной кризиса послужила тотальная распродажа бумаг иностранных эмитентов правительствами Великобритании, Франции, Германии и США с целью финансирования военных действий.
В отличие от кризиса 1857 года он не распространялся из центра на периферию, а возник одновременно во многих странах. Крах произошел на всех рынках сразу, как товарных, так и денежных. Только благодаря вмешательству Центральных банков экономика ряда стран была спасена.
Особенно глубоким кризис оказался в Германии. Захватившие значительную часть европейского рынка Англия и Франция закрыли туда доступ немецким товарам, что и стало одной из причин развязывания Германией войны. Заблокировав все немецкие порты, английский флот поспособствовал наступлению в 1916 году в Германии голода.
В Германии, как и в России кризис был отягощен революциями, ликвидировавшими монархическую власть и полностью изменившими политический строй. Эти страны дольше и болезненнее всех преодолевали последствия социального и экономического упадка.

«Великая депрессия» (1929-1933)

24 октября 1929 года стало «Черным четвергом» на Нью-Йоркской фондовой бирже. Резкое снижение стоимости акций (на 60-70%) привело к самому глубокому и продолжительному в мировой истории экономическому кризису.
«Великая депрессия» длилась около четырех лет, хотя ее отголоски давали о себе знать вплоть до начала Второй мировой войны. Больше всего кризис затронул США и Канаду, однако от него серьезно пострадали также Франция, Германия и Великобритания.
Казалось бы кризис ничто не предвещало. После Первой мировой войны США встали на путь стабильного экономического роста, миллионы держателей акций увеличивали свои капиталы, быстрыми темпами рос и потребительский спрос. Рухнуло все в одночасье. За какую-то неделю крупнейшие акционеры по самым скромным подсчетам лишились 15 млрд. долларов.
В США повсеместно закрывались заводы, рушились банки, а на улицах оказалось около 14 млн. безработных, резко возрос уровень преступности. На фоне непопулярности банкиров грабители банков в США были чуть ли не национальными героями.

Промышленное производство в этот период в США сократилось на 46%, в Германии на 41%, во Франции на 32%, в Великобритании на 24%. Уровень промышленного производства за годы кризиса в этих странах был фактически отброшен к началу XX столетия.
По мнению американских экономистов Оханиана и Коула – исследователей «Великой депрессии», если бы экономика США отказалась от мер администрации Рузвельта по сдерживанию конкуренции на рынке, то страна могла бы преодолеть последствия кризиса на 5 лет раньше.

«Нефтяной кризис» 1973-75 годов

Кризис 1973 года имеет все основания называться энергетическим. Его детонатором стала арабо-израильская война и решение арабских стран-членов ОПЕК ввести нефтяное эмбарго по отношению к государствам поддерживающим Израиль. Добыча нефти резко сократилась, и в течение 1974 года цены на «черное золото» выросли с $3 до $12 за баррель.
Нефтяной кризис больнее всего ударил по США. Страна впервые столкнулась с проблемой нехватки сырья. Этому поспособствовали и западноевропейские партнеры США, которые в угоду ОПЕК прекратили поставки нефтепродуктов за океан.
В специальном послании конгрессу президент США Ричард Никсон призвал сограждан к максимальной экономии, в частности, по возможности, не пользоваться автомобилями. Правительственным учреждениям было рекомендовано экономить электроэнергию и уменьшить автомобильный парк, а авиакомпаниям было предписано сократить число рейсов.
Энергетический кризис серьезно затронул экономику Японии, которая, казалось, была неуязвима перед глобальными экономическими проблемами. В ответ на кризис правительство Японии разрабатывает ряд контрмер: увеличивает импорт угля и сжиженного природного газа, приступает к ускоренному развитию ядерной энергетики.
Кризис 1973-75 годов положительно повлиял на экономику Советского Союза, так как поспособствовал увеличению экспорта нефти на Запад.

«Российский кризис» 1998 года

17 августа 1998 года россияне впервые услышали страшное слово дефолт. Это был первый в мировой истории случай, когда государство объявляло дефолт не по внешнему, а по внутреннему долгу, номинированному в национальной валюте. По некоторым данным, внутренний долг страны составлял 200 млрд. долларов.
Это стало началом тяжелейшего финансово-экономического кризиса в России, который запустил процесс девальвации рубля. Буквально за полгода стоимость доллара выросла с 6 до 21 рубля. Реальные доходы и покупательная способность населения снизились в несколько раз. Общее количество безработных в стране достигло 8,39 млн. человек, что составляло около11,5% экономически активного населения РФ.
Причиной кризиса эксперты называют множество факторов: обвал азиатских финансовых рынков, низкие закупочные цены на сырье (нефть, газ, металлы), провальную экономическую политику государства, возникновение финансовых пирамид.
По подсчетам Московского банковского союза общие потери российской экономики от августовского кризиса составили 96 млрд. долларов: из них корпоративный сектор утратил 33 млрд. долларов, а население лишилось 19 млрд. долларов. Однако, некоторые эксперты считают эти данные явно заниженными. За короткий срок Россия превратилась в одного из крупнейших должников в мире.
Только к концу 2002 года правительству РФ удалось преодолеть инфляционные процессы, а с началом 2003 года рубль стал постепенно укрепляться, чему во многом поспособствовал рост цен на нефть и приток иностранного капитала.

Великая депрессия в США: почему фермеры выкидывали продукты на глазах у голодавших

Образ США ассоциируется с экономическим процветанием и благополучной жизнью. Но так было далеко не всегда. Совсем недавно, по историческим меркам, в Соединенных Штатах свирепствовала Великая депрессия — время голода и безработицы.

В 1930-х годах в развитых странах мира разразился мировой экономический кризис, который получил в научной литературе название «Великая депрессия». В наибольшей степени он коснулся промышленно развитых стран, таких как США, Германия, Франция, Великобритания. Историки и экономисты до сих пор не пришли к единому мнению о причинах этого явления.

Наиболее остро кризис ощущался в США, где он начался еще в 1929 году с биржевого краха. Дело в том, что в 20-х годах, после Первой мировой войны экономика США процветала. Территория государства никак не пострадала от военных действия, в отличие от Европы, а экономика страны существенно обогатилась на военных заказах и долговых обязательствах участников конфликта. Но с наступлением экономического кризиса Франция и Великобритания (основные должники США) объявили себя банкротом.

С приходом Великой депрессии промышленные предприятия Америки погрузились в кризис, а толпы безработных заполнили улицы. По подсчетам специалистов, количество безработных американцев составляло около 17 миллионов человек, что являлось третью всего трудоспособного населения страны. Люди остались не только без работы, но и без крыши над головой: многие американцы жили в съемном жилье, за которое стало нечем платить.

В 1933 году был принят закон, согласно которому все граждане были обязаны сдать золото, имевшееся у них в виде монет и слитков. Взамен им предлагались бумажные купюры по курсу существенно ниже реальной стоимости. Американцам, которые посмели не сдать золото, грозило тюремное заключение сроком до 10 лет.

По стране прокатилась волна демонстраций рабочих, на которых часто можно было заметить красные флаги и коммунистические лозунги. Широко известна демонстрация рабочих, уволенных с завода Ford, которая прошла в городе Детройте. Полиция применила оружие для разгона демонстрантов, в результате чего были убиты четверо и ранены около 60 рабочих.

Покупательная способность граждан резко снизилась. В стране начался голод, причиной которого была вовсе не засуха или неурожай, а элементарное отсутствие денег у людей. При этом наблюдалась совершенно абсурдная ситуация. Фермеры, которые терпели убытки из-за падения цен на свою продукцию, предпочитали выкидывать товар, лишь бы не продавать его за бесценок. Известны случаи массового уничтожения молока, когда фермеры выливали продукт в канавы, так как закупщики предлагали низкие цены.

Точных данных о погибших от голода официальная статистика не приводит, ссылаясь на отсутствие сведений. Но о масштабах серьезного демографического кризиса свидетельствуют данные переписи населения 1940 года, которые отражают резкое снижение рождаемости в годы Великой депрессии.

Массовая безработица породила рост преступности и бандитизма, который сопровождался в том числе и ограблениями банков. При этом грабители часто становились национальными героями, настолько сильно было народное недовольство во времена самого страшного экономического кризиса за всю историю США.

Беднейшие слои населения использовали любую возможность, чтобы улучшить свою жизнь. Женщины, например, шили одежду из хлопчатобумажных мешков из-под муки. Поэтому производители муки стали специально выпускать свою продукцию в ярких цветных мешках.

Кризис ближайших месяцев будет самым тяжёлым после Второй мировой

Течение жизни ускоряется, и мы порой забываем о том, что было год назад. Тем более — десять лет назад. А десять лет назад начался мировой финансовый кризис.

Сначала (с 2007 года) он развивался в США в виде кризиса на рынке ипотечных кредитов и воспринимался как кризис американский. Помню, как весной 2008 года тогдашний министр финансов РФ Алексей Кудрин хвастался, что, мол, Россия — «остров стабильности», в России кризиса не произойдёт.

Однако в сентябре 2008 года события вытолкнули кризис за пределы Америки, и той же осенью он больно ударил по России. Во всём мире кризис продолжался до конца 2009 года, мировой ВВП уменьшился в 2009 году на 0,8%. Это был единственный всепланетный спад за всю послевоенную историю.

По масштабам и глубине кризис 2008—2009 гг. сопоставим с мировым экономическим кризисом 1930-х гг. Тот тоже начался в октябре 1929 года с обвала на фондовой бирже Нью-Йорка, на следующий год стал приобретать масштабы мирового, а с 1933 года перерос в мировую экономическую депрессию, продолжавшуюся до начала Второй мировой войны.

Развязывание хозяевами денег новой мировой войны преследовало в том числе вполне определённую экономическую цель — предотвратить всеобщий кризис, способный похоронить капитализм.

Вернёмся к сентябрю 2008 года. В США тогда произошли два события, которые потрясли мир. Первое из них — крах американских ипотечных агентств Fannie Mae и Freddie Mac, случившийся 7 сентября. А 15 сентября произошло банкротство инвестиционного банка Lehman Brothers, который был символом могущества Уолл-стрит. Про банки такого рода говорили, что они «слишком велики, чтобы обанкротиться». Однако 15 сентября банкротство произошло.

Даже самые мощные банки Америки почувствовали свою уязвимость. Через некоторое время были названы суммы долгов (большая часть которых так и осталась непогашенной, приведя к цепной реакции банкротств). Они составили 613 млрд. долл. плюс 155 млрд. долларов долгов по облигациям. Индекс Dow Jones за один день провалился более чем на 500 пунктов; это было самое сильное падение после атаки 11 сентября 2001 года.

Позднее и финансовые регуляторы США, и независимые эксперты выясняли причины краха Lehman Brothers, в котором, как в капле воды, отразились общие причины мирового финансового кризиса.

Смотрите так же:  Стресс зона ногтя

Статистика хорошо показывает безрассудность хозяев и топ-менеджеров Lehman Brothers. Собственный капитал банка составлял всего 3% по отношению к валюте его баланса (величина активов и пассивов). Кроме того, гигантские активы, которыми управлял банк, вообще не находили отражения в его балансе. Основная часть «невидимых» активов приходилась на финансовые производные инструменты (деривативы).

Объём «невидимых» активов примерно в 50 раз превышал активы, отражённые в балансе банка. Банк управлял активами, которые в 1500 раз превышали собственный капитал банка. Что скрывается за этими цифрами?

Прежде всего, алчность банкиров (акционеров, топ-менеджеров), привыкших получать гигантские бонусы. Ричард Фулд, генеральный директор банка, между 2000–2007 годами получил в виде зарплаты и бонусов около полумиллиарда долларов.

Скрывается за цифрами и наглая уверенность банкиров, что им всё сойдёт с рук, что финансовые регуляторы не дадут банку пойти на дно. Ричард Фулд и другие топ-менеджеры Lehman Brothers после краха этого банка не были привлечены к юридической ответственности. Некоторые наблюдатели объясняли это тем, что расследование могло бы высветить многих соучастников банковской аферы.

Во-первых, Федеральную резервную систему США, Комиссию по ценным бумагам и биржам США, Комиссию по торговле товарными фьючерсами США, Национальную фьючерсную ассоциацию, Корпорацию по защите инвесторов в ценные бумаги и других американских финансовых регуляторов. Они призваны регулировать финансовый рынок и контролировать его участников, но в отношении Lehman Brothers этого не было.

Во-вторых, особую роль сыграла ФРС США. Точнее, её руководители Алан Гринспен (1987—2006 гг.) и Бен Бернанке (2006—2014 гг.). Именно эти два человека (особенно первый) способствовали всяческому развитию внебиржевого рынка деривативов, который в значительной мере находился вне поля зрения ФРС и других финансовых регуляторов.

С 1986 г. до конца 2005 г. номинальная стоимость деривативов в мире увеличилась почти в 400 раз, а в последние четыре года этого периода — в четыре раза. Согласно отчёту Банка международных расчётов (BIS), номинальная стоимость всех деривативных контрактов в мире на конец 2005 года составляла 342 трлн долларов при ВВП США 12,5 трлн. долл.

Более половины всех деривативных активов приходилось на три-четыре банка Уолл-стрит, и Lehman Brothers был одним из них. Хотя Гринспен и смылся с кресла председателя ФРС США за полтора года до того, как начался кризис, ему пришлось в 2007—2008 гг. держать ответ перед Конгрессом США.

Было доказано, что Гринспен в течение 19 лет пребывания на посту председателя ФРС США готовил условия для кризиса. Однако ни один волос с головы Гринспена не упал. Говорят, он до сих пор читает лекции в американских университетах, делится с молодёжью своим опытом. Нассим Николас Талеб, автор мирового бестселлера «Чёрный лебедь», назвал Гринспена «главным экономическим вредителем всех времён и народов».

В-третьих, в список виновников следует включить аудиторов. Берём годовой отчёт банка Lehman Brothers за 2007 год. В отчёте видим заключение знаменитой аудиторской компании Ernst & Young.

Эта компания проводила аудиты банка в течение семи лет (с 2001 года) и всегда давала положительные заключения. В отчётах постоянно мелькали слова: «рекордные достижения», «фантастические результаты», «талантливый менеджмент». Пострадавшие от краха Lehman Brothers подавали в суды исковые заявления против Ernst & Young.

Иск против этого аудитора подал и генеральный прокурор штата Нью-Йорк Эндрю Куомо, но, как и в случае с Аланом Гринспеном, ни один волос не упал с голов топ-менеджеров и партнёров Ernst & Young. Эта компания до сих пор входит в «большую четвёрку» мировых аудиторов, члены которой понимают, что можно и дальше безнаказанно рисовать нужные клиентам заключения.

В-четвёртых, Lehman Brothers не скупился на рекламу самых разных видов: телевизионную, в Интернете, в газетах и журналах, наружную (рекламные щиты и растяжки на улицах; логотипы банка на всём, что можно придумать).

Работали на рекламу и рейтинговые агентства «большой тройки», до начала сентября 2008 года выставлявшие банку Lehman Brothers высшие оценки.

На этом примере хорошо видны причины финансового кризиса прошлого десятилетия. В Америке сложилась круговая порука, участниками которой являются коммерческие и инвестиционные банки, занимающиеся спекуляциями на финансовых рынках; финансовые регуляторы во главе с ФРС США (главные её акционеры и являются теми самыми банками, которые играют на финансовых рынках); аудиторские компании; рейтинговые агентства; рекламный бизнес.

Весь этот конгломерат, сплачиваемый алчностью и коррупцией, сохраняется. За десятилетие на финансовых рынках США надуты новые пузыри, несравненно более гигантские, чем те, что образовались в 2007—2008 гг.

К началу осени 2018 года по отношению к 2009 году индекс S&P 500 вырос на 327%; промышленный индекс Dow Jones отстаёт лишь немного, рост составил 296%; рост Nasdaq Composite Index — на 531%.

С предупреждениями о том, что не сегодня завтра может подняться следующая волна мирового финансового кризиса, аналитики выступают едва ли не каждый день. Об этом говорят и те, кто по своему положению должен убеждать публику, что всё хорошо.

Одно из последних таких заявлений сделал известный финансовый аналитик Марко Коланович. Он, говорят, обладает уникальным даром предвидения и представляет банк JP Morgan, сопоставимый по калибру с Lehman Brothers. Это не тот человек, который любит нагонять страхи, все его финансовые предсказания сбывались.

Так вот, Коланович уверен, что кризис начнётся в ближайшие месяцы и будет самым тяжёлым после Второй мировой войны.

Алгоритм развития событий будет следующим: резкое падение курсов акций на фондовых рынках; стремительная распродажа акций; нарастание кризиса ликвидности; распродажи других ценных бумаг и других активов при стремительно падающих ценах; попытки ФРС спасать финансовые рынки и системообразующие банки; массовые социальные беспорядки и бедствия, каких ещё не было в послевоенной Америке. От себя добавлю: такая буря может отправить на дно всю флотилию банков Уолл-стрит.

Валентин Катасонов

Кризис 1929 года: ничто не предвещало беды

Автор Олег Обухов

В 1929 году ничто не предвещало кризис. Для американской экономики он стал неожиданным. Первопричина кроется в ситуации на фондовым рынке США. Тогда американцы были сильно вовлечены в него. И наступил момент, когда их доверие к торгам на рынке акций резко упало после череды обвалов по ценным бумагам.

Вся экономическая система мира в значительной степени держится на доверии. Если в обществе есть консенсус, есть понимание, куда двигаться дальше, то кризис, по сути, практически невозможен. Что касается Великой депрессии. Инвесторы, которые вкладывали деньги в ценные бумаги, вдруг решили, что эти акции не очень надежные и решили от них массово избавляться. Это спровоцировало «снежный ком». Немаловажный момент и существующая в те годы концепция — надежда на то, что все отрегулирует рынок, отмечает преподаватель Института экономики естественных монополий РАНХиГС Владислав Гинько:

«Это совершенно ложная и опасная концепция. Фондовый рынок нуждается в регулировании, особенно финансовой системы. Как у человека «бегает» кровь, так и деньги являются сутью экономики. В данном случае государство должно каждый час, каждую минуту контролировать, что происходит, чтобы не было такого, чтобы спекулянты смогли обрушить фондовый рынок – важнейший сегмент финансовой системы страны. Но в то время этого не понимали и наивно полагали, что фондовый рынок сам все урегулирует».

Кроме того, в США тогда к своему пику подошел и кризис перепроизводства, говорит директор Департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев:

«Рыночная экономика, какая она была в конце 20-х годов прошлого столетия, не была настолько институционально развитая. Не были столь развиты инструменты фондового рынка, не было разного рода финансовых инструментов, не столь развита была банковская система, механизмы кредитования, которые бы более тонко реагировали на разные диспропорции в материальном производстве. Не удивительно, что тогда возник кризис перепроизводства, который перекинулся на другие рынки».

В результате модная тогда идея «свободной торговли» полностью себя дискредитировала. Стихия, которую стали подхватывать спекулянты, привела к тому, что обрушила всю американскую экономику. Чиновники США 30-х годов сделали вывод, что без вмешательства государства не обойтись, говорит Владислав Гинько:

«Государство приняло на себя заботы и решения о судьбах миллионов американцев. Им было предложено работать на строительстве инфраструктурных объектов: дорог, мостов. То есть, после Великой депрессии пришло осознание того, что необходимо усиление государственного регулирования для блага всего общества, как и трейдеров на фондовом рынке, так и для блага обычных граждан».

Это был спасительный выход из ситуации. Правда, только на тот момент. Особенность рыночной экономики в том, что рано или поздно, накапливаются определенные диспропорции. Отсюда и цикличность кризисов. И они, в принципе, неизбежны. Но вполне возможно их предвидеть. Кризис 2008 года показал, что спекулятивная модель экономики неспособна избежать кризиса. Причина — гипертрофированно развитый финансовый сектор главенствовал в ущерб материальному.

Сейчас мир и пытается от этой спекулятивности уходить. Из примеров: был принят так называемый «Налог Тобина» — налог на финансовые транзакции. Но быстро уравновесить мировую финансовую систему не получается. Чем и объясняется затянувшийся застой в мировой экономике. Тем не менее, выучившие уроки прошлого финансисты и экономисты считают, что до такой степени острых, как в годы Великой депрессии, кризисов ждать не стоит.

Экономический кризис и Великая депрессия

Начавшись в США при республиканской администрации президента Герберта Гувера, обещавшего во время предвыборной компании «процветание» народу, кризис перебросился на Германию и Японию как на наиболее связанные с американской экономикой страны. Англия, где в 20-е годы не наблюдалось большого подъема производства, испытала относительно замедленное падение в экономике. Франция почувствовала кризис в промышленном производстве лишь в 1931 году.

В конце 1920-х годов фондовый рынок США развивался быстрыми темпами и достиг максимальных показателей в августе 1929 года. Затем цены на акции начали снижаться, одновременно возрос объем спекулятивных сделок. 18 октября началось стремительное крушение фондового рынка. В «черный четверг» 24 октября акционеров охватила настоящая паника, было продано рекордное количество акций – 12894650. Банки и инвестиционные компании скупали большие пакеты акций, стремясь остановить панику, но в «черный вторник» 29 октября было продано 16 миллионов акций и произошел обвал цен. Стоимость акций упала на девяносто процентов, массовое разорение мелких вкладчиков в США сразу же сказалось на торговле и промышленности. Крах Нью-Йоркской биржи положил начало десятилетнему экономическому спаду, который затронул все индустриальные страны Запада. К 1933 году в США потеряли работу около 16 миллионов человек.

Итак, наступление кризиса и его протекание было связано со структурой национальных экономик. Мировой экономический кризис привел не только к спаду в промышленности и появлению к 1932 году 26 млн. безработных в капиталистических странах, но и к параличу международной финансовой системы. Обесценились валюты 56 государств. Поддержание золотого стандарта сделалось невозможным, стараясь защитить свои экономики, Англия и США переходят к формированию стерлинговой и долларовой зон. В 1931 году вводится годичный мораторий по межправительственным долгам и репарациям. До этого многие страны уже находятся в состоянии дефолта. Разрушается мировая торговля. Происходит переход к двусторонней клиринговой торговле.

Необходимо было найти выход из создавшегося положения. Создается Банк международных расчетов. В период с июня 1931 года по апрель 1932 года 70 стран повышают таможенные тарифы, ограничивают выдачу валюты для импорта, вводят квоты или вообще запрещают импорт. Государство пытается субсидировать крупные и важнейшие предприятия и монополии. Вводится государственный контроль на закупку сельскохозяйственной продукции. В 1932 году из кризиса начинает выходить Япония. Постепенно в странах капиталистического мира начинают нащупывать пути выхода через ужесточение государственного вмешательства в социально-экономическую сферу. Классически понимаемый образец этого подхода представляет собой “новый курс” в США, проводимый президентом Ф. Д. Рузвельтом с 1933 году.

“Национальный акт о восстановлении промышленности” передавал под контроль Национальной администрации оздоровления промышленности (НИРА) 95% промышленных предприятий, которым фактически навязывались соглашения о картелировании и планировании. Более того, правительство фактически вмешалось в отношения работодателей с трудящимися, признав право последних на профсоюзы и коллективные договоры.
Администрация регулирования сельского хозяйства (ААА) должна была стимулировать фермеров и аграрные монополии к сокращению посевных площадей и поголовья скота с целью стабилизировать цены на рынке. Для решения проблемы безработицы, точнее давления этой массы людей на социальные отношения, пытались использовать систему общественных работ. Политико-правовые действия президентской команды привели к переходу в компетенцию федеральных органов новых сфер социально-экономического и финансового блока. В конституционное право был инкорпорирован принцип ответственности федерального правительства за состояние социально-экономических отношений. Правительству США удалось не только создать механизмы преодоления кризиса, но и сделать шаг к гармонизации социальных отношений.

Смотрите так же:  Депрессия есенин

К середине 1930-х годов практические шаги по выходу из кризиса получили свое теоретическое подкрепление в работах Д. М. Кейнса. Однако даже научное обоснование с либеральных позиций метода вмешательства государства в экономику вызывали сомнение в целом ряде стран и, прежде всего, по идеологическим соображениям. Многим политикам практика государственного вмешательства напоминала “экономическую концепцию государственного социализма”, осуществляемую в СССР. Более того, под влиянием Шведской социал-демократической рабочей партии и профсоюзов в этой европейской стране с 1935 по 1938 год начато претворение в жизнь так называемой “шведской модели” – “народного капитализма”, в которой государству переходит инициатива рыночного регулирования, и предприниматели вынуждены делиться своими прибылями с трудящимися.

Однако в условиях, когда депрессия в экономике с 1937 года переходит в новую волну мирового кризиса, даже колеблющиеся либеральные и консервативные политики были вынуждены пойти по уже проторенному пути. К тому же применявшаяся система государственного регулирования в корне отличалась от “советской модели”, так как вмешательство шло посредством рыночных механизмов. И последнее, мы должны помнить, что история мирового экономического кризиса была закончена разразившейся мировой войной.

Великая депрессия 1929–1933 гг.

Предлагаемый материал является главой из монографии: Л. Е. Гринин, А. В. Коротаев «Глобальный кризис в ретроспективе. Краткая история подъемов и кризисов: от Ликурга до Алана Гринспена»*

Великая депрессия имела очень большое значение в жизни западных обществ. Например, Дж. К. Гэлбрейт пишет: «День Великого краха фондового рынка и спустя пятьдесят лет хранится в социальной памяти. И тому есть причины. С того дня жизнь миллионов людей уже стала иной»[1]. Дональд Дж. Хоппе считает: «Крах фондового рынка в октябре 1929 г. является одной из тех драматических вех, таких как убийство Юлия Цезаря, высадка на берег Колумба или битва при Ватерлоо, которыми историки отмечают поворотные пункты истории человечества»[2]. Поэтому данному кризису мы уделим несколько больше внимания, чем другим.

Основные изменения к моменту кризиса. Этот период характеризуется, с одной стороны, очень мощными техническими изменениями, а с другой – изобилием капиталов, позволяющими и обновлять капитал, и расширять биржевые операции, благодаря чему все более увеличивался спекулятивный «пузырь». Изменения в разных странах были многочисленными и важными. Прежде всего были временно урегулированы очень сложные вопросы, связанные с военными долгами и репарациями, что позволило нормализовать международные расчеты и внешнюю торговлю[3].

Первая мировая война повлекла за собой крах системы классического золотого стандарта; быстрому же его восстановлению сразу после войны помешала присущая тому периоду нестабильность, особенно немецкая гиперинфляция начала 20-х гг. В 1922 г. на Генуэзской международной экономической конференции была оформлена соглашением Генуэзская валютная система как денежная система 30 стран, основанная на золотодевизном стандарте[4]. Она сменила Парижскую систему (1867 г.), основанную на золотомонетной системе. Однако налаживалась система не сразу, в Германии свирепствовала инфляция, лишь в 1925 г. Англия вместе с США вернулась к золотому стандарту. К 1928 г. количество членов системы было уже гораздо больше довоенного; далее, в течение 1928–1931 гг. в нее вошло более сорока территориальных образований. Затем последовала Великая депрессия, которая подорвала международное финансовое взаимодействие, и система золотого стандарта быстро распалась.

За 1920-е гг. окончательно произошел переход экономического центра Мир-Системы в США (а вместе с этим объективно начинал смещаться туда и политический ее центр, несмотря на сугубо изоляционистскую политику США в этот период). К концу периода подъема США выпускали уже 44 % промышленной продукции всего мира (без СССР), что было больше, чем выпускали Англия, Франция, Германия, Италия и Япония, вместе взятые. По экспорту США заняли первое место в мире еще во время первой мировой войны. В 1929 г. Англия впервые за 300 лет уступила другой стране первенство в общем обороте внешней торговли; страной этой, естественно, были США.

Очень существенные изменения произошли в социальной жизни и социальном законодательстве целого ряда стран, что выразилось в уменьшении длительности рабочего дня и росте социальных гарантий и социального страхования. В США некоторые изменения начались еще до кризиса 1920 г., в частности введение 8-часового рабочего дня и ограничение использования детского труда. В Европе социалистические или рабочие партии усилили свое влияние, что не замедлило сказаться в принятии ряда важных социальных законов. Таким образом, заработная плата все более переставала регулироваться только спросом и предложением, что, как представляется, было одной из причин столь высокого уровня безработицы в период великой депрессии, так как уровень зарплаты не понизился адекватно падению производства (как это бывало в период кризисов XIX в.), а основная стихийная регуляция шла за счет увольнений. То же касалось и цен (о чем мы скажем ниже). Увеличение социальных гарантий и прочих государственных расходов было одной из важных причин повышения налоговых изъятий во многих странах. При этом направленность налоговой политики шла в сторону ее большей справедливости, то есть введения или изменения прогрессивной шкалы подоходного налога, увеличения налога на наследство и т. п. То есть налоги все заметнее касались именно богатой и состоятельной части населения. Надо отметить, что существенно расширилась и демократическая база во многих странах, так как право голоса стали получать женщины и молодежь. Развитие системы социального страхования, бóльшая стабильность заработной платы, повышение налогов, расширение демократии плюс опыт активного вмешательства государства в хозяйственную жизнь во время и после войны – все это было основой для перехода после кризисов 30-х гг. к системе государственного регулирования экономики.

Несмотря на антитрестовские законы, роль крупных корпораций («монополий») в экономике повышалась. Как признавался президент Т. Рузвельт еще до первой мировой войны, законодательное запрещение монополий оказалось бессмысленным, поскольку они вызваны к жизни экономическими законами. Поэтому остается только путь всестороннего их регулирования. Такое регулирование имело место, однако оно частью оказалось недейственным, частью было даже вредным для экономики, а где-то просто отставало от жизни, поэтому, хотя экономических возможностей для реализации человеческих потенций в Америке было по-прежнему много, в известной мере, по выражению другого президента США – В. Вильсона, сильные продолжали давить слабых[5].

С конца 1921 г. (и особенно с 1922 г.) рыночные цены все заметнее перестают снижаться и начинается их стабилизация, конъюнктура также в целом улучшается. Начались стабилизация денежного обращения и приведение государственных расходов и доходов в относительное соответствие. Такие мероприятия были проведены в первой половине 1920-х гг. в большинстве стран, включая Германию и СССР, переживших чудовищную бумажную инфляцию в начале 1920-х гг. и все последствия такого инфляционного кризиса. Такая стабилизация стала основой для подъема экономики в целом ряде стран, для роста объемов мировой торговли, для модернизации тяжелой промышленности и развития новых ее отраслей.

И все же ситуация с уровнем цен даже после дефляционного кризиса 1920–1921 гг., как показали дальнейшие события, окончательно не пришла в норму. Полной ликвидации «революции цен», по выражению Варги[6], не произошло. Фактически цены оставались еще завышенными, что стало одной из причин очень сильного падения цен в период великой депрессии, особенно на сельскохозяйственную продукцию. Таким образом, «элемент негибкости цен и заработной платы»[7] после 1921 г. явно усилился.

Нельзя не упомянуть большую международную активность в 1920-е гг. по созданию работоспособных международных наднациональных организаций (среди которых самой важной была Лига Наций), а также подписанию договоров о международных гарантиях. Однако в большинстве своем эти попытки оказались неудачными. Усилилась (особенно во время и после Великой депрессии) тенденция перехода части стран к авторитаризму и тоталитаризму, а у части демократий (например, Франции) – к колебаниям между социализмом и консерватизмом.

Условия. После кризиса 1920–1921 гг. и фазы депрессии сначала в США, позже в Германии и ряде других стран начинается бурный подъем. 1920-е гг. нередко в американской литературе называют «бурными 20-ми» (Roaring Twenties)[8]. Для Америки это очень верно. Однако не во всех странах двадцатые годы были такими. Например, в Англии общий физический объем промышленного производства вплоть до кризиса 1929 г. не превысил ранее достигнутого довоенного максимума. При глубокой неравномерности развития отдельных отраслей промышленности эти страны в целом не знали в цикле 1920–1929 гг. фазы подъема. В Англии была высока безработица, и она по-прежнему делала ставку не на новые отрасли, а на традиционные – текстильную, угольную и судостроительную.

Хотя третья длинная волна в условной схеме и не включает в свое название автомобиля, однако уже в 20-е гг. мы видим в США расцвет автомобильной промышленности, служившей одной из основ подъема. Наиболее активно развивались также машиностроительная, электротехническая, химическая, авиационная отрасли. Но особая роль автомобильной промышленности заключалась в том, что автомобиль стал центральной частью подъема, как ранее железные дороги, так как требовал новой инфраструктуры. В частности, к концу 1929 г. в США насчитывалось свыше 1 млн км шоссейных дорог, из них около 125 тыс. – асфальтированных. Асфальтированные дороги протяженностью в 50 тыс. км были построены только за период 1925–1929 гг. Эти десятки тысяч километров асфальтированных дорог, десятки миллионов автомобилей, 50 тыс. гаражей, 100 тыс. авторемонтных мастерских и станций обслуживания вместе с расставленными по всем городам, поселкам и дорогам страны тремя сотнями тысяч бензиновых колонок служили главным обоснованием для разговора о «просперити». Рекламой для «процветания» служило также строительство, особенно жилищное, на которое в 1921–1928 гг. было израсходовано, по разным подсчетам, от 17 до 30 млрд долларов, в результате чего было построено 3 млн новых домов. Строительных контрактов же в эти годы было заключено на гораздо большую сумму. Очень мощным было и остальное строительство. Таким образом, в США в 1920-е гг. быстро растут продажи частных домов и товаров длительного пользования, к которым помимо автомобилей следует отнести бытовые электроприборы: холодильники, пылесосы, стиральные машины. Тем самым закладывалась модель экономического роста нового типа, которая позже, в 1950–1960-е гг., стала важнейшей во всех развитых странах.

Большие изменения в отношении механизации происходили в сельском хозяйстве Америки, однако уровень цен в нем не восстановился после кризиса 1921 г., чему способствовал и выход СССР на мировой хлебный рынок, так что сельское хозяйство в отличие от промышленности испытывало трудности, и роста объемов в нем почти не было[9].

Как было сказано выше, с одной стороны, цены после 1921–1922 гг. не упали до оптимального уровня, но, с другой стороны, они и не росли так (или даже вовсе не росли), как должно было бы быть в фазе подъема, исходя из опыта предыдущих циклов. Таким образом, в теорию циклов приходилось вносить важные коррективы, рост цен в период подъема уже не был обязательным моментом. Как указывает, например, Хаберлер, яркий пример бума, не сопровождавшегося ростом цен, – американский бум 1926–1929 гг. Правда, он добавляет важное (даже принципиально важное) уточнение: стабильными были лишь оптовые цены. Более общий индекс цен (исчисленный Карлом Снайдером) показывает заметное повышение, то есть то, что была «относительная инфляция»[10]. Также иногда указывается, что был очень большой рост стоимости фондовых и иных денежных активов.

Отсутствие видимой инфляции, таким образом, существенно искажало уже известные показатели перегрева. О том, каким образом отсутствие инфляции вводило в заблуждение целый ряд экономистов, включая и таких выдающихся, как И. Фишер или Дж. Кейнс (которые из-за отсутствия роста цен не видели опасности переинвестирования и краха), см. интересную статью М. Скоузена «Кто предсказал крах 1929 г.?». Стоит отметить, что и в первые годы XXI в., еще в 2005–2006 гг., отсутствие видимой инфляции в США на фоне невиданного роста цен на сырье, металлы и топливо в мире ставило в тупик даже Алана Гринспена, который посвятил этой проблеме в своих мемуарах целую главу с символичным названием «Головоломка». Возможно, он и прав, считая, что уже с середины 1980-х гг. глобализация стала заметной дефляционной силой, хотя в ряде стран она как раз стала мощнейшей инфляционной силой (как, например, в странах бывшего СССР или даже в Китае)[11]. Но, по-видимому, также ясно, что считать инфляцию только по потребительским ценам, видимо, уже неправомерно, иначе уровень такой инфляции вводит в заблуждение о том, как это происходило 80 лет назад.

Смотрите так же:  У меня стресс не могу уснуть

Внешний фактор. Несмотря на временную стабилизацию мировой финансовой системы, она не пришла в полное соответствие с изменением ситуации и стала явно менее устойчивой, чем до войны. По мнению некоторых аналитиков, например Дж. Хикса, мировая денежная система полностью не приспособилась к изменениям в уровне денежных доходов, имевших место в период и после первой мировой войны, золотой запас был недостаточен. Действительно, даже крупный золотой запас США не спас ее денежную систему от краха. Тем не менее, в этот период господство доллара в мировых расчетах усиливалось, что подкреплялось огромными долгами Европы перед США, активным проникновением американского капитала в разные страны, включая и европейские. Были даже наивные надежды, что «американцы станут в большой степени хозяевами Германии»[12]. Интересы американского капитала постепенно распространялись на весь мир, но пока его присутствие, например в Азии, а тем более в Африке, было весьма слабым. Например, в 1929 г. экспорт США только в одну Канаду или в Латинскую Америку в 15 раз превышал экспорт во все азиатские страны. В 1930 г. американские инвестиции во все государства Азии составляли около 1 млрд долларов – в 4,5 раза меньше, чем американские инвестиции в Канаде, в 5 раз меньше, чем в Европе, и почти в 6 раз меньше, чем в Латинской Америке. Из этой суммы 445 млн долларов было инвестировано в Японии, 201 млн долларов – в Индонезии и всего 130 млн долларов – в Китае. Тем не менее, Дальний Восток, в частности Китай, занимал большое место во внешней политике Вашингтона в послевоенные годы. Из этих цифр также видно, что американский континент (в полном соответствии с господствующим тогда изоляционизмом и ростом интереса к доктрине Монро) был более интересен американским капиталам, чем даже Европа. Быстро росли связи с северным соседом – Канадой. Канада заняла второе место в мире после Англии по импорту товаров из США. Особенно интересно было то, что через Канаду американские товары на льготных началах проникали в страны Британской империи. Добавим, что Канада была землей обетованной для американских бутлегеров. Несмотря на рост экспорта капитала из США, важнейшие позиции в этом направлении продолжали удерживать Англия (что позволяло ее экономике совершенствоваться, несмотря на крайне вялый рост, а фунту стерлингов – оставаться ведущей валютой мира), а также Франция. В то же время во второй половине 20-х гг. экспорт капитала из США замедлился в связи с начавшимся экономическим подъемом.

Неполная урегулированность платежных проблем и слабость международной финансовой системы способствовали скатыванию к протекционизму. Эта тенденция обозначилась уже перед первой мировой войной, когда снова появилась дискриминационная защита, а некоторые страны отказались от практики предоставления статуса «наибольшего благоприятствования»[13]. После первой мировой войны это еще более усилилось, в том числе с образованием СССР, распадом Австро-Венгрии и появлением ряда так называемых лимитрофов (стран Балтии, Польши и др.)[14]. Многие торговые связи, прерванные Первой мировой войной, оказались невосстановимыми. С 1913 г. и до краха в 1929 г. объем мировой торговли вырастал на 2,2 % в год, в то время как тарифы оставались на предвоенном уровне. В США при президенте Кулидже в 1924 г. даже подняли и без того значительные ввозные пошлины. После краха 1929 г. протекционизм распространился еще более широко, страны подняли торговые барьеры и отказались от практики предоставления статуса наибольшего благоприятствования в пользу дискриминационных мер.

Между тем экспорт товаров оставался важнейшим стимулирующим фактором для роста американской и многих других экономик. Поэтому в США придавали его поддержанию огромное значение. И конгресс, и правительство, и министры, и послы, и консулы, и моряки – все старались увеличить торговлю США с другими странами. Например, в 1927 г. конгресс США решил командировать сотни агентов за границу в поисках новых возможностей для экспорта.

Усовершенствованные финансовые инструменты. Рост и расширение производства происходили в значительной мере за счет усовершенствования техники производства, а подъем протекал в условиях изобилия ссудных капиталов и характеризовался большим ростом кредитной надстройки. 1920-е гг. вполне явно обнаружили рост тенденции на увеличение значимости финансовых услуг в общем объеме ВВП[15]. Финансовые услуги и ранее занимали видное место в экономике таких стран, как Англия и Франция, но теперь эта тенденция становилась мировой (тогда как ранее ведущей по значимости была тяжелая промышленность, в том числе машиностроение). И особенно заметной она становится в США. К. Кларк в процессе продуктивного анализа взаимосвязей между сдвигами в отраслевой структуре экономики и изменениями в темпах экономического роста пришел к выводу, что эта тенденция на увеличение значимости сектора финансовых услуг будет расти.

Рост значимости финансового сектора выражался, конечно, в росте эмиссии ценных бумаг, которая во всех странах достигала больших размеров, но особенно велика была в США; а также в росте активности банков, которые стали все более агрессивно играть на биржах. Сильно выросло и число держателей акций, а на бирже к 1929 г. принимало участие в игре не менее 1 млн человек. Но рост значимости финансовых услуг не мог не идти рука об руку с распространением финансовых технологий. Прежде всего усовершенствовалась сама биржа, как за счет дополнительной регуляции, так и за счет более тонких инструментов анализа. Уже в 20-е гг. (в неразвитом состоянии и заметно ранее) на биржах стали применять различные индексы, например индекс Доу-Джонса. Выросла роль центральных банков, особенно молодой ФРС в США[16]. Далее можно отметить: рост услуг по управлению активами, в том числе свободными финансами, увеличение всякого рода трастовых (и им подобных) компаний; рост потребительского кредита, который способствовал увеличению покупок недвижимости, автомобилей и товаров длительного пользования; рост кредитования фермеров, распространения лизинга и др.

В это время расцветают холдинги. Как констатировала комиссия президента Гувера, держательская компания является фактически «продуктом 20-х гг. XX в.». Другие авторитетные заявления в американской литературе подтверждают, что экономическая история 20-х гг. – это в известной мере история деятельности держательских компаний. В 20-х гг. держательская компания стала наиболее характерным орудием превращения отдельных предприятий и корпораций в крупные монополии. В 20-х гг. параллельно усилению деятельности держательских компаний у акционеров, не имеющих отношения к руководству корпораций, отнимались даже формальные права. Такой поворот был одним из проявлений того, что в 1930-е гг. назовут «менеджерской революцией», в результате которой собственник окончательно отделяется от управления. Позже эта структура крупных управляющих крупных корпораций, которая фактически самостоятельно (то есть без собственника) формирует корпоративные цели и бизнес-стратегию, будет названа Дж. К. Гэлбрейтом техноструктурой.

Кризис и его этапы. Когда говорят о финансовых «пузырях», то в американской литературе в качестве самого яркого примера приводится биржевой «пузырь» перед 1929 г.С одной стороны, конечно, нельзя забывать, что рост биржевых котировок во многом был обусловлен открывшимися новыми перспективами в связи с внедрением в массовое потребление таких достижений, как радио, автомобили, самолеты и т. д.; но, с другой стороны, достаточно очевидно, что источник роста в значительной мере был спекулятивным. За семь лет, с 1922 г. по осень 1929 г., индекс Доу-Джонса поднялся со 103 пунктов до 381 на пике, то есть вырос почти в 4 раза. Перегрев экономики был очень высоким, переоцененность активов дошла до максимума[17], перенапряженность финансового рынка чувствовалась явственно[18], кредитная экспансия была очень активной, чему в целом способствовала политика ФРС, направленная на поддержание относительно низкой учетной ставки. Только с весны 1929 г. Совет ФРС стал проявлять беспокойство относительно неустойчивости Уолл-Стрит, были приняты некоторые меры и поднята учетная ставка, но реально эти меры уже не оказали нужного действия либо, напротив (как и считал М. Фридман), оказали вредное влияние к октябрю 1929 г.

3 сентября 1929 г. индекс достиг пиковой высоты в 381 пункт. Биржу начало лихорадить. Группа нью-йоркских банкиров пыталась поддержать курс скупкой акций. Казалось, это удалось, поскольку индексы хотя более и не росли, но, однако же, в течение нескольких недель и не падали резко. Уже раздавались вполне разумные предупреждения о возможном обвальном падении курсов, но они не могли решительно повлиять на игроков. В то же время некоторые экономисты оспаривали «пессимистов» и говорили, что рынок вышел на высокое плато, на котором надолго останется, а другие продолжали считать, что цены акций еще будут расти. Ошибки эти теперь очевидны, однако заметим, что одно дело – предвидеть крах вообще, другое дело – точно предсказать его дату (что, к тому же, удается обычно одному человеку только один раз). Например, Л. фон Мизес правильно предсказывал неизбежность краха, но говорил он об этом начиная еще с 1924 г. Крах между тем приближался. 24 октября 1929 г. наступил всем известный «черный вторник», и курсы начали обваливаться. Почти сразу же после успокаивающих заявлений президента Гувера и ряда экономистов, 29 октября, произошел новый, еще более мощный, обвал, вызвавший невиданную панику. После некоторой стабилизации обвалы продолжились в декабре 1929 г. В целом с естественными колебаниями падение продолжалось в течение многих месяцев, достигнув дна только в 1932 г. на уровне 40 пунктов, что означало спад на 87 % от высшего уровня в сентябре 1929 г. Это было самое глубокое падение биржевых индексов за всю историю бирж. И хотя во многих кризисах в США падения были очень жестокие, но все же даже в самые тяжкие времена они оставались в районе 40 %[19]. Это видно из следующей таблицы[20].

США. Глубина падения индекса курсов акций

в кризисе 1929 г. и предшествующих кризисах

Другие статьи

  • Парацетамол инструкция по применению для детей таблетки 500 мг Парацетамол таблетки: инструкция по применению Показания к применению Противопоказания - повышенная чувствительность к парацетамолу; - почечная и печеночная недостаточность; - беременность и лактация; Способ применения и дозы Применяют внутрь, предпочтительнее между […]
  • Корм 3 месячным детям Форум родителей: Питание трехмесячного ребенка Обсуждение вопросов детского питания: Форум о детском питании. Грудной возраст – наиболее критический период в жизни ребенка, ведь именно в этом возрасте происходит дифференциация всех структур, формируются главные […]
  • Можно ли скумбрию ребенку 1 год Скумбрия для детей Рыба – продукт, пользу которого трудно переоценить. Ребенок знакомится с ее вкусом уже в первый год жизни. Но далеко не каждый сорт можно вводить в детский рацион в столь раннем возрасте, поскольку некоторые виды рыбы содержат слишком большое […]
  • Этапы развития ребенка до рождения От зачатия до рождения. Этапы беременности Оплодотворение заключается в соединении двух клеток в одну — зиготу. В зиготе поровну смешаны материнские и отцовские наследственные факторы, и они представляют собой не просто клетку, это уже новый организм на самом первом […]
  • Суп для 7-ми месячного ребенка Чем накормить 7 месячного малыша Ребенок в 7 месяцев испытывает огромное желание познать окружающий мир, он тянется ко всему взрослому, поэтому его очень привлекает взрослая пища. Но организм крохи еще совсем не окреп, поэтому еду с общего стола ему, естественно, еще […]
  • Почему потеет ребенок в 2 месяца 1 месяц - 6 месяцев Все родители волнуются о состоянии здоровья своего ребенка. Их интересует абсолютно все: почему малыш завтракал неохотно и не так радостно смеялся, почему он чихнул или вдруг сильно вспотел. Чтобы не пропустить симптомы серьезного заболевания, […]