Лечение детей до года в израиле

Как лечат в Израиле: бюрократический ад и «русские» врачи

Возможно, здесь на самом деле хорошо лечат, но израильская система здравоохранения очень выматывает.

В Украине сейчас происходят бурные дискуссии о будущем медицинской реформы, которая имеет как горячих сторонников, так и категорических противников. Но все соглашаются, что мы должны следовать здесь примерам развитых странах. Что же на практике представляет собой желанная нами медицина – рассказывают украинцы, которые живут за границей и знают о ней не понаслышке.

До переезда в Израиль, я, как и многие, считала, что медицина здесь – одна из лучших в мире. Потому то, с чем мне приходится сталкиваться, вызывает шок. Но, возможно, я пока недостаточно времени провела в стране.

В Израиле я больше двух лет, первые год и три месяца из которых я провела без медстраховки. До получения вида на жительство я не имела права на обязательное медицинское страхование, а частная страховка стоит здесь немалых денег и не покрывает главное для меня сейчас – ведение беременности и роды. Потому я старалась не ходить под балконами и переходила дорогу только на зеленый свет. Целый год справлялась, пока на учебе не подхватила местный вирус. Когда ухо перестало слышать, а звенело в нем так, что уснуть было невозможно, пришлось искать частного врача.

Тут надо сделать маленькую ремарку: я сильно пострадала от карательной медицины в Украине и налицо посттравматический синдром (это тема отдельного блога), потому главное мое требование к врачу в Израиле – «чтобы не русский» (русскими тут называют всех выходцев из СССР и СНГ, включая узбеков). Но я сломалась о суровую реальность: частный прием у врача-израильтянина стоил 1200 шекелей. 1 шекель равен 7,4 грн, то есть за прием пришлось бы выложить больше 9 тыс. грн, что дорого даже для местных.

Прием у «русского» врача обошелся ровно вдвое дешевле – 600 шекелей за пятиминутный осмотр и рецепт на лекарства. В Израиле без рецепта нельзя купить даже самые легкие антибиотики, и если доктор прописал вам курс в 7 дней по 3 приема антибиотиков, то вам продадут ровно 21 таблетку – не больше, не меньше.

Медреформа: что мертво, умереть не может

Купила я лекарства, но радость была недолгой. Не знаю, всегда ли здесь лечат насморк псевдоэфедрином или мне просто сказочно повезло, но опыт был бесценным. Первые пару дней мне бесконечно хотелось двигать мебель, качать пресс и бегать кросс. Я плохо понимала, что со мной происходит – со мной, гипотоником, который пару лишних шагов делает с усилием. Затем я перестала спать. Совсем. И днем, и ночью. Потом я почитала про псевдоэфедрин. И начала лечить насморк народными методами.

Через несколько месяцев после первого жестокого столкновения с израильской медициной я получила право на обязательное страхование.

В Израиле есть несколько страховых компаний, предоставляющих его. Здесь их называют «больничной кассой». Мой муж, коренной израильтянин, утверждает, что разницы между ними нет. Потому я зарегистрировалась в той же, где состоит он. Да и поликлиника нашей «больничной кассы» в паре минут ходьбы от дома.

Базовая страховка стоит 50 шекелей в месяц. Через некоторое время мы ее подняли до платиновой (115 шекелей в месяц) – такая страховка покроет мне большую часть дорогостоящих генетических анализов во время беременности. Кстати, добиться этой информации на горячей линии «больничной кассы» стоило мне больших усилий, гораздо интереснее им было рассказывать про эстетические процедуры.

Как и в других странах, в Израиле каждый должен выбрать семейного врача, который будет вести его постоянно. Правда, муж почему-то записал меня к «русскому», из-за чего я долгое время сопротивлялась походам в поликлинику. Но поскольку у нас не получалось забеременеть, муж за ручку отвел меня туда. «Русский» врач своим поведением не отличался ничем от участкового врача в районной поликлинике Киева. Я получила у него направление на анализы и перевелась к другому семейному врачу – израильтянке. С ней, по крайней мере, приятно общаться.

«Русский» врач своим поведением не отличался ничем от участкового врача в районной поликлинике Киева.

С анализами тут история такая. Давая направление, врач вносит его в базу. Просто прийти и сдать анализы, потому что так захотелось, – нельзя. После этого в приложении своей «больничной кассы» выбираешь доступное и удобное время. За сутки до этого обязательно приходит напоминание на электронную почту и смс. И уже непосредственно в день анализов в поликлинике проводишь свою карточку страхования и получаешь талон с номером – очереди и кабинета.

Если прийти сильно заранее, автомат номер не выдаст, оповестив, что очередь в 9.30, а сейчас только 7.00. Если опоздать на назначенное время, можно попробовать договориться на ресепшне. Но наличие такой сложной системы не страхует от «бабушек» – это советское явление в Израиле успешно прижилось. В первый же раз, когда я пришла сдавать анализы, я словила дежавю «а мне только спросить».

Результаты анализов, если делать их в «районной поликлинике», вскоре отображаются в системе «больничной кассы» , о чем уведомляет смс. Для этого достаточно ввести номер карты ID (внутренний паспорт) и пароль. К результатам прилагается расшифровка с верхней и нижней границы нормы, а если какие-то показатели хуже, чем нужно, вам позвонят и беспристрастный автоответчик начитает вам всю информацию. Есть часть анализов, ради которых нужно ехать в больницу или медицинский центр (например, спермограмма), тогда результат приходит по электронной почте или заказным письмом.

Поскольку мои анализы были как у космонавта, мы решили сразу назначить очередь к гинекологу и получить направления на следующие анализы. Доктора мы выбрали того, который был ближе к дому, а очереди не нужно было ждать месяц. В первый визит доктор нам понравился. Он дал направления мне и мужу и сказал прийти через неделю, даже если еще не все анализы будут готовы.

Как лечат во Франции: роскошное страхование и нескорая помощь

Но через неделю у него изменилось настроение. Не было ни запланированного УЗИ, ни осмотра. Он бегло просмотрел мои анализы (анализы мужа к тому времени еще не были готовы) и сказал, что нам сразу к репродуктологу (как после выяснилось, в результатах моих анализов никаких показаний идти к репродуктологу нет).

Уже дома через приложение мы попытались записаться к доктору, которого нам рекомендовал гинеколог – ближайшая дата была через 3 месяца. Это, в общем-то, стандартная ситуация, у моей подруги в марте был микроинсульт, ее очередь на МРТ подойдет в октябре. Но очередь можно ускорить. Первый способ – получить у доктора срочное направление, а раздавать их, естественно, никто не хочет. Второй – записаться к врачу частным образом.

Во втором случае окажется, что свободное время у того же самого врача есть уже завтра-послезавтра, но стоить это будет от 450 до 2500 шекелей (то есть от 3300 до 18500 тыс грн!). Та же история со «скорой». Если вам кажется, что вот она, смерть, не спешите в приемное отделение больницы. Сначала вам надо взять направление, что дело срочное (а поликлиники не работают 24/7 и в обед тоже никто не прервется проверять, так ли вам срочно), иначе прием «по-срочному» обойдется в 800 шекелей, то есть в почти 6000 грн.

Я рыдала от бессилия, и муж параллельно записал нас в очередь к другому репродуктологу. Частному, но который работает с нашей «больничной кассой». Это значит, что мы платим за визит 150 шекелей (около 1100 грн), остальное покрывает страховка. Внезапно свободное время у доктора оказалось в ближайший же рабочий день. Сначала я радовалась, но к вечеру у меня появились вопросы. Нам кто-то посоветовал этого доктора? Мы что-то о нем знаем?

Если вам кажется, что вот она, смерть, не спешите в приемное отделение больницы. Сначала вам надо взять направление, что дело срочное

Заразившись моими сомнениями, муж пошел гуглить, рассчитывая на стандартные отзывы. Между тем, от информации, которую мы нашли, стало дурно. Доктор, в прошлом известный профессор, уже лишался лицензии за подтасовку фактов для докторской диссертации. После этого был замешан в скандале: несколько пациенток подавали на него в суд за то, что он назначил и провел им операции, в которых не было необходимости. Очередь свою мы сразу отменили, но остался вопрос, почему после всего этого наша «больничная касса» продолжает с ним работать.

Пока мы ждали очереди к репродуктологу, которого посоветовал гинеколог (записались мы в марте), родственники мужа подсуетили нам еще одного профессора, в каком-то смысле родственника. Доктор в свое время считался светилом, но очередь тоже нашлась сразу, по-родственному. В его имени и фамилии не было ничего «русского».

Уже на приеме я выяснила, что то ли он сам, то ли его родители из Нового Уренгоя (а мне, как я уже говорила, не везет с «русскими» врачами, от слова совсем). Несмотря на то, что все мои анализы, готовые на тот момент, показывали отсутствие каких-либо проблем, а со стороны мужа небольшие проблемы есть, доктор безапелляционно заявил, что у меня непроходимость труб – причем из-за того, что в 6 лет мне удалили аппендикс.

Назначать рентген труб он посчитал бесмысленным, мол, ему и так все видно. Поэтому он сразу подал документацию в страховую для проведения ЭКО (искусственное оплодотворение). Но страховая неожиданно нам отказала, по словам доктора, на основании того, что платиновая страховка у меня меньше года. Но он забыл сказать главное: отказали нам на самом деле потому, что он собирался делать процедуру в частной клинике, в обычной больнице нам даже платиновая карта была бы не нужна. Я переплакала и смирилась, что нет большой разницы, родить в 39 или в 40.

Медреформа, или Мама, мы все умрем?

Но тут подошла наша очередь к обычному, не частному репродуктологу. Та самая очередь, которую мы назначили в марте. От него мы узнали, что никогда не надо назначать очередь через сайт или приложение. А еще, что у нас нет никаких показаний для ЭКО. На ресепшне в больнице после встречи мы назначили следующий визит, ближайшие удобные нам даты были через месяц. Сейчас мне остается только сделать рентген труб, после чего уже назначат процедуры. Доктор дал мне список из 6 больниц, где я могла бы это сделать. Сказал обзванивать, потому что если назначать очередь через систему, раньше октября я на рентген не попаду. Все больницы в соседних с Тель-Авивом городах. Представьте, что вы живете в Киеве, а на рентген вам нужно ехать в Житомир. Причем в 5 из 6 больниц меня отфутболили.

Возможно, в Израиле на самом деле хорошо лечат, но медицинская система очень выматывает. Пока что я ощущаю себя Дон Кихотом, который борется с ветряными мельницами. Для меня здесь еще много странного, кроме того, что я уже описала.

Например, антидепрессанты выписывает не психотерапевт, а семейный доктор. Страховая компания оплачивает дорогостоящую программу для тех, кто хочет бросить курить. Покрываются расходы на операцию по уменьшению желудка, если вес свыше 100 кг, и на форумах часто можно найти вопросы, как быстро добрать до центнера. Золотая и платиновая карты страхования покрывают эстетические процедуры. А услуги стоматолога – только за свой счет. И вы удивитесь, насколько часто здесь, прямо как в Украине, собирают деньги на лечение больных раком. Наверное, не такая уж хорошая медстраховка в Израиле. При этом любой информации по работе системы здравоохранения и страхования тут добиться довольно сложно. Я пробовала неоднократно.

Смотрите так же:  Почему ребенок плохо спит ночью в 1 год 3 месяца

В общем, пока что я к своим процедурам пятый месяц пробиваюсь через дебри бюрократии и устала до такой степени, что начала выяснять, во сколько те же процедуры обойдутся мне в Киеве.

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Лечение глазок в Израиле

Хотела поделиться своей историей, как мы лечили косоглазие. Может кто-то тоже находится в поиске решений.

Родился сыночек в апреле 2014 года, роды были естественными! С самого рождения у ребенка был наклон головы направо. До года к каким врачам только не ходили, и у невролога, ортопеда….даже проходили окулиста несколько раз до года в поликлинике, окулисты говорили идти к ортопеду, ортопеды к неврологу, в общем, был бесконечный замкнутый круг, а проблема все это время оставалась не решенной, наклон головы у ребенка был постоянный. В год плановый осмотр мы решили проходить в платной клинике, в частности окулиста…Спасибо, этой прекрасной женщине доктору, что она нашла нашу проблему, она была все же в глазах.

Взгляд налево, в обычном положении, в правильном положении головы, и голова наклоняется в противоположном направлении:

При первом обследовании в год года был поставлен диагноз вертикального косоглазия OS ↑ 5˚-7˚. С этого момента мы вплотную начали искать врачей, занимающихся этой проблемой. В нашем городе таких врачей не нашлось, мы обошли все глазные центры, некоторые даже не признавали, что проблема в косоглазии есть, а единственный врач тут сказал, что хочет попробовать (т.к. он никогда с такими случаями не сталкивался), но экспериментировать на ребенке нам совсем не хотелось. В Москве мы проходили обследование в Институте Гельмгольца, ребенку было 2 года, диагноз: глазной тортиколлис (установившийся с детства постоянный наклон головы в сторону плеча). Предложили делать операцию после 5 лет (в 2-3 этапа) и за результат они не отвечали (как получится), может веко не будет открываться полностью или перетянуть мышцу, что косоглазие будет в другую сторону. А вместе с тем у ребенка начало ухудшаться зрение. Такое положение дел нас с мужем совершенно не устраивало! Итак, пройдя безумное количество специалистов, я поняла, что операцию нужно делать немедленно и скорее всего за границей. И вот села я за компьютер, и вспомнила, что на каком-то форуме видела статью о том, как делали операцию в Израиле. Я нашла ее, задала автору все вопросы по стоимости, и по орг. моментам, она прислала мне фото до и после и емайл доктора, результат меня впечатлил. Я написала доктору Яир Мораду, описав всю ситуацию (на английском, с google переводчиком). Он ответил, что исход операции на 98% удачный, стоимость 6000$, и пригласил на операцию в Израиль. При себе мы должны были иметь общий развернутый анализ крови. Через интернет мы нашли жилье в Бат-Яме, оформили ребенку паспорт. Полетели. В аэропорту нас встретил Ефим, он русский эмигрант, уехал из России еще в советское время, он все время помогал нам с переводом. На следующий день, мы попали на консультацию к доктору, он нас посмотрел и назначил операцию на правый глаз, через день. В указанное время в день операции мы приехали в Тель-Авив, пришли в клинику, к слову это было не то место, в которое мы ходили на консультацию изначально. С нами поговорил анестезиолог, потом ребенку и мне дали одноразовую одежду, мы переоделись. Чтоб у ребенка не было стресса, мне сказали дать самой маску с наркозом и усыпить ребенка. Сыночек заснул, я отнесла его на операционный стол, там уже была бригада врачей, они подбадривали меня словами что, все обязательно будет хорошо. Далее были самые ужасные 40 минут в моей жизни, я рыдала и не могла остановиться, даже когда вышла медсестра и сказала что, все прошло отлично, слезы лились градом. Потом мы с мужем прибежали в послеоперационную палату, наш малышик так сильно плакал, но врач заверил, что у него так отходит наркоз. Нужно было не спать после операции на протяжении 2х часов, это было трудно конечно, учитывая что, ребенок не мог открыть глаз и из-за этого не успокаивался, мы его развлекали как могли. Через часа 3 ребенок уже более менее вел себя спокойно, медсестра (кстати с нашего города в России) приносила ребенку и йогурты и мороженное, так что вскоре он и вовсе забыл про случившееся. Мы поехали в апартаменты, дома сыночек поспал, и к вечеру он уже был бодр. Глазик конечно был кровавый и слезы были с сукровицей, врач прописал нам капельки 3 раза в день, в течении недели и 3 раза мы ходили на осмотр через каждые 2 дня. Уже на следующий день после операции нам можно было купаться в море, сыночек вообще оттуда не вылезал. И самое главное, что в этот же день после операции, наклон головы почти полностью исчез, а в последний прием врач сказал, что полностью наклона не будет через 2-3 месяца. Прошел уже год и на самом деле мы больше об этой проблеме и не вспоминаем, как будто ничего и не было.

Лечение и обследование в Израиле. Личный опыт.

самостоятельные путешествия, дешевые авиабилеты, виза самостоятельно, отзывы туристов, погода на курортах, аренда авто, туристическая страховка, маршруты достопримечательности

Лечение и обследование в Израиле. Личный опыт.

08 апр 2013, 10:24

Меня зовут Ксения. Я уже не первый год прохожу лечение в Израиле.
В Израиле очень много клиник. И медицина на высоком уровне. Основные медицинские центры, занимающиеся медицинским туризмом это безусловно Шиба, а так же Ихилов и больница Хадасса В Иерусалиме. Множество и других центров конечно. Но на мой взгляд эти клиники более распространенные и они у всех на слуху.
В клиниках есть такое понятие как «корзина». Ее стоимость от 1390 долларов ( в зависимости от тяжести заболевания, онкология от 3000$ до 6000$). В нее входят анализы крови ( развернутый анализ более 99 показателей, дает картину о состоянии пациента и возможных отклонениях), анализ мочи, консультации двух врачей специалистов ( в моем случае это офтальмологи), а так же томограммма, снимки, узи или другая процедура по назначению врача. Обычно «корзины» бывает достаточно чтобы выявить диагноз. Конечно бывают и исключения. У меня был такой случай.
Мне написал молодой человек. Зрение на одном глазу 10%, на другом 40%. Постоянные рецидивы. Ни в Гельмгольце, ни в институте Федорова не смоги поставить диагноз. В выписке написано «Генерализованный увеит неясной этиологии». Он решил лететь в Израиль. Лично ему корзины в 1390$ оказалось не достаточно. После проведенных анализов выявили более глубокую проблему и потребовалось дополнительное обследование.В общей сложности он потратил 4120 долларов. В итоге ему поставили очень редкий синдром. Синдром Бехчета. Самое поразительное что в Гельмгольце его лечил врач. Профессор Танковский, который занимается исследованиями синдрома Бехчета уже много лет, пишет научные работы и разрабатывает инновационные методы лечения. Как же он не заметил эту болезнь у своего пациента остается загадкой.

После обследования назначат лечение. Лекарства можно купить в Израиле а проходить лечение в России. Многие так делают. Например я покупала капли и уколы в Израиле а проходила курс лечения в России. Раз в пол года прилетала в Израиль на консультацию на 2-3 дня.

На счет проживания. Вы можете снять номер в гостинице. Клиника предоставляет все услуги. И заказ такси (150 долларов, встреча в аэропорту) и бронирование номеров и покупка билетов и различные экскурсии. В Шибе например есть комплекс Апропо для людей приезжающих на лечение и обследование. Стоит это удовольствие от 150$ в сутки. Так же есть гостиница Кфар Макабия находится в непосредственной близости к медининским центрам. Стоимость номеров так же от 150$ в сутки.
Можно снять квартиру это наиболее выгодный вариант. Когда я поняла что приезжать мне придется не раз, а в гостинице жить накладно стала искать квартиру и нашла. Это очень удобно на мой взгляд и в плане экономии ( стоимость 100$в сутки) Квартира очень уютная, рядом магазины и обменные пункты. Хозяйка просто удивительная женщина. Когда живешь у нее складывается впечатление, что приехал погостить к родственникам, настолько тепло и радушно тебя принимают. Она всегда поможет, подскажет, никогда не оставит в беде. Так же она помогла с экскурсиями и на Мертвое море и в Храм Гроба Господня в Иерусалим, и на стену плача, так же можно съездить в Хайфу посмотреть на удивительной красоты Бахайские сады. Когда я приезжала во второй раз объездила все что можно. У меня получился и отдых и лечение два в одном.

В интернете очень много фирм посредников. Я сама пока «добралась» до нужной мне клиники испытала шок от обмана посреднеческих фирм. Переплатила много и за их так сказать содействие, и за встречу в аэропорту и за билеты и гостиница была так себе. Когда приехала оказалось что врач мне не назначен. Им нужна гарантия что человек приедет. Пришлось ждать очереди 4 дня. Пока в первый раз находилась на обследовании нашла и квартиру и координатора. Во второй раз я ехала уже зная куда и зачем. Мой координатор помогает мне во всем. Я еду и знаю что в такой то день у меня будет врач ( конечно приходится постоять в очереди но это мелочи, которые не портят общей картины.) У меня всегда к приезду свободна квартира. Я покупаю и готовлю сама для себя. Чувствую себя намного комфортнее. Я уже не волнуюсь, не переживаю. Многое зависит от того с какими людьми вы будете сотрудничать. И порядочных, ответственных работников там много. Просто нужно найти «своего». Я не жалею что полетела в Израиль. Жалею о том, что раньше мне никто не подсказал. Приехала уже в запущенном состоянии и благодарна врачам за то что помогли и помогают до сих пор. Мне остался еще один последний визит. и я смогу сказать, что теперь я абсолютно здорова.

Медицинская мафия Израиля

В мае 2015 года моя сестра Оксана заболела редким типом рака. В Украине не могли поставить правильный диагноз, только разводили руками, а знакомые посоветовали обратиться к израильским специалистам — мол, их медицина в этой области одна из самых передовых.

Думаю, вы и сами не раз сталкивались в интернете с рекламой израильских клиник на русском языке, которые обещают сотворить чудо с тяжелыми онкобольными. Однако того, с чем мы столкнулись на Земле Обетованной, я никак не мог ожидать и в это до сих пор многие не могут поверить.

Пытаясь выяснить, как происходит лечение, и какие шансы у моей сестры, я провел расследование и задокументировал всю работу клиники на Google Glass, фактически раскрыв схему работы медицинской мафии в Израиле.

Начало и диагноз

При выборе клиники для Оксаны заграницей важны были скорость (отсутствие визы), легкость перелета и рекомендации знакомых.

В поисках варианта она написала на Facebook. Именно там одна из знакомых, Лена, посоветовала свою бывшую преподавательницу Елену, которая переехала в Израиль примерно 8 лет назад и предоставляла медицинские услуги от имени компании Panacea Medical Service ltd.

Этой Елене были пересланы все анализы, после чего от Оксаны потребовали срочно прилететь в Израиль, чтобы определить диагноз и начать лечение в клинике «Ихилов».

Смотрите так же:  Мультик для развития ребенка 4 лет

Оксана запросила договор, и переслала его мне. Я был очень сильно удивлен. Он был ничтожен, представляя собой обычную «болванку» договора, скачанную из интернета. В документе не было цен в контрольной валюте, зато был инвойс на сумму $4500, без пояснений за какую диагностику и анализы уплачиваются деньги. Также в договоре было прописано, что все споры должны решаться по законодательству Российской Федерации.

Согласно договору, вознаграждение посредника составляло 10% от суммы, но мысль, что здесь что-то не так, меня не покидала.

Я позвонил в клинику «Ихилов» напрямую, чтобы обойтись без посредников, но ответившая женщина, в хамском тоне, сообщила, что пока не будет заключения врача (диагноза) по Оксане, она никакие анализы и документы смотреть не намерена, диагноз установить на месте не поможет и вообще приезжать не надо.

Поскольку время поджимало, и выбирать было, по сути, не из чего, Оксана была вынуждена воспользоваться услугами посредников из Panacea Medical, тем более этими услугами пользовалась ее подруга Лена, которая осталась довольна.

Диагностика в Израиле

По прилету в Израиль посредница отвезла Оксану в крупнейшую частную клинику «Ассута», вместо ранее обсуждаемой государственной клиники «Ихилов». Но, так как состояние Оксаны было подавленное, она нуждалась в правильном диагнозе и максимально быстрой помощи, то спорить сестра не стала.

Врачи оперативно взяли анализы, и за несколько дней смогли определить диагноз: t-cell lymphoma — крупноклеточная анапластическая лимфома. За это сняли с карты Оксаны около $5000.

Прописали стандартный курс химиотерапии. После второй химии опухоль просто выпала. Оксана была на 7-ом небе от счастья, но врачи не спешили ее отпускать, и она прошла еще 4 химии (всего 6).

Через месяц случился рецидив — опухоль начала восстанавливаться. Врачи рекомендовали пересадку костного мозга, а посредники никак не могли определиться со стоимостью. После долгих подсчетов нам сообщили, что нужно минимум $90 тыс., потребовали все полтора месяца до пересадки находиться в Израиле, каждую неделю обследоваться за $440 у врача-профессора и проходить новые «ядреные» химии.

Я прилетел в Израиль заплатить очередной транш и решил разобраться, что происходит. В клинике меня встретила Оксана и посредница Елена – милая женщина, которая старалась во всем помочь.

Сестре как раз прописали трехдневный курс химиотерапии, она проходила химию и попросила спуститься вниз в кафе и купить ей что-то на обед.

Милейший посредник Елена спустилась со мной и тут же указала, что латте, которое я собрался выпить, через дорогу стоит на 5 шекелей дешевле и надо экономить деньги, чтобы собрать нужную сумму на лечение Оксане.

Поднявшись со мной назад в палату, Елена начала расспрашивать, где я намерен остановиться и настойчиво предлагала заночевать с Оксаной в палате, якобы, чтобы было дешевле.

Оба этих случая меня крайне удивили, потому что даже мама за меня и мои деньги так не переживает, как переживала эта чудная женщина Елена.

Первая встреча с врачом

С этой же Еленой я пошел к врачу. Это была важная дама около 70 лет — профессор Элла Напарстек, о которой пишут на всех сайтах посредников.

Сначала она сказала, что сейчас у нее пациент, и предложила прийти через час. В назначенное время ее не было. Прождав еще полтора часа, я попросил Оксану позвать посредницу, чтобы она начала поиски пропавшей профессорши. Через еще полчаса бабушка нашлась.

Сначала, вместо видеозаписи, я решил включить диктофон, чтобы не злить профессоршу — а вдруг человек действительно хороший.

Все, что меня интересовало: прогноз, хоть какие-то обнадеживающие факты, кроме цифр в инвойсах за консультацию.

Однако, вместо того, чтобы дать мне надежду, рассказав о паре удачных кейсов из ее практики по этому типу лимфомы, она «включила» обиженную и попыталась меня воспитывать:

— Если бы ты не был братом Оксаны, я бы тебя попросила за такие вопросы о деньгах встать и уйти, потому что ты не вежливый

Все время она твердила, что является мегауважаемым профессором с 30-40 летним опытом работы и ничего мне рассказывать не должна.

Я ей сделал замечание, что это похоже на ситуацию, когда приходишь на базар, спрашиваешь почем яблоки, а тебе, вместо цены, рассказывают какие у нас хорошие яблоки. Это она тоже проигнорировала.

Так и не получив примера успешного лечения, я начал интересоваться лечением. Оксане прописали мега ядреный курс химии, заморозку костного мозга, трансплантацию, и не давали даже намеков на какие-то положительные результаты. Мне казалось, что это слишком много за такой маленький период времени.

Я поинтересовался смертностью после пересадки костного мозга, потому что Оксане сказали написать завещание и привезти детей с мужем, как я понял — попрощаться. На вопрос:

— А не много ли? Может можно использовать другие методы лечения.

Профессор Напарстек сказала фразу, которую я запомнил на всю жизнь:

— Даже если Оксана умрет, она умрет не от лечения, а от болезни.

И добавила, что без лечения, она сможет прожить 3 недели.

Я был в шоке, потому что 70-летняя бабушка это произнесла с каменным взглядом человека, которому абсолютно все равно, что произойдет с моей сестрой после ее мега ядреных процедур.

После разговора я решил вернуться в палату и дать послушать эту аудиозапись Оксане.

По дороге расспросил посредника Елену о дальнейшей судьбе пациентов, которые закончили у них лечение, и статистике по смертности у них от рака.

Оказалось, что ни они, ни клиника, вообще не интересуются своими бывшими клиентами. Не звонят спросить как дела. Мол, если человек закончил лечение, дальше его проблемы, даже если «заплатил за все».

Прослушав разговор с врачом, сестра была в шоке. Однако в тот момент мы еще не понимали, с чем столкнулись.

Оксана таки просидела до конца двухчасовую химию и ее отправили в палату, которая обходилась в $1200 в сутки — в 3 раза дороже, чем номер в самом дорогом отеле Израиля — Ritz Carlton. И это без медикаментов и анализов, просто комната.

На следующий день мы решили пойти на 4-ый этаж, в отдел Медтуризма, и спросить действительно ли номер стоит именно сколько.

Так мы узнали, день госпитализации по прайсу клиники стоит 2500-3000 шекелей ($700-800), анализы крови 140 шекелей ($37) и платить можно напрямую, а не через посредника https://www.youtube.com/watch?v=805WlSzDN7E

Таким образом, в сутки на Оксане зарабатывали как минимум $500. А на анализы накрутка и вовсе составляла 100%. Для нас это был шок.

Первый поход к посреднику

Тогда я решил встретиться с посредником, который и так меня ждал, чтобы получить очередной платеж.

Милая посредница Елена встретила меня на первом этаже, и мы пошли к ним в офис. Она нервничала, сразу не знала, как туда пройти, и почему-то терялась – но офис, в конце концов, нашла.

В кабинете был Евгений, который представился генеральным директором Panacea Medical и выдал счета их фирмы на оплату (запись смотрите тут, -ред.).

Взяв инвойсы, я начал задавать стандартные вопросы: почему Оксану привезли в «Ассуту», а не «Ихилов»; почему нет оригинальных инвойсов; как он может доказать, что зарабатывает только 10%.

На все эти вопросы у него не было ответа. Когда я спросил про цену на госпитализацию, он сразу начал кричать, что «это их цена, цена агентства», видимо из клиники его уже предупредили. Общий счет к оплате составил около $15000.

Так как сумма была не маленькая, я попросил Евгения предоставить мне оригинальные счета клиники и наглядно показать, что он действительно честный посредник и зарабатывает всего 10.

Он попытался уйти от ответа используя размытые формулировки типа «Общие лабораторные анализы» и избегая детализации. Меня это начало злить, я потребовал на завтра подготовить инвойсы и сказал, что только тогда мы заплатим.

Второй поход к посреднику

На следующий день, я пришел к Евгению снова. Он сидел с сигаретой в офисе и попросил разрешения продолжить курить. Также спросил, могу ли я снять свои чудо очки, явно показывая, что готов договариваться.

Я положил очки на стол, и включил диктофон.

Со слов Евгения, после его пересчета, он обнаружил, что у нас была переплата $9000, и что вместо $15000, мы остались должны всего лишь $664. К этим ценам, он предлагал добавить покупку медикаментов (за которые, как оказалось позже, Оксана платила сама), и услуги докторов, которые он оплачивал наличными хирургу и онкогематологу (Элле Напарстек).

Меня удивила искренность Евгения, и я ему сказал, что рад, что он такой молодец и нашел $9000, но если факт обмана был — то платить что-то сверху, я ему не намерен и работать с его компанией тоже.

В ответ гендиректор начал рассказывать про сложную жизнь его компании (подвозят клиентов они на «Бентли» и «Роллс Ройсе»), на что я сказал, что речь идет не об Оксане и мне, а о репутации его фирмы, и если был хотя бы один факт обмана — платить я не намерен.

Тогда Евгений сдался, и предложил написать расписку, что мы претензий к нему не имеем. Такую же расписку написал и он, где указал, что все услуги с нашей стороны оплачены, и мы решили разойтись полюбовно, если не будет никаких скрытых действий с его стороны. https://www.youtube.com/watch?v=eIa-78A1xSQ

В итоге, так я за день сэкономил $25000, которые друзья Оксаны сбросились на ее лечение.

Второй поход к врачу

Вечером того дня, когда мы разошлись с посредником, мне предложили записать Оксану на утро к врачу, хотя секретарша сказала, что у нее все занято.

Вместо трех дней госпитализации оказалось, что понадобилось два и Оксану готовы выписать в тот же день.

Меня это немного удивило, но запах больницы мне и Оксане давно надоел. Сестре нужно было промыть катетер, и она пришла к медсестре, которая раньше игралась в ее подругу, а тут резко отказала и сказала идти к врачу.

Дверь у профессора Напарстек опять была заперта, а назначенное время уже наступило — было 10:45. Минут 40 мы ждали. За это время Оксана сообщила, что обычно ждала врача по два часа, и каждый раз не обнаруживала себя в списках на запись.

У меня был абсолютный шок: стоимость 15-минутной консультации $440, прогноз пациента три недели, а модная профессорша заставляет унизительно себя ждать, постоянно опаздывая.

Конечно, мне сорвало крышу. Я пошел к медсестре, и начал срочно требовать врача. Прикрытие медсестре неожиданно обеспечила посредница из этого же агентства, представившись мне пациентом. Что из этого получилось – смотрите на видео.

Оказалось очередь возникла, потому что кроме «официальной» записи, есть неофициальная через посредников. Раньше Оксана была в «посреднической», теперь ждала в официальной.

Поняв, что с медсестрой говорить не о чем, я пошел к руководителю отдела онкологии. Она, как обычно, весело разговаривала по телефону, и смотрела на меня с прозрением. Я ей рассказал, что сестра онкобольная и ей лучше наслаждаться жизнью, а не ждать консультации с врачом за $440 по два часа каждый раз.

Через несколько минут она пришла к двери врача, и профессор открыла.

После того, как я поднял всех на ноги, Элла Напарстек решила оказать максимальный сервис моей сестре.

Она ей рассказала, как промывать катетер, что будет с раной, как будет проходить дальнейшее лечение… Разжевала все по максимуму. Даже Оксана была удивлена от качества консультации, потому что прошлые встречи с профессором проходили так: она сидела, уставившись в компьютер, назначая новые процедуры и рассказывая, что сама ничего не решает и делает все по книжке.

Смотрите так же:  Пихтовое масло инструкция по применению детям

В конце консультации, профессор захотела, чтобы сестра шла на процедуры без меня. А Оксана решила спросить у Напарстек, брала ли та наличные у посредников.

Ответ меня поразил:

— Кто ты такой? А Оксана, у тебя есть более важные вещи, о которых стоит подумать.

В этот момент, на лице у 70-летней Эллы проглядывалась ухмылка. Так же она назвала посредников очень «helpful», и сказала, что это не плохо, что они помогают людям, прибавляя 300%, и что на самом деле Оксана могла бы сделать все это сама.

Весь цинизм в том, что Оксана каждый раз рыдала в ее кабинете от отсутствия денег, а доктор Напарстек до этого момента ни разу не сказала, что можно платить в три раза меньше, обратившись напрямую.

Как мы поняли, что замешана и клиника

На следующий день, в обед, у нас был запланирован вылет.

Утром я промониторил сайты, и увидел, что этих посредников масса и это огромная индустрия по зарабатыванию денег. На некоторых сайтах, я обнаружил, что стоимость общего анализа крови в «Ассуте» составляет $500, хотя на видео я зафиксировал, что реальная цена 140 шекелей, что составляет $37.

Потому я решил, во чтобы не стало, получить документы из «Ассуты» со стоимостью услуг.

В международном отделе клиники нам дали филькину грамоту с общим указанием услуги «Диагностические исследования» с разными суммами. На предложение предоставить детализацию и список услуг, которые я видел распечатанные на столе у посредников, последовал отказ – мол, мы предоставим потом, вы просто подожди. https://www.youtube.com/watch?v=O-l9I4jqjCQ

Так как я работаю в ИТ сфере, то знаю, что печатать выписки с программы не может занимать больше 20 минут. Ну никак. Но, начальница и исполнительница стояли на своем.

Тогда я сказал, что иду к генеральному директору клиники. Где находится его кабинет, они говорить не хотели, но предложили провести.

Спустились мы на 1-й этаж, зашли в кабинет директора, а там прям картина маслом — директор, вместе со своими подчиненными, что-то празднуют. Скорее всего, Хануку.

Вместо того, чтобы предоставить счета пациентке (казалось бы, что сложного), беременная менеджер начинает кому-то звонить, после чего приходят три охранника, которые предлагают «с ними пойти».

Я потребовал вызвать полицию, но из руководства клиники никто им звонить не собирался. Когда я сам позвонил в полицию и потребовал приехать в «Ассуту», правую руку с телефоном выкрутили и попытались меня увести непонятно куда. Параллельно забалтывая Оксану, чтобы нас разделить.

И только после того, как я сказал, что трансляция идет на YouTube и их преступление снимается в прямом эфире, они немного успокоились, и вместо комнаты отвели меня на первый этаж. Так Google Glass спасли мою жизнь.

Полиция не приехала. Тогда я понял, что речь не идет только о посреднике, здесь рыба больше — клиника сама их покрывает и сливает им информацию.

На первом этаже мне предлагали «пройти в коморку, и помочь решить все наши вопросы», а я пытался дозвониться украинскому консулу, чтобы он срочно приехал оказать поддержку, потому что меня вполне вероятно могли убить – но телефон консульства традиционно не отвечал.

Наше происшествие видели пациенты, которые находились в тот момент в больнице, посему мое присутствие для них стало нежелательным. И когда я предложил им самостоятельно уйти — они поняли, что это самый лучший вариант для них.

Побег из страны

Я сел с сестрой в машину и уехал, но я понимал, что клиника в Израиле стоит около $50-100 млн, и если она замешана – за такие деньги могут просто убить.

Я набрал украинского консула, эмоционально объясняя, что нас могут убить, и предложил ему приехать в аэропорт и обеспечить нам свою защиту. Но консул отказался, и сказал:

— Если хотите — езжайте к нам.

Приехав в аэропорт, я попросил своих друзей позвонить в МИД и надавить, чтобы консул все же приехал, потому что у меня были материалы по клинике и я опасался, что нас могут арестовать по надуманному признаку, а материалы забрать — т.к. речь идет о всей медицинской сфере Израиля.

Консул позвонил уже по факту прохода авиаконтроля и спросил:

— Ну как, без меня управились? Я же не нужен, да?

А я слышал, что он находился все в том же кабинете, и никуда не выезжал.

Вылет задержали на час, и было чувство, что нас снимут с самолета, но все обошлось — мы прилетели в Борисполь, и я выложил все эти видео у себя на канале.

На видео четко видно, что «в теме» там абсолютно все: профессор, международный отдел, руководство клиники, посредники, и даже медсестры.

Почему я решил поделиться

Деньги остались у меня, и я обещал посреднику никому ничего не рассказывать и не показывать.

Но когда, на следующий день, я зашел в больницу, и поинтересовался у других онкобольных (они все были из Украины) о том, сколько они платят за госпитализацию — мне начали называть суммы $1500-2000 в день без медикаментов.

Я посмотрел на пациента, и спросил, сколько он здесь и сколько он уже заплатил – он сказал, $90 тыс. за месяц. При этом, выглядел он не на 90 тыс., это точно.

Так же, по сути, я задокументировал организованную преступную группировку, которая втираясь «в друзья» к онкобольным, каждый день разводит их на огромные деньги, забирая у них и их родных последнее.

Скрывать это — я считаю преступлением. И дело не только в одном посреднике (в интернете есть еще много других с анализами по $500), или клинике, а во всей системе Израильской медицины, где всем нужно «намазать» без гарантий выздоровления.

Скандал в Израиле: в элитной клинике обманывали пациентов из России

Громкий скандал в Израиле, который напрямую касается тех, кто рассчитывает на высококвалифицированную медицинскую помощь в этой стране. Расследование местных журналистов вскрыло целую систему получения взяток известными на весь мир хирургами от пациентов из-за рубежа. Кроме того, на таких условиях оперировать готовы даже безнадёжных больных.

Пока в клиниках проходят проверки, Минздрав страны уже объявил, что отныне цены на лечение в Израиле будут честными, такими, как для местного населения.

Доктор Шломи Константини, президент Международного сообщества нейрохирургов, не знает, что его снимают на скрытую камеру. Журналистка израильского телеканала пришла к нему под видом медицинского агента попросить о срочной операции для своего клиента из России.

Детский нейрохирург больницы «Ихилов» Шломи Константини сразу выдает четкие расценки на услуги: «Операция будет стоить 35 тысяч долларов. Больница возьмет только 20 тысяч, а остальное пусть клиент привозит с собой».

На что пойдет «остальное», то есть, 15 тысяч долларов, понятно из слов заведующего отделением той же больницы «Ихилов». Профессор Цви Рам только что получил от подставного агента липовую историю болезни вымышленной пожилой россиянки. Едва взглянув на снимки, доктор называет свою цену.

Цви Рам, «Если операцию буду делать я, расклад примерно такой: 30 тысяч долларов получает больница, и еще 30 тысяч — мне. Ну, в смысле мне и ассистентам, я же делюсь со своей командой», — объясняет профессор, заведующий отделением нейрохирургии больницы «Ихилов» Цви Рам.

Ицхак Берловиц, директор клиники «Вольфсон», объясняет: «По израильским законам врач в больнице работает за зарплату — и точка. Пациент платит клинике или медицинскому агентству, которое организует его приезд на лечение. Но врачи от больных никаких денег брать не имеют права и не должны».

С такой опухолью пациент обречен, но врач, уже попросивший взятку, готов оперировать заведомо безнадеждного больного.

Страна, сделавшая образцовую медицину своей визитной карточкой, переживает шок. В одной из лучших больниц Израиля известные на весь мир врачи, зарплаты которых и так исчисляются десятками тысяч долларов, берут астрономические взятки. Причем, похоже, что нередко сами больные об этом и не догадываются. Ведь переговоры от их лица ведут агенты.

Попасть с камерой на территорию Тель-авивской клиники Ихилов сейчас практически невозможно. Ни врачи, ни руководство для комментариев недоступны. От интервью отказываются представители израильского минздрава, свои проверки проводят и полиция, и налоговое управление. А возникший скандал уже окрестили «делом врачей», которое неизбежно повлияет на пересмотр основных законов в сфере платной медицины в Израиле.

Многие израильтяне считают: тысячи пациентов из-за рубежа – это проблема для местных больных, которые месяцами не могут попасть к врачу. Собственно, здесь даже в регистратурах записывают не на прием, а в очередь. Журналисты Первого канала попробовали сами пробиться к эндокринологу в Тель-Авиве.

Любезный оператор медицинской страховой компании Светлана не может ничем помочь: «Самая ближайшая очередь на второе марта, воскресенье, то есть, через два с лишним месяца только получается. Хотите, проверю в другом городе?»

В другом городе — то же самое. И едва ли проблема только в медицинских туристах. Но очевидно, многим израильским врачам выгоднее работать с приезжими. Та же история: агент просит известного доктора о срочной операции для клиента из Москвы.

Йосси Паз, кардиохирург, глава профсоюза врачей больницы «Ихилов» предельно конкретен: «Пациент платит за операцию, точно я не скажу сколько, тысяч 25 долларов, думаю. И 10 тысяч долларов — напрямую мне, торговаться бессмысленно, такие цены у всех. С израильтянами я так никогда не работаю, а с туристами — это легко».

Доктор Йосси Паз, среди прочего отвечавший в больнице за соблюдение норм труда, уже не работает. Ему, как и докторам Раму и Константини, теперь грозит пожизненный запрет на профессию. Расследование продолжается, под подозрением — десятки врачей экстра-класса.

Другие статьи

  • Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста Консультация (младшая группа) по теме: консультация для воспитателей. Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста. Консультация для воспитателей. Предварительный просмотр: Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного […]
  • Можно ли отказаться от совершеннолетнего ребенка Можно ли отказаться от совершеннолетнего ребенка Законодательством Российской Федерации не предусмотрено процедуры отказа от ребенка, возможно только лишение родительских прав. Так, согласно ст. 69 СК РФ родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если […]
  • Что входит в обязанности родителей по воспитанию детей Глава 12. Права и обязанности родителей (ст.ст. 61 - 79) Глава 12. Права и обязанности родителей См. Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 20 июля 2011 г. © ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 2019. […]
  • Можно ли ребенку капать ромашку в нос отвар ромашки и нос неделю назад мы заболели к нам приходила врач и сказала 5 раз в день промывать нос пипеткой ромашки, потом отсасывать аспиратором, а потом капать капли сейчас я разговаривала с подругой, она меня отругала, сказала, что нельзя так ни в коем случае, […]
  • Как правильно купать в круге месячного ребенка Как купать ребёнка с кругом на шее С какого месяца купать ребёнка с кругом на шее, как правильно это делать, в какое время? Советы доктора Комаровского и видео инструкция. Водные процедуры – особенное удовольствие для маленького ребенка. Кроме обычного гигиеничного […]
  • Диагностика отклонения в развитии ребёнка определение этапы проведения Ранняя диагностика отклонений в развитии детей Диагностика отклонений в развитии основывается на зна­нии общих и специфических закономерностей психического раз­вития нормально развивающегося ребенка и детей с различны­ми отклонениями в развитии. Диагностика носит […]