Лечение током при шизофрении

Лечение током при шизофрении

Электрошоковое лечение, известное также как электросудорожная терапия (ЭCТ), а также психохирургические «лечебные меры», по некоторым сообщениям, завоёвывают свои прежние позиции. С самого их возникновения и до сих пор эти процедуры сопровождаются конфликтом между психиатрами, постоянно рекомендующими ЭСТ, и многочисленными жертвами и их семьями, чьи жизни были полностью разрушены этими процедурами.

Так кто же говорит правду? Каждый, кто видел и кому стало плохо при просмотре видеозаписей процедуры ЭCТ или психохирургии, хорошо знает ответ. Этим процедурам свойственны все признаки физической пытки приличествующей скорее следователю НКВД (секретная служба бывшего Советского Союза), нежели «медицинскому работнику». Тем не менее, лишь немногие видели подобные видеозаписи, включая тех, кто издаёт законы об обязательном применении таких методов «лечения», и ещё меньше людей видели эту процедуру в реальности.

Психиатры маскируют эти процедуры мерами, принятыми в медицине: больничная обстановка, ассистенты в белых халатах, анестетики, препараты для расслабления мускулов, сложное оборудование. Последствия шоковой терапии ужасают, однако пациентов и их семьи не предупреждают о них в полной мере. И что ещё хуже, когда возникают возражения, их отвергают силой авторитета.

О том, что эти процедуры крайне прибыльны для психиатров и их клиник, приводя в дальнейшем к продолжительному дорогостоящему «лечению», гарантирующему будущий бизнес и доход психиатр, в беседах с ничего не подозревающими или не желающими лечиться не упоминается.

По свидетельству Марии Гарсиа [имя изменено] если убеждение в необходимости лечения не срабатывает, психиатры готовы прибегнуть к принуждению или устрашению, чтобы добиться «согласия на лечение».

Мария, домохозяйка средних лет, обратилась к психиатру за консультацией после того, как почувствовала, что депрессия её не отпускает. Ей прописали психиатрические препараты. Когда у неё начались неконтролируемые движения тела — непосредственный результат повреждения нервной системы под воздействием препаратов, — психиатр рекомендовал ЭCТ. Она отказалась, однако позднее, когда она поступила в больницу для проведения детоксикации от препаратов, ей снова рекомендовали ЭCТ. В ответ на её возражения психиатр заявил ей: «Ваши страхи — это просто кубинские предрассудки. Вы умрёте, если не пройдёте этого лечения». Ей сделали пять сеансов электрошока.

Её муж рассказывает о том, что произошло: «После процедур ЭСТ память моей жены сильно ухудшилась. Несмотря на то, что английский был её вторым языком на протяжении 42 лет, она перестала говорить на нём и понимать его. Это был сплошной обман. Её депрессию не вылечили, а её память стала совсем плохая… мы оба возмущены тем, что произошло. Я чувствую себя так, будто её изнасиловали прямо у меня на глазах».

При том, что ЭСТ и психохирургия приносят миллиардные доходы, на сегодняшний день о них существует шокирующее количество ложной информации, большая часть которой распространяется психиатрами. Многие учёные неодобрительно относятся к этим процедурам.

Джон Фридберг, невролог, изучавший результаты воздействия ЭCТ на протяжении более 30 лет, заявил: «Очень трудно сформулировать, что именно в целом случается с людьми после шокового лечения.Оно разрушает их стремления и… желание жить. Оно делает людей пассивными и апатичными.Помимо утраты памяти, апатия и утрата жизненной энергии составляют, на мой взгляд, причины, по которым психиатрам это всё ещё сходит с рук».

Мэри Лу Циммерман знает, каково это — утратить стремления и волю к жизни, оказавшись в руках психиатра. В июне 2002 года суд присяжных обязал Кливлендскую клинику (штат Огайо) выплатить 62-летней пациентке 7,5 миллионов долларов после ужасающей операции на мозге. Г-жа Циммерман обратилась в клинику по поводу своей навязчивой привычки мыть руки, прочитав на сайте клиники восторженные отзывы об операции. Однако на деле операция обернулась настоящим кошмаром. В ходе этой процедуры в её черепе просверлили четыре отверстия, и из головного мозга удалили участки ткани размером с вишню. В результате она утратила способность ходить, стоять, есть и самостоятельно пользоваться туалетом. Её адвокат Роберт Линтон заявил: «Она потеряла всё — кроме понимания того, что она изменилась… Она стала полным инвалидом и нуждается в постоянном уходе».

Согласно оценкам, сегодня психиатрическая отрасль только в США ежегодно за счёт ЭCТ получает около 5 миллиардов долларов. 65-летние жители США получают процедуры электрошока на 365% чаще, чем 64-летние, потому что «Медикэр» (федеральная программа льготного медицинского страхования) начинает действовать для людей, достигших 65 лет. Это является доказательством того, что использование ЭСТ движимо не состраданием со стороны врача, а прибылью и тягой к наживе. Хотя психохирургия сегодня не столь распространена, как в прошлом, в США всё ещё ежегодно проводится до 300 операций, включая печально известную префронтальную лоботомию.

Несмотря на замысловатые научные хитросплетения, зверство ЭСТ и психиатрической хирургии подтверждает, что психиатрия не продвинулась дальше жестокости и дикости первоначальных лечебных мер. Этот отчёт составлен для того, чтобы подобно избиению кнутом, кровопусканию и порке пациентов, поставленным в наши дни вне закона, эти «лечебные меры» также были запрещены в качестве преступного посягательства на здоровье человека и преследовались по закону как таковое.

С искренним уважением,


Джен Истгейт
Президент Международной ГКПЧ

Лечение электрошоком

Электрошоковая терапия и другие методы лечения депрессии

Если медицинские препараты не смогли облегчить симптомы депрессии, в таком случае врач посоветует использовать другие способы лечения. Например, при острой депрессии, резистентной к основным методам лечения, назначают электрошоковую терапию или стимуляцию блуждающего нерва. При электрошоковой терапии электрический заряд проходит сквозь череп в мозг, вызывая при этом судорожный эффект. При стимуляции блуждающего нерва используется прибор, стимулирующий блуждающий нерв, что облегчает состояние депрессии. При легких формах депрессии также возможно использование лечения с помощью йоги или гипноза.

Что такое электрошоковая терапия?

Лечение электрошоком является одним из наиболее эффективных и безопасных методов лечения депрессии. При этом методе лечения на череп больного надеваются электроды, через которые пропускается контролируемый электрический заряд. Этот заряд вызывает в мозгу легкий эффект судороги. Это самый быстрый способ лечения пациентов с тяжелой формой депрессии, с высоким риском совершения самоубийства, с диагнозом маниакального поведения или с другими психическими заболеваниями.

Электрошоковую терапию применяют в тех случаях, когда традиционные способы лечения не облегчают состояние депрессии. Или в тех случаях, когда существует высокий риск того, что пациент нанесет физический урон себе или другим людям и нет времени ждать, пока лекарства начнут действовать.

Хотя электрошоковую терапию широко использовали еще в 40-50-х годах, общество до сих пор не понимает ее сути до конца. Большинство из побочных эффектов после этого лечения, случается из-за некорректного использования оборудования, некорректного руководства процессом или из-за недостаточной квалификации персонала. Существует также мнение, что электрошоковая терапия это «решение проблемы на скорую руку», вместо длительной госпитализации и приема лекарств. Также ошибочно думать, что таким способом депрессию «выбивают» из мозга пациента. Отрицательные отзывы в прессе и на телевидении, спровоцировали жаркие споры вокруг этого метода лечения.

Как проводят сеанс электрошоковой терапии?

Перед процедурой пациенту дают средство, расслабляющее мышцы и проводят общую анестезию. Электроды размещают на черепе пациента и пропускают через них электрический заряд, который контролируется специалистами. Этот заряд и вызывает судорожный эффект в мозгу.

Поскольку мышцы расслаблены, то физическое проявление судороги проявиться в виде легкого сотрясения ногами или руками. Во время процедуры пациент находиться под постоянным наблюдением врача. Пациент просыпается минуту спустя, ничего не помнит о самой процедуре и чувствует себя немного смущенно. Смятение длиться всего несколько минут.

Если врач назначил в качестве лечения шоковую терапию, то сеансы проводят три раза в неделю на протяжении месяца.

В каких ситуациях лучше применять шоковую терапию?

Согласно предписаниям Американской психиатрической ассоциации, электрошоковую терапию надо применять в следующих случаях:

Внутри шизофрении. Часть 5.

Помимо лекарств, очень редко, но все же применяется еще электросудорожная терапия (про инсулинокоматозную у меня нет информации). Сохранение таких методов связано не только не с садистскими наклонностями врачей, а с существованием феномена полной резистентности к лекарствам. Этот метод всегда предлагается как «опция отчаяния», когда других вариантов просто нет. Не помогает ни одно лекарство, психоз очень выраженный, с агрессией, с суицидальными наклонностями и т.д. В таких случаях, по сути, ничего более не остается. Иногда применение ЭСТ позволяет преодолеть резистентность к лекарствам, и к нему не возвращаются. Иногда не помогает даже он, к сожалению (но это большая редкость). Метод весьма опасный, по сути, это вызывание судорожного припадка при помощи электрического тока. Нередко встречается амнезия на предшествующие (ретроградная) или последующие (антероградная) события длительностью до нескольких недель или месяцев (!). После ЭСТ бывает продолжительное нарушение запоминания и ухудшение качества мышления. Метод очень жестокий, поэтому применяется только с согласия представителей пациента и только в самом последнем случае. Сейчас применяется так называемая «модифицированная ЭСТ», ток специальным образом модулирован, а электрод накладывают только с одной стороны головы (реже осложнения). Механизм действия ЭСТ до конца не ясен, ибо изобрели его в те времена, когда о мозге знали очень мало. По всей видимости, разряд тока вызывает «перезагрузку» нейрохимических механизмов, в связи с чем возможно изменение работы тех звеньев, которые запускают болезнь. В любом случае, этот метод очень неизбирателен и действие его спорно, о чем много раз было сказано с момента открытия нейролептиков.

Очень зря обходят стороной и такой метод лечения, как психотерапия. Да, психотерапией невозможно заниматься в момент острого психоза, когда больной скорее включит вас в бредовую систему, чем послушает, о чем вы ему рассказываете. Однако после стабилизации состояния, когда больной «приземляется», лечение словом ему очень пригодится. Дело в том, что каждое пережитое обострение оставляет не только «шрамы» в ЦНС (в виде более глубокого нарушения механизмов регуляции психики), но и очередной «проигрыш болезни» в сознании больного. Каждый больной надеется, что прошедший приступ был последним, и каждый больной чувствует, как рухнула очередная надежда, когда выходит из приступа. Это очень бьет по самооценке, по восприятию себя и своего места в обществе, очень часто приводит к депрессии. Больной чувствует одиночество (ведь он с болезнью один на один), печаль по поводу того, что жизнь проходит мимо и многие другие негативные эмоции. И самое главное – чем он провинился в жизни, что получает такое наказание? Чем он заслужил очередное погружение в сумасшествие? Ведь нередко это происходит, скажем, перед важным событием (свадьба, окончание вуза и т.д.), срывая все планы на несколько месяцев. Как бы мы ни старались заглянуть в природу болезни, нельзя забывать о том, что человек – не машинка с множеством рычажков, которые просто надо переключить в нужном порядке. Биологизация в психиатрии, на мой взгляд, серьезная проблема, вызванная изоляцией медицины от философии. Человек остается личностью даже в серьезной болезни, и нужно все же стремиться ему помочь на самом банальном уровне – поддержкой. Негативная симптоматика, скорость и степень прогрессии шизофрении находятся в значительной связи со степенью социализации больного, с тем, насколько одиноким и изолированным он оказывается.

С другой стороны, есть немалая проблема психологизации шизофрении, начатой с популярной некогда психоаналитической теории. Полностью отказываясь признать существование органического субстрата шизофрении, адепты психоаналитической школы пытались собрать воединое расколотое «Я» пациента, ссылаясь на различные детские травмы и нереализованные желания в качестве причины развития заболевания. Не отменяя пользы психотерапии, все же следует сказать, что такой подход в той же мере является крайностью, и себя совершенно не оправдал. Попытки откопать психологические причины шизофрении приводили либо к временному облегчению, либо к метаморфозу симптомов (например, иногда психоаналитикам удавалось убрать голоса в одной части головы больного, но в другой части их становилось вдвое больше), либо к обострению процесса. Кстати, больным шизофренией нельзя употреблять алкоголь и другие психоактивные вещества, а также нежелательно заниматься психотехниками (например, медитацией). Есть немало случаев, когда пришедшие в кружок медитирующих больные впоследствии госпитализировались, поскольку в процессе медитации впадали в кататонический ступор. Психотехники, как и психоактивные вещества, в той или иной степени задействуют дофаминергическую передачу, что, вероятно, и порождает такие феномены. По той же причине нередки обострения накануне или во время стрессов (сессия, свадьба, похороны и т.п.).

Последним пунктом хотелось бы упомянуть движение антипсихиатрии, начавшееся в 60-е годы. Его затруднительно назвать организованным движением, поскольку оно объединяет очень большое количество различных критических мнений касательно психиатрии. Часть из этих мнений является вполне конструктивной критикой, которая положительно повлияла на психиатрию как науку и практику, но другая часть – это лютая античеловеческая ересь, происходящая от полного невежества. Как водится, в нашей стране с легким опозданием тоже поднялись схожие настроения. И, как водится, переняли не самые адекватные идеи. Нередко встречаю в инете лозунги, что психиатрия не наука, что психических заболеваний не существует (ничего не напоминает?), а лечение – это всего лишь карательная мера со стороны государства, чтобы ограничить «оригинальные и необычные» умы. Попытки сугубо психотерапевтического лечения шизофрении также относятся к ветке антипсихиатрии. Таким образом, если у пациента голоса в голове – это просто его мировоззрение, его способ восприятия, и его не надо лечить. Правда, ничего не сказано на случай, если голоса приказывают ему взять топор и крошить всех подряд. Ничего не сказано и на случай, если он хочет покончить с собой от того, что ему говорят голоса.

Смотрите так же:  Как лечить депрессию дома

Все лекарства в антипсихиатрии есть зло и, даже если признается существование шизофрении, то лекарственное лечение лишь ухудшает течение. Негативной симптоматики тоже не существует – вся она происходит именно из-за лекарств.

И подобных точек зрения на разные аспекты психиатрии еще очень много. Нередко к движению примыкают либо сами больные из числа отказавшихся от лечения, либо их родственники, которые решили лечить больных самостоятельно. При этом сторонники антипсихиатрии забывают то, о чем я говорил выше – течение болезни до открытия нейролептиков. Да, вторичная негативка – большая проблема, но без лекарств негативные симптомы тоже возникают. Нарушение познавательных процессов действительно вызывается лекарствами, но без них оно тоже возникает. В большинстве своем, самая заметная часть антипсихиатрического движения – это невежественные люди с эпатажными лозунгами.

Тем не менее, у этого движения есть положительный вклад. В частности, с 60-х серьезно улучшили условия содержания больных, снизили применение ограничивающих средств (типа смирительных рубашке, ныне уже не применяемых), прислушались к жалобам больных на побочные эффекты, делающие жизнь мучительной. Таким образом, ни психиатры, ни антипсихиатры не являются святыми мучениками на алтаре науки и гуманизма. Есть лишь развитие науки, адекватная критика и информационный мусор, который обычно и звучит громче всего.

На этом я заканчиваю посты про шизофрению. Следующей темой, как и обещал, будет эпилепсия. А потом биполярное аффективное расстройство.

Судорожная терапия

Медикаментозная судорожная терапия

В 1934 г. венгерский психиатр Л. Медуна (L. Meduna) на основании гипотезы о несовместимости эпилепсии и шизофрении и относительно благоприятного течения последней в случае возникновения редких судорожных припадков предложил лечить шизофрению с помощью судорожной терапии. Медуна предполагал, что существует биологический антагонизм между шизофреническим процессом и эпилепсией.

Различие в строении тела, развитии мезенхимы (плохое при шизофрении и хорошее при эпилепсии), тенденция невроглии к гиперплазии при эпилепсии и гипоплазии при шизофрении, казалось, подтверждали эту гипотезу. В то же время многие психиатры и, в частности, М.Я. Серейский отрицали теорию антагонизма Медуны на том основании, что в практике судорожной терапии следует говорить не об эпилепсии и эпилептиформных припадках, а об экзогенном генезе эпилептиформных приступов.

Метод Медуны быстро нашел применение в психиатрической практике. Первоначально судорожная терапия проводилась при помощи камфорного масла. Сам Медуна применял достаточно токсические дозы камфорного масла вводя его внутримышечно от 10-15 до 40-50 мл 20% раствора.

Через 15-20 минут после введения камфорного масла возникало постепенно нарастающее в течение 3-4 часов психомоторное возбуждение с изменением сознания по экзогенному типу. Данный период сопровождался тягостными переживаниями, отрицательно сказывавшимися на отношении пациента к данному методу терапии, причем психомоторное возбуждение осложняло уход за больным.

В дальнейшем судорожные припадки достигали с помощью кардиазола (коразол). Для целей судорожной терапии применялся 10% водный раствор кардиазола, быстро вводимый внутривенно в средних дозах, равных 4-6 мл. Сложность вызывания припадка и благоприятный прогноз терапии находились при этом в обратных отношениях.

Несмотря на большой разброс показателей эффективности судорожной терапии, большинство психиатров признавали ее позитивную роль в лечении шизофрении.

Г.А. Ротштейн (1941) приводит в своей монографии «Судорожная терапия шизофрении» материал германских психиатрических клиник, касающихся сравнительных аспектов эффективности терапии инсулином и кардиазолом, при этом отмечая, что полная ремиссия при инсулине достигалась в 37,7% случаев, а при кардиазоле в 18,9%, заметное улучшение при инсулине в 28,9%, при кардиазоле в 37,1%. Автор подчеркивал разное количество пролеченных больных этими методами, при этом признавая приблизительно одинаковую эффективность судорожной и инсулиновой терапии.

Помимо камфоры и кардиазола для проведения судорожной терапии предлагались и другие препараты: азоман, ацетилхолин, углекислые соли аммония и хлористый аммоний.

Отмечалось, что абортивные формы припадка могут привести, в противоположность развернутому судорожному припадку, к ухудшению состояния больного.

Одни формы шизофрении лучше поддавались действию инсулина, другие — судорожной терапии. Гебефрения и простая форма плохо поддавались судорожной терапии.

Среди механизмов терапевтического эффекта судорожной терапии отмечали: психическую астенизацию; временное выключение сознания; переживание страха, «оживление примитивного комплекса умирание — рождение», активированный витальный инстинкт, «прорывающий» аутизм больного; комплекс биологических сдвигов, возникающих в мозгу в связи с припадком. М.Я. Серейский полагал, что собственно терапевтическим моментом является не сам припадок, а его последствия, в частности «депрессия метаболизма мозга», способствующая реактивной активизации обмена в ответ на припадок.

В процессе судорожной терапии шизофрении достаточно часто возникали различные осложнения. При этом на первом месте по частоте и тяжести стояли разнообразные вывихи и переломы.

Электросудорожная терапия

Несмотря на то что электросудорожная терапии (ЭСТ) применяется в психиатрии более 70 лет, литература, посвященная этому методу лечения, относительно невелика, еще меньше источников отражает опыт использования ЭСТ при шизофрении. D. Maxner D., M., Taylor (2008) отмечают, что если в популярном зарубежном издании «PubMed» «меланхолия» цитируется в 43000, то «электроконвульсивная терапия» всего лишь в 7000 источников.

Методологические сложности контролируемых исследований и расхождения в диагностических критериях затрудняют оценку эффективности ЭСТ при шизофрении. Так, в частности, при анализе литературы, посвященной эффективности ЭСТ при шизофрении, создается впечатление, что значительная часть случаев биполярного аффективного расстройства, не говоря уже о шизоаффективном расстройстве, во многих исследованиях рассматривается как шизофрения. Однако в большинстве работ подчеркивается невысокая эффективность ЭСТ при «хронической шизофрении», в противоположность эффективности ЭСТ биполярного аффективного расстройства.

В настоящее время ЭСТ считается достаточно дорогостоящим методом лечения, стоимость которого, включая стоимость медикаментов, привлеченных специалистов и время пребывания в стационаре, достигает в некоторых зарубежных клиниках 1500 — 2000$ на курс лечения (Maixner D., Taylor A., 2000).

Кратко остановимся на основных моментах истории применения ЭСТ при шизофрении.

Для лечения острого приступа шизофрении электрошок был предложен в конце 30-х годов (Cerletti U., Bini L., 1938)

Итальянец U. Cerletti-основоположник электросудорожной терапии шизофрении («лечение аннигиляцией»), полагал, что в момент смерти в организме появляются вещества, названные им «акроагонинами». U. Cerletti пытался выделить эти вещества с целью их использования в качестве лечебного средства. Он считал, что терапевтический эффект электрошока при шизофрении обусловлен «секрецией оживляющих веществ („акроагонинов“) тканями мозга в ответ на шок, спровоцированный судорогами». Однако позже A. Bennet (1940) опроверг эту гипотезу, проведя электрошок на фоне введения кураре.

В 1943 г. J. Delay идентифицировал «диэнцефальные синдромы», вызванные электрошоком. Он обнаружил аналогичные биологические синдромы, развивающиеся при различных методах шоковой терапии, отчасти продемонстрировав их близость с синдромом стресса Г. Селье.

В СССР одним из первых предложил лечить шизофрению с помощью судорожной терапии Н.Н. Зак.

В 40-е годы ХХ столетия электросудорожная терапия постепенно вытеснила судорожную терапию коразолом, метразолом и др.медикаментами. В то время минимальная судорожная доза подбиралась эмпирически. Обычно лечение начинали с 80 В и экспозиции-0,5 сек.

До середины 50-х годов ЭСТ проводили без анестезии, мышечной релаксации и мониторинга ЭЭГ.

U. Cerletti в 1950 г. пришел к выводу, что шизофрения плохо поддается лечению электросудорожной терапией. Этот метод он считал более предпочтительным для лечения депрессии, но, однако, рекомендовал применение ЭСТ при параноидной форме шизофрении. По его мнению, электрошок способен «деблокировать» (растормозить) шизофрению, чтобы, как и наркоанализ, повысить ее восприимчивость к другим методам терапии.

Большинство психиатров полагали, что ЭСТ, как и другие методы активной терапии шизофрении, особенно эффективна в случае относительно небольшой продолжительности заболевания, в частности, до одного года.

В 70-х и 80-х гг. представители антипсихиатрии развили достаточно сильное движение, направленное против использования ЭСТ, что отчасти сказалось на негативном отношении общества к этому методу лечения. В то же время среди психиатров этот метод продолжал пользоваться достаточной популярностью и считался достаточно эффективным и безопасным. Не вызывало сомнения, что при резистентной к фармакотерапии депрессии ЭСТ может быть эффективной.

В настоящее время среднее количество сеансов ЭСТ колеблется в значительных пределах (12-20). Сеансы ЭСТ обычно проводятся 2-3 раза в неделю. Унилатеральная ЭСТ считается менее эффективной, чем билатеральная (наложение электродов от виска к виску), что некоторые исследователи связывают с прохождением тока через диэнцефальные и близкие к ним структуры мозга (таламус и гипоталамус). ЭСТ, вероятно, имеет тропизм к определенным психопатологическим синдромам. По мнению R. Abrams (2002), этот метод может оставаться эффективным до тех пор, пока в статусе больного определяется прогностически благоприятный синдром чувствительный к ЭСТ.

Эффект ЭСТ некоторые исследователи объясняют воздействием электрошока на нейропептиды, содержание которых заметно меняется в таких структурах мозга, как гиппокамп и лобная кора, после проведения сеанса ЭСТ.

Касаясь механизма действия ЭСТ, в частности влияния на моноаминергические системы, можно отметить, что на первом этапе терапии ЭСТ количество рецепторов дофамина снижается, что компенсаторно обусловливает усиленный выброс дофамина и норадреналина. Однако в отдельных структурах мозга (locus coerules, substantia nigrа) происходит снижение функциональной активности синапсов норадренергических и дофаминергических нейронов. Некоторые авторы объясняют этот эффект параллельным «блокирующим» воздействием ЭСТ на постсинаптические рецепторы. На наш взгляд, здесь просматривается некоторая аналогия с механизмом действия одного из современных атипичных антипсихотиков арипипразолом.

Повторные сеансы ЭСТ усиливают чувствительность одних серотониновых рецепторов (5НТ1А, 5НТ3) и уменьшает число других рецепторов (5НТ2А). Повышение чувствительности серотониновых рецепторов гиппокампа приводит к усилению выброса глютамата.

Повторные сеансы ЭСТ сокращают количество действующих М-холинорецепторов.

Наиболее эффективна ЭСТ при депрессии (Смулевич А.Б., 1974; Слободская Б.С., 1983 и др.). Однако, по мнению большинства психиатров, ЭСТ все же следует считать показанной как средство второй или даже третьей линии терапии резистентной депрессии. В отношении терапии резистентной шизофрении, ЭСТ рекомендовано считать четвертым этапом ее преодоления, после применения клозапина или комбинации двух антипсихотиков (Royal College of Psychiatrists., 2005)

Слабее проявляется эффект ЭСТ по отношению к маниакальному состоянию или аффективно-бредовым синдромам. Позитивный эффект отмечен при лечении ЭСТ кататонии (включая онейроидную и фебрильную кататонию), вне нозологической специфичности данного синдрома, что в какой-то мере может свидетельствовать о неспецифичности кататонии по отношению к какому-либо психическому расстройству вообще.

Основные показания к терапии шизофрении методом ЭСТ

  • Кататония (кататонический ступор);
  • Затяжные и резко выраженные аффективные и аффективно-бредовые синдромы, особенно депрессивного спектра;
  • Стойкие суицидальные тенденции;
  • Отдельные стойкие галлюцинаторные феномены («музыкальные галлюцинации»).

Согласно рекомендациям Национального Комитета по оценке клинического качества терапии США (NCCL., 2003), ЭСТ можно рекомендовать для достижения быстрого, но все же кратковременного эффекта в отношении таких симптомов, которые, во-первых, представляют опасность для жизни, а во-вторых, обнаруживают стойкую резистентность к медикаментозному лечению: тяжелая депрессия, кататония и затяжной и резко выраженный маниакальный эпизод.

В свое время ЭСТ рекомендовалась при шубообразных и рекуррентных приступах шизофрении. При этом подчеркивалась необычность обрывающего эффекта ЭСТ (Мощевитин С.Ю., 1988).

В литературе встречаются сообщения об эффективности ЭСТ при отдельных типах галлюциноза («музыкальные галлюцинации»).

Сравнительно резистентными к ЭСТ считаются бредовые синдромы: паранойяльный (Мощевитин С.Ю., 1988), Кандинского — Клерамбо и парафренный, хотя с точки зрения патогенетической терапии интересно отметить относительную изоляцию бреда, сформировавшегося в структуре параноидного синдрома, от личности пациента, появление как бы «параллельного отношения» к фабуле бреда в результате проведенного курса ЭСТ (Мишин В.С., 1975).

Слабо эффективен данный метод терапии по отношению к психопатологическим синдромам, включающим в себя выраженной компонент тревоги (Нуллер Ю.Л., Михаленко И.Н., 1988), который, как известно, во многом отражает структуру личности больного. Относительно резистентны к ЭСТ обсессивно-компульсивные синдромы. По мнению некоторых авторов, если в структуре психического статуса пациента встречается депрессивный синдром, то его наличие является своего рода индикатором чувствительности психопатологической симптоматики по отношению к ЭСТ. В отношении маниакального синдрома возможна комбинация ЭСТ с антипсихотиками.

На наш взгляд, указания некоторых авторов в отношении возможностей терапии негативной симптоматики с помощью ЭСТ следует считать сомнительными. Если негативная симптоматика уступает ЭСТ, скорее речь идет о нераспознанной симптоматике депрессии.

Абсолютных противопоказаний к ЭСТ нет (Нельсон А.И., 2005). В то же время большинство психиатров считают абсолютным противопоказанием для ЭСТ детскую шизофрению. Во всяком случае применение ЭСТ у детей и подростков не рекомендуется. Также не показано применение ЭСТ в период менструаций.

По данным Barcer J., Barcer A. (1959), на 100000 случаев проведения ЭСТ приходится 3-4 случая смерти. Многие авторы связывают летальный исход с неправильно проведенной общей анестезией и наличием достаточно тяжелых сопутствующих психическим расстройствам заболеваний сердечно-сосудистой системы (фибрилляция желудочков и инфаркт миокарда).

Смотрите так же:  Шизофрения формы и виды

Относительными противопоказаниями к ЭСТ считаются те заболевания, которые повышают риск осложнений, возникающих в ходе общей анестезии, например, респираторные инфекции, серьезные заболевания сердечно-сосудистой системы: нарушения ритма сердца, выраженные колебания артериального давления, аневризма аорты.

Относительные противопоказания к применению ЭСТ

  • Респираторные инфекции.
  • Серьезные заболевания сердечно-сосудистой системы (аритмия, аневризма аорты, гипертоническая болезнь, сопровождающаяся тяжелыми гипертоническими кризами, инфаркт миокарда).

В разное время к осложнениям, возникающим при проведении ЭСТ, относили: появление спонтанных судорожных припадков, астенических расстройств, длительных нарушений сознания, афазий и апраксий, заболеваний органов дыхания, обострение ранее компенсированных заболеваний различных органов и систем (Нельсон А.И., 2005).

Состояния, требующие неотложной помощи в процессе проведения ЭСТ: длительное апноэ (6,26%), рвота во время проведения ЭСТ (1,57%), спутанность на выходе из наркоза (2,36%), большинством специалистов считаются легко устранимыми и связанными с качеством проведенной анестезии.

Повышение артериального давления, наблюдающееся у 9,4% больных, в большинстве случаев редуцируется самостоятельно.

Относительно часто после проведения ЭСТ пациенты жалуются на преходящие, головные боли. Это осложнение фиксируется почти в 40% случаев после ЭСТ (Devanand D. et al., 1995). Этиология головных болей остается неизвестной, однако большинство специалистов связывают ее с изменением тонуса сосудов мозга. По мнению D. Maixner, A. Taylor (2008), вероятность появления головной боли высока в том случае, если в анамнезе болезни пациента встречаются указания на перенесенные в прошлом приступы мигрени. Возможной причиной головных болей может быть и прямое воздействие ЭСТ на мышцы височной области.

После ЭСТ возможно появление относительно кратковременных когнитивных нарушений, в частности кратковременной ретроградной и антероградной амнезии. Однако современные методы использования ЭСТ (короткие импульсы и небольшое напряжение) уменьшают выраженность когнитивных нарушений, возникающих после проведения ЭСТ. По мнению некоторых авторов, выраженность когнитивных нарушений также зависит от места расположения электродов (оптимально билатеральное расположение электродов) и частоты проведения процедур. В отдельных работах сообщается, что нейропсихологические исследования (батареи нейропсихологических тестов), проведенные у некоторых пациентов спустя 12-24 месяцев после применения ЭСТ, даже демонстрируют более лучшее состояние когнитивной сферы, чем оно имело место до проведения сеансов ЭСТ (Abrams R., Taylor M., 1985). Относительным предиктором выраженности кратковременных когнитивных нарушений после проведения ЭСТ можно считать качество полученной ремиссии, в частности, степень купирования депрессивной симптоматики (Cole-man E. et al., 1996).

В настоящее время ЭСТ достаточно часто сочетают с фармакотерапией. Совместное применение ЭСТ и фармакотерапии, по мнению некоторых авторов, помогает добиться уменьшения сроков пребывания больных в стационаре, но процент осложнений при подобном лечении может быть достаточно большим и составлять, по данным некоторых исследователей, примерно 30% (Карпов А.М., Комиссаров А.Г., 2005).

Не рекомендуется назначение перед курсом ЭСТ бензодиазепинов в связи с тем, что данные препараты способны сократить время судорожного припадка. В отношении влияния бензодиазепинов на уровень судорожного порога среди специалистов нет единой точки зрения. В отличие от бензодиазепинов, по мнению А.И. Нельсона (2005), барбитуровый наркоз не увеличивает судорожный порог и не уменьшает продолжительность припадка.

Попытки совместного применения ЭСТ и антипсихотиков получили неоднозначную оценку психиатров. Высказывалась мысль о взаимном усилении эффекта нейролептиков и ЭСТ. В то же время ряд специалистов сообщали об опасности применение ЭСТ на фоне лечения аминазином.

Предполагалось, что последовательное использование психофармакологических препаратов после ЭСТ стабилизирует ремиссию шизофрении (Саарма Ю.М., Саарма М.М., 1987).

У некоторых психиатров складывалось впечатление, что значимость сочетания ЭСТ и психофармакологических препаратов меняется на протяжении курса терапии, как правило, на первом этапе она более весома, чем в дальнейшем.

Писали об эффективности сочетания традиционных нейролептиков и ЭСТ при маниакальном синдроме (галоперидол, трифтазин), при резистентных вариантах течения шизофрении (флупентиксол) (Chanpattama W., 2001), однако некоторые авторы при этом отмечали случаи угнетения гемодинамики.

Ряд психиатров считают, что применение комбинированной терапии ЭСТ с атипичными антипсихотиками (респиридон) позволяет ускорить время наступления ремиссии, улучшить ее качество и уменьшить агрессивность больных. Отмечен позитивный эффект сочетания ЭСТ и лепонекса, ЭСТ и оланзапина при лечении резистентной шизофрении (Tang W., Ungvari G., 2002; Оленева Е.В., Цукарзи Э.Э., Мосолов С.Н., 2005).

Комбинация ЭСТ с высокими дозами антипсихотиков с их последующей отменой способна вызвать делирий, купирование которого облегчает и устраняет симптоматику эндогенных психозов (Подсеваткин В.Г., 2003).

В случае комбинированной терапии ЭСТ и атипичных антипсихотиков пациентам в большинстве случаев проводят курс 8-18 сеансов билатеральной ЭСТ, с частотой 2 сеанса в неделю.

Транскраниальная магнитная стимуляция

В 80-х годах двадцатого столетия для лечения ряда психических расстройств, особенно тех, которые включали в себя выраженную депрессивную симптоматику, предложили использовать периодическую транскраниальную магнитную стимуляцию (ТМС).

При этом предполагалось, что с помощью быстрой альтернативной смены магнитных полей можно неинвазивно стимулировать отдельные зоны коры мозга (Barker A. et al., 1985). Однако оказалось, что при ТМС индуцированные сменой магнитных полей изменения электрического поля распространяются на глубину не более 2 см, поэтому данный метод лечения может влиять только на поверхностные зоны коры мозга.

В первых работах, посвященных использованию ТМС при шизофрении, стимулировались достаточно обширные зоны билатерально префронтальной и теменной коры мозга.

Помимо низкочастотной ТМС (1 Гц) было предложено использовать и высокочастотную стимуляцию (20 Гц). Психиатры отметили, что при высокой частоте ТМС возможно появление судорожных приступов. В дальнейшем был разработан особый метод лечения, несколько отличающийся от первоначальной ТМС — магнитно — судорожная терапия (МСТ). Оказалось, что МСТ представляет по своему эффекту как бы «локальную ЭСТ», способную вызвать судороги за счет фокального влияния на определенные структуры мозга.

Для контроля эффективности ТМС при раздражении двигательной области коры важно фиксировать мышечный ответный потенциал, заметный по сокращению отдельных групп мышц.

В настоящее время опубликовано сравнительно большое количество результатов исследований эффективности субконвульсивной ТМС при депрессии, мании, обсессивно-компульсивном расстройстве, синдроме посттравматического стрессового расстройства и панических атак (George M. et al., 1999).

В открытом исследовании V. Geller et al. (1997) было продемонстрировано, что у 60% больных «хронической шизофренией» можно получить транзисторный позитивный эффект даже после однократного сеанса ТМС. Более позитивные результаты, были получены M. Feinsod et al. (1998) при узколокальной стимуляции мозга стимулами с частотой 1 Гц при двухнедельном курсе терапии. Однако улучшение состояния больных в основном касалось тревоги и раздражительности и не затрагивало собственно симптоматику шизофрении.

В некоторых последних исследованиях отмечена эффективность повторной транскраниальной магнитной стимуляции (ТМС) при терапевтически резистентных галлюцинациях или тех случаях шизофрении, где была выражена негативная симптоматика (Wobrock T. et al., 2006). Hoffman et al. (1999) сообщили об успешном применении ТМС (1 Гц) при точечной стимуляции левой височно-теменной зоны коры у больных со стойкими слуховыми галлюцинаций. Терапевтический эффект в данном случае объясняется тем, что слабая низкочастотная стимуляция определенных областей мозга, способна погасить очаг возбуждения в тех зонах коры, которые предположительно вовлечены в патологический процесс при наличии слуховых галлюцинациях (Chen R. et al., 1997). Некоторые авторы сообщают об ослаблении выраженности слуховых галлюцинаций уже спустя 4 дня после проведения рТМС, у некоторых пациентов наблюдался отставленный позитивный эффект, который был замечен спустя 2 месяца после проведения курса ТМС (Poulet E. et al., 2005).

Тщательно контролируемые исследования, однако, ранее показали, что эффект ТМС при лечении шизофрении не имеет статистически значимых отличий от эффекта плацебо-терапии (Klein E. et al., 1999).

В 1999 г. Z. Nahas сообщил о случае редукции негативной симптоматики после воздействия высокочастотной ТМС (20 Гц) на левую дорсолатеральную префронтальную зону. Также сообщалось об эффективности высокочастотной ТМС по отношению к кататонии (Grisary N. et al., 1998) и купированию психотической симптоматики (Rollnik J. et al., 2000).

В последних работах, включающих в себя и лонгитудинальные исследования, указывалось об эффективности высокочастотной ТМС в отношении не только редукции негативной, но и депрессивной симптоматики шизофрении, однако при этом было отмечено и усиление позитивной симптоматики болезни. Подчеркивалось, что ослабление выраженности признаков депрессии не коррелирует со степенью редукции негативной симптоматики (Hajak G. et al., 2004).

Большинством специалистов использование ТМС для лечения больных шизофренией в настоящее время не рекомендуется, в следствии недостаточно изученной эффективности данного метода.

Почему мы напрасно боимся лечения электрошоком

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Мы до конца не понимаем, как она работает, но электросудорожная терапия (ЭСТ) помогает пациентам избавиться от симптомов болезни в более чем 80% случаев. То клеймо, которое к ней пристало, мешает использовать этот метод на благо больных людей, убежден автор научно-популярных статей и книг.

80 лет назад в одном из старейших университетов мира, Римском университете «Сапиенца», врачи пропустили через голову 39-летнего мужчины ток с напряжением в 100 вольт.

Неделю назад этого человека задержала полиция. Он бродил по улицам, бормоча никому не понятные слова.

«Он был абсолютно бесстрастен, ни на что не реагировал. Он был похож на дерево, которое не дает плодов», — писал молодой в то время психиатр Фердинандо Аккорнеро.

Установить личность мужчины было невозможно, никто его не разыскивал. Ему поставили диагноз: шизофрения в тяжелой стадии.

«Прогноз был плохим, — писал Аккорнеро. — Мы заключили, что имеем дело с полностью разрушенной психикой и надежды даже на частичное выздоровление нет».

Однако случилось так, что уже через несколько недель загадочный пациент уже разговаривал нормально, вернулся домой, к жене, и даже вновь приступил к работе инженером в Милане.

Пациент, обозначенный как «Э.С.», стал первым человеком, для лечения которого был применен метод электрошока. И хотя симптомы через несколько месяцев вернулись, к тому времени и сам мужчина, и врачи уже знали — Э.С. вполне можно лечить.

Сегодня на электросудорожную (электроконвульсивную) терапию, ранее известную как электрошок или электрошоковая терапия, часто смотрят как на что-то варварское, как на орудие пытки, с помощью которого разрушается мозг и которому не место в современной медицине.

И тем не менее ЭСТ остается наиболее эффективным методом лечения небольшой группы психических заболеваний.

Никто до конца не понимает, как это работает. Но в более чем 80% случаев ЭСТ помогает избавиться от симптомов различных маний, кататонии или тяжелых случаев депрессии, часто кончающихся суицидом.

Метод электросудорожной терапии далек от совершенства. Например, с его помощью нельзя полностью вылечить пациента, ЭСТ необходимо применять каждые несколько месяцев, чтобы предотвратить возвращение начальных симптомов. К тому же существует риск потери памяти (хотя часто — лишь временной), головных болей и болей в челюстях.

Но оправдывают ли эти побочные эффекты ту стигму, которая сопутствует этому методу лечения? Химиотерапия, например, тоже вещь опасная, доставляет страдания пациенту и часто не приносит успеха — тем не менее ее продолжают считать одним из основных методов лечения рака.

Многим людям электросудорожная терапия могла бы спасти жизнь.

Самоубийство (часто связанное с психическим заболеванием) — главная причина смерти у британских мужчин в возрасте между 20 и 49 годами. В мире это вторая по значимости причина смерти у людей в возрасте от 15 до 29 лет.

А депрессия — основная глобальная причина недееспособности, превосходящая в этом любую другую болезнь.

В чем же состоит правда об электросудорожной терапии?

Каждое утро, в 9 часов, будильник в моем телефоне напоминает мне, что пора принять антидепрессанты. В отличие от предыдущих, эти таблетки, кажется, работают.

В сочетании с регулярными консультациями у психотерапевта и двумя курсами когнитивно-поведенческой психотерапии (КПП) это дало мне почти четыре месяца жизни без единого приступа депрессии. До этого такие приступы случались с периодичностью раз в две недели, в лучшем случае — раз в месяц.

Я еще не вылечился, у меня просто ремиссия. Депрессия вернется — было бы наивным с моей стороны думать обратное.

Потеря интереса к вещами, которые раньше доставляли радость, неспособность любить своих любимых людей, преследующие тебя мысли о самоубийстве — все это вернется.

Однако и те несколько месяцев (а может быть, и больше), во время которых я свободен от оков депрессии, для меня бесценны.

Я часто думаю: как бы лечили мою депрессию, если бы я жил в другое время? В начале XX века меня бы, наверное, поместили в одну из тех психиатрических лечебниц, которые были разбросаны по сельской местности Британии.

В 1930-х мне бы выписали амфетамины (класс лекарств, включающий в себя экстази), которые рекламировались как первые антидепрессанты.

В 1940-х (десятилетие, когда мои родители были в моем нынешнем возрасте, 25-35 лет) меня бы попробовали лечить электрошоком.

Электрошоковая терапия в то время была так популярна, что ее часто применяли в поликлиниках — примерно так же, как люди ходили к стоматологу, они шли на процедуру электрошока и потом возвращались домой. (В одном исследовании 1980 года было обнаружено, что 50% опрошенных боялись визита к зубному врачу больше, чем процедуры ЭСТ.)

Смотрите так же:  Аутизм у взрослых как проявляется

Идея применить конвульсии (судороги) для лечения психических заболеваний принадлежит неврологу из Будапештского университета Ласло Медуне.

Как и другие врачи, работающие в психиатрических больницах, он заметил, что пациентам-шизофреникам становилось заметно лучше после конвульсий (которые были результатом приема сильных лекарств). Они избавлялись от галлюцинаций, бессвязности речи и бреда.

И хотя симптомы со временем возвращались, Медуна задумался над тем, как можно наиболее эффективно использовать судороги для лечения пациентов в его сфере.

В 1934 году он начал применять лекарство под названием кардиазол (или метразол в США), которое провоцировало судороги уже спустя секунды или пару минут после укола в мышцу.

Придя в себя, ранее страдающие кататонией пациенты начинали самостоятельно ходить, одеваться, а в некоторых случаях впервые за несколько лет говорили.

Новый метод вызвал взрыв энтузиазма. Неужели теперь можно вылечить ранее неизлечимое?

Услышав о кардиазоле, Уго Черлетти, декан факультета психических и нервных болезней Римского университета «Сапиенца», подумал, что знает гораздо лучший способ добиться судорог.

Он уже много лет применял короткие и сильные разряды электричества во время экспериментов на животных. Это приводило к припадкам, похожим на эпилептические.

Метод Черлетти выглядел доступным, дешевым и в высокой степени управляемым. В отличие от кардиазола, который мог действовать по-разному, у воздействия электричеством было две основных переменных — количество вольт и отрезок времени (доли секунды).

Основываясь на этих двух параметрах, один из студентов Черлетти, Лючио Бини, сконструировал и построил аппарат, на котором можно было повышать и понижать напряжение, а при помощи автоматического секундомера ограничить время разряда одной десятой секунды.

«Аппарат Черлетти-Бини» посылал электроразряд по двум электродам (обернутым в ткань, пропитанную солевым раствором), закрепляемым по обе стороны головы пациента, над висками.

Что затем происходило с пациентом, нельзя было назвать приятным. Все мышцы сразу сокращались, тело пациента выгибалось дугой, как будто в гротескной позе йоги, воздух со свистом покидал легкие, ноги и руки совершали хаотичные движения, из-за сокращения и натяжения всех сухожилий тело начинало избавляться от мочи и кала, а у мужчин — даже от семенной жидкости.

Кости трескались — хотя это были микроскопические трещинки, заметные только на рентгене и быстро срастающиеся, это было весьма пугающе.

Сообщалось также о потере памяти. Приходя в сознание после процедуры, некоторые пациенты не понимали, где находятся, как сюда попали и кто их ближайшие родственники.

Хотя в большинстве случаев память восстанавливалась в течение нескольких дней или недель, к некоторым она так и не возвращалась.

Отвечая критикам электросудорожной терапии, Лотар Калиновски, один из бывших коллег Черлетти, писал в 1946 году: «Хирург не отказывается от необходимой операции из-за того, что она рискованная… Психические расстройства так же деструктивны, как и злокачественная опухоль, и несут более ужасные страдания. Таким образом риск оправдан».

И действительно, при всех своих недостатках ЭСТ была необычайно эффективна при лечении некоторых наиболее сложных для излечения психических заболеваний — особенно, как вскоре выяснилось, тяжелой депрессии.

В 1945 году исследование, проведенное психиатрами больницы Маклин в штате Массачусеттс, показало, что ЭСТ помогло избавиться от тяжелого приступа депрессии 80% пациентов. По меньшей мере двое из них находились в этом состоянии от 10 до 15 лет — после шести-семи процедур, проведенных в течение нескольких недель, депрессия их покинула.

Как лесной пожар высвобождает семена из шишек хвойных деревьев, так электроразряд — а точнее, судороги, которые он порождает, — освобождает пациента от психического панциря, в который его заковывает болезнь.

Как однажды, в 1950-е, записал в дневнике Питер Крэнфорд, психиатр из штата Джорджия, «сегодня он в кататоническом ступоре, а завтра играет в баскетбол».

С первых же дней метод электрошоковой терапии часто применялся неверно, а порой им просто злоупотребляли. В 1944 году, когда Вторая мировая подходила к концу, Эмиль Гелни, врач, работавший в двух психиатрических больницах в Австрии и член нацистской партии, так усовершенствовал аппарат ЭСТ, чтобы его можно было применять для умерщвления больных психическими заболеваниями.

Он добавил еще четыре электрода, и аппарат давал разряд в течение не миллисекунд, а нескольких минут. Так были убиты 149 пациентов, жизнь которых «не представляла ценности».

И хотя от смертельных инъекций и голода погибло куда больше людей, вполне понятно, почему «работа» Гелни бросила темную тень на будущее ЭСТ.

Часто эта терапия применялась там, где она просто не могла помочь. В 1946 году два итальянских психиатра из Сиены писали: «Сегодня нет такого психического заболевания, которое не попробовали бы лечить с помощью ЭСТ».

В том числе гомосексуальность, которая на протяжении многих лет официально считалась формой психической болезни — в частности, в справочнике Американской психиатрической ассоциации.

Такое широкое применение ЭСТ — часто без согласия пациента — было способом контролировать неконтролируемых больных. После процедуры они находились в полусонном состоянии, с замутненным сознанием, поэтому с ними было легче справиться. Так что это было не лечением, а лишением свободы.

Что при словах «электрошоковая терапия» приходит в голову всякому, кто посмотрел фильм «Пролетая над гнездом кукушки» с Джеком Николсоном в роли Макмерфи, за которую актер получил Оскара? Насильственная процедура без обезболивания в качестве наказания.

Однако продукция Голливуда не обязательно имеет отношение к реальной жизни. Уже в 1940-х ЭСТ стали применять с анестезией и лекарствами для расслабления мускулатуры, чтобы избавить тело от конвульсивных сокращений, предотвратить трещины в костях. Пациент просто спал во время процедуры.

В качестве анестезии применяли экстракт кураре в сочетании с сильными седативными препаратами. Однако это привело к увеличению количества смертных случаев (четыре на 11 тыс. пациентов к 1943 году), поскольку препараты могли остановить и дыхание.

В 1950-х вместо кураре начали применять сукцинилхолин в сочетании с обычной анестезией.

И сегодня эта процедура выглядит совершенно не похоже на ту, пугающую. Все судороги происходят лишь у пациента в мозгу, что подтверждает электроэнцефалограмма.

Такая «модифицированная электросудорожная терапия» гораздо безопаснее. Она уменьшила показатель смертности до примерно одного случая на 10 тысяч пациентов — это ниже, чем у обычной анестезии.

Как написал в 1977 году один врач из Чикаго, «ЭСТ примерно в 10 раз безопаснее, чем роды».

Несмотря на все усовершенствования, после 1960-х ЭСТ впала в немилость, о ней постарались забыть. Хотя, как писали в 2007 году историки медицины Эдвард Шортер и Дэвид Хили, забыть о ней — это примерно то же самое, что забыть о пенициллине.

Произошло это частично из-за того, что врачи стали выписывать для лечения депрессии лекарства — хотя они часто были куда менее эффективны в тяжелых случаях. И частично из-за того, какой образ ЭСТ сложился.

В 1970-х, писали Шортер и Хили в своей книге «Шоковая терапия», растущие антипсихиатрические настроения направлялись Церковью сайентологии, которая провозгласила, что ЭСТ разрушает мозг.

Убедительных доказательств этому нет. В 1991 году, проведя процедуру ЭСТ для 35 пациентов с депрессией, Эдвард Коффи и его коллеги из Университета Дьюка заключили: «Наши результаты подтверждают (…) что нет никакой связи между ЭСТ и повреждениями мозга».

Потеря памяти, однако, — это проблема, с существованием которой согласны и ученые, и сайентологи, по крайней мере — в определенной степени.

Хотя память обычно возвращается спустя несколько недель после ЭСТ, есть свидетельства и о полной ее потере.

Как и в случаях других болезней или операций, в каждом отдельном случае врачам надо взвешивать, чего больше принесет ЭСТ — вреда или пользы.

Самый важный вопрос здесь состоит не в том, зло или добро электросудорожная терапия, а в том, помогает ли она тем людям, которые в этом нуждаются.

Имеются достаточные доказательства того, что ЭСТ — не просто эффективный метод лечения, она в некоторых случаях — лучший из имеющихся методов.

«Правда состоит в том, что это необычайно хороший метод, — говорит Викрам Пател, профессор школы медицины Гарварда. — Это метод, который спасает жизни людей, один из немногих в психиатрии».

«В действительности я никогда не видел методов лечения в психиатрии, которые бы работали так же феноменально, как ЭСТ».

В 2004 году исследование, финансируемое Национальным институтом психического здоровья (США), обнаружило, что из 253 пациентов с тяжелой и психотической депрессией у 238 (94%) наблюдалось значительное сокращение симптомов после ЭСТ.

189 (75%) пациентов достигло полной ремиссии после в среднем семи процедур ЭСТ в течение трех недель. 10 человек (4%) прекратили курс в связи с проблемами с памятью или спутанности сознания.

По сравнению с этим антидепрессанты, схожие с теми, которые принимаю я, обычно эффективны только у двух из трех человек (66%) с депрессией, а ремиссия наступает у одного из трех (33%).

В отношении потенциала ЭСТ Джордж Киров, профессор-клиницист из Кардиффского университета (Британия), в 2017 году написал, что «если у пациента с психотической депрессией не наступает улучшения в ходе курса ЭСТ, то надо разобраться, что мы делаем неправильно».

Отличный прогноз — даже для таких подверженных депрессиям и часто не имеющих возможности принимать антидепрессанты групп населения, как беременные женщины и пожилые люди.

Когда я собирал материал для этой статьи, я обсуждал ЭСТ с несколькими друзьями и членами моей семьи. И каждый раз разговор начинался с похожей реакции: «Что, это до сих пор делают?!» Недоверие, ужас и даже шок.

И это понятно. Даже тем, кто не смотрел «Пролетая над гнездом кукушки», применение электрического разряда в отношении человека представляется скорее пыткой, чем лечением.

Но этот имидж электросудорожной терапии как варварского, болезненного, разрушающего мозг метода мешает помочь тем людям, которые в нем крайне нуждаются.

Из-за этого имиджа не только в больницах неохотно прибегают к ЭСТ, но и люди, которым метод мог бы отлично помочь, не рассматривают его как вариант лечения.

Стигма, лежащая на ЭСТ, не просто вредна, она мешает лечить и спасать людей от смерти.

Но интерес к ЭСТ возвращается. Согласно последним данным, число людей, решающих обратиться к ней, растет.

Например, в Британии в 2015-2016 гг. было проведено 22600 процедур ЭСТ — это на 11% больше чем годом раньше.

Вместе с ЭСТ начали применять более избирательные формы электротерапии — такие как глубокая электростимуляция головного мозга и транскраниальная магнитная стимуляция (и та и другая все чаще применяются для лечении депрессии, болезни Паркинсона и других психических расстройств).

Что касается меня, то успокаивает тот факт, что если вдруг мои антидепрессанты прекратят работать и мое состояние ухудшится, есть многообещающая альтернатива.

Хотя мы плохо понимаем, как работает ЭСТ, ее часто сравнивают с перезагрузкой компьютера.

Возможно, точно так же пора перезагрузить и наши устаревшие представления об электрошоковой терапии.

Алекс Райли живет в Бристоле и пишет статьи на научные темы. Сейчас он работает над научно-популярной книгой о том, как в разных странах лечат депрессию.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

Другие статьи

  • Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста Консультация (младшая группа) по теме: консультация для воспитателей. Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста. Консультация для воспитателей. Предварительный просмотр: Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного […]
  • Можно ли отказаться от совершеннолетнего ребенка Можно ли отказаться от совершеннолетнего ребенка Законодательством Российской Федерации не предусмотрено процедуры отказа от ребенка, возможно только лишение родительских прав. Так, согласно ст. 69 СК РФ родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если […]
  • Что входит в обязанности родителей по воспитанию детей Глава 12. Права и обязанности родителей (ст.ст. 61 - 79) Глава 12. Права и обязанности родителей См. Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 20 июля 2011 г. © ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 2019. […]
  • Можно ли ребенку капать ромашку в нос отвар ромашки и нос неделю назад мы заболели к нам приходила врач и сказала 5 раз в день промывать нос пипеткой ромашки, потом отсасывать аспиратором, а потом капать капли сейчас я разговаривала с подругой, она меня отругала, сказала, что нельзя так ни в коем случае, […]
  • Как правильно купать в круге месячного ребенка Как купать ребёнка с кругом на шее С какого месяца купать ребёнка с кругом на шее, как правильно это делать, в какое время? Советы доктора Комаровского и видео инструкция. Водные процедуры – особенное удовольствие для маленького ребенка. Кроме обычного гигиеничного […]
  • Диагностика отклонения в развитии ребёнка определение этапы проведения Ранняя диагностика отклонений в развитии детей Диагностика отклонений в развитии основывается на зна­нии общих и специфических закономерностей психического раз­вития нормально развивающегося ребенка и детей с различны­ми отклонениями в развитии. Диагностика носит […]