Моя ужасная история анорексия

Я всем вру? Родители алкаши, анорексия? МОЯ УЖАСНАЯ ИСТОРИЯ

Последние статьи

  • Детский алкоголизм процветает
    16.03.2018, 20:14
  • История с моралью
    12.03.2018, 23:42

Доброе утро.
Я пару слов тебе в чат написала.
Зайди, проверь, пожалуйста.

Похоже ,что ты хочешь оставить мать без дочери

А какая разница.. что думают другие. Ты все равно никого не слушаешь и слушать не собираешься..
Да и честно признаться.. народу пофиг.. Очередная жертва для глумления..

А какая разница.. что думают другие. Ты все равно никого не слушаешь и слушать не собираешься..
Да и честно признаться.. народу пофиг.. Очередная жертва для глумления.. Если ей не жалко ни маму , ни себя. То чего ей ждать от посторонних юзверей? Пусть хлебнёт доброты по самые уши

Точно алкаши. Теперь это ясно.

Точно алкаши. Теперь это ясно. Двухэтажная квартира.. чердак-подвал.. Брендовые вещи из секондхенда? Еда из мусорного бачка.

Точно алкаши. Теперь это ясно. Двухэтажная квартира.. чердак-подвал.. Брендовые вещи из секондхенда? Еда из мусорного бачка. Вряд ли. Просто «Один дома» или что-то типа того.

Точно алкаши. Теперь это ясно. И наркоши

Точно алкаши. Теперь это ясно. Двухэтажная квартира.. чердак-подвал.. Брендовые вещи из секондхенда? Еда из мусорного бачка. Этот ник,даже не могу назвать ее девушкой,постит всякий бред
читала пару таких постов
не каммила ее ,потому как .чем больше камов-ТОП
а не хочу,чтобы читали эту галиматью дети,ведь они тоже сюда заходят и уподоблялись всему этому
Сегодня не смогла пройти мимо «кричащих»букв-зашла,думала и вправду что-то на сей раз путнее,а тут ,как всегда,истерический бред сумасшедшего
С тобой согласна на все двести %
если не пересмотрит свой образ жизни,то от всех вышеизложенных таблеток и загнется.

Анорексия: история выжившей

Жизнь — тот еще парадокс. Взять хотя бы историю с британской моделью Твигги: маленькая и хрупкая девочка, которую, кажется, вот-вот унесет первый же порыв ветра, а смотрите-ка, сколько девушек по всему миру изнуряли себя строгими диетами и доводили организм до изнеможения голодовками, только бы немного приблизиться к идеальному и растиражированному во всех СМИ того времени образу Твигги.

Хотя, конечно же, и до появления знаменитой «тростинки» эта проблема существовала: первые упоминания о заболевании anorexia neurosa (основной симптом и проявление — отсутствие аппетита или полный отказ от пищи) встречались еще в XIX веке. В клинику американского доктора Уилльяма Чипли нередко попадали барышни (кстати, чаще всего из богатых семей), которые напрочь отказывались есть. Причем многие делали это ради того, чтобы подчеркнуть свою индивидуальность, став не такими, как все, и прославиться (бывали случаи: люди, якобы не принимающие пищу по полгода, собирали у своих постелей подлинные аншлаги). Еще один серьезный стимул — необходимость быть настоящей леди, бледным хрупким ангелом. Ведь если на тебе трещит корсет — ты не леди, а слон. Поэтому врагу придется отдать не только ужин, но и обед (в совсем тяжелых случаях — еще и завтрак).

Сегодня анорексия замыкает тройку самых распространенных хронических заболеваний у подростков. По данным многочисленных опросов, более 50% девушек в возрасте между 13 и 15 годами считают, что у них проблемы, связанные с лишним весом. А около 80% тринадцатилетних девочек уже успели опробовать на себе какую-нибудь модную диету.

Официальная статистика неумолима — от 3 до 20 % больных нервной анорексией обречены. Самые распространенные причины смерти — пневмония, отек легкого, туберкулез или другие инфекции. На Западе без необходимого принудительного лечения погибает каждый шестой пациент. Сколько больных булимией и анорексией умирают каждый год в России, доподлинно неизвестно.

В модельном бизнесе (самом уязвимом для пищевых расстройств) показатели анорексии зашкаливают за 70%. А вообще этим коварным недугом страдают около 5% девушек и молодых женщин, которые не имеют отношения к fashion-сфере. И наша героиня, попросившая оставить ее безымянной, из их числа. Итак, история от первого лица.

Последний бургер

«Когда я иду по улице, то по привычке ищу осуждающие взгляды людей, которые смотрят на меня, смеются, тыкают пальцем и говорят про себя: «Смотри, какая жирная девушка». Отогнать от себя эти мысли невозможно, поверьте. Иной раз думаю, что лучше вообще не покидать пределы родной квартиры и никому не показываться на глаза.

Можете не верить, но раньше я была абсолютно другой, искренне радовалась жизни и приятным мелочам, всегда улыбалась. Но мой молодой человек при каждом удобном случае пытался напомнить, что я, мягко говоря, неидеальна. «Ну у тебя и щечки, натуральный хомяк», — как-то раз заявил он мне. А я так хотела ему нравиться. Зачем? Ну как же, любой девушке хочется быть прекрасной принцессой для любимого. Но когда тебе всякий раз напоминают, что «твое место в коровнике», отчаяние достигает критического уровня.

На тот момент я весила 65 килограммов при росте 170. То есть была абсолютно нормальной девушкой из категории «все при ней». Но у моей второй половинки было свое мнение на этот счет. Помню, как-то зашли в ресторан фаст-фуда, я едва только открыла коробочку с гамбургером и услышала от него: «Куда?! Ты с ума сошла? Выпей чаю, и хватит на сегодня». Это был мой последний бургер. Это сейчас я понимаю, что в тот вечер надо было просто встать и уйти. Но любовь зла. К тому же он убедил меня в том, что такая толстая и некрасивая девушка никому не нужна, мол, один лишь он добрый, заботливый и жалостливый.

Таблетки для привидения

Вернувшись тогда домой, я первым делом облазила весь Интернет в поисках быстрого и эффективного способа сбросить лишние килограммы. Нашла рекламу каких-то непонятных таблеток, принимая которые, можно потерять за неделю около 10 килограммов. Естественно, сразу же заказала себе упаковку — 30 капсул «счастья». Уже после первой таблетки во мне проснулись какие-то неведомые силы, появилась масса энергии. На работе никто не мог понять, что происходит: я носилась как угорелая, одновременно выполняя сто дел. На пятый день энергетические приливы стали меня пугать и настораживать: я просто не понимала, откуда берется столько сил. Кроме того, меня постоянно мучила жажда. Я перестала есть, спать, думать — даже не могла спокойно сидеть на одном месте, мое сердце билось так сильно, как будто хотело выскочить из груди.

Так прошла неделя. Моего парня порадовал результат: минус 7 килограммов за 7 дней. Зато меня такая картина скорее огорчала. Я стала похожа на бледное привидение с синяками под глазами. В итоге все закончилось обмороком в метро, таблетки я пить перестала и буквально за неделю сброшенный вес вернулся с лихвой. Это был полнейший провал. «Вторая половинка» подливала масла в огонь, каждый раз напоминая о том, что я «корова», и ему скоро будет стыдно ходить со мной по улицам.

Ветрянка перемен

Я решила не оставлять попытки похудеть. На помощь снова пришел Интернет: однажды я случайно наткнулась на форум девушек, страдающих булимией — расстройством, характеризующимся перманентным усилением аппетита и постоянным чувством голода. Прочитала, как девчонки справляются с приступами обжорства — оказалось, что можно есть сколько угодно, достаточно после каждого приема пищи вызывать рвоту.

Поначалу я на такое не отважилась — сам процесс вызывал острое чувство омерзения. Но тут я подцепила ветрянку, которая во взрослом возрасте переносится очень тяжело. Еда перестала усваиваться, меня рвало даже после кефира. Потери в весе были потрясающие — мои законные 65 кг превратились в 57!

После этого моя жизнь круто изменилась. Я стала разделять всю пищу на «трудновыходимую» и «легковыходимую». Каждый раз после еды я отправлялась в туалет и вызывала рвоту. В такие моменты во мне боролись два человека: первый, который ненавидел все это, которому было мерзко, противно, больно и тяжело. И второй, которого все устраивало, потому что это делалось ради мечты и любви.

Прошел год. Я уже не могла есть ни в кафе, ни в ресторанах. Точнее, могла, конечно, но лишь в тех, где были отдельные и более-менее приличные кабинки туалетов — все-таки в них я проводила большую часть времени. Зато как я полюбила слово «еда»! За один присест могла «заточить» нереальное количество пищи, у меня смешались вкусовые рецепторы и предпочтения: например, съесть жареное мясо со сгущенкой, заедая шоколадным батончиком, намазанным сырным соусом. При этом все запивая водичкой, чтобы потом «легко» избавиться от всего, что поглотила в припадке.

Из-за постоянного издевательства над горлом мой голос превратился в сиплый и низкий. Смесь ненависти и любви к себе стала моим нормальным состоянием. Вес снизился до 53 кг, а грудь с третьего размера «сдулась» до первого. Грудная клетка стала похожа на обтянутый кожей набор костей. Каждый день начинался и заканчивался контрольным взвешиванием. Я полностью сменила гардероб — старые вещи на мне смотрелись как мешки для мусора.

Моего парня такой поворот событий вполне устраивал. Он не знал, каких жертв требует эта «красота». Но мою проблему стали замечать родители. И немудрено: сложно скрыть ненормальную худобу, усталость, раздражительность. Один раз я так измучила себя, что от бессилия упала в обморок около унитаза. Родителям пришлось выламывать дверь в уборную. Тогда-то все и вскрылось.

Реабилитация

Меня стали пытаться лечить — правильное питание, диетолог, психиатр, все как положено в таких случаях. Вначале я со всеми соглашалась и говорила: «О, какой ужас, как я могла так жить!» Но спустя год меня потянуло на прежние подвиги во имя совершенства.

Я снова стала нервной и раздражительной, быстро уставала, постоянно ныла. И вскоре загремела в больницу с неприятным диагнозом. Врачи пришли к выводу, что все это из-за моего экстремального похудения — у организма просто не было сил бороться с болезнью. Молодой человек, кстати, больше ничего не говорил о моем весе. Он просто исчез. Как, собственно, и я сама. У меня стали выпадать волосы, ногти, зубы — обо всем этом я когда-то читала на форуме людей, страдающих булимией, но тогда возможные последствия казались чьей-то дурацкой выдумкой, а в голове зрела уверенность в том, что уж со мной-то такого точно не случится.

Будет день — будет пища

Сейчас можно признаться в этом — мне повезло, я взяла себя в руки и справилась, начала лечиться, медленно, но верно восстанавливая истерзанный организм. Вычеркнула из жизни весь этот ад — вечно недовольного мной молодого человека, проклятую булимию, безумное обжорство и приступы ненависти к себе. Я захотела снова улыбаться — открыто и искренне, как раньше, когда шла по улице и ела мороженое, и мне было плевать на то, сколько в нем калорий и жиров.

Я очень хочу верить, что моя история пригодится тем девушкам (и юношам), которых также кто-то «близкий» уверяет в их неполноценности, толкая на поистине страшные поступки. Просто помните — сначала это кажется азартной игрой (еще минус пара килограммов, ключицы так красиво выступают, скулы стали, как у модели, любимые джинсы болтаются на бедрах), но потом затормозить самостоятельно уже не выходит. А момент, когда станет слишком поздно для этого, так легко упустить из виду за чередой утренних и вечерних взвешиваний, вызовами рвоты и бесконечными голодовками».

История больной анорексией.

ВЗЯТО С ФОРУМА!! АВТОР-НЕ Я.

Я больна анорексией уже почти 12 лет. Все это время длится противостояние между мной и болезнью, с переменным успехом то в ее, то в мою сторону. Расскажу, как все началось. В психологии принято искать корни всех бед в семье. Не правых или виноватых, а причины и взаимосвязи с нашим нынешним положением. Поэтому два слова о моих родителях и обо мне.

Смотрите так же:  Даунизм аутизм и

Моя мама была властной, эмоционально холодной женщиной, а отец, к тому времени как мне исполнилось четырнадцать, стал законченным алкоголиком, агрессивным и неуравновешенным. К своему совершеннолетию я была почти неврастеником с кучей разных комплексов, из-за постоянных домашних битв, которые вели мои родители, и в которых я непременно принимала участие. Мое самоощущение сводилось к ощущению полного бессилия, собственного ничтожества и общего сомнения по поводу моего права на существования в этом мире.

Добавлю, что в тот период я была довольно полная девушка. При росте 172 я весила 75 кг. Я плохо контролировала свое питание, постоянно объедалась. Теперь я понимаю, вероятно, таким образом я пыталась заглушить тот страх и боль, которые постоянно жили в моей душе с детства.

Конечно, я страшно переживала по поводу своего веса. Огня подливал и мой отец, который называл меня «коровой», говорил много обидных и неприятных вещей в мой адрес. Я пыталась похудеть, но не выдерживала никаких ограничений в еде, занятия спортом не помогали.

Еда была моей манией. Я ненавидела себя, ненавидела свое жирное тело, свое безволие. И вот в таком состоянии я дожила до 19 лет, когда впервые в жизни влюбилась. Влюбилась со всей страстью, на которую была способна. Надо сказать, что мой избранник ответил мне взаимностью, несмотря на мои 75 кг, но сама себе я взаимностью ответить не могла. Рядом с ним я казалась себе еще уродливей.

В то время я работала медсестрой в больнице. Я заметила, что от ежедневных клизм некоторые больные теряют в весе. Я немедленно испробовала это на себе. И, о чудо! Стрелка весов поползла вниз! Впервые мне удалось добиться снижения веса, да еще таким легким способом!

Тем временем, первая любовь превратила мою жизнь в бурный водоворот событий и чувств. Случилось другое чудо! Я начала забывать про еду! Впервые в жизни моя голова была занята не мыслями о еде, а о нем, любимом! Я забывала пообедать! Это было невероятно! Я почувствовала невероятную свободу и легкость! ВПЕРВЫЕ в жизни (это и есть наркотик, вызывающий привыкание) я нравилась себе, т.е. я начала испытывать по отношению к себе по-настоящему приятные чувства, исчез мучительный стыд.

Любовь продолжалась. Мы пили вино, занимались любовью, и я худела. За полгода я похудела на 15 кг. Меня не узнавали родные и друзья! Я упивалась гордостью, моя самооценка взлетела до небес. Я сменила гардероб и щеголяла в коротких юбочках и шортах. К тому времени клизмы, слабительные и мочегонные уже вошли в мою жизнь. Я обнаружила, что горячая вода тоже помогает сбрасывать вес, и изводила себя обжигающими ваннами, в которые медленно заползала, затаив дыхание. Кроме того, после них однозначно пропадало чувство голода.

Отношения с любимым интересовали меня все меньше и меньше. Вес стал моим главным интересом, отныне и навсегда. Вскоре, я обнаружила, что испытываю определенные сложности с приемом твердой пищи. Пища начала вызывать у меня отвращение и ужас уже при мысли о том, что она окажется внутри меня.

Все попытки родных накормить меня вызывали взрывы злости и раздражения. Мне казалось, что таким образом они пытаются вернуть меня обратно в то, как я это называла, свиноподобное состояние, где меня опять поджидали муки от стыда и ненависти к себе. Попытки родных еще глубже загоняли меня в протест и отказ от еды. Кроме того, воспоминания о моих прошлых обжорствах, постыдной зависимости от еды заставляли меня все крепче цепляться за мое нынешнее состояние.

Я нашла извращенный способ полюбить себя! За следующие пару месяцев я похудела еще на 12 кг. При росте 172 я весила 48 кг. Я принимала только жидкую пищу, могла есть шоколад или мороженое и пила алкоголь, без которого, конечно, не обходилась не одна тусовка. Когда я достигла 48 кг, то почти не имела сил двигаться. У меня массивные кости и они сами по себе много весят, так что 48 кг — это кости обтянутые кожей и плоская грудь. Я не могла поверить в реальность происходящего.

Мне, толстой корове, люди стали говорить: «Девушка, Вы слишком худая!». А дальше начался кошмар. В течение 2 лет я обходилась почти без еды, а если и ела, то это были микроскопические дозы. Если я с голодухи съедала что-нибудь более существенное, то я по 2-3 раз в день устраивала себе промывания, глотала сенну и бисакодил. Сквозь свой живот, в котором всегда бултыхалась вода, я запросто прощупывала заднюю стенку крестца. Отеки я сгоняла мочегонным. Сон пропал, ни отношения, ни секс меня больше не интересовали. 2,5 года у меня не было месячных, крошились и выпадали зубы, лезли волосы. Но меня ничего не останавливало. Я ежедневно делала клизмы, все так же пила слабительное, все также еле с чайного блюдца кофейной ложкой. Пока, наконец, я не поняла, что это путь к смерти или сумасшествию.

Эта болезнь изменила не только мое тело, но и психику. В детстве и юности я была правильной и послушной отличницей, вежливой и доброжелательной. Я играла на фортепиано, пела в хоре, танцевала, придумывала и шила наряды.

К 30-ти годам я с болью и отчаянием осознала, каким ограниченным человеком я стала. 70% времени я провожу в мыслях, что и когда я съем, в сомнениях, не слишком ли много я съела накануне, в бичеваниях по поводу лишнего или чересчур калорийного куска, в беспокойстве по поводу того, успею ли я сделать клизму и когда именно я ее сделаю.

Кем я стала? Каковы мои интересы и достижения? Я превратилась в раздражительную и злобную особу, угрюмую и нелюдимую. В юности я мечтала о собственном доме, любимом муже, трех детях и большой собаке. И хотя у меня есть любимый человек, я прихожу в ужас от одной только мысли о совместном проживании. Не могу же я ежедневно дефилировать перед ним с кружкой Эсмарха в руках! Мой кишечник уже давно перестал функционировать самостоятельно и если я не предпринимаю никаких мер, то уже на вторые сутки начинаю ощущать себя большим мешком с дерьмом. А дети. 4 года безуспешных попыток забеременеть и на горизонте диагноз, который я даже боюсь называть в слух.

Когда я задала себе вопрос о том, какие же именно потребности я удовлетворяю посредством своих симптомов, то постепенно, после длительных и мучительных размышлений, до меня стала доходить простая истина: я удовлетворяют НЕ ТЕ потребности.

Да, я ощущала себя недостойной, некрасивой, да что там, просто отвратительной. Это тяжелое и неприятное чувство. Когда-то я нашла сомнительный способ справляться этим чувством. Нашла, потому что всей душой хотела избавиться от него.

Но. не значило ли это то, что я пошла на поводу у собственного тщеславия, собственной гордыни? Может быть, надо было сделать шаг в противоположную сторону? И научиться смирению и принятию, простому и человеческому.

Болезнь заставила меня обратить свой взор внутрь себя и увидеть себя такой, какая я есть и признаться себе в этом. И еще. я хочу исцелиться, ради любимого человека, ради будущих детей, пока не поздно.

Можно ли победить анорексию: ужасная история Эммы О’Нил

Подростковый максимализм и увлечение диетами порой может иметь жуткие последствия.

Эмме О’Нил исполнилось 14, когда она приехала учиться в закрытую школу в Глазго. Как и многие подростки, Эмма не была полностью удовлетворена своей фигурой и решила немного похудеть. «Сейчас я даже не могу вспомнить как все начиналось. Я всегда была очень спортивной девочкой, совершенно без лишнего веса, но, как человек увлекающийся, увидев быстрый результат от диеты, и то, какой тонкой я могу быть, захотела худеть еще и еще».

История анорексии. Мифы, симптомы, нарушения.

Вступления всегда были моей слабой стороной.

По жизни я была психически слабой девочкой. Творческой, мечтательной, но при этом — с твёрдой жизненной позицией. Одной из этих позиций было искреннее презрение к анорексичкам и особам, истязающим себя диетами.

Но, как говорил Кинг — Бог любит, когда человек нарушает клятву.

Сразу развею миф о корреляции уровня жизни и анорексии — заболеть может любой. В детстве мы с мамой часто голодали, вкусная еда была сродни красивой легенде, так что к еде у меня сформировалось однозначное отношение — есть любой ценой всё и сразу, пока оно передо мной. В хорошие периоды жизни я выглядела здоровым ребёнком, в плохие — была активным, но печальным скелетом. Поэтому, зная цену еде, я ненавидела тех, кто от неё добровольно отказывался.

Всё началось в семнадцать лет. На фоне тяжелой депрессии и с постоянным присутствием еды, я набрала до 79 килограмм на 162 сантиметра роста. Моя горячо обожаемая мать начала надо мной издеваться. Будучи всегда тощей, спортивной и красивой, она не могла выносить мой позор.

Длилось это несколько месяцев, с истериками и дикой ненавистью к себе я то начинала худеть, то бросала, а издевательства продолжались и ожесточались. Теперь они касались не только внешнего вида, но и силы воли, она в подробностях описывала мне не только то, насколько я жирная, но ещё и насколько я жалкая.

В один момент я случайно натолкнулась на одну из бесчисленных групп об анорексии. Я читала взахлёб, со здоровым отвращением, но та группа, а потом и вторая, третья, десятая. мотивировала меня до невероятного. Я говорила себе — это всё бред, всё ради мотивации, я не стану такой, я же нормальная, просто немножко мотивации, я ведь смогу, смогу.

И следующую неделю ела по крошечному блюдцу овощей в день

Анорексия изнутри сравнима лишь с наркоманией — стоит попробовать хоть раз, и это никогда тебя не отпустит.

Бесконечное чувство эйфории, легкость, головокружение, ощущение долгожданной победы — всё это опьяняет и подсаживает.

Говорят, что анорексия — болезнь перфекционистов. Нет. Я всегда была страшной раздолбайкой, безответственной, редко доводила что-то до конца. Это мне не помешало заболеть.

Я стала надрывать себя нереальными физическими нагрузками, шаталась от слабости, мир казался светлым и радостным, а вес начал уходить.

И да, чем сильнее голодаешь, тем сильнее эта эйфория. Это в буквальном смысле становится наркотиком. Отказаться от этого навсегда слишком часто становится невозможным.

Следующей стадией стала булимия из-за моего невозможного стремления к еде. Но побеждали голодовки, и за четыре месяца я скинула 27 килограмм.

На пятидесяти двух я вынужденно остановилась — меня перестали узнавать на улице, даже после шести дней голода вес почти не уходил, мать начала бить тревогу и орать, что я долбанутая анорексичка.

В то время я уже знала калорийность любой еды, в уме сформировался калькулятор калорий, а страх хоть немного поправиться победил над страхом умереть.

Следующие девять месяцев прошли в бесконечной погоне за удержанием веса. Булимия обострилась, я вызывала рвоту по десять-двенадцать раз в день, садилась на голодовки, срывалась, и в итоге набрала до шестидесяти.

В то время я познакомилась со своим будущим мужем, и появилась новая мотивация — быть красивой ради него. В ход пошёл сухой голод, иногда тошнило кровью, бисакодил стал другом. Когда ко мне из другого города приехал любимый, я подсела на таблетки. Сначала коктейль ЭКО — эфедрин-кофеин-аспирин. Я радовалась жизни, худела, но сердце работало с перебоями, колотил страшный тремор, а зрачки готовы были взорваться. Мне ещё год снились кошмары об этих жутких расширенных зрачках.

Потом в дело пошёл флуоксетин. Я падала в обмороки, пульс опускался до сорока, постоянно резала себя из-за резких скачков настроения и истерик. Это было страшное время. Потом я при муже поймала эпилептический припадок, он меня откачал, но после этого выкинул все таблетки. И заставил есть.

Начался период булимии, потом я попробовала правильное питание маленькими порциями — и набрала до 65.

После он уехал на практику от института, я осталась одна и меня перестали контролировать. Началась депрессия, вплоть до психоза. Несколько недель так и остались вычеркнутыми из жизни — помню лишь, что иногда выходила за едой, ловила галлюцинации, из чувства времени пропадали целые часы.

С тех пор я так и не оправилась. Перестала чувствовать какие-либо светлые эмоции, неделями не выходила из дома, пила, так как почти каждый день возникало чувство, что я его не смогу пережить. Просто не смогу, настолько сильными были тоска, отчаяние, бессмысленность существования.

Смотрите так же:  Синдром дауна воспитание детей

Потом я решила завести дневник питания в одном из ано-пабликов, и это стало последним шагом за грань. Я начала курить, чтобы не есть; жила на двести калорий в день, и худела, худела, худела, и всё сильнее погружалась в депрессию. Каждая новая победа была недостаточной. Я уже третий год ненавидела себя и свой жир, безвольность, невозможность что-либо изменить или измениться самой.

К психиатру я впервые попала при весе в 42 килограмма. Она сказала, что ещё пара кило — и меня бы увезли в реанимацию. Ха.

До этого момента я была уверена, что у меня всего-то булимия. Болеть анорексией в моём мире «бабочек» было элитным. Единицы реально заполучали этот диагноз, остальные же им просто завидовали.

Но мне диагностировали нервную анорексию, депрессию и многочисленные психические расстройства, корни которых вели ещё из детства.

Тогда я впервые попала в ОПС — отделение пограничных состояний. По сравнению с острым отделением, это был санаторий — контроль лишь в приёме таблеток, свободный вход и выход, свободные посещения, возможность гулять по окрестностям, ходить в магазин, на рынок в паре километров оттуда. За вещами никто особо не следил, и мы спокойно проносили ножницы, бритвы, любую косметику. Очень добрые медсёстры, которые действительно вкладывали свои силы и душу в пациентов. Да и люди там лежали, на самом деле, душевные и интересные. Я со многими там познакомилась, наконец-то научилась — хоть и под таблетками — говорить с людьми. До этого я могла говорить лишь с близкими, даже в магазинах боялась ответить «да» на вопрос, нужен ли пакет.

Позже, я, наверное, смогу даже рассказать о некоторых из тех людей.

Выписавшись, я снова попала в ОПС через две недели. Депрессию не вылечили, вес в стационаре упал до 38 килограмм, дома меня кормили насильно, издевались над моей болезнью, и я сбежала обратно.

Из ОПС я попала в острое отделение. Да, для буйных и опасных. Это совершенно иная, страшная история. Вытащили меня оттуда чудом, так как выпускать меня никто не собирался.

После всех ужасов острого отделения депрессия обострилась. Пережить те недели и не сломаться было невозможным. Я сломалась. Окончательно. Но там я поправилась до 50 килограмм, и когда по выходу я посмотрела в зеркало — разрыдалась. Скинуть удалось лишь немного, так как даже похудение потеряло смысл.

Лишь месяцы спустя я смогла немного оправиться — в декабре 2017 нашла первую в жизни, хоть и хреновую, работу, влилась в коллектив, появились подруги.

В январе была попытка суицида, меня откачивали в реанимации сутки, а потом, как самоубийцу, кинули вновь в острое отделение.

В этот раз было легче — мной занимались лучшие психиатры города, вели часовые беседы, вникали в положение и состояние, назначили действительно хорошие, сильные препараты. К середине февраля я ожила, хоть немного почувствовала вкус к жизни и меня успешно выписали.

Вскоре, несмотря на таблетки, депрессия вновь обострилась, и я упала на дно этой жизни.

Где и пребываю поныне.

Нынешний вес — 47 килограмм, и порой я не могу заставить себя выйти на улицу, так как считаю себя слишком жирной.

В худшие периоды мой дневной паёк состоял из кофе, пары стаканов кефира, клетчатки, подсластителей с нулевой калорийностью, колы зеро. Иногда яблоко. Или апельсин. Или пара листов салата. Иногда ничего.

Хоть анорексия — это и психическое расстройство, болезнь тет-а-тет с человеком, но всё всегда начинается извне. У каждой девушки из моего круга общения в ано-пабликах история всегда начиналась одинаково — меня назвали толстой. Мать, парень, одноклассники. Неважно, кто.

Обычно это довольно одинокие девушки/девочки без всяческой поддержки и понимания со стороны, и оставшись наедине с этим внезапным комплексом, они ломаются. Я читала сотни реальных историй, и все они начинались с одного.

Анорексия — болезнь не только разума, но и тела. И это выражается не только в худобе. Со временем просто меняются химические процессы в мозгу, и ситуация обостряется в тысячи раз. После этого остановиться почти невозможно.

И на самом деле, аппетит пропадает у немногих. Основным становится панический страх еды, страх лишних калорий. Даже жвачка без сахара становится слишком калорийной, иногда запрещаешь себе пить чай или кофе с молоком, даже капуста становится пиром во время чумы.

Эффект искривлённого зеркала добавляет в карму страданий. Даже будучи худой, ты не понимаешь этого. Или понимаешь, краем сознания, но это ничего не меняет — любые параметры всегда будут недостаточными.

Простые беседы никогда не помогают, любые доводы разбиваются о фанатизм. Разговаривать хоть и бесполезно, но при лечении — нужно, но при лечении таблетками, и, желательно, с психиатрами и психотерапевтами. С теми, кто хоть и не изнутри, но знает всё о твоей болезни. Беседы с родными — простой фарс, они ставят себе галочку «я сделал всё, что мог, а она просто тупая», а больной лишь сильнее углубляется в свою веру.

Так же, химию мозга и сильнейшие нарушения в психике невозможно побороть простым усилием воли. Страх еды, страх поправиться, постоянное недовольство собой, внешние проблемы, которые подпитывают внутренних демонов, комплекс неполноценности, сотни других проявлений болезни — порой эти факторы невозможно победить. Поэтому принято считать, что полностью от анорексии излечиться невозможно. Сколько бы лет ни прошло, но порой вспоминаешь о временах обострения — и это кажется неким сладким, манящим адом.

Я прекрасно понимаю, что живу в бесконечном аду, но остановить это уже не могу.

Анорексия замешает собой всё. Она проникает во все сферы жизни. Друзья отсеиваются из-за депрессий и истерик на фоне нервного истощения, работать порой становится невозможным, так как полностью отсутствуют силы, при этом страдает память, внимательность, мыслительные функции, сон, абсолютно всё. Крошатся зубы — у меня раскрошилось пять; выпадают волосы — потеряла за четыре года две трети волос; страдают все органы и системы.

Все интересы и хобби заменяются одним — калориями и весом. Постоянный калькулятор в голове не даёт покоя, все мысли лишь о еде, весе, похудении, невозможно концентрироваться на чём-то, кроме этого.

Свою историю я описала без особых ужасных подробностей, максимально мягко и без настоящей жести.

Критическим мышлением я понимаю, что глубоко больна и ненормальна, знаю все пути выхода из этой ситуации, но уже просто не хочу этого делать. Я потеряла всё, кроме единственной цели — похудеть. Ничто не приносит радость. Ненавижу себя. Не испытываю светлых эмоций. Сильно пострадала память — забываю простые слова и понятия, множество подробностей из жизни просто стёрлось. Низкое давление, проблемы с сердцем, желудком, репродуктивной системой. Сплю лишь на выписанных мне нейролептиках, живу на куче таблеток.

И когда я напоминаю матери, что она издевалась надо мной, она это намертво отрицает. Говорит, что такого не было, что я всё выдумала, что я ненормальная.

Самое сложное — это понимать, что всё это было и я не спятила. Хоть и не нарочный, но газлайтинг, может действительно свести с ума и подорвать чувство реальности.

Увы, но это не история исцеления. Я понимаю, что потону в тонне критики и минусов, но, может, моя история поможет кому-то спасти близкого человека, или не утонуть самому.

Моя ужасная история анорексия

Когда сок огурца и 5 граммов шоколада считаются перееданием. Реальные истории больных анорексией и булимией

Ох, уж эти коленки. Они опасливо выглядывают из-под халата и никак не вписываются в общепризнанное представление о красоте. Кости, обтянутые кожей — по телу моей собеседницы можно изучать анатомию. Девушка болеет анорексией уже больше года, ее вес до госпитализации составлял всего 38 килограммов. Она пытается сдерживать слезы и смотрит мне прямо в глаза. А я смотрю на коленки…

Ежегодно в Беларуси расстройствами пищевого поведения заболевают около 900 человек. По словам врачей, они совершают медленный суицид, ведь анорексия — одно из двух психических расстройств, от которых умирают. Смертность достигает 20 процентов. Чтобы узнать, ради чего молодые девушки губят свою собственную жизнь, мы отправились в РНПЦ психического здоровья. В 10-м женском психиатрическом отделении для лечения нарушений пищевого поведения выделено 10 постоянных мест. В день нашего приезда здесь лежали 16 жертв похудения.

Вместо сложных медицинских определений заведующая отделением Светлана Мельгуй приводит яркие примеры. Анорексия — это когда сок половины огурца и 5 граммов шоколада считаются перееданием. Когда за одну штуку зефира девушка наказывает себя голодом на неделю. Когда долго размышляя о том, съесть большое или маленькое яблоко, пациентка решает отказаться от яблока вообще.

Булимия — это когда можно съесть все содержимое холодильника, кастрюлю супа, обед из 3 блюд, приготовленный на семью из 5 человек, за один присест. Вызвать рвоту. Потом повторить ритуал еще раз — и так минимум несколько раз в неделю. И в том, и в другом случае способы похудения могут быть самыми разными: можно голодать вообще, можно переедать и вызывать рвоту, употреблять слабительные или мочегонные, изнурять себя физическими упражнениями. Две болезни идут бок о бок и, как правило, лечатся одинаково.

«Однажды посреди ночи я объелась арбузом»

Виктория — та самая девушка, от коленок которой тяжело оторвать взгляд. От худобы ее лицо кажется слегка вытянутым, словно удивленным, брови — приподнятыми, глаза — уставшими. Девушка, действительно, очень устала от своей болезни. За последний год она потеряла многое: молодого человека, друзей, поддержку родных. И все ради эфемерной стройности. Когда Вика начинала худеть, она имела совершенно нормальный для ее роста вес — 55 кг.

— Решила худеть из-за того, что поехала к подруге, и мне показалось, что она немного худее меня, изящнее. Старалась кушать только 1 раз в день — на работе. Килограммы начали таять, очень быстро я похудела до 45 кг. Мне говорили, что я очень изящная и что больше худеть не нужно. Мне это очень нравилось, я хотела привлечь к себе еще больше внимания, хотела, чтобы мне завидовали. И продолжила худеть.

Следующим этапом стал прием мочегонных таблеток, выводящих из организма воду. Вика признается, что самочувствие было ужасным, постоянная вялость, усталость, раздражительность. Часто слышала про себя: «Она не от мира сего, чумная». Появилась апатия к жизни. На тот момент ее рацион составлял только суп (жидкая его часть), немного сухого хлеба, яблоки и кефир, причем кефир — всего пару раз в неделю. Ночью часто снилась еда, но девушка проявляла чудеса выносливости. Однажды, когда терпеть уже было невмоготу, она посреди ночи «объелась арбузом». Этот случай Вика описывает как «срыв»…

— Приезжала домой и пыталась показать родителям, что кушаю нормально, что со мной все хорошо (Вика жила и работала в другом городе. — TUT.BY). Мать очень сильно переживала по поводу моей худобы. Но я объясняла, что это из-за подвижной работы, обманывала ее. Брала у нее деньги на уколы (мне сказали, что плохое самочувствие может быть из-за недостатка кислорода).

«Это не жизнь, а бесполезное существование. Что же я наделала с собой?»

Вес дошел до критической отметки — 35 кг. На тот момент девушка работала продавцом в торговом центре и в рабочее время буквально валилась с ног. Ночью не могла нормально спать, постоянно вставала в туалет из-за мочегонных таблеток.

— Начались отклики. Покупатели перестали заходить ко мне, говорили: «У нее такой вид, что она сейчас рассыплется прямо здесь, она больная, что ли?». У меня в итоге практически остановка сердца была, я не могла на работе нормально с людьми разговаривать. Начали говорить родственники, что со мной нужно срочно что-то делать. Но я была сама в себе, в своей болезни и ничего не слышала. Потом хозяйка магазина поставила мне ультиматум, что если я не поправлюсь, она не продлит со мной контракт. Я собралась с силами и пошла к врачу. Сначала к терапевту, потом меня направили сюда.

В больнице Виктория уже полтора месяца. Поначалу, рассказывает девушка, ей было страшно отказаться от мочегонных таблеток и потолстеть. Мучили угрызения совести из-за каждого приема пищи. Потом, если верить пациентке, она переборола себя, стала съедать все, что предлагают в столовой, и даже начала получать удовольствие от еды и ее вкуса. Девушка гордится прибавкой в 4 килограмма и спешит заверить нас, что дискомфорта от своего нынешнего веса не чувствует. Кажется, что она до сих пор не может объективно оценить собственную внешность. Но присутствует главное — осознание того, что анорексия ведет ее в никуда. Рассказывая о прошлом, девушка не в силах сдержать слез.

Смотрите так же:  Есть ли молитва от депрессии

— Это была не жизнь, а просто бесполезное существование. Я хочу вылечиться и жить нормально. После того как выйду из больницы, поставила себе цель получить высшее образование, хотелось бы поменять работу, хочу возобновить отношения со своим молодым человеком, которые я разорвала во время болезни. Я всегда придумывала всякие отговорки, что я устала, что мне некогда. Меня начало угнетать, что все мои друзья что-то имеют по жизни, рожают детей, выходят замуж, а у меня ничего этого нет. Что же я наделала с собой?

Проблема не только в моде на худобу

Случай с Викторией не уникален. В основном истории пациентов, страдающих расстройствами пищевого поведения, написаны как под копирку. Все начинается с нормального для девушек желания стать более стройными и красивыми, а заканчивается серьезными нарушениями психики. Врачи подчеркивают: дело не только в моде на худобу, которая культивируется последние десятилетия. Проблема анорексии известна еще с древних времен, и первой жертвой этой болезни стал, как ни странно, мужчина.

По словам Светланы Мельгуй, есть ряд факторов, располагающих к расстройствам пищевого поведения. Во-первых, это наследственность. Если кто-то из близких страдал психическими расстройствами, депрессией или зависимостями (алкогольной, наркотической, пищевой), вероятность заболеть гораздо выше. Второй фактор — социальный. В обществе сформировалось мнение, что за красивой внешностью обязательно стоит успех, слава и удовольствия, что далеко не всегда правда. Влияют также особенности взаимодействия в семье: позволено ли человеку стать самостоятельным, принимать решения, делать собственный выбор, насколько психологический возраст девушки соответствует паспортному, каким образом формируется женственность, какие ценности культивируются в семье. Как правило, пациенток, страдающих расстройствами пищевого поведения, объединяет стремление к совершенству, перфекционизм, «синдром отличницы». Срабатывает желание быть лучше всех — худее всех.

— Стандартная ситуация: девочка растет в семье, где есть авторитарная мама, где папа постоянно на работе и не особенно участвует в разрешении семейных проблем. Мама запрещает девочке ходить туда, куда ей хочется, и дружить с тем, кто ей нравится. А у знакомых жизнь складывается лучше: кто-то съездил отдохнуть, у кого-то более крутая одежда, а тут еще мальчик, с которым встречалась, вдруг ушел к другой, и она оказалась худее… И вот такая девочка начинает размышлять, почему так случилось, и приходит к выводу, что, наверное, она не идеальна. Поделиться не с кем, а еще мама подталкивает поступать на ту специальность, которая совершенно не интересна. Происходит стресс, который становится пусковым толчком, и девушка начинает выражать свое недовольство ситуацией, воздействуя на тело.

Чаще всего, начало болезни приходится на подростковый возраст, когда фигура начинает меняться естественным образом, превращаясь из детской во взрослую. Зачастую девушек не останавливает ни замужество, ни рождение детей. Светлана Мельгуй знает несколько случаев, когда больные продолжали вызывать рвоту, принимали слабительные или мочегонные до того момента, пока не замечали выросший живот. Некоторые за время беременности даже умудрялись еще худеть. Хотя для многих девушек, потерявших критическую массу тела, зачатие детей становится невозможным. Наступает аменорея (остановка менструального цикла), и это лишь одно из последствий анорексии.

Кашу спрятать в хлеб, а котлету засунуть в бюстгальтер

Юлии — 25 лет, она весит 34 килограмма, и «критических дней» у нее не было уже давно. История этой пациентки удивительна тем, что девушка совершенно не осознает болезни (или делает вид). По ее словам, она теряет килограммы по непонятным ей причинам, потому как питается совершенно нормально. Юля даже описала нам свой примерный рацион до госпитализации, в котором есть место бутербродам, кашам, супам, печенью и шоколаду. Насторожила лишь одна деталь — «дробные порции».

Она согласна с тем, что выглядит сейчас пугающе. Подробно описывает, что стесняется раздеваться перед родителями, и даже самой ей «страшно смотреть на свое тело». В больнице, рассказывает девушка, за первые три недели она набрала 1,5 кг. Родители радовались этой новости, как дети. Но через неделю на весах было «минус три». С чем связано такое стремительное похудение, девушка не имеет понятия. По ее словам, она съедает в больнице все, что ей дают, и даже балуется шоколадом.

За каждую съеденную порцию здесь можно получить «карточку». Накопленными карточками можно «расплачиваться» за сеансы с психологом и психотерапевтом, свидания с родителями и исходящие звонки. Борьба за карточки, откровенничает девушка, здесь идет нешуточная. Но некоторые пациентки все равно не забывают о своей идее фикс и идут на различные ухищрения. Например, можно ходить кругами по коридору, чтобы потратить съеденные калории (заниматься физкультурой в палатах запрещают медсестры). Можно отдать кому-то еду и сказать, что ты съел ее сам, или аккуратно положить в карман, засунуть котлету в бюстгальтер, а кашу спрятать в хлеб. В общем, фантазия у тех, кто болеет анорексией, работает отлично. Но собеседница якобы не имеет к этому никакого отношения.

Валерия Левитина — одна из самых худых женщин на планете. При росте в 171 см она весит всего 25 килограммов.

«Вечером она уснула, а на следующее утро не проснулась»

На минуту усомнившись в том, что Юлия находится в психиатрическом отделении по адресу, мы сообщили об этом врачу. Оказалось, что отрицание — это всего лишь один из механизмов психологической защиты.

— Это один из способов поддержать свою исключительность: болеют другие, а я загадка, разгадайте мою загадку. То, что девушка продолжает худеть, можно объяснить, во-первых, описанными ею же «ухищрениями». Если Юлия рассказывает это о других, высока вероятность, что это делает она сама. Что я в себе не принимаю, я проецирую на других. Кроме того, дальнейшее похудение возможно за счет катаболизма — процессов распада. Организм начинает питаться за счет собственных ресурсов и тканей. Когда процесс распада начинает преобладать над процессами синтеза, может наступить летальный исход.

Анорексия — одно из двух психических расстройств, от которых умирают. Светлана Мельгуй до сих пор помнит тот день, когда в ее отделение попала 20-летняя девушка, которая выглядела по отношению к своей маме как бабушка. У нее были настолько выраженные изменения, что струпьями облезала с голени кожа. Вечером она уснула, а на следующее утро не проснулась. Произошла остановка сердца. Это тот случай, когда обращение к врачу было слишком поздним и уже ничем нельзя было помочь. В практике психиатра — не единственный.

Сегодня обращаемость к врачам стала гораздо выше. Девушки меньше стыдятся своей болезни, и это повышает благоприятность прогноза. Тем не менее статистика остается жестокой: смертность до 20 процентов, у 60 процентов пациентов анорексия или булимия переходят в другие психические расстройства — зависимости или даже шизофрению. И только 20 процентов девушек / женщин достигают длительной ремиссии.

«Молодой человек сказал, что у меня большой «тазик»

18-летняя Дарья сейчас на этапе выздоровления. Она лежит в больнице уже второй раз. Год назад ее состояние было критическим: девушка объедалась и вызывала рвоту практически каждый день. После лечения долгое время питалась по расписанию и распрощалась с «белым другом», но недавно снова начала переедать (правда, уже без рвоты). С помощью еды она справляется со стрессами и проблемами. В больнице ее учат другим способам психологической защиты.

А начиналось все, как и в случае с предыдущими героинями, с желания похудеть. Надо сказать, что у Даши потрясающая внешность. Видеть такую девушку в психиатрической больнице, как минимум, странно.

— Помню, молодой человек, который мне очень нравился, сказал: у тебя «тазик» большой. В тот момент я весила 60-62 кг, у меня в отличие от одноклассниц уже была оформлена и попа, и грудь. А все рядом такие худенькие… Начала бегать и ограничивать себя в еде. Постепенно дошло до того, что в течение дня я ела один творог. Уже через год я весила 46 кг. В один прекрасный момент организм начал требовать еды, и я решила возобновить нормальное питание. Но после голодной диеты у меня были настолько сильные боли в животе, что маме пришлось вызывать скорую. И мне врач говорит, выпей литр воды — иди и вызови рвоту, чтобы легче стало. Сначала я пользовалась этим методом, когда болел живот от переедания, а потом подумала: ведь можно так есть, вырывать обратно и вес не будет набираться!

3 литра борща за раз: «Я пыталась ловить моменты, когда родных не было дома»

Девушка ела скрытно. Собирала деньги, которые ей давала мама в школу, покупала пакет продуктов, прятала еду под стол и ела, пока никто не видел. Если вдруг мама заходила на кухню, Даша делала вид, что просто пьет чай. Могла съесть 3-литровую кастрюлю борща за раз — и это не предел. Шла в школу и думала лишь о том, как вернется домой и сможет «нажраться» (другого слова девушка подобрать не может). Все это происходило как раз в то время, когда школьница готовилась к выпускным экзаменам и ЦТ. Новый материал давался с трудом. Был момент, рассказывает Даша, когда хотелось сброситься с 9-этажки и наконец перестать думать о еде. После многочисленных попыток выздороветь самостоятельно девушка рассказала о своей проблеме матери и обратилась в больницу. Сейчас она полностью осознает свою проблему и продолжает работу с психологом.

Светлана Мельгуй подчеркивает, что самому выбраться из замкнутого круга практически невозможно — должна быть длительная поддержка врачей, родственников, других пациентов. Стационарный этап длится 1,5-2,5 месяца. Здесь пациенты проходят обследования, восстанавливают здоровье, им подбирают медикаментозное лечение. Далее начинается самый тяжелый этап — амбулаторный. Здесь важна тесная работа с психотерапевтом, который восстанавливает связь пациента с реальностью. Как правило, для полного излечения требуется вдвое больше времени, чем длилась сама болезнь. Выздоровление не бывает последовательным: время от времени происходят «срывы» и откаты назад. Но если лечение продолжается, у пациента есть все шансы вернуться к нормальной жизни.

Симптомы болезни:

— попытки избегать совместных приемов пищи;

— посещение туалета или попытки выйти на улицу, в подъезд сразу после еды;

— постоянные взвешивания и измерения;

— приобретение нежирных продуктов;

— стремление избегать жареного, мучного, сладкого — тогда, когда по физическим параметрам это не нужно;

Другие статьи

  • Как лечить кашель 2х месячного ребенка Как лечить кашель 2х месячного ребенка Открытка "Мой папа - супермен!" Мастерим наряд для кружки! Просто и необычно! Можно подобрать сочетание продуктов под любимый напиток вашего мужчины! Ошибки родителей при лечении кашля у грудничка Лечить кашель у […]
  • Бассейн центра развития творчества детей и юношества им аВ косарева Бассейн Центра развития творчества детей и юношества им. А.В. Косарева Рейтинг бассейна им. Косарева: (50 голоса, рейтинг: 3,50 из 5) Два бассейна: Большой: Длина — 25 метров 4 дорожки Глубина до 180 см Маленький: глубина 70 см 7 х 8 метров Услуги: […]
  • Расшифровка пособий по уходу за ребенком до 15 лет бланк ГУ - ИВАНОВСКОЕ РЕГИОНАЛЬНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ФОНДА СОЦИАЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Версия для слабовидящих Главная Возмещение пособий страхователям Документы, необходимые для возмещения пособий Документы, необходимые для […]
  • Можно ли зеленый горошек ребенку в 8 месяцев Мама — доктор. Для любого ребенка — лучший доктор — мама. Сайт для любящих мам. Горох ребенку Когда можно горох ребенку ? Такой вопрос рано или поздно, обязательно, возникает у родителей. Ответим на него вместе. Горох — это белковый продукт. По питательной ценности […]
  • Почему рвет ребенка на море Отдых у моря и детская рвота: как справится с недомоганием? Отпуск с ребенком. Море, золотой песок, солнце… Но и тропический рай могут омрачить «домашние» проблемы, например, плохое самочувствие малыша. Слабость, боль в животе, рвота у ребенка на море должны […]
  • Роль прогулки в развитии ребенка детский сад № 27 ЛЕСОВИЧОК Значение прогулки в развитии ребенка дошкольного возраста Создано 08.07.2016 11:38 Обновлено 08.07.2016 11:38 Автор: Администратор сайта МБУ № 27 Просмотров: 10617 Консультация "Значение прогулки в развитии ребенка […]