Нервное психическое расстройство симптомы

Чем лечится нервное расстройство?

Современный ритм жизни заставляет нас подстраиваться под множество ситуаций, жертвовать временем, сном, силами и отдыхом с единственной целью – все успеть. К сожалению, все успеть не получится, а расплата за эту спешку слишком дорогая – наше здоровье. Функционирование организма зависит от состояния нервной системы, ее слаженной и нормальной работы.

Негативные воздействия внешней среды могут спровоцировать нервное расстройство – часто встречающееся в разных формах состояние организма у современных мужчин и женщин.

Как выявить проблему

Определить у себя ту или иную форму расстройства несложно – достаточно прислушаться к себе и понять, есть ли в вашем организме какие-либо внешние или внутренние проявления, вызывающие дискомфорт.

В общем виде симптомы всех нервных расстройств можно описать следующим образом:

  • плохое настроение;
  • депрессивное состояние или апатия;
  • раздражительность;
  • отсутствие аппетита;
  • внутренняя замкнутость;
  • напряженность;
  • головные боли;
  • бессонница;
  • постоянное чувство усталости;
  • резкая потеря или набор веса.

И это еще далеко не весь список, поскольку признаки могут быть разными в зависимости от формы расстройства. Признаки нервных расстройств у маленьких детей дополняются нервным тиком, энурезом, заиканием, анорексией, судорожными состояниями и даже галлюцинациями. Наиболее часто нервно психические расстройства встречаются в виде неврозов.

Формы расстройств

  1. Неврастения представляет собой невроз, возникающий на фоне общего переутомления организма (из-за недосыпания, отсутствия отдыха, длительной напряженной работы) или психологической травмы;

Само состояние развивается в трех стадиях:

  • На первой стадии у человека отмечается повышенная возбудимость и агрессивность, нарушения
    сна, невозможность сосредоточиться на работе в течение длительного времени;
  • На второй стадии раздражительность сопровождается усталостью и безразличием, снижением аппетита, неприятными ощущениями в области желудка. Не исключены головная боль, учащенный или замедленный пульс, слезливое состояние. На этой стадии человек, как говорится, может принимать ситуации «близко к сердцу» ;
  • На третьей стадии неврастения переходит в пассивную форму: у больного преобладает вялость, подавленность и апатия.

  1. Лечение данного вида невроза возможно с помощью организации режима дня больного, грамотного распределения работы и отдыха, правильного и регулярного питания, укрепления организма витаминами. Иногда человеку даже следует сменить работу или обстановку (уехать куда-то на несколько дней, на природу, за город);
  2. Навязчивые состояния – одна из форм невроза, сопровождающееся тревогой, чувством опасности, страхами и фобиями. Так, например, человек может излишне переживать за возможную потерю какой-либо вещи или бояться заразиться какой-либо болезнью. В качестве методов лечения применяют психотерапию или терапию антидепрессантами;
  3. Истерия как форма расстройства встречается достаточно редко, но выражается повышенной
    эмоциональностью с желанием человека обратить на себя внимание. Иногда такое желание проявляется довольно эксцентричными поступками (намеренно громкий смех, слезливые истерики, наигранность в поведении и разговорах, излишнее внимание к собственной персоне и внешности). При истерии возможно повышение температуры, изменение веса, снижение аппетита, тошнота. Поскольку истерия является одной из наиболее сложных форм нервных расстройств, лечат ее посредством психотерапии. Если говорить о каких-либо лекарствах, то в этом случае они только помогут снять некоторые симптомы (например, депрессию) и несколько облегчить состояние человека;
  4. Наиболее распространенной формой нервного расстройства является вегетососудистая дистония.

Немало взрослых и детей (преимущественно подросткового возраста) испытывают самые различные симптомы:

  • «скачки» давления;
  • нарушение ритма сердца;
  • затруднение дыхания (состояние удушья, неполного вдоха);
  • сбои в работе желудочно-кишечного тракта (тошнота, рвота, изжога);
  • повышение температуры.

Нередко людей, страдающих от вегетососудистой дистонии, можно определить по холодным конечностям. Также они могут часто жаловаться на головные боли и головокружения, что связано с проблемами в работе сосудов головного мозга.

Как правило, врачи в состоянии выявить диагноз вегетососудистой дистонии только после проведения нескольких исследований (МРТ, измерение давления в динамике, ЭКГ и др.) и сопоставления признаков нервного расстройства в совокупности, что обычно занимает немало времени.

Проявление каких-либо симптомов по отдельности не всегда свидетельствует о данном расстройстве, однако их систематическое повторение должно натолкнуть вас на своевременное обращение к специалисту.

Нервные расстройства тесно связаны с понятием нервного срыва. Иногда случается, что у человека нет возможности выражать эмоции, посвятить время отдыху, — это провоцирует «накопление» стрессовых ощущений в организме. В связи с этим у человека может произойти нервный срыв – расстройство, проявляющееся в резкой и острой форме, длящееся определенный период времени.

Срыв наступает неожиданно под воздействием каких-либо внешних раздражителей (что примечательно, человек в это время становится особенно мнительным, эмоционально реагирующим на замечания и критику). Не допустить такого состояния возможно в том случае, если человек будет чаще проявлять эмоции (пусть иногда негативные), а не держать их внутри себя. Кроме того, важно научиться расслабляться и находить баланс между работой и отдыхом.

Лечением нервных расстройств занимаются психотерапевты и психоаналитики. Если вы начали
замечать у себя в организме какие-либо сбои в его работе, проявляющиеся систематически, рекомендуем вам обратиться к этим специалистам.

Если вы не замечаете у себя каких-либо изменений, но при этом понимаете, что ваш рабочий график достаточно плотный, вы подвержены стрессам, у вас есть проблемы, которые часто вас беспокоят – займитесь профилактикой нервных расстройств.

Старайтесь чаще отдыхать, гулять на свежем воздухе, спать не меньше 8 часов в сутки, находить время для общения с близкими, получать позитивные эмоции.

Если же вас что-то тревожит или вы чувствуете усталость, быструю утомляемость, плохое настроение – воспользуйтесь банальными, но эффективными методами – выпейте успокаивающий чай (ромашка, мелисса), примите перед сном ванну с лавандовым маслом, пропейте курс витаминов для поднятия жизненного тонуса, займитесь спортом.

Своевременное предупреждение симптомов заболеваний нервной системы поможет вам избежать употребления таблеток и антидепрессантов, которые все-таки и облегчат вам жизнь, но явно не пройдут бесследно для организма.

Нервное психическое расстройство симптомы

В группу психических, или душевных, болезней входят все те болезненные процессы, в которых преобладающими явлениями служат расстройства со стороны психической, resp. нервно-психической деятельности, иначе говоря, расстройства в области тех отправлений, благодаря которым устанавливается отношение личности к окружающему миру. Из этого определения нетрудно усмотреть, что психические болезни ничуть не выражаются исключительно одними только изменениями в сфере психики (resp. нейро-психики), но что они могут сопровождаться также и другими расстройствами и, между прочим, изменениями со стороны тех или других проводящих функций нервной системы. И действительно, знакомясь ближе с различными формами психических, или душевных, болезней и, в частности, с теми расстройствами, которыми они выражаются, нетрудно убедиться, что в сущности нет или почти нет ни одной психической болезни, в которой рядом с расстройствами психической сферы не обнаруживались бы те или другие нарушения со стороны проводящих функций нервной системы и органов тела, подчиненных деятельности нервной системы, хотя бы и слабо выраженные.

Факт этот становится вполне понятным, если мы примем во внимание, что и те, и другие болезни, т. е. так называемые психические и собственно нервные, относятся к поражению одной и той же нервной системы.

Современная медицина, вопреки недавнему прошлому, даже объединяет между собой психические и нервные болезни, так как выяснилось, что психическая деятельность находится в полной и безусловной зависимости от деятельности высших корковых центров нервной системы и их взаимных связей между собой, в то время как поражение других центров и проводников нервной системы обусловливает разнообразные нервные болезни.

Независимо от этой анатомо-физиологической точки зрения, устанавливающей, так сказать, природную связь между психическими и нервными болезнями, имеются между теми и другими несомненное родство и в этиологическом отношении. Особенно доказательные факты в указанном отношении можно почерпнуть в наследственности. Как известно, в настоящее время точно установлено, что в семьях, отягченных неблагоприятной или патологической наследственностью, мы встречаем, наряду с психическими, также и разнообразные нервные болезни.

С другой стороны, известно, что от лиц, страдавших психическими болезнями, происходит потомство, отличающееся не только теми или другими уклонениями психической сферы, но и поражаемое нервными болезнями, особенно общими неврозами, и, наоборот, от лиц, страдавших нервными болезнями, особенно общими неврозами, обычно происходит потомство, в котором может быть отмечено то или другое количество психопатов.

Словом, между психическими и нервными болезнями существует самое тесное родство, какое только можно себе представить в наследственном отношении.

Равным образом и важнейшие этиологические моменты, помимо наследственности, являются общими для развития психических и нервных болезней. Возьмем для примера травму, нравственный шок, сифилис, разнообразные острые инфекции и другие отравления, а также различные самоотравления. Как известно, все эти условия способствуют в той или иной степени развитию как психических, так и нервных заболеваний. Нередко даже результатом воздействия вышеуказанных причин являются болезни, в которых психические и нервные симптомы представляются как бы смешанными между собою.

Таковы травматические нейропсихозы, нейриты с психическими расстройствами, сифилитические поражения мозга с психическими дефектами, алкогольный ложный паралич и т. п.

Наконец, нельзя не отметить здесь того обстоятельства, что при самых разнообразных психических болезнях при исследовании открываются те или другие нервные расстройства. Это положение справедливо не только по отношению к так называемым органическим психозам, но и к группе истерических, эпилептических, неврастенических, а также в известной мере и к группе дегенеративных и других психозов.

С другой стороны, при многих нервных болезнях, особенно при так называемых общих неврозах, а также при разнообразных поражениях головного мозга (опухоли, размягчения, кровоизлияния, склерозы и пр.) могут быть открыты те или другие нарушения психической сферы.

Далее родство между психическими и нервными болезнями совершенно ясно устанавливается тем фактом, что в известных случаях нервные болезни осложняются психическими расстройствами. Здесь должны быть упомянуты психозы, развивающиеся на почве табеса, гентингтоновской хореи, геморрагического энцефалита и пр. С другой стороны, имеются болезненные психические формы, в течение которых развиваются те или другие нервные поражения. Сюда относятся артериосклеротические психозы, сифилитические психозы и т. п.

Мы знаем затем целый ряд болезненных форм, в которых психические и нервные расстройства идут рука об руку в такой степени, что трудно даже решить, куда правильнее относить эти расстройства — к нервным или психическим болезням. Сюда относятся некоторые общие или большие неврозы, как истерия, миастения и неврастения, отчасти эпилепсия, некоторые фамильные нервные болезни, сопровождающиеся слабоумием и т. п.

Как известно, по отношению к истерии в последнее время, благодаря трудам Шарко, Мебиуса, Шгрюмпеля, Жане, Реймона и др., все более и более устанавливается взгляд, что несмотря на ряд симптомов, сближающих эту форму болезни с чисто нервными поражениями, она должна быть рассматриваема как психическая болезнь, не потому только, что здесь обнаруживаются чисто психические симптомы, как своеобразные особенности характера, склонность к развитию галлюцинаций, навязчивых идей и т. п., но и потому, что целый ряд симптомов при истерии, на первый раз кажущихся нервными, как параличи, судороги, контрактуры и пр., могут быть вызываемы и устраняемы путем так называемого психического воздействия. В самом деле, если принять во внимание факт, что все главные симптомы истерии могут быть вызваны путем простого внушения и путем внушения же устраняемы, то не имеется оснований сомневаться в психической природе этих симптомов. Но, с другой стороны, остаются еще некоторые проявления истерии, особенно со стороны растительных функций, которые трудно объяснить чисто психическим путем. Ввиду этого мы, руководясь физиолого-химическими исследованиями, склонны смотреть на истерию, как на болезнь обмена, при которой поражается вся вообще нервная система и в особенности ее психические отправления.

С другой стороны, состояние, описываемое под названием различного рода фобий, особенно Экиролем, Фальре, Вестфалем, Крафт-Эбингом, Баллем, Тамбурини, Маньяном, мной, Пит-ром и Режи и др., в последнее время некоторыми из французских авторов, особенно Жане, Реймоном и др., выделяется из обычных форм неврастении под названием психастении. Со своей стороны в русской литературе еще в 1885 г. мною была подробно описана та же форма болезни под названием психопатии или психоневрастении.

Надо при этом иметь в виду, что под формой собственно неврастении понимаются проявления раздражительной слабости и общего подавления нервной системы. При этом с психической стороны обнаруживаются элементарные симптомы, отражающие общее понижение нервной деятельности в виде быстрой психической утомляемости, внутреннего беспокойства и тоски, излишней склонности к развитию аффектов, неустойчивостью настроения и т. п. К психастении же, resp. психоневрастении, относятся те болезненные состояния, при которых вышеуказанные физические проявления отступают на второй план и в первую голову выдвигаются совершенно специальные психические расстройства в виде различного рода навязчивых состояний, так называемых фобий и одержимости, в виде поразительного безволия, беспричинной тоски и страха, систематических тиков и т. п. В этиологическом отношении также обе болезненные формы должны быть обособляемы друг от друга, так как первый невроз развивается обыкновенно у взрослых лиц от разнообразных случайных причин физического или нравственного характера, резко ослабляющих нервную систему. При этом имеется нередко и наследственное предрасположение, но оно большей частью незначительно и скрыто, тогда как психастения развивается обыкновенно у лиц, глубоко предрасположенных, приобретших дегенерацию от рождения или по наследству, причем черты ее обнаруживаются уже в сравнительно молодом возрасте.

Как бы то ни было, обе эти формы болезни и в особенности психоневрастения или психастения представляются не столько неврозами, сколько психозами и потому они в последнее время вполне по праву получают название психоневрозов.

Что касается эпилепсии, то мы должны иметь в виду, что, наряду с большими приступами, в которых обнаруживается временная полная утрата нервно-психической деятельности, следовательно, симптом, несомненно, психического характера, и вместе с тем тонические клонические судороги, представляющие симптом нервного характера, имеются обыкновенно и приступы малой или так называемой психической эпилепсии, при которой все явления протекают в так называемой психической сфере. Если мы затем примем во внимание существование особых изменений характера у эпилептиков, частое развитие психической слабости и временное появление психических расстройств в форме так называемых эпилептических психозов, то станет понятным, что мы здесь имеем дело с таким неврозом, при котором чисто нервные симптомы нередко уступают по своей силе и по значению симптомам психического характера.

Кроме того, нельзя не принять во внимание, что настоящий психоз, как и психоневроз, сближаются между собой не только потому, что симптомокомплекс тех и других представляет много общего между собой, но вместе с тем и потому, что общие психоневрозы дают основание к развитию так называемых переходных или смешанных форм. И в самом деле, неврастения, психастения, меланхолия, ипохондрия и даже истерия в начале своего развития имеют вообще так много общего между собой, что требуется нередко продолжительное наблюдение, чтобы окончательно остановиться па том или другом диагнозе.

Если мы затем углубимся в патогенез заболеваний, известных под названием психоневрозов или больших неврозов, то должны будем иметь в виду главным образом то или другое нарушение обмена, приводящее к изменению функций нервней системы вообще и мозговой коры в особенности. По крайней мере этот взгляд, основывающийся на исследованиях обмена веществ, в последнее время приобретает все более и более прав и по отношению к так называемой генуинной эпилепсии. Равным образом имеются ясные указания и па зависимость истерии и неврастении от нарушения в обмене веществ.

Смотрите так же:  Магазины стресс в екатеринбурге

С другой стороны, многие из психических расстройств, особенно меланхолия, мания, острая аменция и некоторые другие, также в основе своей имеют нарушение в обмене веществ, в пользу чего по крайней мере могут быть приведены многие данные.

Итак, не может быть сомнения, что психические болезни и общие нервные, а в частности, черепно-мозговые болезни в патолого-биологическом смысле представляют собой если не одно целое, то во всяком случае трудно обособляемые друг от друга области патологии, вследствие чего они нередко и изучаются в курсе медицинских наук в одной клинике, разделенной на два отделения, из которых одно служит для психических, а другое для нервных больных.

Переводя на практический язык все вышесказанное, можно утверждать без риска впасть в преувеличение, что нельзя претендовать на основательное изучение психических болезней без знакомства с нервными болезнями и, с другой стороны, нельзя быть хорошим невропатологом, не будучи знакомым и с психическими болезненными состояниями.

Тем не менее практическая важность обособления психических больных от больных всех других категории и в том числе нервных приводит к необходимости выделения психических больных как от нервных, так и от иных соматических Сольных. В этом отношении мы должны сказать, что хотя и невозможно го многих случаях строго научное обособление психических болезненных состояний от нервных, но в практических видах все те случаи, где изменения психической сферы обнаруживаются в течение всего болезненного состояния и где они имеют преобладающее значение, можно признавать психическими болезнями, тогда как другие поражения нервной системы, в которых психические изменения играют меньшее значение по сравнению с нервными или представляются эпизодическими в течение болезненного состояния, могут и должны быть признаваемы нервными болезнями.

На том же основании и некоторые соматические заболевания, например, тифы и др., несмотря на частое обнаружение в течение болезни ясных симптомов со стороны нервно-психической сферы, не относятся к категории психических заболеваний.

Та тесная связь, которая существует между психическими и нервными болезнями, естественно, сближает психиатрию с остальной медициной, так как нервные болезни всегда стояли в тесной связи с другими медицинскими науками. Но не в меньшей, если еще не в большей мере психиатрию сближают с остальными медицинскими науками новейшие взгляды на происхождение многих психических болезней, как на результат самоотравления организма.

С этим вместе для огромного большинства психических заболеваний должно быть признано, что лежащее в основе их поражение мозговых функций не является первичным и самостоятельным, а обусловливается аутоинтоксикациями и действием токсических начал, поражающих весь вообще организм и в том числе нарушающих функции высших центров нервной системы и их сочетательных связей. Иначе говоря, дело не идет в этих случаях о первичном поражении собственно головного мозга, а о поражении всего организма; самые же психические болезни являются совокупностями функциональных расстройств или связанных с общими условиями жизнедеятельности организма и нарушением его отправлений в форме аутоинтоксикации того или другого рода, или связанных с влиянием общей инфекции и действием тех или других токсинов на мозг. В этих случаях изменения, происходящие в мозгу, могут быть рассматриваемы лишь как производные основного поражения организма, имеющего свою этиологию, свое развитие, течение и даже исход в той мере, в какой на него не оказывают влияния те или другие терапевтические мероприятия.

Если такие органы, как центральная нервная система, при этом поражаются в большей степени, чем другие части организма, то это может обусловливаться самой инфекцией или аутоинтоксикацией и избирательным ее свойством подобно другим ядам, обладающим этой особенностью, далее, — чрезвычайной нежностью самой ткани мозга, особыми функциональными и иными условиями, ставящим мозг при данных условных в положение locus minoris resistentiae, индивидуальными особенностями данного организма, приобретаемыми по наследству и условиями прошлой жизни и т. п.

При этом и те анатомические изменения в мозгу, которые открываются в такого рода случаях, лишь в известном числе являются непосредственными виновниками психических расстройств, чаще же они служат производными аутоинтоксикации, как и те психические расстройства, которые являются ее последствием. Дело идет в этом случае об изменении состава крови и развитии в ней химических продуктов и токсинов, которые, отравляя нервную ткань, с одной стороны, вызывают в ней расстройство функциональной деятельности, а с другой, действуя в течение известного времени в виде более или менее длительных влияний, вызывают изменения мозговой ткани.

В этих случаях последние нам не могут служить объяснением болезненных симптомов, как изменения мозговой ткани при введении в организм внешних, так называемых интеллектуальных ядов не объясняет нам тех функциональных расстройств нервно-психической сферы, которые ими обусловливаются. Дело в том, что интоксикации, как и аутоинтоксикации могут вызывать функциональные расстройства деятельности мозговых клеток, производя временные изменения в мозговом кровообращении и динамические изменения в питании клеток мозга без стойких структурных их изменений. Если впоследствии при хронических отравлениях в клетках и обнаруживаются уже более-стойкие структурные изменения, то они являются последствием продолжительного нарушения питания и отравления клеток и, следовательно, сами по себе как явления вторичные не могут быть принимаемы за основу функциональных расстройств психической сферы.

К этому следует добавить, что и изменения нервной ткани, производимые различными ядами, могут быть более или менее сходственными и даже одинаковыми, так как в сущности влияние ядов не столько действует непосредственно на протоплазму клетки, сколько на условия ее питания, нарушение которых и приводит к более или менее одинаковым изменениям структуры клетки, несмотря на различие действия ядов.

Само собой разумеется, что упомянутые структурные изменения мозговых клеток, обусловленные аутоинтоксикациями, не безразличны для нервно-психических отправлений, но мы большей частью не можем с определенностью указать их значение в общей картине заболевания, пока дело не идет о невознаградимой атрофии нервных клеток и волокон, сопровождающейся развитием слабоумия.

Все вышеизложенное приводит нас к выводу, что корни душевных болезней, если исключить сравнительно редкие случаи психических расстройств, обусловленных травматическими повреждениями черепа, лежат не в головном мозгу, а в нарушении жизнедеятельности организма, обусловленном теми или иными внутренними дефектами или внесенными извне общими болезнетворными началами, причем от всех других болезненных состояний они отличаются лишь тем, что в результате нарушенной жизнедеятельности организма выдвигается на первый план по резкости внешних проявлений функциональное или органическое нарушение деятельности мозга, приводящее к психическим расстройствам.

Только что изложенное сближает психические болезни с общими соматическими болезнями, так как здесь, как и в обыкновенных болезненных процессах, дело идет также об общих аутоинтоксикациях или интоксикациях организма, влиянию которых подвергаются по преимуществу высшие центры головного мозга, заведующие психическими отправлениями, тогда как сопутствующие им соматические расстройства оказываются крайне слабо выраженными и мало заметными.

Из вышеизложенного очевидно, что следует совершенно отказаться от анатомического принципа в объяснении разнообразных психических расстройств, наблюдаемых при душевных болезнях. Как бы тонки ни были современные методы исследования нервной ткани мозга, они в большинстве случаев открывают нам в сущности лишь результаты действия на мозг аутоинтоксикаций и интоксикаций, которые, отравляя нервную ткань, собственно и лежат в основе психических расстройств, а не те анатомические изменения, которые являются результатом их воздействия на мозг. Иначе говоря, основа душевных или психических болезней должна быть патолого-физиологическая, а не патологоанатомическая, причем последние если и играют роль в развитии психических расстройств, то лишь роль вторичного, а не первичного фактора. При этом, конечно, не умаляется и значение патологоанатомических изменений мозговой ткани, особенно в случаях, где как в органических психозах, они достигают крайне резкой степени своего развития и приводят к местным или разлитым разрушительным процессам, но тем не менее и в большинстве органических психозов патологоанатомические изменения мозговой ткани не составляют первичной основы патологического процесса, часто поражающего весь организм или по крайней мере коренящегося в поражении внечерепных органов.

Все вышесказанное должно существенным образом влиять, с одной стороны, на клиническое исследование и распознавание душевных болезней, с другой стороны, на их терапию.

Прежде всего необходимо отрешиться от того взгляда, что проявления психических болезней, как мы их наблюдаем в клинике, служат выражением анатомических изменений мозга, и, следовательно, нет основания доискиваться и анатомической основы в разделении психозов, несмотря на сделанные в этом отношении попытки со стороны известных психиатров.

Сами по себе психические расстройства или симптомы в виде психического возбуждения, угнетения и безразличия, в виде иллюзий и галлюцинаций, в виде нарушений в закреплении и оживлении следов, в виде расстройств сочетательной деятельности, ненормальных влечений и т. п. еще не говорят нам о сущности данного заболевания, как и другие симптоматические состояния из области внутренних болезней, например, водянка, желтуха, кашель и т п., не говорят нам о сущности того болезненного процесса, который лежит в их основе. Поэтому в симптоматическом отношении в известные периоды могут представлять внешнее сходство совершенно различные душевные болезни, а потому для правильной оценки психического расстройства ничуть не достаточно довольствоваться только наблюдением одних симптомов душевной болезни и выдвигать их как основу для диагностики душевных болезней, как это делается многими еще и по сие время.

Напротив того, только наблюдение всей совокупности симптомов, как психических, так и физических, та или другая смесь этих симптомов, их сочетание и течение, а равно и исследование всего организма с физической стороны и, между прочим, в отношении его наследственного и, в частности, семейного расположения, в отношении его возраста и телесного и умственного развития, в отношении присутствующих в организме отклонений или его индивидуальных особенностей, в отношении ранее перенесенных физических и психических болезней, а также бывших ранее излишеств того или иного рода или иных отягчающих моментов дают тот материал, при сопоставлении которого мы получаем возможность правильно оценивать данное психическое заболевание.

Если при этом остается невыясненным для нас действительный источник развития болезненного психического состояния, то во всяком случае, приняв во внимание все вышеуказанные данные, мы характеризуем всю совокупность условий и внешних особенностей данного болезненного состояния, причем можем быть уверены, что при совпадении этих условий в другом организме и при общем сходстве внешних проявлений психоза мы встретимся с одинаковым по существу психическим заболеванием, хотя бы его внешние проявления в зависимости от тех или других случайных моментов и представляли некоторые своеобразные особенности и отличия.

Что касается терапевтического вмешательства при психозах, то необходимо помнить, что все наши мероприятия, направленные к успокоению болезненных симптомов, к устранению бессонницы, отказа от пищи и т. п., суть лишь симптоматические средства, которые могут облегчать течение болезни, но не искоренять самую болезнь. Для последней цели необходимо все внимание направить на самую основу болезни и, где это возможно, попытаться ее устранить. Если же основа болезни остается скрытой или неустранимой, то необходимо позаботиться по крайней мере о лучшем питании и об улучшении обмена веществ находящимися в нашем распоряжении средствами, об исправном содержании желудочно-кишечного канала и т. п., чтобы дать больному организму самому лучше справиться с теми нарушениями в обмене веществ и с аутоинтоксикацией, которые лежат в основе данного психического заболевания.

Само собой разумеется, что правильное нозологическое выяснение душевных болезней должно соответственным образом влиять и на индивидуальную и общественную профилактику подобного рода психических расстройств, так как последняя возможна только с распознаванием или по крайней мере предугадыванием истинной причины заболевания.

Равным образом и предсказание относительно дальнейшего течения и исхода душевной болезни стоит в прямой зависимости от правильного нозологического распознавания болезни, причем, однако, всякий раз должны быть приняты во внимание условия содержания и течения болезненного состояния. Дело в том, что каждая болезнь, предоставленная самой себе, должна иметь свое особое течение и исход. Те болезни, сущность которых находится во временном нарушении функций организма, состоящем в зависимости от каких-либо случайных внешних причин, обыкновенно заканчиваются по истечении известного времени полным выздоровлением и можно быть уверенным, что больному не грозит впредь новое заболевание, если, конечно, не повторятся те внешние причины, которые вызвали первоначальную болезнь; в других же случаях, где причины болезни коренятся в особых нарушениях обмена, связанных с периодически обостряющимся нарушением функционирования тех или других органов, мы имеем поразительную склонность болезни к возвратам, вследствие чего больному, освободившемуся от одного из приступов болезни, судьба грозит в будущем новыми и новыми болезненными приступами той или иной длительности.

В других случаях болезненное состояние, имеющее в своей основе неустранимое нарушение обмена и настоящую аутоинтоксикацию, коренящуюся не в случайных внешних причинах, а во внутренних условиях организма, роковым образом затягивается на более долгое время и заканчивается более или менее глубоким слабоумием. Наконец, в известном ряде случаев мы имеем дело с такой основой болезни, которая, будучи в корне неустранимой, постепенно все более и более подтачивает умственные и физические силы больного, причем болезнь, принимал прогрессирующее течение, закапчивается не только более или менее полным психическим распадом, но и летально.

Все эти различия в ходе и развитии душевных болезней стоят в прямой связи с истинной основой болезненного процесса к с условиями возникновения и дальнейшего развития, а не с внешними проявлениями отдельных симптомов, а потому и в профилактическом отношении должно играть большое значение распознавание истинной природы заболевания, а не внешних только проявлений болезни.

Нервное психическое расстройство симптомы

Автоматическая покорность (МКБ 295.2) – феномен чрезмерного послушания (проявление «командного автоматизма»), ассоциируемый с кататоническими синдромами и гипнотическим состоянием.

Агрессивность, агрессия (МКБ 301.3; 301.7; 309.3; 310.0) – как биологическая особенность организмов, более низких, чем человек, является компонентом поведения, реализуемым в определенных ситуациях для удовлетворения жизненных потребностей и устранения опасности, исходящей из окружающей среды, но не для достижения деструктивных целей, если только она не связана с хищническим поведением. Применительно к человек — данная концепция расширяется и включает наносящее вред поведение (нормальное или болезненное), направленное против других и самого себя и мотивированное враждебностью, гневом или соперничеством.

Ажитация (МКБ 296.1) – выраженное беспокойство и двигательное возбуждение, сопровождаемые тревогой.

Ажитация кататоническая (МКБ 295.2) – состояние, при котором психомоторные проявления тревоги ассоциируются с кататоническими синдромами.

Амбивалентность (МКБ 295) – сосуществование антагонистических эмоций, идей или желаний по отношению к одному и тому же лицу, предмету или положению. Согласно Блейлеру, который ввел этот термин в 1910 г., кратковременная амбивалентность является частью нормальной психической жизни; выраженная или устойчивая амбивалентность – первоначальный симптом шизофрении, при которой она может иметь место в аффективной идеаторной или волевой сфере. Она является также частью обсессивно-компульсивного расстройства, а иногда наблюдается при маниакально-депрессивном психозе, особенно при затяжных депрессиях.

Смотрите так же:  Как называется боязнь бороды

Амбитендентность (МКБ 295.2) – психомоторное расстройство, характеризующееся двойственностью (амбивалентностью) в сфере произвольных действий, что приводит к неадекватному поведению. Этот феномен чаще всего проявляется при кататоническом синдроме у больных шизофренией.

Амнезия селективная (МКБ 301.1) – форма психогенной потери памяти на события, ассоциируемые с факторами, вызвавшими психологическую реакцию, которая обычно расценивается как истерическая.

Ангедония (МКБ 300.5; 301.6) – отсутствие способности ощущать удовольствие, наблюдающееся особенно часто у больных шизофренией и депрессией.

Примечание. Понятие введено Рибо (1839—1916).

Астазия-абазия (МКБ 300.1) – неспособность сохранять вертикальное положение, ведущая к невозможности стоять или ходить, при ненарушенных движениях нижних конечностей лежа или сидя. При отсутствии органического поражения центральной нервной системы астазия-абазия обычно является манифестацией истерии. Астазия, однако, может быть признаком органического поражения головного мозга, вовлекающего в частности лобные доли и мозолистое тело.

Аутизм (МКБ 295) – термин, введенный Блейлером для обозначения формы мышления, характеризующейся ослаблением или потерей контакта с реальной действительностью, отсутствием стремления к общению и чрезмерным фантазированием. Глубокий аутизм, согласно Блейлеру, является фундаментальным симптомом шизофрении. Термин используется также для обозначения специфической формы детского психоза. См. также ранний детский аутизм.

Аффекта неустойчивость (МКБ 290—294) – неконтролируемое, нестабильное, колеблющееся выражение эмоций, чаще всего наблюдающееся при органических поражениях головного мозга, ранней шизофрении и некоторых формах неврозов и расстройств личности. См. также колебания настроения.

Аффект патологический (МКБ 295) – общий термин, описывающий болезненные или необычные состояния настроения, из которых наиболее частыми являются депрессия, тревога, приподнятое настроение, раздражительность или аффективная неустойчивость. См. также аффективная уплощенность; аффективные психозы; тревога; депрессия; расстройства настроения; состояние приподнятости; эмоции; настроение; шизофренические психозы.

Аффективная уплощенность (МКБ 295.3) – выраженное расстройство аффективных реакций и их однообразие, выражающееся как эмоциональное уплощение и безразличие, в частности как симптом, встречающийся при шизофренических психозах, органической деменции или у психопатических личностей. Синонимы: эмоциональное уплощение; аффективная тупость.

Аэрофагия (МКБ 306.4) – привычное заглатывание воздуха, ведущее к его отрыгиванию и вздутию живота, часто сопровождающееся гипервентиляцией. Аэрофагия может наблюдаться при истерических и тревожных состояниях, но может выступать и как моносимптоматичсское проявление.

Болезненная ревность (МКБ 291.5) – сложное болезненное эмоциональное состояние с элементами зависти, гнева и желания обладать предметом своей страсти. Сексуальная ревность является хорошо определяемым симптомом психического расстройства и иногда возникает при органическом поражении головного мозга и состояниях интоксикации (см. психические расстройства, связанные с алкоголизмом), функциональных психозах (см. параноидные расстройства), при невротических и личностных расстройствах, доминирующим клиническим признаком часто бывают бредовые убеждения в измене супруга (супруги) или возлюбленной (возлюбленного) и готовность уличить партнера в предосудительном поведении. Рассматривая возможность патологической природы ревности, необходимо учитывать также социальные условия и психологические механизмы. Ревность часто является мотивом для совершения насилия, особенно у мужчин по отношению к женщинам.

Бред (МКБ 290299) – ложное, не поддающееся коррекции убеждение или суждение; не соответствующее реальной действительности, а также социальным и культурным установкам субъекта. Первичный бред совершенно невозможно понять на основании изучения истории жизни и личности больного; вторичный бред психологически может быть понят, так как он возникает из болезненных проявлений и других особенностей психического состояния, например состояния аффективного расстройства и подозрительности. Бирнбаум в 1908 г., а затем Джаспере в 1913 г. провели дифференцирование между собственно бредом и бредоподобными идеями; последние являются просто ошибочными суждениями, которые высказываются с чрезмерным упорством.

Бред величия – болезненное убеждение в собственной важности, величии или высоком предназначении (например, бред мессианской миссии), часто сопровождаемое другими фантастическими бредовыми идеями, которые могут быть симптомом паранойи, шизофрении(часто, но не всегда, параноидного типа), мании и органических заболеваний головного мозга. См. также идеи величия.

Бред, касающийся изменения собственного тела, (дисморфофобия) – болезненное убеждение в наличии физических изменений или болезни, часто причудливое по своей природе, и базирующееся на соматических ощущениях, которое приводит к ипохондрической озабоченности. Этот синдром чаще всего наблюдается при шизофрении, но может проявляться при тяжелой депрессии и органических заболеваниях головного мозга.

Бред мессианской миссии (МКБ 295.3) – бредовое убеждение в собственной божественной избранности для свершения великих подвигов по спасению души пли искуплению грехов человечества или определенной нации, религиозной группы и т. д. Мессианский бред может иметь место при шизофрении, паранойе и маниакально-депрес­сивном психозе, а также при психотических состояниях, обусловленных эпилепсией. В некоторых случаях, особенно при отсутствии других явных психотических проявлений, это расстройство трудно отличить от особенностей убеждений, свойственных данной субкультуре, или религиозной миссии, выполняемой членами каких-либо фундаментальных религиозных сект или движений.

Бред преследования – патологическое убеждение больного в том, что он является жертвой одного или более субъектов или групп. Оно наблюдается при параноидном состоянии, особенно при шизофрении, а также при депрессии и органических заболеваниях. При некоторых расстройствах личности имеет место предрасположенность к такому бреду.

Бредовая трактовка (МКБ 295) – термин, введенный Блейлером (Erklarungswahn) для описания бредовых идей, которые выражают квазилогическое объяснение для другого, более генерализованного бреда.

Внушаемость – состояние восприимчивости к некритическому принятию идей, суждений и моделей поведения, наблюдающихся или демонстрируемых другими. Внушаемость может быть повышенной под воздействием окружающей среды, лекарственных средств или гипноза и чаще всего наблюдается у лиц с истерическими чертами характера. Термин «негативная внушаемость» иногда применяется к негативистскому поведению.

Галлюцинация (МКБ 290-299) – сенсорное восприятие (любой модальности), появляющееся при отсутствии соответствующих внешних стимулов. Кроме сенсорной модальности, которой характеризуются галлюцинации, они могут подразделяться по интенсивности, сложности, отчетливости восприятия и по субъективной степени их проекции на окружающую среду. Галлюцинации могут появляться у здоровых лиц в полусонном (гипнагогическом) состоянии или состоя­нии неполного пробуждения (гипнопомпическом). Как патологический феномен они могут ыть симптомами заболевания головного мозга, функциональных психозов и токсического воздействия лекарственных средств, имея в каждом случае свои характерные особенности.

Гипервентиляция (МКБ 306.1) – состояние, характеризующееся более длительными, более глубокими или более частыми дыхательными движениями, приводящее к головокружению и судорогам вследствие развития острого газового алкалоза. Нередко является психогенным симптомом. Помимо судорог в области запястья и стопы, с гипокапнией могут быть связаны субъективные феномены, такие, как выраженные парестезии, головокружение, чувство пустоты в голове, онемение, сердцебиение и дурные предчувствия. Гипервентиляция является физиологической реакцией на гипоксию, но может также появляться при состояниях тревоги.

Гиперкинез (МКБ 314) – чрезмерные насильственные движения конечностей или любой части тела, появляющиеся спонтанно или в ответ на стимуляцию. Гиперкинез является симптомом различных органических расстройств центральной нервной системы, но может также иметь место при отсутствии видимых локализованных повреждений.

Дезориентировка (МКБ 290—294; 298.2) –нарушения временной топографической или личностной сфер сознания, связанные с различными формами органического поражения головного мозга или реже с психогенными расстройствами.

Деперсонализация (МКБ 300.6) – психопатологическое восприятие, характеризующееся обостренным самосознанием, которое становится неодушевленным при ненарушенной сенсорной системе и способности к эмоциональному реагированию. Имеется ряд сложных и мучительных субъективных феноменов, многие из которых трудно передать словами, причем самыми тяжелыми являются ощущения изменения собственного тела, тщательный самоанализ и автоматизация, отсутствие аффективной реакции, расстройство ощущения времени и чувство собственного отчуждения. Субъект может чувствовать, что его тело отделено от его ощущений, как будто он сам наблюдает за собой со стороны или как будто он (она) уже мертв. Критика к этому патологическому феномену, как правило, сохранена. Деперсонализация может проявляться как изолированный феномен у нормальных во всех других проявлениях лиц; она может возникать в состоянии утомления или при сильных эмоциональных реакциях, а также быть частью комплекса, наблюдающегося при умственной жвачке, обсессивных тревожных состояниях, депрессии, шизофрении, некоторых личностных расстройствах и нарушениях функции головного мозга. Патогенез данного расстройства неизвестен. См. также деперсонализационный синдром; дереализация.

Дереализация (МКБ 300.6) – субъективное ощущение отчуждения, сходное с деперсонализацией, но больше относящееся к внешнему миру, чем к самоощущению и осознанию собственной личности. Окружающая обстановка кажется бесцветной, жизнь искусственной, где люди будто бы на сцене играют задуманные роли.

Дефект (МКБ 295.7)(не рекомендуется) – продолжительное и необратимое нарушение любой психологической функции (например, «когнитивный дефект»), общего развития психических способностей («умственный дефект») или характерного образа мышления, ощущения и поведения, составляющего отдельную личность. Дефект в любой из этих областей может быть врожденным либо приобретенным. Характерное дефектное состояние личности, колеблющееся от нарушения интеллекта и эмоций или от легкой эксцентричности поведения до аутической замкнутости или аффективного уплощения, Крепелин (1856—1926) И Блейлер (1857—1939) расценивали как критерии выхода из шизофренического психоза (см. также изменения личности) в отличие от выхода из маниакально-депрессивного психоза. Согласно исследованиям последнего времени, развитие дефекта после шизофренического процесса не является неизбежным.

Дистимия – менее тяжелое состояние подавленного настроения, чем при дисфории, связанное с невротическими и ипохондрическими симптомами. Термин используется также для обозначения патологической психологической сферы в виде комплекса аффективных и обсессивных симптомов у субъектов с высокой степенью нейротизма и интроверсии. См. также личность гипертимная; невротические расстройства.

Дисфория – неприятное состояние, характеризующееся подавленным настроением, мрачностью, беспокойством, тревогой и раздражительностью.См. также невротические расстройства.

Затуманенное сознание (МКБ 290-294; 295.4) – состояние нарушенного сознания, представляющее собой легкие стадии расстройства, развивающегося по континууму –от ясного сознания до комы. Расстройства сознания, ориентировки и восприятия связываются с поражением головного мозга или другими соматическими болезнями. Этот термин иногда применяют для обозначения более широкого диапазона расстройств (включая ограниченность перцептивного поля после эмоционального стресса), однако целесообразнее всего использовать его для обозначения ранних стадий обусловленного органическим заболеванием состояния спутанности сознания. См. также спутанность сознания.

Идеи величия (МКБ 296.0) – преувеличение своих способностей, силы и чрезмерная самооценка, наблюдающаяся при мании, шизофрении и психозе на органической почве, например при прогрессивном параличе.

Идеи отношения (МКБ 295.4; 301.0) – патологическая трактовка нейтральных внешних явлений как имеющих личностную, обычно отрицательную значимость для больного. Это расстройство проявляется у сенситивных личностей в результате стресса и утомления, и обычно его можно понять в контексте текущих событий, однако оно может явиться предшественником бредовых расстройств.

Изменение личности – нарушение фундаментальных черт характера, обычно к худшему, в результате или как последствие соматического или психического расстройства.

Иллюзии (МКБ 291.0; 293) – ошибочное восприятие какого-либо реально существующего объекта или сенсорного стимула. Иллюзии могут иметь место у многих людей, и они необязательно являются признаком психического расстройства.

Импульсивность (МКБ 310.0) – фактор, относящийся к темпераменту личности и проявляющийся действиями, которые совершаются неожиданно и неадекватно обстоятельствам.

Интеллект (МКБ 290; 291; 294; 310; 315; 317) – общая мыслительная способность, позволяющая преодолевать трудности в новых ситуациях.

Каталепсия (МКБ 295.2) –болезненное состояние, начинающееся внезапно и продолжающееся короткое или длительное время, для которого характерно приостановление произвольных движений и исчезновение чувствительности. Конечности и туловище могут сохранять приданную им позу –состояние восковой гибкости (flexibilitas сегеа). Дыхание и пульс замедленны, температура тела падает. Иногда различают гибкую и ригидную каталепсию. В первом случае поза придается легчайшим внешним движением, во втором придан­ная поза стойко сохраняется, несмотря на предпринимаемые извне попытки изменить ее. Это состояние может быть вызвано органическими поражениями головного мозга (например, при энцефалите), а также наблюдаться при кататонической шизофрении, истерии и гипнозе. Синоним: восковая гибкость.

Кататония (МКБ 295.2)– ряд качественных психомоторных и волевых расстройств, включающих стереотипы, манерность, автоматическую покорность, каталепсию, эхокинез и эхопраксию, мутизм, негативизм, автоматизмы и импульсивные акты. Эти феномены могут обнаруживаться на фоне гиперкинеза, гипокинеза или акинеза. Кататония была описана как самостоятельное заболевание Кальбаумом в 1874 г., а позднее Крепелин расценил ее как один из подтипов раннего слабоумия (шизофрения). Кататонические проявления не ограничиваются шизофреническим психозом и могут иметь место при органических поражениях головного мозга (например, при энцефалите), различных соматических заболеваниях и аффективных состояниях.

Клаустрофобия (МКБ 300.2) – патологический страх ограниченных пространств или закрытых помещений. См. также агорафобия.

Клептомания (МКБ 312.2) – устаревший термин для обозначения болезненного, часто внезапного, обычно непреодолимого и немотивированного желания украсть. Такие состояния, как правило, повторяются. Предметы, которые воруют субъекты, обычно лишены какой-либо ценности, но могут иметь определенное символическое значение. Считают, что этот феномен, чаще встречаемый у женщин, связан с депрессией, невротическими заболеваниями, расстройством личности или умственной отсталостью. Синоним: магазинное воровство (патологическое).

Компульсия (МКБ 300.3; 312.2) – непреодолимая потребность действовать или поступать таким путем, который сама личность расценивает как иррациональный или бессмысленный и объясняемый скорее внутренней потребностью, а не внешними влияниями. Когда действие подчиняется навязчивому состоянию, термин относится к действиям или поведению, являющимся результатом обсессивных идей. См. также обсессивное (навязчивое) действие.

Конфабуляция (МКБ 291.1; 294.0) – расстройство памяти при ясном сознании, характеризующееся воспоминаниями вымышленных прошлых событий или ощущений. Такие воспоминания вымышленных событий обычно характеризуются богатым воображением и должны быть спровоцированы; реже они спонтанны и устойчивы, а иногда обнаруживают тенденцию к грандиозности. Конфабуляции обычно наблюдаются на органической почве при амнестическом синдроме (например, при корсаковском синдроме). Они также могут иметь ятрогенную природу. Их не следует путать с галлюцинациями, касающимися памяти и появляющимися при шизофрении или псевдологических фантазиях (синдром Дельбрюкка).

Критика (МКБ 290—299; 300) – этот термин в общей психопатологии относится к пониманию индивидом природы и причины своего заболевания и наличию или отсутствию правильной его оценки, а также того влияния, которое оно оказывает на него и окружающих. Потеря критики рассматривается как существенный признак, свидетельствующий в пользу диагноза психоза. В психоаналитической теории этот вид самопознания называется «интеллектуальным инсайтом»; он отличается от «эмоционального инсайта», характеризующего способность чувствовать и постигать значимость «бессознательных» и символических факторов в развитии эмоциональных расстройств.

Личность (МКБ 290; 295; 297.2; 301; 310) – врожденные особенности мышления, ощущений и поведения, определяющие уникальность индивида, его образ жизни и характер адаптации и являющиеся результатом конституционных факторов развития и социального положения.

Манерность (МКБ 295.1) –необычное или патологическое психомоторное поведение, менее стойкое, чем стереотипии, относящееся скорее к личностным (характерологическим) особенностям.

Насильственные ощущения (МКБ 295) – патологические ощущения при ясном сознании, при которых мысли, эмоции, реакции или движения тела как бы подвергаются влиянию, они как будто «сделаны», направляются и контролируются извне или человеческими или нечеловеческими силами. Истинные насильственные ощущения характерны для шизофрении, но для того, чтобы реально оценить их, следует учесть уровень образования больного, особенности культурного окружения и убеждений.

Настроение (МКБ 295; 296; 301.1; 310.2) – преобладающее и устойчивое состояние чувств, которое в крайней или патологической сте­пени может доминировать во внешнем поведении и внутреннем состоянии индивида.

Настроение капризное (МКБ 295) (не рекомендуется) – изменчивые, непостоянные или непредсказуемые аффективные реакции.

Настроение неадекватное (МКБ 295.1) – болезненные аффективные реакции, которые не обусловлены внешними раздражителями. См. также настроение неконгруэнтное; паратимия.

Настроение неконгруэнтное (МКБ 295) – расхождение между эмоциями и смысловым содержанием переживаний. Обычно является симптомом шизофрении, но встречается также при органических заболеваниях головного мозга и некоторых формах расстройств личности. Не все специалисты признают разделение на неадекватное и неконгруэнтное настроение. См. также настроение неадекватное; паратимия.

Смотрите так же:  Стресс учебник психология

Настроения колебания (МКБ 310.2) – патологическая неустойчивость или лабильность аффективной реакции без внешней причины. См. также аффекта неустойчивость.

Настроения расстройство (МКБ 296) – патологическое изменение аффекта, выходящее за пределы нормы, которое подпадает в какую-либо из следующих категорий; депрессия, приподнятое настроение, тревога, раздражительность и гнев. См. также аффект патологический.

Негативизм (МКБ 295.2) – противодействующее или оппозиционное поведение или отношение. Активный или командный негативизм, выражающийся в совершении действий, противоположных требуемым или ожидаемым; пассивный негативизм обозначает патологическую неспособность отвечать позитивно на просьбы или раздражители, включая активное мышечное сопротивление; внутренний негативизм, по Блейлеру (1857—1939), это поведение, при котором не подчиняются физиологические потребности, например принятие пищи и отправления. Негативизм может возникать при кататонических состояниях, при органических заболеваниях головного мозга и некоторых формах умственной отсталости.

Нигилистический бред – форма бреда, выражающаяся прежде всего в форме тяжелого депрессивного состояния и характеризующаяся негативными идеями, касающимися собственной личности и окружающего мира, например, идеей о том, что внешний мир не существует, или о том, что собственный организм перестал функционировать.

Обсессивное (навязчивое) действие (МКБ 312.3) – квазиритуалыюе выполнение действия, направленное на снижение чувства тревоги (например, мытье рук, чтобы исключить заражение), обусловленное навязчивой идеей или потребностью. См. также компульсия.

Обсессивные (навязчивые) идеи (МКБ 300.3; 312.3) – нежелательные мысли и идеи, вызывающие настойчивые, упорные размышления, которые воспринимаются как неуместные или бессмысленные и которым необходимо сопротивляться. Они расцениваются как чуждые данной личности, но исходящие из самой личности [MDG].

Параноид (МКБ 291.5; 292.1; 294.8; 295.3; 297; 298.3; 298.4; 301.0) – описательный термин, обозначающий либо патологические доминирующие идеи или бред отношения, касающийся одной или нескольких тем, чаще всего преследования, любви, зависти, ревности, чести, сутяжничества, грандиозности и сверхъестественности. Он может наблюдаться при органических психозах, интоксикациях, шизофрении, а также как независимый синдром, реакция на эмоциональный стресс или расстройство личности. Примечание. Следует отметить, что французские психиатры традиционно термину «параноид» придают не то значение, о котором говорилось выше; эквиваленты данного зна­чения на французском языке – interpretatif, delirant или persecutoire.

Паратимия – расстройство настроения, наблюдающееся у больных шизофренией, при котором состояние аффективной сферы не соответствует окружающий больного обстановке и/или его поведению. См. также настроение неадекватное; настроение неконгруэнтное.

Полет идей (МКБ 296.0) – форма нарушения мышления, обычно связанная с маниакальным или гипоманиакальным настроением и часто ощущаемая субъективно как давление мыслей. Типичными особенностями является быстрая речь без пауз; речевые ассоциации свободны, быстро возникают и исчезают под влиянием преходящих факторов или без видимой причины; очень характерна повышенная отвлекаемость, нередки рифмование и каламбуры. Поток идей может быть настолько сильным, что больной с трудом способен его выразить, поэтому его речь иногда становится бессвязной. Синоним: fuga idearum.

Поверхностность эффекта (МКБ 295) –недостаточность эмоциональной реакции, связанная с заболеванием и выражающаяся как безразличие к внешним событиям и ситуациям; обычно наблюдается при шизофрении гебефренического типа, но может быть также и при органических поражениях головного мозга, умственной отсталости и расстройствах личности.

Привычка к слабительным средствам (МКБ 305.9) –употребление слабительных средств (злоупотребление ими) или как средство контролирования собственном массы тела, часто сочетающееся с «пиршествами» при булимни.

Приподнятое настроение (МКБ 296.0) – аффективное состояние радостного веселья, которое в тех случаях, когда оно достигает значительной степени и приводит к отрыву от реальной действительности, является доминирующим симптомом мании или гипомании. Синоним: гипертимия.

Приступ паники (МКБ 300.0; 308.0) – внезапный приступ сильного страха и тревоги, при котором признаки и симптомы болезненной тревоги становятся доминирующими и часто сопровождаются иррациональным поведением. Поведение при этом характеризуется либо крайне пониженной активностью, либо бесцельной ажитированной гиперактивностью. Приступ может развиваться в ответ на внезапные серьезные угрожающие ситуации или стрессы, а также возникать без каких-либо предшествующих или провоцирующих событий в процессе невроза тревоги. См. также паническое расстройство; паническое состояние.

Психомоторные расстройства (МКБ 308.2) – нарушение экспрессивного двигательного поведения, которое может наблюдаться при различных нервных и психических заболеваниях. Примерами психомоторных расстройств являются парамимия, тики, ступор, стереотипии, кататония, тремор и дискинезия. Термин «психомоторный эпилептический припадок» ранее использовался для обозначения эпилептических припадков, характеризующихся главным образом проявлениями психомоторного автоматизма. В настоящее время рекомендуется заменить термин «психомоторный эпилептический припадок» термином «припадок автоматизма эпилептический».

Раздражительность (МКБ 300.5) – состояние чрезмерного возбуждения как реакции на неприятность, нетерпимость или гнев, наблюдаемое при утомлении, хронической боли или являющееся признаком изменения темперамента (например, с возрастом, после травмы головного мозга, при эпилепсии и маниакально-депрессивных расстройствах) .

Растерянность (МКБ 295)– состояние замешательства, при котором ответы на вопросы бессвязны и отрывочны, напоминающее спутан­ность сознания. Наблюдается при острой шизофрении, сильной тревоге, маниакально-депрессивной болезни и органических психозах со спутанностью сознания.

Реакция бегства (МКБ 300.1) – приступ бродяжничества (краткий или длительный), побег из мест привычного обитания в состоянии нарушенного сознания, за которым обычно следует частичная или полная амнезия данного события. Реакции бегства связаны с истерией, депрессивными реакциями, эпилепсией, а иногда с поражением головного мозга. Как психогенные реакции, они часто связаны с побегом из тех мест, где наблюдались неприятности, и лица с таким состоянием ведут себя более упорядоченно, чем «дезорганизованные эпилептики» с реакцией бегства на органической основе. См. также сужение (ограничение) поля сознания. Синоним: состояние бродяжничества.

Ремиссия (МКБ 295.7) – состояние частичного или полного исчез­новения симптомов и клинических признаков расстройства.

Ритуальное поведение (МКБ 299.0) – повторяющиеся, часто комплексные и обычно символические действия, которые служат для усиления биологических сигнальных функций и приобретают ритуальную значимость при выполнении коллективных религиозных обрядов. В детстве являются компонентом нормального развития. Как патологический феномен, состоящий либо в усложнении повседневного поведения, например навязчивые умывания или переодевания, либо приобретая еще более причудливые формы, ритуальное поведение имеет место при обсессивных расстройствах, шизофрении и раннем детском аутизме.

Симптомы отмены (МКБ 291; 292.0) – физические или психические явления, развивающиеся в период абстиненции в результате прекращения потребления наркотического вещества, которое вызывает зависимость у данного субъекта. Картина симптомокомплекса при злоупотреблении разными веществами различна и может включать тремор, рвоту, боли в животе, страх, делирий и конвульсии. Синоним: абстинентные симптомы.

Систематизированный бред (МКБ 297.0; 297.1) – бредовая убежденность, являющаяся частью связанной системы патологических идей. Такой бред может быть первичным или представлять собой квазилогические заключения, выведенные из системы бредовых предпосылок. Синоним: систематизированный бред.

Снижение объема памяти (МКБ 291.2) – уменьшение числа когнитивно не связанных элементов или единиц (нормальное число 6—10), которое может быть правильно воспроизведено после последовательного однократного предъявления. Объем памяти является показателем кратковременной памяти, связанной со способностью восприятия.

Сноподобное состояние (МКБ 295.4) – состояние расстроенного сознания, при котором на фоне легкого затуманивания сознания наблюдаются феномены деперсонализации и дереализации. Сноподобные состояния могут быть одной из ступеней на шкале углубления органических нарушений сознания, ведущих к сумеречному состоянию сознания и делирию, однако они могут иметь место и при невротических заболеваниях, и в состоянии утомления. Сложная форма сноподобного состояния с яркими, сценическими зрительными галлюцинациями, которые могут сопровождаться и другими сенсорными галлюцинациями (онейрондное сноподобное состояние), иногда наблюдается при эпилепсии и некоторых острых психотических заболеваниях. См. также онейрофрения.

Социальная замкнутость (аутизм) (МКБ 295) – отказ от социальных и личных контактов; чаще всего встречается на ранних стадиях шизофрении, когда аутистические тенденции приводят к отдалению и отчуждению от людей и нарушению способности общаться с ними.

Spasmusnutans (МКБ 307.0) (не рекомендуется) – 1) ритмические подергивания головы в переднезаднем направлении, связанные с компенсаторными балансирующими движениями туловища в том же направлении, иногда с распространением на верхние конечности и нистагмом; движения медленны и появляются сериями по 20—30 лиц с умственной отсталостью; это состояние с эпилепсией не связано; 2) термин используется иногда при описании эпилептических припадков у детей, характеризующихся падением головы на грудь из-за потери тонуса мышц шеи и тоническим спазмом при сгибании из-за сокращения передних мышц. Синонимы; салаамов тик (1); спазм младенцев (2).

Спутанность сознания (МКБ 290—294) – термин, обычно используемый для обозначения состояния помрачения сознания, связанного с острым или хроническим органическим заболеванием. Клинически характеризуется дезориентировкой, замедлением психических процессов со скудными ассоциациями, апатией, отсутствием инициативы, утомляемостью и нарушением внимания. При легких состояниях спутанности сознания при обследовании больного можно добиться рациональных реакций и поступков, однако при более тяжелой степени расстройства больные не в состоянии воспринимать окружающую действительность. Термин также используется в более широком смысле для описания нарушения мышления при функциональных психозах, однако такое употребление термина не рекомендуется. См. также спутанность сознания реактивная; затуманенное сознание. Синоним; состояние спутанности сознания.

Стереотипии (МКБ 299.1) –функционально автономные патологические движения, которые группируются в ритмическую или сложную последовательность нецеленаправленных движений. У животных и у людей появляются в состоянии физического ограничения, социальной и сенсорной депривации, могут быть вызваны приемом лекарственных средств, например фенамина. Они включают повторные локомоции (перемещения), самоповреждение, качание головой, причудливые позы конечностей и туловища и манерное поведение. Эти клинические признаки наблюдаются при умственной отсталости, врожденной слепоте, поражении головного мозга и аутизме у детей. У взрослых стереотипии могут быть проявлением шизофрении, особенно при кататонической и остаточной формах.

Страх (МКБ 291.0; 308.0; 309.2) – примитивная интенсивная эмоция, развивающаяся на реальную или воображаемую угрозу и сопровождающаяся физиологическими реакциями, являющимися результатом активации вегетативной (симпатической) нервной системы, и защитным поведением, когда больной, пытаясь избежать опасности, убегает или прячется.

Ступор (МКБ 295.2) – состояние, характеризующееся мутизмом, частичной или полной обездвиженностью и психомоторной ареактивностью. В зависимости от природы или причины заболевания может нарушаться сознание. Ступорозные состояния развиваются при органических заболеваниях головного мозга, шизофрении (особенно при кататонической форме), депрессивной болезни, истерическом психозе и острых реакциях на стресс.

Ступор кататонический (МКБ 295.2) – состояние подавленной психомоторной деятельности, обусловленное кататоническими симптомами.

Суждение (МКБ 290—294) – критическая оценка взаимосвязей между предметами, обстоятельствами, концепциями или терминами; предположительное изложение этих связей. В психофизике это различение стимулов и их интенсивности.

Сужение сознания, ограничение поля сознания (МКБ 300.1) – форма нарушения сознания, характеризующаяся его сужением и доминированием ограниченной небольшой группы идей и эмоций при практическом выключении другого содержания. Это состояние появляется при крайней степени утомления и истерии; оно также может быть связано с некоторыми формами церебральных нарушений (в частности, состояние сумеречного сознания при эпилепсии). См. также затуманенное сознание; сумеречное состояние.

Толерантность – фармакологическая толерантность появляется, когда повторное введение данного количества вещества вызывает сниженный эффект или когда для получения эффекта, ранее достигаемого меньшей дозой, требуется последовательное повышение количества вводимого вещества. Толерантность может быть врожденной или приобретенной; в последнем случае она может быть результатом предрасположенности, фармакодинамики или поведения, способствующего ее проявлению.

Тревога (МКБ 292.1; 296; 300; 308.0; 309.2; 313.0) – болезненное по своей природе дополнение к субъективно неприятному эмоциональному состоянию страха или других предчувствий, направленных в будущее, при отсутствии какой-либо ощутимой угрозы или опасности или полном отсутствии связи этих факторов с данной реакцией. Тревога может сопровождаться чувством физического дискомфорта и проявлениями произвольной и вегетативной дисфункции организма. Тревога может быть ситуационной или специфической, т. е. связанной с определенной ситуацией или предметом, или «свободно плавающей», когда отсутствует какое-либо явное связывающее звено с внешними факторами, вызывающими эту тревогу. Характерные черты тревоги можно отличить от состояния тревоги; в первом случае уто устойчивая особенность структуры личности, а во втором – временное расстройство. Примечание. Перевод английского термина «тревога» на другие языки может представлять определенные трудности из-за трудноуловимых различий между дополнительным оттенком, выраженным словами, относящимися к этому же понятию.

Тревога в результате разлуки (не рекомендуется) – неточно употребляемый термин, который чаще всего обозначает нормальные или болезненные реакции – тревогу, дистресс или страх – у маленького ребенка, разлученного с родителями (родителем) или лицами, ухаживающими за ним. В дальнейшем развитии психических нарушений это расстройство само по себе не играет роли; оно становится их причиной только в том случае, если к нему присоединяются и другие факторы. Психоаналитическая теория выделяет два вида тревоги в результате разлуки: объективную и невротическую.

Фобия (МКБ 300.2) – патологический страх, который может быть диффузным или сфокусированным на одном или более объектах или обстоятельствах, не пропорциональный внешней опасности или угрозе. Это состояние обычно сопровождается дурными предчувствиями, в результате которых человек старается избегать эти объекты и ситуации. Данное расстройство иногда тесно связано с навязчивым состоянием. См. также фобическое состояние.

Эмоции (МКБ 295; 298; 300; 308; 309; 310; 312; 313) – комплексное состояние реакции активации, заключающееся в разнообразных физиологических изменениях, обостренном восприятии и субъективных ощущениях, направленных на определенные действия. См. также аффект патологический; настроение.

Эхолалия (МКБ 299.8) – автоматическое повторение слов или фраз собеседника. Этот симптом может быть проявлением нормальной речи в раннем детстве, иметь место при некоторых болезненных состояниях, включая дисфазию, кататонические состояния, умственную отсталость, ранний детский аутизм или принимать форму так называемой задержанной эхолалин.

Другие статьи

  • Куда обращаться за начислением пособия по уходу за ребёнком Пособие по уходу за ребенком-инвалидом Кому полагается пособие по уходу (ребёнок — инвалид)? Пособие по уходу (ребенок — инвалид) выплачивается людям, непосредственно осуществляющим уход, и независимо от отношений, в которых они находятся с подопечным. То есть, чтобы […]
  • Диарея у грудных детей лечение Понос у грудного ребенка (первая помощь) Понос у грудного ребенка (или диарея) — это многократное опорожнение кишечника с выделением разжиженных и обильных каловых масс, иногда с примесью слизи. Однако родителям следует знать, что у грудных детей жидкий стул – это […]
  • Почему детям нельзя давать эхинацею Даем эхинацею детям и поднимаем иммунитет Медицинская статистика утверждает, что в среднем дошкольники более 6 раз в год могут иметь эпизоды простудных заболеваний. От подобных неприятностей с высокой температурой, болью в горле, ушах, насморком и кашлем призваны […]
  • Специфика социальной ситуации развития в дошкольном возрасте Для дошкольников Главная Начальная школа Социальная ситуация развития дошкольника Тема: «Создание условий для социальной ситуации развития детей, соответствующей специфике дошкольного возраста». Цель: сформировать у участников более глубокое представление о […]
  • Лечение аллергии народными средствами детям Лечение аллергии у детей и взрослых: подходы и методы По данным Российской ассоциации аллергологов и клинических иммунологов, от аллергических заболеваний страдает около 30% людей в мире, а в России по разным оценкам их процент колеблется в пределах от 17,5% до 30% […]
  • Кашель у 5ти месячного ребенка Лечим кашель у грудного ребенка народными средствами Если грудной ребенок закашлял, начинать лечение требуется с вызова врача. Организм младенца очень нежный, обменные процессы в нем ускорены. Умеренный воспалительный процесс иногда быстро переходит в острое […]