Невроз не с того не с сего

Есть ли жизнь после невроза?

Под неврозом в данной статье предлагается понимать тот комплекс неудовлетворенностей жизнью, с которой человек приходит к психологу. Существует много достойных определений невроза, невротической личности и невротических механизмов, (Ф.Перлз; К. Хорни; Э.Фромм, и др). Также применим и индивидуалистический подход – как сам клиент определяет свои психологические проблемы и в чем видит их причины. Ну и само собой невроз это не психоз. Если сильно упрощать, в своей личной практике я вижу невротиков как «слишком хороших людей». Людей, которые очень хотят быть для всех хорошими, «чтобы любили», делают для этой любви многое, но у них почему-то не получается. У меня даже шутка такая есть: вот пришел еще один хороший человек, которому пришла пора испортиться 😉

В-основном, люди приходят к психологам, чтобы избавиться/разрешить/вылечить свой невроз, надеясь на то, что когда это произойдет – жизнь их качественно изменится, наступит счастье/любовь/высокая самооценка и т.д.

Согласно ожиданиям от работы с психологом – вопрос в заголовке статьи выглядит нелепым. Очевидный ответ: да, конечно! Есть жизнь. Лучшая жизнь! Главное – работать над собой и будет вам счастье. Но не так все просто и очевидно.

Столь странный вопрос может возникнуть в довольно продвинутых стадиях процесса работы с психологом. В какой то момент человеку становятся очевидны перекосы и перегибы в его жизни и он созревает что-то поменять: уйти из неудовлетворяющих отношений, перестать волочить на себе все проблемы «за себя и за того парня» на работе, становится менее удобным для своей семьи, выражает свои желания и т.д. (подставьте свой вариант). Человек замедляется при принятии решений, становится менее реактивен, перестает пытаться всех осчастливить. Начинает о себе заботиться, обнаруживает свою уязвимость и слабость, принимает ее, вообще начинает лучше к себе относиться. И закономерно меньше страдает и нервничает. А страдание — вообще очень важная деятельность, она занимает много времени и прекрасно конституирует жизнь. Всегда есть чем заняться, если умеешь страдать.

То, о чем мне хочется рассказать — особенно касается высокомотивированных клиентов, «вершителей собственных судеб», приходящих к психологу за реальными изменениями и нацеленные на результат. С такими клиентами быстро возникает рабочий альянс и сопротивление не выраженное. Стоит ли говорить, что таких клиентов психологи любят – они способны на благодарность и дают психологу ощущение смысла его работы. В жизни клиента происходят позитивные перемены, есть движение – а это хорошо.

Такой клиент «работает над собой», гордится этим и всячески рекламирует психотерапию. Казалось бы, живи да радуйся. Но впереди ждет один этап в терапии, который становится неожиданным и очень трудным для таких клиентов. На нем мне бы и хотелось заострить внимание.

Итак, авгиевы конюшни расчищены, страдание перестает быть острым, тревоги меньше и психическая жизнь стала более равномерной. Часть личности, наблюдающая за эмоциональной жизнью, хорошо прокачалась и помогает не тратить на эмоциональные колебания огромные ресурсы. Человек завершил неудовлетворительные отношения или изменил их, осознал свои невротические сценарии и механизмы. Враги отступили, битва либо выиграна либо проиграна, выводы сделаны и пережиты. Произошли реальные изменения и адаптация к ним. Движение замедляется.

И в один момент обнаруживается, что не очень понятно как дальше собственно жить. Ничего не происходит. Как жить, если невроз более не управляет? Что делать, если не получается легко и непринужденно выбирать неподходящих партнеров, как жить, если не спасать других, а дать им спасаться самостоятельно, как жить, если нет желания доказывать свою состоятельность родителям и т.д. и т.п. Как жить без сильной тревоги, толкающей возбуждение и заставляющей развивать бурную деятельность? Где брать энергию, если не очень важно быть таким уж хорошим, лучшим, сильным…

Где брать мотивацию? Обнаруживается, что огромное количество вещей, которые раньше хотелось делать, теперь делать не хочется. Раньше не хотелось, но делалось. А теперь невозможно себя насиловать – ну никак не получается. Привычная драма и сюжет становится скучен (я смотрел это кино сто тысяч раз!). И вот тут становится довольно страшно и первый раз встает странный вопросик-подозрение : а есть ли жизнь после невроза (что это за кино вообще и где его показывают)?

Субъективно , во внутреннем мире этот период может переживаться как упадок сил: ничего не хочется. Один мой клиент называл именно это состояние «страхом кастрации». Он имел в виду кастрацию желаний. Переживается болезненное фатальное одиночество, растерянность, отчаяние. Я бы даже сказала ОДИНОЧЕСТВО, с большой буквы. Человек начинает прекрасно видеть границы личности, своего домика. Царства, в котором он бесконечно одинок.

Такое состояние легко спутать с депрессивным расстройством. Однако, это не оно. Переживается нормативная депрессивная реакция, необходимая для проживания. На этой стадии отношение к терапии может меняться – от ложного ощущение, что она закончена до разочарования и символической претензии к психологу, что он не предупредил, о том как неожиданно станет трудно и победный путь изменений пройдет через пустое депрессивное пространство без конца, без края, где ни наград тебе, ни энергии, ни обещанного себе счастья. Желание вернуть матрицу обратно и выбрать другую таблетку. Пардон за поэтичность, у меня много сочувствия и к себе и к своим клиентам в этом переживании.

Одним словом, сложно. Сложно, необходимо, дорого. Дорого, потому что именно этот опыт – фундамент жизненного выбора, который сделает человек. Выбора нового сюжета. Дорого, потому что если все идет по плану, позже становится понятно, какая огромная ценность в этом моменте-периоде. И что именно тогда была одержана настоящая победа. И есть за что себя уважать.

На выходе из депрессивной пустыни фатального одиночества, свободного от невроза, потихоньку открывается новый этап. Более всего он напоминает зрелость. Меняется и схема распределения энергии и ее источники, меняется самоощущение. Пресловутое Счастье становится собственным продуктом, не очень зависящим от внешних агентов.

Вот пришел вопрос на эту тему: а нет ли опасности, что человек от одиночества новый себе невроз организует? Не придет ли другой невроз на смену ушедшему ? Чтобы заполнить пустоту и то ОДИНОЧЕСТВО?

Такой опасности нет, если процесс не прерван и завершен. Потому что по сути много новых навыков психических появляется: чувствительность к своим границам, к чужим границам, навыки уборки и заботы о своем внутреннем домике. Много чего. Это как на велосипеде кататься – разучиться невозможно! Одиночество с большой буквы становится дружеским отношением (или любовным) с самим собой, а там и другие люди подтягиваются.

Ну, так чего? Есть ли жизнь после невроза? Конечно, есть! Какая? Не знаю, такая как вы сами захотите 😉 Лучше, чем до? Понятия не имею – но она точно другая и уж точно в ней больше вашего авторства.

Что такое невроз?

(Глава, не вошедшая в основной текст книги «Пастырская помощь душевнобольным»)

Слово “невроз” широко используется в качестве собирательного термина для обозначения расстройств, объединенных тремя общими признаками. Во-первых, все они представляют собой функциональные расстройства , т.е. не сопровождаются органическими заболеваниями мозга. Во-вторых, они не являются психозами , т.е. больной, независимо от тяжести состояния, не утрачивает контакта с внешним миром, с реальной действительностью. В-третьих, для них — в отличие от расстройств личности — скорее характерно наличие ясно различимого момента начала , чем непрерывное развитие с ранних лет взрослой жизни.

В настоящее время около 400 миллионов человек больны той или иной формой психического расстройства. Из них порядка 80% страдают пограничными (на грани здоровья и болезни) нервно-психическими нарушениями, среди которых лидирующее место занимают неврозы. Согласно современному определению, принятому в нашей стране, невроз — психогенное (как правило, конфликтогенное) нервно-психическое расстройство, которое возникает в результате нарушения особо значимых жизненных отношений человека и проявляется в специфических клинических феноменах при отсутствии психотических явлений. Проще говоря, невроз развивается тогда, когда человек, в силу различных обстоятельств, не может найти подходящий выход из сложного положения, разрешить психологически значимую ситуацию или перенести трагедию.

Термин “невроз” прочно вошел в нашу жизнь и неизвестен разве что младенцу. Выделяют школьные и пенсионные неврозы; неврозы достижения и одиночества; соматогенные и экологические, а также много иных разновидностей этого неприятного недуга. Особую группу составляют так называемые ноогенные неврозы, связанные с утратой или отсутствием смысла жизни, ценностными конфликтами. Имеются данные о том, что примерно каждый пятый невротический случай имеет ноогенную основу. В действительности думается, что едва ли не каждый невроз имеет духовные корни.

Впервые понятие “невроз” было предложено в 1776 году Кулленом, и с тех пор дискуссии о сущности невроза, корнях его возникновения и механизмах формирования не становятся менее животрепещущими. Сегодня трудно найти в медицине другое понятие, трактуемое различными научными школами столь многозначно и даже противоречиво. Невротические реакции, которые могут возникать у человека вслед за тяжелыми потрясениями, конфликтами, соматическими заболеваниями или жизненными неурядицами, очень разнообразны. Проявления их преломляются личностью человека, особенностями его характера. Отсюда и взгляды на эту проблему также отличаются полярностью. Причем на острие научных дискуссий находятся не только вопросы систематики неврозов, а само существование их как нозологической формы. Крайняя точка зрения некоторых психиатров выглядит примерно так: “невроз — это нормальное поведение в ненормальном обществе” . Другие точки зрения могут быть представлены следующим образом: церебральная дисфункция; вытеснение в бессознательное; ригидность установок и догматический строй мышления; неумение прогнозировать конфликт и готовиться к нему; неверные стереотипы поведения; неудовлетворение потребности в самоактуализации и еще многие другие предположения. Одни исследователи относят истоки неврозов к некоторому своеобразию рассудка, другие — к патологии эмоций, третьи — к процессу самопознания, четвертые — к психологической незрелости и инфантильности. Есть и такие авторы, которые склонны думать, что невроз — наследственное заболевание. Мнений много, но ясности нет.

Среди клиницистов не только психоаналитики заметили явную связь между неврозами и личностью. Некоторые психиатры рассматривали невроз как реакцию на стресс, возникающую у людей с аномальной личностью.

Некоторыми авторами высказывались мысли о том, что невротики страдают из-за неспособности любить себя (неврастения) или любить себя и других (психастения).

Следует сказать, что каждое психологическое направление только тогда становилось состоятельным в глазах коллег, когда его представителям удавалось аргументировано и по-новому заявить о взглядах на невроз.

В последнее десятилетие вопросы происхождения неврозов стали подвергаться активному пересмотру. Отношение к неврозу как к легкой психической дисфункции в значительной степени изменяется. Принцип функциональности (легкой обратимости) не подтверждается современной клинической практикой. По опубликованным в печати данным выздоровление при неврозах наступает менее чем у 40-50% заболевших. Установлено, что в первые три года при неврозах выздоравливают лишь 10% больных. Часто страдания длятся годами и даже десятилетиями. Следовательно, невроз чаще возникает ввиду каких-то внутренних личностных механизмов. Внешние провоцирующие факторы и обстоятельства представляют собой лишь “последнюю каплю”, пусковой механизм развития невротических нарушений. У человека, склонного к этому недугу, развивается своеобразная “способность” реагировать на жизнь нервной слабостью, раздражительностью, навязчивостью или истеричностью. Одни причины (конфликты, стрессы) со временем уходят, становятся неактуальными, и вскоре их место занимают другие, а недуг вновь возобновляется.

Определить наличие невроза или предрасположенность к нему можно по следующим признакам, приводимым А. Beck:

1. Чтобы быть счастливым, необходимо, чтобы мне сопутствовал успех в любом деле, за которое я возьмусь.

2. Чтобы стать счастливым, необходимо, чтобы меня принимали, любили и восхищались мною все люди и во все времена.

3. Если я не на вершине, то я в яме.

4. Прекрасно быть популярным, известным, ужасно быть непопулярным.

5. Если я допустил ошибку, то значит я ничтожество.

Смотрите так же:  Субдепрессивное состояние или маскированная депрессия что это

6. Моя ценность как личности зависит от того, что люди будут думать обо мне.

7. Я не могу жить без любви. Если мои близкие (возлюбленная, родители, ребенок) меня не любят, это ужасно.

8. Если он не согласен со мной, значит он не любит меня.

9. Если я не воспользуюсь каждым удобным случаем, чтобы продвинуться, я буду раскаиваться в этом.

Что вызывает неврозы? Невроз зависит прежде всего от силы импульсов греховных желаний и невозможности их выражения либо каким-нибудь приличным прямым путем, либо здоровыми методами смещения. Если человека с раннего детства приводили в ярость или способствовали его развращению, он часто не в состоянии справиться с накопившимся возбуждением с помощью нормальных методов, имеющихся в его распоряжении; тогда это возбуждение будет мешать его счастью и производительности его труда, если только он не получит помощи извне.

Если человек испытывает трудности, пытаясь справиться со своими накопившимися напряжениями, то любое изменение одного из упомянутых факторов может вызвать невроз. Все может быть благополучно, пока обстоятельства не приведут к увеличению напряжений греховных желаний (усилению, к примеру, негодования или полового возбуждения), к увеличению суровости голоса своей совести (чувства вины), к ослаблению способности хранения (при физической болезни) или же лишат человека путей здорового выражения напряжений (при тюремном заключении); и тогда наступает срыв.

Весьма важна роль голоса совести, определяющего, сколько напряжений индивид позволяет себе облегчить и сколько ему приходится хранить. Если голос совести снисходителен, он допускает свободное облегчение, и требуется небольшое хранение; если же он требователен, разрешая лишь небольшие удовлетворения, то накапливается много напряжений, перегружающих способность хранения. Это не значит, что для избежания неврозов надо давать свободное выражение своим импульсам. Прежде всего, такое поведение может привести к столь значительным осложнениям с внешним миром, то есть с природой и с другими людьми, что дальнейшее облегчение станет невозможным, и в конечном счете накопится больше напряжений, чем когда-либо прежде.

Психологи утверждают, что разумнее соблюдать воздержание, чем рисковать оскорбить голос совести: это придирчивый хозяин, и кары его трудно избежать. Допустим, женщина решает, что ее совесть позволит ей сделать аборт без последующего наказания со стороны голоса совести. Если она не способна правильно судить о своих подлинных чувствах, ей может показаться в этот момент, что все будет в порядке; но если, как это нередко случается, она неверно о себе судит, то чувство вины может пробудиться много времени спустя и, возможно, под действием неумолчных упреков голоса совести прорвется в сорок или пятьдесят лет.

Иногда жить с невротиком вместе невозможно. Требования любви у него могут быть чрезмерные. Всякое снижение ее уровня он рассматривает как ее конец и своими придирками окончательно уничтожает ее. Здоровый человек понимает, что если он не любит кого-то, то и его могут не любить. Другое дело невротик. Он может и не любить человека, но тот все равно обязан любить его.

Еще один важный фактор невроза — это количество неоконченных дел, оставшихся с детства. Чем больше это количество, тем более вероятен невроз в заданной ситуации и тем более суровым он может оказаться. Например, из трех пациентов, совместно испытавших тяготы военной службы, отцы которых умерли, когда им было соответственно два, четыре и восемь лет, у первого произошел самый тяжелый срыв, у второго менее серьезный, а у третьего самый легкий. У первого было больше всего неоконченных «отцовских дел», у второго меньше, а у третьего меньше всего. Сила их неврозов соответствовала их эмоциональному опыту — или отсутствию опыта — по отношению к старшим мужчинам; это отношение важно в армейской жизни, где офицер во многом играет роль отца. Человек с небольшими эмоциональными пережитками раннего детства в дальнейшем может вынести, не срываясь, большую напряженность, чем человек с рядом нерешенных детских проблем.

Невротики часто говорят: «Моя мать и мой отец были нервные люди, вот и я нервный. Я получил это в наследство».

Это неверно. Невроз не передается по наследству; но основы его могут быть заложены в раннем детстве вследствие поведения родителей. Невроз зависит от того, как человек использует свои душевные силы. Некоторые из его тенденций могут зависеть, от унаследованной конституции; но его фактическое развитие больше зависит от того, чему он учится, наблюдая своих родителей. Что бы ни делали родители младенца, это кажется ему «естественным порядком вещей», поскольку ему редко удается сравнить их поведение с поведением других. Мы уже описали, как он, подражая им, становится приятным и любящим или злобным и жадным. Если он видит, что при столкновении с трудностями родители выходят из себя, вместо того, чтобы справляться с действительностью согласно принципу реальности, то он будет подражать их поведению. Если они используют свои душевные силы невротическим способом, то у него будет тенденция поступать так же, потому что все поведение родителей представляется младенцу «необходимым». Итак, если его родители невротики, то и он может вырасти невротиком, но не потому, что унаследовал их невроз, точно так же, как не унаследовали его отец и мать. Они научились неврозу, в свою очередь, у своих родителей.

Возможно, что сила греховных желаний, способность проходить через процессы, необходимые для формирования стойкого голоса совести, и способность психики хранить душевные силы и восприятия являются наследственными, но применение, которое человек дает этим врожденным способностям, зависит от его ранней подготовки. По-видимому, некоторым детям развитие нормальной личности с самого рождения дается труднее других, и это накладывает добавочное бремя на их родителей, которые должны вести себя в таких случаях особо осторожно. Если им это не удалось, то перед пастырем возникает задача исправить невротические черты поведения, как бы долго они ни присутствовали; в процессе исправления он должен учитывать всевозможные качества и склонности, с которыми человек появился на свет Божий.

Истоки многих неврозов кроются в тех процессах, которые определяют также развитие личности. Такой ход рассуждений привел к термину “невротический характер” , обозначающему личность, природа которой, очевидно, сходна с предполагаемой при неврозах, даже несмотря на то, что в настоящее время невротические симптомы у такого человека могут отсутствовать.

Симптомы невротического срыва общеизвестны: снижение настроения, раздражительность, бессонница, чувство внутреннего дискомфорта, вялость, апатия, ухудшение аппетита. Могут появляться навязчивость, вспышки агрессивности, злобность и т.п. Вся эта симптоматика сопровождается общим недомоганием, неприятными соматическими ощущениями, вегетативными дисфункциями. При неврозе человек сохраняет ясную критику, тяготится своим состоянием, но подчас ничего не может изменить в себе. В книге Дж. Фурста “Невротик: его среда и внутренний мир” читаем: “Многие невротики очень хорошо справляются с преподаванием, исследовательской работой и другими видами интеллектуальной деятельности, но в то же время тщетно борются с личными затруднениями явно эмоционального характера”. Тот же автор отмечает, что чувства невротика сильнее его интеллектуальных убеждений, эмоции невротика — продукт искаженного понимания им объективной ситуации.

Невротические расстройства могут возникать на трех «уровнях»: как отдельные симптомы, как малые невротические расстройства и как специфические невротические синдромы. Отдельные симптомы могут время от времени проявляться и у некоторых людей с нормальной психикой. При малом невротическом расстройстве (иначе — малом эмоциональном расстройстве) ряд невротических симптомов возникает одновременно без преобладания какого-либо одного; такое расстройство часто наблюдается в общей практике. При специфических невротических синдромах преобладает один тип симптомов, такие расстройства чаще встречаются в психиатрической практике.

Организм невротика, по меткому выражению К.Хорни, начинает напоминать тоталитарное государство, где правители живут за счет своих подданных, утонченно издеваясь над последними. Рано или поздно начинается революция — развивается невроз.

Игумен ЕВМЕНИЙ

Окончание следует

Встройте «Правду.Ру» в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Добавьте «Правду.Ру» в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+.

Истерический невроз: не купайтесь в переживаниях

Сегодня у нас в гостях главный психотерапевт Нижегородской области, заслуженный врач России, психотерапевт в четвертом поколении Ян ГОЛАНД. Еще до революции его прадед Самуил Тимофеевич Руденко писал: «Невроз — это невежество, возведенное в ранг болезни». Так же думает сегодня и правнук.

Сегодня у нас в гостях главный психотерапевт Нижегородской области, заслуженный врач России, психотерапевт в четвертом поколении Ян ГОЛАНД. Еще до революции его прадед Самуил Тимофеевич Руденко писал: «Невроз — это невежество, возведенное в ранг болезни». Так же думает сегодня и правнук.

Болезнь незнания и дефицита информации

ХОЧУ начать наш сегодняшний разговор с вопроса: почему хозяин кошки или собаки в случае болезни его четвероногого друга никогда не обратится за советом, как лечить животное, к какому-нибудь слесарю-сантехнику? И сам же на этот вопрос отвечу: потому что он понимает — помочь может только ветеринар. Но стоит заболеть самому хозяину, и он в 90 случаях из ста обращается не к врачу, а к кому угодно: знахарям, народным целителям, экстрасенсам, колдусенсам, то есть к людям, никакого отношения к медицине не имеющим. Нетрудно догадаться, что ждет больного, попавшего в руки этих неграмотных или малограмотных «товарищей», озабоченных лишь тем, чтобы заработать на несчастье и горе. Однако существует и другая сторона проблемы: человек обращается со своими жалобами в поликлинику и попадает к врачу, принимающему в час по 15-20 человек. Беглый осмотр, прослушивание-выслушивание, направление на анализы, и. Врач ничего серьезного не находит у больного: легкие здоровы, сердце здорово, все у вас отлично — до свидания, следующий. Вот так, с одной стороны, колдуны и экстрасенсы, с другой — врачи районных поликлиник, первые — сознательно, вторые — из-за нехватки времени усугубляют положение больных, страдающих неврозом.

Кстати, такие больные бывают счастливы, когда вдруг у них находят какое-то заболевание: наконец-то поставлен диагноз, выяснена причина всех их бед, и теперь их будут лечить.

А когда, наоборот, ничего не находят — они недовольны. И идут ко второму, третьему, десятому специалисту или горе-специалисту. И на сто восемьдесят пятой по счету кардиограмме какой-то зубец не совпал с нормой! Вот, значит, где собака зарыта!

Как правило, у людей, страдающих неврозом, снижена собственная самооценка. По сути дела каждый невротик — это скрупулезный ювелир скорбных переживаний. Инвентаризатор всех тех ощущений, которые произошли в течение дня, недели, месяца, а то и многих и многих лет.

Сегодня у меня была на консультации больная, страдающая истерическим неврозом. Уже много лет у нее страх передвижения, страх ездить в транспорте, ее мучают постоянные головные боли, у нее ватные ноги, ватные руки. Все это излечимо. Но как? Очень просто. И очень быстро. Перво-наперво необходимо объяснить больной, что она не одна такая. Познакомить ее с человеком, у которого были точно такие же симптомы и он вылечился, неважно — недавно или много лет назад. Если такого человека под рукой нет, можно поставить видеокассету — у меня их превеликое множество: вот смотрите, была такая же пациентка, с такими же, как у вас, жалобами, с такими же тревогами, с такими же волнениями, опасениями, страхами. А сейчас это нормальный, здоровый челвоек. Она смогла. Сможете и вы.

Раньше считалось, что, если после беседы с врачом больному не стало легче, это не врач. Я бы несколько уточнил эту в общем-то правильную аксиому: необходимо, чтобы больному не только стало легче, но чтобы он с помощью врача разобрался, что с ним происходит, и вышел из состояния своей болезни.

Существует множество центров неврозов, в том числе и в Москве, где больных лечат гимнастикой, массажем. Зачем пациенту с неврозом заниматься какой-то лечебной гимнастикой? Зачем ему массаж? Единственный массаж, который ему нужен, — это массаж мозгов. Что такое невроз? Невроз — это болезнь неведения, болезнь незнания, болезнь дефицита информации. И задача врача — дать больному как можно больше информации. Причем сразу. На первой же консультации, как только прозвучали жалобы, тревоги, переживания больного, я тут же начинаю его лечить. У меня был пациент, я считаю его рекордсменом, которому за восемь минут нашей с ним беседы все стало понятно и ясно. Мучился много-много лет, а для того, чтобы понять, что все его беды из-за невроза, хватило восьми минут. Первый вопрос, на который должен ответить пациент: зачем он заболел? В самом деле, зачем болеть человеку? Никто ведь не хочет болеть. Увы, все не так просто. Порой невроз становится очень желательным на бессознательном уровне. Поэтому так важно разобраться: почему возник первый приступ, почему руки-ноги отнялись, почему воздуха не хватало, почему ком в горле душил? Следующий вопрос: где больной эти симптомы «подобрал»? Оказывается, что чаще всего — у близких людей. Характерный пример: мама чуть ли не каждый день хватается за сердце, у мамы ком в горле, мама умирает, одна «скорая» сменяет другую. Маленькая дочка видит все это, сопереживает маме и про себя думает: пусть часть маминых болезней перейдет ко мне, чтобы мама так не мучилась. Проходит какое-то время, девочка подрастает, выходит замуж, и вдруг в один далеко не прекрасный момент у нее возникает конфликт с мужем, после которого взрослая уже женщина хватается за сердце, у нее ком в горле, она умирает, то есть налицо все те симптомы, которые были у мамы. Теперь уже дочь обращается к врачу. И врач моментально ставит диагноз: тахикардия — и для пущей убедительности добавляет еще пару-тройку непонятных простому человеку терминов: например, нейроциркуляторная или вегетососудистая дистония. А ведь у девушки не что иное, как симптомы истерического невроза. До революции ее заболевание так и называлось: истерия, у нас же — нейроциркуляторная дистония. Что делает больной? Начинает переводить эти страшные термины. И допереводится до того, что впадает в настоящую панику: все ясно, скоро у меня будет инфаркт или, того хуже, инсульт, и, скорее всего, все, что говорил врач, имеет самое непосредственное отношение к раку. Вот так брошенное врачом вскользь слово может привести к самым нежелательным последствиям.

Смотрите так же:  Фобии боязнь темноты

Болит все: от головы до пяток

У МЕНЯ был пациент, кандидат технических наук, между прочим, который изучил все медицинские энциклопедии и справочники, выписывал и тщательнейшим образом прорабатывал все периодические издания о здоровье. Стоило ему только прочитать о какой-то болезни, и он тут же находил ее у себя. На самом же деле у него было начальное проявление туберкулеза, а все остальные симптомы — невротически-истерические. Еще помню пациентку, у которой болело абсолютно все: от головы до пяток. Кардиологический центр ее наблюдал и лечил, онкологический центр ее наблюдал и лечил, пять операций ей на желудке сделали. Причем боли были такие сильные, что она кричала: делайте операцию! Делайте операцию! Делали, разрезали, ничего не находили, зашивали. Проходило несколько дней — опять невыносимые боли, на сей раз справа от пупка — резали справа от пупка, опять ничего не находили, зашивали. Проходил месяц — боли слева от пупка, потом под пупком, и в конце концов живот у нее превратился в шахматную доску. Есть такое понятие у психиатров и психотерапевтов: больной с шахматным животом. Эта больная тоже очень любила медицинскую литературу. И однажды она пришла к своему лечащему врачу и сказала: доктор, я наконец поняла, что со мной. У меня аденома простаты и воспаление крайней плоти.

Порчу и сглаз выдумали мошенники

НАША печать, радио, телевидение просто заполонены сегодня беседами о так называемых порче и сглазе. Этот ужасный поток отрицательной информации иначе как несчастьем и безобразием назвать не могу. Что такое порча и сглаз? Это внушение, которое делает малограмотный человек другому, порой даже культурному, интеллигентному человеку. На поверку все симптомы, которые традиционно относят к порче или сглазу: ком в горле, затрудненное дыхание, ватные руки-ноги, — не что иное, как визитная карточка обычного истерического невроза. Все эти так называемые маги, занимающиеся сниятием порчи и сглаза, заинтересованы только в одном: чтобы доверчивые люди ходили к ним как можно дольше и, разумеется, не с пустыми руками. И человек ходит, отдает свои деньги, а никакая порча не снимается, и тогда он решает, что этому магу его порча не по зубам, поэтому надо искать более сильного. И находит. И набирается новых симптомов, новых психотравм и новых переживаний.

Бывает, правда, что некоторые хватаются за порчу, как утопающий за соломинку, неосознанно и бессознательно. Представим себе женщину, которая живет с алкоголиком, муж над ней измывается, бьет, бедняжка каждый день получает новую психотравму. От такой жизни у нее возникают систематические боли, например головные. Такой реакцией она как бы желает показать мужу: посмотри, до чего ты меня довел. А про себя думает, что если она будет больна, то, возможно, он сжалится, перестанет пить, окружит ее вниманием и любовью. Увы, как правило, цели своей она не достигает, а вот проявление невротических и истерических симптомов ей обеспечено. И вот эта женщина приходит утром на работу и рассказывает сослуживицам: всю ночь не спала, не иначе как кто-то сглазил. В самом деле, проще ведь сказать, что кто-то наслал на меня порчу, чем признать: я не спала, потому что у меня жутко болела голова. А голова болела потому, что муж не давал спать всю ночь: матерился, бил посуду, стучал и тому подобное.

Или другой пример. Существует понятие — психогенный вариант импотенции. Мужчина, однажды потерпевший фиаско в постели, как правило, опасается повторения неудачи. И чаще всего его «ожидания» оправдываются. А доброжелатели тут как тут: да тебя же сглазили, на тебя же порчу наслали. Какая-то нехорошая женщина. Скорее всего, теща.

Кстати, если при советской власти лишь один больной на сотню мог сказать, что его испортили, сегодня 60 процентов моих пациентов уверенно утверждают, что их сглазили. Прежде чем попасть ко мне, они побывали у бабок или дедок, которые их проверили зеркалом, рамкой, руками, ногами и всеми другими местами. Но на самом деле это не смешно. Это очень страшная вещь. Выдуманная алчными и лживыми мошенниками.

Не далее как вчера пришла ко мне женщина, рассказавшая, что ей изменяет муж и она хочет, чтобы я провел с ним сеанс гипноза. Пусть, мол, он под гипнозом во всем признается. Я долго пытался выяснить, почему она решила, что муж ей изменяет. Она чего-то там юлила, финтила, и тогда я не выдержал и в лоб спросил: а не сказала ли вам об этом какая-нибудь бабка, снимающая порчу и сглаз? Она чуть на стуле не подпрыгнула: «Откуда вы знаете?» После этого я решил поговорить с ее мужем — они пришли вместе, и он ждал ее в коридоре. Заходит затюканный, забитый, несчастненький такой мужичонка и с порога говорит: «Доктор, да у меня и в мыслях даже не было изменять жене. Скажу больше: я и с женой как мужчина чувствую себя не совсем на уровне, она, кстати, все время меня за это ругает. Какие уж тут измены?!» Вот такая история. Мужу не верит, а какой-то бабке поверила. А у самой, между прочим, высшее юридическое образование.

У страха глаза велики

РЕКОРДСМЕНОМ по страхам у меня был пациент, который болел 72 года. Однажды, когда ему было пять лет, он, поддавшись на уговоры старших мальчишек, сел верхом на собаку лицом к хвосту и дернул ее за хвост. Собаке это не понравилось, и она укусила мальчика за голову. Слегка, даже крови не было. Все вокруг засмеялись, и герой инцидента тоже засмеялся, но тут выскочили во двор его мама и тетушка и хором закричали: «Нашего бедного Витюшу покусала бешеная собака». Мальчишку схватили в охапку и повезли делать уколы против бешенства. Впоследствии этот Витюша закончил консерваторию, стал профессором, писал неплохую музыку, но на всю жизнь у него сохранился страх бешеных собак. Прежде чем выйти на улицу, он всегда смотрел, нет ли поблизости какой-нибудь собаки, он изучил все улицы города и знал, где какие собаки живут. Но иногда, несмотря на все предпринимаемые им меры предосторожности, мимо пробегала собака, и тогда у него возникала страшная мысль: «Эта бешеная собака коснулась меня, ее заразная слюна попала мне на ногу. » И он мчался к врачу, показывал свою ногу и требовал, чтобы ему делали уколы против бешенства.

Была пациентка, женщина, которая в течение 53 лет боялась выходить из дома. Через два дня, после того как я с ней поработал, она впервые в жизни самостоятельно пошла в универсам и упала в обморок, когда увидела, сколько стоит батон хлеба.

С чего началась ее болезнь? Первый страх и первый истерический приступ она пережила еще до войны. Отец был пьяница, хулиганил, часто гонялся за домашними с топором, и девочке вместе с матерью приходилось убегать из дома и где-то прятаться. С раннего детства она жила в состоянии страха, что появится пьяный отец с топором, но вот метаморфоза — через три месяца после начала войны на отца пришла похоронка, и девочка, узнав об этом, упала и стала биться в истерике: «Бедный папа! Несчастный папа. » Второй приступ произошел, когда она с подружками пошла на поле собирать колоски. Девчонок поймали, обвинили в краже, и приговор суда — всем по пять лет. Во время оглашения приговора у моей пациентки случился истерический припадок — она упала и стала биться в конвульсиях. Увидев такое дело, судья приговор в отношении ее отменила. Следующий эпизод. Девушка вышла замуж, но почему-то ее сразу невзлюбила свекровь, стала ей всячески пакостить и настраивать сына против молодой жены. После очередного скандала молодая женщина падает, изгибается дугой, бьется в конвульсиях. С того дня всю работу по дому стала выполнять свекровь, после ее смерти — муж, а наша героиня 53 года пролежала в постели. Когда ее привели ко мне, я помог ей осознать суть и смысл ее болезни, она увидела подобных себе пациентов, поговорила с ними и уже через два дня почувствовала себя значительно лучше. А через пять — стала совершенно здоровым человеком.

У меня был пациент, который уже дошел до психушки. Работать он не мог, на улицу выходить не мог, даже смотреть в окно ему было противно. Почему? Потому что под окнами располагался кондитерский магазин, из которого люди несли торты и пирожные. Когда я стал с ним работать, мы выяснили, что истоки его болезни уходят в то время, когда он был вынужден ухаживать за умирающей мамой. Приходя с работы, он мыл ее, с трудом преодолевая отвращение. Когда мама умерла, все неприятные ощущения, засевшие у него в подсознании, прорвались наружу, и он начал отмываться. За день он вымывал целый кусок хозяйственного мыла. При этом основными раздражителями для него были торты и пирожные, крем которых по консистенции напоминал ему каловые массы. Когда он это понял, все его страхи развалились, как карточный домик.

Люди высшей расы

СУЩЕСТВУЕТ очень большая категория лиц, у которых наблюдается так называемый невроз навязчивости, когда человек постоянно проделывает определенные ритуалы и действия. Недавно по телевизору показали сюжет о молодом человеке, который каждое утро, выходя из своей квартиры, плевал на дверь соседки. Когда его разоблачили, выяснилось, что для молодого человека это был ритуал, дающий заряд энергии и бодрости на целый день. Плюнув на дверь соседки, он говорил себе: теперь день сложится удачно — и уверенно шел на работу.

Смотрите так же:  Литература болезни альцгеймера

Пациенты с неврозом навязчивости могут совершать очень много самых разнообразных ритуалов. Кому-то, прежде чем выйти из дома, надо обязательно два раза чихнуть, кому-то дернуть себя за левую мочку уха 28 раз, причем ни разом меньше, ни разом больше. Другому необходимо определенным образом зайти в туалет: сначала посмотреть налево, потом направо, коснуться унитаза два раза, хлопнуть крышкой унитаза пять раз и так далее. Это очень сложный ритуал — нахождение в туалете длится часами. Причем, если собьешься, нарушишь последовательность, все придется начинать заново. Такой пациент может, выйдя из подъезда, громко закричать на всю улицу: «Свет выключил! Дверь закрыл!» Однако, пройдя несколько метров, он вдруг резко поворачивает обратно, спешит к своей квартире и проверяет свой замок. Снова выходит на улицу, доходит до трамвайной остановки, и тут опять навязчивая мысль: «А закрыл ли я дверь. «

Раньше я записывал рассказы пациентов на аудиокассеты, а теперь и на видео. Это очень интересно. Писатели не придумают того, что придумывают наши пациенты. А потом, когда выздоравливают, сами удивляются: «Как я мог такое нафантазировать?» Я считаю страдающих синдромом навязчивости людьми высшей расы. Истерический невроз примитивный. Боюсь, и все тут. А при синдроме навязчивости приходится много думать и выдумывать себе разные ритуалы.

Вылечи себя сам

ЧЕМ я отличаюсь от других врачей-психотерапевтов? Наверное, тем, что лечу быстро. Существуют десятки, даже сотни способов выхода из невроза. Но чтобы найти единственно правильный, подходящий именно этому конкретному больному, я должен первым делом понять: кто ко мне пришел. Очень многое в лечении зависит от культурного уровня больного, от его образования, от литературы, которую он читал, от врачей, к которым он ранее обращался, от тех больных, у которых он «украл» те или иные симптомы. Многие пациенты думают, что их случай уникален и до них ничего подобного никогда не было. А я опускаю их с небес на землю, объясняю, что за мою практику таких «уникальных» у меня был воз и маленькая тележка. «Вы всего лишь 20 лет болеете неврозом, а я вам покажу пациента, который 50 лет мучался. У вас только головная боль, а у него и сердце, и живот, и пятки болели. » Для больного подобного рода информация — и лечебная перспектива, и зеркало, в котором он видит себя самого.

Очень многие страдают так называемыми психосоматическими заболеваниями, к которым относятся: гипертоническая болезнь, бронхиальная астма, нейродермиты, псориаз. У человека страдают и душа и тело. Но в наших клиниках терапевты, кардиологи, дерматологи о душе, как правило, не думают, да и не умеют они лечить душу. Одна женщина на протяжении 20 лет лечилась от гипертонии в лучших клиниках. Лечилась очень ответственно, не нарушала режим, четко выполняла все рекомендации врачей, а давление не снижалось. Периодически у нее были кризы, с которыми ее привозили в больницу. И однажды кто-то посоветовал ей обратиться ко мне. Я стал с ней работать, используя психотерапевтические приемы. Благодаря этому ей удалось самой, подчеркиваю, самой нормализовать свое давление. Я бываю несказанно счастлив, когда на вопрос: » Кто вас вылечил?» — пациент отвечает: «Я сам себя вылечил». И это правильно: я лишь создал ситуацию для выздоровления.

Человек выходит из невроза тремя путями: интеллектуальным, эмоциональным и поведенческим. Я вооружаю пациента информацией, которая помогает ему посмотреть на себя со стороны, переоценить себя, изменить самооценку и правильно начать жить.

Возьмем больных с нервной анорексией. Если больные с неврозом к нам приходят или приползают сами и просят: помогите, то больных с анорексией приводят насильно. Потому что они не считают себя больными и тем более не считают, что их должны вести к психиатру или психотерапевту. Часто такие больные похожи на узников концлагеря. У меня существует целый ряд психотерапевтических приемов, которые помогают пациенту в тот же день, как я начал с ним работать, начать есть. Сразу. Но самое главное, потом они сами проводят психоанализ своих действий и поступков и сами себе объясняют, почему так себя вели и почему докатились до такого состояния.

Психотерапевт — друг человека

— ЯН ГЕНРИХОВИЧ, где проходит грань между неврозом и шизофренией?

— Истинные больные, страдающие психическими заболеваниями, никогда не считают себя таковыми. Они могут нести полный бред, видеть галлюцинации и при этом считать себя абсолютно здоровыми. У меня был пациент, который лаял на протяжении трех лет. Его лечили в психиатрических больницах, назначали нейролептики. Рядом с ним лежали шизофреники, которые выздоравливали, а он продолжал лаять без остановки. А как он мог вылечиться от шизофрении, когда у него был классический истерический невроз, описанный еще в начале века? К сожалению, многие наши врачи забыли, как лечить неврозы. Достаточно было ввести ему хлористый кальций и в состоянии гипноза сказать: «Прекрати лаять». Но мне такой метод лечения не нравится. Я никогда не использую ни таблеток, ни уколов при лечении неврозов и сексуальных расстройств, только слово. Так же как и другим больным, я дал этому лающему информацию, благодаря которой он сам нашел объяснение тому, почему залаял. Сейчас он абсолютно нормален, женился, работает в торговле.

— Неужели все, кто проверяет, перед тем как выйти из дома, выключил ли он газ, свет, воду, больны неврозом?

— Нет, конечно. К больным относятся только те, у кого это приобретает навязчивый характер. Одна женщина в начале заболевания по нескольку раз возвращалась и проверяла, выключила ли она утюг, электрочайник и так далее. Потом она стала отпрашиваться с работы, чтобы сбегать домой и убедиться, все ли в порядке. В конце концов она дошла до того, что стала на работу приходить с рюкзаком, в который складывала утюг, фен, электробритву мужа, электрочайник. Когда она пришла ко мне, я ей дал простой совет (к сожалению, не могу его раскрыть, так как это профессиональная тайна), после которого она прекратила таскать на работу электроприборы. То есть имел место определенный пожарный прием, который сразу дал выход из ее состояния. Однако необходимо сделать так, чтобы симптомы заболевания никогда не вернулись. А для этого я должен поработать с человеком, нужно, чтобы он походил на сеансы психотерапии, так сказать, зацементировал полученные знания.

— А рецидивы после вашего лечения бывают?

— Если пациент прошел курс лечения, осознал и убедился, образно говоря, что Земля круглая, а Луна вращается вокруг Земли, то ему уже ничего не страшно. Старательный школьник, выучив законы физики, будет помнить их всю жизнь. То же самое с законами психотерапии и психологии. Только надо дать себе труд выучить их и осознать.

— Вы привели в пример мужчину, который за день вымыливал кусок хозяйственного мыла. А если человек, наоборот, не моет руки, даже после туалета? Это не болезнь?

— Нет. Просто грязнуля и все.

— Где кончается привычка и начинается невроз? Например, у некоторых людей есть привычка катать хлебные мякиши.

— Это не привычка, а навязчивое действие. Катать мякиши, ковырять в носу, обкусывать карандаш, подергивать мочку уха, рисовать загогулинки на бумаге — это все навязчивые действия. Если они человека не тяготят, то и лечиться не надо. А если тяготят, пожалуйста, пусть обращаются, поможем.

— Есть ли больные, за лечение которых вы не беретесь?

— Я не работаю с алкоголиками, с больными шизофренией и эпилепсией. Мои пациенты — невротики и психосоматики. При этом мне очень нравится работать с самыми тяжелыми пациентами, которые прошли огонь, воду и медные трубы, были у многих специалистов и неспециалистов и никто им не смог помочь. Знаете ли, такой спортивный азарт просыпается.

— Все невротики, как правило, страдают от депрессий.

— Да, это так. Но у них депрессии психогенно обусловлены. Что такое депрессия? Это реакция на конфликт. Например, ушел или запил муж или человек потерял работу — да мало ли что в жизни может произойти. Больные депрессией зачастую не могут заставить себя утром встать, у них всегда пониженный фон настроения, жизнь протекает в мрачных тонах. Любую работу такие больные выполняют через силу.

Различают психогенно обусловленную и эндогеннообусловленную депрессии. Эндогенная находится в ведении психиатров, а психогенная, или невротическая, — епархия психотерапевтов. Как отличить один вид депрессии от другой? Очень просто. Больные с эндогенной депрессией не могут объяснить причину своего состояния. Нет вроде бы никаких видимых причин: хорошая семья, престижная работа, близкие здоровы, а вот поди ж ты — депрессия. Человек вдруг ни с того ни с сего начинает чувствовать себя плохо. Психогенная же депрессия всегда вызвана каким-то конфликтом, какой-то конкретной причиной.

— Что вы можете сказать о современных антидепрессантах?

— Сейчас появилось очень много хороших антидепрессантов, но все они воздействуют на эндогенную депрессию, а при лечении психогенной — бесполезны. Так же как и нейролептики, которые прекрасно действуют на психического больного, а на невротического не действуют.

Доктор Голанд советует:

Если вы чувствуете, что у вас невроз, не теряйте понапрасну время и деньги, не ходите к экстрасенсам, колдусенсам, народным врачевателям и прочим проходимцам. Обращайтесь сразу к психотерапевту.

Другие статьи

  • Равномерный метод воспитания выносливости Методики воспитания выносливости Методика воспитания общей выносливости Для развития общей выносливости наиболее широко применяются циклические упражнения продолжительностью не менее 15—20 мин, выполняемые в аэробном режиме. Они выполняются в режиме стандартной […]
  • Можно ли растирать ребенка при температуре мазью Можно ли растирать ребенка при температуре мазью Натирание. При какой т-ре? Натирание. При какой т-ре? Сообщение Olesia Berezka » Пт авг 13, 2010 15:02 Сообщение МаМаша » Пт авг 13, 2010 15:11 Сообщение Olesia Berezka » Пт авг 13, 2010 15:39 Сообщение NatKa » […]
  • Сколько детей в среднем в российской семье Количество детей в семье. Один? Два? Три? У вас уже есть сын или дочка, и вы все чаще задумываетесь о втором ребенке, а может и малыш уже просит «братика или сестричку», или вы только планируете свою будущую жизнь и уже сейчас задумываетесь о том, что в семье должно […]
  • Образец отпуска по уходу за ребенком до трех лет Как оформить отпуск по уходу за ребенком до 3 лет? Декрет очень ограничен по своей продолжительности. И если малыша не на кого оставить, женщина может взять еще один отпуск, который называется «по уходу за ребенком до достижения трехлетнего возраста». Стоит различать […]
  • Флемоксин инструкция по применению для детей суспензия Флемоксин Солютаб - инструкция по применению, аналоги, отзывы и формы выпуска (таблетки 125 мг, 250 мг, 500 мг и 1000 мг) лекарственного препарата для лечения ангины, гайморита и других инфекций у взрослых, детей и при беременности В данной статье можно ознакомиться с […]
  • Раннее развитие ребенка по системе монтессори Монтессори методика раннего развития Когда мы говорим о раннем развитии, то имеем ввиду помощь ребенку в том, чтобы весь его потенциал был задействован. При этом важно понимать, что «развить» своего ребенка извне – невозможно. Развиваться каждый будет сам, а мы – […]