Невроз с детства

Артур Янов: «Невроз — это борьба за любовь родителей»

У здорового человека нет фальшивого фасада. Он просто живет и дает жить другим, никому не завидует, не тревожится понапрасну, умеет находить источник радости в самом себе. Американский психолог и психотерапевт Артур Янов, автор мирового бестселлера «Первичный крик», объясняет механизм зарождения неврозов и способ с ними справиться — научиться выражать боль и обиду.

Невроз — это болезнь чувства. По сути, невроз — это подавление чувства и его трансформация в широкий диапазон невротического поведения.

Невроз развивается в тех случаях, когда рядом с ребенком находится человек, который должен его любить, но не любит в действительности. Он начинается как средство умиротворения невротических родителей путем отрицания или сокрытия определенных чувств в надежде, что «они» наконец полюбят несчастное дитя.

Если ребенку продолжают отказывать в поддержке и любви и у него нет отдушин для выхода боли первичных ран, то этот дополнительный натиск на и без того ослабленное «Я» приведет к формированию сильного нереального «Я», прикрывающего беззащитного ребенка. Впоследствии это нереальное «Я» начинает доминировать, защищая ребенка, но одновременно направляя его к развитию психоза.

Первичная боль — это потребности и чувства, подавленные или отринутые сознанием

Если находится человек, к которому маленький ребенок может обратиться со своими первичными чувствами, человек, который поможет ему понять, что он чувствует, человек, который сможет поддержать его, то велик шанс того, что сознание ребенка не расщепится, и он не станет кем-то другим.

Первичная боль — это потребности и чувства, подавленные или отринутые сознанием. Они причиняют боль, потому что им отказано в выражении и удовлетворении. Вся эта боль сводится к следующему утверждению: «Я не могу быть любимым и лишен надежды на любовь, если в действительности стану тем, кто я есть на самом деле».

Когда ребенок еще мал и его организм пока достаточно крепок, он может выдержать очень мощную защиту, сопряженную с весьма большим напряжением. Проходят годы хронического, постоянного напряжения, уязвимые органы и системы не выдерживают нагрузки и начинают отказывать.

Для того чтобы снова обрести цельность, надо почувствовать и распознать расщепление и испустить крик воссоединения, который восстановит единство личности. Чем интенсивнее ощущает пациент расщепление, тем интенсивнее и глубже переживание воссоединения расщепленных частей сознания.

Реально, по-настоящему почувствовать себя отвергнутым означает извиваться от боли во время прихода первичного чувства — значит ощутить себя брошенным, покинутым, нежеланным ребенком. Когда пациент прочувствует это, у него не останется больше чувства отверженности, оно будет исчерпано — останется только чувство того, что действительно происходит в каждый данный момент.

Освобожденный от стыда, вины, отверженности и всех других ложных чувств, он осознает, что эти псевдочувства суть не что иное, как синонимы замаскированного великого первичного чувства отсутствия любви.

Для того чтобы невротик снова обрел способность чувствовать, он должен вернуться назад и стать тем, кем он никогда не был, — страдающим ребенком. Когда устанавливаются связи между разумом и болью, то психосоматические симптомы быстро проходят.

У здорового человека нет фальшивого фасада. Он просто живет и дает жить другим, умеет находить источник радости в самом себе. Он удовлетворен тем, что у него есть, не завидует другим, не хочет того, что хотят они, и не требует для себя того же, чем обладают эти другие. Это значит, что он позволяет другим — своей жене, своим детям, своим друзьям — быть и оставаться самими собой. Он не живет их достижениями и их успехами, не пытается растоптать в них малейшие признаки счастья и радости жизни.

Невротик тратит настоящее на то, чтобы изжить прошлое

Невротик, беспомощный перед своей первичной болью, часто нуждается в эксплуатации других, для того чтобы ощутить свою важность, которой он иначе не чувствует. Так как невротик постоянно находится не там, где он есть на самом деле, то он и не может быть довольным в течение какого-то, более или менее продолжительного времени. Настоящее он тратит на то, чтобы изжить прошлое.

Здоровый человек не ищет смысла жизни, ибо смысл этот возникает сам из его чувств. Смысл жизни определяется тем, насколько глубоко человек чувствует свою жизнь (жизнь как свои внутренние переживания). Отсутствие чувства — вот что разрушает личность и ее представление о самой себе, и, кроме того, отсутствие чувства позволяет разрушать личности других людей. От кого-то другого мы не можем получить истинного чувства. Сначала мы учимся чувствовать самих себя, а потом мы чувствуем себя, чувствуя других. Чем ближе становится человек самому себе, тем ближе становится он и другим.

Любовь — это то, что устраняет боль. Можно сказать, что любовь и боль являют собой полярные противоположности.

Любовь — это то, что усиливает и укрепляет ощущение собственной личности; боль же подавляет собственное «Я».

Любить — значит дать другому свободу роста и самовыражения. Решающее условие — оставаться самим собой и разрешить другому вести себя совершенно естественно. Определение любви в рамках первичной теории можно сформулировать так: дать человеку быть самим собой.

Невротик ищет в любви ощущения собственной личности, каковой ему никогда не позволяли быть. Он хочет найти такого человека — особого человека, — который научил и заставил бы его чувствовать. Невротик склонен считать любовью все, чего ему недостает, и все, что мешает ему стать цельной личностью.

Истинная любовь имеет место тогда, когда юноша и девушка любят друг друга и принимают такими, какие они есть в действительности — включая и тела друг друга. Невротики же эксплуатируют тела других людей для удовлетворения старых детских потребностей. Это исключает установление равноправных отношений. Суть заключается в том, что если вы — невротик, то сможете превратить любого другого человека в то, чем тот на самом деле не является.

Ребенок, воспитанный психически здоровыми родителями, не испытывает потребности идентифицировать себя с ними. Родители не хотят и не требуют этого от ребенка. Напротив, ребенку позволяют обладать теми свойствами личности, которые изначально присущи именно ему.

Если человек, личность чувствует себя, а не занимается символическим разыгрыванием чувств, то вряд ли этот человек будет поступать импульсивно или агрессивно. Диалектика гнева, так же как и боли, заключается в том, что он исчезает только после того, как его прочувствуют.

Невротическая тревожность — это страх оказаться беззащитным перед первичной болью и обидой. Невротическое поведение служит прикрытием боли. На самом деле отвергнута, изуродована и унижена была собственная личность и ее восприятие; поэтому нет ничего удивительного, что человек испытывает страх, когда это чувство становится близким к осознанию.

Единственный способ победить страх — прочувствовать боль и обиду

Невротический страх — это страх потери лжи, в которой постоянно живет невротик. Любая попытка разрушить ложь порождает страх, так как ложь всегда содержит в себе крупицу надежды. Самый сильный страх больной, проходящий курс первичной терапии, испытывает, когда вся его невротическая игра подходит к концу. Наша цель — пробудить его страх, чтобы подтолкнуть больного к его реальным чувствам. Единственный способ победить страх — прочувствовать боль и обиду. Страх остается, пока не прочувствована боль.

Невроз — и это стоит хорошенько запомнить — спасает и убивает одновременно. Он защищает реальное «Я», реальную личность от полного распада, но делая это, он погребает спасенную им реальную личность. Ребенок вырастает привязанным к созданной неврозом нереальной личности, которая парадоксальным образом выдавливает из него жизнь.

Чем ближе пациент оказывается к своему чувству, тем ближе становится он к реальности внешнего мира, тем острее будет он вглядываться в других людей, тем глубже будет осознавать социальные феномены. Чем сильнее блокирована внутренняя реальность, тем больше искажено восприятие реальности. Любое продвижение по пути к выражению чувства есть неоценимый дар больному.

Быть реальным — это значит быть спокойным и расслабленным, — у больного исчезают депрессия, фобии и тревожность. Уходит хроническое напряжение, а вместе с ними пропадают в небытие наркотики, алкоголь, переедание, курение, чрезмерная перегрузка на работе. Быть реальным — это значит перестать разыгрывать из своей жизни символическую драму.

Артур Янов (Arthur Janov) — американский психолог и психотерапевт. Автор теории «Первичной терапии», основатель и директор Центра первичной терапии в Калифорнии, США. Его пациентами были Джон Леннон, Йоко Оно и Стив Джобс.

Неврозы сильных мира сего

Снедаемые манией величия и нарциссизмом, политики и крупные бизнесмены стремятся к единственной цели — получить власть и… вечность. И эта страсть порой заставляет их забыть даже о собственных убеждениях, объясняют психолог Алексей Ситников и психоаналитик Жан-Пьер Фридман.

Что мешает женщинам за сорок устроить личную жизнь

Многие женщины, перешагнувшие порог сорокалетия, убеждены, что возраст — помеха для любви. Так ли это на самом деле? Или это лишь следствие распространенных заблуждений и попытка защититься от душевной боли?

Психотерапевт Елена Реут

+7(905) 510 53 63 (WhatsApp)

Невроз. Как выглядит невротическая личность и как вылечить невроз?

Все мы нервничаем. Однако, мало кто знает, что такое настоящий невроз, откуда он берется и как с ним бороться. Если вы думаете, что невроз от слова «нервничать», то вы не правы.

Невроз – это не усталость от навалившегося, а заторможенность развития личности, причиной которой стала детская травма. Печально, но от 40 до 60% всех взрослых людей на территории бывшего СССР страдают от невроза.

Причины невроза. Откуда берется невроз?

Чаще всего невроз развивается в детстве. Родительская критика, принуждение, запреты, насмешки, оскорбления и насилие (от эмоционального до сексуального) мало для кого проходят бесследно. Крики и скандалы, придирки, требования безоговорочного подчинения, постоянные оценки личности ребенка (ты плохой, ты глупый, ты неряшливый), принуждение и насилие, которое подается как «строгое воспитание» в итоге формирует невротическую личность.

Смотрите так же:  Стресс у музыкантов

Родители будущего невротика сами, обычно, невротические личности: слабые, безвольные, неудачливые, по-детски капризные и импульсивные. Они могут давать правильные советы «ходи в школу», «найди работу», «создай семью», но сами демонстрирую обратное: и денег вечно нет, и институт не закончил, и за спиной два развода.

Когда дети вырастают, невротические родители стараются поменяться с ними ролями, считая, что теперь-то ответственность с них спала – дети уже выросли! Они ждут от детей исполнения своей роли: поддерживать, помогать, утешать. Дети же, к своим заботам, добавляют еще и чувство вины перед родителями («сегодня опять не успеваю заскочить к маме», «папа ждет, что я поставлю новые дворники на его машину! Что ж я за сын, если никак не могу выбрать время!»). Родители обижаются и укоряют «Я же тебя родил, вырастил, а ты такой-сякой неблагодарный».

Ребенок воспринимает личный пример родителей, как нечто более важное, чем слова. И сам вырастает столь же недовольным, безвольным и неудачливым. Родив детей, он скорее всего будет копировать поведение своих родителей. и воспитывать нового невротика. Так невротическая патология передается из поколения в поколение.

Ослик Иа — типичный невротик

Как выглядит невротическая личность? Симптомы невроза

  • Боязнь всего нового.Личность, страдающая неврозом, боится всего нового. Любые перемены вызывают панику. Невротическая личность не хочет ничего менять, воля подавлена, зато имеется целый набор страхов и фобий (от страха самовыражения до боязни заводить новые знакомства, боязни пауков и другие более или менее причудливые формы). Мышление часто нелогично и сводится лишь к одному: сиди где сидишь, не дергайся, не проявляй инициативу, не пытайся ничего изменить, будь поближе к «проверенным» людям и ничего плохого не случится. Нередко невротик зависим от обстоятельств, людей, его нельзя назвать самостоятельным, довольным, удовлетворенным.
  • Зависимость от чужого мнения.Людям с неврозами важно, что о них подумают и скажут другие люди. И не важно, соседка это по лестничной клетке или случайный попутчик в маршрутке. Невротикам тяжело принимать решения. Наученные с детства подчиняться, они не имеют опыта принятия даже простейших решений. Их охватывает ужас уже от того, что решение придется принимать им. Даже если речь идет о выборе хлеба в супермаркете.
  • Невротическая гордость. Склонность искать одобрения перерастает в желание быть первым, лучшим, идеальным. Чтобы никто не смог тыкать пальцем и говорить «Он плохой». Причем, чего бы невротик не добился, делается это именно для одобрения. Невротик хочет добиваться всего легко и не хочет идти через тернии к звездам (потому что на пути его много кто осудит). Или же, наоборот, требовать от себя и других идеального исполнения всего (от стрелок на брюках до блестящей карьеры). Такие невротики тиранят перфекционизмом себя и всех вокруг, не давая расслабиться ни на минуту.
  • Атрофированная способность делать что-то для улучшения своей жизни. Даже если будет беден, как церковная мышь, невротик и палец о палец не ударит, чтобы сделать свою жизнь лучше. Навротическая личность находит массу отговорок, почему жить нужно в квартире с драными обоями, почему нельзя купить новую посуду, почему работать нужно дворником, имея высшее образование. «Жизнь трудная штука!» — восклицает невротик, закуривая и закидывая ногу на ногу — «нужно уметь терпеть неудачи». Его умение влипать в истории и притягивать неприятности поражает. Но над личностью, страдающей неврозом «давлеет злой Рок». Он запрограммирован подсознанием на неудачу и обязательно испортит даже неминуемый успех: отменит встречу, опоздает, испугается, перенервничает, сломает ногу, порвет пиджак. И потом будет страдать и рассказывать, как несправедлива с ним жизнь. Да, «терпеть» и «неудача» – основной лексикон невротика. Добавьте сюда брюзжание и недовольство: «Начальник относится ко мне предвзято», «Ничего нельзя изменить», «Все эти богачи- воры», и вы получите портрет невротика.
  • Любовь и манипуляции. Вывихнутая логика невротика, естественно, отражается на его отношениях с партнером. Невротик испытывает целую гамму страхов, когда речь идет о личной жизни: от недоверия и враждебности до идеализации партнера, желании найти в нем то, что не дали в свое время родители. Невротики часто попадают в созависимые отношения. Невротик склонен к примитивным манипуляциям «если ты меня любишь, ты сейчас же вынесешь мусор», «если тебе нравятся брюнетки, значит ты меня не любишь, ведь я вчера перекрасилась в блондинку». Часто именно невротик закатывает скандал, потому что соседка заподозрила измену мужа (невротика легко убедить, он с легкостью принимает чужие мнения, он внушаем и часто попадает под влияние, именно он часто берет кредит, чтобы купить престижную и дорогую, но не нужную ему вещь). Невротику трудно принимать решения, трудно принимать всё новое. Поэтому в начале отношений его кидает из крайности в крайность: «Жить без тебя не могу», «Видеть тебя не желаю! Мы расстались», «Вернись, я всё прощу», «Вчера ничего не было. Забудь». Такие «африканские страсти» он считает истинной любовью.
  • Агрессия и заговор. Невротик часто считает себя добрым, отзывчивым и совершенно безобидным человеком, которого все вокруг почему-то обижают. Внутренняя агрессия проецируется на других людей: «Они задумали недоброе, я чувствую!», «Почему они все на меня косятся? Шепчутся? Это точно обо мне». Безобидные слова и действия других людей невротик может воспринимать как угрозу, заговор, близкие родственники воспринимаются как расчетливые злодеи, желающие лишить невротика всего.

Невроз заставляет человека быть неудачливым, несчастливым в любви, и обрекает его на безрадостное существование.

Что делать, если прочитав эту статью вы узнали в ней себя? Как лечить невроз? Неужели ничего нельзя изменить?

Можно. Для этого и существуют психотерапевты. Не все родители мудры, чутки и доброжелательны. Порой они сами жертвы. Можно их винить в том, что мы такие, а можно делать что-то для самоизлечения.
Представьте себе, как тяжело было Мюнхгаузену тянуть себя за косичку. Но он, согласно сказке, вытянул себя из болота. Лечить невроз — это примерно то же самое, но есть одно исключение. В вашем случае, вам не придется самостоятельно этого делать, ведь есть помощник — психотерапевт.

Невротику трудно сделать первый шаг (он склонен к откладыванию на потом), сделать второй ( и действительно прийти на прием, а не найти «неотложные» дела) и третий (прийти второй раз на прием к психотерапевту, а не отделываться отговорками « я уже был и мне не помогло»).

Если вы преодолели этот барьер в три хода, то лечение невроза — это вопрос времени.
Задача психотерапевта убрать препятствия, установки в подсознании, которые мешают жить вам как нормальный человек, быть удачливым, богатым и счастливым. Поэтому на моих приемах мы займемся именно этим — общением с подсознанием. Первые 3-4 сеанса психотерапии — это диагностика. Далее идет лечение и для каждого оно строго индивидуально.
Вы решили, что не хотите быть невротиком? Тогда звоните мне, психотерапевту Елене Вадимовне Реут, по телефону +7 (905) 5105363

Депрессия и невроз с детства

Психолог, Психоаналитический психолог

Психолог, Психоаналитический психолог

Психолог, Психоаналитический психолог

Психолог, Психоаналитический психолог

Психолог, Психоаналитический психолог

Наташа, я думаю, что Вы сформулировали все верно, так как это первое, что Вам пришло в голову. И для того, чтобы стать полноценной, нужно сначала почувствовать себя такой.

Вы связываете свою неполноценность с неполноценной родительской любовью по отношению к Вам. Как Вам кажется?

Личный опыт: невроз

Дарья рассказала редакции Вести.Медицина о своей победе над неврозом, поиске подходящего врача и важности психотерапии.

Откуда взялся невроз

Моя история началась 6 лет назад. Тогда мне было 25 лет – я заболела тяжелым гриппом, потом стало болеть то одно, то другое — начались мои долгие хождения по врачам.

Среди прочего я жаловалась на проблемы с животом, но врачи на мои жалобы особо внимание не обращали. В конечном счете причина мучивших меня болей в боку были найдена – на это, правда, ушло несколько лет. Мне сделали операцию, постхолецистический синдром – живот все еще болит, проблемы с походом в туалет все еще есть – мне хочется в туалет внезапно и очень остро, что в некоторых ситуациях достаточно неудобно, но отношусь к своему здоровью я совершенно иначе. Если бы врачи поставили мне диагноз раньше, раньше бы сделали операцию, то мое состояние сейчас было бы гораздо лучше.

Тогда же состояние мое ухудшалось постепенно: сначала на фоне того, что постоянно что-то болело, мне просто не хотелось далеко уходить от дома. Я отказывалась куда-то ехать, доходило до истерик. Таких случаев становилось все больше.

Я избегала выходить на улицу, думая, что вдруг где-то там заболит живот, я не смогу пойти в туалет. Невроз, а это был он, прогрессировал, если сначала я ездила на работу и куда-то еще, то потом я не только почти перестала выходить из дома, но и много плакала, расстраивалась, что со мной что-то не так.

Помощь была необходима

Поняв, что ситуация выходит из-под контроля, я приняла решение отправиться в психоневрологический диспансер. Там меня принял довольно молодой врач, который диагностировал у меня вегетососудистую дистонию, диагноз, отсутствующий во всех странах, кроме стран постсоветского пространства, и прописал антидепрессанты. Так как психотерапия назначена не была, то особой пользы от лекарств не было – тревогу они не снимали, зато все побочные эффекты проявились во всей красе. Невроз тот врач не выявил.

Смотрите так же:  Синдром дауна это врожденное заболевание

Прекрасно помню свою первую паническую атаку – тот, кто испытал такое, забыть ее не сможет. Мы с моей коллегой спустились в метро, чтобы поехать в торговый центр. У меня очень сильно заболел живот, мне срочно нужно было в туалет – тогда я успела выйти и зайти в кафе. Но буквально через пару дней, снова в метро, вновь произошла паническая атака – несмотря на то, что живот не болел, меня очень сильно трясло, холодели руки, бил озноб.

Стало ясно, что мне нужен какой-то другой специалист. Так как я почти не выходила из дома, то выбор врачей ограничивался довольно узким кругом подходящих мне специалистов, специализировавшихся на борьбе с паническими атаками, которые принимали недалеко от моего дома.

Мы стали работать с Екатериной, которая принимала буквально в соседнем дворе. К тому моменту мой невроз в острой форме длился уже четыре года. Его появлению способствовал и мой невротический склад личности, а предпосылки были еще в детстве. В целом, мой невроз был со мной всегда, но если до этого я могла с ним жить, то, когда он перешел в острую форму, жить с ним я не смогла.

Комментарий психолога Екатерины Милушиной: На первую консультацию Даша не смогла прийти сама, на тот момент паническое расстройство было настолько сильным, что она испытывала трудности самостоятельно выйти из дома и перейти улицу. В связи с эти первая наша встреча состоялась у нее дома. Несмотря на то, что Даша активно искала помощь в течении нескольких лет, она совершенно ничего не знала о том, что с ней происходит. Отсутствие понимания причин и механизмов болезни многократно усиливали страх. Поэтому первую консультацию мы почти полностью посветили изучению порочного круга панической атаки, механизмов формирования панического расстройства, а также рассмотрели самые страшные варианты развития событий. Первая наша встреча уже имела эффект, Даша самостоятельно смогла доехать на общественном транспорте к рекомендованному врачу-психиатру за получением фармакологической поддержки (в Дашином случае она была целесообразной, учитывая длительность и тяжесть состояния).

Я научилась понимать свой невроз

Обратившись к психотерапевту, я хотела сделать свою жизнь более нормальной, а самой стать более самостоятельной – ездить в магазины, парки, путешествия без чьей-либо помощи. Уже через несколько недель после начала лечения – я принимала антидепрессанты и проходила психотерапию – я стала выходить из дома и передвигаться по району, вскоре начала ездить и на метро.

Я научилась понимать себя и свой невроз. Этому способствовало, например, то, что я вела специальный дневник, в который записывала где и когда я испытала чувство тревоги, а также возможные причины развития этого состояния.

Постепенно негативные мысли замещались рациональными объяснениями, а сам невроз из большого манипулятора превратился в маленького червячка. Примерно через полгода терапии мы с мужем отправились в длительную поездку – полетели на Бали с пересадкой. До этого такое путешествие казалось мне невозможным.

Мои близкие поддерживали меня в моем решении обратиться к специалисту, однако мама, старшее поколение, в какой-то момент приняла психотерапию в штыки – в ее ходе обнаружилось, что мама и сама виновата в части проблем, вызвавших невроз. Впрочем, решать проблемы с родителями необходимо на семейной психотерапии, к которой мама моя еще не готова.

Комментарий психолога Екатерины Милушиной: Когнитивный дневник – это одна из основных техник когнитивно-бихевиоральной психотерапии, позволяющая выявить и скорректировать ошибки мышления. В основе панического расстройства лежит преимущественно катастрофическое мышление, когда человек из всех возможных вариантов развития событий выбирает самый страшный. Такой способ интерпретации событий естественно приводит к значительному повышению тревоги.

Избавиться от невроза можно

У моего невроза есть органическая причина – колики продолжаются, а я хожу к специалистам, чтобы контролировать свое состояние. Из-за моих проблем с ЖКТ я не могу полностью вылечиться, но мне удалось научиться принимать себя такой и жить с этим.

Если невроз связан с органической причиной, как это произошло в моем случае, то нужно ее искать. В моем случае было неясно – у меня болел живот из-за того, что мне страшно (а такая боль может быть очень сильной) или же эта боль связана с приступом.

В любом случае, если есть органическая причина невроза, нельзя терпеть боль, списывая ее на психосоматику. Необходимо ходить к профильным специалистам, найдя тех врачей, с которыми вам будет комфортно.

Если есть желание невроз вылечить – избавиться от него действительно можно. Невроз сильно снижает качество жизни, если ты не можешь выйти из дома, то это значит, что ситуация уже очень серьезная. Если кажется, что нужна помощь, то значит действительно нужно пойти к специалисту.

Хороший специалист – это тот, с которым у вас есть доверие. Это, кстати, касается врачей любых специальностей. Если психотерапевт по каким-то причинам не нравится, это значит, что нужно искать другого. Если есть сомнения, идти ли к этому специалисту, то идти к нему не нужно. Адекватный психолог может посоветовать коллегу всегда или с другой специальностью, или другим ценником.

Врач должен уже во время первой встречи рассказать об основных вещах – о том, что такое паническая атака, почему она возникает, рассказать о дыхательных техниках, с помощью которых с атаками можно бороться.

Но врач не сможет выздороветь за тебя. Не помогут и просто лекарства: они могут выполнять роль костылей при неврозе в острой форме, но необходимо и самому приложить усилия, чтобы выздороветь, например, заставлять себя выходить из дома, возвращая себе самостоятельность.

Во время лечения я столкнулась с несколькими проблемами. Например, мне было очень страшно отменять антидепрессанты. Казалось, что достигнутый эффект связан с таблетками, а не с моей собственной работой. Очень важно, чтобы врач объективно оценивал достижения пациента – отмечал улучшения, прогресс. И мой психотерапевт именно так и делал.

Победа над неврозом – личностное достижение, победа над собой. Это удается не каждому: купить машину легче, чем преодолеть себя. Я считаю, что этим можно гордиться и горжусь этим!

Комментарий психолога Милушиной Екатерины: Не смотря на все сложности описанные Дарьей, ее выздоровление шло очень быстро. Даша по-настоящему хотела выздороветь и прилагала к этому титанические усилия, активно участвовала в терапевтическом процессе, выполняла все домашние задания. Уже через короткое время страхи уменьшились, панические атаки прекратились, Даша смогла самостоятельно передвигаться по городу, пойти учиться и даже путешествовать по миру. Сейчас ее жизнь не отличается от жизни людей никогда не сталкивавшихся с паническими атаками. И это – безусловно повод для гордости!

Неврозы невротиков, или о том, как нормальные люди занимаются самообманом

Неврозы появляются, когда мы сталкиваемся с деструктивными противоречивыми или просто очень необычными переживаниями, с которыми наш разум справиться не способен. Эти переживания уходят в бессознательное. Невроз – это способ, которым подавленный в бессознательное «материал» дает о себе знать, когда прорывается за покровы защитных механизмов нашей психики. В быту неврозы – это обычные негативные переживания, которые проявляются в усиленной и навязчивой форме. Невротик – типичный персонаж мыльной оперы, у которого вместо здоровых отношений – любовная истерия, вместо реальных достижений – самоутверждение, а вместо здравомыслия – инфантильная эгоистичность. В общем, невроз – это такое нормальное состояние современного человека.

На фото отцы – психоанализа: Абрахам Брилл, Эрнест Джонс, Шандор Ференци, Зигмунд Фрейд, Стэнли Холл, Карл Юнг

Существует мнение, что психоанализ Зигмунда Фрейда зародился благодаря озарению, которое его настигло во время сеанса гипноза. Этот сеанс проводил учитель Фрейда – Жан Мартин Шарко. Фрейд наблюдал, как загипнотизированному человеку давали команду – после пробуждения от гипноза – раскрыть зонтик. Действие с зонтиком происходило в помещении и потому выглядело особенно бессмысленным. Будучи в здравом уме после завершения гипноза, человек раскрывал зонтик, и когда его спрашивали о причине этого действия, всегда находился «рациональный» ответ. Человек, например, мог сказать, что «с потолка течет», или, что он проверяет работоспособность зонтика. Фрейд понял, что люди периодически совершают действия, не осознавая истинных побуждений для их совершения. При этом все мы находим «рациональное» объяснение таким действиям, в котором сами можем быть искренне уверенны. Этот механизм психологической защиты Фрейд назвал «рационализацией».

Человек априори не способен понять своим умом жизнь, потому что наш ум – лишь малая крупица жизни. Но сам ум при этом может свято верить, что «все понятно» и «никаких чудес не бывает». В этом проявляется механичность ума. Все «непонятные» процессы вытесняются в бессознательное. Задача ума при этом – лишь подобрать подходящее рациональное объяснение – самообман, на который мы купимся. Вроде как: «все понятно – можно успокоиться и двигаться дальше». Человек не способен воспринять чудо, потому что не готов его переварить, потому что чудо может травмировать его психику. Все слишком необычное и непривычное в нашей жизни подменяется рационализирующим объяснением ума. Поэтому наша жизнь такая нормальная, такая серая и привычная. Мы просто не замечаем жизни. Мы не осознаем происходящее. Мы спим в грезах ума, который «знает», и который своим знанием лишает нас истины.

Другой механизм психологической защиты, о котором я говорю чуть ли не в каждой статье – проекция. Суть его заключается в том, что человек – склонен приписывать другим людям, или внешним явлениям то, что происходит в его собственном уме. Например, если у человека плохое настроение, он видит мир мрачным, а если хорошее – то в радужных тонах. Сам мир при этом не меняется, он остается за пределами ума. Меняются – проекции, сквозь которые мы на мир смотрим.

Фрейд и его последователи считали, что человек «рационализирует» и «проецирует» лишь иногда, пребывая в состоянии невроза. Однако по моему субъективному мнению, «нормальный» человек этим занимается практически непрерывно. Мы живем, не замечая жизни. Все, что мы знаем – это наша проекция и рационализация жизни. Мы всеми силами защищаемся от осознания собственного бытия здесь и сейчас. А «рационализации» и «проекции» по Фрейду – это случаи, когда самообман настолько очевиден, что не заметить его уже просто сложно. Когда, видя белое, человек говорит «черное», а глядя на «черное» начинает объяснять это падением курса доллара, механизмы самообмана психологической самозащиты ума раскрывают себя со всей очевидностью.

Смотрите так же:  Гингивит стресс

Неврозы «здоровых» людей

Фрейд считал, что бессознательный «материал» остается бессознательным, потому что мы непрерывно расходуем свою психическую энергию на защиту от этого «материала». Мы тратим силы на блокирование и подавление болезненных впечатлений, вытесняя их в бессознательное. Отсюда берут свои названия соответствующие механизмы психологической защиты: «подавление» и «вытеснение». Когда, по словам Фрейда, вытесненный материал становится доступным для сознания, психическая энергия освобождается, и может быть использована эго для достижения «здоровых» целей. Иными словами, избавляясь от неврозов, мы, ко всему прочему, можем пополнить запасы жизненной энергии, которая доселе растрачивалась на подавление этих неврозов в подсознании. Плюс к этому, устранение «блоков» сознания, и высвобождение неврозов, расширяет сознание и повышает наши интеллектуальные способности. Однако здесь не все так просто.

«Блоки» сознания, или иначе – механизмы психологической защиты – это не какая-то ошибка природы, от которой однозначно необходимо избавляться. Они помогают нам адаптироваться к происходящей жизни. Блоки защищают наше беспомощное эго от безусловной реальности, и помогают «ужиться» с подавленными переживаниями. Их глобальное разрушение – чревато стремительным съездом крыши расколом психики. Однако, как выше уже было отмечено, «плата» за такую «крышу» – остановка в развитии. Психологические «проблемы» – часть нашего взросления. Механизмы психологической защиты, подавляя неудобные для эго переживания, блокируют наше развитие. Блоки сужают сознание и ограничивают восприятие. Вместо наших хранителей, механизмы психической защиты, становятся нашими надзирателями. Как быть?

Имеет смысл работать с теми «блоками», проявление которых беспокоит в текущий момент жизни. То есть нам не стоит стремглав бросаться в пучину подсознания, отвоевывая у него все возможные психические территории, по принципу Наполеона: «главное ввязаться в драку, а там – будет видно…» В такой «драке» слишком легко – лишиться головы. Что-то схожее происходит с людьми во время употребления психотропных препаратов. Сознание под психоделиками хаотично выныривает в мирах за пределами обыденного ума. Это может быть интересно и увлекательно, а может столкнуть с такими пластами бессознательного, от которых человек потом будет шарахаться всю жизнь. Стоит осваивать техники «растворения», используя которые мы не вскрываем хаотично подсознание, но работаем с тем, что уже проявляется в нашей жизни. То, что уже проявлено – это и есть ступень, которую мы прорабатываем. А впереди паровоза – бежать попросту небезопасно. На этом пути мы обретаем терпение, сохраняя понимание: «это – не реальность такая, а временное переживание».

Психоанализ предлагает вытесненный в бессознательное материал сделать доступным для сознания. Через обострение, мы проживаем подавленное переживание и освобождаемся от невроза, высвобождая психическую энергию для дальнейшего роста. И здесь, я смею утверждать – то же самое нам предлагают духовно-эзотерические учения. К примеру, в тантрических учениях продвинутому адепту секты предлагают созерцать боль, которая во время однонаправленного созерцания начинает растворяться. Между сгоранием кармы в индуизме и освобождением от неврозов в психологии можно поставить вполне рациональное равенство. Наше мировоззрение – всего лишь способ рационализировать безусловную реальность. И чем более привычным, правильным и нормальным кажется нам знание, тем ярче в нем проявлен наш рационализирующий самообман.

Это – одна из причин, по которой мне до сих пор не хочется называть себя психологом. Слишком очевидно, что психология, также как и различные духовно-эзотерические учения и прочие науки – просто способ ума очередной раз совершить этот величайший самообман – сделать безусловную запредельную реальность – знакомой и понятной. И progressman.ru в этом смысле – не исключение.

Неврозы Адлера и Хорни

Ученик Фрейда – психолог Альфред Адлер рассматривал неврозы как «стратегию самозащиты эго». В быту невроз выступает как оправдание, или своеобразное «алиби», которое защищает «престиж личности». Так, например, инстинктивные животные влечения обрастают гламурными эффектами и всякими «рациональными» пояснениями. В этом отношении невроз становится способом «взросления» и «развития» невротика. Обратите внимание на кавычки. Вместо реального развития, невротик удовлетворяется показным развитием, когда успех не столько достигается, сколько изображается. И если жизнь тревожит его иллюзии о собственном «величии», невротик переживает невроз. Невротический стиль жизни характеризуют: неуверенность в себе, низкая самооценка, эгоистичные цели, повышенная ранимость, тревога, проблемы в общении и пр. Адлер выделял три основные жизненные «задачи», в которых высвечивается невротический конфликт: работа, дружба и любовь – самые важные и зачастую самые проблематичные сферы жизни. Основные причины невроза по Адлеру идут из нашего детства. Среди них: физические страдания, избалованность, чрезмерная опека, или наоборот – игнорирование и отвержение.

Психолог Карен Хорни считала, что в отличие от здоровых людей, невротик зависит от чужого мнения, от партнера, от своей «скромности», гордыни, власти, престижа, славы, амбиций и др. Зависимость от чужого мнения приводит к тому, что невротик нуждается в положительных оценках и одобрении окружающих. Невротик переоценивает значение отношений, и крайне боится быть брошенным, поэтому иногда склонен избегать отношений вообще. Невротик часто нуждается в защите и покровительстве. Невротик проявляет излишнюю скромность и неуверенность, поэтому страшится открыто выражать свои мысли. При этом невротик нуждается во власти и престиже, чтобы стать объектом восхищения. Невротик боится критики, поэтому избегает совершать ошибки и терпеть неудачи, в результате чего склонен уклоняться от новых начинаний, увязая в зоне комфорта. Как видим, исходя из этих признаков, здоровых людей в нашем обществе практически нет. Как любят говорить психологи: «все мы родом из детства».

Причины невроза кроются в детстве

По сообщениям Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), за последние 65 лет число людей, больных неврозами, выросло в 24 раза.

Наш эксперт – врач-психиатр, кандидат медицинских наук Инна Пархоменко.

Подростковый возраст – одно из самых сложных испытаний в жизни хотя бы потому, что это – первая большая трудность, с которой приходится сталкиваться неопытным юнцам. В это время у молодых людей меняется внешность, идет активный рост, происходит бурная гормональная перестройка, формируется сексуальное влечение, возникает настойчивая необходимость определиться с выбором жизненного пути. Любое из этих обстоятельств в состоянии поколебать психологическое равновесие и привести к неврозу.

Откуда что берется?

Чтобы помочь ребенку с наименьшими потерями пережить трудный возраст, родители должны в этот период быть к нему крайне внимательны, уважительны, снисходительны и терпеливы. Неврозы относятся к обратимым состояниям, поэтому, если не отмахиваться от проблемы, а вовремя придти на помощь, неприятных последствий в будущем можно будет избежать. А если болезнь не лечить более пяти лет, то потом что-то исправить будет очень трудно. В этом случае, как говорят психиатры, больному уготовано «невротическое развитие личности». Поэтому при неврозе родительская любовь – лучшее лекарство. Только не надо путать любовь с гиперопекой – одним из факторов риска для развития этого заболевания. Кстати, о других факторах. Вот они:

● Ошибки в воспитании, которые служат источником психотравмирующих ситуаций. Педагогических огрехов много: чрезмерная опека, завышенные требования к ребенку, излишняя родительская жесткость и авторитарность, игнорирование психологических особенностей и интересов ребенка…

● Нервные и физические перегрузки, отсутствие режима.

● Неблагоприятная психологическая обстановка в семье и школе.

● Особенности личности ребенка (совокупность характера, темперамента, типа высшей нервной деятельности…).

● Биологические причины (церебрально-органическая недостаточность как следствие родовой травмы или черепно-мозговых травм, а также частые инфекционные заболевания, перенесенные в детстве, слабое здоровье в целом).

Найдите отличия

Термин «невроз» появился во второй половине XVIII в. Его впервые употребил шотландский врач У. Келлен в 1776 г. Под этим словом подразумевались разные состояния, но вот уже более полутора веков, как закрепилась единая точка зрения: невроз – это психогенное заболевание, не сопровождающееся органическими повреждениями мозга. Это состояние пограничное между нормой и патологией, поэтому очень важно его отличать от психоза.

Другие статьи

  • Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста Консультация (младшая группа) по теме: консультация для воспитателей. Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста. Консультация для воспитателей. Предварительный просмотр: Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного […]
  • Можно ли отказаться от совершеннолетнего ребенка Можно ли отказаться от совершеннолетнего ребенка Законодательством Российской Федерации не предусмотрено процедуры отказа от ребенка, возможно только лишение родительских прав. Так, согласно ст. 69 СК РФ родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если […]
  • Что входит в обязанности родителей по воспитанию детей Глава 12. Права и обязанности родителей (ст.ст. 61 - 79) Глава 12. Права и обязанности родителей См. Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 20 июля 2011 г. © ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 2019. […]
  • Можно ли ребенку капать ромашку в нос отвар ромашки и нос неделю назад мы заболели к нам приходила врач и сказала 5 раз в день промывать нос пипеткой ромашки, потом отсасывать аспиратором, а потом капать капли сейчас я разговаривала с подругой, она меня отругала, сказала, что нельзя так ни в коем случае, […]
  • Как правильно купать в круге месячного ребенка Как купать ребёнка с кругом на шее С какого месяца купать ребёнка с кругом на шее, как правильно это делать, в какое время? Советы доктора Комаровского и видео инструкция. Водные процедуры – особенное удовольствие для маленького ребенка. Кроме обычного гигиеничного […]
  • Диагностика отклонения в развитии ребёнка определение этапы проведения Ранняя диагностика отклонений в развитии детей Диагностика отклонений в развитии основывается на зна­нии общих и специфических закономерностей психического раз­вития нормально развивающегося ребенка и детей с различны­ми отклонениями в развитии. Диагностика носит […]