Пессимизм и депрессия

Грусть или депрессия?

Депрессия – многие с готовностью ставят себе или окружающим этот диагноз, ассоциируя его с плохим настроением, мрачным характером, печальным выражением лица и даже любовью к меланхоличной музыке. Но все не так просто… Психотерапевт Синтия Любоу помогает понять, в чем различие между медицинским диагнозом и негативными эмоциями.

Печалиться и горевать не обязательно плохо, во многих ситуациях это естественно. Потеря близкого человека, жизненные неудачи, переживания по поводу трагических событий в мире… Грусть может быть и светлой, и горько-сладкой, и даже вдохновляющей. А вот в депрессии нет этих светлых вкраплений – она парализует творческое начало и в худшем случае может привести к инвалидности или суициду.

Диагноз «депрессия» ставится при наличии нескольких (но не обязательно всех сразу) симптомов:

1. Отсутствие интереса к чему-либо, потеря ощущения удовольствия (ангедония).

2. Переедание или отказ от еды.

3. Бессонница или сонливость.

4. Беспокойство или замедленная реакция.

5. Повышенная утомляемость, упадок сил.

6. Ощущение собственной бесполезности и чрезмерной вины.

7. Проблемы с концентрацией внимания, неспособность принимать решения.

8. Мысли о самоубийстве, попытки суицида.

9. Потеря интереса к прежним увлечениям.

10. Пессимизм, ощущение безнадежности, пустоты.

Страдающий депрессией человек не испытывает никаких привычных эмоций

Страдающий депрессией человек часто впадает в оцепенение. Он не грустит – впрочем, и не радуется и не злится. Он вообще не испытывает привычных эмоций. Но повседневные дела не приносят ему чувства удовлетворения, он страдает от внутренней опустошенности.

Как писала Сильвия Платт в книге «Под стеклянным колоколом»: «Я чувствовала себя чем-то вроде беговой лошади в мире, в котором вдруг отменили бега».

Печаль не возникает при алкогольной, наркотической, игровой зависимости, трудоголизме и пищевых расстройствах. Это помогает человеку маскировать внутреннюю проблему и подавлять тоску в зародыше, получая временное облегчение или даже впадая в эйфорию.

Чувство тоски может трансформироваться в другие эмоции, например в раздражительность и гнев. Те, кому комфортнее вместо страха или боли проявлять агрессию, не успевают «загрустить»: их плохое настроение сразу трансформируется в агрессивные импульсы.

Грусть может и перерастать в навязчивые идеи. В этом случае страдающий депрессией постоянно возвращается мыслями к объекту влюбленности, к моменту из прошлого, о котором сожалеет, к банальному «выключен ли дома утюг» и «не забыл ли я закрыть дверь».

Ощущение внутреннего дискомфорта месяц за месяцем – это весомый повод обратиться к специалисту

Печальные переживания могут вызывать разные психосоматические состояния: мигрень, проблемы с пищеварением, боли в спине. С депрессией ситуация противоположная: рассеянный склероз, дисфункция щитовидной железы, опухоли или повреждения головного мозга, воспалительные процессы сами могут стать источником депрессии.

Когда мы переживаем потерю близкого человека, погружаясь в пучину горя, в нашем темном царстве иногда маячит лучик света. О пациентах с депрессией такое можно сказать редко.

Когда тот, кто испытывает печаль, жалуется, ему становится легче. При депрессии слезы и жалобы не приносят облегчения. Печаль не вызывает негативных мыслей, в том числе о самоубийстве, не приводит к искажениям восприятия и отрыву от реальности и не препятствует проявлению других эмоций. При депрессии же наша эмоциональная гамма становится блеклой, монохромной.

Большинство людей, страдающих депрессией, подозревают, что с ними не все в порядке. Догадываются об этом и окружающие. Депрессию невозможно утаить. Неважно, подпадает ли ваше состояние в точности под официальное описание болезни: ощущение внутреннего дискомфорта месяц за месяцем – это повод обратиться к специалисту.

Источник: Good Therapy.

Синтия Любоу (Cynthia W. Lubow) – психотерапевт, специалист по лечению депрессии, автор книги «Порвать с тоской: Секреты борьбы с депрессией от психотерапевта» («Ending the Blues: A Psychotherapist’s Secrets to Living Depression-Free», 2010).

6 тревожных звоночков депрессии, которые не стоит игнорировать

Журналист Джоан Рэймонд о «ментальной жвачке», резких скачках веса, снижении концентрации и других возможных признаках депрессии, которые важно вовремя заметить.

Кто кого: как обуздать неконтролируемый стресс

«Я в шоке! У меня депрессия… Жизнь – сплошной стресс!» За последние годы многие медицинские термины перекочевали в повседневный лексикон, растеряв при этом часть своего значения.

Оптимизм vs. пессимизм: о чём говорят психологические исследования?

Оптимизм или пессимизм, депрессивный реализм или розовые очки, объективность или гибкое мышление? Публикуем перевод статьи из журнала The New Yorker, в которой обозреватель Мария Конникова рассказывает, что многолетние психологические исследования говорят о плюсах и минусах пессимизма, как депрессия помогает нам избавиться от иллюзии контроля, к которой мы все склонны, и почему, несмотря на всё это, позитивная жизненная установка даёт нам гораздо больше, чем объективный взгляд на вещи.

Как сформулировал Амброз Бирс в своем «Словаре дьявола», циник — это «негодяй, ошибочный взгляд которого видит вещи такими, какие они есть, а не такими, какими они должны быть». Через век после смерти Бирса наука согласилась с ним. Цинизм — во всех его ипостасях — заставляет нас смотреть на мир реалистичнее, хотя такой взгляд может обернуться для нас высокой ценой.

Явление, известное психологам как «депрессивный реализм», впервые было открыто Лореном Эллой (Lauren Alloy) и Лином Абрамсоном (Lyn Abramson), психологами из Северо-Западного университета и Университета штата Нью-Йорк в Стони Брук, изучавшими иллюзию контроля: ситуации, в которых людям казалось, что они контролируют нечто, когда ничего от них не зависело.

В 1979 году они сформировали две экспериментальные группы: в одну вошли студенты из колледжей, подверженные депрессии, в другую попали студенты без признаков депрессии (1). Перед ними поставили задачу — оценить, насколько они могут влиять на свет, который либо будет включаться, либо нет, когда они нажмут на кнопку. На самом деле, не было точного соответствия между действием испытуемых и появлением света. Свет включался то тогда, когда участник нажимал на кнопку, то тогда, когда он этого не делал. От эксперимента к эксперименту варьировалась лишь частота, с которой действие совпадало с результатом. Учёные обнаружили, что депрессивным людям намного лучше удавалось определять те случаи, когда они не владели контролем над ситуацией, в то время как недепрессивные студенты были склонны переоценивать степень своего влияния на появление света.

Разница стала еще более интересной, когда Эллой и Абрамсон добавили деньги в эксперимент. В некоторых случаях действия студентов были связаны с проигрышем. Участники начинали с пятью долларами и постепенно теряли деньги, так как свет не реагировал на их действия (по 25 центов за каждую неудачную попытку). В других случаях появление света приносило финансовую выгоду: участники начинали с нуля, но получали двадцать пять центов каждый раз, когда зажигался свет. В конце концов, каждый человек выбывал, когда либо проигрывал 5 долларов (в первой ситуации), либо выигрывал эти деньги (во второй ситуации).

Когда психологи спросили участников, насколько они контролировали ситуацию в течение всего эксперимента, те, у кого не было депрессии, считали, что они имеют большее влияние на свет, чем это было на самом деле, — но только в ситуациях выигрыша. Когда эти участники теряли деньги, по их оценкам, они контролировали происходящее меньше, чем это было действительно.

Депрессивные участники, наоборот, были гораздо более точны в своих суждениях относительно этих ситуаций. Таким образом, Эллой и Абрамсон предположили, что депрессия предотвращает появление необоснованной иллюзии контроля, когда кто-то выигрывает, и обеспечивает чувство ответственности, когда кто-то проигрывает. Исследования, которые проводились после экспериментов Эллоя и Абрамсона, также показали, что депрессивный реализм может быть результатом общего пессимизма и — да — цинизма (2, 3).

К 1992 году Эллой и Абрамсон смогли воспроизвести первоначально полученные результаты в многочисленных контекстах и продолжили логику исследований (4). Как утверждают ученые, дело не только в том, что депрессивные люди оказываются более реалистичны в своих суждениях, но и в том, что иллюзия контроля, распространенная среди участников без депрессии, скорее всего, защищала их от появления этой депрессии. Другими словами, взгляд на мир сквозь розовые очки, независимо от того, насколько он обоснован, позволял людям поддерживать здоровое психическое состояние.

Депрессия ведёт к объективности. Отсутствие объективности приводит к более здоровому самочувствию, большей адаптивности и более гибкому мышлению. Мета-анализ, проведённый в 2004-м году Абрамсоном и его коллегами из Университета штата Висконсин в Мэдисоне, подтвердил, что склонность к позитивности («позитивное искажение») не зависит от возраста или национальности (5). Они пришли к выводу, что найденный и открытый эффект «может представлять собой на сегодняшний день один из самых крупных эффектов, демонстрируемых в психологических исследованиях познания».

Почему это так? Как выясняется, то, как мы объясняем мир, может иметь весьма реальное влияние на наше физическое и эмоциональное самочувствие — как положительное, так и отрицательное. Это явление психолог из Гарвардского университета Дэниэл Гилберт (Daniel Gilbert) назвал «психологической иммунной системой», которое представляет собой обратную связь между тем, как мы думаем и как чувствуем себя. Если мы мыслим более оптимистично, мы склонны чувствовать себя лучше, что в свою очередь заставляет нас мыслить более оптимистично.

Представление о том, что взгляд на жизнь связан с нашим благополучием, не ново. В шестидесятые годы в университете штата Коннектикут психолог Джулиан Роттер (Julian Rotter) предположила, что мы можем видеть/воспринимать внешние события одним из двух способов: либо мы полагаем, что контролируем их, либо предпочитаем думать, что они стали результатом влияния обстоятельств. Она обнаружила, что успешные люди, как правило, воспроизводят одни и те же модели поведения. Они воспринимают успехи как результат своих действий и не берут в расчет негативные результаты.

Читайте также: Наполовину пуст или наполовину полон? Развитие оптимизма как залог будущего успеха

Десять лет спустя психологи Бобби Файбель (Bobbi Fibel) и У. Дэниел Хейл (W. Daniel Hale) обнаружили, что эффект имеет ещё большие последствия: когда вы думаете, что способны сделать что-то хорошо (склад ума, который ученые назвали «общей установкой на успех») — вы, скорее всего, сможете избежать негативных жизненных сценариев (6). Не имеет значения, контролируете вы ситуацию или нет, играет роль лишь ваше убеждение в том, что с вами могут произойти только положительные вещи. Конечно, оптимистичные люди не застрахованы от удара молнии и их до сих пор может переехать автомобиль, а переизбыток оптимизма может привести к крайне негативным последствиям, связанным с самоуверенностью, — от неправильных финансовых решений до катастрофических политических промахов. Но, как обнаружили Файбель и Хейл, положительные ожидания, как правило, приводит к положительным результатам.

Совсем недавно психологи Майкл Шейер (Michael Scheier) и Чарльз Карвер (Charles Carver) пошли ещё дальше в своих исследованиях: они предположили, что позитивный эффект не может быть следствием лишь контроля и ожиданий (7). Вместо этого они предположили, что имеет значение ваш общий взгляд на жизнь, или, как они это назвали, ваша «жизненная ориентация». Их тест на определение жизненной установки (Life Orientation Test, или LOT) измеряет, как человек реагирует на ряд заявлений, которые варьируются от «Едва ли стоит ждать, что всё пойдет так, как я хочу» до «В смутные времена я обычно рассчитываю на лучшее».

Положительные ответы связаны с общим успехом, а отрицательные связаны с депрессией и чувством беспомощности. В обзоре позитивного влияния на здоровье оптимистичного взгляда на жизнь, психологи обнаружили, что более положительный прогноз, даже если он был ошибочным, связан с лучшей способностью справляться со стрессовыми ситуациями. Более того, он препятствует развитию депрессии: изучение состояния женщин, наблюдавшихся на протяжении последнего триместра беременности и в течение первых трех недель после того, как они родили, показало, что начальный уровень оптимизма предсказывал низкую вероятность послеродовой депрессии. Кроме того, студенты, показавшие в ряде психологических оценок высокий уровень оптимизма во время первых дней пребывания в учебном заведении, через три месяца показывали лучшие учебные результаты и были более успешными.

Смотрите так же:  Лечение невроза навязчивостей

Но обнаруженные эффекты могут выходить за психологические рамки. Мужчины, более оптимистично настроенные до того, как им сделали операцию по шунтированию коронарной артерии, были меньше подвержены сердечным приступам во время операции и восстанавливались быстрее после этого.

В новом обзоре (1) Карвер и Шейер еще больше расширили свои первоначальные выводы, чтобы показать, что увеличение оптимизма — с учетом иных факторов — также приводит к более успешной карьере, защищает от одиночества в конце жизни, укрепляет брачные и дружеские связи, снижает риск развития сердечно-сосудистых заболеваний и уровень смертности у женщин, предохраняет от инсультов, снижает потребность в повторной госпитализации после операции, а также улучшает качество сна у детей. Во всех случаях оптимизм служит экраном, который позволяет нам видеть жизнь в свете, обеспечивающем наше умственное и физическое благополучие.

Углубляемся: Жизнестойкость: от чего она зависит и как её развить

Как говорит Даниэль Гилберт (8), всё возвращается к ожиданиям. Когда мы ожидаем, что справимся с чем-то, мы двигаемся дальше. Когда мы смотрим вниз, мы перестаём сопротивляться. Депрессивные реалисты и циники ставят перед собой более низкую планку, когда что-то начинают, а затем сдаются, когда обнаруживают, что они безнадежно отстают. Как говорил Пуху знакомый каждому пессимист Иа в произведении А.А. Милна, «мы все не можем, а некоторые из нас не хотят. Вот, собственно, и всё». Иа не находит свой хвост или дом — да много чего. На самом деле, его ожидания настолько низки, что, кажется, не стоят даже усилий. Негативный взгляд сам себя определяет: вы установили более низкие ожидания, сделали меньше, достигли меньше и получили негативный опыт, который, в свою очередь, соответствует вашему первоначальному негативному отношению.

Безусловно, неоправданный оптимизм тоже может дорого нам стоить. Это бессмысленный оптимизм Тигры, который обнаруживает себя застрявшим на дереве и поедающим чертополох. Оптимизм Тигры, постоянно попадающего во всякие неприятности. Когда мы чрезмерно самоуверенны и думаем, что контролируем ситуацию, мы можем обнаружить, что провели сами себя, пытаясь решить безнадежные задачи.

Оптимизм и пессимизм требуют баланса. Если вы установите планку слишком высоко, последствия могут оказаться столь же опасными. Если стремиться к олимпийской медали в фигурном катании, когда вы едва можете выполнить двойной аксель, то едва ли удастся избежать разочарования.

Тем не менее, кажется, гораздо полезнее думать, как Тигра, чем как Иа. По крайней мере, об этом нам говорит исследование.

По материалам статьи Марии Конниковой «Don’t Worry, Be Happy», опубликованной в журнале The New Yorker.

Обложка: Пабло Пикассо, «В Лапен Ажиль» (1905 г.).

Ссылки на исследования

1. Alloy LB, Abramson LY. «Judgment of contingency in depressed and nondepressed students: sadder but wiser?»/ J Exp Psychol Gen. 1979 Dec;108(4):441-85.

2. Carver C.S., Scheier M. F. «Dispositional optimism»/Trends in Cognitive Sciences,Volume 18, Issue 6, p293–299, June 2014; DOI: http://dx.doi.org/10.1016/j.tics.2014.02.003.

3. Neuvonen E., Rusanen M. «Late-life cynical distrust, risk of incident dementia, and mortality in a population-based cohort»/Neurology, May 28, 2014$ doi: http://dx.doi.org/10.1212/WNL.0000000000000528.

4. Alloy L.B., Clements C. M. «Illusion of control: invulnerability to negative affect and depressive symptoms after laboratory and natural stressors»/J Abnorm Psychol. 1992 May;101(2):234-45.

5. Mezulis A.H., Abramson L.Y., Hyde J.S., Hankin B.L. «Is there a universal positivity bias in attributions? A meta-analytic review of individual, developmental, and cultural differences in the self-serving attributional bias»/Psychol Bull. 2004 Sep;130(5):711-47.

6. Fibel B.; Hale W. D. «The Generalized Expectancy for Success Scale: A new measure»/Journal of Consulting and Clinical Psychology, Vol 46(5), Oct 1978, 924-931.

7. Scheier M.F, Carver C.S. «Optimism, coping, and health: assessment and implications of generalized outcome expectancies»/Health Psychol. 1985;4(3):219-47.

8. Sarit G. A.; Daniel G.T.; Timothy W. D. «Anticipating one’s troubles: The costs and benefits of negative expectations»/Emotion, Vol 9(2), Apr 2009, 277-281. http://dx.doi.org/10.1037/a0014716.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

«Предельный пессимизм» (о депрессии)

«Находясь в пессимистическом, грустном настроении, мы как бы подвергаемся в слабой форме распространенному душевному расстройству — депрессии. Депрессия — это усугубленный пессимизм, и, чтобы понять пессимизм, достаточно тонкое явление, может оказаться полезным понаблюдать его гипертрофированную, преувеличенную форму. Примерно этим приемом пользуется популяризатор Дэвид Маколей, чтобы объяснить нам, как работают мелкие бытовые приборы. Так, в одной из своих книжек-бестселлеров, чтобы объяснить работу наручных часов, он пользуется изображением их механизма в таком большом масштабе, что можно как бы прогуливаться внутри, среди легко различимых деталей. Аналогичным образом изучение депрессии может высветить проблемы пессимизма. Депрессия заслуживает изучения и сама по себе, но может также открыть многое тем, кто интересуется душевным состоянием, которое мы называем пессимизмом.

Почти все мы впадали в депрессию и знаем, как она отравляет жизнь. Для некоторых людей она — явление достаточно редкое, которое случается только, если прахом идут все наши надежды. Для многих из нас она более знакома, и мы сталкиваемся с ней при каждом поражении. Еще для одной группы она — постоянная спутница, которая способна отравить радость даже самых светлых минут, а уж намеки на грусть обратить в черную тоску.

До недавнего времени депрессия была загадкой. Кто входит в группу наибольшего риска, откуда она приходит, как заставить ее отступить — кругом одни загадки. Сегодня благодаря четвертьвековым интенсивным исследованиям сотен ученых-психологов и психиатров всего мира характер ответов на эти вопросы известен.

Депрессия бывает трех видов. Первый вид — так называемая нормальная депрессия, с которой хорошо знаком любой из нас. Ее источник — боль и потери, являющиеся неизбежным спутником человека разумного, существа, способного думать о будущем. Мы можем не получить работы, к которой стремились. Курс наших акций может упасть. Нас могут отвергнуть те, кого мы любим. Наши супруги могут умереть. Мы плохо читаем лекции и пишем плохие книги. Мы стареем. Когда такое происходит, за этим следует нечто обычное и предсказуемое. Мы погружаемся в печаль и беспомощность. Мы становимся пассивными и сонными. Мы проникаемся убеждением, что будущее мрачно и не в нашей власти сделать его светлее. Мы плохо справляемся с работой и часто на ней не появляемся. Мы утрачиваем интерес к делам, которые раньше доставляли нам удовольствие, а также к пище, обществу, сексу. Мы не можем спать.

Но через некоторое время благодаря одной из необъяснимых милостей природы мы начинаем поправляться. Нормальная депрессия — вещь очень распространенная, как простуда. По моим наблюдениям около 25 процентов из нас в любой момент находятся в состоянии нормальной депрессии, по крайней мере, в слабой форме.

Два других вида депрессии называют депрессивными расстройствами: однополюсной и двухполюсной депрессией. Они обеспечивают постоянной работой клинических психологов и психиатров. Разница между ними определяется наличием или отсутствием мании. Мания — это психологическое состояние с набором симптомов, которые внешне выглядят, как противоположность депрессии: беспричинная эйфория, болтливость, хаотические движения, гипертрофированная самооценка.

Двухполюсная депрессия всегда включает маниакальные эпизоды; ее также называют маниакальной депрессией (один полюс — мания, другой — депрессия). В однополярной депрессии маниакальных эпизодов никогда не бывает. Другое различие между ними состоит в том, что склонность к двухполюсной депрессии чаще передается по наследству. Так, если двухполюсная депрессия обнаружена у одного из однояйцевых близнецов, то вероятность обнаружения ее у второго составляет 72 %. В случае разнояйцевых близнецов она составляет всего 14 %. Из этого сравнения отчетливо видно, какую роль при этом играет наследственный фактор, а какую — одновременное и идентичное воспитание в одних условиях, одними родителями; с точки зрения генетической, разнояйцевые близнецы не более близки, чем обычные братья и сестры. На двухполюсную депрессию сильное влияние оказывает применение «чудо-лекарства» — карбоната лития. Более чем в 80 % случаев двухполюсной депрессии карбонат лития существенно ослабляет маниакальную компоненту и в меньшей степени — депрессию. В отличие от нормальной и однополюсной депрессии, маниакальная депрессия — это болезнь, справедливо расцениваемая как телесное расстройство и поддающаяся медикаментозному лечению.

Встает вопрос, существует ли взаимосвязь между однополюсной депрессией, которая официально признана заболеванием, и нормальной депрессией. По моему мнению, это одно и то же, и разница состоит лишь в количестве симптомов и их тяжести. Одному человеку могут поставить диагноз «однополюсная депрессия», своего рода клеймо «болен», другого же, страдающего от острых симптомов нормальной депрессии, могут больным не считать. Разница между этими двумя людьми незначительна. Диагноз может зависеть от того, насколько охотно они обращаются к терапевту, распространяется ли медицинское страхование на однополюсную депрессию, а также насколько спокойно пациент воспринимает то, что его считают больным.

Моя точка зрения в корне отличается от преобладающего среди врачей мнения, что однополюсная депрессия — это болезнь, а нормальная депрессия есть преходящая деморализация, не представляющая клинического интереса. Эта точка зрения преобладает, хотя не существует абсолютно никакого доказательства, что однополюсная депрессия не есть более тяжелая форма нормальной депрессии. Никто не доказал, что между ними существует качественное различие — как, скажем, между карликами и нормальными, но низкорослыми людьми.

По-моему, решающим является аргумент, что нормальная и однополюсная депрессии распознаются совершенно одинаковым образом. Для обеих характерны те же четыре вида отрицательных изменений: в мыслительной деятельности, настроении, поведении и физических реакциях.

Вспоминаю одну из своих студенток. Назовем ее Софи. Она поступила в Пенсильванский университет с отличными школьными оценками. Она была лидером своего класса, его знаменем, предметом всеобщего обожания. Ей все легко давалось — и высокие оценки, и мальчики, которые боролись за ее внимание. Она была единственным ребенком у родителей, которые любили ее до безумия. Для родителей, специалистов высокого уровня, ее успехи были их собственными успехами, ее неудачи были равноценны их собственному провалу. Друзья прозвали ее «золотой девочкой».

Впервые я встретил ее в терапевтическом отделении на младшем курсе. Она уже не была золотой девочкой. Ее личная жизнь и учеба превратились в кошмар, она была в очень тяжелой депрессии. Как большинство, она обратилась за помощью не после первой же душевной травмы, а лишь после серии неприятностей, которые следовали друг за другом в течение нескольких месяцев. По ее словам, она чувствовала себя опустошенной, бесталанной, непривлекательной, неудачницей. Занятия были безнадежно скучными, вся система обучения была направлена на подавление ее творческих способностей, а ее феминистская деятельность — бессмысленный обман. В последнюю экзаменационную сессию она получила две неудовлетворительные оценки. У нее не было сил взяться за какой-либо из проектов. Садясь за домашнее задание, она не могла решить, какой из завалов следует разгребать в первую очередь. Посмотрев с четверть часа на кучу бумаг, она в отчаянье шла смотреть телевизор. Она жила с исключенным из университета парнем, чувствовала, что в сексе ее эксплуатируют, да и вообще интимная жизнь, приводившая ее ранее в экстаз, ей теперь почти опротивела. Ее профилирующей дисциплиной была философия, и она особенно увлекалась экзистенциализмом. Из него она восприняла доктрину абсурдности жизни, и это тоже повергло ее в отчаянье. Я напомнил ей, что она была способной студенткой и привлекательной женщиной, и она разрыдалась. «Я и вас одурачила», — услышал я сквозь всхлипывания.

Смотрите так же:  Как влияет стресс на простату

Как я уже говорил, одним из четырех признаков депрессии являются отрицательные изменения в мышлении. Ваше мышление меняется, когда вы впадаете в депрессию. В депрессии у вас формируется суровое отношение к себе, окружающему миру и будущему. Будущее Софи рисовалось ей безнадежным, и она это объясняла своей бесталанностью.

Если вы находитесь в состоянии депрессии, небольшие препятствия представляются вам непреодолимыми барьерами. Вам кажется, что все, к чему вы прикасаетесь, рассыпается в прах. У вас возникает бесконечный ряд причин, согласно которым любой из ваших успехов является на самом деле поражением. Стопка бумаг на столе Софи представлялась ей горой.

У Аарона Бека, одного из лучших в мире психотерапевтов, был пациент, который, находясь в глубокой депрессии, сумел оклеить кухню обоями, однако считал это достижение неудачей.

Терапевт: Так почему вы считаете вашу работу по оклейке кухни несовершенной?
Пациент: Потому, что цветочки на обоях не совпадают.
Терапевт: Вы работу выполнили полностью?
Пациент: Да.
Терапевт: Это ваша кухня?
Пациент: Нет, я помогал соседу.
Терапевт: Он выполнил большую часть работы?
Пациент: Нет, на самом деле почти все сделал я. Он раньше никогда не имел дела с обоями.
Терапевт: Еще что-нибудь не получилось? Вы клей не проливали? Может быть, много обоев испортили? Оставили все в беспорядке?
Пациент: Да нет, только цветочки неровно получились.
Терапевт: Ну, и насколько они не совпали?
Пациент (держа пальцы на расстоянии примерно в три миллиметра): Примерно вот столько.
Терапевт: На каждом куске?
Пациент: Нет. на двух или трех.
Терапевт: Из скольких?
Пациент: Из двадцати — двадцати пяти.
Терапевт: Кто-нибудь еще заметил этот дефект?
Пациент: Нет. Сосед вообще считает, что получилось потрясающе.
Терапевт: А этот дефект видно, если отойти и посмотреть на стену целиком?
Пациент: В общем, нет.

В итоге пациент считал хорошо сделанную работу неудачной, потому что, по его мнению, он просто не мог ничего сделать, как полагается.

Пессимистический стиль объяснения лежит в основе депрессивнного мышления. Негативные представления о будущем, о себе и о мире происходят от того, что человек считает причины плохих событий постоянными, широко распространенными и личными, а причины хороших событий — противоположными.

Например, моя студентка Софи, находясь в состоянии депрессии, обвиняла в своих бедах свою бесталанность, непривлекательность и вообще бессмысленность существования. Человек, который клеил обои, считал, что небольшое несовпадение рисунка характеризует его как полное ничтожество.

Второй способ распознать как однополюсную, так и нормальную депрессию — это отрицательные перемены в настроении. Находясь в депрессии, вы чувствуете себя ужасно: грусть, упадок духа, пучина отчаяния. Вы либо плачете не переставая, либо у вас может вовсе не быть слез; в свои самые тяжелые дни Софи до обеда лежала в постели, всхлипывая.

Жизнь становится угрюмой. Люди теряют вкус к тому, что раньше доставляло радость. Шутки перестают быть смешными и превращаются в невыносимо ироничные.

Депрессивное настроение обычно меняется в течение суток. Как правило, оно хуже всего при пробуждении. Мысли о ваших былых поражениях и о потерях, которые наверняка принесет новый день, могут овладеть вами, пока вы не встали с постели. Пока вы лежите, настроение закрывает вас, подобно липкому покрывалу. После того, как вы встанете, настроение начнет улучшаться вплоть до того момента, как вы приблизитесь к наинизшей точке своего суточного цикла отдыха и активности; обычно она лежит где-то в интервале между тремя и шестью часами пополудни. Чаще всего наименее подавленное настроение бывает вечером; хуже всего бывает с трех до пяти утра (если вы не спите).

Грусть не является единственной отличительной чертой депрессивного настроения; часто присутствуют беспокойство и раздражительность. Но когда депрессия становится очень интенсивной, беспокойство и враждебность сменяются молчанием и оцепенением.

Третий симптом депрессии связан с поведением. В состоянии депрессии люди могут вести себя в соответствии с тремя моделями: пассивность, нерешительность и стремление к самоубийству. Часто они не могут взяться ни за какие дела, кроме самых обычных, да и те легко бросают, если что-то не получается. Писатель не может подобрать первое слово; начав, может легко бросить (например, если моргнул экран компьютера) и не возвращаться к работе целый месяц.

В депрессии людям очень тяжело дается выбор. Скажем, студент, находящийся в депрессии, заказывает по телефону пиццу, но когда его спрашивают, с соусом или без, тупо смотрит на телефонную трубку. После пятнадцати секунд молчания он ее вешает. Софи никак не могла взяться за домашние задания; она даже не могла решить, с какого предмета начать.

Многие люди в депрессии думают о самоубийстве и пытаются его совершить. При этом обычно они руководствуются следующими двумя мотивами (либо одним из них). Первый мотив — остановиться; перспектива жить дальше так же кажется невыносимой, и люди хотят перестать жить. Другой мотив — манипулирование. Люди хотят вернуть любовь, или отомстить, или сказать последнее слово в споре.

И, наконец, последний симптом депрессии связан с физическим состоянием. Депрессия часто сопровождается нежелательными физическими симптомами; чем тяжелее депрессия, тем больше симптомов. Пропадает аппетит, вы не можете есть. Не можете заниматься любовью. Софи обнаружила, что секс, некогда венчавший ее отношения с другом, стал ей отвратителен. Страдает и сон; вы просыпаетесь необычно рано, беспокойно мечетесь и ворочаетесь, безуспешно пытаясь снова уснуть. Наконец звенит будильник, и вы начинаете новый день не только подавленным, но и физически изнуренным.

Эти четыре симптома (негативные перемены в мышлении, настроении, поведении и физических реакциях) свидетельствуют о наличии депрессии, однополюсной или нормальной. Чтобы считать, что вы впали в депрессию, не обязательно, чтобы присутствовали все четыре; не обязательно, чтобы наблюдался какой-то конкретный из них. Однако чем больше у вас симптомов и чем интенсивнее каждый из них, тем больше вероятность того, что ваша проблема — депрессия».

Фрустрация, пессимизм и депрессия – все нам нипочем!

Вам знакомо состояние, когда все не ладится, идет не так, как хотелось бы, настроения нет, а лишь сплошная апатия? Сталкивались ли Вы с ощущением безысходности и безнадежности? Говорят ли Вам о чем-то такие понятия как «фрустрация», «пессимизм» и «депрессия»? Разберем-ка их детальнее.

Фрустрация — психическое состояние, возникающее в ситуации разочарования, неосуществления какой-либо значимой для человека цели, потребности. Проявляется в гнетущем напряжении, тревожности, чувстве безысходности и отчаяния.

Возникает в ситуации, которая воспринимается личностью как неотвратимая угроза достижению значимой для неё цели, реализации той или иной её потребности. Сила фрустрации зависит как от степени значимости блокируемого действия, так и от близости его к намеченной цели.

Как и разочарование, фрустрация говорит об отсутствии некоего ожидаемого и желанного результата. Разница лишь в том, что в состоянии фрустрации люди всё ещё продолжают борьбу за получение желаемого, даже если точно не знают, что нужно сделать для достижения успеха.

Реакцией на состояние фрустрации могут быть следующие основные типы «замещающих» действий: «уход» от реальной ситуации в область фантазий, грёз, мечтаний, то есть переход к действию в своеобразном «магическом» мире; возникновение внутренней тенденции к агрессивности, которая либо задерживается, проступая в виде раздражительности, либо открыто прорывается в виде гнева; общий «регресс» поведения, то есть переход к более лёгким и примитивным способам действия, частая смена занятий и др.

В качестве последствия фрустрации нередко наблюдается остаточная неуверенность в себе, а также фиксация применявшихся в ситуации фрустрации способов действия. Часто фрустрация бывает одним из источников неврозов. Особое значение (прежде всего, с точки зрения прикладных задач) приобретает в современной психологии проблема «выносливости» (стойкости) человека в отношении фрустрации.

Обычно выделяют следующие виды фрустрационного поведения:

• двигательное возбуждение — бесцельные и неупорядоченные реакции;
• апатия;
• агрессия и деструкция;
• стереотипия — тенденция к слепому повторению фиксированного поведения;
• регрессия, которая понимается либо «как обращение к поведенческим моделям, доминировавшим в более ранние периоды жизни индивида», либо как «примитивизация» поведения или падение «качества исполнения».

Пессимизм — один из двух основных видов восприятия мира, выражающий негативное, подозрительное, недоверчивое отношение к нему; противостоит оптимизму. В обыденном понимании — подавленное настроение, склонность видеть и подчеркивать отрицательные стороны действительности, ощущение безысходности и бесцельности жизни, слишком

Депрессия — это психическое расстройство, характеризующееся депрессивной триадой: снижением настроения, утратой способности переживать радость, нарушениями мышления (негативные суждения, пессимистический взгляд на происходящее и т. д.) и двигательной заторможенностью. При депрессии снижена самооценка, наблюдается потеря интереса к жизни и привычной деятельности.

При длительном течении времени (свыше четырех-шести месяцев) депрессия рассматривается как психическое заболевание. Депрессия хорошо поддаётся лечению, более чем в 80% случаев наступает полное выздоровление, тем не менее, в настоящее время именно депрессия — наиболее распространённое психическое расстройство. Ею страдает 10% населения в возрасте старше 40 лет. Из них 2/3 — женщины. Среди лиц старше 65 лет депрессия встречается в три раза чаще. В некоторых случаях человек, страдающий депрессией, начинает злоупотреблять алкоголем (или иными препаратами, воздействующими на ЦНС), уходит «с головой» в работу.

Тяжелой депрессией страдало много известных и знаменитых людей, в т. ч. композиторы Бетховен (депрессия скорее всего была вызвана прогрессирующей глухотой) и Моцарт, художник Винсент ван Гог (в состоянии депрессии отрезал себе ухо, а позже лишил себя жизни), поэты Джон Китс и Сильвия Платт, музыканты Курт Кобейн, Сид Вишез, Йен Кёртис. Речь не только о людях искусства — «непоколебимый» Уинстон Черчилль тоже не избежал этой участи.

Причины депрессивного состояния

Депрессия может быть результатом драматических переживаний, например потери близкого человека, работы, общественного положения. В таких случаях речь идет о реактивной депрессии. Если ее причины недостаточно очевидны, то такая депрессия называется эндогенной. Она связана с нарушениями уровня нейротрансмиттеров — веществ, близких к гормонам и выполняющих многочисленные существенные функции в мозгу. Наиболее важную роль отводят серотонину, влияющему на сознание и настроение, норадреналину и дофамину.

Депрессия бывает также результатом побочного действия некоторых лекарств (например, средств бета-адреналиновой группы, нейролептиков либо гормональных препаратов), проявляется как симптом соматических заболеваний (например, болезни Альцгеймера), новообразований, атеросклероза артерий головного мозга, черепномозговой травмы, гормональных нарушений, а также обычного гриппа.

Считается, что при биполярном аффективном расстройстве в организме появляются излишки натрия (которые выводят, назначая больному соли лития).

Склонность к депрессии бывает обусловлена генетически. Вероятно, острые депрессивные состояния возникают под влиянием составной части гена, ответственного за образование белка, транспортирующего серотонин.

Согласно некоторым теориям, депрессия иногда возникает при чрезмерной нагрузке мозга в результате стресса, в основе которого могут лежать как физиологические, так и психосоциальные факторы.

Смотрите так же:  Клаустрофобия екатеринбург чекистов 5

При наличии депрессии должны присутствовать два основных симптома и не менее трех дополнительных. Основные симптомы:

• Подавленное настроение, не зависящее от обстоятельств, в течение длительного времени (от двух недель и более);
• Ангедония — потеря интереса или удовольствия от ранее приятной деятельности;
• Выраженная утомляемость, «упадок сил»,характеризующиеся стабильностью данного состояния(например,в течение месяца).

Дополнительные симптомы:
• Пессимизм;
• Чувство вины, бесполезности, тревоги и (или) страха;
• Заниженная самооценка;
• Неспособность концентрироваться и принимать решения;
• Мысли о смерти и (или) самоубийстве;
• Нестабильный аппетит, отмеченное снижение или прибавление в весе;
• Нарушенный сон, присутствие бессонницы или пересыпания;
• Ощущение жжения в груди или другие соматические симптомы (см. дистимия).

Депрессия у детей встречается реже, чем у взрослых. Симптомы у детей таковы:
• Потеря аппетита;
• Проблемы со сном (кошмары);
• Проблемы с оценками в школе, которых до этого не наблюдалось;
• Проблемы с характером: отдаление, надутость и/или агрессивность.
У подростков одним из индикаторов также может стать использование наркотиков или алкоголя.

«Пессимизм, апатия, депрессия, фрустрация…»

Асель ОМИРБЕК – «Национальное единство в Казахстане: кто и почему его «заморозил»?» — Патриотические лозунги о единстве и братстве проживающих в Казахстане народов все больше обесцениваются. Нет, они звучат все с той же настойчивостью, но уже не способны достичь цели. Изменения, происходящие в нашем обществе, не позволяют им достучаться до умов и сердец многих казахстанцев, погрязших в выяснении отношений и сведении счетов. Казалось бы, в такой ситуации государственные институты должны экстренно ставить подпорки под разваливающийся фундамент, чтобы не допустить его окончательного разрушения. Но, как выясняется, делать это попросту некому. Ответственный за сохранение межэтнического согласия в стране госорган – Министерство общественного развития (МОР) – похоже, самоустранился от этой задачи, сконцентрировавшись на других направлениях…

Обеспечение внутриполитической стабильности, межконфессионального и межэтнического согласия является одной из основных задач министерства. Так гласит утвержденное постановлением правительства РК положение, регламентирующее его деятельность. Но на практике получается не совсем то, что ожидалось. Входящий в состав министерства комитет общественного согласия, на который возложена ответственность за это направление, «ловить мышей» отказывается и, очевидно (судя по мнениям, высказываемым в социальных сетях), доверием у населения не пользуется. Если называть вещи своими именами, то его деятельность, по сути, парализована. И произошло это задолго до злополучных событий, вызванных задержанием по подозрению в получении взятки Кайсара Джанаханова, который и возглавлял комитет.

Напрашивается вопрос: на что рассчитывает команда Дархана КАЛЕТАЕВА, игнорируя, по сути, одно из самых важных направлений, которым она должна заниматься? На то, что пронесет? На то, что в случае, когда Рубикон общественного согласия будет перейден, а тонкие грани толерантности порваны, можно будет прикрыться Кораном или Библией? Или, может, на то, что благодаря своим особым качествам (а министр, судя по комментариям, довольно высокого мнения даже о тех своих «помощниках», которые попали под прицел антикоррупционных служб) она сумеет успешно выступить с номером «пожарная команда»? Весьма и весьма сомнительно…

«Данияр Ашимбаев: В Казахстане нет внутренней политики» — Данияр АШИМБАЕВ, политолог — Главная проблема, на мой взгляд, кроется в том, что внешняя форма, пропаганда – не только в идеологии, везде – стала подменять текущую реальность. Пропаганда и идеология везде во всех сферах заменили реальное наполнение национальной политики. Мы видим работу по факту, но не видим превентивной работы. Вопрос, наверное, в том, что национальной или – шире – внутренней политики в стране просто нет. Есть – текущий набор лозунгов и освоение «идеологических» бюджетных средств.

То же самое касается экономической политики, то же самое происходит и в культурной политике. К примеру, как вы знаете, в Казахстане был реестр памятников истории и архитектуры республиканского значения, который утверждался правительством еще с 40-х годов прошлого века. Несколько лет назад, в рамках очередной политической реформы, утверждение этого реестра было передано в профильное министерство. В итоге правительство отменило прежний перечень еще в 2015-м году, а новый так и не был принят. Зато есть кампания по выявлению «сакральных мест» Казахстана. При реформе алфавита как-то «выпал» вопрос о его законодательном обеспечении. Про филологическое тоже можно промолчать. Год назад вот было создано новое идеологическое министерство, причем уже полгода ответсек и один из председателей комитетов, оставшиеся от прежнего министерства, не то что переназначены, но даже не освобождены от должности. А председателя другого комитета только что арестовали…

И таких аспектов очень много. У нас есть проблемы в социальной и политической сферах, большие проблемы в экономике. Но они не решаются и возможно даже не рассматриваются, как проблемы, на соответствующих уровнях.

Какие бы проблемы не возникали перед Казахстаном — экономические ли, социальные ли, межнациональные ли — государство по факту будет принимать какие-то меры. Меры, как правило, не до конца продуманные и имеющие краткосрочный эффект. И вот в такой печальной обстановке нам придется дальше жить. Но что хуже всего — в некоторых вопросах государство предпочитает и вовсе избегать принятия мер. Вместо того, чтобы призвать к ответу провокаторов, которые в последнее время активно разжигают конфликты, государство делает вид, что не замечает их.

«Айдос Сарым: На месте армян могли быть шахматисты или филателисты» — Политолог и общественный деятель, а также внештатный советник главы Министерства общественного развития Айдос САРЫМ в интервью Forbes.kz поделился своим видением причин возникновения межнационального вопроса вокруг массовой драки в карагандинском ресторане «Древний Рим» — В целом понятно, что ни о каком межэтническом столкновении речи не идёт. Я думаю, что причина конфликта, возникшего после драки, связана с усталостью в обществе и недоверием к правоохранительным органам. Есть много вопросов к нашим государственным органам. Более того, я рассматриваю этот вопрос как внутренний, даже как казахский, связанный с ощущением казахов, самоощущением, с позиционированием, идентичностью, с недовольством, связанным по поводу нацстроительства, государственного строительства. Так что драка в «Древнем Риме» сработала как спусковой крючок. На месте армян мог быть кто угодно — велосипедисты, филателисты, вегетарианцы, финны, шведы.

Я неоднократно говорил: государственные коммуникации — это не те вещи, за которые выдвигают на Нобелевскую премию. Это минимальный набор навыков, которым можно обучать людей. У нас власть давно разучилась работать в условиях стресса. Власть разучилась разговаривать с обществом. С народом нельзя разговаривать с покерфейсом. (Чиновники) привыкли жить в условиях больших бюджетов. Сейчас времена другие, люди не ждут от тебя миллиарды долларов, они ждут элементарного соучастия, сопричастности, сочувствия. Люди понимают, что невозможно решить все вопросы в один присест. Но ты хотя бы делай так, чтобы к твоим словам и решениям относились с уважением.

Обратите внимание — когда был митинг в Караганде, по-моему, только два блогера вели прямую трансляцию. На месте акимата я бы этим людям выписал хорошие премии и благодарности, возможно, даже к государственной награде приставил. Я сам видел, что творилось в Facebook, все нервно ждали, шли уже призывы организоваться в разных городах. И когда пошло видео из Караганды и люди увидели, что аким выступил, что народ расходится, только после этого напряжение было снято. А представьте — не было бы этого интернета. И любая спичка в этом наэлектризованном воздухе могла бы вспыхнуть пламенем!

Ещё хорошо, что на митинге были люди, уважаемые местными жителями. А представьте, кто-то дал бы в лоб полковнику, кто-то камень бы кинул в акима. Это был бы второй Жанаозен.

Сауле ИСАБАЕВА – «Почему в Казахстане ценят то, что не является ценностью?» — Пессимизм, апатия, депрессия, фрустрация… Такими словами эксперты в последнее время описывают социальное самочувствие большинства казахстанцев. И дело тут не только в экономических кризисах и снижении уровня жизни. Налицо моральная деградация нашего общества. О глубинных корнях этой тенденции мы беседуем с независимым политологом Талгатом МАМЫРАЙЫМОВЫМ — Многие социальные проблемы в Казахстане зачастую обусловлены так называемой аномией. Это понятие первым в научный оборот ввел французский социолог Э. Дюркгейм, который подразумевал под ним разложение, распад ранее существовавших ценностей и норм ввиду их несоответствия новому укладу жизни. Аномия также определяется как безнормность, то есть ценностно-нормативный хаос или отсутствие/ослабление морального регулирования жизнедеятельности людей.

А американский социолог Р. Мертон, развивший теорию аномии, показал, что во время кризиса, дисфункциональных противоречий социальных систем люди все больше начинают использовать незаконные, аморальные средства для скорейшего достижения необходимых экзистенциальных целей. Другими словами, диссонанс между целями и средствами их достижения, по мнению ученого, и есть главная причина аномии.

Ранее в интервью вашему изданию я уже отмечал, что в Казахстане до сих пор воспроизводится советский человек, поскольку продолжают действовать существовавшие в советское время социальные и политические ценности, нормы и институты. Параллельно мы пытаемся копировать у западных стран правила и принципы рыночной экономики. Плюс к этому в нашем социуме стали возрождаться традиционные ценности «Великой степи», «Мәңгілік ел». И все это на фоне таких негативных явлений, получающих широкое распространение в Казахстане, как непотизм, неопатримониализм и, как я уже сказал, стремление достичь желаемых целей аморальными, незаконными средствами.

Разумеется, такой диссонанс не может не сказываться на жизни и умонастроениях людей – многие ощущают растерянность, дезориентацию и фрустрацию. По сути, наши сегодняшние ценности и нормы не выполняют регулятивной функции.

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Другие статьи

  • Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста Консультация (младшая группа) по теме: консультация для воспитателей. Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста. Консультация для воспитателей. Предварительный просмотр: Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного […]
  • Можно ли отказаться от совершеннолетнего ребенка Можно ли отказаться от совершеннолетнего ребенка Законодательством Российской Федерации не предусмотрено процедуры отказа от ребенка, возможно только лишение родительских прав. Так, согласно ст. 69 СК РФ родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если […]
  • Что входит в обязанности родителей по воспитанию детей Глава 12. Права и обязанности родителей (ст.ст. 61 - 79) Глава 12. Права и обязанности родителей См. Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 20 июля 2011 г. © ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 2019. […]
  • Можно ли ребенку капать ромашку в нос отвар ромашки и нос неделю назад мы заболели к нам приходила врач и сказала 5 раз в день промывать нос пипеткой ромашки, потом отсасывать аспиратором, а потом капать капли сейчас я разговаривала с подругой, она меня отругала, сказала, что нельзя так ни в коем случае, […]
  • Как правильно купать в круге месячного ребенка Как купать ребёнка с кругом на шее С какого месяца купать ребёнка с кругом на шее, как правильно это делать, в какое время? Советы доктора Комаровского и видео инструкция. Водные процедуры – особенное удовольствие для маленького ребенка. Кроме обычного гигиеничного […]
  • Диагностика отклонения в развитии ребёнка определение этапы проведения Ранняя диагностика отклонений в развитии детей Диагностика отклонений в развитии основывается на зна­нии общих и специфических закономерностей психического раз­вития нормально развивающегося ребенка и детей с различны­ми отклонениями в развитии. Диагностика носит […]