Поставить диагноз аутизм

Содержание:

Как поставить диагноз «аутизм»?

Государственная Дума приняла решение о разработке единой системы раннего выявления аутизма. До сих пор этим заболеванием на таком уровне не интересовались.

Дети, страдающие аутизмом, находятся почти в таком же положении, как и наркоманы 20 лет назад — их как бы нет. Сегодня нет ни точных данных статистики, ни государственной программы поддержки особенных малышей и их семей, ни системы ранней диагностики заболевания. А аутистов в России с каждым годом становится все больше. Об этом «Доктору Питеру» рассказала Ирина Карвасарская, психолог общественного фонда помощи детям с особенностями развития.

Важность и сложность проблемы недооценивают, похоже, даже сами педиатры. Во многом из-за того, что встречаются они с заболеванием нечасто, а когда встречаются, не могут его распознать — им просто не хватает знаний. Между тем, чем раньше обнаружится аутизм, тем проще скорректировать его проявления, помочь ребенку адаптироваться в обществе и развить свои способности. Поскольку число детей, страдающих аутизмом увеличивается, а предсказать развитие заболевания невозможно, необходима система ранней диагностики. И видеть болезнь, в идеале, должны уметь и педиатры, и родители, и детсадовские и школьные психологи.

В конце апреля Государственная Дума приняла решение о разработке единой системы раннего выявления заболевания. Но когда этот проект воплотится, предсказать сложно. Пока же он «дозревает», единственный выход — информировать родителей о проявлениях аутизма и обучать врачей своевременно диагностировать заболевание. К этому призвали специалисты — участники видеомоста Москва – Петербург на тему: «Ребенок, семья, общество: обучение и интеграция детей с аутизмом или дислексией».

У родителей есть повод волноваться, если ребенок

  • не отзывается, когда его зовут по имени;
  • не может объяснить, чего он хочет;
  • не лепечет и не гулит в 12 месяцев;
  • не говорит отдельные слова в 16 месяцев;
  • не произносит фразы из двух слов в 24 месяца;
  • не следует никаким указаниям взрослых;
  • иногда что-то не слышит или слышит не так;
  • не понимает, как играть с какой-то игрушкой;
  • плохо устанавливает визуальный контакт или избегает его;
  • не улыбается окружающим;
  • не делает указательных жестов, не машет рукой, не делает хватательных или других движений в возрасте 12 месяцев;
  • чрезвычайно замкнут и избегает общения;
  • плачет, когда мама или папа его берут на руки и затихает, когда его оставляют в одиночестве;
  • утрачивает речевые или социальные навыки в любом возрасте.

Эти проявления не всегда говорят об аутизме, но если у ребенка они есть, лучше обратиться к специалисту.

Диагноз — аутизм

Очередь в ЦЛП (Центр лечебной педагогики) не покупается :((.
Мы были (и есть) в Солнечном мире, в ЦЛП, были в центре Дональда Макдоналдса, сейчас пойдем в группу при Доме детского творчества на Миусах. И еще хотим попробовать в районном реабилитационном центре.
Были, но не остались в Институте коррекционной педагогики, на Кашенкином лугу (школа для аутистов, в центре Шкловского).

Еще есть центр «Добро», но до него мы не дошли. 18.09.2003 00:34:53, Полевка

ЦЛП — не купишь. Там большая очередь за большие деньги. 🙁

ЦЛП — центр лечебной педагогики. Специализируются в основном на аутизме. 18.09.2003 00:31:21, Наташа и Игорек

У меня ребёнку 2 с хвостиком и тоже с диагнозом аутизм, я, конечно,не специалист (и это, наверно, к лудшему), но ставить на ребёнке крест не собираюсь.Врачи сами толком ничего об аутизме не знают — ни от чего он возникает (хотя и выдвигают кучу теорий), ни как его лечить. зато уверенно говорят, что обычным ребёнком он не будет НИКОГДА. А вы почитайте каких успехов в развитии добиваются мамы(с этой конференции), ещё есть книга «Услышать твой голос»(если хотите пошлю вам на e-mail), где мама двоих детей-аутистов рассказывает о том, как она боролась и победила(. ) эту болезнь,т.е. дети стали совершенно здоровыми(. ).У Екатерины Каширской муж просто настоящий козёл, взять вот так вот бросить жену и ребёнка,лишить поддержки и почвы под ногами. (извените Катя, если что не так) .Бог его за это ещё накажет. Плюс «специалисты» советами «помогли»:(

Здесь есть мамы с Москвы ,думаю они откликнуться и помогут вам в поисках специалистов , а от себя хочу добавить, что вы , как мама можете многого добиться, занимаясь с ребёнком дома , тем более, что ребёнок ещё маленький и его многому ещё можно научить. 17.09.2003 22:33:42, Мама — оптимистка 🙂

Большинство взрослых аутистов не имеют верного диагноза

Новое британское исследование опровергает страхи перед эпидемией аутизма, которые появились из-за роста новых зарегистрированных случаев среди детей. Группа психиатров провела эпидемиологическое исследование среди населения, и обнаружила, что среди взрослых людей из любой возрастной группы уровень распространения расстройств аутистического спектра такой же, как и среди маленьких детей, сообщает Daily Mail. По словам авторов исследования, в Великобритании проживает около 600 000 взрослых аутистов, которые не знают о своем аутизме, и которым никогда не ставился верный диагноз.

Исследование показало, что среди людей старшего возраста уровень поведенческих особенностей, характерных для расстройств аутистического спектра, включая синдром Аспергера, неизменен – один процент.

Несмотря на это, среди участников исследования не было ни одного взрослого человека, у которого бы стоял формальный диагноз такого расстройства. По словам экспертов, эти данные предполагают, что в большинстве случаев расстройства аутистического спектра протекают «относительно мягко».

Тем не менее, по данным ученых из Университета Лейчестера, современным детям гораздо чаще ставится подобный диагноз, чем 30 лет назад. Ученые опубликовали полученные данные во влиятельном медицинском журнале «Archives of General Psychiatry». Для исследования они использовали данные Опроса психиатрической заболеваемости среди взрослых Великобритании, проведенного в 2007 году.

В рамках опроса психиатры контактировали с 13 171 семьей, половина из которых согласились принять участие в исследовании, которое включало, в том числе, опросник на выявление аутизма. Если у людей были потенциальные симптомы расстройства аутистического спектра, то их приглашали на очную стандартизированную клиническую оценку, которая называется Схема диагностического наблюдения аутизма.

В целом исследование выявило расстройство аутистического спектра у 0,98% опрошенных взрослых – исследования, проведенные среди детей, показали примерно такую же распространенность.

Ни один из людей, у которого диагностировали аутизм в рамках исследования, не знал, что у него есть это расстройство. Это значит, что существуют тысячи взрослых аутистов без диагноза.

Исследователь, доктор Траолах Бругха, признает, что его самого шокировали полученные результаты. «Это было неожиданностью для нас всех, — говорит он. – Если результаты исследования верны, то это ставит под вопрос идею об эпидемии аутизма».

Доктор Бругха говорит, что он уверен в надежности полученных результатов, однако нужно подтверждение из других исследований, поскольку число людей, у которых был выявлен аутизм, слишком мало.

Он добавляет, что был очень разочарован, когда узнал, что ни один из людей, получивших диагноз в процессе исследования, не знал о своем расстройстве. «Ранее ни у одного из них не был диагностирован аутизм, — говорит он. – Я думаю, что проблема в том, что аутизм среди взрослых игнорировали, внимание уделяли только детям».

Опрос Университета Лейчестера – это первое исследование по оценке уровня распространенности аутизма среди взрослого населения.

Страхи, что такие расстройства все чаще и чаще встречаются среди детей, побудили многих ученых и родителей активно искать скрытые причины эпидемии. До сих пор эти усилия не привели к каким-либо результатам, а популярное заявление о том, что всему виной детские вакцины, было полностью дискредитировано.

Сейчас появляется все больше исследований, которые предполагают, что рост случаев аутизма может объясняться тем, как часто и какими методами диагностируются подобные расстройства.

Например, вполне возможно, что у тех детей, которых раньше считали умственно отсталыми или просто эксцентричными, сейчас диагностируется аутизм. «Это просто означает, что расстройство стало более заметным и признанным», — считает доктор Бругха.

В группе из 2828 взрослых ученые обнаружили 19 людей с аутизмом, что означает 9,8 человек на 1000 взрослых людей. Однако нет никаких признаков, что этот уровень как-то зависел от возраста участников.

Другое интересное открытие состоит в том, что было обнаружено больше мужчин с аутизмом, чем женщин, хотя это может быть и статистической аномалией из-за слишком маленькой выборки участников. Аутизм был диагностирован у восемнадцати из 1000 мужчин по сравнению с двумя из 1000 женщин.

Люди с аутизмом гораздо чаще жили в муниципальных домах [то есть, домах для неимущих и бездомных людей, которым помогает государство], и их уровень образования был в среднем ниже, чем у остальных.

КАК СТАВЯТ ДИАГНОЗ АУТИЗМ!

Мдяяя… хочется иногда взять и (извините) мордой об стол некоторых врачей.

Пошли сегодня ставить очередную печать в мед карту для сада. Наш самый не любимый (в нашей теперешней поликлинике) врач — невролог … Не, мы частенько наведываемся к неврологу, проходили пару успешных курсов лечения, но у хорошего специалиста, в другом городе, который наблюдал нас до года. А это решили пойти к нашему сегодняшнему (по прописке) неврологу.

То, что у нас есть небольшое отставание в развитии речи это да (ну я заморачиваюсь может быть и это у меня отставание), ну плюс очень активный ребёнок, тоже знаю. НО! Этого я как-то не ждала!

Зашли мы в кабинет… тётенька (врач язык не поворачивается сказать) мельком взгянула на него. Сын побежал, ту же схватил единсвенную игрушку в кабинете — старый резиновый слон розового цвета, повертел в руках, пощупал, подошёл поставил на стол и ушёл изучать кабинет дальше. Тётенька в белом халате спрашивает «Так он у вас игрушками не интересуется, я смотрю?» я — «почему же, дома у него много игрушек, в какие-то он играет, какие-то надоели.» В ответ молчание. И… ЗАНАВЕС! «У вас аутистическое поведение»

Смотрите так же:  Отделение неврозов 8 яхрома отзывы

«И ЗПРР вдобавок. Он у вас просьбы выполняет? „

я — “когда есть настроение» (ну по просьбе может принести мячик, телефон, пульт, машинку, закрыть холодильник, п просьбе сесть, всать, лечь, повернуться и т.п.)

Написала нам весь этот ужас в мед. карте для сада (((

Потом дает ему ключи, сын тут же побежал к двери и пытался их туда засунуть… я ей ещё раз говорю, что просьбы выполняет, в лифте нажимает сам правильную кнопку, ну хоть как-то реабелитироваться в глазах «врача».

«Мамочка, неправильную позицию вы выбрали, вам по всем врачам над ребенка таскать (эндокриолог, лор (слух проверить) и т.п.) а вы мол пассивничаете»

Не стала я говорить, что мы наблюдаемся у др невролога (который назначает лечение), и который нам аутизм исключил в первую очередь..

Я вот думаю… как можно ставить такой серьёзный диагноз за 2 минуты , что мы провели в кабинете… С чего бы это он сразу начал слушать и выполнять команды чужой тётки… по моей просьбе показал у слона глазки и нос, она как назло спросила «А ушки где» И.т.и.т.ь-колотить, а ушки мы и не учили((( забыла мамка дитю про ушки рассказать((((.

У вас всё ок с врачами?)

ЗЫ: в 1,5 года тоже боялась аутизма, начиталсь я выше крыши про него, все черты, типичные и атпичные, в ютубе насмотрелась видосов с малышами-аутятами, но ничего общего не нашла. Общительнй, крайне коммуникабельный ребенок, никаких повторяющихся монотонных действий/движений не совершает, в ряды ничего не выставляет, глазной контакт есть… единственный большой минус — отсутсвие указательного жеста, очень и очень редко что показывает пальцем. Но мы работаем над этим.

ЗЫ2: написала в обычной мед карте «ЗПРР, просьбы не выполняет, игрушками не интересуется» извините п.е.с.т.е.ц.

Загрузила меня по полной, иду домой, реву как дебила кусок(((((

Почему в России детям не ставят диагноз «аутизм»?

Данная статья был опубликован на сайте «Такие Дела», 19.10.2018.

По данным Минздрава, у каждого сотого ребенка в России — расстройство аутистического спектра (РАС). Однако, по данным на 2015 год, официально этот диагноз был установлен только у 7,5 тысячи детей по всей стране, что в 40 раз меньше прогнозируемого. Почему ребенок с аутизмом заходит в кабинет больницы и выходит оттуда без диагноза, объясняет врач-психиатр, член экспертного совета фонда «Выход» Елисей Осин на конференции «Аутизм: выбор маршрута». «Такие дела» публикуют тезисы доклада.

Ребенок с расстройством аутистического спектра играет у себя домаФото: Евгений Курсков/ТАСС

Как должна проходить диагностика аутизма

Аутизм это расстройство психологического (психического) развития. У него есть четкие клинические проявления, так называемая аутистическая триада: нарушение социального взаимодействия, нарушение коммуникации и особенности деятельности.

Это расстройство проявляется очень рано, и опытный врач может уверенно поставить ребенку этот диагноз в полтора-два года. В 90% случаев диагноз, поставленный в возрасте полутора лет, сохраняется и дальше, отмечает Осин.

«Диагностика аутизма это несложный процесс, подчеркивает он. У нас есть ребенок с расстройством, который имеет сложности в социальной коммуникации, они вызывают беспокойство в семье. Ребенок с расстройством приходит в кабинет к врачу, который профессионально занимается диагностикой, но почему-то происходит так, что ребенок выходит без диагноза».

Осин видит в этом три специфических искажения врачебной логики, которые объясняют большинство проблем с диагностикой.

Диагностическое затемнение

Это явление называется «диагностическое затемнение» когда врач объясняет все проблемы у пациента другим расстройством. Исследования показывали, что у детей с умственной отсталостью в 40% случаев есть расстройство аутистического спектра. Однако в системе медицинской помощи только у половины этих детей выявляли аутизм у всех остальных проблемы с коммуникацией объясняли нарушениями интеллектуального развития.

Это подтверждает и практика психиатра. Осин рассказал историю своего пациента пятилетнего мальчика Саши, который пришел к нему на прием вместе с матерью.

«Саша очень нежный, ласковый и эмоциональный мальчик. Во время осмотра он часто подходил к матери, обнимал ее, прикасался к ней, гладил, прижимался к ней подбородком и уходил. При этом большую часть времени Саша проводил вне социального контакта с матерью или с диагностом. У пятилетнего мальчика не было ни одного способа выражения себя и своих желаний: когда он что-то хотел, то брал родителей за руку и клал их руку на предмет, с которым ему нужна была помощь. Этому мальчику в его городе не ставили диагноз “аутизм” по мнению врачей, аутизма на самом деле не существует, а за ним кроется интеллектуальное недоразвитие этого ребенка», объясняет эксперт.

ЗНАЧИТЕЛЬНАЯ ЧАСТЬ ДЕТЕЙ С АУТИЗМОМ «ТЕРЯЕТСЯ» ДЛЯ ОФИЦИАЛЬНОЙ СТАТИСТИКИ

Но ребенок с умственной отсталостью, не осложненной аутизмом, все равно пытается общаться с людьми, пусть качество этого общения и не совсем такое, которого можно ждать от ребенка в его возрасте. Он может знать меньше слов, может играть в более простые игры, но он все равно будет вовлечен в двустороннюю социальную коммуникацию.

«Здесь срабатывает та самая первая проблема диагностической логики, когда врач ставит другой диагноз, потому что объясняет все [проявления] другим диагнозом. За умственной отсталостью прячется социальное нарушение, которое он игнорирует, подчеркивает Осин. Мы можем преодолевать проблему диагностического затемнения, оценивая различные характеристики одного и того же человека: то, как он общается, то, как он учится, то, как он двигается, и так далее. В МКБ-10 для этого была разработана многоосевая диагностика, но, к сожалению, этим не очень часто пользуются».

По мнению эксперта, из-за этой проблемы значительная часть детей с аутизмом «теряется» для официальной статистики: им ставят другой диагноз, который не объясняет их сложности социального взаимодействия с другими людьми.

Поиск причины, а не решения проблемы

Вторая проблема кроется в специфике советско-российского подхода к лечению, когда первичной становится этиология происхождение и причины возникновения болезни. В рамках этого подхода аутистическое поведение считается не самостоятельным расстройством, а только следствием какого-то заболевания психоза, детской шизофрении, органического поражения центральной нервной системы (ЦНС).

«Это означает, что во главу угла ставится эфемерная, малопонятная и зачастую ложная идея, что есть причина [аутизма], которую мы можем найти. В настоящее время мы чаще всего не знаем причину РАС и, соответственно, не можем на ее основании строить диагностику», объясняет Осин.

Не принимая аутизм как самостоятельное заболевание, врач начинает лечить «первопричину». Однако не существует лекарств, которые бы излечили причину РАС. Есть поведенческая терапия, которая облегчает жизнь людям с аутизмом и их родным.

Осин рассказывает о клиническом случае восьмилетнего Алеши. У мальчика был аутизм, признаки которого стали проявляться в два года. Врачи объясняли поведение ребенка органическим поражением ЦНС. Родители возили ребенка по диагностическим центрам, чтобы найти эти поражения, и по назначению врачей давали ему большое количество курсов ноотропной терапии. К восьми годам Алеша не мог отвечать на вопросы, не умел пользоваться туалетом, и у него были большие трудности в поведении.

С мальчиком начали интенсивно заниматься прикладной поведенческой терапией при РАС: обучили его нескольким десяткам жестов, с помощью которых он смог выражать свои потребности и желания. Уже спустя три месяца родители сказали, что проблем с поведением стало намного меньше: ребенок перестал кричать, топать ногами и ударяться головой, потому что смог эффективно объясняться жестами.

Психиатры недооценивают свое влияние на развитие детей

Значительная часть подходов к диагностике и лечению не имеет под собой серьезной доказательной базы, а сами специалисты чаще всего опираются на мнение других врачей, а не на современные научные исследования. В качестве примера эксперт приводит клинические рекомендации о помощи людям с РАС, выпущенные в 2015 году и в основном посвященные лечению ноотропами и антипсихотиками, эффект которых при аутизме не доказан, а поведенческая терапия упоминается лишь мельком.

«Мне кажется важным, чтобы мы изучили нашу сферу психиатрии и диагностики как сферу, которая имеет колоссальное влияние на людей. Это часто отрицается, и врач-психиатр думает, что он обычный врач, но это не так, говорит Осин. Наши представления о природе нарушения развития играют большую роль в качестве жизни тех людей, которым мы помогаем. Что общего между синдромом Аспергера и синдромом Каннера (типы РАС. — Прим. ТД), зачем важно объединять их в одну группу? Да потому, что, объединяя их в одну группу, мы можем им помочь. Если мы разносим их в разные группы и делаем вид, что это разные нарушения, мы не можем им помочь, не можем применить к ним те способы, которые по-настоящему эффективны».

Как можно исправить ситуацию?

Елисей Осин подчеркивает: перечисленные им проблемы с диагностикой далеко не единственное препятствие в постановке правильного диагноза. Преградами становятся и малое количество диагностов, и низкая настороженность педиатров, и малая осведомленность родителей об аутизме как таковом.

«Я пока не очень вижу реальные способы преодолеть эту ситуацию, но в первую очередь мне кажется, что нам нужно очень внимательно и скрупулезно исследовать систему психиатрической помощи в России: какие идеи преподаются специалистам во время обучения и производственной практики. Если мы приглядимся к тому, чему учат в университетах, и к тому, что происходит в больницах, очень вероятно, что следующий вывод нам придется заниматься активной переподготовкой и переобучением людей, в частности, обучая их критическому мышлению и чтению современной медицинской литературы», говорит эксперт.

Данная статья был опубликован на сайте «Такие Дела», 19.10.2018.

По данным Минздрава, у каждого сотого ребенка в России — расстройство аутистического спектра (РАС). Однако, по данным на 2015 год, официально этот диагноз был установлен только у 7,5 тысячи детей по всей стране, что в 40 раз меньше прогнозируемого. Почему ребенок с аутизмом заходит в кабинет больницы и выходит оттуда без диагноза, объясняет врач-психиатр, член экспертного совета фонда «Выход» Елисей Осин на конференции «Аутизм: выбор маршрута». «Такие дела» публикуют тезисы доклада.

Ребенок с расстройством аутистического спектра играет у себя домаФото: Евгений Курсков/ТАСС

Как должна проходить диагностика аутизма

Аутизм это расстройство психологического (психического) развития. У него есть четкие клинические проявления, так называемая аутистическая триада: нарушение социального взаимодействия, нарушение коммуникации и особенности деятельности.

Это расстройство проявляется очень рано, и опытный врач может уверенно поставить ребенку этот диагноз в полтора-два года. В 90% случаев диагноз, поставленный в возрасте полутора лет, сохраняется и дальше, отмечает Осин.

«Диагностика аутизма это несложный процесс, подчеркивает он. У нас есть ребенок с расстройством, который имеет сложности в социальной коммуникации, они вызывают беспокойство в семье. Ребенок с расстройством приходит в кабинет к врачу, который профессионально занимается диагностикой, но почему-то происходит так, что ребенок выходит без диагноза».

Смотрите так же:  Песни анорексия ты не голодна

Осин видит в этом три специфических искажения врачебной логики, которые объясняют большинство проблем с диагностикой.

Диагностическое затемнение

Это явление называется «диагностическое затемнение» когда врач объясняет все проблемы у пациента другим расстройством. Исследования показывали, что у детей с умственной отсталостью в 40% случаев есть расстройство аутистического спектра. Однако в системе медицинской помощи только у половины этих детей выявляли аутизм у всех остальных проблемы с коммуникацией объясняли нарушениями интеллектуального развития.

Это подтверждает и практика психиатра. Осин рассказал историю своего пациента пятилетнего мальчика Саши, который пришел к нему на прием вместе с матерью.

«Саша очень нежный, ласковый и эмоциональный мальчик. Во время осмотра он часто подходил к матери, обнимал ее, прикасался к ней, гладил, прижимался к ней подбородком и уходил. При этом большую часть времени Саша проводил вне социального контакта с матерью или с диагностом. У пятилетнего мальчика не было ни одного способа выражения себя и своих желаний: когда он что-то хотел, то брал родителей за руку и клал их руку на предмет, с которым ему нужна была помощь. Этому мальчику в его городе не ставили диагноз “аутизм” по мнению врачей, аутизма на самом деле не существует, а за ним кроется интеллектуальное недоразвитие этого ребенка», объясняет эксперт.

ЗНАЧИТЕЛЬНАЯ ЧАСТЬ ДЕТЕЙ С АУТИЗМОМ «ТЕРЯЕТСЯ» ДЛЯ ОФИЦИАЛЬНОЙ СТАТИСТИКИ

Но ребенок с умственной отсталостью, не осложненной аутизмом, все равно пытается общаться с людьми, пусть качество этого общения и не совсем такое, которого можно ждать от ребенка в его возрасте. Он может знать меньше слов, может играть в более простые игры, но он все равно будет вовлечен в двустороннюю социальную коммуникацию.

«Здесь срабатывает та самая первая проблема диагностической логики, когда врач ставит другой диагноз, потому что объясняет все [проявления] другим диагнозом. За умственной отсталостью прячется социальное нарушение, которое он игнорирует, подчеркивает Осин. Мы можем преодолевать проблему диагностического затемнения, оценивая различные характеристики одного и того же человека: то, как он общается, то, как он учится, то, как он двигается, и так далее. В МКБ-10 для этого была разработана многоосевая диагностика, но, к сожалению, этим не очень часто пользуются».

По мнению эксперта, из-за этой проблемы значительная часть детей с аутизмом «теряется» для официальной статистики: им ставят другой диагноз, который не объясняет их сложности социального взаимодействия с другими людьми.

Поиск причины, а не решения проблемы

Вторая проблема кроется в специфике советско-российского подхода к лечению, когда первичной становится этиология происхождение и причины возникновения болезни. В рамках этого подхода аутистическое поведение считается не самостоятельным расстройством, а только следствием какого-то заболевания психоза, детской шизофрении, органического поражения центральной нервной системы (ЦНС).

«Это означает, что во главу угла ставится эфемерная, малопонятная и зачастую ложная идея, что есть причина [аутизма], которую мы можем найти. В настоящее время мы чаще всего не знаем причину РАС и, соответственно, не можем на ее основании строить диагностику», объясняет Осин.

Не принимая аутизм как самостоятельное заболевание, врач начинает лечить «первопричину». Однако не существует лекарств, которые бы излечили причину РАС. Есть поведенческая терапия, которая облегчает жизнь людям с аутизмом и их родным.

Осин рассказывает о клиническом случае восьмилетнего Алеши. У мальчика был аутизм, признаки которого стали проявляться в два года. Врачи объясняли поведение ребенка органическим поражением ЦНС. Родители возили ребенка по диагностическим центрам, чтобы найти эти поражения, и по назначению врачей давали ему большое количество курсов ноотропной терапии. К восьми годам Алеша не мог отвечать на вопросы, не умел пользоваться туалетом, и у него были большие трудности в поведении.

С мальчиком начали интенсивно заниматься прикладной поведенческой терапией при РАС: обучили его нескольким десяткам жестов, с помощью которых он смог выражать свои потребности и желания. Уже спустя три месяца родители сказали, что проблем с поведением стало намного меньше: ребенок перестал кричать, топать ногами и ударяться головой, потому что смог эффективно объясняться жестами.

Психиатры недооценивают свое влияние на развитие детей

Значительная часть подходов к диагностике и лечению не имеет под собой серьезной доказательной базы, а сами специалисты чаще всего опираются на мнение других врачей, а не на современные научные исследования. В качестве примера эксперт приводит клинические рекомендации о помощи людям с РАС, выпущенные в 2015 году и в основном посвященные лечению ноотропами и антипсихотиками, эффект которых при аутизме не доказан, а поведенческая терапия упоминается лишь мельком.

«Мне кажется важным, чтобы мы изучили нашу сферу психиатрии и диагностики как сферу, которая имеет колоссальное влияние на людей. Это часто отрицается, и врач-психиатр думает, что он обычный врач, но это не так, говорит Осин. Наши представления о природе нарушения развития играют большую роль в качестве жизни тех людей, которым мы помогаем. Что общего между синдромом Аспергера и синдромом Каннера (типы РАС. — Прим. ТД), зачем важно объединять их в одну группу? Да потому, что, объединяя их в одну группу, мы можем им помочь. Если мы разносим их в разные группы и делаем вид, что это разные нарушения, мы не можем им помочь, не можем применить к ним те способы, которые по-настоящему эффективны».

Как можно исправить ситуацию?

Елисей Осин подчеркивает: перечисленные им проблемы с диагностикой далеко не единственное препятствие в постановке правильного диагноза. Преградами становятся и малое количество диагностов, и низкая настороженность педиатров, и малая осведомленность родителей об аутизме как таковом.

«Я пока не очень вижу реальные способы преодолеть эту ситуацию, но в первую очередь мне кажется, что нам нужно очень внимательно и скрупулезно исследовать систему психиатрической помощи в России: какие идеи преподаются специалистам во время обучения и производственной практики. Если мы приглядимся к тому, чему учат в университетах, и к тому, что происходит в больницах, очень вероятно, что следующий вывод нам придется заниматься активной переподготовкой и переобучением людей, в частности, обучая их критическому мышлению и чтению современной медицинской литературы», говорит эксперт.

Аутизм. Как помочь ребенку?

В последнее время о детском аутизме пишут довольно много. Но научная литература не всегда понятна обычным мамам и папам, поскольку и среди специалистов нет единого мнения о способах решения этой проблемы. А в популярных или околонаучных изданиях аутизм чаще всего называют «загадочной болезнью». Конечно, без участия профессионалов — психологов, педагогов, врачей — не обойтись. Но будущее таких детей в первую очередь зависит от родителей, их активности, настойчивости и терпения.

Сергей Морозов,Татьяна Морозова
Сергей Морозов Психопатолог, доцент кафедры коррекционной педагогики и специальной психологии Академии повышения квалификации и переподготовки работников образования, председатель общества помощи аутичным детям «Добро», к. биол. н.Татьяна Морозова К

Основные признаки аутизма

Согласно принятой в России Международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) детский аутизм является общим нарушением развития, которое проявляется в возрасте до 2-2,5 лет (реже в 3-5 лет) и затрагивает психику ребенка. Прежде всего, нарушается потребность в общении и способность к социальному взаимодействию, а также отмечается стереотипность поведения, интересов и активностей. Это определение нуждается в пояснении. Под «нарушениями общения» понимается не патология средств общения (речь, слух), но общение как таковое. Если слабослышащий ребенок или ребенок с недоразвитием речи компенсирует дефицит речевого контакта жестом, мимикой, стремится понять сказанное другим по артикуляции, то при аутизме (даже при формально сохранных речи и слухе) малыш либо игнорирует попытки взаимодействия с ним, либо активно отвергает и избегает их. Контакт с другим человеком, если и устанавливается, то носит формальный и искаженный характер, поскольку мотивы поступков, поведения других людей, их эмоции и переживания, ребенку с аутизмом не понятны. В этих условиях даже потенциально сохранные психические функции развиваются с отклонениями. Уровень интеллектуального развития может быть различным но примерно в 70% случаев он оказывается сниженным. Под стереотипностью поведения понимают многократное повторение нефункциональных движений и действий, от простого ритмичного потряхивания руками до сложных действий и ритуалов. Согласно МКБ-10, страхи, агрессия, самоагрессия, негативизм, протестные реакции и другие подобные явления могут встречаться при аутизме, но не являются его обязательными признаками. И, наконец, с возрастом проявления аутизма несколько меняются, но сохраняются на протяжении всей жизни. Знакомство с основными признаками аутизма очень важно, и у родителей должна существовать основа для критического отношения к тому, что говорят об их ребенке разные люди (от родственников и знакомых до специалистов). Отдельные признаки аутизма бывают отчасти схожими с симптомами других нарушений развития и заболеваний, и иногда об этой патологии задумываются только на основании задержки речевого развития, или, однажды увидев, как ребенок раскачивается в манеже. Подобные признаки могут свидетельствовать и о других расстройствах. Но если появились сомнения, нужно обратиться к детскому психиатру.

Что должно настораживать родителей в поведении ребенка в возрасте до двух лет?

Считается, что об аутизме можно думать, если ребенок:

  • не удерживает сколько-нибудь длительно контакта «глаза в глаза»;
  • не откликается на имя при сохранном слухе;
  • обнаруживает дефицит совместного внимания (то есть не пытается привлечь словом или жестом внимание других к заинтересовавшему его предмету);
  • не обращается за помощью;
  • не пытается чем-то поделиться;
  • использует другого человека так, как будто это неодушевленный предмет.

Если эти признаки появляются в поведении ребенка постоянно, то нужно обязательно обратиться к детскому психиатру. Диагностировать детский аутизм трудно. Даже опытному специалисту требуется много времени для наблюдений и анализа картины данного психического нарушения. Следует спокойно отнестись к назначению повторных приемов, обследований и консультаций. Некоторые признаки аутизма обнаруживаются при глубокой и тяжелой умственной отсталости и тяжелом недоразвитии речи. Поэтому без достаточного представления о характере нарушений, лечение и коррекционная работа могут оказаться недостаточно эффективными.

Диагноз и прогнозы

Если у ребенка действительно выявляется аутизм, то родителям нужно осознать, что это на всю жизнь. Аутизм не проходит и не излечивается. Но не нужно впадать в панику и смотреть на будущее как на беспрерывную трагедию. В этой ситуации от родителей зависит если не все, то почти все, а чтобы помощь была более эффективной, нужно учесть опыт тех, кто уже шел этим путем. Иногда родители не верят в то, что диагноз поставлен правильно, и посещают специалистов одного за другим. Это их право, и подобное поведение, наверное, не лишено смысла. Ведь, как известно, «одна голова хорошо, две — лучше». Но нередко эти поиски приобретают хроническое течение и становятся самоцелью, утрачивая всякий смысл. Для такой категории родителей есть даже специальный термин — «родители-пилигримы». Что это: поиски чуда? Вытеснение трудной ситуации? Так или иначе, но время, когда правильное воспитание и обучение могут дать существенные результаты, уходит. В других случаях родители делают вид, что проблемы не существует. А нарушения общения, речевые проблемы и стереотипы в поведении объясняют проявлениями индивидуальных особенностей характера. Однако, если ничего не делать, то с возрастом милые причуды малыша станут уже нелепыми и неадекватными. А вот изменить что-то станет намного труднее, если вообще возможно. Вполне естественно, что в первую очередь родителей волнуют прогнозы: что будет с ребенком, сможет ли он учиться в школе, сможет ли создать семью и даже будет ли водить машину? Но аутизм чаще всего выявляют в 3-5 лет, и в этом возрасте гарантировать что-либо самонадеянно, преждевременно и непрофессионально. Течение аутизма может оказаться самым различным, и грамотный специалист никогда не станет говорить о долговременном прогнозе ни в положительном, ни в отрицательном смысле. Такого ребенка нужно наблюдать, работать с ним, а пока терпение и еще раз терпение. Вместе с тем (не в качестве прогноза, а из опыта) можно попытаться ответить на два вопроса: о социальном статусе детей с аутизмом и о возможностях семейной жизни. Нетрудно догадаться, что очень много зависит от выраженности расстройств. В наиболее тяжелых случаях даже при самой успешной работе удается добиться лишь адаптации к условиям жизни в семье (умение умыться, одеться, приготовить пищу, убрать в квартире), и иногда это становится не менее сложной задачей, чем подготовка ребенка к школе. Дело не только в том, что в наиболее тяжелых случаях вопрос обучения в традиционном для всех смысле может и не возникнуть. Неравномерность общего развития при аутизме и неправильный подход к воспитанию (в большей степени) нередко делают из такого ребенка своеобразную «умную ненужность»: школьную программу он, хотя бы формально, усваивает, но не может ни пойти куда-нибудь самостоятельно, ни приготовить себе поесть, потому что ни одна из существующих школьных программ не подразумевает «обучения жизни». Бывает, что обладатель школьного аттестата или даже вузовского диплома испытывает огромные затруднения с тем, как эти знания применить. С другой стороны, известно много случаев успешной социальной адаптации, когда люди с аутизмом добивались высокого социального и профессионального статуса. Примером могут служить профессор ветеринарии Темпль Грандин (США), общественный деятель Ирис Юхансон (Швеция), писатель Донна Уильямс (Австралия). Многие бывшие воспитанники общества «Добро» тоже закончили вузы и успешно работают. Если говорить о создании семьи, то при легких формах аутизма это вполне реальная перспектива, и большинство детей от таких браков серьезными расстройствами психики не страдают. Но риск возникновения аутизма в потомстве у них все-таки выше, чем в среднем для населения. Родители должны знать, что аутизм в значительной степени наследственно обусловлен. При тяжелых формах патологии, вне зависимости от успеха коррекционной работы, люди с аутизмом нуждаются в постоянной опеке, и создание семьи маловероятно.

Смотрите так же:  Современная теория физиологического и психического стресса

Причины появления аутизма

Вопрос о причинах развития этой патологии у детей вообще и у каждого больного ребенка в частности на консультативных приемах задают чаще всего. Если говорить о проблеме в целом, то ее причины весьма неоднозначны. Существенную роль играет наследственный фактор, хотя серьезное влияние оказывают и органические нарушения центральной нервной системы в период внутриутробного развития, при родах и в раннем детстве. Нередко эти факторы сочетаются. Иногда аутизм бывает следствием перенесенного заболевания, иногда проявлением текущего болезненного процесса. Отвечать же на вопрос о причинах аутизма в каждом конкретном случае значительно сложнее. Права родителей на максимально полную информацию по этому поводу никто не оспаривает, но что это даст с практической точки зрения? Знание о том, что в одном из предшествующих поколений произошло изменение (мутация) определенного гена, ничего не изменит. И не поможет малышу. Не лучше ли отбросить прошлое и направить все усилия в настоящее и будущее, на более полную социальную адаптацию ребенка?

Коррекционная работа

Коррекционные методики и подходы могут быть самыми разными, в зависимости от конкретных ситуаций. Но некоторые общие принципы все же можно выделить. Прежде всего, между родителями и специалистами должно установиться доверие и взаимопонимание при достаточном уровне критичности. У мам и пап не должно быть сомнений в компетентности специалистов, которые работают с их ребенком, а специалисты должны быть уверены в искренности и открытости родителей. В то же время, если возникают какие-то вопросы или опасения, их не следует держать в себе, нужно стремиться к полной ясности. Коррекция детского аутизма должна начинаться как можно раньше. До трех лет этот диагноз не ставят, но если есть какие-то подозрения, целесообразно отнести ребенка к группе риска и начинать диагностические занятия продолжительностью не менее одного-двух месяцев. Даже если диагноз не подтвердится, они ничего, кроме пользы, не принесут. Вот основные правила коррекционной работы:

  1. Коррекция детского аутизма должна быть комплексной, и ведущее место отводится психолого-педагогической работе. Медикаментозное лечение во многих случаях целесообразно и даже необходимо, но к назначению различных препаратов (особенно стимулирующего характера) нужно подходить очень осторожно. Родителям нельзя вмешиваться в лечение ни при каких обстоятельствах: самостоятельное назначение или отмена каких-либо препаратов недопустимы.
  2. Аутичным детям трудно приспосабливаться к постоянно меняющимся условиям. Поэтому организационные особенности в учреждении, которое посещает такой ребенок, и дома должны быть одинаковыми или, по крайней мере, близкими. В идеале весь уклад жизни в семье с больным малышом должен соответствовать задачам коррекционной работы: это включает единство принципов отношения к ребенку со стороны всех членов семьи, последовательность и постоянство в их применении.
  3. Коррекционная работа остается необходимой на протяжении многих лет, но особенно интенсивной она должна быть на начальных этапах, в дошкольном и младшем школьном возрасте, причем, именно в этот период основная нагрузка приходится не на специалистов, а на родителей.
  4. Работа с малышом должна проходить в достаточном объеме. Когда в образно говорят, что коррекция детского аутизма должна продолжаться 25 часов в сутки, имеют в виду не количество учебных часов, но «коррекцию всей жизнью». Это, прежде всего, касается структурирования пространства (четкая связь определенных видов деятельности с соответствующими участками учебных помещений) и времени (через систему подходящих по объему и форме расписаний).
  5. Коррекционная работа, особенно на начальных этапах, строится на основе индивидуально разработанной программы, поэтому формальный перенос чужого опыта недопустим, его нужно использовать с осторожностью и творчески.

Конечно же, никакие глубокие теоретические выкладки и советы не сравнятся по силе убеждения с конкретным случаем из реальной жизни. Поэтому в заключение хочется привести такой вот показательный пример. Мальчика Алешу привели на консультацию в возрасте 1 год и 11 месяцев с подозрением на детский аутизм. Речи у него фактически не было (1-2 нечетких слова без обращения), обращенную речь он не понимал, навыками опрятности не владел, в поведении отмечалось много различных стереотипных действий. При этом у некоторых родственников ребенка отмечены аутистические черты. Вначале было проведено несколько диагностических занятий, в ходе которых постоянно уточнялись как особенности нервно-психического развития, так и общее состояние здоровья: в частности, мальчика консультировали детский психиатр и невролог. Консультация показала наличие признаков органического поражения мозга, что было подтверждено специальным исследованием — магнито-резонансной томографией, позволяющей сканировать и выявлять органическую патологию органов и систем организма. У ребенка была обнаружена киста (полое образование с жидким содержимым) в ткани мозга. Электроэнцефалография (графическая регистрация нервных импульсов мозга) выявила наличие очага патологических импульсов в мозге, провоцирующих судороги. Была назначена противосудорожная терапия. Индивидуальная коррекционная программа была ориентирована в первую очередь на формирование навыков опрятности, далее — на развитие понимания речи и звучащей речи, и организацию поведения. По окончании диагностического периода (около двух месяцев) родителям была дана соответствующая программа и инструкции по ее выполнению. Родители выполняли ее очень тщательно, при необходимости получали дополнительные консультации. Уже через месяц у ребенка сформировались навыки опрятности, в настоящее время он хорошо понимает обращенную речь (в близком возрастной норме объеме), появились обращение, простые фразы. Мальчик стал более контактным и активным, любит заниматься. Проблем остается еще много, но «прорыв» уже произошел, и специалисты считают, что это, прежде всего, заслуга родителей. Комментируя этот случай, хочется обратить внимание, что работать с малышом начали достаточно рано, не дожидаясь уточнения диагноза, и родители активно, тщательно и последовательно выполняли все рекомендации специалистов. Хотя коррекционную работу с ребенком проводила в основном, только мама (папа очень занят на работе), положительный эффект — налицо. Всем родителям аутичных малышей хочется пожелать: не стоит всей семьей метаться в поисках чудесного избавления от болезни. Самое большое чудо, способное победить любой недуг, — это вера в успех терпение, целеустремленность и, конечно же, любовь к своему ребенку.

Другие статьи

  • Что входит в обязанности родителей по воспитанию детей Глава 12. Права и обязанности родителей (ст.ст. 61 - 79) Глава 12. Права и обязанности родителей См. Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 20 июля 2011 г. © ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 2019. […]
  • Почему ребенок в 2 года храпит когда спит Ребенок храпит: что делать Звук, который принято называть храпом, возникает потому, что во время сна за счет расслабления мышц сужается просвет дыхательных путей и воздух по ним проходит с большей скоростью, чем обычно, заставляя глоточные структуры (в частности, […]
  • Аритмия сердца ребенка симптомы лечение Причины и симптомы аритмии у детей Аритмия у детей — один из распространенных кардиологических диагнозов, который по частоте уступает лишь порокам сердца и гипертонии. Иногда нарушения ритма сердца являются следствием каких-то других патологий или пагубного влияния […]
  • Симптомы болезни ветрянки у детей Ветряная оспа (ветрянка) Каждый год с 1990 по 1994 г., до того, как появилась вакцина против ветряной оспы, в США регистрировалось около 4 миллионов случаев заболевания. Из этого числа приблизительно 10,000 случаев нуждались в госпитализации и 100 больных […]
  • Симптомы хронического гепатита с у детей Хронические гепатиты у детей Что такое Хронические гепатиты у детей - Хронический гепатит у детей – хроническое диффузное воспалительное поражение печени, которое длится минимум пол года. В основном это заболевание наблюдают у подростков и молодых людей до 20 лет. Но […]
  • Врач спасший жену и ребенка Неизвестный подвиг русского доктора или как пленный врач концлагеря спас тысячи солдат Более 20 лет хирург Георгий Синяков заведовал отделением городской больницы. Никто и не предполагал, что во время Великой Отечественной войны он, находясь в концлагере, спас от […]