Профессии при шизофрении

Профессии при шизофрении

При психопатоподобных и неврозоподобных расстройствах главной задачей остается по возможности удержать подростка в среде труда, учебы, активной жизни. В зависимости от состояния и поведения подростки могут продолжать учебу или в обычной школе (или с облегченным режимом — сокращенный учебный день, дополнительные выходные дни), или в вечерней школе (с освобождением от работы), или даже проходить обучение на дому (практикуется до 8-го класса).

Вопрос об учебе в средних специальных и высших учебных заведениях должен решаться индивидуально, в зависимости от состояния больного и профиля учебного заведения. При этом надо учитывать интересы как больного, так и общества в целом. Вряд ли целесообразно приобретение профессии, требующей очень напряженной работы, широких и быстро меняющихся контактов. Даже при хороших и стойких ремиссиях риск рецидива все же достаточно высок, возможны также психогенные декомпенсации в стрессовых ситуациях; поведение больных в этих обстоятельствах трудно предсказуемо. В связи с этим, с точки зрения общественных интересов, неоправданно будет приобретение профессии, при которых в случаях рецидива совершаемые по болезненным мотивам действия больного могут создать угрозу для жизни других людей или иные опасные ситуации.

В остальном при удовлетворительном состоянии перед больным не должны ставиться формальные преграды, обусловленные диагнозом «шизофрения». Подобный официальный диагноз в таких случаях может существенно препятствовать социальной адаптации [Личко А. Е., 1982]. По данным московских диспансеров, среди тех, у кого в подростковом и послеподростковом возрасте был поставлен диагноз вялотекущей шизофрении, т. е. у кого преобладали психопатоподобные и неврозоподобные расстройства, с годами у 31 % этот диагноз был снят в реабилитационных целях [Нисс А. И., 1979]. С другой стороны, оказалось также, что, судя по записям в историях болезни, диагноз вялотекущей шизофрении в 60 % явно маскируется каким-либо другим [Матвеев В. Ф., Барденштейн Л. М., 1982].

Обучение в ПТУ не рекомендуется и обычно не удается. Профессиональную подготовку лучше осуществлять по пути индивидуального ученичества — в коллективе взрослых такие подростки легче адаптируются.

При аффективных расстройствах при хороших полноценных интермиссиях в отношении учебы и выбора профессий не должно быть чрезмерных ограничений, кроме обстоятельств, указанных выше, учитывая, что риск повторных фаз остается достаточно высоким. После перенесенной фазы психотического уровня первые полгода лучше вообще избегать интенсивных учебных нагрузок, особенно участия в конкурсах. Если же наступают частичные ремиссии, например по тимопатическому Типу, то реабилитационная тактика должна быть такой же, как при психопатоподобных расстройствах.

При параноидных и инкогерентных расстройствах рекомендации в отношении учебы и труда зависят от качества ремиссии и необходимой поддерживающей терапии. Нужно всячески стремиться к тому, чтобы подросток получил неполное среднее (8 классов) и даже среднее образование. При полных ремиссиях и когда для их поддержания достаточны небольшие дозы психотропных средств, возможно бывает обучение в обычной школе. При большой вялости от нейролептиков можно рекомендовать принимать их только во вторую половину дня и на ночь, на утро назначать пирацетам. При неполной ремиссии или когда поддерживающая терапия нейролептиками сопровождается выраженными побочными действиями, лучше практиковать обучение по облегченной программе — в обычной школе с сокращенным числом уроков, с дополнительным выходным днем, или в вечерней школе, или индивидуальное обучение на дому. Занятия должны быть равномерными, без искусственных напряжений — от экзаменов следует освобождать.

Обучение в ПТУ также не рекомендуется. Профессию лучше приобретать по пути ученичества на предприятиях, особенно там, где работает кто-то из близких. Поступление в высшие и средние специальные учебные заведения (если будущая профессия не создает повышенный риск рецидива и если рецидив заболевания не грозит при данной профессии социально опасными ситуациями) может быть рекомендован только при полных и стойких ремиссиях — не менее чем через год с момента, как полная ремиссия установилась. Попытки поступления лучше делать после того, как подросток предварительно включился в более облегченную систему обучения: прошел подготовительное отделение, повторил программу последнего класса. Напряженные занятия, конкурсные экзамены без предварительной учебной тренировки и вскоре после того, как установилась ремиссия, грозят ухудшением состояния и возможностью рецидива.

При неполных ремиссиях после завершения восьмилетнего образования или при достижении 16-летнего возраста рекомендуется трудоустройство. Нужно стремиться к тому, чтобы больной приобрел несложную, не требующую напряженного труда профессию. Иногда это удается достичь только в лечебных мастерских при психоневрологических диспансерах, но иногда оказывается возможным и на обычной работе, особенно если вместе с подростком трудится кто-либо из его родных.

Важно, чтобы в период ремиссий, даже неполных, подросток не оставался без дела, не был предоставлен праздности. Отдых после больницы не должен быть продолжительным (кроме привычного летнего периода).

При апатоабулических расстройствах вовлечение в учебу и труд удается только при нерезко выраженных изменениях личности и при поддерживающей терапии активирующими психотропными средствами. В этих случаях рекомендации те же, что и при неполных ремиссиях после приступов с параноидными и инкогерентными расстройствами. Следует только особо подчеркнуть вред безделья и праздности при апатоабулических расстройствах. Такие больные не могут сами чем-то занять себя. Они нуждаются в постоянном стимулировании в отношении активности, труда, учебы по облегченной программе, в отношении выполнения домашних поручений, даже в том, чтобы следить за своей одеждой и чистотой тела.

При тяжелых апатоабулических и гефебренических расстройствах ни учеба, ни систематический труд не удаются. При улучшении состояния следует попытаться втянуть больного хотя бы в какие-нибудь простые занятия.

Профессии при шизофрении

Диагноз «шизофрения» пугает и шокирует. Для близких людей больного шизофренией и самого шизофреника возникает ощущение конца света. Кажется, что поставлен «крест» на всю дальнейшую жизнь.

Но жизнь продолжается, несмотря на страшный диагноз. Просто нужно научиться жить и работать с болезнью, понимая её особенности, чувствовать свое состояние и добиваться нормального качества собственной жизни.

Не все шизофреники получают пенсию по инвалидности. Большинство больных шизофренией должны учиться зарабатывать себе на жизнь самостоятельно. Это ещё более актуально, так как кроме обычных расходов, больные шизофренией вынуждены тратить большое количество средств на медикаментозную поддержку своего состояния.

Для больного шизофренией важен правильный выбор рода деятельности, который даст материальную обеспеченность, возможность самореализации и социальной адаптации. Кроме того, правильно подобранная работа поможет человеку в выражении своих эмоций, проявлению интереса и желания к деятельности.

Работа может быть методом профилактики обострения шизофрении. При шизофрении наблюдается такое явление, как апатия ко всему окружающему, включая деятельность. Трудовая деятельность не приемлет ситуативных желаний, а формирует дисциплинированность. Таким образом, в период апатии человеку приходится заставлять себя совершать определенные действия, а значит, двигаться по пути борьбы с болезнью.

Универсальный список профессий, которые подходят больным шизофренией, составить просто невозможно. Причина в том, что больные шизофренией, как и здоровые люди, имеют целый ряд индивидуальных особенностей, которые оказывают влияние и на профессиональный выбор, и на саму деятельность.

Тем не менее, можно определить ряд закономерностей и рекомендаций по профессиональному самоопределению больных шизофренией.

Какая профессиональная деятельность нежелательна при шизофрении?

В рекомендациях по профессиональному самоопределению учитывается, прежде всего, безопасность для самого больного. Некоторые особенности профессиональной деятельности могут негативно сказаться не только на больном, но и иметь последствия для окружающих.

Во-первых, нужно избегать таких видов деятельности, которые связаны с нарушением циклического биоритма. Особенно пагубно на состояние больного оказывает работа в ночное время. Насилие над собственным состоянием может спровоцировать ухудшение состояния и даже тяжелые приступы.

Во-вторых, для большинства больных шизофренией опасна работа, связанная с нервным или эмоциональным напряжением, стрессами, психологическими перегрузками. На течение заболевания негативно сказываются конфликты на работе, волнительные состояния и переживания.

В-третьих, больным шизофренией противопоказана работа, которая предусматривает контакт с оружием. Деятельность, связанная с охраной, работой в правоохранительных органах, военными действиями, предусматривающая ношение оружия. Военнослужащих с первыми признаками шизофрении комиссуют из вооруженных сил сразу же при обнаружении расстройств.

В-четвертых, виды профессиональной деятельности, связанные с повышенным риском для жизни. К таким профессиям относят работу с электричеством, приборами газификации, высотные виды деятельности и др.

В-пятых, опасность для больного и окружающих вызывает ситуация, если вид деятельности или кто-то из коллег является причиной шизофренического бреда. В этом случае от работы нужно сразу отказаться.

В-шестых, для больных шизофренией противопоказана деятельность, связанная с ответственностью за других людей. Это опасно для окружающих по причине возможного невыполнения своих обязанностей, и для больного по причине повышенного нервного напряжения.

Трудовые мастерские как вариант трудоустройства больных шизофренией

Во время СССР государство уделяло большое внимание реабилитации больных людей, в том числе и шизофреников. Существовали целые комплексы лечебно-трудовых мастерских, в которых больные шизофренией осваивали несложные профессии, получали трудовые навыки, осваивали способы взаимодействия с окружающими людьми и основы трудовых отношений.

К сожалению, сейчас этот опыт канул в прошлое и современное общество не уделяет должного внимания людям с шизофренией, не задумываясь, что число больных этой категории неустанно растет, а группа людей активно омолаживается.

Трудовые мастерские – это прекрасная возможность реализации себя. Действия с различным материалом, в процессе которой получается определенный продукт, учит людей не только трудовым навыкам, но и удовлетворению собственным трудом. Человек начинает чувствовать себя нужным, принятым в общество, способным себя обеспечивать. Это благотворно сказывается и на лечении болезни, и на возможности нормально адаптироваться в обществе.

Кроме того, практическая деятельность в мастерских отвлекает от болезненных переживаний, увлекает деятельностью, меняет приоритеты человека.

Трудности трудоустройства

При возникновении болезни в зрелом возрасте, люди, как правило, уже профессионально реализованы. Признаки шизофрении заставляют их пересмотреть свою профессиональную деятельности и отношение к ней.

Одни меняют режим работы, добиваясь сокращенного рабочего дня, или меняя глубину ответственности, а другие начинают осваивать новые виды деятельности.

Люди с заболеванием шизофрении проводят большое количество времени в больницах. И хотя, современные листы нетрудоспособности не указывают диагноз, каким-то непостижимым образом окружающие становятся обладателями информации о заболевании человека и его особенностях.

Психиатрическая неграмотность людей приписывает шизофрении массу совершенно необъективных свойств и качеств, опасных для окружающих и качества работы. Далеко не все работодатели с уважением и пониманием относятся к болезни подчиненного. Большинство начальников стараются как можно быстрее «избавиться» от больного коллеги: отказать в продолжение трудовых отношений, подвести под сокращение штата, довести до увольнения по собственному желанию.

Единственным способом сохранения отношения к себе для больного шизофренией часто является работа на дому: на приусадебном участке, в интернете, в собственных мастерских.

Но и этот вариант подходит далеко не всем больным. Материальная обеспеченность многих не позволяет реализовать себя в творческой деятельности.

В любом случае, проблемы трудоустройства нужно решать. Поощрение стремления к труду со стороны родных больного благотворно влияет на состояние пациента и на процесс лечения. Нужно поддерживать человека в попытках трудоустроиться, а не сокрушаться о сложностях жизни и невозможности найти работу.

Смотрите так же:  Что такое стресс и как с ним бороться классный час

Если даже шизофрения протекает остро, нельзя полностью отказываться от трудовых действий. Оберегать больного от самообслуживания или простейших бытовых функций крайне нежелательно.

Любой шизофреник может оказать посильную помощь в приготовлении пищи, уборке, работе на приусадебном участке, строительной деятельности. Самое главное – побуждать человека к деятельности и поддержка стремления заботиться о себе и своих близких.

Перечень профессий при шизофрении

  1. Профессии, которые допускают перерывы и переключение внимания: слесарь, жестянщик, столяр, плотник, бондарь, мастер по ремонту электроприборов, работники на производствах, оформитель, художник, портной, архивариус, агроном, лаборант, фотограф, регистратор, статист.
  2. Профессии, требующие узкого объема деятельности при однообразных операциях: рабочие на производстве, швея, мастер росписи и отделки, садоводы, работники на фермах.
  3. Работа, не связанная с материальной ответственностью из списков 1, 2.
  4. Работа, не требующая постоянного общения и выполняемая в маленьком коллективе: инженер-плановик, бухгалтер, конторщик, секретарь, мастера по ремонту оборудования, ветврач, зоотехник, лаборант, оформитель.
  5. Работа, не связанная с нервно-психическим напряжением.
  6. Профессии, не требующие физического напряжения и тяжелых условий труда.

Больные шизофренией имеют нормальный и высокий интеллект, поэтому остро понимают, осознают и переживают свою никчемность и ненужность.

Родным и близким нужно приложить все силы, чтобы трудоустроить или занять своего больного родственника, и положительный результат не заставит себя долго ждать.

Профессиональные ограничения при психических расстройствах

Общение страдающих душевными расстройствами, их врачей, близких, и всех заинтересованных. Взаимопомощь и творчество.

Правила раздела «Отвечают консультанты».

Уважаемые друзья!
В данном разделе на вопросы отвечают врачи-психиатры и психологи. На вопросы они отвечают по мере наличия свободного времени и возможностей.
Прежде чем задать вопрос, изучите ответы, которые были даны до вашего вопроса. Возможно, Вы получите ответ, до того как напишете свой вопрос здесь.
Врач или психолог отвечает на вопросы по своему выбору и НЕ отвечает / может не отвечать на вопросы:
— которые уже ранее задавались и ответ уже был дан (см. архив ответов),
— которые касаются постановки диагнозов и назначения лечения (диагнозы в интернете не ставятся и лечение не назначается — пожалуйста, конкретные вопросы лечения обсуждайте со своим лечащим врачом),
— нарушают врачебную этику.
Комментарии других пользователей будут удаляться модераторами без объяснения причин и без предупреждения. Администрация форума также оставляет за собой право удалять любые сообщения ТС, если сочтет, что они резко противоречат теме вопроса и духу ответа (как пример — т.н. «народная медицина» или любые другие парамедицинские и паранаучные методы).
Врачи-консультанты не обязаны, не намерены и не будут вступать с Вами в дискуссии относительно даваемых ими советов или отсутствия таковых.
Запрещаются переходы на личности, обсуждения личности, грубости в адрес консультантов. Подобные сообщения также будут удаляться без предупреждения.
Если Вас не устраивают данные правила, пожалуйста не пишите здесь и не задавайте свои вопросы. Для этого есть другие разделы форума, в которых можно получить комментарии форумчан.

С уважением —
администрация Форума «Шизофрения и Я»

Профессии при шизофрении

Шизофрения — заболевание, известное с глубокой древности. Название появилось позже, но само по себе безумие и в далекие времена, как считают врачи, имело те же типические черты, что и сейчас. Это заболевание приводит к распаду души, что отражено в самом названии болезни: «шизо» — расщепление, «френо» — душа. Причем, расщепление, схизис, касается всех сфер психики: эмоций, поведения, желаний, поступков, действий, речи.

Знаменитыми немецкими психиатрами были выделены основные формы шизофрении. Например, так называемая, простая форма, в которой практически нет никаких проявлений психоза, нет галлюцинаций, а лишь наблюдается оскудение всех личностных свойств: исчезает желание работать и вообще желание какой-либо деятельности, развиваются вялость, пассивность, наблюдается уменьшение эмоциональности или, как еще говорят, «эмоциональная тупость», и безусловно появляются определенные особенности мышления, поведения.

Чаще всего шизофрения начинается в юности и нередко поражает людей, проявляющих какую-то особую даровитость. Конечно, это не значит, что все талантливые люди — шизофреники. Но все же талантливых и тем более, гениальных людей нередко постигает сия печальная участь. Болезнь эта до сих пор вызывает мистический страх и представляет собой серьезную опасность, поскольку конечное состояние шизофрении — это кладбище талантов. Из-за развития болезни, подчас приводящей к слабоумию, они уже не могут быть реализованы.

Причины шизофрении до сих пор неизвестны, несмотря на то, что сейчас врачи пытаются постичь тайну заболевания на самом высоком научном уровне. Хотя многие привходящие моменты уже исследованы. Например, связь с генетикой. Наследственность действительно играет колоссальную роль в возникновении шизофрении, потому что среди ближайших и отдаленных родственников больного, как правило, обнаруживается немало личностей, у которых либо имеются очевидные психозы, либо наблюдается состояние риска психозов шизофренического круга. Есть и другие привходящие факторы. Вирусная теория шизофрении утверждает, что болезнь связана с внутриутробным поражением плода определенными вирусами. Есть иммунологическая теория, усматривающая связь шизофрении с нарушением иммунологических процессов. А есть очень интересная «диатез-стресс- теория», зародившаяся в Америке и получившая серьезную научную поддержку в нашей стране. Ее придерживается известный детский психиатр, доктор мед. наук, проф. КОЗЛОВСКАЯ ГАЛИНА ВЯЧЕСЛАВОВНА и сотрудники возглавляемого ею отдела НИИ охраны психического здоровья РАМН.

Суть этой теории в том, что человек рождается с определенным предрасположением к заболеванию шизофренией. Отсюда — само название: «диатез» — это предрасположение, риск. Но оно не означает, что человек обязательно заболеет. Можно всю жизнь прожить в состоянии диатеза и не заполучить шизофрению. Однако стресс способен запустить механизм развития шизофрении. Он как бы разархивирует эту генетическую программу.

Какие стрессы чаще всего запускают механизм развития этой болезни?

Например нарушение системы «мать-дитя», устанавливающейся на первом году жизни ребенка. В среде американских ученых даже появилось выражение, ставшее крылатой фразой: «Шизофренией ребенок заболевает на коленях у матери». Мать как бы передает передает ему шизофрению.

Конечно, не в смысле инфекции. Просто мать, имеющая шизофренический склад мышления, транслирует его своему ребенку.

А в чем особенность такого склада?

Мышлению шизофреника свойственны так называемые тактические замыкания. Его логика построена совсем по другому принципу, нежели наша рациональная логика. Выводы делаются не в связи с определенными посылками для умозаключения, а совершенно неожиданно, импульсивно, вне связи с логикой жизни, а основываясь на каких-то второстепенных признаках.

В учебниках приводится такой пример: здоровый человек на вопрос, что общего между мостом и лодкой, обычно вспоминает про реку, может сказать: «Лодка проплывает под мостом». А больной шизофренией ответил: «Оба горбатые».

Да, это яркая иллюстрация особенностей мышления таких больных. Впрочем, на начальных стадиях, пока еще нет тяжелых расстройств психики, то есть, пока не наступило слабоумие, мышление шизофренического характера не выглядит болезненно-нелепым. Оно просто нестандартно, оригинально, вычурно, метафорично. Иногда ему свойственно удивительное интуитивное проникновение в суть вещей, готовность к открытиям, к нетиповому решению тех или иных задач. Но все-таки оно сильно отличается от обычного. Влияют на формирование психики ребенка и эмоциональная тупость шизоидной матери, некая ее внутренняя опустошенность и бездеятельность в отношении обычных бытовых форм жизни. Матерям шизофренического склада бывает трудно справляться с самыми простыми домашними делами: с уборкой квартиры, мытьем посуды, соблюдением определенного регламента жизни, режима дня, диеты ребенка. У них все это носит вычурный, необычный, экстравагантный характер, не укладывающийся ни в какие традиционные формы бытия, присущие данному этносу, культуре или даже семейной традиции. Проживание в таких условиях с младенческих лет безусловно побуждает ребенка приспосабливаться к шизофреническому типу поведения и логических обобщений. И постепенно его мышление и эмоциональное реагирование, — короче говоря, вся структура личности, — приобретают субпатологический характер. Это задает определенный тон и обменным механизмам нервных тканей, нервных клеток, которые также начинают работать в режиме, приближающемся к болезни. Впрочем, то, о чем я говорю, лишь гипотеза. Причина возникновения шизофрении до сих пор неизвестна. Зафиксировано множество случаев развития детской шизофрении и при вполне благополучных детско-родительских отношениях.

Однако отход от традиций усугубляет ситуацию?

Да, и очень сильно. Если у ребенка есть предрасположенность к шизофрении, то для него воспитание в четких, простых и понятных традиционных рамках безусловно более полезно, чем какие бы то ни было воспитательные эксперименты. Более того, простота и понятность обыденных условий воспитания, соблюдение режима, ясность и предсказуемость поведения близких у такого ребенка могут даже послужить профилактикой развития шизофрении!

А если мать находится в состоянии хронической депрессии, у нее ведь тоже наблюдаются сниженная эмоциональность, отгороженность от ребенка, апатия, безразличие. Это может спровоцировать у развитие детской шизофрении?

Если генетическая предрасположенность оказывается большой, то поведение депрессивной мамы способно усугубить состояние ребенка. Но гораздо чаще материнская депрессия вызывает расстройства детского поведения, не связанные с шизофренией. Например, ответную депрессию.

Какие еще стрессы могут спровоцировать развитие шизофрении?

Если малыша без подготовки отдадут в детский сад. Стрессом может стать также и рождение сибса — младшего братика или сестренки. Если опять-таки ребенка к этому не подготовить. Дети с шизотипическим диатезом, то есть, с генетической предрасположенностью к данной болезни, повышенно чувствительны, поэтому для них в раннем возрасте может стать стрессом даже весьма незначительное событие. Допустим, родные убрали его любимую игрушку. Она старая, грязная, но он к ней очень привязан. Для детей с шизотипическим диатезом так же, как и для аутистов, характерна любовь к старым вещам. Стрессом может оказаться и громкий крик, и отделение от мамы в больнице. Представьте себе, что такой ранимый ребенок оказывается без матери в операционной. Белые стены, халаты, лица в масках. Плюс к этому шум, громкие разговоры. Приведу вполне конкретный случай из жизни одного моего маленького пациента, ему тогда еще не было года. Когда он лежал в операционной, на кафельный пол упала крышка от какого-то металлического резервуара. Звук был очень звонкий, а ребенок и без того находился в сильном психологическом напряжении. И такого крохотного эпизода оказалось достаточно, чтобы у малыша развился психоз! Затем это перешло в хроническую форму детской шизофрении, которая с большим трудом подвергалась коррекции.

Какие признаки шизотипического диатеза проявляются в раннем детстве? На что следует обращать внимание родителям?

Признаки проявляются буквально с первых месяцев жизни ребенка. Причем, тут опять-таки будут две крайности — все то же пресловутое расщепление. Одни дети состоянии бывают невероятно спокойными, чем обычно радуют родителей. Такой ребенок практически незаметен. Он поел и спит; проснулся, его покормили, перепеленали — и он спокойно лежит с открытыми глазами, не требуя никакого внимания. Другие же дети с предрасположенностью к шизофрении, наоборот, бывают очень беспокойными. Они почти не спят. У них так называемый «сон волка», когда ребенок десять минут поспит, потом долго кричит, опять немножно поспит — и снова захлебывается криком. Родители чуть с ума не сходят, ведь крик нестерпимо громкий, никакими педиатрическими причинами не обусловленный. Физически ребенок бывает часто здоров, а кричит, как будто у него страшные боли. Некоторые могут немного поспать только на улице, когда их возят в коляске. А порой обе эти крайности — невероятное спокойствие и столь же выраженное беспокойство — бывают присущи одному и тому же ребенку. Еще раз повторю: шизофрения — двуликий Янус, две ипостасти. Другим характерным признаком является нежелание смотреть в глаза. Хотя при попытке привлечь внимание ребенка он начинает это делать. В норме ребенок рано, к концу первого месяца жизни, а иногда и раньше, фокусирует взгляд на лице взрослого. И в ответ на стимуляцию не только смотрит в глаза, но и улыбается. Это обязательная ответная реакция психически здорового ребенка на доброжелательное поведение взрослого. Ребенок встречает мир улыбкой. Если, конечно, мир ему улыбается. Ребенок же с шизофреническим диатезом не склонен улыбаться миру. Он по природе мизантроп, всегда несколько угрюм. Однако его можно растормошить, и тогда его улыбка, сияние глаз бывают удивительно прекрасны. Эмоционально он сохранен, но его эмоции запрятаны очень глубоко.

Смотрите так же:  Послеродовая депрессия как преодолеть

У аутистов гораздо больше отрешенности от окружающего мира. А здесь — только легкие проявления аутизации, и потому они быстро коррегируются соответствующими профилактическими мероприятиями. Тут даже лечения не требуется. Просто надо рано выявить эти особенности и принять соответствующие меры.

А как их выявить?

Тривиально! Скажем на приеме у педиатра младенец ведет себя как-то удивительно пассивно: спокойно дает себя раздеть, никак не реагирует, когда его поворачивают с боку на бок, ведет себя отрешенно, равнодушно смотрит в сторону, будто все эти манипуляции производятся не с ним. Он даже может произвести впечатление неврологического больного, поскольку лежит в позе лягушки, распластавшись. У него очень снижен мышечный тонус, ручки и ножки слабенькие, их можно вертеть и так и сяк, ведь у него наблюдается излишняя подвижность суставов. Но при стимуляции, легком похлопывании, поглаживании, тормошении младенец вдруг собирается. И оказывается, что он может удерживать головку и даже сидеть, может улыбаться и смотреть в глаза. Если с таким ребенком усиленно общаться, заниматься, привлекать его внимание к окружающему миру, он научится нормальному психологическому реагированию. А если оставить все, как есть, шизотипальные особенности ребенка могут усугубиться.

Но многие родители, наверное, не видят в такой пассивности ребенка ничего патологического?

Даже наоборот! Многих она устраивает, ведь они считают, что ребенок просто очень спокойный и послушный. Они не понимают, что здоровый ребенок не должен быть слишком спокойным. Он должен требовать к себе внимания, потому что развивающемуся ребенку хочется многое узнать. А узнать что-либо он может только тогда, когда с ним общается окружающий мир.

Что еще характерно для шизотипического диатеза?

Страхи. Причем, страхи необычные, странные. Например, ребенок может бояться белой пеленки или пищи какого-то определенного цвета. Характерны и странные игры. Такие дети часто любят не обычные игрушки, а осколки, обломки игрушек, бумажки, веревочки. Такие игры относятся к примитивному типу игры, который называется «манипулятивным», но поскольку шизотипальные дети обычно имеют высокий интеллект и часто даже опережают в умственном развитии других детей, мне кажется, что они вкладывают в эти примитивные игры с веревочками и бумажками какой-то свой смысл, что-то фантазируют, а не просто вертят их в руках.

А что можно сказать про развитие речи у таких детей?

Она развивается рано и бывает достаточно сложной. Они употребляют взрослые фразы.

Чем опять-таки приводят в восторг родных и знакомых?

Да. Еще они рано начинают определять фигуры по форме, цвету, рано складывают паззлы. Они рациональны, у них рано развивается логическое мышление.То есть, они бывают очень способными и одаренными.

Как следует обращаться с такими детьми?

Очень деликатно. Они требуют особо бережного отношения, чтобы их потенциал смог реализоваться. К сожалению, об этом мало знают и еще меньше практикуют. Например, таких детей нельзя выхватывать из семейной среды и помещать в детский сад. Нельзя делать без предупреждения уколы и вообще производить без предварительной подготовки какие-то неожиданные манипуляции. С шизоидными детьми нельзя поступать жестко, резко. Импульсивные, неожиданные поступки их пугают и могут вызвать срыв. Поскольку эти дети очень рациональны, нужно аппелировать в их разуму, побольше объяснять, а не общаться в приказном, командном тоне, как привыкли многие взрослые. Воспитание в данном случае должно носить очень деликатный характер. Нельзя относиться к ребенку как к своей собственности, с которой ты можешь делать все, что тебе удобно, надо считаться с особенностями малыша, стараться понять, что лучше, целесообразней именно для него, к чему у него имеются склонности и привязанности. Хотя, разумеется, это не должно выходить за границы общепринятых поведенческих правил.

Мы говорили о младенцах. А в более старшем дошкольном возрасте какие признаки должны насторожить родителей?

Опять-таки особые, необычные страхи. Сильная избирательность в питании. Чрезмерное увлечение какими-то абстрактными, «взрослыми» интересами. Например, палеонтологией, археологией, историей. Пристрастие к страшным сказкам, страшным игрушкам, динозаврам. Сейчас эти особенности шизоидных личностей усиленно подогреваются масс-культурой. Что касается динозавров, то это прямо-таки некий культ: и игрушки, и множество книг, мультфильмы, фильмы, компьютерные игры. А недавно я видела шоколадку в форме скелета. Даже для меня, взрослого человека, это был стресс. Как можно взять в руки четко выраженный человеческий скелет — для пущей правдоподобности он был сделан из белого шоколада — и съесть?! Должно настораживать родителей и увлечение ребенка компьютером. У шизоидов оно часто бывает чрезмерным, типа одержимости. Стоит забеспокоиться и если ребенок чересчур увлечется телевизором, особенно рекламой. Шизоиды, как и аутисты, очень любят рекламу. При ее звуках они готовы бросить любое занятие, прилипают к телевизору и, как завороженные, по сотому разу смотрят один и тот же ролик. Судя по всему, в рекламе есть нечто, рассчитанное именно на такой тип личности. Для шизотипальных детей характерен и перевес логического мышления, некая заумность. Они нередко задают сложные, «научные» вопросы. Например, «что такое смерть, что такое Земля, Луна?» Многие взрослые теряются, не знают, что ответить, потому что в круговороте обычной жизни об этом не задумываются. Им кажется, что перед ними вундеркинд.

А каковы такие дети в общении?

Они весьма избирательны; как правило, предпочитают более старших детей, а к младшим относятся с опаской, отторгают их. Больше тянутся к взрослым, легко вступают в контакт, но во всем этом есть легкая неадекватность, некая вычурность, гротескная взрослость рассуждений, манер, некая бестактность, отсутствие барьеров.

Да. Причем, взрослым это часто нравится, потому что такая форма общения как бы возвышает ребенка, возводит его на пьедестал особого, умного, опять-таки чуть ли не вундеркинда. Тем более, что он действительно может поражать своим знанием каких-то предметов. Эти дети рано научаются читать и иногда читают взрослые книги, рассуждают по этому поводу. Но все это носит относительно детский, вполне гармоничный, хотя и несколько экзотический характер. Такие дети, как правило, производят впечатление небычных, интересных, изысканных. Им свойственен некий аристократизм, высокомерие. Но при этом они инфантильны, по-детски беспомощны, наивны.

А какой к ним нужен подход в этом возрасте?

Поскольку у них рано проявляются те или иные способности, родители часто нагружают детей занятиями. Причем, нередко пытаются приобщить к чему-то более взрослому. Например, записывают четырехлетку, у которого не по годам развито логическое мышление, в шахматный кружок или учат с трех лет математике. Но тем самым они совершают серьезную ошибку, которая может привести к ухудшению психического состояния ребенка. Наоборот, таких детей нужно не взрослить еще больше, а стараться по мере сил удерживать в нормальном детстве: стимулировать детское поведение, предлагать обычные детские игрушки, побуждать к детским играм, привлекать к детскому коллективу, к традиционным детским забавам. Им не математика в три года нужна, а катание с горки, игра в хороводы и тому подобное. Поскольку у шизоидов есть склонность отгораживаться от реального мира и уходить в виртуальный, надо усиленно привлекать их к реальной жизни. Например, к рисованию на бумаге, а не на компьютере, к разнообразным домашним делам. Очень важно стараться помочь им предолеть страхи высоты, одиночества, аутистические тенденции, научить играть по правилам, приобщить к подвижным играм, которых они часто не любят и боятся.

А как преодолеть страх перед детским коллективом? Вот, например, группа детей играет, а такой ребенок стоит в стороне.

. и высокомерно смотрит на резвящихся «малышей». Высокомерие в данном случае — защитная реакция, маскирующая страх. Чтобы его преодолеть, нужно под тем или иным предлогом вовлечь ребенка в общую игру, похвалить, дать роль лидера. Даже, может быть, не вполне обоснованно. Короче говоря, надо постараться сделать так, чтобы ребенку стало интересно принимать участие в коллективном занятии. Сам он пойти навстречу коллективу не может. Но если ему помочь, постепенно перестанет бояться и важничать.

Родители обращаются внимание на равнодушие таких детей, говорят о том, что их ребенку трудно кого-то пожалеть.

Да, шизотипальным детям свойственна эмоциональная заторможенность. На самом деле эмоциональность у них сохранна, но находится как бы в резерве. И если с детства ребенок не получал стимуляции для извлечения этой эмоциональности из глубин еще не пораженной психики, то в дальнейшем она будет проявляться весьма своеобразно: он может расплакаться над книжным сюжетом, а к живым людям будет равнодушен. У него имеется некое смещение: виртуальное изображение для него более живое, чем реальная жизнь.

Да. Легкие элементы аутизма входят в синдром шизофрении. И реальные события имеют для шизоидных личностей меньшее значение, чем вымышленные. Но если работать с таким ребенком: заниматься, например, игротерапией, куклотерапией, привлекать к театральным постановкам, причем к таким, в которых будут прорабатываться конкретные ситуации проявления жалости к бабушке, к маме, сестре, братишке, — это может изменить эмоциональный вектор. Хотя перегибать палку с такими детьми нельзя.

Возьмем хотя бы известный педагогический прием, когда маленькому ребенку говорят, что игрушки бить нельзя, потому что им «больно». С обычными детьми он срабатывает, а с детьми, предрасположенными к шизофрении, это опасно.

Им лучше не говорить, что игрушке больно, а упирать на то, что гораздо красивее, когда у мишки все лапы целы, а кукла в чистом, нерваном платье. То есть, апеллировать к чувству красоты и гармонии, от природы заложенном в каждом ребенке.

Но почему так?

Детям с шизодиатезом свойственно бурное фантазирование и уход в мир фантазий. Поэтому они могут настолько увлечься игрой в «живые игрушки», что у них сотрется грань между реальностью и вымыслом. Так что «сказкотерапия» этим детям полезна в дозированных объемах. Их обязательно надо выводить затем в реальную жизнь, чтобы они не застряли в фантазиях. Ведь застревание, зацикленность, монотонность фантазий — тоже характерная черта таких детей. Ребенок с диатезом может подолгу, много дней, месяцев, а то и лет играть в одну и ту же игру, упорно воображать себя одним и тем же персонажем. Причем, это тоже носит вычурный характер. Допустим, довольно большой, пяти-шестилетний ребенок отказывается откликаться на свое имя, заявляя, что он. паровозик, ящерица, шарик или какая-то другая геометрическая фигура. Причем, ведет он себя так и дома, и в незнакомой обстановке, не обращая внимания на увещевания близких, пытающихся ему внушить, что так ведут себя «малыши», что это производит плохое впечатление. То есть, ребенок проявляет неадекватность, не ориентируется на обстоятельства. Или — это тоже бывает при шизофрении — мальчик играет в то, что он девочка.

Смотрите так же:  Параноидная шизофрения непрерывное течение

Вообще-то мальчики редко воображают себя девочками...

Да, нарушение половой индентификации — серьезное явление, которое встречается нечасто. В более легкой форме оно может проявляться, когда у мальчика родилась сестренка, и он в своих фантазиях начинает уподобляться ей. Но тут это хотя бы психологически оправдано ревностью, желанием почувствовать себя маленьким.

А, может, в странных играх в перевоплощение проявляется демонстративность ребенка?

Нет, демонстративности тут нет. Она присуща детям истероидного склада, а у шизоидов нет желания показать себя. Тут, скорее, захваченность вычурными играми и фантазиями. Они завладевают ребенком, и он, будучи не в силах противостоять им, стереотипно повторяет, что он бабочка, паровозик и прочее. Недаром в старину шизофрению считали бесоодержимостью. Однако если это еще не болезнь, а всего лишь личностные особенности, они поддаются коррекции. Если ребенка включить в игру другого типа, он ее охотно подхватит и будет воспроизводить.

Значит, таких детей надо стараться не зацикливать на чем-то одном?

Да, для них очень важна смена впечатлений. Но, учитывая их повышенную чувствительность, впечатления не должны быть бурными. Иногда даже поход в театр может стать чрезмерной эмоциональной нагрузкой.

А что можно сказать про школьный возраст?

Вначале возникают проблемы адаптации к школе. Шизотипальный ребенок не сразу вписывается в новую школьную жизнь. Тем более, что он с детства привык чувствовать свю необычность, исключительность. Когда же он попадает в класс, ему уделяют гораздо меньше внимания, чем он привык, и у него возникают проблемы. Он пытается по-своему решить их: что-то выкрикивает с места, привлекая внимание окружающих, и попадает в число нарушителей дисциплины. А ведь шизотипальный ребенок, при всей своей внешней отрешенности, крайне чувствителен к тому, как к нему относится общество. Поэтому когда его превращают в аутсайдера и за нарушение дисциплины отсаживают на заднюю парту, для него это трагедия. Настолько серьезная, что таких детей нередко приходится переводить на домашнее обучение. Непосредственно же в учебе дети с шизофреническим диатезом, как правило, бывают успешны. Если, конечно, преодолевают свои поведенческие отклонения и вписываются в школьную обстановку.

Шизотипальность часто сочетается с гиперактивностью или повышенной возбудимостью?

К сожалению, да. Одно из проявлений шизотипальности — это нарушение внимания. Оно обычно возникает еще до появления признаков гиперактивности.

Но не любой гиперактивный ребенок шизотипальный?

Конечно, не любой. Однако среди детей с дефицитом внимания и гиперактивностью немало таких, которые имеют шизотипальные черты. Хотя когда они заняты каким-то интересным делом, гиперактивности нет и внимание сосредотачивается. Поэтому к ним требуется индивидуальный подход, их надо стараться заинтересовать. Я, конечно, не имею в виду болезненные проявления гиперактивности, которые требуют медикаментозного лечения.

Какой подход оптимален для шизотипальных детей в школе?

С одной стороны, индивидуальный. Но в то же время их обязательно надо вовлекать в коллектив, они должны принимать участие в массовых мероприятиях, в общей жизни класса. Желательно дать им возможность проявить свои знания, эрудицию, почувствовать себя лидером, но так, чтобы это было направлено на благо всего класса. Необходимо помнить и об их повышенной ранимости, обидчивости, сензитивности. Учителю нельзя повышать голос на такого ребенка. С ним надо обращаться с уважением, как со взрослым. Причем, шизотипальные дети при всей своей интеллектуальности во многом более инфантильны и неумелы, чем сверстники. Например, они не всегда умеют сами одеваться, завязывать шнурки. В начальной школе они часто бывают растеряхами, но при этом у них рано проявляется личность, причем личность рафинированная, обостренное чувство собственного достоинство. Поэтому лучше взывать к их разуму, предлагать выбор, давать сложные, но все-таки посильные задания, которые могут их увлечь. Тогда они могут быть очень интересны и для всего класса, и для учителя.

Вы упомянули, что таким детям бывает трудно одеться, собраться. Родители же часто зафиксированы на развитии именно этих навыков, муштруют детей, сердятся на них. Что тут можно посоветовать?

Конечно, так вести себя неправильно. Эти дети не терпят давления. Если на них давить, у них возникнет отторжение от взрослых. Они отдалятся, проявят феномен псевдоглухоты, когда ребенок как бы не слышит, что ему говорят, и делает свое. Родители должны знать: чем больше они на такого ребенка давят, тем больше подрывается их авторитет. Но оставлять все как есть тоже нельзя. Надо добиваться желаемого результата, действуя более мягко, гибко, делая упор на поощрение, а не на наказание или крик. Таких детей надо возвышать в их собственных глазах, ободрять, уверять, что у них все получится и предлагать сделать что-то совместно. Чтобы ребенок был пособранней, надо развивать у него моторику. Таким детям, несмотря на их неуклюжесть, надо заниматься физическими упражнениями с самого раннего возраста. Но поскольку у них сниженный тонус и расхлябанные суставы, нельзя требовать от них спортивных достижений. Тут нужна лечебная физкультура, полезно плавание, танцы, лыжи, коньки. Постепенно дети все это осваивают и вполне нормально справляются.

Раньше считалось, что процент заболеваемости шизофренией неизменен. А как сейчас?

За последние годы обращений по поводу заболеваемостью шизофренией стало заметно больше. Процент остается относительно малым, но наблюдается тенденция к росту. Шизоидов же, носителей генетической информации о шизофрении, которая может передаться по наследству, еще больше. На сегодняшний день — порядка 5%. Может быть, имеется определенное накопление генов у населения, может, влияют какие-то провоцирующие факторы в окружающей среде. Также, вероятно, сказывается ломка культурных, воспитательных стереотипов. Вопрос до конца неясен.

В нашем обществе до сих пор так боятся шизофрении, что многие родители не идут к врачу, даже когда у ребенка есть явные признаки шизотипальности. Считая болезнь неизлечимой, они пытаются отгородиться от страшной информации, убедить себя, что все нормально. Какие советы тут можно дать?

Несмотря на обилие информации в современном обществе, культура населения остается в определенных вопросах на уровне средневековья. У многих людей сохраняется иррациональный страх перед душевным заболеванием, перед психиатрией и даже перед психологией. Но это совершенно неправильно. Напротив, заметив какие-то отклонения у ребенка, обязательно надо обращаться за помощью. Хотя бы для начала к психологу.

Родители опасаются обращаться к психиатру, говоря, что это «клеймо на всю жизнь».

Сейчас это не так. Диагноз «шизофрения» в состоянии хорошей ремиссии может быть снят. Конечно, людям, которые хоть раз переболели шизофренией, не рекомендуется идти в армию, иметь оружие или профессию, связанную с большой ответственностью за жизнь людей. Например, быть авиадиспетчером. Но заниматься наукой, исследовательской работой, литературой и искусством этот диагноз нисколько не препятствует. Особенно если это пролеченное состояние, если человек удерживается в рамках шизоидной конституции. В подобных случаях страхи «клейма» вообще не имеют под собой никакой почвы!

Скажите прямо: есть шансы вылечить шизофрению или хотя бы как-то скомпенсировать состояние больного?

Конечно, есть. 30% заболевших шизофренией практически полностью выздоравливают! Это очень хорошие результаты, вполне сопоставимые с результатами лечения многих других хронических болезней, которые тоже могут привести к инвалидности: например, гипертонии, кожных заболеваний, язвы, бронхиальной астмы. Каждый третий, заболев шизофренией (я уж не говорю о шизоидной конституции!), вполне может выправить свое здоровье при условии грамотного лечения. В моей практике не один случай, когда под влиянием современной медицины наступает нормализация состояния даже при тяжелой, рано начавшейся шизофрения, которая раньше считалась злокачественной, бесперспективной, приводящей к несомненной инвалидности детства. Такие мои пациенты успешно закончили школу, кто-то учится в институте, кто-то завел семью и уже имеет детей. Кстати, совсем необязательно больных.

Примерно половина из них выздоравливает не полностью, какие-то остаточные явления сохраняются, но человек все же возвращается в строй, к обычному образу жизни. А около 30%, к сожалению, превращаются в инвалидов и вынуждены находиться на государственном обеспечении. Причем, возобновление заболевания, ухудшение состояния нередко связаны с несоблюдением лечебной дисциплины, прекращением приема лекарств, алкоголизацией пациентов, тяжелыми стрессами. Короче говоря, шизофрения не так страшна, как о ней думают. И очень важно, чтобы родители знали: чем быстрее и энергичнее начато лечение, тем вероятность выздоровления выше. А вот без лечения перспективы практически никакой.

Другие статьи

  • Восьми месячные дети Восьми месячные дети Есть такое поверье, что 7-месячные дети выживают, а 8-месячные чаще умирают после рождения. Я впервые о нём услышала во время своей беременности от мамы. Пыталась найти, откуда ноги растут, но поиск ничего не дал, и я подумала, что мама не так […]
  • Во сколько нужно укладывать спать ребенка в 6 месяцев Во сколько укладывать ребенка спать? Природа сама за нас определила, сколько и кому нужно сна, особенно это касается детей. Если малыш пропускает время сна, то его организм начинает испытывать стресс, а из-за этого у ребенка может быть плохое настроение, кошмары, […]
  • Ребенок 1 5 года плохо спит ночью комаровский Доктор Комаровский о том, что делать, если ребенок плохо спит ночью и часто просыпается Беспокойный детский сон по ночам — проблема довольно распространенная. Многие мамы и папы мечтают, чтобы ребенок сам выспался как следует и дал им, родителям, поспать хотя бы 8 […]
  • Памятка для родителей по воспитанию ребенка Памятка для родителей по воспитанию ребенка ПАМЯТКА РОДИТЕЛЯМ О ВОСПИТАНИИ ДЕТЕЙ Воспитывая ребенка, старайтесь придерживаться следующих правил: 1. Любите своего ребенка, и пусть он никогда не усомнится в этом. 2. Принимайте ребенка таким, как он есть – со всеми его […]
  • Раннее развитие ребенка по системе монтессори Монтессори методика раннего развития Когда мы говорим о раннем развитии, то имеем ввиду помощь ребенку в том, чтобы весь его потенциал был задействован. При этом важно понимать, что «развить» своего ребенка извне – невозможно. Развиваться каждый будет сам, а мы – […]
  • Каланхоэ 8 месячному ребенку Можно ли капать каланхоэ грудничку Насморк у грудничка может быть по разным причинам. Он возникает из-за простуды и аллергической реакции, слишком сухого воздуха и недостаточной влажности в комнате. В этот период очень важно организовать правильный уход за крохой и […]