Психология переживания стресса

Психология переживания стресса

ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ПЕРЕЖИВАНИЯ

Василюк Ф.Е. Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций). — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. — 200 с.

Современная психологическая литература пополнилась новой самобытной работой. В ней освещаются такие разделы общей психологии, которым традиционно уделялось незаслуженно мало внимания советскими психологами.

Центральным термином монографии является «переживание», в которое Ф.Е. Василюк вкладывает специфический смысл. Автор использует его для обозначения не эмоциональной репрезентации субъекту содержаний сознания, а «особой внутренней деятельности, внутренней работы, с помощью которой человеку удается перенести те или иные (обычно тяжелые) жизненные события и положения, восстановить утраченное душевное равновесие, словом, справиться с критической ситуацией» (с. 12).

В первой главе Ф.Е. Василюк предлагает читателю собственную, весьма зрелую, хорошо библиографически аргументированную классификацию критических ситуаций: стресс, фрустрация, конфликт, кризис. Он вполне оправданно предлагает сузить круг явлений, обозначаемых в современной психологической литературе понятием «стресс», явлениями организмического уровня функционирования человека, знаменующими напряжение витальных потребностей, удовлетворяемых регулярно, без длительных временных отсрочек — «здесь и теперь». Другой круг явлений автор предлагает закрепить за понятием «фрустрация»: это критическая ситуация, выражающаяся в неудовлетворении предметно сфокусированной потребности (мотива), в результате столкновения с предметно-определенным барьером. В отличие от фрустрации конфликт возникает в результате столкновения двух внутренних побуждений, отраженных в сознании в виде самостоятельных «идеационных» понятий — ценностей. Внутренний конфликт протекает в форме особого «ценностного переживания». Кризис — ситуация переживания невозможности реализации жизненного замысла. Кризис возникает в поворотных пунктах жизненного пути личности.

Ф.Е. Василюк классифицирует и обсуждает различные механизмы переживания. Непродуктивные способы переживания, объединяемые автором под традиционным обозначением «психологическая защита», приводят к мнимому улучшению в виде субъективного смягчения неудовольствия, а иногда вызывают дезадаптационный эффект. Продуктивные способы переживания автор обозначает термином «совладание»; они предполагают «реалистический учет целостной ситуации, умение пожертвовать частным и сиюминутным.

Отчетливо и твердо обозначая свою принадлежность к последователям теории деятельности А. Н. Леонтьева, Ф.Е. Василюк смело раздвигает ее феноменологические и концептуальные рамки. Переживание является таким интегральным теоретическим конструктом, который имеет свои проекции и в сфере мотивации (см. психодинамические теории), и в сфере действий (рассматриваются в бихевиоральных подходах), и в сфере образа (исследуются в когнитивной психологии).

Более спорное впечатление оставляет вторая глава монографии. Автор смело берется за решение сверхсложной задачи: произвести типологический анализ видов переживания с помощью построения типологии «жизненных миров». При этом он пытается реализовать, как сам заявляет, принцип восхождения от абстрактного к конкретному: от абстрактных теоретических параметров «жизненного мира» (сложный — простой, трудный — легкий) к эмпирическим, содержательно насыщенным психографическим портретам каждого (из четырех возможных в данной сетке) типа «жизненного мира».

Ф.Е. Василюк ярко и интересно выписывает намеченные психографические портреты «гедониста» (простой и легкий «жизненный мир»), «реалиста» (простой и трудный), субъекта «ценностного переживания» (сложный и легкий) и субъекта «творческого переживания» (сложный и трудный). Преимущественный тип критических ситуаций для первого субъекта — стресс, для второго — фрустрация, для третьего — конфликт, для четвертого — кризис.

Изощренность психографических средств автора вызывает у нас положительное отношение, хотя и может показаться сторонникам строгих теоретических построений легковесной беллетристикой, граничащей со спекулятивными измышлениями.

На самом деле автор предпринимает небезуспешную попытку погрузить свои теоретические конструкции в недра житейской психологии — той психологии, которая традиционно подвергалась скорее литературно-художественной, чем научной рефлексии. Абстрактные типы «жизненных миров» на глазах обретают в книге определенность, полнозвучность, феноменологическую многоаспектность, а следовательно, убедительность. Таким образом, в рецензируемой монографии мы находим тот редкий и весьма ценный в качественном исполнении жанр психологической литературы (обозначим его «психосинтетическая психографика»), который дает читателям возможность узнать, каким образом научно-психологические знания преломляют видение мира и конкретных людей в нем.

Специальный опыт психологической интерпретации процесса переживания предпринимается в третьей главе, где Ф.Е. Василюк реконструирует ход переживаний известного героя романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» — Родиона Раскольникова.

По-видимому, недостатки и просчеты монографии явились продолжением ее достоинств, неизбежным следствием избранного метода теоретически синтезированной типологии.

Ф.Е. Василюк настойчиво стремится найти универсальную сетку классификационных оснований, в которую укладывалось бы одновременно почти все многообразие видов, форм и функций внутренней психической деятельности субъекта по переработке эмоционального опыта (деятельности переживания). К сожалению, вне этой сетки остается анализ конкретных экстремальных ситуаций, где с наибольшей яркостью проявляются процессы переживания и совладания (ситуации длительного одиночества, риска и т.п.). Отыскав достаточно убедительную и эвристичную классификацию четырех типов критических ситуаций (стресс, фрустрация, конфликт, кризис), Ф.Е. Василюк ставит этой классификации в параллель (в качестве изоморфной) классификацию четырех типов «жизненных миров» (на пересечении независимых параметров сложности и трудности). Затем эта и без того чрезмерно обобщенная конструкция обрастает новым слоем изоморфных концептуальных расчленений: жизнедеятельность организма, деятельность, сознание, воля. Наконец, на уровне психосинтезированных типов переживания им ставятся в соответствие такие оценочно-нагруженные понятия, как «гедонизм», «творчество» и т.п.

Искусственность такого упрощенного концептуального параллелизма быстро обнаруживает себя в самом тексте «психосинтезированных портретов», не лишенных, к сожалению, довольно очевидных натяжек. Реалистическое переживание, например, вдруг сближается, даже отождествляется с маниакальным поведением, возникающим в случае сверхзначимой потребности. Это явная логическая ошибка, которую можно характеризовать как «отождествление по изолированному признаку»: факт наличия и у реалистов, и у маньяков доминантного мотива (у реалистов вследствие разложения деятельности на этапы по достижению отдельных целей) приводит автора к ошибочному их отождествлению. В то же время из сферы внимания автора выпадают такие «немаловажные» различия: у маньяков поле сознания сужено, из него выпадают существенные признаки условий, что делает поведение маньяка неадекватным, в то время как для реалиста, наоборот, характерна гибкость и широта когнитивной карты действия.

Совершенно неочевидно также, что ценностное переживание (конфликт) возникает как реакция на легкость жизненного мира: развитие умозрительного отношения к действительности может быть следствием интроверсии активности в результате столкновения субъекта с трудностями по реализации своих замыслов во внешнем мире. Думается, что автор сам видит в своем творческом методе значительные резервы для совершенствования. В несомненной коррекции нуждается и обостренная теоретическая самостоятельность: переходя от реферативных ссылок к конструированию, Ф.Е. Василюк обнаруживает порой неоправданную автономность от теоретических достижений известных ему самому работ. Например, в монографии В.В. Столина «Самосознание личности» (М., 1983) с успехом проводится различение трех уровней организации поведения и психики человека — организм, индивид и личность. Подобного независимого уровневого расчленения не хватает в рецензируемой монографии; отсюда разноуровневые феномены (такие, например, как витальное потребление и творчество) оказываются спроецированными в плоскость явно бедной координатной сетки «трудность × сложность жизненного мира». Несомненное обеднение концептуальных средств данной работы выразилось и в забвении автором леонтьевского трехуровневого расчленения «операция, действие, деятельность», продуктивно разрабатываемого А.Г. Асмоловым. Трудности в жизни человека имеют качественно различный психологический смысл, в зависимости от того, препятствуют ли они реализации операции, достижению цели (действия), достижению мотива. Определенную пользу принесло бы сопоставление типологии, предлагаемой Ф.Е. Василюком, с типологией «жизненных стилей» А.А. Кроника, выделяющего в качестве четырех возможных жизненных стилей гедонистический, аскетический, деятельный, созерцательский.

Более существенный вопрос касается практически значимой заявки автора о том, что переживание есть центральное понятие, предмет консультативной психологии личности, т.е. психологическая помощь личности, по Ф.Е. Василюку, должна состоять в организации продуктивных форм переживания, превращения его из пассивной психологической защиты в целенаправленную деятельность по совладанию с критической ситуацией С этим утверждением следует согласиться, однако, не полностью, так как это привело бы к чрезмерному расширению границ и без того широкого понятия «переживание». Процесс переживания, по нашему мнению, есть такой частный случай внутренней активности, когда ведущим, задающим звеном в цепи преобразований являются эмоции, эмоциональные знаки впечатлений, образов, идей. Стихия переживания — это именно стихийное, ассоциативное, неуправляемое движение содержаний сознания, над которыми довлеет эмоциональная логика. Подлинное «совладание» оказывается возможным, когда процессы переживания протекают в содружестве и под управлением процессов «понимания».

Смотрите так же:  Истерия википедия

Конечно, психографический анализ типологии взаимодействия между переживанием и пониманием требует, по существу, разрешения классической проблемы взаимодействия между аффектом и интеллектом. Некоторые новые интересные данные по этому вопросу получены в современных экспериментальных исследованиях когнитивного стиля, к сожалению оказавшихся вне библиографии рецензируемой книги.

Все высказанные здесь замечания призваны не умалить, а высветить достоинства работы Ф.Е. Василюка. Книга, бесспорно, полезна не только профессиональным психологам, но и широким кругам специалистов-гуманитариев, перед которыми она раскрывает психологию переживаний человека как особую сложную, динамичную и интимно-подлинную реальность его бытия.

Психология «переживания» Ф.Е.Василюка

Ф.Е. Василюк предлагает собственную, хорошо аргументированную классификацию критических ситуаций:

Также он ярко и интересно выписывает намеченные психографические портреты «гедониста» (простой и легкий «жизненный мир»), «реалиста» (простой и трудный), субъекта «ценностного переживания» (сложный и легкий) и субъекта «творческого переживания» (сложный и трудный).

Отыскав достаточно убедительную и эвристичную классификацию четырех типов критических ситуаций (стресс, фрустрация, конфликт, кризис), Ф.Е. Василюк ставит этой классификации в параллель (в качестве изоморфной) классификацию четырех типов «жизненных миров» (на пересечении независимых параметров сложности и трудности).

Таким образом, систематизируя концепцию Ф.Е.Василюка, можно выделить следующие позиции.

Источник и принцип внутрипсихической организации. «Внутреннее» и «субъективное», с точки зрения Ф.Е.Василюка, — это душевное равновесие, осмысленность, умиротворенность, новое ценностное сознание как продукт работы переживания.

Он выделил 4 принципа, которым подчиняются процессы переживания:

Необходимость переживания вызывают критические ситуации, отличающиеся невозможностью реализации внутренней жизненной необходимости – своих мотивов, отношений, ценностей.

В зависимости от специфики «парализованной» жизненной необходимости, критические жизненные ситуации приобретают форму:

«Онтологическое поле» критических ситуаций расширяется от витальности (при стрессе) до жизни как целого (при кризисе).

Взаимосвязь внутреннего и внешнего мира понимается как переживание – особая деятельность по преодолению критических ситуаций. Это форма деятельности, направленная на восстановление душевного равновесия, утраченной осмысленности существования – то есть на «производство смысла». Эта особая внутренняя деятельность, внутренняя работа, позволяющая перенести жизненные события (обычно тяжелые) и справиться с критической ситуацией; активный результативный внутренний процесс, благодаря которому возможно преобразование ситуации. Такое понимание переживание отличает его от традиционного представления о нем как о непосредственной внутренней субъективной данности психического явления, а так же как сфере субъективно значимого, пристрастного отражения. На уровне сознания переживание понимается как обретение осмысленности жизни. Переживание характеризует особенности жизненного мира (типа), характеризующего связь человека с миром посредством жизнедеятельности.

Реализация внутрипсихической организации в рамках деятельностного подхода Ф.Е. Василюк впервые отходит от схемы отдельной деятельности к анализу онтологии жизненного мира, рассматривая человека в единстве с миром. Была предложена типология жизненных миров. В онтологии жизненного мира переживание рассматривается как особая деятельность в критических жизненных ситуациях по преобразованию человеком себя в мире и мира в себе. Это продуктивная деятельность субъекта, ведущая к смыслопорождению. Прежде всего специфика этой деятельности определяется критическими ситуациями как ситуациями невозможности реализовать внутреннюю жизненную необходимость. Это и есть те жизненные ситуации, которые ставят субъекта перед необходимостью переживания. На онтологическом уровне переживание предстает как возможность реализации жизненных необходимостей, деятельность, направленная на саму жизнь, как восстановительная работа по преодолению «разрыва жизни». Наряду с внешней практической и познавательной деятельностью это особый вид деятельности, имеющий особый продукт – смысл (осмысленность). Переживание как деятельность осуществляется в изменении сознания и всего психологического мира с помощью внешних и внутренних действий.

Развитие личности зависит от доминирующего принципа переживания. Так, при доминировании принципа удовольствия переживание, даже «удачное», ведет к регрессу личности; принцип реальности удерживает личность от деградации. Духовный рост и совершенствование личности возможны только на основе принципов ценности и творчества. Способ переживания должен соответствовать критической ситуации.

Василюк обращается к историчности переживания, ставя задачу применения культурно-исторического подхода, общей схемы социально-исторической детерминации психики. Историческая эпоха и культурная среда накладывают отпечаток на специфику переживания, его содержание.

Также в своей теории он рассматривает «удачные» и «неудачные» переживания, соотнося их с совладанием и психологической защитой. Удачные переживания – гибкие, реалистичные, целенаправленные, осознаваемые – способствуют росту алаптативных возможностей при достижении цели приспособления к действительности. Неудачные переживания – протекают непроизвольно, неосознаваемо, нереалистически, без учета целостной ситуации и перспективы.

Ф.Е.Василюк предлагает метод категориальной типологии, благодаря которому возможно установление закономерностей переживания. Переживание не поддаётся эмпирическому изучению, приоритет отдается теоретическому методу. Позже Василюк предпочитает говорить о феноменологическом методе, подчеркивая феноменологичность типологий и их соотнесения.

Концепция Василюка оказалась очень жизнеспособной как в теоретическом, так и практическом (консультационном) направлениях.

Стресс во благо: чем полезны эмоциональные встряски

Медики уверяют: без отрицательных эмоций человеку не прожить, равно как и без положительных. Как же так? Неужели нервничать и переживать полезно?

Именно так! Ведь как сказал автор теории стресса Ганс Селье: «Стресс создает «вкус к жизни». Именно он повышает уровень адреналина в крови, а значит, обостряет внимание, слух, зрение – все процессы, поддерживающие нас в «боевой готовности».

А полное отсутствие в жизни острых моментов приводит к скуке и отупению, меланхолии, повышенной агрессивности и даже опасным болезням. Так что не слишком берегите себя от сильных эмоций.

Переживание со знаком плюс

Наверное, вы не раз обращали внимание, как хорошеет ваше собственное отражение в зеркале после короткой, но бурной ссоры с супругом.

Дело в том, что кратковременный стресс тонизирует иммунную систему и улучшает кровообращение (вот откуда прекрасное самочувствие и чудесный румянец!). И хотя артериальное давление в этих случаях повышается, организм реагирует на такой скачок весьма одобрительно. Главное, чтобы подобные стычки не происходили в вашей жизни слишком часто и заканчивались примирением.

Кстати, «положительную» психологическую встряску мы можем испытывать не только во время конфликтов, но и во время сложного экзамена. Или после напряженной компьютерной баталии, когда за час удалось сотню раз избежать виртуальной смерти.

Аналогичное воздействие на организм оказывает авральная работа или, например, щекочущий нервы поход к стоматологу, а еще катание на крутых виражах американских горок или занятия экстремальными видами спорта. Главное условие – чтобы стресс был кратковременный. Попереживали – и быстро успокоились.

Поддать адреналину!

Испытывая сильные эмоции, мы сжигаем огромное количество энергии. И легко худеем. Ведь психологическая встряска – катализатор метаболизма и отличное подспорье для выведения из организма лишней жидкости.

Правда, управлять этим процессом сложно, ведь в это состояние искусственно себя не приведешь. Но зато мы можем заменить психологические переживания физическими стрессами! К ним относятся, например, баня, сауна, обливание ледяной водой, интенсивные занятия спортом, длительная пробежка или просто генеральная уборка в доме.

Особенно такие стрессы полезны, когда процесс похудения тормозится, и вес «зависает» на мертвой точке. Чтобы сдвинуть стрелку весов в нужную сторону, устройте организму хорошую встряску с помощью направленного управляемого физического стресса!

Не будьте «кроликами»

А как обстоят дела с хроническим, долгосрочным стрессом? Считается, что он угнетает иммунную систему, вызывает усталость, раздражительность и мышечное напряжение, а вместе с этим кучу заболеваний.

Одних людей внезапные и острые проблемы подзадоривают, заставляют действовать активно, такую реакцию психологи называют «стресс льва», а других вгоняют в депрессию и апатию, это «стресс кролика». Очень важно правильно воспринимать удары судьбы. Ведь от характера реакции на стресс зависит здоровье. Затяжной негатив может вызывать гипертоническую и язвенную болезни, инфаркт, инсульт, стенокардию, аритмию. Подавленный гнев способствует развитию ревматоидного артрита, псориаза, язвы желудка, мигрени.

Смотрите так же:  Занятия по заиканию с детьми школьного возраста

Если вы чувствуете, что напряжение затянулось и организм на пределе, постарайтесь расслабиться любыми доступными способами. Многим помогают самовнушение, медитация, молитва, творчество. Состояние душевного покоя можно вернуть, прогулявшись вечером по парку, поиграв с детьми, занявшись рукоделием, почитав хорошую книгу или посмотрев любимое кино. Сделайте новую прическу. Затейте ремонт в квартире. В общем, вытаскивайте себя из болота за волосы, как известный барон. И снова – в бой! Покой нам только снится!

Пенитенциарный стресс и особенности его проявления у осужденных, подозреваемых, обвиняемых 1478

Проблема стресса достаточно глубоко изучена в общей, экстремальной, организационной психологии. Однако в юридической и пенитенциарной психологии проблема проявления стресса не получила столь широкого освещения.

Нахождение в пенитенциарном учреждении предполагает жизнь в экстремальных условиях, т. е. на индивида действует большое количество фрустрирующих и стрессогенных факторов пенитенциарной среды. Пенитенциарный стресс, как правило, негативно влияет не только на здоровье человека, отбывающего наказание, но и способствует различным деструктивным проявлениям (конфликты, суицид [2, c. 1–2], противоправные действия). Целью нашей работы стало выявление степени распространенности пенитенциарного стресса и особенностей его проявления у осужденных, подозреваемых, обвиняемых в связи с необходимостью разработки рекомендаций по его учету в процессе содержания данных лиц в СИЗО и исправительных учреждениях. Объектом исследования стал пенитенциарный стресс у подозреваемых, обвиняемых, осужденных, предметом исследования стали факторы, влияющие на формирование пенитенциарного стресса и особенности его проявления. Гипотезами исследования стали следующие предположения: пенитенциарный стресс (дистресс) у подозреваемых и обвиняемых встречается чаще чем у осужденных; проявление пенитенциарного стресса взаимосвязано с этапом отбывания наказания; проявления пенитенциарного стресса связано с криминальным опытом осужденных, подозреваемых, обвиняемых; проявление пенитенциарного стресса связано с индивидуально-психологическими характеристиками осужденных, подозреваемых, обвиняемых; проявление пенитенциарного стресса взаимосвязано с актуальным состоянием субъекта (тревога, фрустрация).

Теоретические предпосылки исследования

Понятие «стресс» было введено в 30-е гг. XX в. Г. Селье [8]. Данный термин определяется как неспецифическая реакция организма в ответ на любое требование. Стресс рассматривался как особый тип приспособительной реакции на сверхсильный раздражитель – стрессор, данная реакция является интегральной. При этом неспецифическим данное состояние является, поскольку стрессором в данном случае может выступать любое требование к перестройке привычных вариантов реагирования. Исследователь разделил изучаемый феномен на физиологические и психофизиологические составляющие «неспецифического адаптационного потенциала», описал его проявления и динамику.

Подход Г. Селье и его последователей можно назвать биологическим. Биологический стресс, являясь реакцией на сверхсильный раздражитель (сильные физические и нервно-психические нагрузки), включает в себя три стадии реакции [11, с. 140]: стадия удивления или тревоги – мобилизация организма (защитных функций); стадия сопротивляемости – непосредственно адаптация – совладание с ситуацией; стадия истощаемости – упадок сил, дезадаптация (стадия не обязательна, соответствует понятию дистресс).

Р. Лазарус ввел понятие психологический стресс, автор определил данный феномен как специфическую реакцию организма, при которой активизируется познавательная деятельность, посредством которой индивид определяет для себя степень угрозы того или иного стимула и сопоставляет внешние условия с субъективной возможностью их преодоления [4, с.18]. Специфичность в данном случае заключается в том, что не любое требование может вызвать стрессовое состояние, а только лишь специфическое, т. е. воспринимающееся как угрожающее. Позиция данного автора является теоретической основной данного исследования.

В зависимости от стрессора выделяют различные виды стресса, среди которых пенитенциарный стресс. Лишение свободы – ситуационно-пролонгированная психогенная травма, связанная с невозможностью удовлетворить актуальные потребности, поэтому заключение считается экстремальной ситуацией для личности со своими специфическими раздражителями (стрессоры и фрустрирующие факторы) [10, c.52–54]. В данном случае основным стрессором выступает социальная депривация, вынужденное изменение привычного образа жизни и пенитенциарная среда, в которую попадает личность. Аналогами данного термина в отечественной литературе являются: «психическая дезадаптация», «психопатизация», «тюремизация», «синдром тюремной социальной депривации» и др. В зарубежной литературе синонимом термина «пенитенциарный стресс» является феномен «тюремного стресса», который рассматривается как ситуационная стрессовая реакция. Е.В. Ермасов [3, с. 86], определяет тюремный стресс как комплекс психологических переживаний индивида в условиях изоляции. Данный феномен является интегральной характеристикой физиологических, социальных, социально-психологических механизмов адаптации осужденного. При этом отечественный термин «пенитенциарный стресс» – состояние, возникающее вследствие изоляции. При изоляции правонарушителя можно наблюдать большое количество видов депривации, основная из которых – социальная депривация, кроме того – сенсорная, двигательная, психологическая, информационная, сексуальная, эмоциональная и проч.. М.Е. Сандамирский описал реакцию на стресс в виде нарушения психической адаптации осужденных [7].

А.М. Чириков интегрируя различные взгляды на пенитенциарный и тюремный стресс дает следующее определение: пенитенциарный стресс – «это комплекс психологических переживаний личности, оказавшихся в условиях искусственной изоляции» [10, с. 53]. Такое определение, по мнению автора, позволяет рассматривать пенитенциарный стресс как психологический. С.Б. Пономарев и соавторы, в свою очередь, дают следующее определение пенитенциарному стрессу – это специфическое явление, спровоцированное, в первую очередь, социальными причинами – вынужденной изоляцией от привычного окружения [9, c.6].

В.И. Петров и соавторы определили пенитенциарный стресс как расстройство адаптации [5, с.2]. При этом особенное внимание уделялось бытовым условиях осужденных.

Проанализировав подходы к изучению пенитенциарного стресса (Бартол К., 2004 [1, c. 336–338]; Ермасов Е.В., 2009; Пирожков В.Ф., 2001 [6, c. 361–365]; Пономарев С.Б., 2008; Сандамирский М.Е., 2001; Чириков А.М., 2012), мы предлагаем определить данный феномен следующим образом: пенитенциарный стресс – это субъективная реакция, представляющая собой комплекс психологических переживаний личности, оказавшейся в условиях изоляции, на стрессоры в виде факторов пенитенциарной среды, вызванных социальной изоляцией (ограничением свободы).

Факторы, влияющие на формирование пенитенциарного стресса условно можно разделить на внешние и внутренние. Основными внешними факторами, влияющими на личность, являются стрессоры, связанные с воздействием пенитенциарной среды. Второстепенным внешним фактором можно считать криминогенные характеристики. Внутренними факторами могут стать индивидуально-психологические характеристики личности и ее актуальное состояние (фрустрация и тревога).

Организация исследования и характеристика выборки

Исследование проводилось на базе ФКУ ИК №6 УФСИН России по Московской области. Выборку составили 69 человек мужского пола, отбывающих наказание в данной колонии общего режима. Из них 44% (31 человек) находятся в СИЗО при ИК №6, 56% (38 человек) непосредственно отбывают наказание в ИУ. Возраст обследуемых колеблется от 19 до 47 лет. Из общего количества испытуемых 4% имеют неоконченное среднее образование, 49% – среднее образование, 36% – среднее специальное образование, 11% – неоконченное высшее образование. Среди всех участников исследования ранее отбывали наказание 33%, впервые являются подсудимыми или осужденными 67%.

Методы и методики

Для достижения поставленных целей были использованы следующие методики: авторская анкета; диагностика состояний стресса К. Шайнера; шкала тревоги Спилбергера–Ханина, экспресс диагностика фрустрации В.В. Бойко 16 PF опросник Р. Кеттелла – форма С. Все использованные методики были апробированы на соответствующем контингенте. Статистическая обработка данных осуществлялась в программе IBM SPSS Statistics 22. Для анализа корреляционных связей использовался коэффициент ранговой корреляции Спирмена. Для выявления различий между двумя независимыми выборками использовался критерий Манна–Уитни. Для выявления различий между несколькими независимыми группами был использован критерий Краскала–Уоллиса для независимых выборок.

Обсуждение результатов исследования

По результатам исследования можно сделать вывод о том, что пенитенциарный стресс одинаково часто встречается как в исправительном учреждении, так и в СИЗО. На уровне значимости p=0,841>0,05 значимых различий в группах СИЗО и ИК не обнаружено. Из выборки 69 испытуемых, признаки стресса обнаружены у 45 человек (65% обследованных). Хотя в пенитенциарной литературе (А.Д. Глоточкин, В.Ф. Пирожков, А.И. Ушатиков, Б.Б. Козак, Ю.А. Дмитриев) отмечается, что лица, содержащиеся в следственном изоляторе, более подвержены стрессу, нежели в исправительной колонии, в нашем исследовании существенных различий в распространенности стресса не выявлено. Возможно, при увеличении выборки эти различия проявятся.

Смотрите так же:  Симптомы невроза у подростка

Пенитенциарный стресс наиболее часто проявляется на начальном этапе отбывания наказания и перед освобождением. Выявлены значимые различия распределений стрессового состояния (критерий Краскала–Уоллиса для независимых выборок) между группами «отбыли половину срока» и «отбыли меньше года»: р=0,006 Скопировать

Интенсивный стресс в контексте психологической безопасности

Тарабрина Н.В., Харламенкова Н.Е., Падун М.А., Хажуев И.С., Казымова Н.Н., Быховец Ю.В., Дан М.В.

Книга посвящена исследованию проблемы интенсивного стресса и психологической безопасности личности – двух взаимосвязанных психологических конструктов. На теоретическом уровне проводится сопоставление понятий «повседневный стресс», «интенсивный стресс», «посттравматический стресс»; определяется связь между психологической безопасностью и интенсивным стрессом. Представлены результаты теоретико-эмпирического исследования отдельных видов безопасности – информационной, военной, экономической, социальной, экологической; показана специфика их нарушения под влиянием повседневных и интенсивных стрессоров. В книге анализируются результаты исследования посттравматического стресса как одного из психологических последствий психотравмирующего воздействия на человека стрессоров высокой интенсивности; приведены данные о психологических ресурсах: типе привязанности, личностной зрелости и др., опосредующих переживание интенсивного стресса, развитие посттравматического стрессового расстройства и сопутствующей ему психопатологической симптоматики.

Использование материалов ЭБ РФФИ

Воспроизведение материалов из ЭБ в любой форме требует письменного разрешения РФФИ. Пользователи вправе в индивидуальном порядке использовать материалы, находящиеся на сайте РФФИ, для некоммерческого использования.

Пользователь обязуется не осуществлять (и не пытаться получить) доступ к каким-либо материалам ЭБ иным способом, кроме как через интерфейс Сайта.

Пользователь обязуется не воспроизводить, не дублировать, не копировать, не продавать, не осуществлять торговые операции и не перепродавать материалы ЭБ для каких-либо целей.

Скрытый враг: можно ли испытывать стресс, не понимая этого

Как распознать и преодолеть переживания, если они неочевидны

Казалось бы, какая чепуха: когда я испытываю стресс, то провожу большую часть времени, глубоко это осознавая. Я буквально купаюсь, варюсь и маринуюсь в нем. Быть не в курсе своего стресса — звучит невероятно и в то же время безумно привлекательно, как непостижимая способность вертеть головой на 360 градусов. Ну серьезно, разве можно пребывать в блаженном неведении в отношении собственного состояния?

«Стрессор, который может быть событием или мыслью, чем-то реальным или воображаемым, активирует гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую ось (ГГНО), которая объединяет нервную и эндокринную системы и играет первостепенную роль в реакции организма на стрессовое воздействие, — объясняет Джессика Пейн, невролог американского Университета Нотр-Дам, руководитель Лаборатории сна, стресса и памяти. — В результате активации ГГНО вырабатываются кортикостероидные гормоны (в частности, гормон стресса кортизол), которые влияют на внутренние системы организма, регулирующие иммунитет, метаболизм, ионный обмен и поведение».

Поскольку жизни в человеческом теле сопутствует богатый и уникальный опыт, мы все по-разному реагируем на повышение уровня кортизола. «Стресс обычно находит способ заявить о себе, — продолжает Пейн. — Для некоторых это бессонница или нарушение сна. Для других — проблемы с желудком или головные боли». Причем и физические, и психические побочные эффекты стресса могут у всех проявляться иначе. Точнее, у нас есть разные способности осознавать биологический отклик стресса. Другими словами, тревожное чувство, которое мы привыкли ассоциировать со стрессом, служит лишь признаком, но не определяет его.

То, как человек воспринимает стресс, зависит от множества факторов — личности, воспитания и даже генетики. Например, люди с выраженной невротичностью, как правило, проводят больше времени, размышляя над своими негативными переживаниями, и, следовательно, стрессуют дольше и качественнее. Те же, кто вырос в семьях, не имевших привычки обсуждать и проявлять чувства, обычно склонны подавлять любую внутреннюю проблему и двигаться дальше, как будто все в порядке. Кроме того, есть люди, которые не распознают стресс, потому что не имеют эмоционального словарного запаса или понимания своих преживаний. «Если вы не знаете как назвать испытываемое чувство, — говорит Пейн, — его непросто преодолеть».

Действительно, понять или объяснить, что творится на душе, не всем удается одинаково успешно. Даже у искушенных болтунов порой не хватает слов. А вдруг вы испытываете авамбак, термин, используемый в Папуа — Новой Гвинее для описания чувства пустоты после того, как гости покидают ваш дом? Или чувствуете иктсуарпок, что на инуитском означает нетерпеливое ожидание, заставляющее постоянно выходить из дома, чтобы проверить, не идет ли желанный визитер?

Возможно, вы сожалеете, что на вчерашнем корпоративе вас настигло мбуки-мвуки — в переводе с банту, непреодолимое желание сбросить одежду во время танца.

И ваби-саби, между прочим, не название суши-бара, а неясное и печально-возвышенное переживание, в котором содержится намек на мимолетность и несовершенство, испытываемое, например, при созерцании цветущей сакуры.

На самом деле некоторые люди настолько плохи в определении своих эмоций, что для них придумали термин «алекситимия» — диагноз, предполагаемый у 10% населения планеты. На другом конце спектра — люди с высокой эмоциональной гранулярностью, то есть, с тенденцией облачать чувства в слова высокой степени сложности.

«Хотя возможность бесследно и быстро ликвидировать стресс выглядит ужасно соблазнительно, ни одна из поведенческих стратегий — сосредоточиться на нем или полностью игнорировать — не является однозначно эффективной, — отмечает Пейн. — Например, разговор о проблеме поможет снижению уровня кортизола — но лишь до тех пор, пока беседы о наболевшем не перерастут в затяжные размышления, что отнюдь не способствует избавлению от стресса».

Похоже, стоит освоить микс двух стратегий, чтобы успешно справляться. Или, если вы не одарены с рождения такой гармоничной двойственностью, это, по крайней мере, может стать целью, к которой следует стремиться, если вас заносит в ту или иную сторону. Когда негативные чувства грозят поглотить вас целиком — переключите внимание, найдите способ отвлечься от переживаний. А иногда имеет смысл потратить время, выманивая эмоции из тени непонимания, чтобы прийти к выводу: «Да, как ни парадоксально, у меня стресс, и пора с этим что-то делать».

Фото: кадры из фильма «Меланхолия»

Другие статьи

  • Парацетамол инструкция по применению для детей таблетки 500 мг Парацетамол таблетки: инструкция по применению Показания к применению Противопоказания - повышенная чувствительность к парацетамолу; - почечная и печеночная недостаточность; - беременность и лактация; Способ применения и дозы Применяют внутрь, предпочтительнее между […]
  • Можно ли скумбрию ребенку 1 год Скумбрия для детей Рыба – продукт, пользу которого трудно переоценить. Ребенок знакомится с ее вкусом уже в первый год жизни. Но далеко не каждый сорт можно вводить в детский рацион в столь раннем возрасте, поскольку некоторые виды рыбы содержат слишком большое […]
  • Этапы развития ребенка до рождения От зачатия до рождения. Этапы беременности Оплодотворение заключается в соединении двух клеток в одну — зиготу. В зиготе поровну смешаны материнские и отцовские наследственные факторы, и они представляют собой не просто клетку, это уже новый организм на самом первом […]
  • Суп для 7-ми месячного ребенка Чем накормить 7 месячного малыша Ребенок в 7 месяцев испытывает огромное желание познать окружающий мир, он тянется ко всему взрослому, поэтому его очень привлекает взрослая пища. Но организм крохи еще совсем не окреп, поэтому еду с общего стола ему, естественно, еще […]
  • Корм 3 месячным детям Форум родителей: Питание трехмесячного ребенка Обсуждение вопросов детского питания: Форум о детском питании. Грудной возраст – наиболее критический период в жизни ребенка, ведь именно в этом возрасте происходит дифференциация всех структур, формируются главные […]
  • Почему потеет ребенок в 2 месяца 1 месяц - 6 месяцев Все родители волнуются о состоянии здоровья своего ребенка. Их интересует абсолютно все: почему малыш завтракал неохотно и не так радостно смеялся, почему он чихнул или вдруг сильно вспотел. Чтобы не пропустить симптомы серьезного заболевания, […]