Психология стресса селье

Изучение стрессовых состояний человека в психологии

Проблема адаптации человека к деструктивным факторам среды привлекает постоянное внимание исследователей. Интерес современной психологической науки к этой проблеме постоянно возрастает в связи с ростом так называемых болезней, связанных со стрессом.

Термин “стресс” (от англ. Stress — давление, напряжение) заимствован из техники, где это слово используется для обозначения внешней силы, приложенной к физическому объекту и вызывающей его напряженность, т.е. временное или постоянное изменение структуры объекта. В физиологии, психологии и медицине этот термин применяется для обозначения состояний человека, возникающих в ответ на разнообразные экстремальные воздействия. Первоначально понятие стресс возникло в физиологии для обозначения неспецифических реакций организма («общего адаптационного синдрома») в ответ на любое неблагоприятное воздействие.

В Советском Энциклопедическом словаре стресс определяется как «состояние напряжения, возникающее у человека или животного под влиянием сильных воздействий, а адаптационный синдром (общий адаптационный синдром) — как совокупность защитных реакций человека или животного (преимущественно эндокринной системы) при стрессе. В адаптационном синдроме различают стадии тревоги (мобилизующие защитные силы), резистентности (приспособление к трудной ситуации), и истощения (при сильном и длительном стрессе может закончиться смертью). Концепции адаптационного синдрома и стресса выдвинуты Г. Селье». Необходимо отметить, что канадский ученый Г.Селье, который ввел понятие стресс в физиологию, применил этот термин в противоположном, по сравнению с техническим, значением. Он называет вредные стимулирующие условия стрессорами, а состояния, вызванные у животных, стрессами, т.е. реакциями на воздействие извне.

Г. Селье предложил теорию стресса в 1936г., а наиболее полное ее представление и развитие нашло отражение в более поздних работах автора (1956, 1974, 1979, 1980).

В теории Г. Селье, названной им как «общий адаптационный синдром», стресс рассматривается с позиции физиологической реакции на физические, химические и органические факторы.

В данной теории стресс рассматривается как неспецифический ответ организма на любое предъявленное организму требование, в каком — то смысле своеобразное, или специфичное.

Известно, что каждое лекарство или гормон обладают специфическим воздействием. Так, мочегонные увеличивают выделение мочи, адреналин учащает пульс и повышает кровяное давление. В то же время, независимо от того, какого рода изменения в организме они вызывают, все эти агенты имеют и нечто общее. Они вызывают необходимость перестройки организма. Эта перестройка неспецифична, но она состоит в адаптации к возникающей трудности, какова бы она не была.

«Другими словами, кроме специфического эффекта, все воздействующие на нас агенты вызывают также и неспецифическую потребность осуществить приспособительные функции и тем самым восстановить нормальное состояние. Эти функции независимы от специфического воздействия. Неспецифические требования, предъявляемые воздействием как таковым, — это и есть сущность стресса». (Селье Г., 1979).

Характеризуя основную особенность данной концепции стресса Л.A. Китаев-Смык отмечает, что объект исследований Г.Селье — неспецифические симптомы адаптации стресса — понятие относительное. Их можно «увидеть», только вычленяя подобные симптомы из множества симптомов адаптации.

В известном труде «О неврозах человека и животного» отмечается, что «в случае неврозов человека они должны быть истолкованы, понимаемы, т. е. анализированы при помощи неврозов животного, как естественно более простые, а не наоборот» (Павлов И.П., 1932). Как физиолог он выделил основные «групповые вопросы», которые следует, прежде всего, определить применительно к неврозу человека, а именно: а) в чем состоит отклонение поведения от нормы, учитывая чрезвычайное разнообразие форм поведения у людей; б) с чем может быть связано происхождение болезненных отклонений человека при условии его хаоса жизненных отношений и разнообразия действующих на него жизненных условий и обстоятельств; в) почему эти условия и обстоятельства формируют болезненное состояние у одного человека, тогда как на другого человека они не оказывают влияния; г) почему они у одного субъекта породили один болезненный комплекс, а у другого — совершенно другой. Слабая сторона учения Павлова состояла в слишком большой обобщенности патофизиологических механизмов, недостаточной увязанности их со средовыми факторами. Поэтому именно на этих направлениях многие современные ученые сосредоточили свои усилия, чтобы в экспериментально-теоретическом исследовании отыскать механизмы общих закономерностей эмоционально-стрессовых состояний.

Так, в своей работе К.И. Погодаев (1976) определяет стресс как состояние напряжения или перенапряжения процессов метаболической адаптации головного мозга. В данной теории развитие синдрома эмоционального стресса, как биологической реакции организма на значимую для данного индивида информацию, в значительной мере определяется состоянием процессов внутриклеточной саморегуляции элементов центральной нервной системы. Они, в конечном итоге, обусловливают, будет ли обеспечено адекватное поведение организма в стресс — ситуации, наступит ли приспособление (адаптация) или произойдет «прорыв» системы психологической адаптации индивида к информационному стресс — воздействию.

Другие авторы Р. Лазарус и С. Фолькман (Lazarus, Folkman, 1986) Л.B. Куликов (1997) определяют психологический стресс как значимые для благополучия личности взаимоотношения со средой, которые подвергают испытанию имеющиеся в распоряжении организма ресурсы и в ряде случаев могут их превышать. В свою очередь Дж. Эверли (1965) считает сущностью стрессовой ситуации утрату контроля над ситуацией, отказ от реагирования.

Ю.С. Савенко (1985) определяет психологический стресс как состояние, в котором личность оказывается в условиях, препятствующих ее самоактуализации.

Э. Фромм (1995) называет стрессом особый вид эмоциогенных ситуаций, в которых нарушается адаптация.

Под стрессом отдельные авторы понимают явление, выражающееся в дезорганизации поведения, вплоть до появления нервно-эмоционального срыва, так и некоторые промежуточные состояния, которые точнее было бы считать проявлением психической напряженности (Наенко Н.И., Овчинников О.В, 1967).

В современной научной литературе термин «стресс» применяется, по крайней мере, в трех значениях. Во-первых, понятие стресс может определяться как напряжение или возбуждение под влиянием любых внешних стимулов или событий. В настоящее время эти стимулы и события чаще стали называть «стрессором», «стресс-фактором». Во-вторых, стресс может относиться к субъективной реакции и в этом значении он отражает внутреннее психическое состояние напряжения и возбуждения. Это состояние интерпретируется как эмоции, оборонительные реакции и процессы преодоления, происходящие в самом человеке. Такие процессы могут содействовать развитию и совершенствованию функциональных систем, а также вызывать психическое напряжение. Наконец, в-третьих, стресс может быть физической реакцией организма на предъявляемое требование или вредное воздействие. Функцией этих физических реакций, вероятно, является поддержка поведенческих действий и психических процессов по преодолению этого состояния (Вабит А., 1990; Бодров В.А., 1995).

В отечественной психологии вопросы поведения людей в экстремальных ситуациях изучали представители психологии труда: В.В. Собольников (1996, 1997), Л.Г. Дикая (1983, 1986), М.Н. Дьяченко (1985), Л.H. Захарова (1997) и др. Вопросами стресса занимаются многие ученые: А.В. Алексеев (1979), Л.П. Гримак (1984, 1989,1991), Л.B. Куликов (1997), А.О. Прохоров (1991), М.С. Яницкий (1995) и др.

В данное время в связи с отсутствием общей теории стресса нет и общепринятого его определения. Так, рассматривая различные варианты определения стресса, N.H. Rizvi (1985) отметил следующее:

1. Иногда это понятие относят к состоянию беспокойства в организме, которое он стремится устранить или уменьшить. В таком смысле понятие стресс немногим отличается от неприятных состояний, таких как тревожность или аверсивные мотивации, слабая боль и диссонанс.

2. Стресс также рассматривается как психологическая и поведенческая реакция, отражающая состояние внутреннего беспокойства или его подавления.

3. Стресс определяется как событие или условие в физическом или социальном окружении, которое ведет к принятию мер по избежанию, агрессии, принятию решения об устранении или ослаблении угрожающих условий. Такое понятие как «стрессоры» подобно понятию опасность, угроза, давление, конфликт, фрустрация

и экстремальная ситуация.

Аналогичный анализ термина «стресс» провел и Л.А. Китаев-Смык (1983), который отмечает, что в современной литературе этот термин встречается при обозначении следующих понятий:

1. Сильное, неблагоприятное, отрицательное воздействие на организм.

2. Сильная неблагоприятная для организма физиологическая или психологическая реакция на действие стрессора.

3. Сильные как неблагоприятные, так и благоприятные для организма человека реакции разного рода.

4. Неспецифические черты физиологических и психологических реакций организма при сильных, экстремальных для него воздействий, вызывающих интенсивные проявления адаптационной активности.

5. Неспецифические черты (элементы) физиологических и психологических реакций организма, возникающих при всяких реакциях организма.

Автор В.А. Бодров (1995) считает, что наиболее адекватным пониманием «стресса» можно признать неспецифическое физиологическое и психологическое проявление адаптационной активности при сильных, экстремальных для организма, воздействиях.

Для прояснения понятия стресса Р. Лазарус (1970) сформулировал два основных положения:

1. терминологическую путаницу и противоречия в определении понятия «стресс» можно будет устранить, если при анализе психологического стресса учитывать не только внешние наблюдаемые стрессовые стимулы и реакции, но и некоторые, связанные со стрессом, психологические процессы, например, процесс оценки угрозы;

2. стрессовая реакция может быть понята лишь с учетом защитных процессов, порождаемых угрозой, физиологические и поведенческие системы реакций на угрозу связаны с внутренней структурой личности, ее ролью в стремлении субъекта справиться с этой угрозой.

Психологический конфликт В.Н. Мясищев (1960) рассматривал как единство объективных и субъективных факторов; он является определяющим условием эмоционального длительного напряжения, интенсивность которого во многом определяется личностным фактором, отражающим субъективную значимость нарушенных отношений в целостной системе связей личности.

В психологической структуре психической напряженности особая роль принадлежит мотивационным и эмоциональным компонентам. Н.И. Наенко (1976) в теоретико-экспериментальных исследованиях обосновал целесообразность разделения понятия психическая напряженность на два вида — операционную и эмоциональную. Первый вид определяется процессуальным мотивом деятельности, который либо совпадает с ее целью, либо находится в близких с ней отношениях. Второй вид (эмоциональная напряженность) обусловливается доминирующим мотивом самоутверждения в деятельности, который резко расходится с ее целью и сопровождается эмоциональным переживанием, оценочным отношением к деятельности.

С физиологических позиций невроз развивается под воздействием психологических механизмов, и, как считают М.Г. Айрапетянц и А.М. Вейн 1981, при этом формируется персистирующий эмоциональный стресс. Эмоциональные нарушения могут выступать как первое пусковое звено возникновения психопатологических нарушений невротического уровня и как фактор, способствующий их декомпенсации и развитию. Исходя из этого, имеются все основания считать, что имеется сопряженность эмоционально-стрессовых состояний с невротическими.

Понятие «эмоциональный стресс», как и понятие «невроз», также не имеет четкого определения. Этот термин обычно используется в расширительном плане и включает целый комплекс состояний: от находящихся в пределах физиологических границ психоэмоционального напряжения до находящихся на грани патологии или психологической дезадаптации и развивающихся как следствие длительного, или эмоционального повторного напряжения. Выделение категории «эмоциональный стресс» и противопоставление ее понятию стресса как общего адаптационного синдрома, по Н. Selye, было прогрессивным явлением. Этим был выделен объединяющий критерий, который позволяет обобщить огромное разнообразие внешних воздействий, ориентированных на человека или животное, с позиции их психологической сущности для данного индивида. Тем самым выделяется первичный пусковой (причинный) фактор, определяющий последующее развитие физиологических проявлений (поведенческих, соматовегетативных) эмоционального стресса.

Этим фактором, как свидетельствует детальный анализ психологических исследований людей, психофизиологических экспериментов над животными, является психологическое состояние, возникающее у данного индивида в ответ на воздействие. Поэтому наряду с термином «эмоциональный стресс» используется и термин «психологический стресс».

Все вышеизложенное подтверждает тот факт, что четкого смыслового феноменологического разграничения понятий «психологический стресс» и «психическая напряженность» исследователи не приводят. Более того, подавляющее их большинство эти понятия употребляют как синонимы

Смотрите так же:  Весна паранойя

Другие исследователи, такие как Л.A. Китаев-Смык (1983), Г.Н. Кассиль (1982) под эмоциональным стрессом понимают широкий круг изменений психических и поведенческих проявлений, сопровождающихся выраженными неспецифическими изменениями биохимических, электрофизиологических показателей и другими реакциями.

Ю.А. Александровский (1976) с эмоциональным стрессом связывает напряжение барьера психической адаптации, а патологические последствия эмоционального стресса — с его прорывом.

По утверждению же Ч.Д. Спилбергера (1983), состояние тревоги возникает, когда индивид воспринимает определенный раздражитель или ситуацию как несущие в себе актуально или потенциально элементы опасности, угрозы, вреда. Состояние тревоги может варьироваться по интенсивности и изменяться по времени как функция уровня стресса.

В изучении психологического стресса важным и не до конца ясным остается вопрос о соотношении эмоций и стресса. Считается, что главной составляющей, фундаментальным компонентом психологического стресса является эмоциональное возбуждение.

Эмоции являются одной из форм психической деятельности, свойственной не только человеку, но и животным. Эмоциональные длительные напряжения являются основой различных психосоматических заболеваний, а эмоциональные патологические состояния как проявление психопатологии служат мишенью действия психофармакологических средств. (Анохин П. К., 1975).

В исследованиях B.C. Мерлина (1973), Б.А. Вяткина (1981) доказывается, что стресс может возникнуть и под влиянием сильных положительных эмоций.

Более характерной является тенденция рассматривать стресс как особое состояние, рядоположенное с другими эмоциональными состояниями (аффектами, чувствами, тревожностью и др.).

Н.И. Наенко (1976) отмечает, что некоторые авторы возражают против такого обособления. Так, например, Ф.Е. Василюк (1984) предлагает рассматривать проблему влияния эмоций на продуктивную деятельность субъекта.

Несовпадение внутренних побуждений личности с объективными условиями ее деятельности, конфликт мотивов и целей, оценка раздражителей как факторов, нарушающих стереотипизированную эмоциональность выполняемой работы, состояния растерянности в ситуациях, к которым у индивида нет целенаправленных готовых и адекватных реакций (решений), все эти и подобные им ситуации обусловливают эмоциональное возбуждение, субъективно оцениваемое как негативное. Термины «эмоциональный» или «психический стресс» являются синонимами. Главным и наиболее существенным для психологического стресса является наличие в стрессовой реакции эмоции или включение в нее мотивации, вызывающей эмоцию. Главное, что обусловливает стресс «психического порядка», это эмоциональный настрой личности по отношению к стрессору.

С позиций эмоционального стресса, по-видимому, можно трактовать возникновение и развитие не только психогенной, но и некоторых форм соматогенной депрессии. Как отмечает P. Kielholz (1980), на 1-й стадии стресса одновременно с вегетативными и эндокринными защитными реакциями возникает психическая готовность к «борьбе». На 2-й стадии обилие психовегетативных и функциональных расстройств способствует возникновению ипохондрических опасений. На 3-й стадии появляются не только психические, но и психосоматические заболевания.

Признание роли внутренних, психологических условий в развитии напряженности (стресса) обусловили энергичный поиск связи параметров личности с поведением в сложных ситуациях и психологических детерминант этого состояния.

Начальный этап исследований в этом направлении, как отмечает Н.И. Наенко (1976), характеризовался произвольным выбором самих психологических параметров и, по сути дела, не давал теоретического представления о сущности самого явления — психологического стресса. В этом отношении показательным является признание американских исследователей М. Эппли и Р. Трамбалла в том, что многие психологи пытаются внести свой вклад, настойчиво предлагая истинно психологические факторы для объяснения стресса, но это не дает результата.

В работах ученого C.Л. Рубинштейна (1935, 1957, 1973) доказывается, что любой фактор не определяет однозначно динамику психологических явлений. Это зависит от свойств темперамента, особенностей мотивации, опыта переработки информации, развития способностей, физического состояния и др. Следовательно, одна и та же ситуация может вызвать разные психические состояния у разных людей.

По мнению В.А. Бодрова (1995), посвятившего значительную часть своих исследований изучению механизмов регуляции психологического стресса, бессистемная погоня за многими психологическими факторами дает незначительный результат или не дает его вообще.

Таким образом, интерпретация понятия «стресс» многозначна, к нему относят многие явления. Стрессом называют и определенное состояние, и процесс воздействия стрессора на субъект, и всю в целом ситуацию, в которой у субъекта возникает стрессовое состояние.

Следовательно, можно сделать вывод, что стресс — это реакция организма на любое предъявленное ему требование: будь то неожиданный вопрос или переход по веревочному мосту через бурную реку. Даже утром, когда мы встаем, начинает работать стрессовый аппарат, который помогает нам подняться. Стресс помогает нам выжить в этом мире с помощью процесса гомеостаза. Так, когда происходит изменение соотношения адреналина и норадреналина, серотонина и ацетилхолина, других гормонов, то человек начинает испытывать или бодрость, или чувство тревоги. Жизнь постоянно меняется и приспособиться к этим изменениям можно только с помощью стресса. Отдельные люди при любом новом жизненном повороте предпочитают активно действовать, другие все принимают близко к сердцу и поэтому больше страдают, так как их защитные механизмы не перерабатывают стресс, их психическое состояние не меняется, а именно это нужно для адаптации. Заложив в нас чувство тревоги, природа тем самым сделала процесс выживания человека более эволюционным. Например, встретив в лесу медведя, вы испугаетесь и, естественно, захотите убежать. Чтобы облегчить процесс убегания, начинает работать гомеостаз: уровень определенных гормонов растет, кровь приливает к мышцам ног, оттекает от брюшной полости — появляется больше сил, и вы убегаете, а спустя какое — то время успокаиваетесь.

Таким образом, проведенный анализ основных концепций учения о стрессе в психологии позволил нам сделать вывод о терминологической неопределенности понятия стресс. В связи с этим нами предпринята попытка сформулировать рабочее определение стресса на основе изучения теорий, моделей стресса, условий возникновения и особенностей проявления стресса и его влияния на личность.

Одной из первых теоретических моделей, отражающих психологическую природу стресса, была разработана Г. Селье и названа им как «общий адаптационный синдром» (Селье Г., 1979). В данной теории стресс рассматривается с позиции физиологической реакции на физические, химические и органические факторы.

Современные исследователи выделяют следующие теории и модели стресса: биологические, физиолого-психологические, психологические, профессиональные, социальные и общие.

Биологические теории и модели стресса.

Данная модель была предложена Г. Селье и названа им, как указывалось ранее, «общий адаптационный синдром», в которой стресс рассматривается с позиции физиологической реакции на физические, химические и органические факторы. Слабое место этого учения — в односторонности подхода. Особенности адаптационного синдрома Селье на психологическом уровне могут соотноситься с теорией фрустрации Розенцвейга (S. Rozenzweig, 1945). Фрустрация, по автору, это столкновение какой- либо жизненной потребности индивидуума с непереносимым психологическим препятствием (например, морально-этическая установка), с внутренним запретом. При этом развивается стрессовое состояние и в зависимости от длительности неразрешенного внутреннего конфликта может возникать невроз. Теория фрустрации дополняет учение Селье и не касается биохимических изменений, происходящих при этом.

Генетически — конституционная теория.

В данной теории предполагается, что способность организма сопротивляться стрессу предопределена защитными стратегиями функционирования и не зависит от текущих обстоятельств. Исследователи в данной области пытаются устанавливать связь между генетическим складом человека и определенными физическими характеристиками, которые могут снизить его способность сопротивляться стрессу.

Модель предрасположенности к стрессу.

Эта модель основана на эффектах взаимодействия наследственных и внешних факторов среды. Она допускает взаимное влияние предрасполагающих факторов и неожиданных, сильных воздействий в развитии реакций напряжения. Персональная генетическая карта определяет состояние предрасположенности организма к стрессу, которое проявляется в порогах восприимчивости внешних воздействий.

Модель обучения избежания стресса.

Для объяснения стресса данная теория используется либо для построения классической условно-рефлекторной модели, либо оперантной (управляющей) модели стресса.

В этой связи В.А. Бодров считает, что два аспекта в условно-рефлекторной модели, впервые отмеченные в работе D. Watson (1920), являются несомненно важными для теории стресса. «Первый заключается в том, что такие эмоциональные реакции как страх и тревога являются комплексными и включают в себя поведенческий, физиологический и психологический компоненты. Второй аспект сводится к тому, что тревога может стать предвосхищающей реакцией на воздействие нового условного раздражителя. В оперантной модели стресса основной акцент делается на характере поведения индивида при воздействии неблагоприятных факторов и, в частности, на выработку стратегии избежания такого воздействия» (Бодров В. А., 1995).

Модель предвидения стресса.

Наиболее полно эту модель отражают положения теории 3. Фрейда (1993). В своей теории он описал два типа зарождения и проявления тревоги, беспокойства. Специализирующая тревога возникает как реакция предвосхищения реальной внешней опасности. Второй тип — травматическая тревога развивается под воздействием бессознательного, внутреннего источника. Наиболее ярким примером причины возникновения данного типа тревоги является сдерживание сексуальных побуждений и агрессивных инстинктов.

Среди большого количества психосоматических моделей следует отметить модель R.R. GrinKer и S.P. Spicel (1945), В.А. Бодрова (1995).Наиболее полной является модель, предложенная F.Alexander (1950), в которой центральное место занимает эмоциональный фактор. Он утверждал, что существование психически уязвимой предрасположенности и определенных эмоций в связи с особыми психодинамическими характеристиками личности может привести к развитию заболевания.

Когнитивная теория стресса.

С именем Р. Лазаруса (1966-1991) связана разработка когнитивной теории психологического стресса, основу которой составляют положения о роли субъективной познавательной оценки и угрозы неблагоприятного воздействия и своей возможности преодоления стресса. Угроза рассматривается как состояние ожидания субъектом вредного, нежелательного влияния внешних условий и стимулов определенного вида. «Вредоносные» свойства стимула (условий) оцениваются по характеристикам интенсивности его воздействия, степени неопределенности значения стимула и времени воздействия, ресурсов индивида по преодолению такого воздействия.

Лазарус выдвигает идею опосредованной детерминации наблюдаемых при стрессе реакций. По его мнению, между воздействующим стимулом и ответной реакцией включены промежуточные переменные, имеющие психологическую природу. Одним из таких психологических процессов является оценка угрозы, которая представляет собой предвосхищение человеком возможных последствий воздействующей на него ситуации.

По мнению Лазаруса, угроза порождает защитную деятельность или защитные импульсы, обладающие теми же характеристиками, которые обычно приписываются эмоциональным состояниям. Природа защитных механизмов зависит как от ситуационных, так и личностных факторов (интеллектуальные возможности, мотивация, прошлый опыт, убеждения).

Р. Лазарус в своей теории подчеркивает необходимость разделения оценок угрозы и оценок процесса ее преодоления. С момента оценки угрозы воздействия начинается процесс ее преодоления с целью устранения или уменьшения ожидаемого вредного эффекта.

Он считает, что «каждый физиологический индикатор угрозы дает какую- то специфическую информацию об ориентациях индивидуума по отношению к угрожающему стимулу» (Лазарус Р., 1986).

Из данной теории делается ряд важных заключений. Во-первых, одинаковые внешние события могут являться или не быть стрессовыми для разных людей, личностные когнитивные оценки внешних событий определяют степень их стрессорного значения для конкретного субъекта. Во-вторых, одни и те же люди могут одно и то же событие в одном случае воспринимать как стрессорное, а в другом как обычное, нормальное. Такие различия могут быть связаны с изменениями в физиологическом состоянии или в психическом статусе субъекта.

Ресурсная модель психологического стресса.

По мнению S. HobSoll, человеческие ресурсы включают в психическую сферу ресурсы состояния, личностные характеристики и энергетические показатели. Психологический стресс развивается при реальной или воображаемой потере части ресурса или задержке с восстановлением затраченного ресурса. Стрессогенным является не само по себе жизненное событие (смена работы, обмен жилья, прекращение знакомства и т.п.), а связанная с этим утрата какой-либо жизненной позиции — потеря статуса, заработка или власти, смена привычных средств труда, утрата самоуважения и т.д.

Смотрите так же:  Склероз старческий маразм

Согласно S. HobSoll, люди используют различные способы компенсации потерь: это может быть либо прямое их возмещение, либо компенсация, переоценка ситуации и переключение внимания на выигрышные моменты новой ситуации.

Междисциплинарная модель стресса.

В данной модели понятие стресс объясняют следующим образом: «Любые стимулы в принципе могут вызывать тревогу в случае высокого индивидуального значения угрозы для конкретного объекта. Тем не менее, выделяются определенные стимулы, которые чаще вызывают беспокойство у большинства индивидов Стресс — это угроза удовлетворению основных нужд, поддержанию регулируемого функционирования, угроза росту и развитию» (Basowitz Н., 1990). В теории выделяется важность рассмотрения стресса как жизненной ситуации и ее субъективного значения, хотя и не считается, что характер физиологических реакций может быть предсказан на основе объективных данных о стимуле, его интенсивности и особенностях развития. Также высказывается предположение, что, возможно, сделать некоторые предсказания относительно развития реакции тревоги в зависимости от природы стимула, если он попадает в разряд стрессовых факторов. Таким образом, согласно данной теории стресс возникает под действием стимулов, которые вызывают тревогу у большинства индивидуумов или отдельных их представителей, и приводит к ряду физиологических, психологических и поведенческих реакций, в ряде случаев патологических, но возможно и приводящих к высшим уровням функционирования и новым возможностям регулирования.

Теории и модели профессионального стресса

S. Sharit и G. Salvendy (1982) определяют профессиональный стресс как многомерный феномен, выражающийся в физиологических и психологических реакциях на сложную трудовую ситуацию.

В русле когнитивного подхода наиболее характерную модель профессионального стресса предложил G.R. Hochey (1986). Рассогласование между требованиями деятельности и когнитивными ресурсами субъекта инициирует активность одного из управляющих психических контуров, обеспечивающих уменьшение рассогласования.

Первый поведенческий контур включает такие стратегии, как «работать напряженнее» или прилагать усилия по приобретению новых навыков. Это попытки активной адаптации, так как они направлены на снятие рассогласования с помощью управляющего решения, усилить использование когнитивных ресурсов. Два других психических контура также направлены на снятие рассогласования, но путем изменения оценки уровня требований и целей деятельности (второй контур) или управления внешними условиями труда (третий контур).

В контексте этой модели напряженность определяется как затруднения в сохранении (удержании) целей деятельности и связана с использованием прямого когнитивного контроля. Напряженность возникает чаще всего при высокой нагрузке, особенно в условиях, когда низкий субъективный контроль за деятельностью не дает свободы в выборе стратегии.

Социальные (социально-психологические) теории и модели стресса.

Основные причины напряжения обусловлены необходимостью членов общества подчиняться его социальным нормативам. В одной из теорий конфликта (Бодров В.А., 1995) полагается, что предупреждение стресса должно основываться на предоставлении членам общества благоприятных условий для развития и большей степени свободы в выборе жизненных установок.

Модель D. Mechanic.

Он определил стресс как “дискомфортные реакции индивида в особых ситуациях”, а в последующем, точнее — как “несоответствие между требованиями, предъявляемыми к индивиду и возможными его реакциями на эти требования”.

По его мнению, адаптация имеет два проявления:

1. преодоление — борьба с ситуацией;

2. защита — борьба с чувствами, вызванными ситуацией.

D.Mechanic (1962) считает, что основным компонентам адаптации соответствуют следующие социальные установки: 1) подготовительные, которые представляют собой различные организационные и предметные средства развития умений и компетентности (школы, информационные средства), 2) стимулирующие, включающие в себя систему ценностей, поощрений и наказаний внутри организаций и сообществ, а также таких значимых установок, которые обеспечивают одобрение и поддержку определенных видов поведения либо, наоборот, их неодобрение и порицание.

3 P. Dohrenwerd определяет стресс как ответ на внутренние процессы, развивающиеся до некоторого порогового уровня, за которым психологические и физиологические способности, возможности нарушаются.

Системная теория стресса.

В данной теории отражается понимание процессов управления на уровне системной регуляции, поэтому она является альтернативой всем предыдущим теориям. Основное положение теории заключается в том, что когда уровень тревоги достигает значений экстремальных воздействий, т.е. существенно превысит значение умеренного напряжения, система включает механизмы саморегуляции для восстановления нормального состояния человека.

Интегративная модель стресса.

Центральное место в этой модели занимает проблема, требующая от человека принятия решения. Возникновение проблемы (трудностей с ее решением) сопровождается напряжением функций организма. Если проблема не решается, напряжение сохраняется и даже нарастает — развивается стресс.

Общим для всех моделей психологического стресса является то, что авторы стремились определить его сущность. Можно выделить два подхода. Первый подход заключается в прямом сопоставлении психологических характеристик состояния с физиологическими показателями и результативностью деятельности. Второй подход основывается на стремлении изучить психологическую природу стресса. Представители этого подхода в своих моделях в качестве ведущих признаков стресса определяют различные психологические переменные: реакцию тревоги, вызванную угрозой неудовлетворения основных нужд, эмоциональные факторы, оценку человеком угрозы, адаптацию к условиям ситуации и к своим чувствам.

Следовательно, рассматривая стресс как психологическое явление, нужно брать во внимание, что интенсивность стрессового состояния зависит не только от условий воздействия стрессоров, но и от мотивационных и социальных характеристик человека, которые являются ведущими его поведения при стрессе (Леонтьев А.Н, 1975; Ломов Б.Ф., 1991; Леонтьев В.Г., 1987 и др.).

В качестве критериев, по которым можно судить о стрессе, в литературе существуют положения, что следует брать не только физиологические реакции, но и психические состояния и изменения в деятельности. Главным критерием наличия стресса является степень изменения функционального уровня деятельности (Наенко Н.И., 1976 и др.).

Стресс может возникнуть как при сильных внешних воздействиях и непроизвольных реакциях на них, так и при осознании сложности ситуации, безвыходности или большой затрудненности положения человека.

Таким образом, анализ литературы позволил нам сделать вывод о терминологии неопределенности понятия стресс.

Смысл жизни и стресс без дистресса. Теория Ганса Селье.

Выдающийся канадский физиолог Ганс Селье не создал своего направления в психологии, однако много его идей имеют основополагающее значение для этой науки. Вопросы адаптации и приспособления организма, стресса и дистресса, творчества (в частности научного), этического истолкования естественнонаучных и психологических открытий, поиска смысла жизни, построение этической теории альтруистического эгоизма — все это дает основания отвести Селье почетное место в истории психологии.

Ганс Селье родился в Вене. С 1932 года работал в Канаде. Проявил большое трудолюбие и творческий поиск в научно-исследовательской работе. Ему принадлежит более тысячи публикаций, среди них 20 монографий. Он создал институт, которым руководил много лет. Был активным организатором исследований проблем стресса, результаты которых вышли далеко за границы патофизиологии и получили общенаучное значение.

В 1936 г., изучая влияние неблагоприятных условий на крыс, Селье сформулировал понятие «стресс как синдром физиологического ответа на повреждение как таковое» и понятие «общий адаптационный синдром» (General Adaptation Syndrome, GAS). Этот синдром был назван «триадой».

Когда стрессогенный фактор действует непрерывно, «триада стресса» меняется по интенсивности. Соответственно существует три стадии этих изменений.

Стадии общего адаптационного синдрома:

1. Реакция тревоги и мобилизация адаптивных возможностей организма.

2. Стадия резистентности (сопротивления).

3. Стадия истощения.

Селье отмечает, что ни один организм не может постоянно находиться в состоянии тревоги. Если стресс-агент слишком сильный, организм погибает еще на стадии тревоги, в течение первых часов или дней. Если он выживает, то за первоначальной реакцией обязательно наступает стадия «резистентности»

Второй стадии свойственна сбалансированность в расходах резервов адаптации. Организм продолжает существовать, хотя требования к адаптационным системам имеют повышенный характер. Поскольку «адаптивная энергия не безгранична», а стрессор продолжает свое влияние, наступает стадия истощения.

Здесь, как и на первой стадии, возникают сигналы о несбалансированности стрессогенных требований среды и ответов организма на эти требования. Помощь уже не может осуществляться за счет собственных резервов, это лишь призыв о помощи из внешнего мира — поддержка или устранения стрессора, который истощает организм.

Коллизионные ситуации могут длиться короткое время, когда приходят на помощь всегда готовые программы реагирования. Эти ситуации (уже как длительные) требуют адаптивной перестройки функциональных систем организма, что должно сказываться и на внутренних субъективных состояниях.

При длительном пребывании организма в экстремальных условиях наступают значительные изменения — физиологические, психологические и социально-психологические. Они приобретают уже необратимый характер. Организм вступает в полосу патологических повреждений, что может привести к смерти. В дальнейших исследованиях явления общего адаптивного синдрома было установлено, что возникает стадия «супер и гиперкомпенсации», когда необратимо подавлены защитные механизмы, истощенные эрготропные функции живой системы и начинают доминировать трофотропные факторы, что неизбежно приводит организм к коллапсу, шока и смерти, если только не вмешаются внешние силы.

Селье выдвинул теорию, что синдром общей адаптации присущ любым живим организмам, включая людей. Различные изменения среды вызывают один и тот же «неспецифический» физиологический ответ, который может быть вреден или полезен организму. Он и называется стрессом.

Стресс — это неспецифический ответ на любые требования среды, представляющий собой напряжение организма, направленное на приспособление и преодоление возникших трудностей.

Нетрудно увидеть, что теория общего адаптационного синдрома (ОАС) может быть понята как некий аналог развернутой деятельностной структуры. Этот аналог показывает, как она отражается на психическом и физическом здоровье организма. Речь идет о тревоге как формировании ситуативных значений, о сопротивлении, резистентности, которая выражается в форме и силе мотивации, и об истощении как результанте, выраженном в действиях (не обязательно в телесных внешних движениях).

Совокупность стрессов и характер их влияния на организм составляет ситуативный аспект ОАС. Нарушение стабильности в отношениях между «внешней» и «внутренней» средой организма, то есть нарушение гомеостазиса, влияет, в частности, на эмоциональное напряжение, которое требует разрядки и восстановления гомеостазиса. Поскольку нарушение среды продолжается, его напряжение можно квалифицировать как мотивацию, направленную на восстановление гомеостаза, или как адаптацию. Сама адаптация предполагает ряд действий (включая изменения и внутренней среды, и поведения организма.

В этом состоят три части, или этапы, общего адаптивного синдрома.

Итак, адаптационный синдром выражает общий закон поведения живых существ и включает три фазы — реакцию тревоги, фазу сопротивления и фазу истощения.

Селье определяет стресс как неспецифический ответ организма на любое требование среды.

Дрожание на морозе для выделения тепла имеет специфический характер. Лекарства, гормоны имеют другое специфическое действие. Но все эти агенты имеют и нечто общее. Они ставят перед организмом требование его перестройки с целью надлежащей адаптации к трудностям среды. Другими словами: кроме специфического эффекта, все агенты, влияющие на человека, имеют также и неспецифическую потребность осуществления приспособительной функции, чтобы восстановить нормальное состояние.

Вредный или неприятный стресс Селье называет дистрессом.

В отличие от дистресса, стресса не следует избегать. Он является и приспособлением к изменениям среды, и мобилизацией сил для защиты организма. Полная свобода от стресса означает смерть. Селье считает возможным использовать стресс и наслаждаться им, если лучше понять его механизмы и выработать соответствующую философию жизни. Тогда стресс сопровождается приятными переживаниями радости, достижения, самовыражения.

Смотрите так же:  Народная средство от невроза

Селье специально останавливается на мотивации, указывая на удовлетворение инстинктивных влечений, потребности в самовыражении, накоплении богатства, получении власти, творчестве, достижении цели. Все эти мотивы обусловливают человеческое поведение. Это дает основание связать с учением об общем адаптационном синдроме психолого-этические проблемы.

Альтруизм рассматривается как видоизменение форм эгоизма, которое порождает благодарность, — мысль, которую основательно развивал еще Г. Сковорода. Побуждая других людей желать нам добра за то, что мы для них сделали, мы вызываем положительные чувства к себе. Это и есть альтруистический эгоизм.

Заслужить уважение и благодарность — в этом Селье видит основы «естественного» кодекса поведения, полезного личности и обществу. Альтруистический эгоизм он стремится сделать девизом общечеловеческой этики.

Аналогичный закон действует и в животном мире. В частности, в колониях клеток конкуренция перекрывается взаимопомощью. Существует и сотрудничество между отдельными живыми существами (симбиоз). Совершенная система взаимопомощи между частями единого организма сводит к минимуму внутренний стресс и способствует их гармоничному сосуществованию.

Вопреки всем кодексам поведения, которые предлагают различные религии, философские и политические системы, межличностные отношения в реальной жизни остаются крайне неудовлетворительными. В стрессе, вызванном необходимостью сосуществовать друг с другом, Ганс Селье видит главную причину дистресса. Приязнь и благодарность, ненависть и жажда мести отвечают за наличие или отсутствие дистресса в человеческих отношениях.

Человек делает выбор: либо принимает каждый вызов и сопротивляется, либо уступает и покоряется. Здесь каждый должен руководствоваться естественной философией поведения.

Людям для счастья нужны разные степени стресса. Каждый выбирает «комфортный» для себя уровень. Следует учитывать и цикличность жизненных процессов. Если цикл не полностью завершен, наступает дистресс.

Биологическая необходимость полного завершения жизненных циклов распространяется и на произвольное человеческое поведение. Эту цикличность Селье относит к трем фазам который воспроизводится в миниатюре несколько раз в день, а в полной мере — в течение всего жизненного пути. Какие бы требования ставила перед людьми жизнь, они начинают с первичной реакции удивления или тревоги в связи с отсутствием должного опыта и неумением справиться с ситуацией. За первоначальной реакцией наступает фаза сопротивления, когда человек учится решать задачи умело и без лишних волнений. Дальше наступает фаза истощения, когда потрачены запасы энергии, и это приводит к усталости. Селье указывает на удивительную сходство этих фаз на неустойчивость неопытного детства, устойчивость зрелости и старение в пожилом возрасте.

Особое внимание Селье уделяет проблеме мотивации в связи с проявлениями общего адаптационного синдрома. Отсутствие мотивации он считает самой большой душевной трагедией, которая разрушает все жизненные основы личности. Он подчеркивает значение мотивации — преимущественно в форме потребности свершений, которые всем принесут удовольствие и никому не сделают зла.

«Образ жизни, учитывающий реакции человека на стресс непрерывных изменений, — единственный выход из лабиринта противоречивых суждений о добре и зле, справедливости и несправедливости, в которых наше нравственное чувство заблудилось и погасло». Современная жизнь ставит перед человеком задачи постоянной адаптации. Ведь от действительности убежать нельзя.

В изнурительной реадаптации Селье видит главную причину дистресса. А стресс — это аромат и вкус жизни. Кому нужна жизнь без дерзаний, успехов, ошибок? Соответствующая деятельность имеет целебную силу и помогает держать механизмы стресса «в хорошей форме». Здесь и выступает большая польза труда с его стрессовой динамикой.

Селье излагает отношение между стрессом, трудом и свободным временем. Результаты лабораторного изучения стресса дают солидный научный базис для социального прогресса. «Практические деятели переведут плоды медицинских исследований и психологической переориентации в термины государственной и даже международной политики».

Он противопоставляет два типа влиятельных людей: творцы и проходимцы, которые добиваются влияния и власти. Выдающиеся творцы в умственном плане гораздо выше ловких интриганов, но они не всегда могут применить свои дарования в соревновании с ними.

Стресс, приводящий к фрустрации, оставляет после себя неизлечимые рубцы. Накопление неустранимых повреждений является важным симптомом старения. По аналогии Селье приводит поведение охотничьей собаки, которая с гордостью приносит своему хозяину добычу невредимой.

Для преодоления дистресса рекомендуется найти работу, соответствующую способностям и дарованиям человека.

Цель жизни Селье определяет как типичный биолог-экспериментатор. Это — самосохранение, реализация врожденных способностей и влечений с наименьшими потерями и неудачами. Следует учитывать и типологию людей. Ведь существуют экстравертные и интровертные, близкие и отдаленные цели. Последние освещают нам путь в течение всей жизни, отодвигая сомнения при выборе и совершении поступков. Бесстрастную логику используют только для того, чтобы достичь эмоционально выбранной цели. Окончательная цель жизни человека — раскрыть себя наиболее полно, проявить свою «искру Божью», добиться уверенности и надежности. Для этого следует найти для себя уровень стресса и тратить адаптационную энергию в таком темпе и направлении, которые соответствуют врожденным особенностям и преимуществам индивида.

Выступая уже как моралист, Селье находит движущие силы поведения людей в желании добиться одобрения своих поступков и в страхе перед осуждением. «Для меня, — говорит он, — жажда одобрения и признания была одной из главных движущих сил в течение всей жизни».

Пока существует человечество, эгоизм должен оставаться основным рычагом поведения. Когда он исчезнет, исчезнет сама жизнь. Но вместе с эгоизмом должен проявляться и альтруизм, чтобы преодолевать агрессивность эгоизма. Для этого следует разумно согласовывать свои поступки с законами природы. Этого очень трудно достичь, и люди все еще находятся очень далеко от всеобщего блаженства.

Селье, по его признанию, не сказал ничего нового своим этическим учением: все это лежит в основе большинства религий и философских систем на протяжении веков. Каждый человек должен выработать кодекс поведения, который примиряет его извечные влечения, столкновение которых вызывает у большинства людей душевные страдания.

«Заслужить любовь ближнего» соответствует старинной заповеди «возлюби ближнего как самого себя». Селье напоминает, что этот принцип принес людям много добра, но осуществить его трудно, и сам он его не придерживается. Разве можно всех любить? Этот вопрос задавал и Фрейд: как можно любить мерзавца? Вместе с тем данный принцип Селье хочет согласовать с биологическими законами. Поэтому он формулирует положения: «Заслужи любовь ближнего». Но при этом не надо любить мерзавцев. «Любить ближнего как самого себя» противоречит биологическим законам. Ближний — это, по Селье, родственный в духовном и интеллектуальном смысле. Это и есть столп бытия: опора в других.

Селье непосредственно сочетает естественное и психологическое, стремясь скорректировать биологизм благородством конечной цели. Резюмируя свою попытку опереть этику на биологические основы, он прежде всего говорит о назначении своего этического кодекса. Кодекс должен указать цель жизни — заслужить доброжелательное отношение. Это не вредит никому.

Учитывая ограниченный запас жизнеспособности индивида, следует мудро тратить данный природой капитал, понимать биологическую необходимость активности, ставить достижимую цель, переключаться для отдыха на другую работу. Ничто так не помогает, как целебный стресс отвлечения внимания.

Следует внимательно выбирать синтоксическую или кататоксическую тактику в повседневной жизни. Здесь важен выбор между поступком и сопротивлением. Синтоксические или кататоксические гормоны передают химическим языком приказ мирно сосуществовать с агрессором или вступить в бой. Только на эмоции рассчитывать здесь невозможно.

Селье считает свой кодекс приемлемым для людей любой идеологии. Быть ближе к природе — его лозунг, хотя он и далеко не новый (это исповедовали киники, Ж. Руссо и др.)

Чтобы избежать стресса конфликтов, разрушенных надежд и ненависти, чтобы получить мир и счастье, следует уделять больше внимания изучению естественной основы мотивации и поведения, и наконец — поступков. Здесь Селье дает «полезные советы». Стремясь завоевать любовь, не дружи с бешеной собакой. Держись настоящей простоты жизненного уклада. Правильно выбирай синтоксическую или кататоксическую тактику. Вспоминай светлое, а не обременительное. Веди счет только радостным дням. И т.п.

Природный кодекс, основанный на неспецифических механизмах адаптации, ближе всего подходит к тому, что можно считать общим принципом нравственного поведения.

Ганс Селье поставил важный мировоззренческий вопрос о связи конкретных научных знаний и характера нравственного поведения человека. Биологу и физиологу, который обладает психологическим мышлением, это сделать, видимо, было проще, чем математику или физику. Когда-то Макс Планк совершенно неожиданно закончил свою книгу о статистической и динамической картине мира так: «Все, что я говорил о законах физики, интересно, но главное заключается в том, как человек должен поступать».

Пожалуй, непосредственный переход от конкретно научных знаний к принципам этического поведения сам по себе достаточно искусственен. Однако нет сомнения в том, что проблемы человеческого поступка и его нравственных устоев влияют на пафос творчества, и настоящий ученый видит в этом исходную мотивацию своей научной деятельности. Когда же он формулирует любые конкретные вопросы своей науки, они имеют вокруг себя священный нимб, освещаются им, и мы видим в каждой, на первый взгляд — индифферентной, научной мысли основание смысла человеческого бытия. Оно наполняется конкретным содержанием, мотивирует творческое вдохновение и подсказывает человеку путь от мечты к открытию.

Другие статьи

  • Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста Консультация (младшая группа) по теме: консультация для воспитателей. Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста. Консультация для воспитателей. Предварительный просмотр: Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного […]
  • Можно ли отказаться от совершеннолетнего ребенка Можно ли отказаться от совершеннолетнего ребенка Законодательством Российской Федерации не предусмотрено процедуры отказа от ребенка, возможно только лишение родительских прав. Так, согласно ст. 69 СК РФ родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если […]
  • Что входит в обязанности родителей по воспитанию детей Глава 12. Права и обязанности родителей (ст.ст. 61 - 79) Глава 12. Права и обязанности родителей См. Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 20 июля 2011 г. © ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 2019. […]
  • Можно ли ребенку капать ромашку в нос отвар ромашки и нос неделю назад мы заболели к нам приходила врач и сказала 5 раз в день промывать нос пипеткой ромашки, потом отсасывать аспиратором, а потом капать капли сейчас я разговаривала с подругой, она меня отругала, сказала, что нельзя так ни в коем случае, […]
  • Как правильно купать в круге месячного ребенка Как купать ребёнка с кругом на шее С какого месяца купать ребёнка с кругом на шее, как правильно это делать, в какое время? Советы доктора Комаровского и видео инструкция. Водные процедуры – особенное удовольствие для маленького ребенка. Кроме обычного гигиеничного […]
  • Диагностика отклонения в развитии ребёнка определение этапы проведения Ранняя диагностика отклонений в развитии детей Диагностика отклонений в развитии основывается на зна­нии общих и специфических закономерностей психического раз­вития нормально развивающегося ребенка и детей с различны­ми отклонениями в развитии. Диагностика носит […]