Разделенные депрессиями

Разделенные депрессиями

Предсказанное в свое время наступление «века меланхолии» [Hagnell O . et. al, 1982] сегодня не представляется парадоксом, имеющим целью поразить воображение неискушенного читателя.

По данным Всемирной организации здравоохранения, распространенность аффективных расстройств в 90-е годы в развитых странах Европы и в США составила 5-10 % против 0,4-0,8 % к началу 60-х годов. Этот показатель, обобщающий данные литературы [Ustun Т., Sartorius N., 1995], отражает реальную частоту аффективных расстройств в современном мире, а его значительный рост объясняется тем, что одной из основных причин обращения за медицинской помощью становится психическая патология, в структуре которой значительное место принадлежит депрессии. Другой показатель, уточняемый по мере развития клинико-статистических исследований, проводимых в рамках неинфекционной эпидемиологии, также свидетельствует о первостепенной важности проблемы — достоверно установлено, что заболеваемость депрессиями на сегодняшний день приближается к 3 %. Это значит, что ежегодно около 100 млн жителей нашей планеты обнаруживают признаки депрессии и соответственно нуждаются в адекватной медицинской помощи.

В качестве одного из наиболее клинически значимых факторов, обусловливающих рост частоты депрессий, наряду с процессом урбанизации, стрессогенными событиями, повышением средней продолжительности жизни, миграцией и другими социальными тенденциями, рассматривается более полное выявление аффективных расстройств, и прежде всего у пациентов общемедицинской сети. Такой прогресс оказался возможным благодаря совершенствованию диагностики с использованием стандартизованных критериев, обеспечивающих унификацию клинической оценки изучаемой патологии. При этом на динамике статистических показателей сказывается углубление представлений о расстройствах депрессивного спектра, принадлежащих к его «мягкому» полюсу и включающих стертые, атипичные формы — маскированные, соматизированные депрессии, нередко со-болезненные (коморбидные) соматической патологии.

Необходимо подчеркнуть, что депрессия влечет за собой ряд неблагоприятных последствий как медицинского, так и социального порядка. Наблюдающееся во многих случаях аффективного заболевания затяжное течение либо частые рецидивы аффективных приступов, разделенных неполными (тимопатическими) ремиссиями с сохраняющейся гипотимией, несмотря на сравнительно неглубокий уровень психопатологических проявлений, повышает риск самоубийств, нередко совершаемых в период депрессии. Особенно велика опасность суицида при сочетании депрессии с хроническим соматическим или неврологическим заболеванием. Депрессия серьезно влияет на качество жизни и адаптационные возможности пациента, поскольку может привести к снижению профессионального статуса с вынужденной сменой работы, распаду семьи и, наконец, к полной инвалидизации.

При подсчете общего удельного веса (бремени) болезни и оценке динамики смертности и инвалидизации населения планеты от большинства известных болезней за 30-летний период (1990-2020), проведенном под эгидой ВОЗ, с использованием современных статистических методов1, установлено следующее. Из десяти ведущих причин инвалидности депрессии предстоит к 2020 г. занять второе место после ишемической болезни сердца.

К сказанному следует добавить, что среди соматически больных (сердечно-сосудистые, онкологические заболевания, диабет и др.) частота депрессий составляет 22-33 % и превосходит такое распространенное заболевание, как артериальная гипертензия [Katon W., Sulliven M., 1990]. Депрессии ухудшают течение соматического заболевания и вместе с тем, усложняя клиническую картину, ведут к повышению частоты обращений за медицинской помощью и значительное число ненужных исследований («синдром большой истории болезни»). Депрессия может и провоцировать соматическое заболевание (особенно это относится к реактивным депрессиям, нередко способствующим развитию гипертонической болезни и других патологических изменений внутренних органов [Prigerson H. G. et al., 1997]), и быть реакцией на него, а также не зависеть от соматической болезни, но во всех случаях депрессия амплифицирует проявления, усугубляет течение телесного недуга и усложняет его лечение.

В ряде кардиологических исследований показано, что депрессии являются самостоятельным фактором риска по ишемической болезни сердца (ИБС) и ассоциируются с тяжелым течением (рецидивирующие, продолжительные приступы стенокардии, нарушения сердечного ритма), высокой частотой коронарных катастроф и повышенной смертностью от коронарной болезни.

Депрессия даже в том случае, если пациент перенес ее в прошлом, является не менее значимым, чем показатели тяжести патологии внутренних органов, предиктором смертности больных, госпитализированных в стационары общего типа по поводу соматического заболевания [Cavanaugh S. et al., 2001]. Наибольший риск смертельного исхода соматического заболевания установлен при коморбидной ему депрессии с преобладанием ангедонии, чувством безнадежности, бессонницей, идеями самоуничижения [Furlanetto L M. et al., 2000].

Депрессии влияют также на длительность пребывания больных в соматическом стационаре и трудоспособность. По данным G. Harold и др. [1999], длительность пребывания соматически больных позднего возраста при сочетании телесного недуга с депрессией в стационаре общего типа и частота обращений в поликлиники значительно выше, чем у пациентов с той же соматической патологией, но без признаков аффективных расстройств.

Влияние депрессий на степень нетрудоспособности отчетливо выступает при сопоставлении показателей инвалидизации. Полученные в результате специально проведенного нами исследования материалы к клинико-эпидемиологической характеристике больных депрессиями, выявленными в общемедицинской практике (крупная многопрофильная больница, территориальная поликлиника)1, свидетельствуют о том, что доля больных с коморбидной соматическому заболеванию депрессией среди инвалидов I и II группы в соматическом стационаре статистически достоверно превышает те же показатели для пациентов изученной выборки в целом. Так, при обследовании 921 пациента инвалиды I группы, составили 2,1 и 0,9 % (р

Разделенные депрессиями

Стандарт лечения депрессии: курс психотерапии и прием антидепрессантов. В большинстве случаев такая терапия оказывается эффективной, но не всегда она действует так быстро, как хотелось бы. Исследователи предложили способ, который может ускорить улучшение состояния пациентов.

Решением может стать назальный спрей с эскетамином, производным сильного обезболивающего и диссоциативного вещества кетамина. Он помогает справиться с депрессией гораздо быстрее и может быть рекомендован для пациентов с клинической депрессией, имеющих склонность к суициду. Эскетамин лишен некоторых характеристик кетамина – так, он не обладает галлюциногенными свойствами, что делает его более безопасным.

Карла Канусо (Carla Canuso) и ее коллеги провели двойное слепое исследование, в котором проверялась эффективность назального спрея с эскетамином для лечения депрессии. Всего в исследовании приняли участие 68 пациентов, которые были разделены на две группы: одна получала плацебо, а другая – экспериментальный препарат.

Эксперимент продолжался 4 недели – участники получали препараты дважды в день. Кроме того, каждый из них проходил свое стандартное, назначенное ранее, лечение депрессии.

Эффект эскетамина оценивался через 4 часа, 24 часа и 25 дней после первого использования. По сравнению с теми, кто входил в группу плацебо, в экспериментальной группе наблюдались улучшения уже в первые сутки после приема, уже через 4 часа была заметна разница. Результаты, достигнутые спустя 25 дней после начала эксперимента, в обеих группах были сопоставимыми. У пациентов наблюдались побочные эффекты, связанные с приемом лекарств – они были довольно стандартными – тошнота, головные боли, головокружения.

Авторы считают, что назальный спрей с эскетамином может быть действительно подходящим средством для пациентов с клинической депрессией, у которых наблюдается склонность к суициду. Он действует очень быстро и дает облегчение, в то время как эффект от приема антидепрессантов появляется лишь спустя 4-6 недель.

В своих дальнейших исследованиях ученые планируют изучить возможные риски, связанные с приемом эскетамина, а после этого приступить к фазе III клинических испытаний.

Как возникает депрессия

Ощущение власти над событиями и возможность самостоятельно контролировать их очень важны для физического и психологического здоровья человека.

Что такое депрессия

Ощущение власти над событиями и возможность самостоятельно контролировать их очень важны для физического и психологического здоровья человека. Вообразите, что бы вы почувствовали, обнаружив, что уже не властны переменить свою жизнь, и все происходящее случается с вами помимо вашей воли – скорее всего, у вас возникнет ощущение собственной беспомощности, и вы перестанете пытаться что-то делать. Другими словами, у вас начнется депрессия.

Приобретенная беспомощность

Известный психолог Мартин Селигман, занимающийся проблемами поведения, утверждает, что наше восприятие власти и контроля над событиями зависит от нашего опыта. Если попытки человека контролировать ситуацию постоянно терпят неудачи, то в конце концов он отказывается от любых попыток в этой сфере. Подобные случаи депрессии Селигман называет приобретенной беспомощностью. Выводы Селигмана основываются на результатах серии экспериментов, проведенных на собаках.

Эксперимент Селигмана

Селигман обнаружил, что если собак подвергать воздействию электрического тока, которое они не могли контролировать и не могли избежать, в дальнейшем они теряют способность научиться избегать электрического удара, когда это возможно.

Механика эксперимента

В лаборатории собаки подвергались воздействию током, которое было достаточно неприятным, но не опасным. Позднее их поместили в специальный бокс, разделенный небольшой перегородкой на 2 части. Ток должен был поступать то на пол одной, то на пол другой части бокса. Когда собака находилась на одной стороне и вдруг чувствовала воздействие электрического тока, ей было достаточно только перепрыгнуть через перегородку на другую сторону. Собаки очень быстро начинали понимать, как избежать неприятностей: особенно, когда о появлении тока предупреждает звуковой сигнал или загорается лампочка. Животные мгновенно перепрыгивали через перегородку и таким образом полностью избегали неприятного воздействия. Однако в экспериментах Селигмана были и собаки, ранее уже подвергавшиеся воздействию током, которого они не могли избежать. Если таких собак помещали в бокс с перегородкой, они уже не пытались научиться спасительному поведению.

Результаты эксперимента

При развитии депрессии у людей происходят те же процессы, что и при научении беспомощности у собак. И собака в эксперименте, и человек в состоянии депрессии по какому-то своему прошлому опыту узнали, что все их действия бесполезны. Собака неспособна избежать тока, что бы она ни делала, а человек не может контролировать такие события, как серьезная болезнь, смерть любимых людей, обиды, наносимые родителями, потеря работы.

К чему приводит приобретенная беспомощность

Эта приобретенная беспомощность, которая приводит людей к депрессии, может иметь другие серьезные последствия. Исследования показали, что у пожилых людей, которые по разным причинам (например, из-за проживания в доме престарелых) не имеют возможности контролировать повседневные события, ухудшается здоровье, и повышаются шансы на преждевременную смерть.

Депрессивные состояния

Для депрессии характерны угнетенное настроение, замедленность мышления и речи, двигательная заторможенность, потеря интереса к жизни, чувство вины, нарушения сна, аппетита.

Потеря аппетита

Отсутствие аппетита может как сочетаться с другими симптомами самых разных патологий, так и быть их главным и даже единственным симптомом. Особенно серьёзно его сочетание с быстрой потерей веса по необъяснимым причинам.

Послеродовая депрессия

Итак, вы стали мамой. Отшумели восторги родственников, давно завяли цветы, с которыми счастливый папа встретил вас из роддома.

Депрессия: основные признаки

К этому нарушению нельзя относиться легкомысленно.

Посттравматический синдром

Человек умеет приспосабливаться к различным обстоятельствам; с изменением нашей жизни меняемся и мы сами.

Маниакально-депрессивный психоз

Маниакально-депрессивный психоз — заболевание, проявляющееся периодически возникающими депрессивными и маниакальными фазами, обычно разделенными светлыми промежутками.

Возрастная депрессия в старости

У пожилых людей может появиться тенденция к эксцентричности, уменьшению чуткости, погружению в себя и снижению способности справляться со сложными ситуациями.

Депрессия корнета Лермонтова. Как расстройство настроения отразилось на судьбе великого поэта

19 февраля 1837 года юный корнет Лермонтов заболел, и его бабушка вызвала врача.

8 мифов о лечении депрессии

О депрессии в нашей стране так мало знают, а имеющиеся представления о ней настолько искажены, что писать о мифах даже как-то странно.

Сезонная депрессия

С наступлением осени у многих на душе без видимой причины, становится слякотно, тоскливо и грустно.

Как возникает депрессия

Ощущение власти над событиями и возможность самостоятельно контролировать их очень важны для физического и психологического здоровья человека.

Депрессия: лечиться или само пройдет

Во времена Святой инквизиции ее называли одержимостью нечистой силой, в эпоху Возрождение – меланхолией, в XIX веке – ипохондрией, в XX – «острой реакцией на стресс».

Осенняя депрессия: как не поддаться хандре

С приходом осени у многих из нас появляются приступы хандры. Для одних они могут быть связаны с недостатком тепла, для других — с недостатком витаминов, а для кого-то — с большим количеством надетой одежды.

Как побороть депрессию

Сложно найти человека, который хотя бы раз в жизни не испытывал такие симптомы, как подавленность, утомляемость, вялость, необъяснимое беспокойство, потеря интереса к окружающему миру, отсутствие аппетита и нарушения сна.

19 января 1755 года произошла последняя в Европе официальная казнь вампира — сожжение тела умершей «упырицы», которая якобы делала вампирами своих односельчан.

Нервная анорексия: мисс А и умственная страсть

17 января 1866 года лондонский терапевт и эндокринолог Уильям Галл впервые принял пациентку с неизвестной ему болезнью, которую он назвал «нервная анорексия».

Смотрите так же:  Нарушения сна у пожилых людей

Депрессия корнета Лермонтова. Как расстройство настроения отразилось на судьбе великого поэта

19 февраля 1837 года юный корнет Лермонтов заболел, и его бабушка вызвала врача.

Когда возникает депрессия

Он ушел из мира и подвизается у подножья гор Шуряну в посте и молитве, в радости пребывания со своими братьями во Христе. Выпускник Академии художеств, иконописец и фотограф, отец Пантелеимон еще и удивительный рассказчик, чьи слова, напоенные благодатью, вывели из душевного кризиса тысячи молодых людей. Я отправилась искать его утешающего присутствия Великим постом, чтобы найти ответ на те страдания, которые часто недооцениваются нами и грозят стать болезнью века. И вот оно, пособие для душевного исцеления и возрождения.

Никто не может реализоваться вне любви

– Сегодня больше, чем когда-нибудь, кажется, что мы зашли в тупик. Статистика свидетельствует, что каждый десятый румын страдает депрессией. Батюшка, что это говорит о временах, в которые мы живем?

– Мир, тронутый депрессией, – это мир, лишенный радости и любви. Это мир отчужденный и одинокий, мир ненавистный, потерявший ориентиры, мир, в котором утрачено вертикальное измерение и человек развивается только по горизонтали существования, в разнообразии нескончаемом и пустом. Это мир, которому больше нечего сказать. Мир, лишенный Бога, где радость часто путают с удовольствием. Между тем истинная радость связана с гораздо более глубокими механизмами, она – полная реализация тебя как человека и тесно связана с преуспеванием в духовной жизни. Депрессия возникает тогда, когда люди не понимают своего предназначения, смысла своего существования на этой земле.

– Никто из людей, страдающих депрессией, не выглядит избавившимся от той навязчивой мысли, что жизнь лишена смысла. Ведь не мы выбираем, рождаться или нет, как не выбираем и того, когда нам умереть.

– Единственный смысл жизни – это спасение. Но только люди часто думают, будто спасение – это что-то такое, что дается нам после некоего финального приговора, если мы сделали некие добрые дела. А спасение – это блаженство, это рай. Рай – это не какое-то место. Рай – это состояние взаимоотношений с Богом, которое переживается еще здесь, на земле. Трудно полюбить идею. Поэтому Бог стал Человеком, чтобы научить нас, что мы можем любить Его, любя тех, кто рядом с нами.

Спасение – динамика этих взаимоотношений любви, со всеми ее взлетами и падениями. Никто не может реализоваться вне любви, вне некоего взаимоотношения. Люди забывают, что Бог не один, Бог – это взаимоотношение (Троичность), а мы созданы по Его подобию. Радость хочет быть разделенной, она не испытывается в одиночестве. Поэтому говорят, что самое большое счастье – любить и быть любимым.

– Вы еще и священник, духовник. Страдающие депрессией ищут утешения в монастыре?

– Многие приходят, чтобы обрести покой в монастыре, но это не значит, что они с большой легкостью раскрывают свою душу. Их можно узнать по виду. Несчастный человек – это человек без сияния во взгляде. Он подавлен, согбен, мрачен и зачастую агрессивен. Когда человек недоволен самим собой, он агрессивен. Он как раненый зверь, который страдает, он опасен и не дает помочь себе. Но в большинстве случаев за насилием кроется не злоба, а страдание.

Бог не предает никогда

– Депрессия – это состояние падения. Она возникает оттого, что душа не имеет мира с самой собой, с Богом или людьми. Это состояние конфликта, внутреннего разрыва между душой и разумом. Отсутствие равновесия. Депрессия означает в первую очередь отсутствие любви. Люди страдают, когда не могут найти вокруг себя приюта в душах других. Когда люди не могут найти бескорыстной поддержки со стороны себе подобных, они обескураживаются и в отношениях с Богом, им уже трудно представить себе Бога любящим. Однако если люди и предают, поскольку они немощны, то Бог – единственный, Кто не предает никогда.

И всё же очень трудно достигнуть меры взаимоотношений с Богом, не имея взаимоотношений с людьми. Мы нуждаемся в подтверждении и со стороны себе подобных, что мы не бесполезны в этом мире. Поэтому невозможно избавиться от депрессии без той безусловной любви, которой не нужно ничего взамен, которая тебя не судит и не обвиняет, а принимает и покоит.

– По-настоящему любя отчаявшихся, мы могли бы помочь им исцелиться?

– Нам следовало бы самим быть друг для друга Богом, покоить их, и обнадеживать, и давать им приют, как пристанище в горах во время бури. Покровительствовать им и быть для них домом. Когда кормишь другого, ты на самом деле кормишь Бога; когда обнимаешь его, он будто одевается тобой, и ему уже не холодно. Когда говоришь ему, он согревается твоими словами.

Любовь – это единственное спасение. Я встречал людей, которые преодолели в себе состояния, близкие к патологии. Они не были мирными, потому что не могли простить, а это состояние непрощения перемалывало их, разрушало их внутренне. Когда же смогли простить, примириться, принять в сердце тех, кто согрешил пред ними, тогда они разительно изменились.

Надо только иметь терпение. Только вступление во взаимоотношения любви с другими может утолить жажду человека. Когда человек находит покой в каких-то взаимоотношениях, он приходит в себя. Но для этого надо избавиться от одержимости своим «я».

– То есть отказаться от эгоизма?

– Эгоизм, собственная воля – наши самые большие враги. Они тиранят и нас, и других. Мы не можем иметь глубоких взаимоотношений с другими без отвержения себя. Если я не отвергаюсь себя, то я требую от другого, чтобы он равнялся на меня, то есть чтобы он подстраивался под меня в мышлении, чувствах, чтобы видел мир в точности так, как я. Это значит поработить его, лишить свободы. И тогда я приравниваю к нулю его существо, и он больше не может развиваться.

Он начинает защищаться и отдаляться от меня, потому что чувствует, что я стараюсь упразднить его, даже если я, может, и компенсирую это чем-нибудь внешним. Возмещаю ему подарками, но фактически я овладеваю им, порабощаю его, превращаю в аксессуар, которым могу себя украсить. А в итоге чувствую себя таким же одиноким.

Когда ты свободен от одержимости собой и от служения своему «я», ты начинаешь подумывать о другом по-настоящему, думать, что бы тебе сделать для него, не ожидая, чтобы он об этом попросил. Ждать его дома с какой-нибудь вкусной едой? Принести ему стакан воды? Освободить ему место? Что может быть прекрасней, чем подойти и поправить ему одеяло, чтобы его не просквозило, когда он уснет?

Парадокс в том, что только когда ты отвергнешься себя, ты обретаешь себя и обретаешь другого. Ты покоряешь его, когда отказываешься от того, чтобы покорять его. Чем сильнее ты хочешь подчинять и контролировать, тем ты более одинок; чем сильнее отдаешь себя в поддержку другим, тем больше окружен людьми. Людям следовало бы быть похожими на свечи, которые, истребляя себя, светят вокруг и согревают других.

Ты счастлив не когда собираешь, а когда даришь

– Неудовлетворенность тем, что у тебя есть, тоже вызывает депрессию. Большинство людей вечно тоскуют по чему-то другому. Жизнь их всегда где-то в другом месте. Почему они не находят своего места и смысла?

– За многими поисками человека на самом деле сокрыта его потребность в Божественности. Люди тоскуют по состоянию Бога. Они страдают от своего бессилия, чувствуют, что могли бы быть чем-то большим, чем они есть. Но это нечто большее переносят вне себя вместо того, чтобы аккумулировать его внутри. Стремятся иметь, вместо того чтобы стать. Стремятся владеть, вместо того чтобы дарить.

Неправильно сориентированная, на ценности мира сего, эта тоска начинает смешиваться с фрустрацией, поскольку конечные вещи не могут удовлетворить душу.

– У некоторых людей есть всё, что им нужно: работа, которую они хотели, достаточно денег на всю оставшуюся жизнь и даже известность… И всё же они глубоко несчастны. Чего им не хватает?

– У этих людей есть предметы, которых они хотели, они купили себе и людей вокруг, но упустили из виду взаимоотношения с другими. Они зависимы от материальных вещей именно из-за этой своей неуверенности в существовании другой реальности. Если ты в курсе, что есть вечность, то ты с легкостью отрываешься от материальных забот. Ты уже не собираешь отчаянно. Уже не боишься завтрашнего дня, ты обретаешь уверенность, а значит, обретаешь веру.

Материя сама по себе не может принести счастья, как не может принести его и слава художественная или интеллектуальная. Ты делаешься счастливым не в тот момент, когда собираешь, а когда даришь. Ценности – неважно, какие они: материальные, духовные или интеллектуальные, – должны собираться, чтобы быть подаренными. Материю нужно преобразить, она должна приобрести духовную ценность посредством наших щедрых и добрых поступков.

Человек, когда силится нагромоздить в кучу материю с эгоистической целью, собрать имущество, просто-напросто изымает его из его естественного оборота – быть на службе взаимоотношениям между людьми. Но материя всегда одна и та же, она не умножается. Это удивительно, когда подумаешь, что вода, которую мы пьем, одна и та же, в том же количестве, как и тысячи лет тому назад. Это та же вода, которая циркулирует, которая не покинула планету. Тот же дар для каждого из нас.

– Я заметила во многих современных молодых людях какой-то мазохизм несчастья. Они переживают страдание со сладострастием, словно питаются им. Вьют себе гнездо в депрессии.

– Существует одно извращенное, меланхолическое удовольствие, человеческая боль романтического происхождения – «наслаждаться» некими страданиями только потому, что эти страдания трогают в нас нечто по ту сторону инстинктов, дают человеку почувствовать свою душу живой и вибрирующей. Неспособные пойти спасительным путем радости (что предполагает делание добродетелей), они выбирают удобный путь неспасительного страдания, что обрекает их на то, чтобы вовеки не выйти из этого состояния.

Испытывать удовольствие от боли – это аномалия душевного развития. И это удовольствие, а не радость!

Это услаждение страданием является также способом самоутверждения слабых людей. Намного легче самоутверждаться разрушительно! Это форма выхода из анонимности, это потребность в сочувствии, это бессознательное выпрашивание внимания.

Не надо быть счастливыми каждую минуту

– Куда ни глянь, всюду пропагандируется модель успешного, вечно улыбающегося человека. Счастье – это императив, а депрессия – позор, это постыдное клеймо. На фоне подобного давления со стороны общества невозможность радоваться еще сильнее погружает некоторых людей в отчаяние.

– Предпосылка, будто нам следует быть счастливыми каждую минуту своей жизни, в корне ошибочна и порождает очень много фрустрации, потому что люди вступают в состязание с нереальной, утопической моделью. Жизнь – это не постоянное счастье, как не является она и постоянным усилием. Жизнь – это переплетение страдания и радости, а радость часто приходит как награда за усилие, приходит от исполнения какого-то долга, обязанности, от того, как ты работаешь с теми талантами, которые тебе даны. Бог трудился шесть дней, а на седьмой опочил.

Одержимость счастьем любой ценой пагубна. Это значит, что твои желания обогнали жизнь и стали неестественными. Главное – не хотеть того, что невозможно, радоваться тому, что у тебя есть: и хорошему, и плохому, находить смысл во всем, что с тобой случается. Наполнять смыслом каждое испытание в своей жизни.

Если устранить жизненные тяготы и усилия, то устранишь и радость. Безмятежная жизнь, прожитая в удовольствии, – это жизнь, в которой ты упускаешь возможность самореализоваться. Только попытки, оплаченные дискомфортом и жертвой, оставляют след в существе человека.

Думая о пользе, которую получаешь, ты уже не смотришь со страхом на трудности и страдания жизни. Если посмотреть на положение вещей с точки зрения вечности, то из мира сего мы выйдем только с тем, чем мы стали.

– Оказавшись в руках психологов, депрессия лечится как болезнь. Предлагаются даже методы выхода из депрессии в десять шагов… Можно ли преодолеть душевные страдания по рецепту?

– Ты никак не придешь в хорошее состояние без духовного делания. Радость приходит не иначе, как от источника радости, которым является Бог, она не приходит иначе, как от переживания любви. А для этого нам надо прочистить глаза и увидеть в другом образ Божий. Перейти от его негативов (ведь негативы не относятся к глубине существа, а являются чем-то случайным в нем) и посмотреть поглубже.

Смотрите так же:  Как избавиться от раздражительности к людям

Когда любишь кого-то, говорил отец Иустин, настоятель монастыря Оаша, ты – словно в скафандре, в котором проникают в глубины океана и выносят на поверхность сокровища. Когда любишь кого-то, ты воодушевляешь его, активизируешь в нем силы, о которых он и понятия не имел, что они у него есть. Силы, которые лежат сокрыто на дне океана.

Наше становление как человеческих существ невозможно без любви других. Каждый человек раскрывает в нас какой-то иной способ нашего бытия в мире. Мы можем быть очень разными в зависимости от того, сколько глубоких взаимоотношений активируем в себе. Лишь через переживание взаимоотношения мы раскрываем себя самих и продвигаемся вперед к нашему подлинному образу, который неисчерпаем, который есть Бог в нас. Но, к сожалению, мы раскрываем друг в друге лишь 1% от того, что могли бы. Мы проживаем сильно уменьшенную форму себя. Мы очень скупы с собой, не даем себе права на жизнь, на становление. Мы не любим себя в достаточной мере.

– Некоторых людей ломают даже незначительные искушения, а другие, хотя им и подаются трудности без числа, идут по жизни с поднятой головой. Почему у одних есть сила противостоять им, а у других нет? Неужели тесто, из которого мы слеплены, такое разное?

– Что делает жизнь некоторых людей очень тяжелой – так это не то, что жизнь тяжела сама по себе, а то, что они не расположены видеть и светлую сторону жизненных трудностей. Поэтому главное – найти смысл каждого искушения или страдания, с которым сталкиваешься. Если наполнишь его смыслом, то найдешь силу и невозмутимость, чтобы идти дальше с поднятой головой. Если же не находишь в нем смысла, то дойдет до того, что оно сломит тебя.

Если бы человек не встречался с страданием, он был бы крайне поверхностным. Только жизненные искушения заставляют его мыслить глубже. Когда у него всё хорошо со всех точек зрения, он приходит в застой, живет на поверхности, он не живет всем своим существом.

Нам не надо бояться страдания. Христос научил нас, как освобождаться от него. Он изгнал [1] его из Своей земной жизни, перешагнув через страх голода, неспания, боли, даже страх смерти, держащий всех в рабстве. И, стоя выше страха, Он был свободен.

Страх перед тяжелыми жизненными искушениями останавливает нас и мешает нам быть чем-то большим, чем мы есть. Надо иметь мужество задумывать для себя более величественную жизнь. Надо иметь мужество мечтать и видеть себя выше наших страхов и немощей.

Действительно счастливые люди не знают, что они счастливы

– Настоящий мир – это тот, который создал Бог, а не тот искусственный, который создан человеком. Монахи, говорят, оставили мир. А нам нравится говорить, что мы вошли в мир, тогда как горожане вышли из мира. Какое же это счастье – чувствовать ритмы природы, ощущать весеннее пробуждение рыхлой, сырой земли, видеть, как лопаются почки!

В городе, за столькими коммуникативными интерфейсами, утратилась красота жизни, эта обрядовая красота поведения, жестов и слов, которыми ты отдавал честь находящимся рядом с тобой. Она заменена великой наглостью и великой дерзостью. Крестьянин умел заполнять всё красотой и смыслом вплоть до одежд, которые надевал. Каждая вышивка имела значение. И инструмент у него был украшен. А если он шел в поле, то пел, чтобы сделать труд свой более приятным.

Сегодня человек и труду своему больше не радуется, потому что он для него только средство для получения денег. Этот утилитаризм, столь очевидный в городе, привел к потере духовного измерения жизни. Не стало таинства в творении, во взаимоотношениях, мы больше не видим тайны другого, смотрим на него только с точки зрения его производительности и эксплуатации. Мы эксплуатируем друг друга и готовы эксплуатировать даже Бога.

– Что мы могли бы сделать, чтобы преодолеть эти недостатки, исцелиться душевно?

– Каждый из нас может подняться над жизнью, если наполнит смыслом всё, что делает, если через всё, что делает, будет приближаться к Богу. Ты освящаешься не только молитвой или хождением в церковь, но и каждым своим делом и жестом. От того, как ты стоишь, до того, как работаешь, от того, как ты готовишь поесть, до того, как сажаешь цветок, от того, как ты говоришь с человеком, до того, как ложишься спать, – все наши повседневные жесты нужно преобразить особым способом существования. Любовью, которую мы несем. Нужно заполнить их богоприсутствием, смыслом, таинством, красотой и радостью.

– Говорят, что истинная радость глубока, но, при всём том, она оказывается преходящей. Почему мы не можем зафиксировать ее, почему не можем остановить ее на месте?

– Не надо смотреть на радость как на наркотик, чтобы она дала нам забыть о страдании мира сего, не надо искать ее, как бегства. Ее вообще не надо искать! Люди, действительно счастливые, не знают, что они счастливы, потому что измеряют свое счастье счастьем другого. Они вышли из себя и живут для другого. Счастье приходит само. И приходит как дар тем, кто умеет искать другого и Бога.

Все эти возвышающие нас пики счастья, то и дело вспыхивающие в течение жизни, – это промежуточные ступени. Это отдых, это награда за каждую пройденную ступень, после которой нам нельзя останавливаться. Под сенью их, однако, Христос дарует нам мир, которого никто у нас не отнимет [2] . Он дарует нам мир и ту постоянную радость, которая сбрасывает с нас оковы и делает нас свободными.

[1] Отец Пантелеимон употребил здесь глагол «экзорцизировал» – то есть изгнал, как изгоняют нечистую силу.

Терапия депрессий как приоритетная проблема медицины XXI века

акад. РАМН А.Б. Смулевич

Научный центр психического здоровья РАМН

Особое внимание психиатрии, медицинской науки в целом, здравоохранения и современного общества с его правительственными, социальными и финансовыми институтами к проблеме депрессий определяется ее масштабностью: негативным влиянием на трудоспособность и продолжительность полноценной жизни человека, возрастающим экономическим бременем, эпидемиологическими тенденциями, отражающими неуклонный рост частоты депрессивных расстройств во всем мире.

Распространенность депрессий в Европе составляет 17% (Lepine J.P., 1997), в США — 16,2% (Kessler R.C., 2003). По данным мета-анализа уровень смертности больных депрессией достоверно выше, чем в популяции в целом, а продолжительность их жизни на 10 лет меньше за счет совокупного влияния суицидального риска и высокой вероятности развития тяжелой соматической патологии (Angst J., 2002).

Представление о полной обратимости депрессии сегодня вступило в противоречие с клинической реальностью — как минимум у 20% пациентов на протяжении «постдиагностической жизни» депрессивная болезнь приобретает рецидивирующее или хроническое течение. Как показали катамнестические данные (Keller M.B., 1992), только у 1/3 больных спустя 5 лет после перенесенной депрессии сохраняется интермиссия, тогда как у 55% расстройство рецидивирует, а у 12% хронифицируется. Через 15 лет интермиссия регистрируется уже всего у 12%, рекуррентное течение — у 82%, а хроническое — у 6% больных.

Существенно возросла актуальность проблемы депрессий в общей медицине, где частота их возникновения, составляющая 22–33%, превосходит такое распространенное заболевание, как артериальная гипертензия (Katon W., Sulliven M., 1990; Dubovsky S.L., 2003), причем регистрируется преобладание диагностически сложных стертых форм, в картине которых невротические, соматизированные, вегетативные проявления неотделимы от собственно аффективных.

Решающим условием успешной медицинской помощи больным депрессией является своевременная диагностика и назначение психофармакотерапии, признанной основным методом лечения депрессий. Однако эта задача далеко не решена.

По данным первого общеевропейского эпидемиологического исследования (78 000 жителей стран ЕЭС, 1997) 43% больных депрессией ни разу не консультировались врачом, 69% не получали никакой терапии и лишь 8% лечились антидепрессантами. При обследовании 1 млн страдающих депрессией пациентов первичной практики (Donoghue J.M., 1996) оказалось, что 89% назначаются субоптимальные дозы антидепрессантов. Из доклада Международной коллегии нейропсихофармакологов от 1993 г. следует, что 30% пациентов изначально отказываются от лечения, 25–33% прекращают прием препаратов в течение первого месяца и 62% должным образом не информируют врача об изменениях состояния. В результате в 55–63% случаев нарушается комплаенс, и, в частности, не соблюдается минимально необходимая (6 мес от начала ремиссии) длительность курса терапии.

Сложившаяся ситуация определила необходимость реформ, направленных на интеграцию психиатрии в общую медицину. В качестве основной задачи на ближайшую перспективу выдвигается поиск оптимальных форм профессионального взаимодействия психиатров с интернистами, обеспечение доступной помощи и адекватного лечения депрессий. Решение этой задачи невозможно без дальнейшего внедрения образовательных программ, расширяющих кругозор специалистов.

Классификация и клиническая характеристика

В официальной международной классификации болезней — МКБ−10 — центральное место в систематике аффективной патологии занимает категория «депрессивный эпизод» (большая депрессия, униполярная или монополярная депрессия, автономная депрессия). Расстройство квалифицируется по синдромальному принципу на основе набора стандартизованных диагностических критериев (см. табл. 1).

Диагностические критерии депрессивного эпизода

Среди аффективных расстройств непсихотического уровня, выделяемых в МКБ−10, но в рамках категории «Невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства» в отдельную рубрику выносится «Смешанное тревожное и депрессивное расстройство» (F41.2). Четкие диагностические критерии этого расстройства, наблюдающегося преимущественно в общемедицинской сети, в данной классификации отсутствуют. Приводится лишь общее определение, согласно которому состояние в этих случаях соответствует тревожной депрессии (легкой или нестойкой), характеризующейся сочетанием тревожных и депрессивных проявлений при наличии как минимум нескольких вегетативных симптомов (например, тремор, сердцебиение, абдоминальный дискомфорт). Смешанное тревожное и депрессивное расстройство диагностируется в случае относительного равновесия этих проявлений.

Исследовательские критерии смешанного тревожно-депрессивного расстройства по DSM-IV приводятся ниже.

Исследовательские критерии смешанного тревожно-депрессивного расстройства

Персистирующее или периодически возникающее расстройство настроения с чертами дисфории длительностью не менее 1 мес и выявлением 4 или более из следующих 10 симптомов:

— затруднения концентрации внимания;

— нарушения сна (затрудненное засыпание, сонливость или беспокойный, не приносящий отдыха сон);

— чувство слабости или утраты энергии;

— склонность к чрезмерным опасениям;

— безнадежность (глубокий пессимизм в отношении будущего);

— низкая самооценка или чувство собственной малоценности.

Расстройство сопровождается значительным клиническим дистрессом и/или нарушениями в социальной, профессиональной или других важных областях активности.

В нозологической классификации аффективные расстройства дифференцируются в зависимости от происхождения (рис. 1).

Рисунок 1. Нозологическая классификация депрессий

Основная группа (на рисунке расположена в светлом поле) представлена эндогенными (циркулярные и шизофренические), конституциональными (депрессивные фазы в динамике расстройств личности — РЛ), психогенными (стрессогенными), соматогенными (органическими) депрессиями, которые могут целиком определять клиническую картину на всем протяжении болезни или обнаруживать коморбидность с проявлениями другого (психического или соматического) заболевания.

Классические (меланхолические) депрессии, обусловленные эндогенными (предположительно генетическими) факторами (маниакально-депрессивный психоз и его стертая форма — циклотимия), характеризуются типичной триадой: подавленным настроением, психическим и двигательным торможением, отличаются тяжестью, возникают спонтанно и чаще разделены светлыми промежутками. Как и депрессии других типов, они могут сменяться патологически повышенным аффектом (манией или гипоманией), приобретая биполярное течение.

Особую группу образуют «неученические» формы — расстройства депрессивного спектра (на рисунке расположены в красном поле): дистимии, невротические, сезонные, нозогенные депрессии, депрессивные расстройства, связанные с генеративным циклом женщин (предменструальная дисфория, «синдром грусти рожениц», инволюционная депрессия и пр.). В этих случаях тяжесть расстройства минимальна (субсиндромальные, легкие депрессии), а принцип выделения опирается на какой-либо отличительный признак (длительность, связь с определенным календарным периодом, стрессогенными воздействиями, эндокринными сдвигами и т.п.). Такие состояния чаще всего формируются при воздействии нескольких патогенетических факторов: психогенных, эндогенных, соматогенных, конституциональных.

Дистимия (эта категория впервые выделенная в МКБ−10) представляет собой состояние относительно неглубокой, но затяжной (длительностью не менее 2 лет) депрессии. Понятие «дистимия», как и «циклотимия» [*Термин «циклотимия» в дефиниции МКБ−10 не включает монополярных форм и предполагает исключительно биполярное течение с чередованием депрессивных и гипоманиакальных фазовых состояний.*], во многом соответствует двум традиционным категориям: РЛ аффективного круга (конституционально-депрессивные, дистимики, «тяжелокровные», гипертимики) [*В МКБ−10 в качестве самостоятельных типов не выделяются и фактически объединяются с циклотимией.*], с одной стороны, и невротической депрессии — с другой. Предполагается, что в происхождении дистимии в отличие от депрессивного невроза (невротической депрессии, понимаемой как психогенное расстройство) принимает участие совокупность эндогенных, конституциональных и психогенных факторов.

Смотрите так же:  Боязнь снега как называется

В качестве особой категории в «Исследовательских диагностических критериях» МКБ−10 рассматриваются сезонные аффективные расстройства (САР) — рекуррентные депрессии, возникающие в определенное время года (преимущественно зимой и осенью).

Диагностика САР опирается на следующие критерии.

Диагностические критерии САР

1. Число cезонных депрессий должно существенно (не менее чем в 3 раза) превышать число эпизодов, возникающих в другие календарные периоды.

2. Три или более депрессивных приступа в течение трех и более последовательных лет должны начинаться в один и тот же 90-дневный период года.

3. Наступление ремиссий должно происходить также в определенный 90-дневный период года.

САР, представляющие собой, по мнению некоторых авторов (Симуткин Е.Д., 2001), самостоятельное заболевание, в действительности могут принадлежать не только к расстройствам аффективного спектра, но и формироваться также в рамках шизофрении или РЛ (Медведев В.Э., Колюцкая Е.В., 2004). Соучастие хронобиологического фактора влияет на патогенез таких депрессий и отражается на их клинических проявлениях. Для сезонных депрессий характерно повышение аппетита с влечением к богатой углеводами пище (крейвинг), увеличение массы тела, гиперсомния (утренняя вялость, дневная сонливость).

При субсиндромальных сезонных депрессиях доминируют расстройства астено-анергического круга, субъективно воспринимаемые как состояние переутомления, пониженной активности (Смулевич А.Б. и соавт., 2003; Медведев В.Э., Тощаков М.Ю., 2003). Преобладают жалобы на падение инициативы, трудности концентрации внимания, снижение работоспособности, интереса к ранее значимым событиям. Наряду с собственно депрессивными проявлениями отмечается заострение аномальных черт личности. Пациенты и их окружение отмечают, что на протяжении зимнего сезона усиливаются свойственные от природы качества: раздражительность, склонность к недовольству, конфликтность (дисфорические депрессии); в других случаях утрируются такие особенности, как нерешительность, неуверенность в себе.

Согласно выдвинутой в некоторых исследованиях (Смулевич А.Б. и соавт., 2003; Медведев В.Э., Колюцкая Е.В., 2004) рабочей гипотезе, САР формируются при взаимодействии двух независимых клинических механизмов. Речь идет об аутохтонной лабильности, «запускающей» фазное течение и конституциональном (или нажитом) невропатическом (ипохондрическом, проприоцептивном) диатезе как об одном из факторов, определяющих психопатологическую структуру аффективных фаз (доминирование соматовегетативного комплекса) и задающих сезонный ритм.

Нозогенные депрессии — психогенные реакции, возникающие в связи с психотравмирующим влиянием заболеваний внутренних органов, обнаруживают сродство и с соматогениями — формируются в тесной зависимости от тяжести и закономерностей динамики соматической патологии.

Депрессии, связанные с генеративным (репродуктивным) циклом женщин в МКБ−10 не выделяются. Исключением являются послеродовые депрессии, представленные в DSM-IV. Вместе с тем эти формы, например широко распространенное предменструальное дисфорическое расстройство (ПДР), заслуживают внимания (Endicott J., 1997).

Диагностические критерии ПДР

А. В течение года (как минимум) большинство менструальных циклов протекает с 5 (или более) следующих симптомов:

— печаль, безнадежность, самоосуждение;

— лабильность настроения с приступами слезливости;

— постоянная раздражительность, гневливость, конфликтность;

— снижение интереса к привычным видам деятельности;

— трудности концентрации внимания;

— усталость, недостаток энергии, сонливость;

— изменение аппетита с перееданием или (иногда) прихотями (употребление несъедобного);

— гиперсомния или инсомния;

— соматические симптомы (напряженность или боль в молочных железах, чувство разбухания тела или прибавки его массы, головные, суставные и мышечные боли).

Симптоматика сохраняется в течение последней недели фазы желтого тела, ремиттирует через несколько дней после начала фолликулярной фазы, и отсутствует в течение недели после менструации.

Б. Симптомы препятствуют профессиональной деятельности, обучению, привычной социальной активности, нарушают межличностные отношения.

В. Симптомы не являются обострением другого расстройства, например большого депрессивного, панического, дистимического или личностного (хотя и могут перекрываться с любыми другими расстройствами).

Отграничение от шизофрении основывается на исключении (или констатации) как продуктивных психопатологических расстройств, свойственных прогредиентному эндогенному процессу, так и признаков шизофренического дефекта. Даже стертые симптомы галлюцинаторно-бредового регистра (оклики, слуховые обманы комментирующего или императивного характера, звучащие или насильственные мысли, гаптические галлюцинации, рудиментарные идеи воздействия, преследования, особого значения) в картине депрессии значительно облегчают диагностику шизофрении.

У больных пожилого возраста возникает необходимость дифференциации депрессии, протекающей с жалобами на дезориентацию, потерю памяти, трудности концентрации, с атрофическими процессами головного мозга. В части случаев эти нарушения являются признаками «депрессивной псевдодеменции» и редуцируются по мере обратного развития расстройства. При диагностике целесообразно ориентироваться на следующие клинические признаки, свидетельствующие о возможности ослабоумливающего процесса.

Признаки деменции в картине депрессии

— расстройства памяти с эпизодами амнестической дезориентации;

— нарушения концентрации внимания;

— снижение критики, способности к абстрагированию;

— когнитивные дисфункции, чаще усиливающиеся вечером и ночью.

Затяжное течение депрессии с выявлением раздражительности, суетливости, вспышек грубости, некритичности при стремлении возместить несостоятельность памятными заметками.

Идеи нигилистического содержания:

— непрохождения пищи, гниения внутренних органов;

— при преобладании в структуре синдрома тревожно-ипохондрических проявлений.

Резистентность к психофармакотерапии.

Дифференциальная диагностика депрессии от соматического заболевания, протекающего с «общими симптомами» (астения, похудание, нарушения сна, колебания АД, боли в грудной клетке, диспноэ, диспептические явления), опирается на данные анамнеза, лабораторных тестов и физикального обследования. Например, симптомы дисфории и повышенная утомляемость в предменструальный период могут быть связаны с обострением соматического заболевания (эндокринные расстройства, онкологическая патология, системная красная волчанка, анемии, эндометриоз, различные инфекции). В этих случаях проводится квалифицированное обследование с использованием всех диагностических возможностей современной медицины и при необходимости консервативное или хирургическое лечение.

Методы терапии депрессий

В общей медицине во многом заимствованы из психиатрической практики. За полстолетия, прошедшего со времени синтеза первых антидепрессантов, препараты этого класса полностью подтвердили свой приоритет в лечении депрессий. Наряду с медикаментами следует использовать физио-, фито- и психотерапию с элементами психокоррекции, а также другие социореабилитационные воздействия, включая психообразовательную работу с активным вовлечением больного и его семьи в лечебный процесс, что существенно повышает комплаенс (Мосолов С.Н., 2002).

Эффективная терапия депрессий невозможна без знания спектра психотропной активности тимоаналептиков (антидепрессантов) – лекарственных средств, нормализующих депрессивный аффект. Некоторые антидепрессанты повышают порог болевой чувствительности, используются при лечении алгий (головные боли напряжения и др.), оказывают профилактическое действие при мигрени и вегетативных кризах у лиц без признаков отчетливых аффективных расстройств.

В условиях общемедицинской сети предпочтительно назначение антидепрессантов первого ряда (см. левую часть табл. 2) – препаратов последних генераций (второго и последующих поколений), воздействие которых сопровождается минимальными нежелательными явлениями.

Среди сравнительно новых для отечественных специалистов тимоаналептиков следует выделить антидепрессанты с двойным механизмом действия — милнаципран и дулоксетин.

Милнаципран, обладая сбалансированным действием, в дозах 50–150 мг/сут эффективен при депрессиях с преобладанием астенических и адинамических расстройств. В процессе терапии редуцируются явления заторможенности, нарушения концентрации внимания, исчезают жалобы на потерю энергии, безразличие, усталость. Благоприятный фармакологический профиль (отсутствие взаимодействия с другими рецепторными системами, отсутствие активных метаболитов, а также ограниченный печеночный метаболизм) обеспечивает препарату хорошую переносимость (Robert Ph., 2001; Debien C. et al., 2001). Милнаципран не обнаруживает также существенного влияния на АД и показатели сердечного ритма (Leonard B., 2001) и может применяться у лиц пожилого возраста, при депрессиях, коморбидных печеночным (гепатит С) и другим соматическим заболеваниям, а также при депрессиях, индуцированных альфа–интерфероном. При передозировке могут наблюдаться рвота, явления гипервентиляции, тахикардия, но даже прием чрезмерно высоких суточных доз препарата (1900–2800 мг) не приводит к тяжелым осложнениям (Montgomery S.A. et al., 1996).

Дулоксетин в дозах 60–180 мг/сут обнаруживает высокую эффективность при лечении депрессий легкой и средней тяжести. Обладет анксиолитическим действием и эффективен при депрессиях, протекающих с паническими атаками, генерализованной тревогой и фобиями. Установлена способность препарата воздействовать на болевой синдром со статистически достоверным улучшением основных показателей (кроме головной боли) (Detke M.J. et al., 2002). Благодаря хорошей переносимости и минимальной выраженности побочных эффектов, дулоксетин может использоваться как для лечения затяжных и хронических депрессивных состояний, дистимий, соматогенно или психогенно провоцированных депрессивных развитий, так и для проведения поддерживающей терапии в период ремиссий при биполярном и рекуррентном депрессивных расстройствах.

На выбор антидепрессантов существенное влияние оказывает возраст и соматическое состояние пациента. Подбор адекватной дозы тимоаналептиков остается одним из наиболее сложных вопросов терапии депрессий. Рекомендации, содержащиеся на этот счет в инструкциях по применению того или иного средства, дают лишь самые общие сведения о «терапевтическом окне», основанные на усредненных данных, полученных в процессе клинических испытаний. При этом не учитывается ни индивидуальная чувствительность, ни возможность коморбидной патологии внутренних органов, определяющей соматическое состояние пациента. В общей практике, особенно при сочетании аффективной и соматической патологии, суточные дозы антидепрессантов (даже препаратов первого ряда) должны быть ниже используемых в психиатрии. Целесообразен одно- или двукратный прием лекарственных средств, не нарушающий распорядок дня пациентов и не препятствующий профессиональной деятельности. При необходимости увеличение суточной дозы препарата (титрация) проводится постепенно при тщательном контроле изменений как в психической, так и в соматической сфере.

При достижении желаемого эффекта суточные дозы препарата снижают постепенно: резкое снижение доз или внезапное прекращение приема препарата может спровоцировать синдром отмены, ухудшение как психического, так и соматического состояния. В ряде случаев даже при полной редукции аффективных расстройств необходимо продолжать лечение.

Терапия депрессий включает три фазы: купирующую, поддерживающую и профилактическую.

Купирующая терапия проводится в несколько этапов в соответствии с алгоритмом, представленным на рисунке 2.

Рисунок 2. Алгоритм терапии депрессии.

В условиях общемедицинской практики осуществимы терапевтические воздействия, относящиеся к этапам 1 — 3Б. При этом желательно определить необходимость консультации психиатра, особенно при соматических заболеваниях. Интенсивные методики (этапы 3В–4), предусматривающие внутривенное капельное введение психотропных средств, а тем более — электросудорожную терапию (ЭСТ) – компетенция психиатрической службы. Более того, такие воздействия показаны при тяжелых, психотического уровня депрессиях или при хронических, резистентных к терапии состояниях. При выявлении такого рода тенденций врач, работающий в учреждении общей медицины, обязательно должен направить больного к психиатру.

Купирующие лечебные воздействия позволяют достичь редукции депрессивной симптоматики вплоть до полного обратного развития депрессии и наступления ремиссии (интермиссии). Однако такой результат еще не является показанием к отмене лечения. Отказ от его продолжения чреват высокой частотой (20–50%) рецидивов.

Поддерживающая (противорецидивная) терапия антидепрессантами, показанная при всех типах депрессий, назначается не менее чем на 4–6 мес после купирования основных проявлений. По завершении курса терапии необходимо постепенное снижение дозировок, поскольку внезапное прекращение приема препаратов может привести к возникновению синдрома отмены с выраженными вегетативными расстройствами.

Больные рекуррентными депрессиями и биполярными расстройствами нуждаются в длительной (не менее нескольких лет), а иногда пожизненной профилактической терапии. Такая терапия в случае рекуррентной депрессии с учетом тяжести, длительности и кратности эпизодов осуществляется с помощью антидепрессантов.

Эффективное сотрудничество психиатров со структурами первичной медицинской помощи, обеспечивающее доступность квалифицированной помощи и проведение адекватной терапии депрессивных состояний — залог успеха лечебного процесса.

Другие статьи

  • Упражнения на развитие скорости у детей Комплекс упражнений для развития быстроты Комплекс упражнений для развития быстроты Основным методом развития быстроты является многократное повторение движения с максимальной скоростью. Длительность таких упражнений определяется временем,в течение которого может […]
  • Ампициллин таблетки для детей инструкция по применению Ампициллин: инструкция по применению Фармакологическое действие Фармакокинетика Показания к применению Противопоказания Гиперчувствительность (в т.ч. к другим пенициллинам, цефалоспоринам, карбапенемам), инфекционный мононуклеоз, лимфолейкоз, печеночная […]
  • Лечение антибиотиками синусита у детей АНТИБАКТЕРИАЛЬНАЯ ТЕРАПИЯ СИНУСИТА У ДЕТЕЙ Л.С. Страчунский, А.Н. Богомильский "Детский доктор", 2000; 1: 32-33 Синусит относится к числу самых распространенных заболеваний; острый синусит является наиболее частым осложнением острой респираторной вирусной инфекции (в […]
  • Глисты у 11 месячного ребёнка Недружелюбное соседство Всем молодым родителям известно, что 6-7-месячного малыша невозможно удержать в кроватке или манеже: он рвется на волю, чтобы изучить все вокруг. А так как знакомство ребенка с интересными предметами обычно происходит через рот, именно в это […]
  • Симптомы болезни ветрянки у детей Ветряная оспа (ветрянка) Каждый год с 1990 по 1994 г., до того, как появилась вакцина против ветряной оспы, в США регистрировалось около 4 миллионов случаев заболевания. Из этого числа приблизительно 10,000 случаев нуждались в госпитализации и 100 больных […]
  • Уролесан капли инструкция по применению для детей Инструкция по применению: Цены в интернет-аптеках: Уролесан – комбинированный спазмолитический препарат растительного происхождения. Аналогами Уролесана по фармакологической группе являются Урохол, Урохолум, Энуран, Арфазетин, Блемарен, Канефрон Н, Галидор, Фитолизин, […]