Рекуррентных депрессиях

Автореферат и диссертация по медицине (14.00.18) на тему: Личностные характеристики и структура депрессии при аффективных расстройствах (сравнение органического аффективного расстройства и рекуррентной депрессии)

Автореферат диссертации по медицине на тему Личностные характеристики и структура депрессии при аффективных расстройствах (сравнение органического аффективного расстройства и рекуррентной депрессии)

На правах рукописи

Корень Сергей Владимирович

ЛИЧНОСТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ И СТРУКТУРА ДЕПРЕССИИ ПРИ АФФЕКТИВНЫХ РАССТРОЙСТВАХ (СРАВНЕНИЕ ОРГАНИЧЕСКОГО АФФЕКТИВНОГО РАССТРОЙСТВА И РЕКУРРЕНТНОЙ ДЕПРЕССИИ)

14.00.18 — психиатрия (медицинские науки)

диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

Работа выполнена в Федеральном государственном учреждении «Московский научно-исследовательский институт психиатрии Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»

доктор медицинских наук

Владимир Вениаминович Калинин

доктор медицинских наук, профессор Юрий Иосифович Полшцук Московский научно-исследовательский институт психиатрии Росздрава

доктор медицинских наук

Маргарита Алексеевна Морозова

Научный центр психического здоровья РАМН Ведущая организация:

Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им В.М.Бехтерева

заседании Диссертационного совета Д 208.044 01 при Федеральном государственном учреждении «Московский научно-исследовательский институт психиатрии Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию» (107076, г Москва, ул Потешная, д 3).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГУ «Московский научно- исследовательский институт психиатрии Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию».

Автореферат разослан « »_2008 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета

Защита диссертации состоится «

2008г. в 14 часов на

кандидат медицинских наук

Общая характеристика работы

Актуальность исследования. Важное значение в практической деятельности приобретает необходимость дифференциации аффективных расстройств в континууме эндогенное-экзогенное Отсутствие симптомов «первого ранга» для эндогенных депрессий и феноменологическое сходство органических и эндогенных аффективных расстройств требует поиска дополнительных диагностических подходов и критериев

Предпринятые ранее исследования показали потенциальную возможность клинического отграничения аффективного статуса больных по типу ведущего аффекта (Вертоградова О П., Дементьева Н Ф , Войцех В.Ф и др , 1978, Вертоградова О.П., 1984, Нуллер Ю Л, Михаленко И Н, 1988, ОП Вертоградова, И.Л Степанов, ГС Банников, CA. Коньков, 1998) При этом отмечалась преимущественная роль тоскливой симптоматики в формировании аффективного статуса у больных эндогенной депрессией и более высокая встречаемость тревожной и смешанной аффективной симптоматики при наличии органической почвы

К настоящему моменту отечественными и зарубежными клиницистами накоплены также многочисленные сведения о взаимосвязи личностных характеристик и типа развивающегося у данной личности аффективного расстройства (Каннабих ЮВ, 1914, Сухарева ГЕ, 1955, Вертоградова О П, 1980, Краснов В Н, 1987, Tellenbach Н, 1961, Kraus А.; 1971, Von Zerssen D, 1977 и др ) В частности отмечалось тяготение черт выделенного Телленбахом «меланхолического типа» к униполярному течению депрессии Привлечение современных патопсихологических методик, личностных анкет позволило значительно расширить диагностический инструментарий, находящийся в распоряжении клинициста

Принципиальным вопросом, встающим при оценке полученных данных, является сама возможность изучения личностных черт с помощью %

самоопросников Т Furakawa и др (1997) показали, что особенности преморбидной личности больного могут быть заретушированы текущим болезненным процессом В противовес этому существует обоснованная точка зрения, согласно которой если больным дается специальная инструкция «описывать себя самих обычных, или более точно, такими какими они были до начала заболевания» (von Zerssen D , 1976), то можно получить информацию практически идентичную данным, получаемым после достижения клинической ремиссии (Foulds G , 1965, Di Scipio W, 1961, von Zerssen D, 1976, 1977)

Важный вопрос, возникающий перед клиницистом, можно сформулировать следующим образом «существуют ли реальные различия в психопатологической структуре депрессии и личностных характеристиках при психических расстройствах разных диагностических категорий, или используемые в настоящее время диагностические критерии являются искусственными и условными»?» Данный вопрос, в первую очередь, касается различий между эндогенными и органическими депрессиями. Цель исследования: Создание алгоритма по разграничению органического аффективного расстройства и рекуррентной депрессии на основе комплексной оценки особенностей структуры психопатологической симптоматики и личностных характеристик Задачи исследования:

1 Анализ клинических проявлений и личностных особенностей у больных с органическим аффективным расстройством и рекуррентной депрессией

2 Выделение личностных факторов, оказывающих влияние на психопатологическую картину органических и рекуррентных депрессий различных диагностических категорий

3 Уточнение единства внутренней структуры выделенных личностных факторов в их взаимосвязи с аффективной патологией.

Научная новизна работы. Исследование, проведенное на репрезентативном клиническом материале, позволяет получить ряд новых данных об особенностях клинической и психопатологической структуры аффективных нарушений органического и эндогенного генеза Впервые в настоящем исследовании установлена связь психопатологических проявлений с личностными характеристиками, включая алекситимию у больных с органическими депрессиями Установлены различия как в личностных характеристиках, так и в особенностях психопатологической структуры депрессивного синдрома у больных с рекуррентными и органическими депрессиями Полученные данные позволяют полнее дифференцировать тип аффективного расстройства и терапевтическую тактику

Практическая значимость результатов исследования. В исследовании представлена клиническая типология аффективных нарушений эндогенного и органического генеза, способствующая решению сложных психопатологических и клинических задач, определению прогноза исследованных состояний при оказании специализированной помощи пациентам о аффективной патологией Уточнена роль личностных особенностей в формировании психопатологических расстройств при депрессиях разных нозологических групп Результаты исследования позволяют оптимизировать лечебные мероприятия, направленные на редукцию болезненных проявлений

Внедрение результатов работы. Комплекс данных, полученных при изучении и анализе структуры депрессии и личностных особенностей при депрессивных расстройствах в рамках органического аффективного расстройства и униполярной эндогенной депрессии нашел применение в практической работе СКВ № 8 имени З.П Соловьева г Москвы и психотерапевтического отделения при ВФД №11 г. Москвы Апробация работы. Основные положения диссертации отражены в докладах и обсуждены на Российской конференции «Аффективные и

шизоаффективные расстройства» (Москва, 2003 г) — Преморбидные характеристики и психопатологическая структура органических депрессий у женщин , на Российской конференции «Современные принципы терапии и реабилитации психически больных» (Москва, 2006 г) — Сравнительный анализ психопатологической структуры органических и эндогенных депрессий преимущественно с тоскливым аффектом Диссертация апробирована на Проблемной комиссии «Клинико-патогенетические проблемы психиатрии» Московского НИИ психиатрии 22 ноября 2006 г Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, обзора литературы, описания материалов и методов, результатов исследования, обсуждения и выводов Изложена на страницах печатного текста, включает 19 таблиц, библиографический указатель включает 250 источников, из них 173 зарубежных

Материалы и методы исследования В соответствии с задачами исследования было обследовано 86 депрессивных больных Из них 44 человека с диагнозом рекуррентного депрессивного расстройства (Б 33), протекавшего в виде униполярной эндогенной депрессии и 42 больных с органическими аффективными расстройствами (Б 06 36) Средние показатели тяжести депрессии у обследованных больных до лечения составили 18,97±2,5 балла по 21-бальной шкале Гамильтона, что в целом позволяло рассматривать отмеченные у больных расстройства в рамках депрессии средней степени тяжести При оценке нозологической принадлежности изучаемых депрессивных состояний мы пользовались критериями МКБ-10, они соответствовали признакам депрессивного эпизода средней степени тяжести (Б.32) В случае органических депрессий, помимо соответствия наблюдаемого расстройства критериям депрессивного эпизода, принимались во внимание дополнительные критерии группы органических аффективных расстройств (Б 06 36), их предположительно прямая обусловленность церебральным или физическим расстройством, наличие

которого было продемонстрировано независимым методом или на основе адекватных анамнестических сведений Отбор группы нормального контроля проводился из числа психически здоровых посетителей Врачебно-Физкультурного диспансера №11 г Москвы В группу контроля было включено 56 человек

Средний возраст больных рекуррентными депрессиями на момент обследования составил 51,3±14,4 года Средний возраст в группе органических аффективных расстройств составил 59,95±11,3 лет Средний возраст в группе контроля был 47,1±14,8 года

Длительность текущего депрессивного эпизода на момент исследования составляла 0,5±0,1 года в группе рекуррентных депрессий и 1,4±0,42 года в группе органических аффективных расстройств Работа проводилась в несколько этапов

На первом этапе исследования осуществлялся предварительный клинический отбор больных и группы здорового контроля с учетом критериев включения и исключения К критериям исключения из исследуемой группы относились наличие психотической и шизофренической симптоматики, выраженное интеллектуально-мнестическое снижение, психические и поведенческие расстройства в результате употребления психоактивных веществ, выраженные личностные расстройства (том числе органического генеза), выраженная сопутствующая органическая патология для группы рекуррентной депрессии, отсутствие добровольного согласия на включение в исследование, наличие маниакальных эпизодов в анамнезе — с целью максимально приблизить изучаемую группу к униполярному типу течения с характерными для него личностными особенностями, возраст менее 20 лет — из-за возможной в последующем личностной динамики На данном этапе оценивалась тяжесть депрессии и структура психопатологических расстройств в том числе с помощью стандартизированных оценочных шкал (шкала оценки депрессии Гамильтона (Hamilton, 1967) и шкала самооценки SCL-90R (Derogatis,

1975)) Оценка глубины депрессии, являвшейся ограничительным критерием включения в группу наблюдений, проводилась с применением 21 -бальной шкалы Гамильтона (Hamilton Depression Rating Scale, 1973) Средние показатели тяжести депрессии у обследованных больных до лечения составили 18,97±2,5 балла, что позволяло рассматривать отмеченные у больных расстройства в рамках депрессии средней степени тяжести Шкала Гамильтона заполнялась врачом при поступлении больного в отделение Шкала SCL-90R заполнялась самим больным в день поступления

На втором этапе осуществлялось уточнение диагноза в ходе клинических, параклинических и лабораторных исследований С учетом целей и задач исследования на этом этапе выделялись две диагностических подгруппы рекуррентные депрессивные расстройства (F 33) и органические депрессии (F 06 36), также была набрана группа контроля Внутри каждой психопатологической группы были выделены подгруппы по типу ведущего аффекта тоскливые, тревожные, тревожно-меланхолические и апатические депрессии

На третьем этапе проводилось изучение личностных особенностей больных и контрольной группы У пациентов данный этап проходил на завершающей стадии лечения в период становления клинической ремиссии для исключения возможного влияния депрессивной симптоматики на получаемые данные С целью изучения личностных особенностей применялись самоопросник Munich Personality Test (MPT) и адаптированная шкала Торонто для оценки алекситимии Личностный опросник МРТ был разработан специально для оценки личностных особенностей больных с аффективными расстройствами и показал свою эффективность при оценке преморбидной личности (von Zerssen D и др , 1988) Структура МРТ состоит из 51 вопроса, распределенных по шести личностным шкалам (невротицизм, экстраверсия, переносимость фрустрации, ригидность, тенденции к изоляции, эзотерические тенденции) и двум контрольным

шкалам (ориентации к социальным нормам и шкалы мотивации) невротицизм и экстраверсия в МРТ близки к сходным понятиям в концепции Айзенка (Eysenck Н и Eysenk S, 1964) Переносимость фрустрации отражает толерантность к стрессу Шкала ригидности в МРТ включает в себя такие индивидуальные качества как склонность к порядку, преданность долгу и членам семьи, скрупулезность и близка к описанию концепции «Typus melancholicus» (Tellenbach Н, 1961, Mündt С и др , 1997, von Zerssen D, 1977) Такие характеристики как тенденции к изоляции и эзотерические тенденции являются производными концепции Kretschmer Е (1936) о «шизоидии», которая была вынесена в отдельную шкалу по результатам суммирования данных двух предыдущих шкал Адаптированная к применению в России шкала Торонто является достаточно информативным инструментом для оценки такой личностной особенности как алекситимия (Ересько Д Б , Исурина Г С, Койдановская Е.В и др , 1994)

На четвертом этапе были проведены статистическая обработка и анализ полученных данных Оценивалась функция нормального распределения данных Данные обрабатывались на персональном компьютере в программе «Statistica» версия 6 0. с использованием корреляционного анализа Шрсоиа, с целью выявления возможных различий между двумя выделенными диагностическими группами применялся критерий t Стьюдента и критерий F — угловое преобразование Фишера На завершающем этапе проводился факторный анализ (метод главных компонент) для уточнения внутренней структуры каждой исследуемой выборки

Первичный анализ данных о типологии ведущего аффекта выявил некоторые различия в изучаемых группах. Так, преимущественно тоскливый аффективный фон был более характерен (F=l,97, р 0,7) отмечены жирным шрифтом

Доля объясненной дисперсии для первого фактора в подгруппе органических депрессий составила 40,86% В него со значимыми весовыми нагрузками вошли депрессивный симтомокомплекс, включающий в себя помимо показателей шкалы Гамильтона субшкалу депрессии SCL-90R и связанные с депрессивной симптоматикой субшкалы обсессии, межперсональной чувствительности, психотицизма и дополнительная шкала (SCL-90R)

Единственной личностной характеристикой в группе органических депрессий, значимо (с весовой нагрузкой более 0,7) коррелирующей с депрессивным симптомокомплексом нарушениями стала алекситимия Второй фактор, объяснявший 15,67% дисперсии, был представлен личностными чертами, входящими в структуру шизоидии, а именно подпунктом эзотерические тенденции (МРТ) и суммарным баллом по шкале шизоидии. В третий фактор (7,91% объясненной дисперсии) вошли возрастные показатели изучаемой группы Следует указать на отсутствие связи возрастных характеристик и проявлений депрессивного синдрома в группе органических депрессий в данном исследовании

Несколько иные данные были получены в подгруппе рекуррентных депрессий (таб 5)

Таблица S. Результаты факторного анализа для группы рекуррентных

Переменные Фактор 1 Фактор 2 Фактор 3

Экстраверсия (МРТ) -0,055 -0,783 0,223

Тенденции к изоляции (МРТ) 0,150 -0,705 -0,118

Эзотерические тенденции (МРТ) 0,324 0,023 0,773

Обсессии (SCL-90) 0,824 0,221 0,135

Межперсональная чувствительность (SCL-90) 0,856 0,133 -0,118

Депрессия (SCL-90) 0,761 0,147 0,126

Тревога (SCL-90) 0,811 0,204 0 060

Агрессия (SCL-90) 0,719 0,328 -0,091

Параноидность (SCL-90) 0,709 -0,134 0,021

Психотицнзм (SCL-90) 0,763 -0,007 0,258

Объясненная дисперсия (%) 31,12% 12,81% 8,24%

Как и в подгруппе органических депрессий в первый фактор с высокой долей объясненной дисперсии (31,12%) вошли психопатологические характеристики, связаные с депрессивным синдромом, включая обсессивную симптоматику, межперсональную чувствительность, тревогу, подпункты агрессии, параноидности и психотицизма

Таким образом, в структуре депрессивного симтомокомплекса в обеих изучаемых группах присутствовали как сходные объединения симптомов, так и специфические для каждой из нозологических групп особенности Общими были проявления в структуре депрессии обсессивности, межперсональной чувствительности и психотицизма

Были отмечены различия в психопатологической структуре депрессивного симптомокомплекса в подгруппах больных аффективными расстройствами. Так, в подгруппе органических депрессий в структуру первого фактора также входили данные шкалы Гамильтона и дополнительной шкалы (SCL-90R), содержащей описания так называемых «соматических» (витальных) проявлений депрессии А при эндогенных аффективных расстройствах специфику депрессии составляли данные субшкал тревоги, агрессии и параноидности Примечательно также отсутствие связи психопатологических феноменов с изучаемыми личностными характеристиками, включая алекситимию в случае рекуррентной депрессии

Смотрите так же:  Нервный истерический смех

Доля объясненной дисперсии для второго фактора при депрессивных расстройствах эндогенной нозологии составила 12,81% В указанной группе во второй фактор с отрицательными весовыми нагрузками более 0,7 вошли такие разнонапрвленные личностные характеристики (по МРТ) как экстраверсия и тенденции к изоляции Полученные результаты близки к описанной ранее Телленбахом констелляции признаков «Inkludenz», «социологической амбивалентности» (А Krause, 1996), выражающейся в двойственности поведенческих норм и играющих, по мнению автора, важную роль в формировании депрессивного эпизода

Эзотерические тенденции, составившие основу второго фактора при

органических депрессиях, в случае с эндогенными расстройствами составили третий фактор с долей объясненной дисперсии 8,24%

Таким образом, единственной личностной характеристикой, значимо связанной с изучаемой депрессивной психопатологической симптоматикой стала алекситимия, вошедшая в один фактор с депрессивным симптомокомплексом в группе органических депрессий С учетом этого в последующем было проведено уточнение единства внутренней структуры алекситимии и ее факторов в их взаимосвязи с аффективной патологией

С целью изучения внутренней структуры алекситимии нами было проведено исследование факторов входящих в данную личностную характеристику На основании литературных данных (Parker J , Bagby R, Taylor G ,1991, Wise Т. и соавторы, 1988, S Laurie Morrison, RO Phihl, 1989) и результатов факторного анализа шкалы Торонто у группы контроля было выделено шесть основных факторов трудности в описании ощущений (подпункты (TAS-26) 3, 4, 8, 9, 12, 22, 23), трудности в распознавании эмоций (подпункты (TAS-26) 1, 14, 20, 25, 26), фантазирование (подпункты (TAS-26) 2, 5, 13, 15, 16, 18), важность эмоций (подпункты (TAS-26) 21), конкретность мышления (подпункты (TAS-26) 7, 11, 19, 24), соматические ощущения (подпункты (TAS-26) 10,17)

В ходе сравнительного изучения связи суммарного балла алекситимии с субшкалами опросника TAS-26 и МРТ были выявлены некоторые различия данных, полученных как в группе контроля, так и в психопатологичесих группах между собой (таб 6)

Таблица б. Данные корреляционного анализа взаимосвязи общего уровня алекситимии и факторов, входящих в шкалу Торонто по оценке алекситимии и личностных характеристик Munich Personality Test (MPT) испытуемых при органических (ОД) и рекуррентных (РД) депрессивных расстройствах и у группы здорового контроля*.

экстраверсия s « § I Си се ё Переносимость фрустрации Трудности в описании ощущений Фантазирование Конкретность мышления Трудности в распознавании эмоций Важность эмоций Соматические ощущения

од -0,45 0,52 -0,58 0,69 0,6 0,55 0,69 — 0,47

рд — 0,31 — 0,86 0,48 0,61 0,7] — 0,46

контроль — — -0,34 0,86 0,54 0,41 0,81 — -0,6

*- приведены значения с р психопатологические феномены иных нозологических форм. В свою очередь объединение таких разнородных феноменов как органические аффективные расстройства в общей синдромальной группе (F.06) по МКБ-10 без четкой клинической дифференциации синдрома создает определенные сложности, связанные с оценкой состояния и выбором адекватного лечения.

Важное значение в практической деятельности (Сарториус Н., 2001) приобретает необходимость дифференциации аффективных расстройств в континууме эндогенное — экзогенное. Отсутствие симптомов «первого ранга» для эндогенных депрессий и феноменологическое сходство органических и эндогенных аффективных расстройств требует поиска дополнительных диагностических подходов и критериев.

Предпринятые ранее исследования показали потенциальную возможность клинического отграничения аффективного статуса больных по типу ведущего аффекта (Вертоградова О.П., 1980). При этом отмечалась преимущественная роль тоскливой симптоматики в формировании аффективного статуса у больных эндогенной депрессией и более высокая встречаемость тревожной и смешанной аффективной симптоматики при наличии органической почвы (Вертоградова О. П., Войцех В. Ф., Краснов В. Н., Синицин В. Н., Суворов А. К., 1986).

К настоящему моменту отечественными и зарубежными клиницистами накоплены многочисленные сведения о взаимосвязи личностных преморбидных характеристик и типа развивающегося у данной личности аффективного расстройства. В частности отмечалось тяготение черт выделенного Телленбахом «меланхолического типа» к униполярному течению депрессии. Привлечение современных патопсихологических методик, личностных анкет позволило значительно расширить диагностический инструментарий, находящийся в распоряжении клинициста. Появление стандартизированных опросников позволило дополнить уже имеющиеся типологические исследования разных диагностических групп подробным статистическим анализом выявляемых клинических закономерностей.

В отечественной медицине последних лет особое внимание уделяется диагностике преморбидных состояний, как основы* профилактики заболеваемости населения (Вукс А.Я. и соавт., 1995, Цыцарева И.В., 1988, Кутепов Е.Н., 1997, Максимова М.Я., 2002).

Принципиальным вопросом, встающим при оценке полученных данных, является сама возможность изучения личностных черт с помощью самоопросников. Furukawa и др. (1997) показал, что особенности преморбидной личности больного могут быть заретушированы текущим болезненным процессом. Для исключения такой возможности рекомендуется заполнять самоопросники только после становления ремиссии и нормализации психического статуса больного, что было учтено при настоящем исследовании.

Данная работа посвящена не только сравнению групп аффективных расстройств на основе личностных характеристик, но и изучению психопатологических особенностей депрессивной симптоматики. Новым в данной работе является и то, что впервые у больных разных диагностических групп изучались как ставшие «классическими» при изучении депрессивной личности персональные черты, такие как невротицизм, экстраверсия, переносимость фрустрации, ригидность, шизоидия, так и относительно новая личностная конструкция- алекситимия.

Важный вопрос, часто возникающий перед клиницистом, можно сформулировать следующим образом: «существуют ли реальные различия в психопатологической структуре депрессии и личностных особенностях при психических расстройствах разных нозологических групп, или используемые в настоящее время диагностические критерии являются искусственными и условными?». Данный вопрос, в первую очередь, касается различий между эндогенными и органическими депрессиями. Настоящее исследование было предпринято с целью поиска ответа на все эти вопросы.

Цель и задачи исследования: Цель настоящего исследования — Создание алгоритма по разграничению органического аффективного расстройства и рекуррентной депрессии на основе комплексной оценки особенностей структуры психопатологической симптоматики и личностных характеристик.

Соответственно поставленной цели в работе решались следующие задачи: Задачи исследования:

1. Анализ особенностей клинических проявлений и личностных особенностей у больных с органическим аффективным расстройством и рекуррентной депрессией.

2. Выделение личностных факторов, оказывающих влияние на психопатологическую картину депрессий различных диагностических категорий.

3. Уточнение единства внутренней структуры выделенных личностных факторов в их взаимосвязи с аффективной патологией.

Научная новизна исследования. Исследование, проведенное на репрезентативном клиническом материале, позволяет получить ряд новых данных об особенностях клинической и патопсихологической структуры аффективных нарушений органического и эндогенного генеза.

Впервые в настоящем исследовании установлена связь психопатологических проявлений с личностными характеристиками, включая алекситимию у больных с органическими депрессиями.

Установлены особенности личностных характеристик и психопатологической структуры депрессивного синдрома у больных с рекуррентными и органическими депрессиями

Полученные данные позволяют более точно дифференцировать тип аффективного расстройства и выбор терапевтической тактики.

Практическая значимость исследования.

В исследовании представлена клиническая типология аффективных нарушений эндогенного и органического генеза, способствующая решению сложных психопатологических и клинических задач, определению прогноза исследованных состояний при оказании специализированной помощи пациентам с аффективной патологией.

Уточнена роль личностных особенностей в формировании психопатологических расстройств при депрессиях разных нозологических групп.

Результаты исследования позволяют оптимизировать лечебные мероприятия, направленные на редукцию болезненных проявлений.

Публикации результатов исследования и выступления по теме диссертации.

1. Калинин В.В., Корень С.В. «Преморбидные характеристики и психопатологическая структура органических депрессий у женщин. Материалы Российской конференции «Аффективные и шизоаффективные расстройства». Москва. 2003 г.- стр. 57- 58

2. Калинин В.В., Корень С.В. Личностные характеристики и психопатологическая структура органических депрессий. В кн.: Органическое психическое расстройство: современная диагностическая концепция. Под ред. Академика РАМН Т.Б. Дмитриевой. М., 2004 — с.85-94.

3. Калинин В.В., Корень С.В. Самостоятельное ли заболевание органическая депрессия? Проблемы дифференциальной диагностики, организации помощи и терапии. Материалы Российской конференции «Современные тенденции организации психиатрической помощи: клинические и социальные аспекты». Москва. 2004 г.- стр. 196- 197

4. Корень С.В. Изучение взаимосвязи черт алекситимии с клинической картиной депрессивных расстройств. «Психическое здоровье» 2006 № 10.- стр. 22- 25.

5. Корень С.В. Сравнительный анализ психопатологической структуры органических и эндогенных депрессий преимущественно с тоскливым аффектом. Материалы Российской конференции «Современные принципы терапии и реабилитации психически больных». Москва. 2006 г. — стр. 123- 124.

6. Калинин В.В., Корень С.В. Сравнительный анализ личностных характеристик и психопатологической симптоматики у больных с органическим аффективным и генерализованным тревожным расстройствами. «Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.Н. Бехтерева» №4. 2007 г. — стр. 12 — 14

Заключение диссертационного исследования на тему «Личностные характеристики и структура депрессии при аффективных расстройствах (сравнение органического аффективного расстройства и рекуррентной депрессии)»

1. Сравнительное клинико-психопатологическое исследование с привлечением методов статистического анализа по изучению личностных характеристик и психопатологической структуры органической и рекуррентной депрессии показало, что между двумя исследуемыми диагностическими категориями существует сходство клинико-психопатологических проявлений. Несмотря на это можно выявить и определенные отличия, которые касаются как личностных особенностей депрессивных больных, так и структуры преобладающей симптоматики на высоте развития депрессии.

2. Установлены межгрупповые различия в представленности типов ведущего аффекта в изучаемых выборках депрессивных больных:

2.1 Тоскливый тип ведущего аффекта был более характерен для структуры рекуррентных депрессий.

2.2 Типы ведущего аффекта с выраженным компонентом тревоги (тревожный и смешанный (тревожно-меланхолический)) чаще встречались при органических депрессиях, составляя в сумме более половины случаев.

3. Признаки депрессивного статуса при органических депрессиях включают сочетание навязчивостей, затруднений в межличностных контактах и психотические включения, при этом образуются депрессии менее сложной структуры, чем при рекуррентном депрессивном расстройстве. Фактор возраста больных на формирование органического депрессивного симптомокомплекса статистически значимого влияния не оказывавает.

4. Рекуррентные депрессии отличаются от органического аффективного расстройства более сложной картиной депрессивного синдрома, в- структуре которого, наряду с депрессивным аффектом, присутствуют тревожные включения, обсессивно-фобические переживания , затруднения в межличностных контактах, признаки агрессивности, параноидность и психотицизм. Наряду с этим, для рекуррентных депрессий свойственны более выраженные проявления депрессии, тревожного аффекта, соматизации, агрессивности и бредовых включений.

5. Для личностных характеристик больных с органической депрессией имеет значение связь алекситимии с низкой переносимостью фрустрации. Эти личностные проявления оказывают влияние на выраженность депрессивных расстройств на высоте развития органического аффективного расстройства, но не при рекуррентной депрессии. К личностным особенностям больных с рекуррентной депрессией относится сравнительно более высокая выраженность тенденций к изоляции.

6. Установлено сходство во внутренней структуре алекситимии во всех исследуемых группах, что характеризовалось значимыми положительными связями общего уровня алекситимии и большинства выделенных факторов алекситимии (трудности в описании ощущений, фантазирование, конкретность мышления, трудности в распознавании эмоций и соматические ощущения). Взаимосвязь общего уровня алекситимии с фактором «важность эмоций» в группе здорового контроля и у депрессивных больных отмечена не была.

7. Между группами органической и рекуррентной депрессий существуют различия в связях алекситимии и ее основных факторов с психопатологической симптоматикой на высоте развития депрессии. При органических депрессиях суммарная оценка алекситимии* связана с выраженностью всей изучаемой психопатологической симптоматики. При рекуррентных депрессиях алекситимия связана исключительно с обсессивной симптоматикой.

8. Между клиническими группами и при сравнении депрессивных больных с группой здорового контроля установлены межгрупповые различия во взаимосвязи алекситимии с другими изучаемыми личностными характеристиками:

8.1 Суммарная, оценка алекситимии отрицательно связана с переносимостью фрустрации в контрольной группе и при органических депрессиях, но не при рекуррентной депрессии.

8.2 При органических депрессиях величина алекситимии отрицательно взаимосвязана с выраженностью экстраверсии.

8.3 У психически здоровых лиц контрольной группы и у больных с рекуррентными депрессиями связи между уровнем алекситимии и уровнем экстраверсии установлено не было.

8.4 Суммарная оценка алекситимии связана положительно с уровнем невротицизма, как при рекуррентной депрессии, так и при органическом аффективном расстройстве.

Вопрос о предположительной взаимосвязи клинической картины психических нарушений и особенностей личности больного имеет важное значение для ранней диагностики аффективных расстройств. Так Kraepelin (1913) указывал на относительное преобладание депрессивных личностных черт среди больных с униполярной депрессией, преобладание маниакальных черт и раздражительности среди пациентов с манией и циклотимические личностные особенности у больных с сочетанными формами. Tellenbach (1961), описывая пациентов с униполярной депрессией как скрупулезных, склонных к порядку, преданных семье и долгу, ввел термин «typus melancholicus».

Последующее уточнение гипотезы о возможной взаимосвязи между личностью больного и разными формами аффективной патологии проводилось также и с использованием анкет. Согласно этим данным больные с униполярной депрессией отличались от контрольной группы и лиц с биполярным расстройством в сторону большей интроверсии (Hirshfeld & Klerman, 1979), невротицизм был обозначен как один из факторов возникновения депрессии (Angst & Clayton, 1986). Аффективные расстройства, являясь проявлением нозологически различных психических нарушений, зачастую имеют сходную клиническую картину, что затрудняет постановку окончательного диагноза.

В свете повсеместного перехода к МКБ-10 имеет особое значение поиск дополнительных критериев отнесения аффективных расстройств к определенной диагностической группе. Настоящее исследование было предпринято с целью уточнения возможных различий во взаимосвязи преморбидных особенностей личности больного и клинической картины депрессии между аффективными расстройствами разных нозологических групп.

Исследование проводилось на материале 86 больных, проходивших стационарное лечение в Московской специализированной психоневрологической больнице №8 им. З.П. Соловьева. В соответствии с целью исследования было сформировано две диагностических группы. Первую группу (РД) составили 44 человека с диагнозом рекуррентной депрессии (F.33), во вторую группу (ОД) вошли 42 пациента с диагнозом органического депрессивного расстройства (F.06.36). Распределение больных по группам осуществлялось на основании диагноза, выставленного врачами в соответствии с критериями МКБ-10 на догоспитальном этапе и подтвержденного в ходе стационарного лечения. Исследование проводилось на формализованной количественной основе с использованием психометрических шкал: SCL-90R (Derogatis и Cleary, 1977), Toronto Alexithymia Scale (Bagby и сотр., 1986) и Munich Personality Test (von Zerssen et al., 1988). Взаимосвязь депрессивных нарушений с личностными особенностями больных и клиническими особенностями их состояния оценивалась на основании значимых корреляций между пунктом «депрессия» шкалы SCL-90R, другими пунктами данной шкалы, шкалой Гамильтона (HDRS-21) для оценки депрессии, а также Мюнхенского личностного теста (МРТ) и суммарной оценкой по шкале Торонто (TAS-26). При этом для оценки личности применялись шкала Торонто и Мюнхенский личностный тест, тогда как для оценки профиля психопатологической симптоматики шкала SCL-90R и шкала Гамильтона.

Смотрите так же:  Невроз вегетативная дистония

Последующая статистическая обработка данных проводилась в программе «Статистика» (6 версия).

Первичный анализ данных о типологии ведущего аффекта выявил некоторые различия в изучаемых группах. Так преимущественно тоскливый аффективный фон был более характерен для группы эндогенных депрессий (56,8% в группе эндогенных расстройств и 35,7% при органических депрессиях). В свою очередь тревожные расстройства были более характерны для группы органических аффективных расстройств, составляя в сумме 54,7% в сравнении с 34,1% наблюдений у эндогенных пациентов.

Для более детальной оценки различий изучаемых групп и с учетом мнения ряда авторов (О.П. Вертоградова, Н.Ф. Шахматов, О.Д. Сосюкало, 1987) о преимущественно тоскливом (меланхолическом, аффекте), свойственном картине типичной эндогенной депрессии был проведен сравнительный анализ психопатологической структуры (по данным SCL-90R) тоскливых депрессий в обоих изучаемых, выявивший сравнительно более сложную структуру рекуррентных тоскливых депрессий, в сравнении с органическими, засчет большей представленности в психопатологической структуре униполярных эндогенных аффективных расстройств тревожности, депрессивной симптоматики, соматизации, агрессии и параноидных идей. Полученные результаты согласуются с ранее представленными работами (Жислин, 1963, О.П. Вертоградова, Н.Ф. Шахматов, О.Д. Сосюкало, 1987), указывающими на характерную недоразвернутость, «каркасность» собственно депрессивной симптоматики при наличии сопутствуещего органического фактора. Вышеизложенные данные в целом указывают на возможность клинической дифференцировки органических и эндогенных аффективных расстройств.

Однако полученные результаты не давали ответа на вопрос о наличии или отсутствии связи между типом аффективного расстройства, структурой личности пациента и психопатологической картиной депрессии в связи с ограничениями, накладываемыми преимущественно типологическим рассмотрением данных на возможности сравнения изучаемых выборок между собой. Поэтому далее было проведено сравнение личностных черт и психопатологических данных в обеих клинических группах, основываясь преимущественно на многомерном мультидименциональном подходе с использованием данных самоопросников (TAS и МРТ, SCL-90R) и показателей шкалы Гамильтона для оценки депрессий.

Выявленные межгрупповые различия касались как личностных характеристик, так и психопатологических данных. Единственной личностной характеристикой, значимо превалирующей в группе рекуррентных депрессий были тенденции к изоляции. Это согласуется с данными о высокой представленности шизоидных черт, полученными ранее у пациентов с униполярной эндогенной депрессиией (Von Zerssen, 1979). Von Zerssen также отмечал сходный уровень отклонений показателей шкалы шизоидии опросника PPI-SC у пациентов с различными аффективными нарушениями и эндогенно-процессуальных больных.

Отсутствие значимых межгрупповых различий по другим изучаемым личностным характеристикам, включая алекситимию, может быть связано как со сходством личностных проявлений, так и с возможным ретушированием особенностей личности пациентов засчет непосредственного влияния болезненного процесса в одной из исследуемых подгрупп.

Анализ соотношения психопатологической симптоматики по данным SCL-90R выявил ряд статистически значимых различий между изучаемыми группами депрессивных больных. Так уровень депрессивности, соматизации, тревожной симптоматики, агрессии и параноидности был выше в группе эндогенных расстройств. Следует отметить, что в общем уровне депрессивности, измеряемом объективно с применением шкалы Гамильтона, статистически значимых различий между группой эндогенных депрессий и органических аффективных расстройств выявлено не было. Возможные различия в субъективной оценке показателей шкалы SCL-90R самими пациентами и данными объективной оценки статуса пациентов врачом могут быть объяснены с точки зрения характерной в большей степени для эндогенных больных тенденции к восприятию себя и своего состояния в негативном свете (Beck А., 1967). В целом полученные данные подтверждают полученные ранее результаты, свидетельствующие о сравнительно более простой психопатологической структуре органических аффективных расстройств, в сранении с униполярными эндогенными депрессиями.

Отражая скорее количественные характеристики межгрупповых различий, данные корреляционного анализа не дают возможности дать качественную оценку степени синдромальной взаимосвязи личностных характеристик и психопатологических феноменов. В задачи нашей работы входило уточнение возможности подобной взаимосвязи. Поэтому количественные данные, полученные в каждой из изучаемых групп, были подвергнуты факторному анализу с применением методики главных компонент.

В изучаемый с помощью факторного анализа массив данных была также добавлена такая характеристика, как возраст больных, с целью уточнения возможного влияния данной характеристики на клиническую картину депрессивного расстройства и ее возможной связи с чертами меланхолического типа (Sato и др., 1994).

В результате факторного анализа группы органических депрессий стало возможным выделить три основных фактора, совокупно объясняющих 64,44 % дисперсии.

Доля объясненной дисперсии для первого фактора в подгруппе органических депрессий составила 40,86%. В него со значимыми весовыми нагрузками (более 0,7) вошли депрессивный симтомокомплекс, включающий в себя помимо показателей шкалы Гамильтона субшкалу депрессии SCL-90R и связанные с депрессивной симптоматикой субшкалы обсессии, межперсональной чувствительности, психотицизма и дополнительную шкалу (SCL-90R).

Единственной личностной характеристикой в группе органических депрессий, значимо (с весовой нагрузкой более 0,7) коррелирующей с депрессивным симптомокомплексом нарушениями, стала алекситимия. Алекситимия как личностная особенность сравнительно недавно стала объектом внимания специалистов (Sifneous, 1972). Она характеризуется как неспособность человека точно описать собственные эмоциональные переживания и понять чувства другого человека, в сочетании с трудностями в определении различий между чувствами и телесными ощущениями, бедностью фантазий и воображения и фиксацией внимания на внешних событиях в ущерб внутренним переживаниям (Krystal, 1979). Существуют концепции, относящие алекситимию к врожденным дефектам или особым вариантам развития головного мозга (Калинин В.В., 1995) с изменененной межполушарной активностью. Органические аффективные расстройства отражают реакции ЦНС на биохимические и физиологические изменения, связанные с органической патологией или соматическими заболеваниями в организме (Смулевич А.Б и соавт., 1997). Возможно, данные изменения могут влиять на функцию полушарий головного мозга, приводя к эмоциональным нарушениям. В этой связи кажется перспективным уточнение степени участия фактора алекситимии в возникновении органических аффективных расстройств.

Выявленное участие алекситимии в формировании депрессивного симптомокомплекса в группе органических депрессий является крайне важным. Данный феномен может быть объяснен с двух основных позиций: алекситимия- является основным предраспологающим фактором к появлению депрессивной симптоматики в случае органического поражения головного мозга с одной стороны, либо она является1 следствием самого вызывающего депрессию органического процесса (Becerra R, Amos A, Jongenelis S, 2002). Во втором случае приходилось бы говорить о приобретенной алекситимии, что менее вероятно с учетом дававшихся больным инструкций оценивать себя такими, какими они были до начала своего заболевания.

Второй фактор, объяснявший 15,67% дисперсии, был представлен личностными чертами, входящими в структуру шизоидии в описании Кречмера, а именно подпунктом эзотерические тенденции (МРТ) и собственно суммарным баллом по шкале шизоидии, составленной нами из усредненных значений подпунктов эзотерические тенденции и тенденции к изоляции МРТ. Здесь важно отметить отсутствие связи указанных личностных черт с депрессивным симптомокомплексом, входящим в первый фактор. Следует также учесть мнение некоторых исследователей

Nogueira-Antunano F, Nogueira-Bonanata GJ, Pla-Gaspari GB (2003)) , указывающих на эзотерические особенности мышления пациентов (магическое мышление) свойственные личностному типу А, описываемому как один из преморбидных факторов развития сердечно- сосудистой патологии, широко представленной у больных в подгруппе органической депрессии.

В третий фактор (7,91% объясненной дисперсии) вошли возрастные показатели, изучаемой группы. Здесь следует указать на отсутствие связи возрастных характеристик и проявлений депрессивного синдрома в группе органических депрессий в данном исследовании, что согласуется с мнением некоторых исследователей (Н.Ф. Шахматов, 1966).

Несколько иные данные были получены в подгруппе реккурентных депрессий. Как и в подгруппе органических депрессий в первый фактор с высокой долей объясненной дисперсии (31,12%) ‘ вошли психопатологические характеристики, связаные с депрессивным синдромом (по шкале SCL-90K), включая обсессивную симптоматику, межперсональную чувствительность, тревогу, подпункты агрессии, параноидности и психотицизма. Таким образом, в структуре депрессивного симтомокомплекса в обеих изучаемых группах присутствовали как сходные объединения симптомов в виде симптоматики аффективного спектра, так и специфические для каждой из нозологических групп особенности. Общими были измеряемые по шкале SCL-90R проявления в структуре депрессии обсессивности, межперсональной чувствительности и психотицизма. Данные симптомокомплексы могут быть в полной мере отнесены к неспецифическим проявлениям депрессивного синдрома.

Следует отметить различия в психопатологической структуре депрессивного симптомокомплекса в подгруппах больных аффективными расстройствами. Так в подгруппе органических депрессий в структуру первого фактора также входили данные шкалы Гамильтона’ и дополнительной шкалы (SCL-90R), содержащей описания так называемых «соматических» (витальных) проявлений депрессии. А при эндогенных аффективных расстройствах специфику депрессии составляли данные субшкал тревоги, агрессии и паранойдности. Примечательно также отсутствие связи психопатологических феноменов с изучаемыми личностными характеристиками, включая алекситимию в случае реккурентной депрессии.

Доля объясненной дисперсии для второго фактора при депрессивных расстройствах эндогенной нозологии (РД) составила 12,81%. В указанной группе во второй фактор с отрицательными весовьгми нагрузками более 0,7 вошли такие разнонапрвленные личностные характеристики (по МРТ) как экстраверсия и тенденции к изоляции. Помимо возможного участия в подобном сочетании личностных характеристик латентного эндогенно-процессуального фактора, хочется указать на некоторую близость полученных результатов к описанной . ранее Телленбахом (1961) констелляции признаков «Jnkludenz», а также «социологической амбивалентности» (A. Krause, 1996), выражающейся в своеобразной двойственности поведенческих норм и играющих по мнению автора важную роль в формировании депрессивного эпизода.

Эзотерические тенденции, составившие основу второго фактора при органических депрессиях, в случае с эндогенными расстройствами составили третий фактор с долей объясненной дисперсии 8,24%).

Полученные данные могут быть критически оценены с позиции отсутствия сопоставления результатов с контрольной группой здоровых людей, что несколько отличает это исследование от проделанных раннее сходных работ (Hecht и соавт., 1997; Furukava, 1997). Однако, так как одной из основных задач исследования было вьгявление возможных различий не только в личностных особенностях изучаемых групп изолированно, но и в их взаимосвязи с психопатологической симптоматикой, данная специфика отчасти объясняет причины по которым на данном этапе психически здоровые лица не могли использоваться для сравнения с группами депрессивных больных.

Полученные результаты показывают, что между двумя изученными группами на самом деле имеются некоторые различия как в абсолютных значениях ряда показателей, так и в их взаимосвязи внутри каждой из групп. Различия в степени выраженности тех или иных психопатологических симптомов и личностных характеристик в целом достаточно очевидны и тривиальны. Они не дают нам возможность для разграничения изучаемых групп. Тем не менее, опираясь на полученные результаты, можно заключить, что больные с органическими депрессиями, по-сравнению с группой эндогенных депрессий, имеют в целом меньшую выраженность таких личностных характеристик и симптомов, как тенденции к изоляции, тревожность, соматизация, параноидные идеи и агрессия. Иными словами, органическая депрессия представляется расстройством с более простой структурой, чем группа униполярных эндогенных депрессий. В исследуемых группах депрессивных больных мы ‘ не смогли выявить значимых различий-в степени выраженности других личностных характеристик, входящих в МРТ и шкалу Торонто (TAS-26).

Данные, полученные в ходе факторного анализа представляются более неожиданными и нетривиальными. Так структура первого фактора во во всех группах была сходной и включала в себя психопатологические симптомы шкалы SCL-90R. Однако, в случае органической депрессии в первый фактор с большой позитивной нагрузкой вошли так же значения выраженности алекситимии. Другими словами, алекситимия, обычно относимая к личностным чертам (Калинин В1В., 1995; Bagby R.M., Сох В .J., Schuller D:R., Levitt A.J., Swinson R.P., Joffe R.T. 1992), была связана с депрессией, межличностной чувствительностью, навязчивостями, психотицизмом и определяла тяжесть депрессивной симптоматики, измеряемой по шкале Гамильтона. Интересно отметить, что ни одна характеристика из Munich Personality Test (МРТ) в данный фактор не вошла.

Существует несколько вариантов объяснения этого феномена. Во-первых, алекситимия представляет собой скорее не отдельную преходящую черту, зависимую от состояния, а скорее устойчивую личностную характеристику, которая сильно связана с депрессивной симптоматикой и другими психопатологическими проявлениями при органических депрессиях, но не в группе эндогенной депрессии. Данная возможность была тщательно изучена Muller с соавторами (2003) у больных с тревогой, соматоформными расстройствами и алкогольной зависимостью. Полученные ими данные убедительно показали, что алекситимия и депрессия- это различные и независимые друг от друга психопатологические конструкции. Более того, если бы первое утверждение было верным, то следовало бы ожидать сходную структуру первого фактора и в группе эндогенной депрессии. Однако, полученные данные этого не подтверждают.

Вторым возможным объяснением является то, что депрессивный аффект оказывает влияние на выздоравливающих пациентов с органической депрессией. В данном контексте мы приближаемся к точке зрения Furakawa с соавт. (1997) о том, что депрессия сама по себе может искажать особенности личности больного даже в период ремиссии. В таком случае не понятно, почему этого не отмечалось в других исследуемых группах.

Третьим возможным объяснением является вероятность того, что алекситимия наряду с депрессивным расстройством при органической депрессии является следствием органического поражения головного мозга.

В четвертых, возможно алекситимия представляет conditio sine qua поп или фактор риска исключительно для развития органических депрессий. Но оба этих объяснения представляются менее правдоподобными, т.к. не отмечалось статистически существенной разницы между изучаемыми группами по уровню* алекситимии. Т.о. ни одна из вышеперечисленных возможностей не в. состоянии достоверно объяснить, полученные результаты.

Очевидно, что алекситимия представляет собой не одну определенную личностную черту, а является скорее многомерной личностной конструкцией, на которую могут оказывать влияние различные факторы, такие как, к примеру, органическое поражение головного мозга или аффективный статус. В соответствии с настоящей дискуссией находятся данные других авторов (Warnes Н., 1986), предлагающих подразделять^ алекситимию на первичную (врожденную) и вторичную (приобретенную в результате внешних воздействий). В этой связи следует учитывать вероятность того, что алекситимия при органических депрессиях представляет собой не только личностную структуру, но также, возможно, является характеристикой, зависимой от состояния больного (Henry J.D., Phillips L.H., Crawford J.R., Theodorou G., Summers E., 2006).

Второй фактор во всех изучаемых группах включал в себя личностные характеристики МРТ! Тем не менее отмечались некоторые межгрупповые различия. Так у больных с органической депрессией в данный’ фактор вошли с положительной нагрузкой эзотерические тенденции и шизоидия, в то время как в группе эндогенных депрессий-экстраверсия и тенденции к, изоляции (оба с отрицательной нагрузкой).

Смотрите так же:  Невроз сердечно-сосудистой системы симптомы

Личностные черты группы реккурентных депрессий характеризуются высоким уровнем интроверсии: и низким тенденций к изоляции. Такой личностный паттерн больных с эндогенной депрессией можно было бы назвать «неизолированная интроверсия», что кажется парадоксальным. Интересно, что эзотерические тенденции в данной группе вошли в третий, а не во второй фактор. Т.о. сниженные тенденции к изоляции и эзотерические тенденции представляются независимыми друг от друга характеристиками. Hecht c сотрудниками (1997) предположил, что высокий: уровень по шкале эзотерических тенденций в сочетании с экстраверсией более представлены у биполярных больных с выраженными маниакальными эпизодами, по-сравнению с контрольной группой. В то время как черты ригидности, интроверсии и невротицизма более очерчены при униполярных депрессиях. Их исследование соотносится с нашими данными лишь отчасти. Основываясь на полученных нами данных, можно сделать заключение о том, что личностный паттерн больных с униполярной эндогенной депрессией является более сложным и многогранным, чем личностные особенности больных с органической депрессией.

Полученные данные демонстрируют, что, несмотря на внешнее сходство симптоматики, существуют определенные различия во внутренней структуре и взаимодействии личностных характеристик и психопатологической симптоматики между изучаемыми группами. Данные различия в отдельных показателях шкалы МРТ и шкалы TAS-26 образуют основу для различения указанных групп. Возможная связь между структурой алекситимии и ее взаимосвязи с другими преморбидными личностными особенностями и психопатологической» картиной больных депрессивными расстройствами будет обсуждена ниже.

Шкала TAS-26 для оцеки Алекситимии является эффективным инструментом оценки степени выраженности данной личностной характеристики у здоровых людей и в психопатологических группах (Ересько Д.Б., Исурина Г.С., Койдановская Е.В. и др., 1994). Однако, внутренняя структура данного опросника до сих пор является предметом пристального изучения. В частности, не до конца понятна взаимосвязь отдельных субшкал, составляющих опросник Торонто с другими личностными характеристиками, что представляет особый интерес в контексте выявленных взаимосвязей данных шкалы TAS-26 и депрессивной симптоматики в группе органических депрессий.

В- ходе сравнительного изучения связи суммарного балла алекситимии с субшкалами опросника TAS-26 и МРТ были выявлены некоторые различия данных, полученных в группе контроля и психопатологических группах.

Для всех изучаемых групп была характерна высокая степень корреляции суммарной оценки алекситимии с четырьмя основными показателями, формирующими основу данной личностной характеристики по мнению большинства авторов (Taylor G.J., Rayn D., Bagby R.M., 1985; Parker J. и соавт., 1991; Wise Т. и соавторы, 1988; S. Laurie Morrison, R.O. Phihl, 1989): 1) Трудности в описании эмоций, 2) Бедность фантазий, 3) Трудности в распознавании ощущений, 4) Соматические ощущения, 5) Конкретность мышления (мышление оператора). Общим было также отсутствие каких-либо корреляций суммарного балла Алекситимии, оцениваемого с помощью TAS-26, с фактором Важность эмоций.

Группа контроля отличалась от обеих психопатологических групп отсутствием связи уровня Алекситимии с Невротицизмом, отрицательной связью с субшкалой Соматических ощущений и положительной связью уровня Алекситимии с возрастом испытуемых.

При сравнении данных, полученных в психопатологических4 группах между собой отмечается более сложная структура связи уровня Алекситимии с личностными характеристиками в подгруппе органических депрессий. Так по-мимо связи Алекситимии с невротицизмом, общей для обеих психопатологических групп, отмечалась корреляция (с отрицательным зарядом) таких личностных характеристик как экстраверсия и переносимость фрустрации при органических аффективных расстройствах. Отрицательная связь Алекситимии с Переносимостью фрустрации была также характерна для группы контроля.

Эти данные могут быть соотнесены с находками, полученными в других исследованиях. Так Hecht и др. (1997) выявил, что депрессивные и биполярные пациенты проявляли значительно больше черт невротицизма, ригидности и интроверсии в сочетании с меньшей переносимостью фрустрации чем испытуемые из клинически здоровой контрольной группы. В упомянутом исследовании также отмечалось отсутствие различий между подгруппами униполярных и биполярных пациентов. Furakawa и др. (1997, 1998), используя так называемый F-list, разработанный von Zerssen для оценки черт «меланхолического типа», и созданную для тех же целей шкалу Kasahara (Kasahara’s Typus melancholicus scale), для оценки преморбидных личностных особенностей больных с невротическими, аффективными и органическими расстройствами, шизофренией в сравнении с нормальной контрольной группой не обнаружил статистически значимых различий в указанных группах. В этой связи, авторы высказывали точку зрения, что «меланхолический тип» не является предиспозицией для развития аффективных, невротических или иных психических расстройств, т.к. он может быть выявлен и в психически здоровой популяции. Вышеуказанные данные позволили Furakawa с соавторами (1998) сделать вывод о том, что «меланхолический тип» является не изолированной личностной характеристикой, а скорее сочетанием различных личностных черт.

В противовес указанным выше данным выступают результаты, полученные Sakado и др. (2001). В их исследовании проводилось сравнение данных Munich Personality Test (МРТ) у больных с депрессией и субъектов без депрессии в анамнезе. Полученные результаты показали, что лица с депрессией набирали значимо больше баллов по показателю «Ригидность» шкалы МРТ по-сравнению с группой не страдавшей депрессией (р=0,02). Логистический регрессивный анализ выявил три основных фактора риска развития депрессии. Данные факторы включали в себя повышеную оценку по шкале «Ригидность», женский пол и наличие текущего депрессивного эпизода. Опираясь на полученные данные, авторы сделали заключение о том, что шкала «Ригидность» является чувствительным инструментом выявления предрасположенности к возможному развитию эндогенной депрессии в последующем. Важным обстоятельством в представленных Sakado и соавт. (2001) данных является выявленное авторами сочетание женского пола и высокой оценки по шкале «Ригидность» как факторов риска развития депрессии. В нашей выборке больных относительное количество женщин было меньшим, чем мужчин, и это отчасти может объяснить отсутствие значимых различий по шкале «Ригидность» в изучаемых группах. С другой стороны, отсутствие различий может быть обусловлено достаточной степенью выраженности самого депрессивного аффекта в изучаемых группах, и, возможно, тем, что «Ригидность» является фактором риска в развитии депрессии не только для эндогенных депрессий, но и для группы органических депрессий.

Более детально внутренние связи между изучаемыми личностными характеристиками и возрастом в норме и при аффективной патологии были исследованы с помощью факторного анализа.

В первый фактор с высокой весовой нагрузкой во всех трех группах вошел показатель общего уровня Алекситимии. В подгруппах контроля и эндогенной депрессии он был связан с субшкалами- опросника TAS-26R «Трудности в распознавании эмоций» и «Трудности в описании ощущений». При этом в случае эндогенных аффективных расстройств алекситимическая структура дополнялась характеристикой «Конкретное мышление», чего не отмечалось ни в группе контроля, ни в группе органических депрессий. В органической подгруппе выявлялась отмеченная ранее (см. корреляционный анализ, Таблица 13) связь суммарного балла по шкале Торонто с другой личностной характеристикой (по МРТ)- Переносимость фрустрации с отрицательным зарядом.

Второй фактор в подгруппах контроля и органической депрессии

1 составили характеристики, объединенные в понятие Шизоидии: i

Эзотерические тенденции и Шизоидия в группе контроля, и Тенденции к Изоляции, Эзотерические Тенденции и Шизоидия в группе органических депрессий. Группы эндогенных расстройств, напротив, отличалась наличием фактора Экстраверсии.

Также Экстраверсия, но уже- с отрицательным знаком, в сочетании с отрицательными значениями Переносимости Фрустрации составили структуру третьего фактора в группе эндогенных депрессий и здорового контроля.

Третим фактором в подгруппе органических аффективных расстройств стал Возраст. Это позволяет предположить отсутствие связи в степени выраженности Алекситимии с возрастом испытуемых во всех изучаемых группах.

Последующее изучение связи общего уровня алекситимии и степени выраженности психопатологической симптоматики в группах депрессивных больных показало высокую степень связи с суммарным баллом по шкале Торонто показателей шкалы Гамильтона, субшкал (SCL-90R) Соматизации, Обсессий, Межличностной сенситивности, Депрессии, Тревоги, Агрессии, Фобий, параноидности, психотицизма и дополнительной субшкалы в случае органических- депрессий. Это говорит в пользу возможного участия личностных характеристик, составляющих структуру алекситимии, в возникновении указанной симптоматики.

При эндогенных депрессиях была отмечена лишь связь Алекситимии с субшкалой Обсессии (SCL-90R).

На завершающем этапе исследования был предпринят факторный анализ всего массива психопатологических, возрастных и личностных (включая- факторы, составляющие структуру Алекситимии) данных, полученных в группах депрессивных больных.

В основу первого фактора в группе эндогенных аффективных расстройств лёг депрессивный симптомокомплекс, представленнный широким спектром психопатологических расстройств (по шкале SCL-90R), включая, помимо субшкалы Депрессии , Обсессии, Межличностную сенситивность, Тревожность, Фобии, Параноидность и Психотицизм.

В первый фактор в группе органических депрессий помимо у депрессивной симптоматики (по шкале Гамильтона и SCL-90R) вошел личностный комплекс, включающий в себя Алекситимию и отрицательно заряженную Переносимость фрустрации (МРТ). Дополняли первый фактор в указанной группе показатели субшкалы Межличностная сенситивность (SCL-90R). Межличностная сенситивность в данном случае выступает как наиболее неспецифическая составляющая депрессивного симптомокомплекса, встречающаяся в обеих психопатологических группах.

Второй фактор в подгруппе органических аффективных расстройств составили показатели Шизоидии, связанные с психопатологическими феноменами (по SCL-90R) Агрессии и Психотицизма.

Структура второго фактора в группе эндогенных больных была целиком представлена суммарным баллом Алекситимии по шкале Торонто и субшкалами «Трудности в распознавании эмоций» и «Конкретное мышление».

Третий фактор при эндогенных аффективных расстройствах состоял из показателей Шизоидии и Экстраверсии.

Единственной характеристикой, вошедшей в третий фактор в группе органических депрессий был Возраст.

При ближайшем рассмотрении данных, полученных в результате данного факторного анализа, обращает на себя внимание тенденция к сохранению общей структуры основных полученных факторов, включающих в себя субфакторы Алекситимии. Устойчиво сохраняется связь депрессивной симптоматики с общим баллом Алекситимии по шкале Торонто в группе органических депрессий. При этом отмечается появление i дополнительной отрицательно заряженной личностной характеристики, связанной с депрессивными расстройствами- Переносимости Фрустрации, чего не отмечалось ранее при попыке оценить структуру депрессивного i симтомокомплекса без учета факторов Алекситимии (см. Таблица И). В случае органических депрессий также отмечается связь, несвязанной с депрессивным симтомокомплексом психопатологической симптоматики второго фактора с шизоидшыми характеристиками личности больных-Тенденциями к изоляции, Эзотерическими тенденциями и Шизоидней. Фактор Возраста, составляя третий фактор, по прежнему стоит в стороне от органической депрессии.

В случае эндогенных аффективных расстройств первый фактор целиком составила патопсихологическая симптоматика депрессии, в несколько упрощенном по сравнению с ранее проведенным анализом (см. Таблица 12), виде в связи с отсутствием субшкал Агрессии, и Фобий по SCL-90R.

Второй- фактор целиком составили характеристики общего балла Алекситимии такие как Трудности в распознавании эмоций и Конкретность мышления.

В третий фактор вошли положительно заряженные Экстраверсия и Шизоидия, что может быть связано как с влиянием латентного эндогенного процесса, так и с личностными характеристиками меланхолического типа «Jnkludenz» и «социологической амбивалентности», описанными ранее Телленбахом и A. Krause (1996), выражающимися в двойственности поведенческих норм и имеющих по мнению авторов существенное значение в формировании депрессивного эпизода.

В большинстве современых исследований обычно сравниваются группы больных с различными формами аффективных расстройств и-лица контрольных групп (здоровые или соматически больные). Иногда сравниваются полученные ранее нормативные значения, однако это не всегда получается в сравниваемых группах с учетом возраста, пола, других переменных (Kerr и др., 1970; Perris & Srandman, 1979). В некоторых исследованиях лица с аффективными расстройствами сравниваются с диагностически гетерогенными группами >• других психических больных von Zerssen, 1969). Однако, в этих гетерогенных группах отклоняющиеся от нормы значения тестов, выявляемые в более гомогенных группах, могут быть заретушированы. Отклонения в получаемых данных у больных с аффективными расстройствами могут в данном случае проявляться в иной плоскости, чем это есть на самом деле (von Zerssen и сотруд., 1970). Так же спорным остается сравнение больных с различными формами аффективных расстройств между собой, без соотношения с нормальными подгруппами. В таком случае невозможно решить какая из исследуемых групп ответственна за наблюдаемые отличия, или, если никаких различий не выявлено, проявляют ли все указанные подгруппы различия в сходном направлении.

Полученные в ходе настоящего исследования данные о некоторых преморбидных особенностях и профиле депрессивной симптоматики у больных разных диагностических категорий (по МКБ-10) могут послужить основой для дальнейшего уточнения и разработки методов ранней диагностики и профилактики аффективных расстройств различного генеза.

Другие статьи

  • Как оформить пенсию по уходу за ребенком Как получить пенсию по уходу за ребенком до 14 лет после смерти мужа? здравствуйте в 2008 году у меня умер муж остался ребенок на нее я получаю пенсию по потере кормильца.в то время я работала официально и была в декрете когда он умер. сейчас я узнала что тоже могла […]
  • Можно ли ребенку брызгать каметон Каметон - официальная* инструкция по применению ИНСТРУКЦИЯ по медицинскому применению препарата Регистрационный номер- ЛСР-005043/09 Торговое название - Каметон Лекарственная форма- аэрозоль для местного применения Состав: Активные вещества (содержание в одном […]
  • Почему ребенок потеет когда спит комаровский Почему ребенок потеет когда спит комаровский Сообщение vvv_vladlen » Ср сен 10, 2008 22:41 Сообщение Nora » Чт сен 11, 2008 07:26 Сообщение Віра » Чт сен 11, 2008 14:06 Сообщение Zolotka » Чт сен 11, 2008 14:25 vvv_vladlen, у вас просто жарко. Мой при 23-24 […]
  • Индивидуальная карта психологического развития ребенка пример Индивидуальная карта развития детей 5-6 лет с ЗПР в ДОУ по ФГОС. Образец Цель: психолого-педагогическая диагностика развития детей старшего дошкольного возраста. Задачи: комплексная диагностика познавательной сферы детей старшего дошкольного возраста с задержкой […]
  • Дексаметазон ребенку инструкция по применению Дексаметазон для инъекций - официальная инструкция по применению Наименование лекарственного препарата: Торговое наименование препарата: Международное непатентованное наименование: Лекарственная форма: Вспомогательные вещества: глицерол (глицерин дистиллированный) - […]
  • Передозировка нафтизином у детей симптомы Отравление нафтизином. Она кричала: «Мамочка, мне больно!» Она кричала: «Мамочка, мне больно!», а я металась в коридоре и не могла ей ничем помочь Насморк у ребенка – явление частое и обыденное, по крайней мере для меня – мамы двоих детей, так сказать «со стажем», это […]