Роман про шизофрению

Книги о шизофрении

Подборка книг о психическом расстройстве, шизофрении, раздвоении личности и.д.

  • жду рецензию
  • я читал эту книгу
  • xочу прочесть книгу
  • Книга в подборке:

Прощай, зеленая Пряжка

В книгу писателя и общественного деятеля входят самая известная повесть «Прощая, зеленая Пряжка!», написанная на основании личного опыта работы врачом-психиатром, и два последних по времени рассказа «Некролог» и «Осколки памяти печальной».

  • я читал эту книгу
  • xочу прочесть книгу
  • Книга в подборке:

Жажда жизни. Биографический роман о Винсенте Ван Гоге

Винсент Ван Гог. Один из величайших мастеров импрессионизма.Человек трагической судьбы, при жизни испытавший и презрение «официальных» критиков живописи, и полное непонимание собратьев по кисти, а после смерти признанный великим художником. Его гений стал проклятием, ибо ею новаторская.

  • я читал эту книгу
  • xочу прочесть книгу
  • Книга в подборке:

Таинственная история Билли Миллигана

Литература давно пыталась понять разум человека. Но как понять того, в ком уживаются 24 личности? И как разобраться, кто главный в этом множестве сознаний? Только мастер психологической прозы способен распутать такой лабиринт сознания, из которого даже хозяин — преступник Билли Миллиган не может.

  • я читал эту книгу
  • xочу прочесть книгу
  • Книга в подборке:

Дневник киллера

Криминальный талант? Талант к убийству?Нет. «Криминальный талант» к убийству на АНГЛИЙСКИЙ МОЛОДЕЖНЫЙ ЛАД! Вы полагаете, что все началось с Квентина Тарантино и Роберта Родригеса? Нет. Культовые учатся у великих! А режиссеры — у писателей! А уж ОТКУДА берут свои сюжеты ПИСАТЕЛИ — иногда не стоит и.

  • жду рецензию
  • я читал эту книгу
  • xочу прочесть книгу
  • Книга в подборке:

Бесполезен как роза

Первая книга А.Лаувенг «Завтра я всегда бывала львом» уже хорошо известна в России. Этот проникновенный человеческий документ и потрясающая история победы автора над, казалось бы, роковыми обстоятельствами и неизлечимой душевной болезнью глубоко тронули и заставили задуматься тысячи.

  • я читал эту книгу
  • xочу прочесть книгу
  • Книга в подборке:

Антрополог на Марсе

Оливер Сакс британский невролог и нейропсихолог, автор ряда популярных книг, в которых он рассказывает реальные истории своих пациентов. Экранизация его книги «Пробуждения» с Робертом Де Ниро в главной роли имела большой успех. Произведения Сакса переведены на двадцать языков, но.

  • я читал эту книгу
  • xочу прочесть книгу
  • Книга в подборке:

Молодой человек, с первого взгляда влюбившийся в случайно встреченную девушку, оказывается втянут в таинственную историю Простой рабочий уверен, что в действительности он гонимый полководец великой галактической войны, заключенный в человеческое тело В загадочном Замке Дверей, расположенном.

  • жду рецензию
  • я читал эту книгу
  • xочу прочесть книгу
  • Книга в подборке:

Роберт Блох — знаменитый американский писатель, автор двух десятков романов и сотен рассказов, успешный кино- и телесценарист, обладатель ряда престижных литературных премий. Первый роман трилогии Блоха о Нормане Бейтсе, написанный полвека назад, лег в основу классического триллера Альфреда Хичкока.

  • я читал эту книгу
  • xочу прочесть книгу
  • Книга в подборке:

Встреча с пациентом, страдающим амнезией, приводит психиатра Матиаса Фрера к ужасному открытию: у него тот же синдром «пассажира без багажа». Раз за разом он теряет память и из осколков прошлого создает себе новую личность. Чтобы обрести свое подлинное «я», ему придется пройти.

  • жду рецензию
  • я читал эту книгу
  • xочу прочесть книгу
  • Книга в подборке:

Необыкновенное путешествие в безумие и обратно (Операторы и Вещи)

Душевнобольной пугает. Вызывает желание отвернуться, не знать — и одновременно острое любопытство : что, вот жил себе человек, жил — и вдруг — сошел с ума? Вот об этом и книга Барбары О`Брайен. С той только разницей, что «это» произошло с ней самой, а после тяжелейшего психотического.

Не нужно прятать шизофрению в крысиный угол

F20 — не марка машины, а медицинское обозначение шизофрении. Благодаря премии «Нацбест» об этом узнала читающая публика. «F20» — так называется роман лауреата премии Анны Козловой . С корреспондентом « КП » писательница поговорила о проблемах шизофреников нашей стране.

— Анна, заранее простите. Не могу не спросить. Героини вашего романа — девочки-шизофренички. Их мысли, чувства и страдания описаны с таким знанием дела, что у меня, да и у моих коллег возникло подозрение.

— Не шизофреничка ли я?

— Да!

— ОК, поняла. Тогда откуда все.

— С форума шизофреников. Я, как вы знаете, сценарист, по работе делала рисерч и случайно набрела. Начала читать — и в хорошем смысле охренела. Целый огромный мир открылся. О шизофрениках ведь никто ничего не знает, обществу как-то удобнее, чтобы они оставались там, где есть и побыстрее умирали. Их ловят, госпитализируют, превращают в овощи… И на работу не берут, несмотря на то, что при шизофрении бывают долгие ремиссии. Проклятие какое-то! Я читала о случаях, когда узнав, о шизофрении в семье, женщина разрывала отношения с формулировкой: не хочу чтобы это передалось моим детям.

— То есть, участники форума — как бы ваши соавторы?

— Да я вообще страшно благодарна армии безымянных людей, которые говорили вместе со мной. Без них я бы никогда не смогла так точно описать ощущения человека после приема тех или иных препаратов, про видения, трипы, психозы. Ну и к тому же, шизофреники прекрасно пишут. Обычные люди на обычных форумах быстро исчерпывают все интересное, остается ерунда и неловкость.

— Медики считают, что шизофреники не способны испытывать чувство любви. Нет ли здесь переклички вашего романа с фильмом Звягинцева «Нелюбовь», о котором сейчас все говорят. Получается, что и вы, и Звягинцев независимо друг от друга называли «нелюбовь» болезнью нашего времени.

— Я бы не хотела, чтобы меня сравнивали со Звягинцевым , мне кажется, мы говорим совершенно о разном. Моя книга не о нелюбви, а о поиске любви и сопоставлении возможностей любить и быть любимыми. С трудностями в поиске любви сталкиваются все, но у шизофреников это происходит ярче. Поэтому меня шизофрения стала метафорой этого поиска.

— Вас, в принципе, частенько бранят за то, что вы пишете «чернуху». Я слышала, что разные издательства не захотели издавать «F20» по причине мрачности…

— Мне, например, в Эксмо сказали, что не издадут книгу потому, что роман совершенно невозможно будет продать. Существует точка зрения, будто читатель не хочет вникать в ужасы жизни. Единственное, что ему нужно — это позитивный исход, и даже если дрянь есть — все равно читателю важно знать, что добро эту дрянь победит.

— А в итоге роман получил какую-то совершенно народную славу.

— И все удивлялись. Когда F20 опубликовали в «Дружбе народов», началось что-то невероятное. Во-первых, весь тираж журнала раскупили, как в советское время просто. Потом я стала получать кучу сообщений со всей страны. Были те, кто просил электронную версию выслать. Дело в том, что на сайте журнала был выложен кусочек, а роман целиком стоил где-то сто рублей, но у некоторых людей, например, из Приморья, этих ста рублей не было.

— Во время церемонии награждения премией «Нацбест» Артемий Троицкий назвал книгу «беспросветной чернухой». Мол, все плохо, героини больны, мать у них — пьет, отчим — тоже сумасшедший и все на фоне тотального безденежья и жизни в России. Но мне кажется, что Троицкий неправ. Книга-то, в общем не чернушная, а позитивная. Несмотря на адскую жизнь, ваши шизофренички сохранили и смысл жизни, и волю к ней и ответственность перед людьми, пусть даже эти люди — герои их видений. То есть — это не приговор обществу, как у Звягинцева, а исследование, доказывающее, что и на Марсе, грубо говоря, можно жить.

— Да я с вами согласна абсолютно. Конечно, я не очень понимаю настрой на позитивчик и всю эту песню про «добрую и хорошую литературу». Все книги, которые мне нравятся — имеют внутри у себя что-то такое не совсем хорошее и доброе. Другое дело, что когда я писала и редактировала — искала выход из безнадеги и, считаю, что нашла. Это книга о праве быть собой. Это книга не о тупике, а о выходе, который мои героини находят. У них есть силы признать, что они не такие, поэтому они могут жить не боясь и не стыдясь. И таких людей надо поддерживать.

Я вообще считаю, что люди должны знать о такой проблеме как шизофрения и нужно вытащить эту тему из крысиного подвала, куда ее загоняют нещадно. Не нужно бояться мрака, иначе он никогда не рассеется.

— Да вот еще против чернушности говорит то, что роман — просто очень смешной. Я местами ржала как гиена. Ваша героиня предлагает семидесятилетней старой деве переспать с мужчиной. В итоге бабушка заработала букет венерических заболеваний, но оказалась абсолютно счастлива.

— О, я получала огромное удовольствие, когда работала. Этот эпизод с бабушкой — тоже про право человека жить. Жить никогда не поздно, потому что нет никаких правил. Нет никакого закона, который бы тебе запрещал в семьдесят лет делать то или иное. Конечно, тебя осудит некое общественное мнение, но это то самое мнение, которое клеймит шизофрению и превратило слово «шизофреник» в ругательство.

— Удалось ли вам издать F20 или мы можем читать роман только в журнальном варианте?

— Несколько месяцев назад вышло нормальное переиздание романа. Но вообще — история с изданиями — тяжелая. Дело в том, что после публикации в журнале, книга вышла в «Риполе», в серии, которая отличается кошмарными такими обложками кислотных неприятных цветов. Но ужас в том, что издательство умудрилось напечатать черновой текст, который я присылала для ознакомления. Может быть, вы не увидели бы разницы, но проблема в том, что там были названы оригинальные названия всех нейролептиков. При самом худшем развитии событий за это предполагается уголовная статья. Мы с юристом пытаемся добиться, чтобы книга в таком виде не продавалась нигде. Но каждый раз обнаруживаю, как она всплывает в разных интернет-магазинах.

— Во время награждения многие говорили об экранизации как о деле решенном.

— Просто в связи с моей персоной (Анна Козлова — сценарист, по ее сценариям снимала сериалы Валерия Гай-Германика — прим. ред.) все считают, что естественным образом должна быть экранизация. Но пока еще ничего не готово. Мне поступают предложения на эту тему, но пока я не очень вижу возможность сценария. В моей книге основное действие — это бездействие и голоса в головах героинь. А в кино так нельзя.

Смотрите так же:  Боязнь снега как называется

Совсем исключать появление фильма не могу. Если возникнет настроение — сделаю с радостью. Но это не будет экранизацией романа. Скорее, историей по мотивам F20.

КСТАТИ

Какие еще книги про сумасшедших почитать

Конечно, лауреат «Нацбеста» Анна Козлова не первая и не последняя автор, написавшая книгу о людях «с кукушкой». И до нее (и после) были и будут тьмы и тьмы и тьмы. Ибо тема благодатная. Народный успех книги Анны Козловой «F20» заставил «Комсомолку» насобирать топ популярных и свежеизданных книг, посвященных проблемам людей, у которых «не все в порядке с головой».

Кен Кизи, Над кукушкиным гнездом

Глупо предполагать, что топ книг об отклонениях обойдется без упоминания шедевра Кизи. В этом году его опять переиздали. Когда-то молодой журналист из Колорадо , подрабатывающий в госпитале для ветеранов, понял: сумасшедшие вовсе не сумасшедшие, а нормальные здоровые люди, отвергнутые обществом потому, что не подходят под стандарты поведения. Так родилась идея гениальной книги, которая продолжает жить и регулярно переиздается, а знаменитый фильм Милоша Формана «Пролетая над гнездом кукушки» совершенно заслуженно заработал пять Оскаров.

Дин Бернетт

«Идиотский бесценный мозг. Как мы поддаемся на все уловки и хитрости нашего мозга».

А это – полный свежачок про секреты работы мозга. Известный американский нейробиолог Дин Бернетт гораздо больше известен широким массам как стендап-комик. Как ему удается совмещать два разнополярных занятия – непонятно, но книгу он написал интересную и смешную. Вы знали, что высокие люди умнее низких? Странные факты, порой кажущиеся бредом, приобретают вполне себе научное обоснование. Память эгоистична? Почему для десерта у нас всегда «остается место»? Почему средний уровень интеллекта по всему миру растет независимо от качества образования.

Дэниел Киз, «Таинственная история Билли Миллигана» и «Пятая Салли»

Ни в коем случае не путайте Киза и Кизи. Это — два разных человека, причем, научный фантаст Киз — нам роднее, поскольку его родители — выходцы из России . «Таинственная история Билли Миллигана » — документальная книга о человеке, в голове которого, как в переполненной комнате, умещалось 24 личности. В теле Миллигана жили югославский художник, британский специалист по суахили, парень-саксофонист, трехлетняя девочка, активная лесбиянка и куча другого народу. Удивительнее всего то, что Миллиган реально существовал и сегодня считается одним из самых известных людей с диагнозом «множественная личность».

Примерно о том же — другой роман Киза «Пятая Салли». Успехи официантки Салли, правда, поскромнее: в ее голове всего четыре женщины. Но зато перед психиатром Роджером Эшем стоит непростая задача: посредством слияния четырех разных личностей создать «пятую Салли».

Соломоника Де Винтер, За радугой

Книга о проблемах отцов и детей, написанная шестнадцатилетней голландской авторшей, мгновенно обретшей популярность по типу Франсуазы Саган. Главная героиня этой свежевыпущенной книжули издательства Like book — юная пациентка психбольницы Блю Вэнити, ребенок, с порушенной родителями психикой.

Кевин Кун, Хикикомори

Сложное слово, напоминающее смесь «Кикиморы» и «каморки» уже давно стало медицинским термином. Хикикомори — это люди, не желающие покидать пределов своей комнаты. Причем, если у нас явление еще в новинку, то в Европе просто не знают, куда деваться от подростков-хикикомори. Главный герой книги издательства Like book, специализирующегося на литературе для подростков — милаха Тиль, у которого сначала все было зашибись, но потом он отвернулся от семьи и внешнего мира, заперся в своей комнате и стал кем-то вроде протопопа Аввакума, если бы знал, кто такой протопоп Аввакум.

Юлия Шилова: Любите настоящих мужчин, а не брачных аферистов!

Известная писательница рассказала «Комсомолке» об опасностях профессии и своей новой книге

Андрей Эмдин: «Искусственным способам знакомства всегда не хватает контекста»

Публикуем отрывок из дебютного романа молодого прозаика

Изучаем историю изобретений и путешествуем по Индии

Увлекательные бумажные новинки для школьников и дошколят

Литературная премия «НОС» назвала победителей

И снова все было очень предсказуемо

«Верните Курилы, что вам жалко, что ли»: Популярный писатель о том, к чему приводит любовь к японским комиксам

«Комсомольская правда» продолжает знакомить читателей с творчеством молодых авторов. Перед вами — эссе из новой еще не опубликованной книги писателя Елены Одиноковой

Вампиры в пионерлагере и зомби в Петербурге

Изучаем главные новинки последних месяцев

Нина Спада: Дочь не понимает, почему родной папа Максим Дунаевский от нее отвернулся

Бывшая возлюбленная рассказала о сложных отношениях с автором хитов из «Мэри Поппинс»

Всем сестрам по серьгам: Честно о литературных итогах года

Литературный критик Анна Жучкова и обозреватель «КП» Евгения Коробкова обсудили итоги 2018-го на книжном рынке

Тянемся к свету и разгадываем загадки древности

Бумажные новинки, которые стоит почитать в зимние каникулы

Авторы списка самых продаваемых книг по годам рассказали о принципах своей работы

Анна и Сергей Литвиновы объяснили, почему в перечень русскоязычных бестселлеров не включили романы «Вечный зов», «Тени исчезают в полдень» и шедевры Андрея Платонова

Узнай, какая книга была бестселлером в год твоего рождения

Список самых продаваемых книг по годам составили писатели Анна и Сергей Литвиновы

Новинки декабря: Из страны победившего чучхе — на студенческую картошку

Что вышло в свет в первый месяц зимы

Вручение премии «Большая книга»: Людмила Петрушевская отказалась от букета цветов

А Максим Горький перевернулся в гробу

Праздничные рецепты от лучших шеф-поваров России

В издательстве «Комсомольская правда» вышла книга «Страна, за стол!»

Выжить в Берлине

Германия. 1940-45. Холокост. Все эти годы в немецкой столице прожила Мария Ялович-Симон. И все что ей пришлось пережить можно узнать с ее собственных слов в книге «Нелегалка»

Можно мыться раз в неделю и пускать в постель собаку

Медицинский журналист, автор книги «Обои-убийцы, ядовитая вода и стул-обольститель», Дарья Саркисян рассказала на радио «Комсомольская правда» о том, что мы делаем неправильно, когда, например, моем руки или чистим зубы

Эрик Вюйар: «Тот, кто привел Гитлера к власти, жив и успешен до сих пор»

Лауреат Гонкуровской премии о приходе нового диктатора из Голливуда, ложном чувстве всеобщего стыда и о настоящих причинах Второй Мировой войны

Внук писателя Николая Носова: Мой дед сделал из Незнайки человека

Неизвестные факты из жизни писателя

Владимир Вишневский: «Все больше людей нашу тайну хранит»

Всем, кто стремится обновить и пополнить свой несессер крылатых выражений, обязательно нужно приобрести эту краткую энциклопедию жизн

Кирилл Бабаев: В «Домострое» была нарисована картина идеальной, а не реальной России

В издательстве «Эксмо» вышла новая книга писателя «История человечества в великих документах»

«Страдающему Средневековью» досталась премия «Просветитель»

В Москве вручили награды за лучшие просветительские проекты

Главные документы мира и мытье рук по-научному

Лучшие научно-популярные издания последних месяцев

Возрастная категория сайта 18+

Я, ты и шизофрения

Жестокость, как всякое зло, не нуждается в мотивации; ей нужен лишь повод.

Любовь и галлюцинация очень схожи между собой – в обоих случаях трудно определить «настоящее».

Идея о романе пришла ко мне странным внезапным образом. Почти также неожиданно, как молния в ясную погоду. Перед глазами будто снизошло озарение. В ту секунду я точно знала одно – каким будет конец этой истории, и мне показалось это таким завораживающим и интересным, что руки сами принялись вытворять слова, затем предложения, а затем абзац и потом уже целые главы. Для меня это было в новинку.

А теперь, пожалуй, поговорим о самом романе и о том, что в нем вас ждёт. Прежде чем вы начнёте читать, я бы хотела добавить пару слов о шизофрении главной героини. Аманде, взяв на себя смелость, я позволила мыслить, говорить, а главное осознавать, что она больна; также девушка различает, где «сказка», где реальность. Поэтому, грубо говоря, данное произведение разрешается считать фантастикой.

Из-за описаний психического расстройства, рекомендуется читать роман лицам крепким, не поддающимся мнительности и больной фантазии автора, то есть, меня.

В любом случае, читатель, я желаю вам хорошо провести время за прочтением моего творения. Желаю оставаться всегда собой. Желаю верных друзей. И гоните от себя страхи!

С любовью, Клэр Твин.

Глава 1. Безрассудство

Никогда не знаешь, что может произойти за пять секунд. Казалось бы, такой маленький промежуток времени, но последствия могут быть большими. В первую секунду ты ощущаешь необычное чувство, которое появляется резко, но образуется постепенно. Во вторую секунду ты перестаёшь видеть «краски мира», все, что было интересно и привлекательно – теперь серая куча хлама из-под кровати. В третью секунду твоё сердце выдумывает совершенно новый ритм биения. В четвёртую тебя начинают посещать мысли о кончине, о бессмысленности этого мира, о ненависти и несправедливости. А в пятую ты становишься больна.

Именно с этими пятью секундами я столкнулась. Прямо сейчас. Чувствую, как внутри меня что-то рвётся наружу; возможно, это моя кипящая подобно лаве кровь, циркулирующая по венам. Или может, это мои тараканы вьют себе уютные гнёздышки, радостно подпевая вслух песенки.

Я всегда отличалась от других девушек: была мрачнее тучи, любила одиночество и как бы странно не звучало, я обожала романтические фильмы. Просто хочу предупредить, что рано или поздно, но вы столкнётесь с пятью секундами сумасшествия. Родители еще не в курсе, что их единственный ребенок в семье съехал с катушек. Им не стоит знать об этом, пока что… Врачи говорят, что осознание проблемы – прямой путь к её решению. Полная чушь для слабонервных людей, которые считают, что их болезнь это – конец жизни. Не завидую таким слабым людям. С ними скучно.

– Аманда, давай ужинать! – доносится до меня крик мамы.

Я выключаю сайт в интернете о нервнобольных, неуравновешенных людях, то есть, о таких же, как и я и вскакиваю с мягкого стула. Пройдя по валяющейся скомканной на полу одежде, бледными исхудалыми руками приоткрыла дверь. В лицо сразу ударяется запах свежевымытых овощей и приправ. Направившись в кухню, я увидела беседовавших между собой родителей о налоговой службе и параллельно уплетавших приготовленную мамой стряпню. Не то чтобы мама плохо готовила, но она любит «творить», потому нам с отцом приходится привыкать к «заморским» блюдам. Однажды ей на ум пришла мысль приготовить Хаггис 1 , получилось, мягко говоря, отвратительно. Женщина все напутала и только лишь перевела продукты… Да уж, готовкой я вся в мамочку. Порой, мне кажется, что комната, в которой я провожу двадцать четыре часа в сутки, считается единственным местом, где тихо, темно и спокойно, куда люди не смогут войти; это своего рода моя крепость – безопасное гнездышко. Наша кухня, по словам родителей и гостей, красивая, уютная, не спорю, но здесь нет особой атмосферы покоя. Эти белые шторы, бежевые шкафчики, стол с беловатой скатертью и кружевными узорами, темный паркет, на котором разместился ковёр, что цветом напоминал грецкий орех. Все это меня отталкивает, как сильный порыв холодного ветра. Но об этом никак не решаюсь заговорить, да и зачем? Главное, чтобы другим нравилось, ведь так? Или.

Смотрите так же:  Анорексия у подростка что делать

Я с шумом отодвинула стул и присела за небольшой столик, на котором было много еды: от бутербродов с ветчиной до запеканки с грибами. Однозначно, все выглядело и пахло вкусно, но в горло ничего не лезет. Такое ощущение, будто мне довелось поужинать две минуты назад. Тупо смотрю вперёд и не знаю с чего начать. Странно? Ох, нет, для меня это абсолютно нормально и привычно.

– Что тебе положить? – мама хватает мою тарелку и вопросительно смотрит на меня, ожидая ответа. Её улыбка излучала свет, когда моя кислая физиономия лишь негатив.

– Я сама, мне уже не пять лет, – я выхватила из её рук белую посуду и раздражительно начала класть в нее салат с перцем. Боже, и зачем ты, Аманда, так себя ведёшь?!

Родители украдкой переглянулись и молча продолжили есть, будто ничего и не было, изредка бросая свой взор в мою сторону. Возможно, вы не заметили, но я правда стараюсь сдерживать себя и не показывать своё расстройство. Мне не нужны эти бессмысленные походы по белым кабинетам, чтобы услышать то, что я и так знаю. Во мне словно какой-то вирус, который мутирует мой характер; так хочется накричать на кого-то и сломать какую-нибудь вещь, например, тарелку. Ха, отыграться из-за своего ужасного характера на посуде, – что может быть проще?

– Как дела в школе? – мама улыбнулась, приложив к губам серебряную вилку.

Факт: она так делает всегда, когда ей что-то приходит в голову. За прошлым семейным ужином, мама точно с таким же выражением лица и вилкой на губах, предложила сделать в моей комнате косметический ремонт. Конечно же, завязался спор, и я одержала убедительную победу. Просто никто лишний раз не хотел ругаться.

– Нормально, – лишь бросила я, играясь с листьями салата.

– А как поживают Алиса и Лара?

Бросаю на стол вилку, после чего послышался звук хрусталя. Родители хмуро посмотрели на меня и обменялись друг с другом волнительными взглядами. Хотя у отца был скорее рассерженный вид – он ненавидел мои капризы и «странный способ общения». Мое сердце ненормально постукивает в груди, обещая вот-вот остановиться. Я чувствую, как злость выходит из моих ушей, подобно горячему пару. Дыхание участилось, и сейчас я похожа на кота, которого дернули за хвост. Коготки уже наготове.

– Ты меня допрашиваешь?! – я повысила голос.

Алиса и Лара, как вы уже могли догадаться, не самая мною любимая тема для обсуждения, тем более с предками.

– Нет, дорогая, я просто спрашиваю.

– Аманда, ты в порядке? – вмешался отец.

Когда он спрашивает «ты в порядке?», значит, мне пора закрыть рот и успокоиться. Это, своего рода, предупреждения от папы. Но…

– Как можно быть в порядке, когда вы тут устроили допрос?! Я уже поесть спокойно не могу! – вскакиваю с деревянного стула и смотрю на растерянные лица родителей. – Оставьте меня в покое, ладно?!

Мама хотела что-то добавить, но я лишь цыкнула и выбежала из кухни, жалуясь на все живое. Я хочу контролировать эту болезнь, но во время вспышки, мое сознание отключается, и я нахожусь в руках «темной себя». Вот вы можете контролировать дождь? Ураган? Извержение вулкана? Вот точно также я не в силах контролировать себя.

Алиса и Лара мои лучшие подруги. То есть, бывшие лучшие подруги. Звучит необычно… Мы перестали общаться после того, как я поняла, что со мной что-то не так. Весёлый был день однако! Вам бы понравилось… Обозвав их лживыми стервами, мы больше не обменивались ни словом.

Я хлопнула белой дверью своей комнаты и заперла её на замок. Мне так часто доводится хлопать ею, что с потолка сыпется белая штукатурка. Наверное, поэтому мама решила устроить ремонт.

Еще один минус психического расстройства – невозможность сдержать слезы. Только представьте: вы просто видите бездомного котенка и ревете навзрыд, смотришь мелодраму и ощущаешь влагу на щеках. Любая мелочь – и ты плачешь. По-моему, это нормально быть психом в наше время. С таким окружением – это ожидаемо. На самом деле мне страшно. Я чувствую, как болезнь поедает меня изнутри, убивая еще работающие клетки мозга, разрушая все хорошее, выпуская все темное… Почему я не расскажу родителям, что больна? Я просто не хочу. Не хочу, чтобы они нервничали и кричали из-за того, что их семнадцатилетняя дочь изнутри погибает. Может, это болезнь запрещает мне рассказывать все родителям, догадываясь о моем излечении? Не знаю. Но это еще цветочки, ведь иногда мне мерещатся несуществующие люди. Что-то типа фантомов, которых не было и не будет никогда. В те злополучные секунды я ещё не понимаю, что передо мной очередная галлюцинация, для меня это обычные люди, животные или существа. Если верить википедии, то у меня шизофрения второго ранга, но вялотекущая 2 . То есть, признаки психического расстройства есть, но при этом я могу работать, думать и общаться, пока что… Раньше мне слышались лишь голоса, которые говорили, как я прекрасно рисую и пишу стихи, но теперь… Теперь я вижу мерзких людей, которые противно смеются и издают страшные звуки, от чего по спине бегут мурашки. Это длится не больше минуты, но для меня это целая вечность. Просто представьте всех тварей из ужастиков. Представили? Я их вижу. Только лишь для меня они реальны.

Порой у меня не выходит думать. Звучит глупо, но на самом деле страшно. Я просто теряю «нить» мыслей. Это ужасно, но я не знаю, что поделать. Иногда я ощущаю разные запахи, например, бензина или запах гари. Позже оказывается, что это очередная выходка шизофрении. Самое ужасное то, что я не соображаю где реальность, а где галлюцинация. Я просто теряюсь. Я настолько изменилась, что перестала ценить всех и вся. Один раз мой глупый язык произнёс маму по имени и отчеству. Родители тогда чуть не упали в обморок. Это было чудовищно, правду говорю. Но и это ещё не все. Порой мне плевать на своих родителей. Мне становится противно при их виде, и это печально. Одна секунды – и ты думаешь, какие же мама и папа прекрасные, замечательные люди! В другую – тебя охватывает злость в сопровождении ненависти, и тебе уже не кажутся твои родители такими уж и милыми. Это чудовищно!

Выхожу из «Ауди» родителей, игнорируя их: «Удачи в школе». Просто медленно иду вперёд, будто и не спешу на учёбу. Моя школа напоминает мне колонию для тугодумов. Нет, отличники у нас имеются, но это ничего не меняет – люди здесь сами по себе гнилые. По крайней мере, те, с которыми мне, к огромному сожалению, довелось общаться. Одеваюсь я соответственно своему диагнозу: серая толстовка, юбка и чёрное, как и небо, пальто. Откидываю голову назад, чтобы взглянуть на небосвод, но как я и сказала, оно чёрное. Словно с нами решили сыграть злую шутку, заменив день кромешной тьмой. Всему виной грозовые тучи. Где-то точно идёт дождь. На дворе февраль, от того и холодновато. Но этот холод не сравнить с холодом в моей голове. Голые деревья добавляют в мою жизнь одиночество и какое-то странное чувство опустошенности. Вот смотришь по сторонам и ничего… Мир серый, хмурый, люди одинаковые: кто-то бежит на первый урок, кто-то наоборот, сбегает прочь, боясь быть пойманными. Нет здесь ничего прекрасного, от того и грустно.

Коридор школы. Подростки напоминают муравьев, которые спешат куда-то и непонятно для чего. Серые стены заклеены плакатами с глупыми надписями о том, что наркотики приносят вред и приводят к смерти. Серьезно? Они считают, что если люди прочтут стенды, то перестанут принимать эту дрянь? Все равнодушны к этим плакатам, ведь они никого не цепляют и не вдохновляют. Это то же самое, что если написать: «Эй, урод, хватит быть уродом». Но кого это волнует?

– Смотри куда идешь, Хилл! – кричит мне один старшеклассник, игрок футбольной команды. Я задела его плечом, а он сразу накричал на меня. И как после этого верить в добро, искренность людей? Извини, но добрых фей и пони не существует. Вот она реальность – полный мрак и лишение светлых качеств. Люди испытывают любовь к чему угодно, только не к самим людям. Их сердца полны токсинов, которые убивают их, при этом заражая остальных людей. Выдохнув, ускоряю темп ходьбы и плетусь дальше.

Я прошла в класс и уселась за свою парту, закинув на спинку стула рюкзак. Первый урок история – скучный урок, ибо наш учитель больше отдаёт внимание диктантам по известным для человечества датам, нежели теориям. Хотя, если у педагога хорошее настроение, весь класс смотрит документальный фильм про Первую Мировую войну. Иногда мою голову посещают мысли о том, что если бы я могла видеть фантомы известных людей, таких как: Линкольн, Аристотель, Шекспир, Вашингтон и других, то мои оценки имели бы успех. Но нет, мечтать не вредно. Мне мерещатся какие-то чудики и монстры.

Прозвенел звонок, от которого закололо в висках. Все ученики заняли свои места, но продолжали говорить между собой, обсуждая последние новости и сплетни, типа: кто с кем встречался, будет ли у нас самостоятельная работа по химии, зачем какая-то девушка сменила цвет волос и прическу. Ух ты, как интересно! Они бы ещё начали обсуждать зачем люди стригут ногти, и это больше бы имело смысла.

Я посмотрела на Алису с Ларой. Эти две куклы даже не косятся на меня. Хотя, чего я жду? Назвала их стервами и сейчас думаю о том, почему они со мной так грубы? Я точно спятила.

– Доброе утро, класс, – вошёл в спешке учитель. Мистер Тейлор рухнулся на свой стул и облегченно вздохнул, – откройте, пожалуйста, страницу сто сорок один.

Все послушно открыли толстые учебники и принялись листать чуть пожелтевшие страницы. Историк начал что-то рассказывать и ходить по рядам, пристально наблюдая за каждым учеником, словно тот искал в чём-то провинившегося человека. Мужчина провел рукой по щетинистой бородке, как будто про себя думая: «Да, надо бы побриться». Ему около тридцати лет, он вполне красив, умён, хорошо сложен. Именно поэтому все старшеклассницы влюблялись в него, как ненормальные. Почти все. Меня этот красавчик не привлёк. И вообще, он же для нас стар!

Смотрите так же:  Адаптированная программа для детей с умственной отсталостью в школе

– Аманда Хилл, просьба пройти в кабинет директора, – послышался голос из микрофона, прикрепленного в уголке потрескивавшей стенки, рядом с шкафчиком для вещей.

По телу прошлись мурашки. Черт, зачем? Все уставились на меня, включая учителя и продолжали пожирать глазами. Я неловко сглотнула комок, застрявший в горле, и встала с места. Ноги не подчинялись, они будто вросли в пол. Собираюсь с силами и делаю неуклюжий шаг.

– Наша тихоня натворила бед, плохая девочка! – произнёс Питер – задира года. Все засмеялись, и мне стало хуже.

– Пошел ты! – огрызнулась я, выпустив злобный оскал. Если он продолжит дальше, беды не миновать.

– Аманда, не выражайся в классе! – громко произнёс историк.

Я нехотя покинула кабинет и направилась по пустому коридору в указанное направление. Боже! Пытаюсь угомонить внутреннего психа, которого разбудил Питер и подхожу к белой двери с матовой табличкой «Директор». Серьёзно, я не знаю, что случилось. Вроде бы на этой неделе все было спокойно…

Вдруг, за спиной послышался низкий мужской голос, от которого по спине прошёлся холодный пот:

– Аманда, иди за мной, – я резко обернулась и увидела в пяти шагах от себя нашего школьного психолога, посла доброй воли нашего учреждения и психотерапевта. Пришлось послушно последовать за ним, параллельно предчувствуя неприятность. Всем моим телом овладел жар и самый, что есть настоящий ужас. В коридоре так было тихо, что, наверное, даже мистер Мартин услышал учащенное биение моего сердца. Это нормально, ведь я боюсь психотерапевтов и тщательно избегаю их. Нельзя, чтобы кто-то узнал о моей проблеме, нельзя.

Мы вошли в светлый кабинет. Кончик носа сразу уловил запах мяты. На стенках висели рисунки и грамоты почета. Мистер Мартин усадил меня в кожаное кресло на колесиках и сам сел за своё место. Я оглядываюсь. Впервые нахожусь в его кабинете. Комната небольшая, но уютная, насылающая положительные эмоции. Стоп, что я сейчас сказала.

Слева от меня находится диван такого же материала, что и кресло. Стол сделал из тяжелого светлого дерева, на нем много бумажек, различных книг, подсвечник и фоторамка. Если полюбопытствовать и немного наклониться вправо, то можно заметить какое-то изображение, но я не стала. Мне было сейчас не до этого. Мужчина надел на свой нос коричневую оправу очков и сложил руки на тумбочку. Вот и момент истины, от которой хочется бежать прочь. От волнения мой живот скрутило, потому выражение лица стало более кислым, чем прежде.

– Ты, наверное, думаешь, зачем я тебя позвал? – начал было психолог. Я кивнула, после чего мои глаза забегали в страхе, что тот все знает. Не может быть! Мужчина аккуратно достал из белой стопки две бумажки, а затем положил их передо мной. – Что это? – продолжает мистер Мартин.

Я присмотрелась и сразу же узнала тест, который мы недавно написали. Тест по психологии. Помню мне тогда приходилось внимательно перечитывать вопросы, чтобы не просчитаться и ответить верно. Так, сейчас я чувствую себя ещё хуже.

– Это тест, – ответила я, как можно спокойнее. Перевожу туманный взгляд на рамку с очередной грамотой и в отражении вижу своё побледневшее лицо. Господи, словно мертвец.

– Верно, но это уже тест с результатами, – мистер Мартин подвинул листок ко мне ближе, – это твой, а это другого ученика. Посмотри внимательно, тебя ничего не смущает?

Я взяла в руки листок с записями и пристально вгляделась в него. Мой результат имел тридцать пять баллов, а в другом было девяносто семь. Боже, нет-нет-нет-нет…

– Я не понимаю, что вы хотите этим сказать.

Мартин вздохнул и убрал листовки.

– Ты набрала меньше всех баллов по тесту. Если ты была внимательна, то наверняка заметила провокационные вопросы, я не ошибаюсь? Каждый вопрос и ответ имеет свой подтекст, который мы, психологи и психотерапевты, позже выявляем.

– Ясно, – мои пальцы железной хваткой вцепились за серую толстовку. В висках начало барабанить. Только не это! Только не то, о чем я думаю, умоляю…

– Аманда, это тест на психическое состояние человека, и у тебя оно нестабильно.

По спине прошёлся холодный пот, а сердце начало биться быстрее. Он знает… Знает.

– Я должен сообщить об этом твоим родителям, ты понимаешь? Нельзя запускать психику, это опасно, Аманда! – строго проговорил он. – У меня есть хорошие знакомые, я направлю тебя к ним и мы решим все проблемы.

Боже! Он расскажет все родителям! Я готова упасть и заплакать. Вот и все, конец моей тайне! Сердце содрогнулось.

– Мистер Мартин, в этом нет необходимости, то есть… – главное быть убедительней. – Они и так все знают. Мы уже посещаем специальный центр, уже начался курс лечения.

– Курс лечения? – недоверчиво переспросил мужчина и поднял одну бровь. – Если так, то вы должны были поставить меня, школьного психотерапевта, в известность. Я бы направил вас…

Он не успел договорить, как я, с натянутой улыбкой, перебиваю:

– Сэр, мои родители и я не хотели бы распространяться об этом.

Надеюсь, я прозрачно ему намекнула.

– Аманда, я давал клятву Гиппократа, никто бы не узнал о твоей проблеме, – «о твоей проблеме» пульсирует в голове, – в любом случае, если не сложно, могли бы твои родители навестить мой кабинет? Мы все обсудим.

Боже, нет-нет! Только не это… Я сжимаю кулак и пытаюсь произнести хоть слово, но что-то мне мешает – страх. Легонько кивнув, перевожу дыхание.

– Конечно, но… просто они сейчас очень заняты, как будет свободное окно, мы сразу придём.

Психолог откинулся на спинку своего стула и осмотрел мой внешний вид, который был просто ужасным. Мне будто довелось со своими мертвыми предками поговорить, иначе как объяснить эту белизну на щеках.

– Хорошо, но лучше не затягивать. Если обнаружится что-то серьёзное, я попрошу директора перевести тебя на домашнее обучение, ты же не против?

Черт, это, наверное, единственный плюс шизофрении. Хотя бы не буду видеть рожи двуличных людей. Но что-то все равно мне не давало покоя… Я не могла успокоиться: ладошки стали потными и холодами, как лёд, сердце все ещё скулит, лицо бледное. Но опять же, мне не даны силы это контролировать.

– Не против, но не думаю, что у меня что-то серьёзно, – сказала я, и на лице мужчина озарилась одобрительная улыбка.

Мистер Мартин открыл свой шкафчик и немедленно достал визитку, протягивая её мне. Визитка… Значит он хочет, чтобы мои родители ему позвонили. Черт!

– Передай это маме и папе. Пусть позвонят, если это не составит проблем.

Встаю с кожаного кресла, периодически кивая на его слова, когда в мыслях все спутано. Ничего не могу уловить, вся его речь сквозь пальцы проходит.

– Хорошо, мне можно идти? – психолог кивнул, после чего я направилась к белой двери. Чем быстрее свалю из этого кабинета, тем скорее окажусь в безопасности. Потерпи ещё секунду, Аманда! Будь сильной!

– Аманда, – окликнул моё имя Мартин, и я обернулась, успев схватиться рукой за дверную ручку, – если тебе захочется поговорить, я всегда здесь.

Мило с его стороны, но он последний человек в списке, с кем бы мне хотелось обсудить свои проблемы. Натянув неправдоподобную улыбку, быстро киваю:

– Спасибо. До свидания.

Я вышла из кабинета и побежала в одну из уборных. Все тело сразу начало гореть. Меня охватил какой-то приступ, от которого невозможно дышать, говорить и видеть. Черт подери, меня почти раскололи! Нет, не верю! Слезы начали стекать с глазниц. Мне так страшно, что родители узнают правду, а ещё страшнее оказаться в психушке. Но я им ни в коем случае не скажу, нельзя. Снова проснулась мука, показывающая себя через пульсирующую боль в голове, отдаваясь на ноющее сердце. Звон голосов начал увеличиваться, они все принялись кричать! Я не могу разобрать, что они говорят, что им нужно. Не понимаю, где мои мысли и где мысли внутреннего «я». Боже… Это правда. Я действительно больна.

Другие статьи

  • Полифепан детям инструкция по применению Полифепан - инструкция по применению, аналоги, отзывы и формы выпуска (таблетки 375 мг, гранулы или порошок для приготовления суспензии) лекарственного препарата для лечения отравлений, аллергии, похудения у взрослых, детей и при беременности В данной статье можно […]
  • Как рассчитать пособие по уходу за ребенком до 3 лет в 2019 году Пособия по беременности и уходу за ребенком вырастут в Удмуртии Максимальный размер месячных выплат составит 26 тысяч рублей С 1 января 2019 года максимальный размер ежемесячного пособия по уходу за ребенком до полутора лет вырастет до 26 тысяч рублей. Об этом […]
  • Размер пособия по уходу за ребенком в 2019 в казахстане Повысятся ли пособия в Казахстане в 2019 году Первая волна повышений выплат социально незащищенным группам населения началась с января 2017 года. Об этом сообщили по итогам заседания в Мажилисе, на котором рассматривался бюджет Министерства социального развития и […]
  • Диагностика познавательного интереса у младших школьников дошкольников Электронный каталог библиотекиФГБОУ ВО МГППУ Новые поступления Простой поиск Расширенный поиск Авторы Издательства Серии Тезаурус (Рубрики) Учебная литература: Список дисциплин Информация о фонде Помощь Электронный каталог: Баранова, Э.А. […]
  • Как посчитать пособие по уходу за ребенком до 3 лет в 2019 году Пособие на ребенка до 3 лет в 2019 году Пособие до 3 лет на детей является на сегодняшний день базовой формой финансовой поддержки матерей, ушедших с работы в связи с рождением ребенка. На какие выплаты могут рассчитывать семьи, и в каком размере и порядке начисляются […]
  • Энтероколит у детей симптомы и лечение комаровский Энтероколит у детей симптомы и лечение комаровский Перейти на страницу: Ацет. синдром? Вирус? Обострение о.энтероколита? Сообщение BondЮлия » Вт янв 27, 2009 13:22 Девочки, второй день происходят события, голова не варит нужна помощь. Ребенку 2,4. Началось в […]