Сеанс психолога депрессия

10 мифов о психологической помощи

Миф #1 К психологам ходят только «ненормальные»

Согласно «Толковому словарю русского языка» Дмитрия Ушакова, психолог — это ученый, специалист по психологии; преподаватель психологии; тонкий, вдумчивый наблюдатель, знаток человеческой психологии, душевных переживаний. То есть психолог не врач, он не лечит отклонения, а помогает, и к нему обращаются вполне нормальные люди.

«На самом деле область работы психолога — это почти всегда здоровые люди, испытывающие различные сложности в построении качества собственной жизни, профессии, испытывающие трудности в семейных, детско-родительских или партнерских отношениях. Также психолог оказывает помощь детям и подросткам с трудностями в поведении, отношениях и нарушениями в развитии.

При соответствующей квалификации и углубленной подготовке по психиатрии психолог работает с клиентами, имеющими психические расстройства, обычно это происходит при взаимодействии с лечащим врачом-психиатром клиента. А вот со словом «ненормальные», помимо налета психопатологии, связана немного другая история про то, что к психологам обращаются исключительно «слабые» люди, а «сильные» справляются сами. Достаточно вредный миф, поскольку он основан на некоем культе абсолютно самодостаточных людей, а это благодатная почва для формирования невроза».

Миф #2 Между психологом, психиатром и психотерапевтом нет никакой разницы

Опять же, если заглянуть в словарь, то мы увидим большую разницу между этими понятиями. А есть еще другие специалисты: парапсихологи, зоопсихологи… Главное, что следует помнить — это то, в каких случаях обращаться к тому или иному специалисту.

«Между этими специалистами есть существенная разница, это касается образования, методов работы и клиентов, обращающихся за помощью.

Психиатр — это специалист, получивший высшее медицинское образование, а также углубленную подготовку по специальности «психиатрия». Главная область работы психиатра — лечение психических расстройств и содействие в восстановлении качества жизни пациентов с хроническими психическими расстройствами (шизофрения, биполярные расстройства, органические расстройства, депрессии и состояния психоза), когда показаниями для этого является стационарное лечение в клинике.

Психолог — это специалист, получивший высшее психологическое образование в гуманитарном или медицинском вузе. Компетенция психолога, как уже указано выше — это почти всегда здоровые люди. Главными методами в работе данного специалиста являются психологическое консультирование, психологический тренинг и психодиагностика.

Психотерапевт — это специалист, имеющий высшее медицинское или психологическое образование и получивший дополнительное образование в области психотерапии. Его область – это всегда внутренние эмоциональные переживания, болезненные симптомы, конфликты, психологические травмы, результатом которых выступают различные трудности и проблемы в социальной, семейной и профессиональной жизни человека, негативно влияющие на качество его жизни и здоровья. Фокус внимания и взгляд психотерапевта почти всегда обращен внутрь психики и души клиента, тогда как психолог сосредоточен на внешних проявлениях поведения и следствиях этих внутренних переживаний в социальной жизни. Основным средством психотерапии является диалог с клиентом, в процессе которого клиент может понять причины и избавиться от беспокоящих его трудностей и симптомов. Существуют как разные методы психотерапии (в современной мировой практике их насчитывается более 400), так и разные формы ее применения. Наиболее часто используются в практике говорящие сами за себя — индивидуальная, семейная и групповая психотерапия».

Миф #3 За один сеанс с психологом можно стать здоровым

Это утверждение так же спорно, как тот факт, что за одно посещение стоматолога ваши проблемы с зубами исчезнут. Может, да, а может, нет.

«В моей практике был случай, когда молодой парень смог преодолеть интернет-зависимость за 20 минут семейной консультации. Просто потому, что ему было лень ездить на консультации, он счел лучшим вариантом отказаться от постоянного сидения за ПК. Тогда это было удивительно и любопытно, на что может пойти человек, совсем не мотивированный на помощь со стороны специалиста. Но это все-таки исключение из правила.

Приходится сталкиваться с самыми разными случаями. Здесь всё индивидуально и зависит от глубины проблем и мотивации самого клиента. Некоторым действительно вполне достаточно одной или двух встреч для того, чтобы получить ориентир и поддержку в решении трудностей, а некоторым требуется длительная и комплексная помощь, включающая, в том числе, и медикаментозное лечение по тяжести состояния.

Я часто говорю клиентам, что наша психика очень пластична, но для того, чтобы справиться с имеющимися трудностями, нужны всегда две вещи — время и совместная работа над проблемой, поскольку без мотивации и ответственности самого клиента проблема никуда не денется. Обычно на первой встрече, исследуя запрос клиента и его историю жизни (или болезни), с чем он обратился и что его беспокоит, можно уже говорить о промежутке времени, который потребуется на то, чтобы помочь ему в решении и сформировать совместный план по этой работе».

Миф #4 Психолог – это дорого

Стоимость консультации психолога в Хабаровске колеблется от 400 до 3500 рублей. А еще есть бесплатные психологи при разных учреждениях, от государственных поликлиник до вашего места работы или учебы.

«Стоимость консультации или гонорар психолога или психотерапевта зависит от множества разных факторов: уровня квалификации, образования, опыта работы специалиста, наличия определенной репутации и специализации по работе с разными случаями. Также сюда входит стоимость аренды и технические затраты на оборудование кабинета. Это работа сложная, кропотливая и очень ответственная, в ней никогда не бывает случайных людей, и, как и в любой работе, здесь требуется соответствующая оплата.

Самое главное, мне кажется, найти «своего» психолога, потому что мы все разные и нам требуются разные специалисты, это во-первых.

Во-вторых, бюджетный прием во многих учреждениях не является чем-то худшим по сравнению с обращением к частным специалистам. Часто это очень хорошая альтернатива тем, кто не может себе позволить дорогую помощь, но в ней остро нуждается. У нас в городе организовано огромное количество бесплатных психотерапевтических групп, тренингов, групп самопомощи, консультаций, лекториев, семинаров и так далее.

И, наконец, в-третьих, у большинства коллег, работающих в частной практике, существует множество социальных и благотворительных проектов, в которых каждый нуждающийся клиент, не имеющий возможности оплачивать помощь, может получить ее бесплатно».

Миф #5 Алкоголь — лучший помощник от психологических проблем

Психология — наука не из простых, но алкоголизм лечить еще труднее, чем психологические проблемы. Специалисты Роспотребнадзора утверждают, что каждый год от алкоголя в России умирает около 500 000 человек. Хотите пополнить это число?

«Этот миф хорош своей простотой и «разухабистостью». Алкоголь действительно помогает, вот только не в решении сложившихся проблем, а в их систематическом избегании.

Алкоголь — хороший анестетик для души, он великолепно снижает чувство душевной боли, позволяет на какое-то время забыть о проблемах, но побочным эффектом у такой психотерапии является зависимость, которая часто плюсуется к уже имеющимся трудностям или симптомам».

Миф #6 Лучше поговорить с друзьями: они близкие люди и это бесплатно

В некоторых случаях советы близких действительно помогают. Родные и друзья могут дать поддержку, утешить добрым словом, и иногда мы только в этом и нуждаемся. А иногда — нет.

«Очень хорошо, что у человека, который испытывает сложности, есть близкие люди, способные его поддержать. Иногда этого бывает вполне достаточно, чтобы сориентироваться в ситуации или получить любовь, понимание и принятие. Всем нам порой требуется взгляд со стороны, и наши близкие могут в этом помочь. Хуже, когда их нет, или отношения в семье настолько нарушены, что эту поддержку невозможно оказать или получить клиенту. Такие люди действительно чаще обращаются за помощью к специалистам.

При этом иногда просто поддержки бывает недостаточно. Любящие нас родственники сталкиваются с невозможностью нам помочь в силу отсутствия опыта или информации, и тогда нам действительно требуется квалифицированный взгляд специалиста, который заключается не только в поддержке, но и в адекватной психологической или психотерапевтической помощи.

Повторюсь, что далеко не все нуждаются в обязательной помощи психолога, это не обязательная программа для населения, это всё-таки некоторая роскошь в разных смыслах этого слова, и для этого существуют определенные показания».

Миф #7 У психолога нет своих проблем

«Какой же он психолог, если сам со своими проблемами справиться не может?» — говорят некоторые скептики. Хирург не может самому себе вырезать аппендикс — примерно так же работает и психология.

«Мы люди, у нас есть семьи, дети, любимые, друзья, ипотека и всё, что полагается, вместе с кипой разных проблем, кучей планов и мечтами. Но наша профессия — это наша жизнь. Считается, что единственным инструментом в работе психолога является он сам — с его знаниями, опытом, личными качествами, а для того, чтобы помогать клиентам, мы должны учиться правильно настраивать его, беречь и ухаживать за ним. Поэтому мы так много учимся — средняя продолжительность обучения психолога вместе со специализацией — 9-10 лет.

Мне вспоминается здесь другой миф, который совсем не миф –— у каждого психолога есть свой психолог. Это абсолютная правда, и это необходимо по двум простым причинам: разбираться в своей собственной жизни, чтобы не заражать клиента своими собственными проблемами, и еще для того, чтобы понимать, каково быть клиентом, сколько трудностей и сопротивления приходится преодолевать людям, чтобы попросить помощи и получить ее.

Поэтому мы настраиваем инструмент, учимся, получаем супервизию (разбор и помощь в решении сложных случаев в работе) у старших коллег. Психология в этом отношении –— это даже не образ жизни, не хобби, это сама жизнь, потому что с клиентом мы ее совместно проживаем в кабинете, откликаясь эмоционально, поддерживая и разбираясь в ее хитросплетениях и перипетиях».

Миф #8 К психологу стоит идти только в крайнем случае

По данным Всемирной организации здравоохранения за 2006 год, из 870 млн человек, жителей Европейского региона, около 100 млн регулярно испытывают состояние тревоги и депрессии. За квалифицированной помощью обращаются далеко не все.

«Грешить на отсутствие культуры обращения за помощью нет смысла. За последние десять лет психологическая служба в Хабаровске очень сильно продвинулась и соответствует мировым стандартам психологической помощи и психотерапии. Даже в психиатрической службе города наметились глобальные изменения, появилось новое отделение, где пациенты с хроническими психическими расстройствами не только проходят медикаментозное лечение, но и получают долгосрочную психологическую и социальную помощь.

Скорее, вопрос был и остается в доверии такого рода помощи в обществе. У всего есть инерция, а у общественного мнения она очень выражена и перенасыщена разными страхами и домыслами. Хотя со своей позиции и зная отклики своих коллег, могу сказать, что людей за помощью стало обращаться много, с совершенно разными ситуациями и проблемами, больше стало обращаться мужчин, а это хороший показатель улучшения доверия.

Дожидаться крайнего случая для обращения за помощью бывает опасно, когда дело касается беспокоящих симптомов или выраженных острых эмоциональных реакций, поскольку в этом случае всегда есть риск еще большего ухудшения здоровья, угрожающего суицидального поведения или выраженных изменений в поведении в случае обострения психического заболевания, основным показанием для лечения которых является госпитализация в клинику».

Миф #9 От бесед с психологом нет никакой пользы

Этот миф вытекает также из недоверия к психологам.

«Это, пожалуй, самый яркий миф про неощутимость пользы от посещения психолога. Неощутимость в том смысле, что ее нельзя потрогать, пощупать. Психолог действительно не сможет дать денег, мужа, хорошего ребенка, хорошую работу — это вне его власти. Его работа состоит совершенно в другом поле — в возможности помочь человеку самому это приобрести, если это является его запросом, или помочь разобраться в том, что мешает ему это сделать.

Смотрите так же:  Модели реакции на стресс

Для себя я этот миф разделяю на две группы людей. Первая группа никогда не была на приеме у психолога и опирается на собственное представление об этой помощи, как о неэффективной, и таких гостей в кабинете я не видел. А вторая… В работе иногда приходится сталкиваться с ожиданием некоего чуда со стороны клиентов, и, не получив его на первой же встрече, они быстро разочаровываются и бросают начатое.

Психология и психотерапия — это всегда про что-то внутри нас, что беспокоит, что заставляет страдать или желать, и эти изменения особые, они невещественные, и они начинают обнаруживаться клиентом, когда он что-то делает сам и делает по-другому, опираясь на новый опыт, полученный в процессе совместной работы.

Когда вдруг мама начинает видеть в мальчике повзрослевшего мужчину, и те конфликты, контроль и опека, которые были между ними, сменяются равными отношениями. Когда жена вместо постоянного ожидания внимания со стороны супруга и постоянной обиды на него за то, что он «не догадывается», вдруг начинает пробовать просить это внимание и получает его.

Когда мужчина, страдающий паническими атаками и страхом смерти, учится контролировать свою тревогу и обнаруживает, что не умирает. Всех этих историй не было бы, если бы не было совместной работы с клиентом, именно работы, где один знал, чего хочет, и на что готов ради этого, а второй знал, чем он может в этом месте ему помочь.

Мне даже кажется, что моя профессия напрочь лишена чудес и магии. Скорее, это изрядная доля человечного любопытства к жизням людей и их любопытства к собственной жизни и самим себе».

Миф #10 Психолог может навредить психике клиента

Недоверие к специалистам по психологии осталось в русских еще со времен Советского Союза. Психологические приемы использовались для манипулирования сознанием граждан, и эта наука была закрыта для непросвещенных. К тому же для психологического консультирования (чем, собственно, и занимается психолог) не нужна лицензия — достаточно диплома об образовании, который, как мы знаем, в нашей стране получить совсем нетрудно.

«Это, к сожалению, не миф, а скорее реальность, связанная с несоответствием заявленной квалификации специалиста или злоупотреблением полномочиями с его стороны, хотя это и бывает достаточно редко. Здесь необходимо уточнить, что психотерапевт и психолог в этом отношении рискуют репутацией и нарушением норм этического кодекса. К тому же психотерапевт (и психиатр) рискует отзывом и/или аннулированием своего сертификата, и, естественно, в этом случае применяются обязательные меры воздействия согласно административному и уголовному законодательству РФ. В этом месте, как и в любой сфере «помогающих» профессий, клиенты всегда «голосуют ногами».

Мы часто говорим о важном элементе обращения за помощью к психологу – это информированное согласие клиента. Оно подразумевает полное информирование клиента о специалисте, образовании, опыте, методах, стоимости, рисках, длительности и других вопросах, которые важны для принятия решения. Клиент всегда выбирает психолога, не наоборот, и клиент имеет полное право спрашивать подробно обо всех моментах, которые его интересуют или вызывают резонное опасение. Этого не нужно стесняться, в этом нет ничего зазорного. Важно понимать, что эти вопросы необходимы для безопасности клиента и для его права получить квалифицированную помощь.

Здесь есть несколько небольших рекомендаций: психолог, помимо базового образования должен иметь дополнительное образование или специализацию не менее 200 часов, он должен состоять в сообществе специалистов (в которых часто имеется этическая комиссия для разбора конфликтных случаев), иметь устойчивый опыт практической работы, иметь место приема, способ подтвердить свою квалификацию документально, про него есть положительные отзывы от коллег или прошлых клиентов».

В материале использованы иллюстрации: Andreas Junus, George Ananda для Bates 141 (Джакарта, Индонезия).

Как понять, что ваш психотерапевт не профессионал

12 апреля 2018 в 17:13

В России услуги психотерапии еще не так популярны, как на Западе: людям свойственно замалчивать свои проблемы или проговаривать их с близкими, годами не обращаясь к специалисту. И хотя в последнее время ситуация меняется, понимания, когда нельзя откладывать визит к психиатру, какие бывают виды терапии и как отличить хорошего психолога от плохого, у многих до сих пор нет. The Village вместе с нейропсихологом и психотерапевтом ответил на эти и другие вопросы.

МИХАИЛ ИВАНОВ

ЛЮЦИНА ЛУКЬЯНОВА

главный врач, психотерапевт и нарколог медицинского центра «Счастье»

АЛЕНА АВГУСТ

Данила Антоновский

сооснователь сервиса для поиска психотерапевтов «Ясно»

В чем отличие психотерапевта от психолога и психиатра

В России «психотерапевтом» обычно называют психиатра — специалиста с высшим медицинским образованием, дополнительно освоившего методы немедикаментозного лечения. Деятельность обычного врача-психиатра ограничена заболеваниями центральной нервной системы и психики, то есть он диагностирует, например, такие недуги, как шизофрения или раздвоение личности и назначает лекарства.

Но в нашей стране существует и другая традиция, согласно которой психотерапевтом может быть психолог, обученный психотерапии и консультированию. Такой специалист не ставит диагнозы и не выписывает лекарства — он может только посоветовать посетить психиатра, а уже последний при необходимости назначит препараты.

Что касается специалиста-психолога (человек, окончивший психологический или психолого-педагогический вуз), который не обучен психотерапии, то формально он тоже может проводить консультации (закон «О психотерапии и специалистах, занимающихся психотерапевтической деятельностью» еще не вступил в силу). Хотя в профессиональном сообществе заниматься консультированием принято только после дополнительного обучения и накопленных часов личной практики.

Когда идти к психотерапевту

Первое, что важно понять: работа с психотерапевтом не записывает вас в «ненормальные». Просто настало время разобраться с проблемой, которую сложно решить в одиночку, уделить ей время. Условно все случаи можно разделить на срочные и несрочные. К срочным относятся, например, панические атаки, потеря близкого человека, тревожные состояния, токсичные отношения (то есть все то, что плохо прямо сейчас), а также различные тяжелые состояния вроде депрессии, расстройства пищевого поведения, фобий, зависимостей, суицидальных мыслей. Несрочными являются ситуации, в которых ничего особенного не происходит, но вам приходится что-то постоянно терпеть: например, нелюбимую работу или негатив в отношениях с близкими.

Если же появились такие симптомы, как нервные тики, мышечные зажимы на фоне частого стресса или слишком резко стало меняться настроение, с визитом к психотерапевту лучше не откладывать. Игнорирование проблемы ведет к еще большей тревожности, что со временем может перерасти в психологическое расстройство. А если, например, не лечить депрессию, несложно попасть в психиатрическую лечебницу. Согласно прогнозу Всероссийской организации здравоохранения, в 2020 году депрессия станет второй по популярности причиной нетрудоспособности населения после ишемической болезни сердца.

В 2020 году депрессия станет второй по популярности причиной нетрудоспособности населения после ишемической болезни сердца

Когда пора к психиатру

При угрозе жизни клиента или окружающих его людей (мысли свести счеты с жизнью, галлюцинации, бред, агрессия, глубокая депрессия), когда без приема лекарств уже не обойтись, психотерапевт может посоветовать клиенту обратиться к психиатру. Правда, это будет именно рекомендация, которой человек может и не воспользоваться. Поэтому в данном случае специалисту важно донести до клиента необходимость визита к врачу. После того как психиатр назначит препараты, психотерапевтическая поддержка не отменяется — она дополняет основное лечение.

Как должен проходить прием и когда стоит насторожиться

Нейропсихолог Михаил Иванов рассказывает, что должно насторожить при встрече с психотерапевтом. Вряд ли хороший специалист гарантирует решение проблемы за один сеанс, даст прямой совет, как решить вашу проблему, предложит «рецепты счастья» вроде «не носить все черное» или «чаще улыбаться себе в зеркало», оскорбит или обесценит ваши чувства, не сможет назвать метод, в котором работает, ссылаясь на «собственный подход».

На приеме у психотерапевта предстоит много беседовать, и такое общение — не дружеский разговор. Профессионал никогда не будет давать советов, оценивать ваши действия или действия других людей. Но это не значит, что он будет просто сидеть и слушать. Вы работаете вместе, и то, каким окажется результат, зависит от обоих.

В целом такое взаимодействие сводится к тому, чтобы осознать проблему, сделать ее предельно понятной и помочь человеку найти собственную позицию. Беседа с психотерапевтом может быть разной: специалист задает вопросы, предлагает посмотреть на ситуацию под другим углом, «прокрутить» ее со всех сторон, а также выполнить задания — например, встать на место другого человека и проговорить проблему от его лица, чтобы лучше понять, что он чувствует.

Как не запутаться в психологических школах

От психологической школы (направления) зависит методология, которой следует специалист. При этом нельзя сказать, что какая-то школа заточена под строго определенные запросы: психотерапевты работают с большим набором проблем. В числе популярных школ — когнитивно-поведенческая психотерапия, гештальт-терапия, юнгианский анализ, психоанализ, человекоцентрированный подход, экзистенциальный анализ.

Какую бы школу вы ни выбрали, вам должны гарантировать конфиденциальность и безопасность. Это обсуждается устно (но тогда остается надеяться на порядочность человека) или закрепляется договором (если специалист оформлен, например, как индивидуальный предприниматель). Однако в некоторых ситуациях конфиденциальность может быть нарушена, скажем, если клиент признался в совершенном преступлении или существует реальная угроза жизни кого-либо, в том числе угроза суицида. Если же психотерапевт повел себя некорректно (к примеру, сообщил кому-то личные сведения о клиенте без его ведома), такой случай будет разобран согласно действующему закону «О защите персональных данных».

Если вы хотите обратиться к специалисту впервые, то, по словам психотерапевта Алены Август, можно пойти по такому пути: в случае семейных проблем (вопросы отношений, рода) обратиться к семейному психотерапевту, при тревожных состояниях (панические атаки, различные беспокойства) — к когнитивно-поведенческому психотерапевту, а если есть психосоматические расстройства, внутренние блоки — записаться на прием к специалисту по телесно-ориентированной психотерапии. При этом абсолютно нормально спросить у профессионала, как именно он собирается с вами работать.

Хороший специалист вряд ли гарантирует решение проблемы за один сеанс, даст прямой совет и не сможет назвать метод, в котором работает, ссылаясь на «собственный подход»

Как не попасть к шарлатану

Стоимость консультации зависит от опыта специалиста: по Москве и Санкт-Петербургу она составляет в среднем от 2 до 5 тысяч рублей. Специалист всегда предлагает план работы на первой консультации. Если он долго думает, просит встретиться еще раз или вместе подумать, как быть, он не профессионал. Если вы слышите от психотерапевта что-то вроде «не переживайте, все так живут» или «в нашей стране у всех такие проблемы», стоит насторожиться. По словам психотерапевта Люцины Лукьяновой, ни сертификаты, ни лицензии, ни даже диплом не являются стопроцентной гарантией того, что перед вами профессионал. Рекомендации живых людей и большое число положительных отзывов в интернете нередко дают более достоверную картину о профессиональных навыках специалиста.

Однако, по мнению Михаила Иванова, совсем не обращать внимания на образование специалиста тоже неправильно. У психотерапевта должно быть законченное высшее медицинское или психологическое образование, а также определенное количество часов личной терапии (в каждом подходе определяется свой порог, после которого специалист получает допуск к консультированию). Важна также практика интервизий и супервизий: когда специалист докладывает случай старшему коллеге, а тот может направить его или, возможно, предупредить о допущенной ошибке. Хорошо, если психотерапевт регулярно посещает тренинги и курсы повышения квалификации (правда, проверить это непросто).

По словам психотерапевта Алены Август, бывает и так, что специалист просто не подходит эмоционально, и это нормально. Например, телесно-ориентированная терапия — плохой вариант для тех, кто не может терпеть, когда к ним кто-то прикасается. Уже на первой встрече важно понять, все ли вы рассказываете психотерапевту. Если вам некомфортно с этим человеком, ищите другого специалиста. Кроме того, сам психотерапевт может отказаться от работы с вами, например, если он не занимается вашей темой. При этом если он состоит в профессиональном сообществе, то, скорее всего, порекомендует кого-то из своих коллег.

Смотрите так же:  Компьютерная программа от заикания для детей

Что нужно знать об образовании психотерапевта

По словам сооснователя сервиса для поиска психотерапевтов «Ясно» Данилы Антоновского, при выборе специалистов в его команду в первую очередь учитывается образование. При этом важно, в каком образовательном учреждении психотерапевт получил свою специальность. Достойных вузов, обучающих специальности, не так много: Высшая школа экономики, Московский государственный университет имени Ломоносова, Московский институт психоанализа, Московский институт гештальта и психодрамы, Московский государственный психолого-педагогический университет.

Однако такое обучение длится от двух до четырех лет, чего, по мнению Антоновского, недостаточно. Поэтому в «Ясно» также учитывают профессиональную активность человека после получения диплома (участие в семинарах, курсах повышения квалификации), его опыт консультирования (который должен быть не менее трех лет), практику интервизий и супервизий, а также возможность предоставить положительную рекомендацию от старшего коллеги (преподавателя вуза или члена профессиональной ассоциации). Важно и наличие опыта собственной терапии. Антоновский рассказывает, что встречал психотерапевтов, которые никогда не проходили терапию сами, что «недопустимо для профессионала».

Хороший специалист напомнит о следующей встрече?

Чаще всего о продолжении работы договариваются на первом приеме и заодно обсуждают необходимость напоминания о следующем визите. Если реальной необходимости нет, специалист не должен напоминать о встречах. Психотерапевт — не опекун. Он помогает разобраться в проблеме, делится знаниями и умениями. При этом каждый взрослый должен сам принимать решения, в том числе выбирать идти или нет на следующий прием. Обычно после первой консультации с психотерапевтом чувствуется облегчение — и может появиться желание остановиться, прекратить терапию. Однако Люцина Лукьянова отмечает, что, если на консультации специалисту удалось добиться от клиента заинтересованности в решении проблемы, и при этом клиенту было комфортно, он придет и во второй, и в третий раз без всяких напоминаний.

Сеанс психолога депрессия

Пример из практики: Лечение депрессии. Депрессия от потери смысла жизни.

Молодой мужчина 32 лет, назовем его Олег. Полная семья, жена и трое детей. Обнаружил, что жизнь его скучна и однообразна, один день похож на другой, отношения с женой и с детьми не приносят удовлетворения. Сексуальная активность стала угасать, стал пропадать интерес к жизни. Все друзья — это коллеги или партнеры по работе – одним словом, полезные люди. Вся жизнь — это проблемы и стрессы на работе. Покупка дорогих машин и мотоциклов тоже перестала радовать, а семейный отдых в теплых странах вызывал лишь чувство тоски, одиночества и раздражения.
В процессе долгосрочной психоаналитической психотерапии мы совместно исследовали, что привело Олега к такому депрессивному состоянию. Какие ценности и какие мотивы стояли во главе угла на пути достижения финансового успеха? Оказалось, что, начиная от количества детей и заканчивая продвижением по карьерной лестнице, основным мотивом достижений Олега было желание оправдать надежды и ожидания его мамы. Копнув в детство, мы выяснили, что Олег был единственным ребенком и мама воспитывала его без отца, вложив в него множество ожиданий, каким должен быть ее идеальный мужчина.

Молодой мужчина 32 лет, назовем его Олег. Полная семья, жена и трое детей. Обнаружил, что жизнь его скучна и однообразна, один день похож на другой, отношения с женой и с детьми не приносят удовлетворения. Сексуальная активность стала угасать, стал пропадать интерес к жизни. Все друзья — это коллеги или партнеры по работе – одним словом, полезные люди. Вся жизнь — это проблемы и стрессы на работе. Покупка дорогих машин и мотоциклов тоже перестала радовать, а семейный отдых в теплых странах вызывал лишь чувство тоски, одиночества и раздражения.
В процессе долгосрочной психоаналитической психотерапии мы совместно исследовали, что привело Олега к такому депрессивному состоянию. Какие ценности и какие мотивы стояли во главе угла на пути достижения финансового успеха? Оказалось, что, начиная от количества детей и заканчивая продвижением по карьерной лестнице, основным мотивом достижений Олега было желание оправдать надежды и ожидания его мамы. Копнув в детство, мы выяснили, что Олег был единственным ребенком и мама воспитывала его без отца, вложив в него множество ожиданий, каким должен быть ее идеальный мужчина. Олег вырос, жизнь изменилась, а мотив заслужить одобрение любимой мамы остался. Все близкие люди, жена, дети, друзья оказались лишь декорациями в спектакле «Я — идеальный сын», артефактами успешности и состоятельности. Когда мама умерла, Олег остался без смысла к существованию. Что на самом деле нужно было ему — он не знал.

Лечение депрессии показало, что в 32 года оказалось, что нужно строить жизнь заново. Есть близкие люди, которые принимают и любят, и нужно найти новые смыслы и ценности в этих отношениях… Психоаналитическая психотерапия помогает создать новые смыслы, принять себя, понять, что на самом деле важно для Вас и построить близкие отношения. На первой консультации мы сможем определиться с форматом психотерапии, который подходит именно Вам, исходя из Вашей ситуации. Это может быть как индивидуальная психоаналитическая психотерапия, так и групповой психоанализгрупповой психоанализ в формате еженедельной клиентской психоаналитической группы.

Стоимость консультации и адрес приема указаны в разделе: Контакты
При необходимости возможна психотерапия по Скайп.

Депрессия – это королева отрицательных эмоций. С одной стороны, это очень неприятное эмоциональное состояние, которое характеризуется подавленным настроением, апатией, снижением активности, нарушением сна, притуплением эмоций. С другой стороны, депрессия отвлекает нас от внешнего мира и заставляет нас вернуться к самим себе, задуматься о том, чего мы хотим на самом деле от жизни и что мы делаем не так. В этом и есть основная позитивная функция депрессии – остановить человека который пытается убежать от себя и бежит по замкнутому кругу. В своей жизни мы часто не знаем, чего же мы хотим по-настоящему. Часто мы выполняем некую программу, предписанную нам нашими родителями или обществом. Например, стать юристом, выйти замуж к 25, родить 2 детей не позже 30, зарабатывать миллион в месяц,отдыхать только за границей…

Но это ли нам нужно для счастья? Этого ли мы хотим на самом деле?! Как правило, депрессия не начинается внезапно. Обычно ей предшествует период накопления неудовлетворенности от жизни. И это уже повод, чтобы остановиться и подумать, что мы не так делаем. Но что мы делаем вместо этого? Правильно. Еще яростнее и упорнее пытаемся достичь тех миражей, которые предписаны нам извне.

И тут депрессия уже поджидает нас. Она начинается в любом случае: либо когда мы достигаем всего того, к чему мы так рвались и стремились и начинаем понимать, что это совсем не то, чего мы хотели, и достигнутое не приносит нам удовлетворения; либо когда мы не можем этого достичь всилу каких-либо обстоятельств и чувствуем себя неудачниками, не оправдавшими надежд. Депрессия останавливает нас и заставляет задуматься о себе и о смысле своего существования. Иногда это оказывается невыносимо больно, и мы начинаем бороться с ней, пытаемся отвлечься или пьем антидепрессанты. Но разве таблетки могут помочь нам переосмыслить свои цели и ценности, найти ответы на внутренние вопросы, найти свой путь и предназначение? Конечно же, нет! Они лишь на время подавляют депрессивное состояние, переводя его в скрытую или хроническую форму. Поэтому медикаментозное лечение депрессии оказывается не эффективным.

Где же найти выход? Что же будет правильным при депрессии?

Первое – это принять тот факт, что все, что с нами происходит — это вполне закономерно и перестать бороться с депрессией. Просто позволить ей быть! Второе, к чему важно стремится — это осмыслить, что же привело к такому положению дел, проанализировать, когда и как это началась, и что же я делал или делала не так. Если первое — это еще посильная задача, то второе для человека находящегося в депрессии, может показаться чем-то из области фантастики. Наподобие того, как барон Мюнхгаузен сам вытащил себя за волосы из болота. Объективно проанализировать — ЧТО, а главное, ПОЧЕМУ так происходит в жизни, найти истоки всего этого, разобраться, какие желания и стремления действительно твои, а какие навязаны извне, что действительно важно для счастья и благополучия и в каком направлении нужно идти — самому порой оказывается очень трудно, а иногда и попросту невозможно.

Секрет в том, что наша психика устроена, так что наш мозг, а точнее, наше сознание выдает ложные ответы на эти вопросы, которые называются рационализацией. Настоящие ответы лежат гораздо глубже — в бессознательном, и добраться до них можно лишь с помощью консультаций психолога. При помощи психоаналитической психотерапии Вы сможете разобраться в причинах Вашего состояния, понять, где вы свернули со своего пути, что делали не так, и что Вы хотите на самом деле. Когда ответы на эти вопросы найдены, депрессия, как правило, отступает. Хотя бывают отдельные случаи, когда причины депрессии лежат гораздо глубже.

Иногда причина депрессии может лежать в нашем младенчестве. Депрессивная позиция также может сформироваться, если у матери во время первых месяцев после родов была послеродовая депрессия или же младенец не получил удовлетворительного эмоционального контакта с мамой всилу ее тревожности или отстраненности. В подобных случаях депрессия протекает гораздо тяжелее и сопровождается суицидальными мыслями, отчаяньем, чувством одиночества, брошенности и безысходности.

Здесь лечение депрессии длиться несколько дольше и может занять не один год. Если депрессия вызвана жизненным кризисом, потерей смысла жизни и неудовлетворенностью, то при своевременном обращении к психологу облегчение состояния и возвращение к нормальной жизни происходит гораздо быстрее. Самое главное — не пытаться подавить депрессию, а сразу обратиться за психологической помощью, чтобы разобраться в ее причинах и найти пути выхода из этого состояния.

Стоимость консультации и адрес приема указаны в разделе: Контакты
При необходимости возможна психотерапия по Скайп.

Работа психолога с депрессивным клиентом

Взгляд практикующего психолога на терапию депрессивных состояний.

Прежде всего следует оговориться, что под депрессией мы понимаем не обывательский синоним дурному настроению, а заболевание, характеризующееся нарушением обмена нейромедиаторов.

В человеческом мозгу имеется порядка двух десятков нейромедиаторов, из которых примерно пятерка основных, включающая серотонин и дофамин. Каждый из нейромедиаторов имеет пять стадий обмена: синтез, выделение, транспорт, поглощение, обратный захват. Если нарушена любая из стадий обмена серотонина или дофамина, то может наступить депрессивное состояние.

Причины такого явления нам сейчас не интересны, они достаточно разобраны в студенческих учебниках.

Для того, чтобы исправить положение, требуется исправить обмен, что делается химически при помощи целой коллекции разнообразных таблеток. Неспециалисту (а занимается лечением депрессии психиатр) невозможно подобрать антидепрессант, так как только психиатр имеет образование и опыт, чтобы понять, какая именно стадия обмена нарушена, и какова должна быть точка приложения сил. И то не с первого раза, бывает, удается подобрать адекватное лечение.

Важно, что это обменное нарушение, и лечение возможно только медикаментозное. Напишу даже крупно:

ЛЕЧЕНИЕ ДЕПРЕССИИ ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО МЕДИКАМЕНТОЗНОЕ

Первым специалистом, к которому обращаются с этим заболеванием, оказывается все же психолог, так как у обывателя сохранилось совковое представление о психиатрах как об окруженных злыми санитарами бездушных карателях, которые только и норовят поставить на учет, запихнуть в сумасшедший дом и колоть всякую гадость.

Просто для справки: в стационар и без нас большая очередь, психиатрический учет — довольно занудная вещь, в которой нуждаются в первую очередь многочисленные старушки с деменцией, и лишний человек психиатру на учете не нужен. Психиатрическое лечение у нас в стране добровольное, если исключить случаи социальной опасности. Что бывает иногда жаль.

И ко мне, как к психологу, достаточно часто обращаются люди с депрессивными состояниями разной степени тяжести и разного генеза. Курса патопсихологии психологу может быть достаточно только для того, чтобы заподозрить диагноз, но психолог не вправе его ставить, и не вправе пытаться назначать медикаментозное лечение. Поэтому, если я могу предположить какие-то непсихологические сложности, я предпочитаю их исключить или подтвердить — направляю к эндокринологу, невропатологу или психиатру, смотря по симптомам. Действовать допустимо именно только так, и ни в коем случае нельзя пытаться лечить депрессию без участия психиатра. Это чревато фатальными последствиями.

Смотрите так же:  Бурение депрессия это

Поскольку речь у нас идет только о депрессии, то позволю себе описать признаки, которые позволяют психологу предположить этот диагноз.

Депрессивное состояние любого генеза в первую очередь проявляются как снижение энергетики (в психологическом понимании) и эмоционального фона. Это главные симптомы, из которых вытекает все остальное.

Снижение уровня притязаний. Это защитная реакция. Организм понимает, что сил нет, и, следовательно, надо уменьшить амбиции и скорректировать цели.

Нарушение критики. Все кажется безысходным, а состояние — адекватным этой безысходности. Не могу определенно сказать, по какому механизму это происходит, но практически любое психическое заболевание сопровождается именно нарушением критики. Могу только предположить обратную связь: раз все видится плохим и печальным, то мозг подыскивает подходящие причины и формирует поправки к картине мира. Хотя, если честно, это объяснение не кажется убедительным.

Ограничение активности. Это тоже защитная реакция: мир полон опасностей, и при недостатке сил имеет смысл не подвергать им себя лишний раз, обходиться по возможности тем, что имеется под рукой. Отлично сочетается со снижением уровня притязаний, до такой степени, что обычный поход в магазин за хлебом превращается в подвиг, к которому надо долго готовиться.

Снижение социальной активности. Контакты требуют сил, а их нет. Нет и эмоционального мотива для общения. Кроме того, от людей тоже может исходить опасность, так что лучше запереться дома и не подходить к телефону, чтобы не демонстрировать свою слабость. Кстати, поэтому тоже часто депрессивные больные не делятся своими жалобами.

Снижение заботы о здоровье. Следствие снижения уровня притязаний и упадка сил. Заболевания, даже преходящие, типа простуды, изматывают настолько, что нет возможности о себе позаботиться.

Погружение в однообразную бессмысленную деятельность: ретроспективы сериалов, монотонные компьютерные игрушки, беспорядочное чтение занудной беллетристики. Это потому, что нормальная деятельность должна иметь результат, в котором больной не может быть уверен, поэтому предпочтение отдается бесцельным процессам, не ведущим ни к какой оценке деятельности. Необходимость заняться каким-то делом, имеющим начало, конец и ожидаемый результат, вызывает неприязнь, страх, прокрастинацию. Кроме того, больной орган (в данному случае — мозг) стремится работать в щадящем режиме.

Сложности с целеполаганием. Да и какие могут быть цели, если человек не в состоянии на себя и свои силы рассчитывать? Депрессивные больные о будущем говорят вяло, неохотно, без интереса, а то и со страхом. Не видят никаких перспектив, что в сочетании с нарушением критики выглядит особенно характерно.

Суицидальные мысли. Естественный вывод из всего перечисленного. К счастью, в большинстве случаев мыслями все и ограничивается, так как, я уже говорил, сил не хватает ни на последовательные действия, ни даже на постановку цели. Я сказал «в большинстве случаев», но это не эквивалентно «всегда».

Диагностическим признаком является эпизод депрессии в прошлом. После первого эпизода вероятность второго — примерно 50%, третьего — 75%.

Если гипотеза о депрессивном состоянии подтвердилась, то это не повод спихнуть клиента в пациенты психотерапевта и с чувством выполненного долга о нем забыть.

Даже если человек пойдет к психиатру в тот же день, как вы ему это порекомендовали (что вряд ли), то даже идеально назначенный антидепрессант начинает работать только через неделю-другую, а если приходится заниматься подбором, то этот процесс может затянуться на месяцы. И все это время человек нуждается как минимум в доброжелательной поддержке, а с точки зрения психолога — и не только в ней.

Лечение депрессии довольно продолжительно, занимает примерно от двух месяцев до полугода, и все это время человек не чувствует себя в своем нормальном состоянии. Ему необходимо адаптироваться к новому внутреннему миру, к изменившимся реакциям, и даже в период реабилитации, когда антидепрессант уже отменен (в некоторых случаях, правда, приходится оставлять поддерживающие, профилактические дозы), человек возвращается в обычное состояние далеко не сразу. Круглым счетом положим на все эти процессы год, и будет хорошо, если можно будет с их начала и до выздоровления обеспечить клиенту пусть и нечастое, но систематическое наблюдение.

Первый период терапии начинается с момента постановки диагноза депрессии (я не буду здесь рассматривать случаи, когда гипотеза психолога не подтвердилась) и до начала стабилизации состояния при помощи лекарств.

Это особенно важное время, когда клиент в наибольшей степени нуждается в психологе. Я бы сказал, что на этой стадии показаны 1-2 встречи в неделю. Памятуя, как сложно депрессивному больному выходить из дома, можно ограничиться компьютерной видеосвязью или даже телефоном.

Задачи на этот период стоят следующие:

Объяснить клиенту, что с ним происходит. Понимание ситуации дает очень много. Следует донести до человека, что он болен, что мир не стал хуже за последнее время, а изменилось восприятие. Интеллект у депрессивных больных сохранен, поэтому аргументация может строиться на логике и сравнении обстоятельств клиента и других людей, а также сравнении нынешних обстоятельств и прошлых. Тем не менее, как уже сказано, критика нарушена, и даже если клиент «умом понимает», что аргументы правильны, он зачастую не может эмоционально принять объективную приемлемость своей ситуации. Поэтому необходимо подкреплять аргументы ненавязчиво вплетенной суггестией.

Объяснить клиенту, как болезнь проявляется, чтобы он понимал хотя бы «умом», какие его реакции нормальны и естественны, а какие — естественны, но не нормальны (перечислены выше), и относятся к симптомам, которые мы намерены устранять вместе с болезнью.

Надо понимать, что советы гулять, веселиться, вообще активничать, пользы не принесут — у человека нет сил. Напротив, имеет смысл признать, что на этот период правильно ограничить всю деятельность, кроме необходимой. И, кстати, вместе с клиентом разобрать, что именно отнести к необходимой деятельности, включая, между прочим, личную гигиену и, в первую очередь все же само лечение.

Из физической активности максимум, что доступно — неторопливые прогулки.

Хорошо бы сменить «щадящие» занятия типа просмотра сериалов на что-то чуть более активное — бряцание на гитаре, неспешное рисование абстракций и мандал, вышивание, раскрашивание, вязание — что-то достаточно неутомительное, монотонное, что можно в любой момент прервать и продолжить, но все же требующее минимальной активности.

Нельзя рекомендовать алкоголь. Он — универсальный депрессант, подавляющий чувствительность и загрубляющий пороги восприятия. Его прием может вызвать временное ощущение облегчения, но стратегически и без того недостаточная энергия упадет еще больше.

Нет, если совсем честно, в некоторых случаях маленькие дозы хорошего спиртного некоторым людям могут помочь, но для этого требуется сочетание нескольких условий, на которых не хочется застревать.

Особенно надо обратить внимание на то, что именно к этому периоду относится подбор антидепрессанта. Признаки неправильно выбранной точки приложения сил — усиление вялости или наоборот, появление нервозности, эмоциональной нестабильности, ярко выраженные побочные эффекты. Состояние клиента надо тщательно разбирать и советовать, о чем именно надо не забыть доложить психиатру.

Второй период, когда антидепрессант уже подобран и начал действовать, менее напряжен для психолога, встречи можно делать реже, раз в неделю или две.

Задачи, соответственно, несколько другие.

Надо понимать, что лекарства не дают немедленного возвращения к норме, антидепрессант поднимает эмоциональный фон, но не обеспечивает привычную эмоциональную картину. Личность человека как бы несколько меняется, и это неожиданный и неприятный опыт, требующий анализа, необходимого для эффективного планирования, и адаптации.

Одновременно можно начать понемногу соображать вместе, какую деятельность клиент может себе на этом этапе позволить, и на какую динамику рассчитывать. К сожалению, лишь немногие люди могут по болезни выпасть из обычной активности на единицы месяцев, но как правило приходится заниматься посильным трудом. Вот и надлежит понять, какой труд посилен, и помочь клиенту составить исполнимые планы.

Также правильно помочь «ужиться» с новым состоянием, пусть оно и временно, чтобы не чувствовать дискомфорта от того, что человек все же не такой, к какому «себе» он привык.

Третий период — реабилитация после отмены медикаментов.

Человек может казаться себе нормальным, обычным, прежде всего в сравнении с депрессивным эпизодом, но по факту обеднение эмоциональной жизни в течение нескольких месяцев приводит к некоторой эмоциональной холодности, и эмоциональная реактивность (простите за тавтологию) восстанавливается в течение нескольких месяцев.

На этот период достаточно одной-двух встреч в месяц, для помощи в построении планов и поддержки активности.

За период болезни человек достаточно много теряет: от работы и деловых возможностей до круга общения и репутации. В период реабилитации приходится это все восстанавливать.

Интересно, что в силу указанных потерь человек оказывается, в определенном смысле, на пепелище, и в этот период можно скорректировать его жизненные планы, а то и сменить поле деятельности. Это важная работа, и для нее имеет смысл выделить отдельное время. Можно сказать, в этот момент у вас, как у психолога, появляется новый клиент с другой историей.

Просто в порядке перестраховки: клиент с депрессией очень раним, даже незаметно для него самого. Он легко принимает любые свидетельства в пользу искаженного восприятия, и неохотно — против него. Поэтому психологу надлежит быть особенно деликатным, выказывать сочувствие без унижающей жалости, оптимизм без напускной бодрости, не позволять себе кривить душой в отношении оценки состояния клиента и прогнозов, не прорицать, а ссылаться на литературу и опыт, демонстрировать живой, человеческий, но не преувеличенный интерес к положению клиента, радоваться вместе с ним его успехам.

Болезнь надо рассматривать именно как болезнь, а не как дефект личности клиента. В конце концов, мозг — такой же орган, как и печень, скажем. И, как и печень, может заболеть. Болезнь выражается в нарушении функций, и да, мы это наблюдаем. Болезнь — это еще и когда больно. Да, мы наблюдаем и боль (душевную). Да, с этим можно справиться, и этим мы займемся.

Не стоит скрывать от клиента, что у него нарушена критика, следует объяснить, что таковы обычные симптомы, что это естественно, хотя и не нормально, и ему надо хотя бы отдавать себе отчет, что это симптом.

При хорошем взаимодействии психиатра, психолога и клиента результат обычно бывает хороший.

Другие статьи

  • Развитие креативности детей старшего дошкольного возраста Развитие творческих способностей детей старшего дошкольного возраста (На примере обогащения и активизации словаря) Филатова Елена Юрьевна Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время Уведомить о поступлении Диссертация - […]
  • Заболевание моллюск у детей лечение Лечение контагиозного моллюска Контагиозный моллюск – это кожное инфекционное заболевание, возбудителем которого является вирус «контагиозного моллюска». Проявления этого вирусного заболевания характеризуются высыпаниями на коже в одиночных или множественных узелков […]
  • Супрастин уколы инструкция по применению детям Супрастин для инъекций - официальная* инструкция по применению Регистрационный номер: Торговое название: Международное непатентованное название: Лекарственная форма: Описание: прозрачный бесцветный водный раствор со слабым характерным запахом Фармакотерапевтическая […]
  • Индивидуальная карта развития музыкальных способностей дошкольников Индивидуальные карты развития музыкальных способностей ребенка для проведения педагогического обследования детей в ДОУ Елена Ошман Индивидуальные карты развития музыкальных способностей ребенка для проведения педагогического обследования детей в ДОУ Индивидуальная […]
  • Центры развития ребенка в перми Добро пожаловать! Если у Вас есть замечательный малыш и Вы в поиске детского сада, тогда обратите внимание на наш Центр развития ребенка - Детский сад №108. Наша задача сделать ребёнка счастливым! И мы с этой задачей отлично справляемся! Ведь счастья много не бывает! […]
  • Тавегил таблетки инструкция по применению детям 2 лет Тавегил таблетки - официальная* инструкция по применению ИНСТРУКЦИЯ по медицинскому применению препарата Регистрационный номер: Торговое название: Тавегил® МНН или группировочное название: клемастин Химическое название: […]