Шизофрения и либидо

Общение страдающих душевными расстройствами, их врачей, близких, и всех заинтересованных. Взаимопомощь и творчество.

Правила раздела «Отвечают консультанты».

Уважаемые друзья!
В данном разделе на вопросы отвечают врачи-психиатры и психологи. На вопросы они отвечают по мере наличия свободного времени и возможностей.
Прежде чем задать вопрос, изучите ответы, которые были даны до вашего вопроса. Возможно, Вы получите ответ, до того как напишете свой вопрос здесь.
Врач или психолог отвечает на вопросы по своему выбору и НЕ отвечает / может не отвечать на вопросы:
— которые уже ранее задавались и ответ уже был дан (см. архив ответов),
— которые касаются постановки диагнозов и назначения лечения (диагнозы в интернете не ставятся и лечение не назначается — пожалуйста, конкретные вопросы лечения обсуждайте со своим лечащим врачом),
— нарушают врачебную этику.
Комментарии других пользователей будут удаляться модераторами без объяснения причин и без предупреждения. Администрация форума также оставляет за собой право удалять любые сообщения ТС, если сочтет, что они резко противоречат теме вопроса и духу ответа (как пример — т.н. «народная медицина» или любые другие парамедицинские и паранаучные методы).
Врачи-консультанты не обязаны, не намерены и не будут вступать с Вами в дискуссии относительно даваемых ими советов или отсутствия таковых.
Запрещаются переходы на личности, обсуждения личности, грубости в адрес консультантов. Подобные сообщения также будут удаляться без предупреждения.
Если Вас не устраивают данные правила, пожалуйста не пишите здесь и не задавайте свои вопросы. Для этого есть другие разделы форума, в которых можно получить комментарии форумчан.

С уважением —
администрация Форума «Шизофрения и Я»

Шизофрения и либидо

Сексуальные нарушения у больных шизофренией и расстройствами шизофренического спектра, выявляемые в процессе нейролептической терапии

Сексуальные нарушения у больных шизофренией встречаются чаще, чем у психически здоровых лиц. Это может быть обусловлено как искажением психосексуального развития под воздействием основных патогенетических факторов болезни, так и дезинтегрирующим влиянием таких проявлений заболевания, как аутизация, утрата энергетического потенциала, снижение аффективности, сенестопатии, ипохондрические идеи и т.п.) При шизофрении наблюдаются различные сексуальные дисфункции — от мнимых сексуальных расстройств, являющихся проявлением позитивных симптомов шизофрении (ипохондрический бред, сенестопатии), до угасания сексуальных желаний, которые могут быть выражением негативной симптоматики, а также половых извращений, развивающихся на фоне психотических расстройств. Не исключено и влияние психофармакотерапии. Однако данные в этом отношении весьма противоречивы. Некоторые авторы отмечают положительное влияние психотропных средств на сексуальное поведение психически больных (за счет редукции тревоги, депрессии, дезорганизации мышления и др.), тогда как другие указывают на отсутствие или отрицательное их влияние. Поэтому данный вопрос требует дальнейшего изучения. Цель исследования состояла в изучении особенностей сексуальных дисфункций, выявляемых в процессе нейролептической терапии у больных шизофренией и расстройствами шизофренического спектра на начальных этапах заболевания. Обследованы 60 пациентов мужского пола, больных шизофренией и расстройствами шизофренического спектра в первые 5 лет заболевания. Описаны особенности их психосексуального развития и полового поведения. Показано, что сексуальные расстройства (преимущественно в виде снижения либидо) возникают у пациентов в период ухудшения психического самочувствия и усугубляются при терапии нейролептиками. При приеме рисперидона и оланзапина появляются расстройства эякуляции, тогда как при лечении кветиапином их нет. Выявлены отличия действия препаратов в разных фармакотерапевтических группах не только в структуре сексуальных расстройств, но и в динамике.

Издание: Журнал неврологии и психиатрии им.С.С.Корсакова
Год издания: 2011
Объем: 4с.
Дополнительная информация: 2011.-N 9(2).-С.57-60. Библ. 22 назв.
Просмотров: 531

Общение страдающих душевными расстройствами, их врачей, близких, и всех заинтересованных. Взаимопомощь и творчество.

14 фев 2016, 21:31

Это только кажеться может быть и бабохотение, а в норме — просто такие приколы со стороны физиологии — член стоит, а сам сонный, только-только пришёл в себя

14 фев 2016, 22:39

Э-э-э. ну, в общем, я не стесняюсь выражать свои эмоции. Мне кажется, они от этого не пачкаются.
Может, я по себе сужу, я рада видеть чужую радость, и мне кажется, что всем нравится видеть мою. а если кого-то зависть гложет, это лично его грязные эмоции, и пачкают его личность, не мою.
Такое мое ИМХО.
Я только сопли на кулак предпочитаю мотать в одиночестве.
Господи, люди стесняются любить и выражать свою любовь.
Не наезд. Глубокая печаль (((

14 фев 2016, 22:45

14 фев 2016, 22:53

15 фев 2016, 00:05

15 фев 2016, 11:17

15 фев 2016, 11:30

Привет

Трепетная душа
Воплотится в танце дня
В весенний цветок

16 фев 2016, 08:54

Все случаи исчезновения либидо можно разделить на 1 и 2.

1. Либидо исчезает вообще, секс становится в принципе неинтересен.

2. Либидо исчезает по отношению к супругу, а к другим людям есть.

В принципе, особой разницы между этими случаями нет. Просто в случае 1 для человека брак важней секса и он отказывается от либидо вообще, а в случае 2 — секс для человека важней, чем брак, или так же важен. Но в том и другом случае есть дефолт. Снижение физического влечения в браке нормально, но полное отсутствие — это обычно дефолт.

Случаи 1 характерны больше для женщин, а случаи 2 — для мужчин. Мужчины хуже переносят полное угнетение либидо, либидо для них не только приятно, но и социально значимо, важно для мужской идентификации. А вот женщина заменяет сексуальность материнством достаточно легко, ей хватает кормления грудью, физического контакта с детьми и т.д. Кстати, если мужчина много контактирует с маленькими детьми, он тоже легче переносит снижение либидо. Но все это в общем, а в частности женщины и мужчины бывают разные. На некоторых отсутствие секса почти не сказывается, на некоторых — очень.

Основные стимуляторы либидо.

Вот что важно понимать. Любой стимулятор либидо может быть и убийцей либидо. Важно знать дозу и контекст, в которых стимулятор будет лекарством, а не ядом. И это — самое важное.

Многие супруги замечают, что после ссор иногда появляется и влечение. Однако часто ссоры дают ровно обратный эффект — близость становится вообще невозможной, растет недоверие, копятся обиды, запоминаются взаимные негативные оценки.

Тем не менее иногда конфликты помогают дать накопленному раздражению выйти наружу, разряжают обстановку и открывают дверцу сексуальной спонтанности. Главное условие — ссориться так, чтобы не задеть самооценку друг другу, а в идеале — даже поднять. То есть недовольство выражать — да, агрессию выплеснуть — да, самооценку задеть другому — ни в коем случае.

Это самый сильный и самый ядовитый стимулятор либидо. К этому нужно либо не прикасаться вообще, либо точно знать дозу, которая освежит и встряхнет отношения, но не разрушит. Неправильно подобранная доза смерти подобна.

Чтобы подобрать дозу, нужно понять, где болевой порог у вас и у партнера. Вполне возможно, что они разные. Ревность не должна затрагивать порог, она должна всего лишь приближаться. Тогда она будет иметь освежающий эффект.

У тревожных, напряженных людей порог обычно очень низко, у скучающих, расслабленных — высоко. Так же важны установки: насколько человек собственник. Для тревожного собственника максимально допустимая доза ревности — просто увидеть, что на его супругу кто-то с интересом посмотрел или даже просто оказаться с ней в публичном месте, где много знакомых. Для скучающего человека свободных взглядов — доза совсем другая.

Дистанция тоже может как стимулировать либидо, так и убивать его. Стимулирует либидо дистанция, при которой люди начинают друг по другу скучать, фантазировать, вспоминать хорошие моменты. Угнетает либидо дистанция, при которой люди ощущают свою ненужность второму и ненужность второго себе.

Хорошая дистанция — это когда сохраняется связь. Разбежаться в разные стороны, чтобы «отдохнуть» друг от друга — может быть началом конца. А вот провести выходной отдельно, чтобы писать друг другу отчеты, может подействовать и стимулирующе. Подробность отчетов зависит от потребности в контроле. Если вы полностью доверяете друг другу и совсем не тревожитесь, не пишите. Если тревога велика, отчет должен быть подробным, иначе дистанция будет иметь обратный эффект.

Это и перемена обстановки и новые интересы и новый имидж. Когда это лекарство и когда яд для либидо?

Лекарство, когда при перемене супруг получает новое вливание внимания и интереса. Яд, когда происходит ровно наоборот, вы отвлекаетесь и значимость супруга становится очень маленькой.

Именно с этим сталкиваются женщины в дефолте, который они принимают за свой минус. Они недовольны мужем, они пристают, ворчат, обижаются за невнимание. Но это не минус, это дефолт, супруг их раздражает и бесит своим отношением, а не влечет. Если такая дама находит себе много увлечений и дел на стороне, супруг может стать ей вообще не нужен. А вот минусу полезно снизить свою аддикцию и увлечься чем-то еще. Полезно это и минусу и его партнеру, которого он достал своей липкой страстью.

В дефолте важно не просто увлечься чем-то, а увлечься чем-то вместе с супругом. Переменить обстановку полезно, но так, чтобы супруг тоже это оценил, чтобы ему от перемены было весело и комфортно.

В противном случае изменения могут не уменьшать дефолт, а увеличивать. Так еще люди худо-бедно держались вместе, искали точки соприкосновения, а теперь увлеклись чем-то каждый сам по себе, нашли друзей по отдельности, и совсем не осталось ничего общего.

Шизофрения и либидо

Текст, который опубликует в том же самом 1911 г. C. G. Jung, ставит его рядом с мистическими аналитиками, о которых говорил Federn. Вышедший сначала под заглавием «Метаморфозы и символы либидо», он будет глубоко переработан через сорок лет и превратится в «Метаморфозы души и их символы» /110/, причем это изменение заглавия полностью отражает изменение содержания.

Часть, нас интересующая, — это та, которая посвящена метаморфозе фрейдовского понятия либидо, которым оперирует Jung. В самом деле, для него этот термин, «введенный Freud, конечно не лишен сексуальных представлений, но в то же время, абсолютно необходимо отбросить любое исключительно и односторонне сексуальное определение этого понятия» /110, с. 233/. Оно должно восприниматься в том смысле, который дал ему классический язык, то есть «влечение и, согласно стоикам, отличающим его от желания, алчность без тормозов» /110, с. 234/. Но для C Jung Оно соответствует, прежде всего, энергетической концепции психической жизни: «Можно сказать, что в сфере психологической жизни понятие либидо имеет то же значение, что и понятие энергии в сфере физики со времени Robert Mayer» /110, с. 237/. C Jung задается вопросом, не может ли быть утрата реальности, на которую он обращал внимание в своей «Психологии «деменции прекокс»», сведена только лишь к ослаблению «либидинозного состояния», или наоборот, она смешивается с тем, что называют объективный интерес вообще. Нельзя полностью согласиться, что нормальная «функция реальности» (Janet) поддерживается только отношениями с либидо, то есть эротическим интересом.

Смотрите так же:  Мышечный спазм нервный стресс

«По правде говоря, в очень многих случаях реальность вообще исчезает… Поэтому приходится говорить, что существует не только эротический интерес, но наверное интерес вообще, то есть любая связь с реальностью…, которая исчезла», и он прибавляет такой удивительный аргумент: «Если либидо в самом деле только сексуальность, то что можно сказать о кастратах? У них определенно больше нет «либидинозного» интереса к реальности и совсем не обязательно, чтобы они реагировали по-шизофренически» /110/. Если такова идея человеческой сексуальности, которая создается C. Jung, то понятно, что он предпочел бы говорить о психической энергии: «Сдержанная позиция, которую я занял в предисловии к «Психологии «деменции прекокс»» по отношению к сексуальной теории…, была продиктована тем, что концепция либидо не позволяла мне односторонне объяснить сексуальной теорией функциональные расстройства, касающиеся и области других устремлений, кроме сексуальных».

«Вместо сексуальной теории «Трех очерков« 14 мне казалась более подходящей энергетическая концепция. Она мне позволяет определить выражение «психическая энергия» и термин «либидо»» /110, с. 242/.

Для C Jung представляется искусственным отличать друг от друга различные инстинкты, такие как самосохранения или сохранения рода, и он видит только один постоянный жизненный инстинкт, который в его понимании совпадает с понятием воли Шопенгауэра.

То, что выделяет шизофрению, так это возрождение древней психологии: «Отсюда многочисленные сходства с произведениями мифологии и то, что мы часто принимаем за индивидуальное оригинальное творчество, зачастую не что иное, как построения, сравнимые с дошедшими из самой отдаленной античности» /ПО, с. 254/. Эту склонность к формированию античных представлений или эти универсальные структуры психического C Jung назвал позднее коллективным бессознательным: «… Вследствие исчезновения функции реального при шизофрении появляется не интенсификация сексуальности, а воображаемый мир, обнаруживающий очевидные черты архаичности» /110, с. 248/. Этот воображаемый мир населен первоначальными образами имаго — термин, выбранный C Jung сознательно, как воскрешающий в памяти психологию суеверий средних веков. Термин перейдет в психоаналитический лексикон, однако в дальнейшем C Jung заменит его на понятие архетипа. Имаго, так же как комплекс — это бессознательное представление, но он есть действие системы межличностной ситуации на субъекта, имаго же независимо от ситуации — это предсуществовавшая, некоторым образом филогенетическая система. Шизофрения есть форма психической жизни, характеризующаяся преобладанием этих архетипов.

Невозможность, согласно C Jung , объяснить сексуальной теорией либидо, аутизм или аутоэротизм, которые, как мы видели, его учитель E. Bleuler рассматривал как фундаментальное расстройство отношений с внешним миром при шизофренических психозах, привела к тому, что он изменил их психоаналитическую интерпретацию, потому что последняя более не основывается на анализе либидо, а строится на анализе неизменных структур человеческой души.

Неудивительно, что C Jung в этом труде упоминает Шпильрейн в связи с шизофренией только в отношении того, что касается ее диссертации 1911 г., тему которой он сам посоветовал, и не намекает, даже после пересмотра, осуществленного им позже, на ее очерк «Разрушение как причина становления», появившийся на следующий год.

Если для него было невозможно признать исключительно сексуальную природу либидо, то несомненно он еще менее мог бы принять идею саморазрушения в половом влечении. Зато он многократно ссылается на исследование Freud о мемуарах судьи Шребера.

Внутри шизофрении. Часть 1.

Как и большинство других терминов, слово «шизофрения» составлено из двух греческих корней: «схизис» — расщепление, «френос» — душа, дух. Это основная болезнь психиатрии и одновременно ее главная загадка. Огромное количество теорий было предложено для объяснения ее причин и динамики, и еще огромное их количество будет предложено в будущем, однако до сих пор нет никакого прочного теоретического основания, которое в достаточной мере подтвердилось бы практикой. Шизофрения успела побывать инфекционным заболеванием, видом слабоумия, нарушением развития либидо, даже вообще единственным заболеванием в психиатрии, а в последнее время умудрилась даже исчезнуть (прямо как ВИЧ-инфекция). Написанное уже немного похоже на бред, а ведь я даже не начал повествование.

Заболевание, которое можно счесть за шизофрению, было известно с древних времен, возможно, даже доисторических. Отчетливые упоминания есть в Библии (помните, как царь Навухудоносор кушал траву с луга?), ими сквозит Античность и так далее. Однако утверждать на 100% ничего невозможно: существуют психозы и помимо шизофрении, а также есть, например, паразиты, поражающие нервную систему и способные вызвать галлюцинации. К тому же, не надо забывать о сифилисе, который с человеком живет уж точно не меньше, чем шизофрения.

В историю шизофрении я не собираюсь сильно вдаваться, поскольку об этом много сказано. Все написанное выше я упоминаю только с одной целью: чтобы показать, насколько сложный и ускользающий смысл вкладывается в этот термин.

Люди издавна знали, что есть некое «безумие» и «помешательство». Только ближе к 18 веку психические заболевания начинают потихоньку различать, а в 19 веке благодаря Крепелину появляется классификация психических заболеваний, в частности, такое понятие, как «раннее слабоумие» (dementia praecox) – именно такой Крепелин увидел шизофрению.

Здесь нужно сделать небольшую оговорку: нам с вами, с раннего детства давящимися плодами науки, которые созревали в течение столетий, люди прошлого могут казаться очень недалекими. Ну как тут было не отличить, скажем, расстройства настроения и психозы? Ну вот больного глючит, как скотину, а вот он просто грустный сидит. Очевидно же, что это разные заболевания! На самом деле, нет. Главная боль всей медицины состоит в том, что одна болезнь в большинстве случаев не мешает развиваться другой. И расстройства настроения (аффективные расстройства) не только не мешают психозам, а зачастую сочетаются.

Как выглядела шизофрения в годы, когда ее называли «ранним слабоумием»? Крепелин заметил, что у ряда больных проявляется довольно специфического помешательство с бредом и галлюцинациями. Это продолжается несколько лет, а затем постепенно бред с галлюцинациями угасает, оставляя пациента в состоянии специфического слабоумия. То есть не такого, как у слабоумных от рождения. Не такого, как у стариков в маразме. Какого-то своеобразного и мозаичного – интеллект поражен не полностью (далее мы узнаем, что интеллект вообще не сильно затрагивается), а в глаза бросается полное отсутствие мотивации у пациента. Больной может дни напролет лежать в постели, глядя в потолок, не приступать к еде, не следить за естественными отправлениями. Умирали такие больные, в основном, конечно, от пневмоний, пролежней и т.п. В общем, довольно типично для слабоумного старика, если бы только эта болезнь не начиналась обычно в юношеском возрасте.

(Вот и сам Крепелин):

Надо сказать, что в те годы содержимое черепа было настоящим черным ящиком для науки. Оно и сейчас в значительной мере остается черным ящиком, но тогда мы даже представить не могли, КАКАЯ херня там творится. Все эти нервные связи, нейромедиаторы, нейронные сети, колонки, контуры… Едва ли хоть кто-то догадывался, что все может быть устроено так странно. Сама идея о том, что электрическая активность мозга большей частью опосредуется химическими веществами – дикость какая-то. Поэтому все, что оставалось психиатрам тех лет – наблюдать и накапливать знания, надеясь на психиатров будущего.

Для того, чтобы хоть немного приоткрыть завесу тайны над заболеванием, нужны были очень крупные открытия в нейробиологии и нейрофизиологии, которые в те времена были невозможны просто технологически. Первый толчкок, который помог предположить истинные причины шизофрении, был со стороны фармакологии. Это открытие аминазина. Цитата с одного ресурса:

В 1950 году французский нейрохирург Генри Лабори предположил, что чрезмерные переживания его пациентов перед операцией вызывают выброс избыточного количества гистамина. Гистамин — небольшая молекула, которая регулирует сотни процессов в организме: от выделения желудочного сока до температуры. Лабори считал, что именно чрезмерный выброс гистамина из-за тревоги пациентов может вызывать осложнения анестезии и даже внезапную смерть.

Лабори методом проб и ошибок пытался подобрать подходящий антигистаминный препарат. Совершенно случайно он обнаружил, что не самое популярное лекарство — хлорпромазин — действительно успокаивает пациентов. Более того, хлорпромазин усиливал действие анестезии.

Предположение довольно типичное для тех времен, хотя и неверное. Тем не менее, ошибочное предположение привело к великому открытию – открытию первого на свете нейролептика. А сочетание нейролептиков с анестетиками используется до сих пор (нейролептанальгезия). Нейролептики (они же антипсихотики) – препараты, (относительно) избирательно действующие на симптомы психоза – бред и галлюцинации. Это открытие, в конечном счете, и помогло составить современные представления о причинах и патогенезе (т.е развитии болезни) шизофрении. Последовавшие исследования позволили открыть различные рецепторы в головном мозге, в том числе рецептора домафина. Именно тогда и оказалось, что основным эффектом нейролептиков является блокада эффектов дофамина, а дальше все заверте…

Вот мы и подошли к тому, чтобы описать сегодняшние представления о патогенезе шизофрении. Только представьте, какую дикую работу пришлось проделать, чтобы подойти к примерному представлению о том, как развивается эта психическая болезнь. Я буду идти в своем рассказе по такому принципу: от самых элементарных представлений на уровне молекул и клеток до нарушений в работе мозга в целом, а затем до нарушений психики.

Итак, зачаток нервной системы закладывается в процессе внутриутробного развития (где-то на 4-й неделе). Рождается ребенок с мозгом, который в основном сформирован – то есть все отделы, большинство связей между ними и внутри них уже готовы к работе. В мозге около 80 миллиардов нейронов. Представьте себе степень сложности и тонкости процесса, с помощью которого абсолютное большинство всех этих клеток развивается в правильных взаимосвязях друг с другом. Тормозные контуры не должны слишком тормозить, возбуждающие не слишком возбуждать, необходимо правильно синтезировать ощущения, выставить правильные параметры для того, чтобы было возможно обучение, настроить работу памяти и ее сопряжение с настоящим опытом, движениями и т.д. Это все работает лишь при условии, что нейроны, использующие дофамин для нервной передачи (дофаминергические), расположены там, где положено, серотонинергические тоже на своих местах, а связи между ними правильно развиты. Все это происходит с помощью различных эмбриональных процессов миграции, делеции, дифференциации клеток под влиянием кучи факторов роста. То есть, говоря простым языком, пулы нервных клеток «расставляются» в мозге подобно шахматным фигурам, готовым к игре. И у каждого пула есть своя «клетка», которая его «зовет» к себе. Современные представления о шизофрении предполагают нарушение именно этого тончайшего процесса. В какой-то момент нарушается правильный ход развития нервной системы, и часть будущих нейронов мигрирует не туда, куда нужно, часть клеток, которые должны были апоптировать (умереть), не умирают. Тем не менее, эти нарушения оказываются совместимыми с дальнейшим развитием и даже приводят к рождению вполне, казалось бы, здорового ребенка. Дальше возможны варианты: 1) Ребенок только кажется здоровым, и вскоре выяснится, что у него явные отклонения в психическом развитии: некоторые навыки развиваются аномально быстро (например, способность читать), другие навыки ужасно отстают (например, способность общаться), либо не развиваются вообще 2) Ребенок вполне нормально развивается, однако в начале пубертатного периода начинаются проблемы (появляются странные интересы, видения, мысли, замкнутость и т.д.) 3) Значительно реже человек успешно становится взрослым, однако лет в 30-40 также появляются нарушения.

Смотрите так же:  Ощущения человека при неврозе

Таким образом, шизофрения может появиться в разном возрасте, что указывает на полиморфность заболевания, то есть большое количество вариантов проявления. Это означает, что болезнь затрагивает не один ген или структуру мозга, а представляет собой куда более сложный процесс, корни которого многократно ветвятся и уходят как в генетику, так и во взаимодействие организма со средой. Считается, что потенциальный шизофреник, говоря простым языком, рождается с каким-то количеством «поломок» в центральной нервной системе. Поломки эти словно микротрещины в рельсах, и у нас пока что нет такого дефектоскопа, который бы их сумел точно определить. Наш организм всегда стремиться приспособиться к окружающей среде, поэтому в большинстве случаев все эти поломки какое-то время компенсируются благодаря огромным возможностям пластичности нервной системы. Но в какой-то момент количество и степень дефектов достигают критической величины, и запускается болезнь. Иногда это происходит под влиянием какого-то триггера (trigger – спусковой крючок): тяжелая инфекционная болезнь, алкоголь, наркотики, сильный стресс и т.д. Иногда это происходит без видимой причины.

Нужно понимать, что микроаномалии в развитии мозга до определенного момента могут не проявляться, поскольку мозг ребенка до пубертата работает несколько иначе, чем мозг взрослого. Например, в действии «оперативной памяти» (смысл тот же, что у компьютера) до полового созревания мало участвует префронтальная кора, функции которой нарушены у больных шизофренией, поэтому ребенок с такой дисфункцией может нормально развиваться до пубертата, а потом, когда префронтальная кора возьмет управление, и начнутся симптомы. Тем не менее, нейрохимические нарушения обычно есть уже в детстве, что может приводить к различным расстройствам поведения: например, пресловутому синдрому гиперактивности с дефицитом внимания (он МОЖЕТ встречаться, но не является предвестником шизофрении).

Возможно, у вас уже возник вопрос: а почему тогда не использовать методы типа позитронно-эмисионной томографии или ф-МРТ и не выявить, какие отделы мозга работают неправильно? Да, заманчивая идея, и это, конечно же, пытались сделать, и даже есть результаты. Однако результаты эти породили больше вопросов, чем ответов. Действительно, удалось найти нарушения в работе мозга при шизофрении на ПЭТ и ф-МРТ, и касаются они преимущественно работы височных и лобных долей мозга, а также лимбической системы и их взаимодействия. Однако они встречаются не только при шизофрении, и не у всех шизофреников идентичны, чтобы можно было вбить в программу шаблон, который бы автоматически определял подобные изменения. Идея не нова, и в свое время изучали шизофрению с помощью рентгена, эхоэнцефалографии/скопии и других методик, однако результат всегда был похожим: да, что-то есть, но данных, однозначно указывающих на шизофрению, нет.

В последнее время в практику введен еще один метод – диффузионно-взвешенная томография, также известная как диффузионная МРТ и анализ свободной воды. Методика позволяет количественно оценивать диффузию молекул воды сквозь биологические мембраны. Короче: она очень сложная и хитрая, а еще дорогая и современная. Конечно же, не потыкать новой крутой палочкой старый трупик ученые не могли, поэтому взялись за исследование шизофрении и с этой стороны. Благодаря этой методике в настоящее время получены данные, свидетельствующие о наличии в мозге шизофреника воспалительного процесса, поражающего белое вещество (т.е нервные пути) вышеописанных отделов и приводящего к разрушению нейронов в будущем. То есть, вероятно, шизофрения также ассоциирована с аутоиммунным процессом (атака иммунитетом собственных тканей). Вот как выглядит результат работы диффузионной МРТ (визуализация проводящих путей — трактография):

Как видно, даже здесь шизофрения дает прикурить. Очень мозаичное и скользкое заболевание, не дающее нам никакой нити, за которую можно было бы уцепиться и распустить весь клубок. Таким же оно предстает перед психиатрами – королева масок.

Как нетрудно догадаться, эти анатомические изменения порождают нейрохимические изменения, и тут, боюсь, придется вкратце напомнить основы нейрохимии мозга.

В нашем мозге постоянно осуществляется напряженная работа, которая проявляется в передаче электрических импульсов между нейронами. Соединение между двумя нейронами осуществляется с помощью специальной структуры – синапса. Примерно так он выглядит:

Импульс приходит на пресинаптическую мембрану одного нейрона, а дальше… из этой мембраны выделяются специальные вещества. Казалось бы, чего проще – гнать импульсы по проводам, как в любом электроприборе. Но нет, природа подарила нам куда более сложный механизм, и передача электричества опосредуется с помощью химического вещества. Так вот, это вещество выделяется в синаптическую щель, – пространство между двумя нейронами, — а затем попадает на рецепторы, расположенные в постсинаптической мембране (то есть на «принимающей стороне») и, в зависимости от типа нейрона и многих других параметров, вызывает или не вызывает генерацию импульса и, соответственно, его дальнейшую передачу. Это вещество называется нейромедиатор, или нейротрансмиттер. Зачем так сложно? Это позволяет осуществлять тончайшую модуляцию (настройку) активности нервной ткани. Благодаря такой системе нейрон способен «принимать решение» относительно своего возбуждения/торможения и передавать это решение другим нейронам, работа которых от него зависит. Те нейроны регулируют активность следующих и т.д. Так образуется нейронный контур, то есть структура из нервной ткани, выполняющая определенную функцию. По принципу работы такая структура напоминает микросхему: есть вход/выход и есть определенное преобразование сигнала, осуществляемое внутри схемы (например, передача пачки электрических импульсов в ответ на стимуляцию единичным – амплификация; торможение какой-то структуры при возбуждении данной структуры и т.д.). Только не стоит забывать, что передача сигнала опосредована химически, и нейромедиаторов существует целый ворох (дофамин, серотонин, ГАМК, норадреналин, энкефалины, эндорфины, анандамиды, глутамат, аспартат, вещество Р, глицин, ацетилхолин и многие другие). А также существует несколько механизмов регуляции чувствительности рецепторов пре- и постсинаптических мембран (например, с одним из них связан эффект марихуаны). Плюс к тому, выделяемые нейромедиаторы одновременно способны динамически изменять экспрессию (проявление) генов в нейронах. То есть работа нейрона – это не реле на пути электрического тока, как мы привыкли считать из школьной биологии, а огромная химическая лаборатория, корпуса которой могут в реальном времени сноситься и строиться, а также входить в разное время в разные институты (обычно в несколько тысяч сразу). Это краткое и очень схематичное лирическое отступление в сторону нейрохимии, чтобы понимать масштаб дальнейших действий.

На сегодняшний день наиболее крепкую позицию в смысле патогенеза шизофрении по-прежнему занимается так называемая дофаминовая теория. Она гласит, что развитие шизофрении связано с избыточным синтезом (либо повышенной чувствительностью рецепторов) дофамина в определенных структурах височной и лобной долей, особенно в медиальной височной и префронтальной коре. Это приводит к довольно специфическому нарушению познавательных процессов, то есть к симптомам, которые и складываются в диагноз «шизофрения». Именно о них мы и поговорим в следующей части поста.

Шизофрения и либидо

8.4.2.3.1. Сексуальные расстройства при шизофрении

Шизофрения относится к числу психических заболеваний, при которых пациенты часто обращаются к врачу с жалобами на сексуальное расстройство. Распространенность шизофрении в популяции, по разным данным, составляет около 1%, а среди ее этиологических факторов большую роль играет наследственность. В последние годы выявлены многообразные биохимические сдвиги, в том числе нарушение обмена биогенных аминов, эндогенных опиатов, аутоиммунных процессов, коррелирующих с остротой течения заболевания. В клинических проявлениях шизофрении центральное место занимают специфическая диссоциация, расщепление психики с приобретением новых, несвойственных здоровой психике качеств и одновременной утратой прежних психических свойств личности. Таким образом, различают приобретенные позитивные, или продуктивные, расстройства (страх, тревога, депрессия, бред, галлюцинации и т. д.) и негативные, или дефицитарные, психопатологические проявления (эмоционально-волевое снижение, редукция энергетического потенциала, утрата социальных контактов и т. д.).

В соответствии с Международной классификацией болезней (МКБ-9) выделяют простой тип (форма) шизофрении, при котором в ее клинической картине доминируют быстрое снижение активности, апатия, безразличие, появление странностей в поведении, замкнутости, чудаковатости, социальной дезадаптации (бродяжничество, антиобщественные поступки). Гебефренический тип (форма), обычно дебютирующий в юношеском возрасте, проявляется быстрым распадом психики с характерной дурашливостью, гримасничаньем, манерностью, бессмысленными импульсивными поступками, нелепыми выходками. Кататонический тип характеризуется преобладанием двигательных расстройств полярного характера — от хаотичного двигательного возбуждения до полной обездвиженности (ступора) с застыванием в неестественных позах (каталепсия). Указанные психомоторные проявления могут сопровождаться сновидным, онейроидным изменением сознания или развиваться без галлюцинаторных расстройств (люцидная кататония). Параноидный тип, наиболее часто встречающийся в клинике психических заболеваний, характеризуется доминированием бредовых идей, которые могут сочетаться с галлюцинациями и явлениями психического автоматизма, т. е. отчуждением некоторых психических функций с ощущением их сделанности кем-то извне. Различают идеаторные автоматизмы (непроизвольные наплывы и остановки мыслей, параллельные мысли, чувство открытости мыслей для окружающих), моторные — в виде неподвластных воле больного движений в различных частях тела, а также сенсорные — в виде различных неприятных ощущений с чувством их сделанности, слуховых галлюцинаций. Содержание бредовых идей бывает различным, чаще выявляется бред отношения, преследования, воздействия, реже — бред ревности, изобретательства, сутяжный, ипохондрический и другие виды. В типичных случаях в развитии бреда выделяют: паранойяльный этап, на котором мышление сохраняет логичность, мотивированность заключений; параноидный этап, на котором возникают аффективные колебания, бредовые идеи достигают широкого масштаба, присоединяются галлюцинации и явления психического автоматизма; парафренный этап, на котором изменяется самосознание, появляются идеи величия, бред приобретает фантастический характер, завершающийся распадом бредовой системы. Шизоаффективный тип характеризуется сочетанием выраженных маниакально-депрессивных расстройств с острой шизофренической симптоматикой, свойственной обычно параноидному или кататоничсскому типу.

Смотрите так же:  Как лечится невроз навязчивых мыслей

Особой формой является так называемая вялотекущая шизофрения, при которой психопатологические расстройства не достигают психотического уровня (ограничиваются главным образом неврозо- и психопатоподобными проявлениями), изменения личности формируются медленно. Обычно наблюдается волнообразность течения процесса с периодами его стабилизации без грубых нарушений социальной адаптации. Психопатологические проявления ограничиваются уровнем иеврозоподобных (астенические, аффективные, обсессивные), полиморфных, мозаичных психопатоподобных и негрубых паранойяльных расстройств в форме дисморфофобических или ипохондрических идей, с изобретением особых систем оздоровления организма, в том числе в целях укрепления сексуальных функций. Психопатоподобные расстройства при «вялотекущей» шизофрении нередко включают различные девиации полового влечения.

Течение шизофренического процесса различно. Бывают приступы так называемой фебрильной шизофрении, которые могут приводить к летальному исходу, и однократные в течение жизни приступы, практически не оставляющие после своего окончания заметного дефекта психики. В целом различают три основные формы шизофрении: непрерывно-прогредиентную, периодическую (приступообразная) и смешанную (приступообразно-прогредиентная). Каждая форма шизофрении по степени прогредиентности делится на ряд вариантов.

Свойственные шизофрении психопатологические явления настолько часто способствуют развитию у больных расстройств сексуальной сферы, что многие психиатры используют сексологические жалобы в качестве одного из критериев дифференциальной диагностики шизофрении. На приеме у сексопатолога может оказаться больной с любым типом и формой шизофрении, но в случае манифестации кататонических, параноидных или аффективных расстройств психическое состояние больных не оставляет сомнения в наличии психического заболевания, делающего бессмысленным дальнейшее изучение сексуальной сферы пациента. Вне обострения психического заболевания возможность сексологической помощи определяется выраженностью шизофренического дефекта. При глубоких изменениях личности больные утрачивают микросоциальные контакты и, как правило, избегают интимных связей. Значительные трудности связаны с диагностикой шизофренического процесса в дебюте заболевания до манифестации психоза, в межприступный период при сохранности личности больных, а также при «вялотекущей» шизофрении. Даже если больные уже попали в поле зрения психиатра, сведения об этом на сексологическом приеме они сообщают крайне неохотно и негативно относятся к приглашению врачом родных, от которых можно получить подобную информацию. При отсутствии возможности объективизировать представляемые больным анамнестические сведения диагностика шизофрении не исключена в процессе динамического наблюдения и лечения. Иногда сведения о перенесенных психических расстройствах или имеющихся психопатологических переживаниях пациенты сообщают врачу после установления с ним контакта, возникновения доверительного отношения.

Можно выделить несколько групп больных шизофренией обоего пола, попадающих под наблюдение врача-сексопатолога при их непосредственном обращении или обращении их родственников: 1) с нарушениями сексуальных функций (изменение интенсивности либидо, ослабление эрекций, изменение продолжительности полового акта, снижение яркости оргазма); 2) с необычными субъективными ощущениями, убежденные в наличии грубых расстройств сексуальной сферы, иногда в сочетании с идеями воздействия извне на половые органы; 3) не имеющие возможности начать половую жизнь в браке (виргогамия); 4) с повышенным половым влечением, реже в сочетании с расторможенностью сексуального поведения как в зрелом, так и в детском и подростковом возрасте; 5) с бредовыми идеями ревности; 6) с различными девиациями полового влечения вплоть до бреда сексуальной метаморфозы, т. е. превращения в лицо противоположного пола.

Больные первых трех групп подлежат лечению у сексопатолога, если их состояние не является фасадом более грубых психопатологических расстройств: депрессии, бреда и т. д., истинная глубина которых нередко становится ясной уже в процессе лечения. Больные трех последних групп практически не нуждаются в помощи сексопатолога, хотя при стабилизации процесса у них с большой вероятностью могут возникать нарушения сексуальной адаптации в браке, требующие вмешательства.

Диагностика шизофрении основывается на выявлении специфических закономерностей эндогенного процесса в комплексе с клиническими данными, особенно важными при стертом, субпсихотическом ее течении. Ряд таких признаков выявляется уже в детском возрасте в пределах складывающейся шизоидной стигматизации личности и нарушения онтогенеза в широком смысле: снижение активности, явления психофизического инфантилизма, аутистические тенденции с ослаблением родственных привязанностей, необычность интересов, патологическое фантазирование, навязчивые страхи и действия. Начало процесса нередко приходится на пубертатный или препубертатный период развития. Часто появляются неврозоподобные проявления (головная боль, бессонница, утомляемость, вялость), аффективные колебания, психопатоподобные черты, ипохондрические и дисморфофобические идеи, увлечение философией, идеаторные расстройства (нечеткость, наплывы или обрывы мысли, невозможность сосредоточиться, параллельные мысли). Сплав дизонтогенетических и процессуальных механизмов вызывает существенную деформацию психосексуального развития. Отмечаются снижение ТИ, гинекомастия, задержка оволосения лобка, сочетание раннего пробуждения и задержки формирования либидо, раннее начало и высокая интенсивность мастурбации в сочетании с необычными фантазиями, нередко девиантного содержания. Часто отмечается беспричинное снижение сексуальности в пубертатном периоде, возникновение дисморфофобических и ипохондрических переживаний, сочетающих в себе значительный масштаб патологических интерпретаций с элементами безразличного отношения к ним со стороны больных. Сексуальные контакты пациентов нередко носят характер маломотивированных связей, в сексуальном дебюте могут обнаруживаться как различные отклонения, так и мнимые сексуальные расстройства, а при вступлении в брак начало половой жизни нередко связано с непреодолимыми трудностями. Наряду с описанными психопатологическими особенностями могут обнаруживаться признаки, имитирующие синдром парацентральных долек [Пицак А. А., 1986], включая феномен эякуляторной атаксии, а также превышение потребности в реализации интимных связей, колебания качества адекватных эрекций, притупление оргазма, появление гиперпатии и сенестопатий (чувство холода или жара в половых органах, ощущение прохождения через них тока, ползания «мурашек» и т. д.). Дисмофофобические идеи заключаются в регистрации изменения формы, размеров половых органов, изменения их цвета и тургора, консистенции спермы, появления необычных выделений. Нередко больные уверены, что половой член или яички «сморщились», «атрофировались», «усохли», часто отмечают изменения в какой-либо части полового члена при интактности остальных половых органов. Тесно связанные с ними ипохондрические построения содержат объяснения переживаниям и ощущениям: «кровь перестала поступать», «заболел сифилисом», «нарушился рефлекс» и т. д. Ипохондрические интерпретации носят стойкий характер, с трудом поддаются коррекции, склонны рецидивировать.

Таким образом, патогенетические механизмы дезинтеграции сексуальной сферы при наличии шизофренического процесса могут быть представлены в виде: 1) нарушения психосексуального развития под влиянием деформированного воспитания в семьях больных шизофренией, накопления дизонтогенетических признаков; искажения психосексуального развития под влиянием процессуальных факторов; 2) дезинтегрирующего влияния болезни на сексуальную сферу: аффективных колебаний, сенестопатий, ипохондрических идей, аутизации, утраты энергетического потенциала; 3) побочного эффекта нейролептиков; 4) психосексуальных последствий психического заболевания: психосексуальной изоляции вследствие неадекватности поведения, утраты привлекательности для лиц противоположного пола, эмоционального огрубления больных и их субъективной трудности поддержания тесных межличностных контактов.

Лечение данного контингента больных осуществляют с учетом указанных закономерностей. В первую очередь решается задача смягчения психопатологической симптоматики с применением нейролептических препаратов мягкого действия (сонапакс, этаперазин, лепонекс, неулептил), антидепрессаитов (амитриптилин, пиразидол, азафен, цефедрин) в сочетании с ноотропными средствами. Заметное послабление аффективных, обсессивных, сенестопатически-ипохондрических расстройств позволяет начать психотерапию, направленную на разубеждение больных в тяжести их состояния, создание лечебной перспективы, активацию социосексуальных контактов. При виргогамии в браке могут быть использованы приемы секстерапии. При подборе препаратов необходимо свести к минимуму депотенцирующее действие нейролептиков. Основным показателем успешности терапии является повышение адекватности больного. Нередко больные прибегают к собственным, нередко экстравагантным оздоровительным мероприятиям: занятия йогой, изготовление аппликационных «ковриков», «поясов», электростимуляция, точечный массаж, гидротерапия и т. д. Если подобные процедуры осуществляются вне бредовых интерпретаций, сопровождаются улучшением психического состояния больных и не делают больных труднопереносимыми в быту, то не следует их однозначно запрещать. Иногда использование таких методов в качестве своеобразных ритуальных действий помогает активизировать больных и добиться желаемых результатов.

Другие статьи

  • Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста Консультация (младшая группа) по теме: консультация для воспитателей. Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста. Консультация для воспитателей. Предварительный просмотр: Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного […]
  • Как правильно купать в круге месячного ребенка Как купать ребёнка с кругом на шее С какого месяца купать ребёнка с кругом на шее, как правильно это делать, в какое время? Советы доктора Комаровского и видео инструкция. Водные процедуры – особенное удовольствие для маленького ребенка. Кроме обычного гигиеничного […]
  • Ребенок 9 месяцев не спит весь день Грудничок весь день не спит: причины нарушения детского сна Полноценный сон имеет очень большое значение для поддержания физического и психического здоровья детей и взрослых. Особенно важен он для малышей первого года жизни, переживающих период адаптации к окружающему […]
  • Отит у 3 х месячного ребенка Отит у 3 х месячного ребенка Для более быстрой и комфортной работы с сайтом бэби.румы рекомендуем обновить ваш браузер. Для этого необходимо скачать и установить обновление,с официального сайта браузера. Нужные организации на карте твоего города Чем чаще всего болеют […]
  • Ларингит у детей лечение в домашних условиях комаровский Лечение ларингита Моему ребенку 2 года 10 мес. Нам поставили диагноз ларингит. Прописали кучу лекарств: свечи виферон, тонзилгон, тантум верде, аскорил, аугментин, фенистил, парацетамол чередовать с нурофеном, нормобакт и, понятное дело, обильное питье. Подскажите, […]
  • Почему ребенок после еды не срыгивает Первые грудничковые проблемы – срыгивания, икота, колики Первые грудничковые проблемы связаны с пищеварением. Наиболее частые проблемы у малышей: срыгивание, рвота, икота, колики (боли в животе), пищевая аллергия, нарушение характера и частоты стула, запор, диарея […]