Шизофрения православия

ШИЗОФРЕНИЯ – МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ

Распространенность в населении, риск заболеть
Одна часть людей убеждена, что шизофрения – заболевание очень редкое, такие пациенты находятся в основном в психиатрических больницах, и «мне оно не грозит». Другая часть, напротив, считает, что таких больных в населении очень много – «каждый человек в чем-то сумасшедший», и число их растет – «идет повальная шизофренизация»; последнее обычно связывают с возрастающими сложностями жизни в современном обществе, «потоком информации» и т.д.
В действительности ошибочна как первая, так и вторая точка зрения. Распространенность шизофрении установлена весьма точно с помощью строгих эпидемиологических исследований, проведенных во многих странах мира (эталонным обычно считают исследование, проведенное Национальным институтом психического здоровья США в 1980-1984 г.г.). Распространенность заболевания составляет 1% взрослого (старше 18 лет) населения – это означает, что в любой момент времени ей болеют, например, в США 1,8 млн., а в Беларуси – около 80 тыс. человек. Распространенность болезни в экономически развитых и развивающихся странах существенно не отличается, не получено каких-либо убедительных данных в пользу увеличения удельного веса больных в населении в последние десятилетия.
Мужчины и женщины болеют ей с примерно одинаковой частотой, но женщины заболевают в более старшем возрасте и отдаленный прогноз у них обычно лучше. Наиболее характерный возраст начала – от 18 до 35 лет, начало болезни в детстве и после 40 лет хотя и возможно, но встречается редко.
В принципе заболеть шизофренией может каждый из нас, кому еще не исполнилось лет 45-50, от этого не защищают ни высокий уровень образования и интеллекта, ни социальное положение, ни преуспевание в жизни, ни даже отсутствие в роду случаев психических заболеваний, хотя при наличии болезни у кровных родственников риск существенно возрастает. Случаи заболевания в семье обнаруживаются примерно у трети больных шизофренией. Вероятность заболеть в течение жизни максимально составляет:

для человека, не имеющего больных родственников – 1,5%

для племянников больного – 3,0%

для внуков больного – 3,7%

для человека, у которого болен двоюродный брат или сестра – 4,2%

при наличии болезни у родного брата или сестры – 9,6%

для ребенка, если болен один из родителей – 12,8%

для ребенка, если больны оба родителя – 46,3%

для однояйцевых близнецов – примерно 30%.
Практический вывод из этого: наличие в роду одного далекого родственника (2-3-й степени родства) существенно риска заболевания не увеличивает — так, например, если у Вас болен двоюродный брат, вероятность того, что Вы сами в течение жизни не заболеете составляет 95,8%; совсем иначе обстоит дело, если среди Ваших родных одновременно есть 2-3 больных – например, брат и племянник, сестра и бабка и т.д. При решении вопроса о рождении детей в семьях, где болен один из родителей, величина риска не является столь уж высокой; но совсем другое дело, если больны оба супруга. Вероятность заболевания в семьях, где есть несколько детей возрастает в отношении каждого последующего ребенка – то есть у второго она выше, чем у первого, у третьего выше, чем у второго и т.д.

Клинические симптомы и установление диагноза
Широко распространено мнение о том, что диагностические критерии этой болезни весьма расплывчаты, субъективны («шизофрению при желании можно найти у каждого второго») и, что хуже всего, этот диагноз может в некоторых случаях выполнять роль социального заказа, когда шизофренией называют выраженную непохожесть человека на других, если он одевается, думает и ведет себя не так, как это принято в данном обществе и как требуют от него социальные нормы. Симптомы шизофрении действительно разнообразны – к ним относятся бредовые (то есть явно ошибочные и не поддающиеся разубеждению) идеи отношения, воздействия, преследования или величия и особых способностей, чувство постороннего управления мыслями, словами и поступками, слуховые галлюцинации («голоса»), которые комментируют действия или мысли пациента, а также необычное, непоследовательное и парадоксальное и символическое мышление, эмоциональная холодность, социальная отгороженность, поглощенность своим внутренним миром и другие.
К сожалению нужно признать, что и это мнение возникло не на пустом месте – вплоть до конца 80-х годов диагностические критерии этого заболевания в отечественной психиатрии действительно были весьма широки и расплывчаты, многое зависело от субъективных взглядов тех или иных психиатров или психиатрических школ, что облегчало возможность для прямых злоупотреблений этим диагнозом в целях, далеких от медицинских. Впрочем, и в странах Запада в послевоенные годы диагностические границы шизофрении весьма отличались – местами были очень широкими, местами узкими; например, до конца 60-х годов этот диагноз в США ставился врачами в два раза чаще, чем в Западной Европе (в действительности распространенность заболевания не отличалась).
Ситуация в корне изменилась с принятием в 1992 г. новой Международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10), которая содержит точные и единые диагностические критерии для всех психических расстройств (Раздел F) и где рамки шизофрении стали значительно точнее и уже, чем они были ранее в отечественной психиатрии. Использование этих критериев позволяет достичь совпадения диагнозов среди психиатров различных стран и континентов до уровня 80-85%. Классификация МКБ-10 начнет использоваться в Республике Беларусь с 1 января 2002 г.
К шизофрении не относится целый ряд других психических расстройств, которые хотя и имеют с ней некоторые общие симптомы, но отличаются другим (как правило, более благоприятным) течением, прогнозом и требуют несколько другого лечения. В эту группу входят:

острые и транзиторные (то есть преходящие, кратковременные) психотические расстройства – они возникают остро, часто после психоэмоционального стресса, длятся не более 1-3 месяцев и часто заканчиваются полным выздоровлением;

шизоаффективные расстройства – протекают в виде приступов с длительными периодами здоровья между ними, в картине приступов шизофренические симптомы сочетаются с выраженными колебаниями настроения (спадами или подъемами);

шизотипическое расстройство – эквивалент широко используемого ранее в СССР диагноза «вялотекущей шизофрении»;

детский аутизм и некоторые другие расстройства.

Отдаленный прогноз и возможности лечения

Значительное большинство людей твердо убеждены, что прогноз заболевания всегда плохой и оно неизбежно ведет человека к психическому упадку, слабоумию, инвалидности и т.д., лекарства же ничего не меняют и «только помогают уменьшить симптомы». Миф о неизлечимости шизофрении очень стоек и крайне негативно сказывается на состоянии помощи этим людям.
И это убеждение возникло не само по себе — оно отражает взгляд психиатров конца 19 в., когда шизофрению называли «ранним слабоумием». К счастью, ошибочность этого мнения стала видна довольно скоро, еще задолго до появления активных методов лечения болезни. Сегодня же можно с уверенностью утверждать, что это является заблуждением; правда же состоит в том, что шизофрения – болезнь хотя и тяжелая и часто хроническая, но при соблюдении ряда условий хорошо поддается лечению и может иметь самый разный отдаленный прогноз, в том числе и весьма благоприятный. Сегодняшние цифры говорят следующее:
примерно в 15% случаев болезнь протекает в виде однократного достаточно короткого приступа и больше вообще не повторяется, сам факт заболевания обычно окружающим не известен;
через 10 лет от начала болезни полностью здоровыми являются 25% пациентов, еще у 25% отмечается значительное улучшение, позволяющее им жить обычной жизнью, сохранять семью, работу и т.д.;
еще у 25% состояние хотя и несколько улучшается, но не до такой степени, чтобы жить независимо, работать в обычных условиях и т.д.;
через 30 лет от начала болезни полностью здоровы 20-25% пациентов, значительное улучшение отмечается еще у 30-35%;
тяжелое хроническое течение заболевания с частыми госпитализациями и без стойких периодов улучшений отмечается сегодня только примерно у 15% больных;
симптомы болезни, наиболее выраженные в возрасте 20-35 лет после 45-50 лет обычно ослабевают; факторами, говорящими о хорошем отдаленном прогнозе болезни являются: отсутствие в семье случаев шизофрении, более позднее (после 30 лет) и более острое начало болезни, связь ее начала с отчетливыми психотравмирующими факторами, женский пол, гармонический склад личности до болезни, пикнический тип телосложения, наличие постоянной семейной поддержки, как можно более раннее начало лечения антипсихотическими средствами (см. ниже).

Что делать, если кто-то из Ваших близких заболел (или возможно, заболел) шизофренией?

Прежде всего, как и во всех трудных жизненных ситуациях не следует впадать в панику и терять голову, точно так же не следует закрывать глаза на явные изменения в психическом состоянии и поведении близкого человека, утешая себя мыслями о том, что «все наладится», «со всеми так бывает», «перерастет» и т.д.
Постарайтесь повнимательнее понаблюдать за его поведением, больше узнать о его мыслях, настроениях, переживаниях путем более частого и доверительного общения с ним. Можно попросить сделать это наиболее психологически близкого пациенту члена семьи. Не критикуйте, не высмеивайте, не требуйте прекратить неправильное, на Ваш взгляд, поведение этого человека, не давайте ему советов «выбросить все из головы» или «взять себя в руки», поскольку это приведет лишь к сокрытию им своих переживаний и потере контакта.
Постарайтесь больше узнать о заболевании из литературы. Чтение это надо начинать не с медицинских энциклопедий или студенческих учебников, сведения в которых, как правило, устарели. Столь же нецелесообразно получать эти сведения из пособий по психиатрии для врачей, поскольку они написаны, как правило, сложным специальным языком, который мало понятен непрофессионалам. Гораздо лучше прочитать книгу, рассчитанную на потребителей психиатрической помощи и их родных – лучшей из таких книг, переведенных на русский язык является сегодня, на взгляд автора статьи, книга американского психиатра Э.Фуллера Торри (см. далее список рекомендованной для чтения литературы).
Как можно раньше обратитесь к врачу-психиатру. Не тратьте время и деньги в хождениях по экстрасенсам, целителям, биоэнергетикам, гадалкам и т.д. – в данном случае они Вам явно не помогут. Если речь идет о шизофрении – нужен не психолог и не психотерапевт, но именно врач-психиатр, получивший стандартное профессиональное образование и имеющий опыт лечения таких больных. Важно также, чтобы этот врач имел взгляды на болезнь и методы ее лечения, сходные с традиционными, говорил понятным языком, был последователен и предсказуем в поведении и внушал Вам и пациенту личное доверие. Если этого не происходит – не бойтесь поискать другого психиатра, поскольку без взаимного доверия и доверительности процесс длительного лечения вряд ли возможен.
Если диагноз подтверждается — важно как можно раньше начать лечение антипсихотическими препаратами, в ряде случаев (но далеко не всегда) может потребоваться госпитализация.

Прот. Андрей Лоргус: Почему в Церкви много больных и можно ли им помочь?

Правда ли что Церковь привлекает людей с психическими заболеваниями? Опасны ли душевнобольные? Что делать, если в храме у кого-то случился приступ нервного или психического заболевания? На что нужно обратить внимание священнику, исповедующему душевнобольного?

Предлагаем вам конспект лекции декана института христианской психологии протоиерея Андрея Лоргуса.

Болезнь и религия

Начнем с небольшого лирического отступления.Когда-то в России психиатрические лечебницы существовали при монастырях, а при психиатрических больницах были храмы. В советские годы эта система была разрушена и сейчас начинает восстанавливаться. Церковь и медицина, медицина и Церковь — вполне гармоничное сочетание. Но сочетание это появилось не так давно.

Протоиерей Андрей Лоргус

Еще в ХІХ веке психически больные рассматривались западным обществом, как «цирковые звери». По воскресеньям, например, публика Лондона посещала Бедлам, ходила смотреть на сумасшедших, причем особо опасные были прикованы цепями. Прекратилось это 1898 году, за два года до наступления ХХ века.

В психиатрии всегда был класс заболеваний, которые связывали с религией. Психиатры разных стран и эпох, верующие и материалисты, считали и продолжают считать, что религиозная жизнь может стать причиной некоторых психических патологий. Более умеренные придерживаются мнения, что если человек психически здоров, в религиозной жизни ему ничего не угрожает, но всегда находятся специалисты, которые утверждают, что активная молитвенная или медитативная практика на фоне пищевых ограничений способна вызвать у восприимчивых людей различные расстройства.

Смотрите так же:  Муж не понимает что у меня депрессия

Как относиться к такому мнению? Нужно понимать, что психиатры имеют дело с клиническими случаями. Если речь идет о конкретных фактах, к мнению специалистов стоит прислушиваться. Но, как правило, речь идет не о возникновении болезни, а о проявлении симптомов заболевания, которое уже было, но протекало скрытно.

Церковь привлекает больных?

Часто говорят о том, что в Церкви очень много психических больных. В глухие атеистические годы считалось, что если человек ходит в Церковь, его смело можно показывать психиатру, психически нормальный человек в храм не пойдет.

С другой стороны, психически больные люди есть в каждом приходе. Правда ли что Церковь притягивает к себе таких людей? Мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть это утверждение. Учет и регистрация больных в Церкви не ведется, поэтому объективное исследование вопроса не представляется возможным.

Использовать метод экспертного анализа тоже не удастся, потому что непонятно, кто может быть экспертом по этому вопросу. Не известно, проводил ли кто-либо такие исследования. Для исследования этой проблемы нам остается только один способ — личное наблюдение. У священнослужителя возможностей для этого больше, чем у прихожан.

Когда вызывать скорую?

Лично я свои наблюдения начал, будучи церковным сторожем. Раньше сторожа дежурили в храме во время службы. Я стоял у входа, и мой напарник — у входа, нашей задачей было предотвращение преступности. Любые отклонения в поведении людей нам были очень заметны.

Примерно через год я приобрел навык: как только человек входил в церковные ворота, я уже мог увидеть, что-то с ним не так. Однажды на патриаршей службе какая-то женщина стала выкрикивать обвинения, охранники не среагировали, а служащие храма моментально вывели ее вон.

Но чаще всего мое вмешательство требовалось в случаях истерических или эпилептических приступов. Истериков, начинавших кричать или петь во время службы, мы просто выводили на улицу, вызывать скорую не было надобности. Эпилептикам нужно было оказать помощь, чтобы они не навредили себе.

Если во время приступа эпилепсии рядом есть опытный человек, можно обойтись без скорой. Но если вы имеете дело с приступом паранойи, с бредом и агрессией, необходимо вызвать скорую психиатрическую помощь. Я работал сторожем шесть лет, но сталкиваться с такими случаями мне не приходилось.

Больных в моей практике действительно было много. В храме, где я служил, была икона мученика Трифона с мощами, к ней приходили страждущие. Возле этой иконы, а также во время акафиста с людьми действительно случались приступы. Происходили они с периодичностью в среднем по случаю в день. Некоторых больных я уже знал.

Была одна женщина, которую почитали бесноватой, потому что она во время молитв сначала стояла тихо, а потом с ней начинались всякие неприятные вещи: она начинала кричать, рычать, изо рта у нее шла пена. Эта больная знала о своих особенностях и старалась перед началом приступа выйти на паперть. Иногда она стояла за дверями и продолжала молиться, а иногда — выходила на крыльцо, чтоб уж точно никого не задеть.

Поведение этой больной было адекватным. Обратите внимание, это важно: болезнь, несомненно, присутствует, но больной ведет себя адекватно болезни и память о приступе сохраняется. В некоторых клинических случаях это невозможно. Например, эпилептик после приступа, как правило, ничего не помнит.

А вот у истерика во время приступа контроль может сохраниться, Используя эту возможность с ним можно попытаться выстроить контакт. Если человек более-менее адекватный, то можно уговорить его выйти на улицу, чтобы не пришлось его вытаскивать за руки, за ноги, хотя такое тоже приходилось делать. А с эпилептиком в состоянии приступа контакт невозможен.

Бояться душевнобольных в храме не нужно. Как правило, никаких внезапных активных действий, опасных для окружающих, они не совершают.

Больные в храме — техника безопасности

Однажды на Пасху я был свидетелем приступа. В начале крестного хода рядом со священниками оказался психически больной человек. И после первого же возгласа «Христос воскресе!» у него начался припадок. Он сумел отойти с дороги, сел на пол, у стены, стараясь никому не мешать. Я до сих пор помню, как вспыхнувшая на его лице радость мгновенно перешла в боль.

Техника безопасности, которую больным людям нужно соблюдать в храме, направлена на то, чтобы уберечь их самих от нежелательных последствий. Вот тут мы действительно кое-что можем сделать. Например, отговорить эпилептика от посещения ночных служб. Ночь — это тяжелое время для эпилептически больных, да и для любых больных вообще. Кроме того, на Пасху и в Рождество в храме внезапно загорается яркий свет, это может спровоцировать приступ.

Вообще всем психическим больным посещать праздничные службы не рекомендуется. Для них такие нагрузки — чрезмерны. Любая длинная служба для психически больного человека — рискованна. Более полутора часов напряженного сосредоточенного внимания к службе, к пению, чтению и молитве могут оказаться для неуравновешенного человека слишком серьезным напряжением.

Нужно учитывать, что для больного человека всякое напряжение дается «втридорога», то есть отнимает значительно больше энергии, чем у здорового. За полтора часа службы он устает, как мы с вами устали бы за восемь. Именно поэтому врачи порой упрекают Церковь: «Ваше богослужение провоцирует заболевание».

Да, провоцирует, если служба для больного слишком долгая и сопровождаются громким пением, резким включением яркого света, и сильными эмоциональными переживаниями. В том случае, когда болезнь у человека уже есть, все это может вызвать обострение. Например, рецидив истерии или эпилептический приступ.

Еще одним неблагоприятным фактором, для психически больных и психически неуравновешенных людей могут стать длительные посты. Прежде всего, они трудны для больных шизофренией и для людей, страдающих депрессивными состояниями.

Священники должны понимать, что для психически больных Великий пост или Рождественский пост нуждается в смягчении. Причем, я бы сказал, что для психически больных он должен быть еще более мягкий, чем для тех, кто страдает гастритом, холециститом или панкреатитом. Потому что болезни желудка не так тяжело отзываются на состоянии человека, как психические заболевания. Поститься больным можно, но — аккуратно.

Священники должны знать, что больные, которые принимают некоторые виды лекарств, нуждаются в усиленном питании, в дополнительном белке. Им нельзя совсем отказываться от рыбы или мяса, иначе могут наступить очень неприятные последствия.

А еще психические больные нуждаются в дополнительном сне. Им надо спать гораздо больше, чем нам. Например, люди, страдающие шизофренией, спят очень долго, и ничего с этим не поделаешь. Нельзя предъявлять к психически больному человеку таких же требований, как к здоровому.

Церковь — лечебница

Но, все-таки, почему же в Церкви так много больных? Один из ответов — больные хотят исцеления. Они надеются, что Церковь поможет им избавиться от болезни, да и родственники, которые приводят больных к мощам, к иконам, зачатую ведут их в храм не за духовной помощью, а в расчете на физическое исцеление.

Итак, больные приходят в Церковь за исцелением, но вылечивает ли их Церковь? Это может показаться странным, но прямой ответ на этот вопрос будет отрицательным. Церковь не лечит, хотя называется лечебницей. Точнее — Церковь лечит, но речь идет о лечении души от греха. Церковь не занимается лечением психических заболеваний, также как не занимается лечением желудочно-кишечных заболеваний и сердечно-сосудистых. Церковь исцеляет душу. Вернее, душу в Церкви исцеляет Господь.

Мне как человеку с психологическим образованием всегда хочется сказать, что серьезная психическая болезнь сама по себе не пройдет. Но, как священник, я знаю, что чудеса случаются, никто их не отменял. И исцеления, парадоксальные, с точки зрения медицины — бывают.

Но чудотворные исцеления случаются не так часто, чтобы мы могли на них рассчитывать. Чудо на то и чудо, нашим расчетам оно не подчиняется. Мы имеем дело с обыденностью, с реальностью. А она заключается в том, что психически больные люди годами ходят в Церковь, исповедуются, причащаются, молятся, прикладываются к чудотворным иконам и к мощам, и клиническая картина их болезни не меняется. В Церкви больной получает духовную поддержку, и это облегчает его страдания.

Возможно, в результате духовного исцеления наступит облегчение или исцеление психического состояния. Но все же задача Церкви — исцеление души, душевных ран, грехов, пороков, страстей.

Что нам с ними делать?

Что же делает Церковь для больных? Почему больным в храме становится легче? Прежде всего — исцеляются отношения: если в храме к больным относятся уважительно — они не чувствуют себя неполноценными. Церковь всегда была наполнена инвалидами, калеками, убогими, мы знаем об этом из истории, из житий святых.

В Церкви особое отношение к больным — сострадательное. В том, чтобы заботиться о больных, христиане видят свой особый долг. Больным важно, что есть место, где к ним относятся с уважением. За этим, за хорошим отношением, за добрым словом они приходят в Церковь тоже, и, как правило, находят его.

Если мы в Церкви видим психически больных людей наша главная задача — отнестись к ним с уважением. Не как к животным, не как к детям, не как к людям второго сорта, а отнестись к ним с полным уважением и христианской любовью. Потому что больные люди видят и чувствуют наше отношение, им неприятно, когда мы их пугаемся, шарахаемся от них. Не думайте, что больные ничего не понимают, они все понимают, даже если не могут адекватно это выразить. Итак, первое и самое малое, что дает больным Церковь — уважительное отношение, дабы они не чувствовали себя отверженными, как в других местах.

Большинство больных приходят за тем же самым, что и мы — молиться, исповедоваться, причащаться. Они такие же прихожане, как мы. У каждого приходящего в Церковь есть свои надежды. Эти люди не нуждаются в каком-то специальном нашем отношении или в особенной деятельности. Ничего особенного нам по отношению к ним делать не нужно. Да они нас об этом и не просят. Ну, чем мы можем помочь больному эпилепсией вне приступа?

Нужно ли нам совершать для этих людей какие-то специальные молебны, отчитки или читать какие-то особенные молитвы? Поделюсь своим опытом. 13 лет я служил в психоневрологическом интернате. Там таких больных было около тысячи. Видеть стольких людей, находящихся в тяжелом личностном состоянии, было очень тяжело. Казалось, что Церковь призвана как-то облегчить их страдания.

Богослужение в психоневрологическом интернате. Фото: hram.zp.ua

Должны ли мы просить у Бога исцеления для этих людей? Этот вопрос каждый решает сам. Поначалу я просил. Вопрос о том, что с ними делать, вставал передо мной каждый день. Но лишь со временем я понял, что ничего особенного с ними и для них делать не нужно. Нужно просто быть с ними рядом. Молиться, исповедовать, пить чай, писать записочки, читать вслух книги.

Жить — значит исполнить со-бытие. И другого ничего, кстати говоря, они от нас не ждут. Они не рвутся из интерната на волю. В интернате — решетки и замки, но внутри, за ними — привычное для этих людей пространство. Даже если открыть двери, больные дальше ворот не уйдут.

Конечно, в Церковь приходят и «домашние» психически больные, но это — другие люди, они могут быть вполне сохранны и адекватны.

Мы встречаем в храмах людей, например, с синдромом Дауна. Это не психическое заболевание, а генетическое нарушение. Конечно, люди, которые им страдают, отличаются от здоровых людей, но больными их тоже назвать нельзя.

Особенность этих людей в том, что, став взрослыми, они, по сути, остаются детьми. Существуют и другие особенности. Интеллект у них снижен, они имеют трудности со счетом и точными науками и, как правило, учатся в специальных школах. Развиваются они медленнее. При этом люди с синдромом Дауна отзывчивы и эмоционально адекватны, они умеют любить, радоваться. Они умеют дружить, петь, осваивают навыки поведения в обществе, могут работать, большинство из них могут быть социально адаптированы.

Смотрите так же:  Как понять депрессия ли у меня

В области человеческих отношений они понимают все очень тонко, хорошо чувствуют людей и их настроения. Этих людей нужно оберегать от больших эмоциональных нагрузок. Никакой особой заботы в храме люди с синдромом Дауна не требуют.

Священнику нужно понимать, что человек с синдромом Дауна развит эмоционально, но имеет интеллект ниже среднего, поэтому каких-то вещей он про себя может не понимать. У таких людей запаздывает реакция. Поэтому на исповеди священнику нужно говорить помедленнее и задавать простые вопросы, никаких психологических тонкостей в вопросах быть не должно.

Для того, чтобы подготовится к исповеди, людям с синдромом Дауна может понадобиться помощь. Такой помощью занимались студенты нашего факультета, они вместе с больными записки перед исповедью писали. А одна моя студентка занималась с этими людьми рисованием. Они рисовали красками, и это у них получалось лучше, чем карандашами.

Шизофреник на исповеди

Часто в церковь приходят больные шизофренией. Сейчас это очень распространенное заболевание. Кроме случаев острого бреда, шизофреник, как правило, в контакты не вступает и никому не мешает. Относиться к этим людям нужно так же, как и к любым другим прихожанам храма — с уважением.

Проблемы с больными шизофренией могут возникнуть скорее у священников, когда такой человек приходит на исповедь. Отличить вымысел от реальности без специальной подготовки практически невозможно. Даже специалист никогда не может сказать точно, где больной говорит правду, а где — его фантазии.

У меня есть несколько таких прихожан, которые шизофренией страдают давно, и находятся в состоянии ремиссии. То, что они говорят, я воспринимаю некоторым образом, условно. Работать с шизофреником пастырю, конечно, непросто, но это пастырские трудности, а не социальные.

В Церкви мы диагнозов не ставим и справок не требуем, но если вы догадываетесь, что перед вами больной, все свои требования к нему нужно снизить или вообще убрать. Это очень важно и для социальных работников, и для служащих храма, особенно, конечно, для священников. Жаль, что священники вообще психологию и азы психиатрии в клинике не изучают, это было бы очень полезно.

Церковное отношение к больным

Мне представляется, что церковное отношение к больным людям должно складываться из нескольких направлений:

Прежде всего, позитивное отношение к медицине. Это то, чего сейчас очень не хватает. Можно говорить о недостатках современной психиатрии, но нельзя не признавать того, что психически больные люди нуждаются в лечении.

Заменять лечение Таинствами нельзя, особенно, когда речь идет о тяжелых психических заболеваниях. Если у больного депрессия, но не в клинической форме, компенсированная, и этот человек ходит на работу или продолжает учиться, это не требует специальной помощи, кроме психологической. Но если речь идет о более серьезных вещах, например больной слышит голоса, перестает мыться или высказывает бредовые идеи, или у него началась мания преследования — срочно к врачу! Откладывать нельзя. Психическое заболевание может в одночасье привести человека на грань гибели.

Жизнь с отягчающими обстоятельствами

Болезнь — отягчающее обстоятельство, жить с болезнью трудно.

Несмотря на то, что Церковь не вылечивает болезнь, она нужна больным.

Что же дает больным Церковь? Таинства, молитву, уважение, заботу, внимание, любовь и благодать.

Благодать дает ресурс жить с болезнью, возможность находить баланс, компромисс в жизни с отягчающими обстоятельствами.

О «православной шизофрении» и «чине отчитки»

Причины шизофрении могут быть разные. Могут быть чисто физические – системные заболевания соединительной ткани, бывает, сопровождаются психическими нарушениями. Но, как считают некоторые верующие психиатры, все равно начало психической патологии вытекает из внутреннего состояния человека. Приходя в Церковь, человек попадает в необычные для него условия, они воспринимаются как некая встряска и человек реализует эту патологию

Что такое православная шизофрения? Болезни с таким названием нет ни в одном из диагностических справочников и классификаторов заболеваний. Однако, в бытовом смысле этот термин применяется довольно часто. Предлагаем фрагмент рассказа об этой проблеме председателя Общества православных врачей г. Тюмени, кандидата медицинских наук, Д.Н. Дурыгина в культурном центре «Русская неделя» 26.09.2009 :

«…В Церковь приходят разные люди, в том числе много людей, изначально подверженных психической патологии. Эта патология у них либо не проявилась до сих пор, либо она проявилась в виде акцентуации характера личности. Но приходя в Церковь человек попадает в необычные для него условия, они воспринимаются как некая встряска и человек реализует эту патологию. В условиях стресса внутренняя проблема начинает актуализироваться и проявляется в виде либо психопатии, либо невроза, либо уже психоза, т.е. шизофрении. Различные проблемы, которые возникают в душе человека, общество и сам человек могут расценивать по-разному. Если б это был просто неверующий человек, ему бы сказали: «У тебя крыша поехала, обратись к врачу». Но когда человек приходит в храм, часто общество его воспринимает так: «А, да в церкви-то они все такие. Они там все такие угрюмые, все такие вот напряженные, у всех есть специфические черты характера и личности, реакция на окружающих. Что тут поделаешь? Они в церкви все немножко шизанутые». Поэтому когда человек приходит в Церковь, общество на нем ставит крест. Какие-то внешние его проявления списываются на его веру и церковность, и человек уже перестает задумываться о своей психической неполноценности. И если он раньше принимал психиатрическое лечение, если оно ему нужно, он не принимает лечение, пытаясь решить свои проблемы (если он их осознает) только церковными методами.

Всегда ли психиатрические проблемы имеет свое начало в какой-то одержимости? Далеко не всегда. Раньше был тест, вы наверно слышали об этом, так называемая проба с десятью стаканами… Но одержимость видна и в храме: когда человек не может подойти к святыне, не может подойти к Причастию, вы, может быть, это видели – его крутит, ломает, он начинает издавать какие-то звуки непонятные, его берут за руки, подводят к Причастию, он брыкается. Или к иконе чудотворной, или к мощам подводят – он брыкается; сухонькая слабенькая старушка раскидывает двух, трех, четырех здоровенных мужиков – ее не могут удержать. Вот это явные признаки одержимости. То, с чем мы сталкиваемся в обычной жизни, далеко не всегда является одержимостью. Причины шизофрении могут быть разные. Могут быть чисто физические – системные заболевания соединительной ткани, бывает, сопровождаются психическими нарушениями. Но, как считают некоторые верующие психиатры, все равно начало психической патологии вытекает из внутреннего состояния человека. В первую очередь, это повышенная мечтательность, которую человек не желает в себе бороть, самомнение… Такое сочетание дает тот взрыв проблем, которые начинают захватывать всего человека. И поэтому то, что потом происходит с человеком, не всегда адекватно.

Меня часто спрашивают: нужны ли отчитки, надо ли на них ездить? Я не являюсь сторонником отчиток. Почему? Потому что после отчитки человек подобен, как в Евангелии сказано, чисто выметенному дому. Бес вышел, походил, погулял и сказал: «А чего я хожу в этих краях да перелесках? А вот дома-то у меня чисто, выметено, прибрано». Взял еще семь сильнейших себя бесов и возвратился, и стало тому человеку еще хуже, чем было прежде. Мне тоже приходилось такое наблюдать: вначале что-то было полегче, получше, а потом человеку бывает еще тяжелее. По Евангелию, род сей изгоняется постом и молитвой. Человек, не укоренившийся в церковной жизни, не может ехать на отчитку, он получит от этого только вред. А многие это желают делать, многие об этом наслышаны с легкой руки разных церковных завсегдатаев: «Ой, да у тебя психическое заболевание! Чего ты тут сидишь-то, собирайся, вон езжай в Москву, тебя там отчитают, все пройдет!» А что у него пройдет? Что его отчитают? Он еще в церковной жизни не укоренился, молиться не умеет, посты не соблюдает. Род сей изгоняется постом и молитвой.

Те психологические, психопатологические явления, которые мы встречаем в церкви: бабушки, которые рыкают на вновь пришедших, кумушки, которые судачат и кости всем перемывают, – эти явления психической патологии, акцентуации характера – от них мы никуда не денемся. Они все пришли из нашей жизни, и я их воспринимаю по-евангельски: «Не здоровые нуждаются во враче, а больные». И церковь превращается во врачебницу. Есть современная медицинская шутка: «Здоровый человек – это плохо обследованный человек». Мы все, в общем-то, являемся больными людьми, кто телесно, кто духовно, а может быть то и другое, и от них же первый есмь аз. В этом нет ничего странного, неожиданного, непонятного, мы пришли во Врачебницу, в Церковь. «Не здоровые нуждаются во Враче, но больные».

Благодарим за безвозмездную расшифровку видеозаписи Юлию КАЗНОВСКУЮ

Шизофрения православия

Здравствуйте, Н.Николаевна.
Прости Господи, но куда уж дальше-то двигаться верующему — алкоголь, закос от армии (по шизофрении — имитированной или реальной ?), курение, компьютерная зависимость и т.д. ? Это «послужной список» какого-то экстремала. Монастырь — это НЕ психдиспансер для экстренной психотерапевтической помощи, а место длительного!, точнее очень продолжительного лечения души для тех, кто осознанно делает свой выбор и по собственной воле выбирает путь аскезы и послушания. Если он сам готов к этому — это одно, а если это НЕ его, а Ваше решение — это другое. Если он НЕ готов и находится в прелести или изменённом психопатологическом состоянии, зачем отказываться от стационарной медицинской помощи ?

В монастырь обратиться никогда НЕ поздно, но нужно быть к этому реально готовым, иначе проблемы стационара психбольницы будут просто механически переложены на храм, а там другие принципы, правила и законы. Может быть пусть хоть немного придёт в себя по ходу лечения в стационаре, соберётся с смыслями и духом, а затем САМ и ДОБРОВОЛЬНО примет решение о месте исцеления души и прохождении послушания ?

Здравствуйте, Н.Николаевна.
Прости Господи, но куда уж дальше-то двигаться верующему — алкоголь, закос от армии (по шизофрении — имитированной или реальной ?), курение, компьютерная зависимость и т.д. ? Это «послужной список» какого-то экстремала. Монастырь — это НЕ психдиспансер для экстренной психотерапевтической помощи, а место длительного!, точнее очень продолжительного лечения души для тех, кто осознанно делает свой выбор и по собственной воле выбирает путь аскезы и послушания. Если он сам готов к этому — это одно, а если это НЕ его, а Ваше решение — это другое. Если он НЕ готов и находится в прелести или изменённом психопатологическом состоянии, зачем отказываться от стационарной медицинской помощи ?

В монастырь обратиться никогда НЕ поздно, но нужно быть к этому реально готовым, иначе проблемы стационара психбольницы будут просто механически переложены на храм, а там другие принципы, правила и законы. Может быть пусть хоть немного придёт в себя по ходу лечения в стационаре, соберётся с смыслями и духом, а затем САМ и ДОБРОВОЛЬНО примет решение о месте исцеления души и прохождении послушания ?

Большое Вам спасибо Константин, ответ в общем исчерпывающий.

Вопрос, по поводу его страхов. Таблетками, эти приступы страха уберутся?
Увидев ту обстановку в психушке, тех больных, меня саму невольно охватил ужас. Неужели в этой обстановке, можно поправить свое душевное здоровье? Мне стало реально жутко и страшно. Чувстуется какое то демоническое засилье.
Я прекрасно понимаю, что на все воля Божия. И что у Господа о каждом человеке свой промысел.
Немного хочу реабилитировать своего близкого человека.
Не комьютерная зависимость, а просто работа связана с комьютерными линиями т.е инженер КИПа.
Закос от армии обеспечила мама в 15 лет (армейская комисия в этом возрасте), наладить нежим сна сыну заодно решила, а то по ночам книжки по физике и астрономии читает. Была проведена интенсивная терапия, после этого стал частенько там лежать и в поведении с посторонними людьми иногда ведет себя как послушный робот, как в психушке приучили.
Бредовых идей у него никогда не замечала, но он из разряда самоучек, самостоятельно освоил всю электронику, и хорошо разбирается в вопросах физики. Очень много и недостатков, алкогольная зависимость, говорит выпью и мне не страшно, но почему то всегда его жалко.
Беда то еще в том, что имея аналитически мыслить, веря в Бога, не доверяет Богу, хочет своим разумом все осознать, не полагается на Божью волю.
Вы уж простите меня, но мне самой очень любопытно узнать про заболевание шизофрения, ее симптомы,
а то я читала в интернете об этом заболевании и у меня сложилось такое впечатление, что мы, православные христиане, веря в невидимого Бога, тоже подходим под это заболевание, как в СССР описывали на религиозной почве идеи.
Я почему то ни как не могу поверить, что он дурак, не вижу я в нем этого или это незаметно и видят только врачи.
И еще, объясните пожалуйста, страх, цепенеющий, ужасный, постоянно держит человека в напряжении, это может демоны так воздействуют (страхование), и можно ли его лекарствами убрать или уменьшить. Вот и возникает мысли о поездке в монастырь, просто как паломники. Может недельку поживя там, конечно молясь и посещая службы, будет облегчение.
И опять, если Господь подаст.

Смотрите так же:  Что может спровоцировать болезнь альцгеймера

Извините за ошибки.

Большое Вам спасибо Константин, ответ в общем исчерпывающий.

Вопрос, по поводу его страхов. Таблетками, эти приступы страха уберутся?
Увидев ту обстановку в психушке, тех больных, меня саму невольно охватил ужас. Неужели в этой обстановке, можно поправить свое душевное здоровье? Мне стало реально жутко и страшно. Чувстуется какое то демоническое засилье.
Я прекрасно понимаю, что на все воля Божия. И что у Господа о каждом человеке свой промысел.
Немного хочу реабилитировать своего близкого человека.
Не комьютерная зависимость, а просто работа связана с комьютерными линиями т.е инженер КИПа.
Закос от армии обеспечила мама в 15 лет (армейская комисия в этом возрасте), наладить нежим сна сыну заодно решила, а то по ночам книжки по физике и астрономии читает. Была проведена интенсивная терапия, после этого стал частенько там лежать и в поведении с посторонними людьми иногда ведет себя как послушный робот, как в психушке приучили.
Бредовых идей у него никогда не замечала, но он из разряда самоучек, самостоятельно освоил всю электронику, и хорошо разбирается в вопросах физики. Очень много и недостатков, алкогольная зависимость, говорит выпью и мне не страшно, но почему то всегда его жалко.
Беда то еще в том, что имея аналитически мыслить, веря в Бога, не доверяет Богу, хочет своим разумом все осознать, не полагается на Божью волю.
Вы уж простите меня, но мне самой очень любопытно узнать про заболевание шизофрения, ее симптомы,
а то я читала в интернете об этом заболевании и у меня сложилось такое впечатление, что мы, православные христиане, веря в невидимого Бога, тоже подходим под это заболевание, как в СССР описывали на религиозной почве идеи.
Я почему то ни как не могу поверить, что он дурак, не вижу я в нем этого или это незаметно и видят только врачи.
И еще, объясните пожалуйста, страх, цепенеющий, ужасный, постоянно держит человека в напряжении, это может демоны так воздействуют (страхование), и можно ли его лекарствами убрать или уменьшить. Вот и возникает мысли о поездке в монастырь, просто как паломники. Может недельку поживя там, конечно молясь и посещая службы, будет облегчение.
И опять, если Господь подаст.

Извините за ошибки.

Могу с Вами согласиться, современные психбольницы представляют собой мягко говоря ужасное зрелище. Ужасное с точки зрения атмосферы бездуховности и голой (стерильной) медицинской куративности, в которой просто НЕТ места душе и душепопечительству. Мне часто доводится общаться с врачами психотерапевтами и поверьте многие из них сами порой нуждаются и в психологической и в духовной поддержке. О какой помощи другим, кроме голого протокольного куратива может тогда идти речь.

Но с другой стороны, есть целый ряд ситуаций, когда душевно больной человек, может представлять реальную социальную угрозу и опасность как для самого себя, так и для близких и окружающих.
Это тоже факт http://dusha-orthodox.ru/forum/index.php?showtopic=1571

Шизофрения — это не одно заболевание, а целая группа психотических расстройств, разного типа. Любопытно, что на сегодняшний день среди специалистов НЕТ однозначного понимания и толкования симптом этого недуга. Не так давно группой учёных был проведён любопытный эксперимент, когда группу пациентов с диагнозом шизофрения, поставленным в Великобритации британскими врачами, отправили в США для подтверждения их американскими коллегами. В итоге расхождения составили почти 30%. И это только с врачебной (научной) точки зрения. А если включить т.н. духовное и христианское восприятие этой ситуации с позиции экзистенциального кризиса, духовно-мировоззренческого поиска, состояния прелести и т.д. то под сомнение можно поставить более 50%.

Мне часто доводилось сталкиваться с ситуациями, когда проявления «шизофрении» несмотря на явную психопатологичность, носили т.н. временный характер (переходный), связанный с мировоззренческим кризисом или резким изменением мировоззрения, при котором человек оказывался в состоянии прострации и расщепления сознания из-за того, что резко! терял старые опоры и ориентиры в жизни, а новых выработать ещё не успевал, оказываясь как бы в просаке, и ему нужна была просто временная помощь (душепопечение) для выхода из ситуации, а не ПОЖИЗНЕННЫЙ ДИАГНОЗ — ПСИХ с массированной атакой антидепрессантами.

Мне очень хорошо знакомо (изнутри) состояние глубокого когнитивно-мировоззренческого кризиса, поскольку я сам через это проходил в своё время (17 лет назад) и выход был очень не простым и очень длительным, сопровождающийся этим самым ужасным и цепенеющим страхом.

Причина страха — это буквально «разорванность», т.е. не целостность сознания и мировоззрения (души) при котором всякая нечисть и грязь может легко получать доступ к душе. Это как зияющая дыра на «шелковом летнем платье» в самом непотребном месте. Нужно время для залатывания этой дыры в человеческой душе. И для этих целей лучшего места чем паломничество и пребывание в монастыре не найти. Я и сам скажу Вам честно, во время приступов этого страха, спасался в храме, куда меня отводила мать. Только там я чувствовал себя более менее нормально (защищённо) и в течение нескольких дней состояние немного нормализовывалось, а когда оставался один — приступы страха начинались вновь.

Так что пусть подлечится немного и с Богом в паломничество по святым местам за исцелением души.

Могу с Вами согласиться, современные психбольницы представляют собой мягко говоря ужасное зрелище. Ужасное с точки зрения атмосферы бездуховности и голой (стерильной) медицинской куративности, в которой просто НЕТ места душе и душепопечительству. Мне часто доводится общаться с врачами психотерапевтами и поверьте многие из них сами порой нуждаются и в психологической и в духовной поддержке. О какой помощи другим, кроме голого протокольного куратива может тогда идти речь.

Но с другой стороны, есть целый ряд ситуаций, когда душевно больной человек, может представлять реальную социальную угрозу и опасность как для самого себя, так и для близких и окружающих.
Это тоже факт http://dusha-orthodox.ru/forum/index.php?showtopic=1571

Шизофрения — это не одно заболевание, а целая группа психотических расстройств, разного типа. Любопытно, что на сегодняшний день среди специалистов НЕТ однозначного понимания и толкования симптом этого недуга. Не так давно группой учёных был проведён любопытный эксперимент, когда группу пациентов с диагнозом шизофрения, поставленным в Великобритации британскими врачами, отправили в США для подтверждения их американскими коллегами. В итоге расхождения составили почти 30%. И это только с врачебной (научной) точки зрения. А если включить т.н. духовное и христианское восприятие этой ситуации с позиции экзистенциального кризиса, духовно-мировоззренческого поиска, состояния прелести и т.д. то под сомнение можно поставить более 50%.

Мне часто доводилось сталкиваться с ситуациями, когда проявления «шизофрении» несмотря на явную психопатологичность, носили т.н. временный характер (переходный), связанный с мировоззренческим кризисом или резким изменением мировоззрения, при котором человек оказывался в состоянии прострации и расщепления сознания из-за того, что резко! терял старые опоры и ориентиры в жизни, а новых выработать ещё не успевал, оказываясь как бы в просаке, и ему нужна была просто временная помощь (душепопечение) для выхода из ситуации, а не ПОЖИЗНЕННЫЙ ДИАГНОЗ — ПСИХ с массированной атакой антидепрессантами.

Мне очень хорошо знакомо (изнутри) состояние глубокого когнитивно-мировоззренческого кризиса, поскольку я сам через это проходил в своё время (17 лет назад) и выход был очень не простым и очень длительным, сопровождающийся этим самым ужасным и цепенеющим страхом.

Причина страха — это буквально «разорванность», т.е. не целостность сознания и мировоззрения (души) при котором всякая нечисть и грязь может легко получать доступ к душе. Это как зияющая дыра на «шелковом летнем платье» в самом непотребном месте. Нужно время для залатывания этой дыры в человеческой душе. И для этих целей лучшего места чем паломничество и пребывание в монастыре не найти. Я и сам скажу Вам честно, во время приступов этого страха, спасался в храме, куда меня отводила мать. Только там я чувствовал себя более менее нормально (защищённо) и в течение нескольких дней состояние немного нормализовывалось, а когда оставался один — приступы страха начинались вновь.

Так что пусть подлечится немного и с Богом в паломничество по святым местам за исцелением души.

Извините, Н.Николаевна, но мне сложно давать Вам конкретный совет, имеющий под собой не столько психологическую, сколько юридическую основу в ситуации с многочисленными неизвестными, к тому же находясь в другой стране (Белоруссии). Есть предчувствие, что Вы несколько торопите события.

Извините, Н.Николаевна, но мне сложно давать Вам конкретный совет, имеющий под собой не столько психологическую, сколько юридическую основу в ситуации с многочисленными неизвестными, к тому же находясь в другой стране (Белоруссии). Есть предчувствие, что Вы несколько торопите события.

Здравствуйте Константин!
Большое спасибо Вам за отаеты на мои назойливые вопросы. В общем тема исчерпана, согласна с вами, что тороплю события. Чувства подстегивают. Надо с терпением и смирением посмотреть, что будет дальше.
Ведь Господь всем управляет и по его Воле все происходит для нашего же блага. В этом убеждении и надо укореняться.

Здравствуйте Константин!
Большое спасибо Вам за отаеты на мои назойливые вопросы. В общем тема исчерпана, согласна с вами, что тороплю события. Чувства подстегивают. Надо с терпением и смирением посмотреть, что будет дальше.
Ведь Господь всем управляет и по его Воле все происходит для нашего же блага. В этом убеждении и надо укореняться.

Другие статьи

  • Знаменитые семьи с детьми Повзрослевшие дети российских звезд (35 ФОТО) Недавно Олег Газманов представил широкой публике своего 18-летнего пасынка: парень с мощным рельефным торсом пробует себя в модельном бизнесе и участвует в рискованных фотосессиях. По случаю мы полистали страницы других […]
  • Циклоферон свечи детям инструкция по применению Сегодня в продаже Форма выпуска, состав и упаковка Таблетки, покрытые кишечнорастворимой оболочкой желтого цвета, двояковыпуклые. Вспомогательные вещества: повидон, кальция стеарат, гипромеллоза, полисорбат 80, сополимер метакриловой кислоты и этилакрилата, […]
  • Индивидуальная карта психологического развития ребенка пример Индивидуальная карта развития детей 5-6 лет с ЗПР в ДОУ по ФГОС. Образец Цель: психолого-педагогическая диагностика развития детей старшего дошкольного возраста. Задачи: комплексная диагностика познавательной сферы детей старшего дошкольного возраста с задержкой […]
  • Можно ли ребенку клотримазол Мазь "Клотримазол" для детей:инструкция по применению Заболевания кожи могут вызываться не только бактериями, но и грибками. И при такой инфекции наиболее востребованы местные средства, способные уничтожать грибки. Одним из них является Клотримазол. Он выпускается во […]
  • Многодетная семья ребенок идет в первый класс Пособие многодетным семьям для подготовки детей к школе Законодательство РФ предусматривает денежные выплаты на подготовку детей к школе многодетным семьям — домохозяйствам, имеющим 3 и более ребенка. Назначение пособия для подготовки детей к школе — оказание помощи […]
  • Социальный центр помощи семьи и детям выборгского района Наш основной адрес: Санкт-Петербург, 2-й Муринский пр., д.19, лит.Е Телефон: +7 (812) 294-28-76. Факс: (812) 294-05-17 E-mail: [email protected] До нас можно добраться на: - трамваях №55, 40 до остановки "улица Обрели", - трамваях №20, 21 и автобусе №86 до […]