Стресс социальная психология

Стресс как психологическое состояние личности в условиях социальной напряженности

Понятием «стресс» охватывается обширный круг психических и физиологических состояний индивида, которые возникают в ответ на социальную напряженность или экстремальные воздействия. Различные психологические проявления стресса отражаются прежде всего в изменениях физиологических функций. Это естественно, так как физиологические функции — базовый субстрат психологических характеристик стресса. Такая корреляция позволяет использовать изменения физиологических реакций на стресс в качестве объективных показателей психологического (эмоционального) стресса. Физиологический стресс это вегетативно-соматическая реакция индивида на воздействие социальной напряженности или экстре­мальной ситуации. Он проявляется в изменении привычных для организма ритмов дыхания, сердцебиения, речи, двигательной активности, уровней кровяного давления, в спазме или, напротив, в расширении сосудов, в снижении мышечного напряжения или расслаблении, интенсивности деятельности выделительных систем организма и болезни. Физиологический стресс всегда обусловлен протекающей в организме гормональной бурей, которая и вызывает описанные выше ответные реакции организма на физиологическом уровне.

Психический стресс проявляется в двук видах.

Информационный стресс возникает в ситуациях информационных перегрузок, когда субъект не успевает принимать верные решения в требуемом темпе при высокой ответственности за последствия решений.

Эмоциональный стресс проявляется в ситуациях угрозы, опасности, обиды и т.п. Его формы — импульсивная, тормозная и генерализованная.

Стресс в социальной психологии рассматривается как особая форма I переживания чувств, близкая по своим психологическим характеристикам к аффекту, но по длительности протекания приближающаяся к настроениям. Стресс — это не просто нервное I напряжение. Его иногда называют неспецифической реакцией организма на предъявляемые ему требования. Не специфичность эта состоит в том, что требования, предъявляемые к организму, настоятельно вызывают его перестройку. Это означает, что организм должен приспособиться, адаптироваться к этим новым требованиям.

Стресс социальная психология

5.1. Социально-психологические исследования стресса

Первые фундаментальные социологические исследования западных авторов были вызваны такими чрезвычайными явлениями, как рост числа самоубийств, алкоголизма, преступности. Названные в последующем проявлениями эмоционального стресса, эти атрибуты развития капиталистического общества потребовали их тщательного анализа. Дюркгейм в своей книге «Самоубийство» показал, что процент самоубийств детерминируется степенью» интеграции социальных структур — будь то церковь, семья, политическая партия, государство и т. п. [353]. Вместе с тем, определяя причины учащения самоубийств, он переводит акцент с социальной античеловеческой структуры капитализма на «психологическую конституцию» человека, которая, по его словам, «требует цели, стоящей выше его». В слабо интегрированном обществе такая цель отсутствует и, как полагает Дюркгейм, «индивид, обладающий слишком острым восприятием самого себя и своей ценности. стремится быть своей собственной единственной целью, а поскольку такая цель не может его удовлетворить, он влачит апатичное и безучастное существование, которое впредь кажется ему лишенным смысла» [353, с. 38]. На такую смену акцентов указывает А. Инкельс [102]. В другом исследовании той же проблемы

А. Ф. Хенри и Д. С. Шорт [415] рассматривают самоубийство п убийство как акты агрессии, якобы различающиеся по направленности выражения агрессии: при суициде она обращена на себя, при убийстве — вовне. Авторы, затушевывая сущность самоубийства как акта отчаяния, направленного на прерывание жизненной активности, вместе с тем усматривают в качестве ведущего звена суицида активность и даже якобы агрессивность, необходимую, чтобы его совершить. В рассмотренных и в более поздних работах зарубежных авторов используется утверждение, что социальная структура общества и личность должны рассматриваться как важные независимые, хотя и взаимодействующие переменные, оказывающие каждая свое влияние на ход социального процесса [102, 437, 438]. Психологические исследования западных авторов, особенно выполненные в последние годы, еще более, чем цитированные выше социологические работы, устремлены на поиски частных причин социально-психологических проявлений стресса и «находят» эти причины в несовершенстве человеческой личности.

В значительной мере игнорируя влияние на судьбы людей их классовой принадлежности, социальных и экономических форм давления на человека, буржуазные психологи основную причину возникновения «стресса жизни» видят в том, что, стремясь к удовлетворению своих биологических и социальных потребностей, индивид сталкивается с тем, что социокультурные изменения, слишком быстрые для абсорбирования, становятся основанием для «болезней стресса». Так, Доротея Лайгтон справедливо указывает, что важнейшей причиной социального стресса становится «внешнее блокирование цели». Вместе с тем она редуцирует комплекс основных причин социального стресса до якобы фатального несоответствия возможностей человека адаптироваться к чрезмерно быстрому темпу социокультурных изменений. Реакция индивида на лишение его возможностей самопроявления — «это еще «больше стараться достигнуть цели, замещать другим предметом недостижимый, сдаться (прекратить борьбу) и продолжать стремиться к цели, но с развитием вызывающих стресс ментальных и физических симптомов» [456, с. 33]. Предотвращение стресса жизни лежит, как считает Д. Лайгтон, на путях улучшения службы здравоохранения и гуманизации общества. В этом, казалось бы, справедливом суждении скрыт оппортунистический смысл, который понимают многие на Западе. Приравнивание политических методов коррекции социальных условий, порождающих стресс, к психолого-психиатрическим методам их предотвращения и лечения, как указывает X. Феер, притупляет остроту проблемы. Психолого-психиатрическое снижение проявлений социального дистресса не уничтожает, а затушевывает его социально-политические причины. В связи с этим X. Феер поднимает вопрос о моральности психиатрических методов борьбы со стрессом.

Необходимо признать, что многие углубленные исследования ряда частных проблем, связанных с проблемой «стресса жизни», существенно обогатили наши знания социально-психологической сущности стресса.

Было показано, что социально-психологический стрессор характеризуется, в частности, изменением субъективной значимости общественного мнения для субъекта. Для одних его значимость при «социальном давлении» возрастает, для других может снижаться. Показано, что направленность этих изменений зависит, в частности, от оценки субъектом взаимоотношений в группе, т. е. психологического «климата» [496].

Изменение при стрессе субъективной значимости окружения находится в зависимости от уровня выраженности и динамики изменений таких показателей личности, как «место опоры» при оценке ситуации, степень невротизма и интра-экстраверсии, тревожности, циклоидных колебаний настроения и т. п. Субъективная значимость ситуации находится в сложной, нелинейной зависимости с интенсивностью и продолжительностью стресса. Важным фактором в определении направления изменений отношения к мнению окружающих при кратковременном стрессогенном воздействии того или иного рода является исходная, возникшая до стресса оценка субъектом отношения к нему. Социальная «поле- зависимость» при неподтверждении при стрессе имевшихся до него «полесигналов» свертывается (уменьшается), снижается поведенческая активность [366]. При доминировании социальнопсихологических проявлений стресса (социально-психологического синдрома стресса) обращение субъекта к общественному мнению увеличивается. У экстериалов это может проявляться в вид0, усиления опоры на окружающих, у интервалов — в попытке увеличения психологического давления на них. При доминировании в экстремальных условиях интеллектуальной активности (как проявления стресса) экстравертивная ее форма увеличивает субъективную значимость общественного мнения, интравертивная форма — снижает [366, 367 и др.]. Широко обсуждаются изменчивость и управляемость состояния тревожности. Райтменом в эксперименте было показано, что у ряда субъектов тревожность снижается в присутствии других людей. Однако П. Спектор и ф. Зайсфрунк [533] не подтвердили «всеобщности» его выводов. В их экспериментах снижение в присутствии других людей тревожности в ожидании шокового воздействия (ситуационной тревожности) возникало только как результат отвлечения внимания обследуемых. Видимо, влияние окружающих лиц на тревожность характера является значительно более сложно дифференцированным явлением.

Были высказаны по меньшей мере две альтернативные гипотезы относительно влияния поддержки со стороны лидера рабочей группы и товарищей по группе на проявление «производственного» стресса. Согласно первой гипотезе, стрессогенные факторы и поддержка влияют на развитие стресса у субъекта независимо друг от друга, т. е. каждый из этих двух факторов оказывает прямое влияние при стрессе на такие психологические феномены, как удовлетворение деятельностью, самооценки и т. п. Вторая гипотеза предполагала, что поддержка, оказываемая субъекту во время его деятельности в стрессогенных условиях со стороны рабочей группы, препятствует возникновению у данного субъекта проявлений стресса. Исследования, проведенные на группах моряков военно-морского флота США с регистрацией таких эффектов социально-психологического синдрома стресса, как «ролевая неопределенность (двусмысленность)», «ролевой конфликт» и т. п., показали большую правомерность первой гипотезы [451]. Если расценивать эти данные как заслуживающие доверия, то следует считать, что социальная «поддержка» в группе, работающей в стрессогенных условиях, не снижая выраженности стресса, способствует «переводу» его неблагоприятных проявлений в благоприятные, т. е. дистресса в эустресс.

В зарубежных исследованиях психологии стресса можно выделить ряд направлений, отличающихся методическими подходами к исследованию реакций при стрессе. На протяжении ряда лет широко используется определение социальной интраверсии — экстраверсии с помощью опросника Айзенка [366]. Этот метод ассимилирует методологические основы гештальтпсихологии, интерпретируя их в социально-психологическом смысле. При этом в качестве «фигуры» выступает внутренний мир субъекта, в качестве фона — его социальное окружение. Еще более близки к методам гештальтпсихологии исследования так называемой социальной полезависимости. Они проистекают из сопоставлений индивидуальных показателей сенсорной полезависимости индивида с его представлением себя в социальном окружении [570]. Сходные методологические принципы легли в основу метода определения «точки опоры» субъекта при организации и выполнении им своих социальных действий: на себя, на свои силы или же на окружающих людей, на внешние события. Этот метод, предложенный Роттером [511], в последующие годы стал наиболее популярным среди исследователей социально-психологических и социальных факторов стресса, т. е. так называемого стресса жизни. Широкое распространение получило в последние годы использование в психологических исследованиях дифференцированного определения двух видов тревожности: «тревожности характера» и «ситуационной тревожности», предложенное Шпильбергером [535]. Этот метод является примером привлечения к психологическим исследованиям медицинских и психоаналитических принципов.

Несмотря на несомненные успехи социально-психологических исследований общественного поведения человека при действии на него социально-психологических стресс-факторов, проблема «личность при стрессе» не решена. Наряду с очевидным прогрессом в изучении индивидуальных особенностей человека при стрессе один за другим в литературе но проблемам стресса возникают все новые малорезультативные подходы к анализу структуры межличностных отношений людей, все новые фрагментарные раскрытия особенностей взаимодействия людей при «социальном давлении». Однако с каждым таким новым частным успехом исследователи не преуспевают в осмыслении глобальной проблемы «стресса жизни» и тем более в разработке методов предотвращения стресса, вызываемого «социальным давлением». Причины такого своего неуспеха теоретики западной психологической науки видят: 1) в исключительной сложности и разнообразии индивидуальных особенностей человека, мобилизуемых для защиты от социальных экстремальных факторов; 2) в постоянном и сравнительно быстром изменении сложнейшего конгломерата факторов среды (социальных, биологических, физических и т. п.), действующих на людей в современном обществе. Такая методологическая установка побуждает большинство западных исследователей все более детализировать изучаемые особенности личности, а также постоянно модернизировать методики исследований в попытках поспевать за изменяющимися особенностями социальной среды.xd Вместе с тем буржуазные психологи игнорируют тот факт, что особенности межличностного взаимодействия определяются общественными взаимоотношениями в группе, в коллективе и, главное, в обществе. Причем в капиталистическом обществе решающим фактором «социального давления» на личность оказываются антагонистические межклассовые отношения. Беда в том, что буржуазная наука, обслуживающая господствующий класс, заинтересованный в выжимании всех человеческих возможностей из трудящихся любыми способами, в том числе мобилизуя для этого «социальное давление» на личность, вынуждает ученых уходить от анализа классового антагонизма как главного стресс-фактора капиталистического общества, скатываться на различные частные решения проблемы «человек и социальный стресс».

Смотрите так же:  Без боязни

Советская психология, вооруженная марксистско-ленинской философией и методологией диалектического материализма, вскрывает этот порочный круг попыток решить проблему «стресса жизни». При этом она кардинально, с учетом неантагонистических классовых отношений в советском обществе решает проблемы, возникающие в ходе постоянного развития нашего общества, в ходе постоянного совершенствования личности советского человека, его коллективистских тенденций, устремлений [7, 8, 18, 22, 41, 185, 268, 287]. Большинство зарубежных социальных психологов посвящают свои усилия анализу преимущественно негативных социально-психологических проявлений стресса, т. е. социальной активности, ведущей к деструкции группы, коллектива. Действительно, развитие таких тенденций в капиталистическом обществе порождает его «дегуманизацию» и возникновение таких явлений, как рост преступности, наркомании, психических и соматических заболеваний и т. д. При этом становится более редкой возможность социально-позитивных тенденций при стрессе, консолидирующих группу как коллектив. Уродливые, парадоксальные проявления таких тенденций можно усмотреть в возникновении антиобщественных групп: уголовных, фашиствующих. Их «сплоченная» активность приводит к ускоренному деструктурированию, разобщенности и дегуманизации общества. Аморальность кодексов, уставов, лежащая в основе формирования этих групп, не создает сплоченности, поскольку истинная сплоченность базируется на гуманистических началах. Для успешного решения задачи позитивного управления при стрессе общением (в широком смысле) необходимо помнить, что «социально-психологический угол зрения позволяет увидеть ее (личности — Л. К.) особенные способности или общественные «органы», которые вырабатываются жизнью в коллективе. Эти общественные способности — чувство долга, ответственности и общественная инициатива» [10, с. 238]. При анализе истоков и перспектив развития: факторов, консолидирующих и деструктурирующих группу, следует иметь в виду, что «в социально-психологическом аспекте на; первый план выступает общественная основа и того и другого» [Там же]. Личность, начиная общение, уже включена в многоуровневую сеть общественных отношений.

Изменения функционального состояния человека при стрессе меняют его отношение к окружающему миру, в том числе к миру людей. Рождающееся в общении и порождающее дальнейшее общение взаимодействие людей рассматривается различными направлениями психологической науки. Продуктивным явилось изучение человеческого общения с позиции общей психологии [184. 185], ввиду того что «общение и психика внутренне связаны: в актах общения осуществляется как бы презентация так называемого «внутреннего мира» субъекта другому субъекту» [185, с. 8]. Для изучения психологических феноменов общения (особенно наглядно проявляющихся при стрессовом изменении общения) могут быть использованы методологические принципы разных психологических направлений [24, 271 и др.]. При стрессе у людей изменяется не только характер физиологической и психологической активности, но и показатели активности общения. Это- отражается на взаимодействии индивида с социальной средой: с окружающими людьми, с группой, с коллективом, с членами производственной организации, в которую он включен, и т. д. Социальное взаимодействие заметно изменяется, когда стресс возникает одновременно у многих людей.

Существуют два подхода в оценке активности общения в экстремальных условиях. Одни авторы говорят о тех или иных формах, видах общения людей при стрессе, подразумевая, что стресс сказывается на этом взаимодействии (взаимосодействии, взаимопротиводействии и т. п.). Другие рассматривают активность общения людей при стрессе как собственно стресс, т. е. как определенного рода в той или иной мере неспецифические проявления адаптационно-защитной активности человеческого сообщества. Эта активность интегрируется из общественного поведения отдельных людей при стрессе. Авторы, придерживающиеся второго подхода к анализу изменений общения при стрессе, рассматривают измененное в экстремальных ситуациях взаимодействие людей как особую форму стресса, как его социально-психологический суб-синдром.

Таким образом, речь идет либо о результате влияния на характер общения стрессовых преобразований в индивидуальной структуре личностных особенностей и в функциональных системах организма индивида, либо об одном из проявлений стресса, но о проявлении иного уровня, чем стресс индивида. Во втором случае следует предполагать реальность стрессовых трансформаций уже не в одном человеке, а в группе, организации, коллективе — в массе людей. Целесообразными могут стать и тот, и другой подходы к анализу специфики общения при эмоциональной напряженности большинства взаимодействующих людей. Первый из указанных подходов может оказаться оправданным, когда основной массив исследования общения состоит из изучения таких феноменов, как общение при стрессе индивида, личности, общение в группе, в коллективе, но без подробного анализа экологических, эргономических, социологических аспектов адаптации людей к экстремальным факторам среды. Второй подход более целесообразен при изучении адаптации общественного человека, сообщества людей при экстремальных условиях, вызванных природной и социальной средой. Использование в настоящей работе как предмета исследований прежде всего человека в его целостной биологической и социальной, общественной сущности делает целесообразным рассмотрение особенностей общения в экстремальных условиях как субсиндрома стресса, сплетающегося и взаимодействующего с другими формами проявлений стресса, с другими его субсиндромами.

Изменения общения при стрессе могут возникать как при действии на человека физических, физиологических стрессоров, так и в результате контактов с людьми, характер общения которых изменен имеющимся у них стрессом. Целесообразно использовать три уровня анализа изменения общения как субсиндрома стресса [184]. Первый (метауровень) должен охватывать анализ взаимодействия людей в их общении на протяжении больших отрезков времени, сопоставимых с продолжительностью жизни поколений, с учетом так называемого «стресса жизни», т. е. изменения особенностей личностных характеристик и показателей здоровья, возникающих под влиянием длительных социальных, биологических и физических стрессоров, действующих локально на группу людей или на широкие слои населения. Второй (метауровень) относится к анализу отдельных актов общения людей при стрессе с учетом их индивидуальных профессиональных и т. п. особенностей, а также с учетом специфики стресс-факторов. Третий уровень анализа (микроуровень) должен относиться к изучению отдельных, сопряженных элементов общения при стрессе, раскрываемых специальными методами исследования (психофизическими, инженерно-психологическими и т. п.).

Естественно полагать, что признаки субсиндрома общения при стрессе могут так или иначе проявляться на разных этапах развития стресса как важный элемент адаптационно-защитных ответов индивида на экстремальность ситуации. Взаимодействие совокупности людей при стрессе должно создавать более эффективный защитный потенциал, чем антистрессовый потенциал отдельного человека. Стрессовые изменения общения вплетаются в структуру жизнедеятельности, поведения, рабочей активности людей. Они могут существенным образом, отрицательно или положительно, влиять на психологический климат коллектива, на производительность труда, на успешность преодоления экстремальных ситуаций. При разработке мер овладения стрессом необходимо, учитывая конкретные, частные факторы формирования рассматриваемого синдрома, базироваться на анализе общих закономерностей социально-психологических феноменов, особым образом проявляющихся в экстремальных условиях. Характер и динамика субсиндрома изменения общения при стрессе обусловливаются набором стрессоров, индивидуальными и личностными особенностями людей, на которых действуют эти стрессоры, социокультурными нормами, предусматривающими набор средств управления стрессом.

Стресс и социальная поддержка

Как видим, люди не только в искусственно созданных условиях социально-психологического эксперимента, но и в повседневной жизни стараются справиться со стрессовыми состояниями посредством вхождения в группы, общения, социальных взаимодействий. Иными словами, можно сказать, что социальное влечение обусловлено у людей психическими проблемами и затруднениями. Ну а поскольку они возникают почти постоянно, то и потребность в социальных взаимодействиях мы также испытываем почти всегда. Во всех этих случаях мы надеемся получить от других людей социальную поддержку. И в этом смысле социальную поддержку можно рассматривать как способ преодоления трудностей при помощи других людей. Понятно, что в повседневных взаимодействиях люди, как правило, испытывают потребность в эмоциональной и информационной поддержке. Именно об этом свидетельствуют результаты опроса, проведенного Каролин Кутронэ (1986) среди студентов университета Айовы, которых исследовательница просила описать свои социальные взаимодействия и стрессовые переживания в течение 14 дней. Анализируя отчеты студентов, Кутронэ обнаружила отчетливую корреляцию между стрессами и количеством социальных интеракций респондентов. Следовательно, другие люди и оказываемая ими поддержка могут выступать в качестве буфера, смягчающего воздействие стрессовых переживаний. В одних случаях снизить тревожность и другие неприятные переживания помогает информация, полученная от других людей. В иных же обстоятельствах редукция тревоги происходит благодаря эмоциональной поддержке, способствующей повышению самооценке. Вместе с тем, в некоторых ситуациях люди могут испытывать потребность и в эмоциональной, и в информационной поддержке одновременно. Причем, различные типы поддержки они могут ожидать не от одних и тех же, а от разных людей. Об этом, в частности, свидетельствует исследование Гейл Дакоф и Шелли Тейлор(1990), которые обнаружили, что люди, больные раком, ждут от врачей информационной поддержки, а от родственников и друзей — эмоциональной. И если тот тип поддержки, которая оказывается человеку, не совпадает с его ожиданиями (например, если врач вместо информирования пациента, стремиться поддержать его эмоционально), то эта поддержка, скорее всего, вообще не будет воспринята им как таковая, то есть как поддержка. Возможно, что такая поддержка способна произвести даже отрицательный эффект.

Таким образом, вхождение в группу может нейтрализовать тревожность и стресс в силу нескольких причин. Во-первых, мы часто обращаемся за помощью к людям, чтобы справиться с ощущением опасности. Во-вторых, информация, полученная от других, помогает нам уяснить положение дел, разобраться в ситуации, которая и спровоцировала возникновение тревоги. В-третьих, эмоциональная поддержка помогает нам убедиться в правильности наших собственных реакций в данной стрессовой ситуации.

Наконец, кроме всех отмеченных позитивных следствий Дэвид Майерс, основываясь на данных многочисленных исследований американских и европейских психологов, напрямую увязывает наличие социальной поддержки со здоровьем и ощущением счастья (Майерс, 1997).

Конечно, люди объединяются в группы не только потому, что так легче преодолевать стресс и тревогу. Причин для групповости гораздо больше. Человек может стремиться к другим людям и потому, что они ему нравятся, ему приятна их компания, что у них общие с ним интересы. Люди хотят примкнуть к той или иной группе, чтобы самоутвердиться, достичь самоидентификации. Вхождение в группу может приносить человеку материальные выгоды. Наконец, люди могут объединяться, чтобы развлекаться сообща. Словом, у людей имеется множество потребностей, желаний, фантазий и мечтаний, которые они могут удовлетворять только сообща, только взаимодействуя друг с другом.

Смотрите так же:  Физическое самочувствие при депрессии

Формирование благоприятного социально-психологического климата коллектива как фактор преодоления психологического стресса

Аннотация. В статье находят отражение вопросы реализации концепции социально-психологического климата, «возвращение» этой теории в современные реалии, использование диагностического аппарата концепции применительно к конкретному коллективу с целью исследования и формирования благоприятного социально-психологического климата для преодоления стрессовых ситуаций.
Ключевые слова: социально-психологический климат, психологический стресс, коллектив, самочувствие личности.

На сегодняшний день особое внимание уделяется явлению социально-психологического климата трудового коллектива (СПК). Актуальность данной проблемы обусловлена возросшими требованиями к уровню психологической включенности индивида в его трудовую деятельность, усложнением психической жизнедеятельности людей, постоянным ростом психической напряженности работников.

В отечественной психологии СПК коллектива рассматривается Г.М. Андреевой, В.В. Бойко, И.П. Волковым, Ю.Н. Емельяновым, А.Г. Ковалевым, Е.С. Кузьминым, А.Н. Лутошкиным, В.Н. Панферовым, Б.Д. Парыгиным, Л.Г. Почебут, В.А. Чикер и др.

На СПК коллектива постоянно воздействуют внешние и внутренние факторы. Совокупность воздействий этих факторов на социально-психологический климат коллектива проявляется в степени его благоприятности, переживаемая персоналом подразделения по-разному. Благоприятный СПК характеризуется преобладанием бодрого, жизнерадостного настроения, наличием взаимопонимания, способностью к совместной деятельности, ценится трудолюбие, честность и др.

Для неблагоприятного СПК коллектива свойственно: отсутствие равенства между коллегами, подавление инициативы сотрудников, негативное эмоциональное состояние, равнодушие к успехам и неудачам членов группы, высокие нагрузки, невозможность профессиональной самореализации, конфликты.

Переживание работником межличностных взаимоотношений отражается на настроениях, вызывает улучшение или ухудшение психологического самочувствия человека (увеличение психического напряжения).

Исследования в области изучения физиологии и психологии стресса посвящены труды таких ученых как С. Вожнер, Л.А. Китаев-Смык, Р. Лазарус, В.И. Медведев, Р. Розенфельд, Г. Селье, Д. Фонтана, Дж. Эверли, и др.

Стресс – это адаптационный синдром организма, процесс, состоящий из трех стадий: 1) стадия тревоги; 2) стадия адаптации и 3) стадия истощения. Стресс может носить как негативный характер (дистресс), так и оказывать позитивное воздействие на организм (эустресс).

Интенсивность нарушений при психологическом стрессе может варьироваться от незначительных изменений в эмоциональной сфере человека вплоть до серьезных заболеваний. Происходят нарушения в поведенческой, интеллектуальной, эмоциональной и физиологической сферах. Переживание острых и хронических стресс-состояний приводит к ухудшению таких характеристик труда, как надежность, продуктивность, быстродействие, качество работы, а иногда может быть причиной аварий и травм.

На развитие стресса оказывают влияние следующие факторы: генетическая предрасположенность, родительские сценарии, личностные особенности человека, социальные условия и условия труда, ближайшее окружение (родственники, друзья, коллеги) и др.

Таким образом, СПК коллектива оказывает следующее воздействие на психологический стресс:

— Положительный климат в коллективе способствует увеличению производительности труда, профессиональной самореализации и самовыражению личности, способствует росту личностных притязаний работника.

— Уровень стресса на работе возрастает за счет таких факторов, как тяжесть психологического прессинга и отсутствие свободы в принятии решений, что свойственно для неблагоприятного СПК.

— Благоприятный СПК способствует принятию корпоративной культуры организации, адаптации работника к условиям труда, минимизируя интенсивность нарушений в следствие стрессовых реакций.

— Взаимодоверие, понимание и взаимовыручка коллег способствуют повышению показателей стрессоустойчивости и устранению внеорганизационных источников стресса. Уменьшается вероятность возникновения таких проблем, как разделение профессиональной и семейной ролевой стратегии поведения, притязания супругов на почве карьерных достижений и др.

Таким образом, на самочувствии личности в коллективе отражаются ее отношения в группе в целом, степень удовлетворенности своей позицией и межличностными отношениями в ней.

Стресс социальная психология

В рамках теорий организационного стресса постулируется связь между параметрами организационного функционирования и психическим здоровьем членов организации. Организационный стресс (organizational stress) рассматривается как следствие негативного влияния на работника особенностей той организации, в которой он трудится.

В США начало исследований организационного стресса, проводившихся в рамках индустриальной медицины и клинической психиатрии, датируется 1915 г. Особенно быстрое и интенсивное развитие это направление получило после второй мировой войны, когда от этих исследований многого ожидали в плане повышения эффективности промышленного производства. В нашей стране изучение проблемы влияния производства на нервно-психическое здоровье работающих связано с именем Л.М.Розенштейна, под руководством которого был проведен ряд обследований на предприятиях г. Москвы в середине 1920-х гг. Поскольку уровень болезненности оказался чрезвычайно высоким – до ¾ обследованных, эти исследования подверглись ожесточенной идеологизированной критике и были прекращены. Только в 1960-х гг. эти работы получили квалифицированную оценку и признание. С середины 1980-х гг. психическое здоровье в организациях вновь стало предметом активного изучения в различных науках.

В рамках этих исследований все источники организационного стресса, оказывающего повреждающее влияние на здоровье работающих, подразделяются на внутриорганизационные и внеорганизационные (1). К внутриорганизационным источникам стресса относятся три группы факторов:

• факторы физической среды, связанные с технико-технологической стороной деятельности организации;
• факторы организационного функционирования;
• факторы межличностных отношений работников.

Совокупное влияние факторов организационной среды всех трех перечисленных групп создает определенный уровень организационного стресса. Повреждающее воздействие на здоровье членов организации оказывает также внеорганизационный стресс, главным источником которого становятся изменения во внешней среде организации (научно-технические, экономические, социально-политические). К внеорганизационному стрессу относится также и социальный стресс, источники которого коренятся в тех или иных жизненных обстоятельствах работника.

Результаты проведенных психологических исследований актуализируют вопрос, связанный с необходимостью управления стресс-процессом в организациях. В современном стресс–менеджменте в организациях все чаще используется модель интервенций (SMI – stress management interventions). Часто разграничивают уровни, на которых происходят интервенции (первичная, вторичная или третичная). Они не являются взаимоисключающими, но в некоторой степени каждый из них независим, и выбор подхода в значительной мере влияет как на отдельных людей, так и на организации в целом (2).

Первичные интервенции основаны на предположении, что наиболее эффективный способ борьбы с последствиями стресса — это устранить или, по крайней мере, снизить влияние его источников (стрессоров) в рабочей среде, а, следовательно, уменьшить давление на работников. Этот вид интервенций – наиболее активный и профилактический подход к стресс-менеджменту, он концентрируется на адаптации физической, социально-психологической, социально-политической среды индивидуальным потребностям человека. Устранение или снижение влияния стрессоров – наиболее прямой способ уменьшить стресс, поскольку он направлен на сам источник стресса.

Вторичные интервенции направлены не на изменения условий труда или организационной среды, а ориентированы на человека и, в первую очередь, — на увеличение осведомленности людей об уровне их переутомления, напряжения и изменении их личных копинг-стратегий. Вторичные интервенции могут быть как проактивными, так и реактивными. В качестве методов вторичной интервенции используются медитация, релаксационные тренинги, обратная биологическая связь, когнитивное реструктурирование, управление временем, стратегии разрешения конфликтов. В большом количестве организаций также в рамках этого подхода проводят мероприятия по улучшению здоровья своих работников, которые иногда называют программами «wellness».

Третичные интервенции стресс-менеджмента связаны с реабилитацией людей, здоровье или благополучие которых пострадало в результате рабочего переутомления. Интервенции на этом уровне основаны в большей мере на «лечении», а не превентивной философии. В ряде организаций в рамках этого подхода реализуются программы помощи служащим (Employee assistance programs – EAP). Эти программы в основном состоят из определенного вида психологического консультирования, чтобы помочь персоналу преодолеть рабочие стрессоры, которые нельзя изменить на структурном уровне, либо когда существует дисбаланс между рабочими стрессорами и жизнью вне работы. Характерным для EAP является целый ряд услуг, их могут оказать специалисты, которые работают в организации, или внешние консультанты. Чаще для этой цели используют последних, поскольку одной из основных проблем EAP, является конфиденциальность и защита личной информации.

Исследователи организационного стресса продолжают утверждать, что большинство организационных интервенций терпят неудачу из-за того, что они предлагают частичное решение и возлагают на человека ответственность за изменение его копинг-механизмов, а не признают и моделируют структурные переменные на уровне работы или организации. В основном внимание уделяют вторичным и третичным интервенциям, а первичные интервенции, которые на самом деле снижают влияние стрессоров, рассматривают достаточно редко. С точки зрения руководителей организации, более удобно, когда стресс-менеджмент фокусируется на восприятии и поведении отдельного человека, а не на организации или ре-дизайне работ. Вторичные и третичные интервенции требуют меньших затрат и не предполагают долгосрочного реструктурирования или глобального изменения в практике и процессах работы. Кроме того, эти подходы позволяют руководителям организаций не брать на себя ответственность за чрезмерное переутомление, которое испытывают их подчиненные.

В целях проведения исследований в организациях для принятия решений в рамках первичных интервенций стресс-менеджмента нами разработана программа мониторинга персонала и социально-психологических явлений «Стресс-аудит» (свидетельство о государственной регистрации № 2014610015).

Программа позволяет в различных режимах («он-лайн», локальная сеть, отдельный компьютер) при соблюдении анонимности или сохранении персональных данных изучить организационную среду, провести оценку управленческих кадров, оценить морально-психологический климат в подразделениях, характер и способы разрешения возникающих конфликтов, морально-психологическое состояние и рейтинг сотрудников (6).

Полученная в ходе исследования информация позволяет выделить стресс-факторы, имеющие патогенное значение для нервно-психического здоровья, работоспособности персонала, и, следовательно, эффективности деятельности всей организации.

Для оценки организационной среды разработан опросник, основанный на модульно-функциональном подходе к анализу деятельности организации. В опроснике выделены несколько модулей, в каждом из которых персонал организации может оценить значимость различных стресс-факторов. Материально-технический модуль включает вопросы, связанные с оценкой площадей помещений организации, оборудования, транспорта, безопасности труда, организации рабочего места и т. п. как для отдельных подразделений, так и для организации в целом. Кадровый модуль позволяет оценить политику организации в области трудовых ресурсов; обучения и переподготовки сотрудников; психологическое сопровождение работы с кадрами, вопросы текучести кадров, уровня профессионализма руководящих кадров, сокращения штатов, реформирования, правовой и социальной защищенности сотрудников и т.д.

Социально-психологический модуль включает вопросы, связанные с оценкой социально-психологического климата в коллективе, характера и способов разрешения производственных конфликтов, отношения людей к своей работе, руководству, дисциплине, результатам и качеству профессиональной деятельности и т.д. Производственный модуль дает возможность оценить функциональное поле деятельности сотрудников и подразделений организации. Речь идет об изучении фактической, реальной деятельности в часах, минутах, операциях, функциях и т. п. на уровне рабочего места, подразделения и всей организации. В данном модуле выделяются такие факторы как ненормированный рабочий день, большой объем работы, загруженность, палочная система, дефицит времени, сжатые сроки, выполнение несвойственных функций по должности и т.д. Управленческий модуль позволяет оценить рабочее место, где обобщаются информационные потоки и принимаются необходимые решения для нормального функционирования отдельных подразделений и всей организации. Самым необходимым здесь является изучение функционального поля деятельности руководителей разного уровня. Управленческий модуль характеризуют такие факторы как негативное отношение руководства и неуважение к подчиненным, отсутствие профессионализма руководителей, неэффективное руководство, невнимательность начальника к проблемам сотрудников и т.д. В информационно-аналитическом модуле анализируются и оцениваются, во-первых, реальные, межличностные коммуникации, в которые вступают сотрудники, выполняя свои функциональные обязанности; во-вторых, функциональные взаимодействия различных подразделений между собой в физическом, территориальном пространстве всей организации. К этому модулю также относятся особенности каналов передачи информации, материала носителя информации, потребности персонала в информации, ее качестве и объеме и т. д. Этот модуль включает в себя такие факторы как недостаточное взаимодействие с другими подразделениями, их удаленность, отсутствие дополнительной информации, оперативности и т.д. В рамках финансового модуля рассматриваются экономические индексы и критерии оценки деятельности, как отдельного сотрудника, так и всей организации. В этом модуле оцениваются такие факторы как уровень заработной платы, недостаточное финансирование, отсутствие оплаты за переработку и т.д. В личностном модуле основное внимание направлено на изучение мотивации, ценностей, психических состояний, острых и хронических заболеваний, а также личностных и профессионально-деловых качеств сотрудников, работающих в различных подразделениях и службах организации. Внешний модуль характеризует те факторы, которые воздействуют на сотрудников из окружающей среды и особенности коммуникации сотрудников с внешней средой. Модуль включает в себя оценку следующих факторов: политическая и экономическая ситуация в стране, общую социальная обеспеченность, проблемы в семье, отношение населения к организации, освещение в СМИ деятельности организации, ее сотрудников и т.д.

Смотрите так же:  Как называется психическое расстройство

Модульно-функциональный подход к анализу деятельности позволяет не только оптимизировать принятие решений о тактических целях и задачах, но и сформировать стратегические цели по управлению развитием организации. Повышение эффективности деятельности возможно не только за счет более полного использования и развития ресурсов персонала, но и за счет снижения издержек, решения имеющихся проблем и снятия ограничений, затрудняющих, а иногда и противоречащих деятельности всей организации или отдельных ее подразделений.

Программа позволяет провести рейтинг управленческих кадров с помощью метода экспертной оценки. Суть метода сводится к получению оценки личности руководителя на основе учета мнений экспертов, хорошо знающих его по совместной деятельности. Оценка руководителя проводится по шести группам компетенций: нравственно-ценностные и мотивационные, познавательно-прогностические, эмоционально-волевые, коммуникативные и организаторские. На их основе рассчитывается интегральный показатель делового и эмоционального статуса руководителя, степень его авторитетности.

Исследование в организации морально-психологического состояния сотрудников и социально-психологического климата в подразделениях позволяет изучить отношение к работе, степень удовлетворенности различными сторонами профессиональной деятельности, структуру мотивации персонала, степень доверия сотрудников руководителям, степень удовлетворенности взаимоотношениями с коллегами, подготовленность и организованность совместной деятельности, сплоченность и другие характеристики. Анализ этих данных позволяет выявить причины и условия, оказывающие негативное влияние на морально-психологическое состояние персонала, снижающие их мотивацию, удовлетворенность работой и, следовательно, эффективность деятельности организации, а также разработать и принять на этой основе соответствующие управленческие решения.

Характер и способы разрешения возникающих в организации конфликтов исследуются в описываемой программе с помощью нескольких методик, направленных на оценку глубины конфликта, степени конфликтности сотрудников, поведения конфликтующих сторон. Эти данные позволяют выявить наиболее типичные конфликты, существующие в организации, уровень их глубины и определить способы психологической коррекции, направленные на обеспечение конструктивного взаимодействия конфликтантов.

Функционал программы позволяет определить рейтинг персонала в организации на основе экспертной оценки степени выраженности профессиональных, деловых и личностных качеств сотрудников. Оцениваются такие качества, как стремление к достижению коллективом успехов, установка на соблюдение законности, честность, порядочность, способность к принятию нестандартных решений, умение анализировать информацию и выделять главное, оперативность мышления, эмоциональная устойчивость, работоспособность, умение устанавливать психологический контакт, профессиональная общительность, способность к сотрудничеству, умение разрешать конфликтные ситуации, авторитетность и другие. На основании полученных результатов определяется деловой и эмоциональный статус сотрудников. Эмоциональный статус определяет эмоционального лидера среди персонала, который имеет большое влияние на социально-психологические процессы и явления в организации. При условии сотрудничества с руководством он может позитивно влиять на коллег. Будучи в оппозиции к руководству, он может создавать конфронтацию и направлять социально-психологические процессы в организации в нужное для себя русло.

Программа предусматривает при проведении всех выше описанных исследований редактирование имеющихся опросников под конкретные цели и задачи. В ходе проведения исследования в программе формируется база данных. В результате компьютерной обработки данных представляется общая и детальная статистика, для наглядного представления результатов используются таблицы, графики, диаграммы и т.д. В функциональные возможности программы заложена возможность подготовки текстовых отчетов и соответствующих рекомендаций для управленческих решений по результатам проведенных исследований на основе имеющихся типовых образцов, что позволяет работать с данной программой специалистам, не имеющим психологической подготовки.

Помимо описанных способов сбора и обработки информации, функциональные возможности программы позволяют на основе имеющихся шкал самостоятельно конструировать различные опросники для решения возникающих в организации практических задач. Данные, собранные с помощью самостоятельно разработанных опросников, также подвергаются статистической обработке с последующей их наглядной демонстрацией.

Общий принцип работы программы мониторинга персонала и социально-психологических явлений в организации заключается в распределенном хранении данных и легкому доступу к ним через интернет. Данные представляются в виде нескольких уровней, каждый из которых хранит и обрабатывает определенную информацию. Хранятся данные на выделенных серверах или компьютерах. Возможна трехуровневая система организации работы.

Третий уровень (территориальный) – это уровень отдельных подразделений организации. Это сервер или выделенный компьютер, который хранит данные, касающиеся работы конкретного подразделения. Логически данные делятся на 2 части: персональные данные и общие данные, доступ к которым имеет руководитель и/или менеджер по персоналу данного подразделения. Общие данные отправляются для дальнейшего анализа и обработки на следующий уровень – региональный.

Второй уровень (региональный) условно представляет собой сервер, который хранит и обрабатывает данные по отдельному городу (области, региону и т.д.). Сюда стекается информация со всех «подчиненных» подразделений. Эта информация (общие данные по подразделениям) доступна для руководителей и/или менеджеров по персоналу региона в любой момент через интернет. Также сервер обрабатывает данные и отправляет их для окончательного анализа и формирования отчетов на головной сервер.

Первый уровень (высший или федеральный) представляет собой выделенный сервер, хранящий и обрабатывающий общую информацию о ситуации в регионах и отдельных территориальных подразделениях. Сервер генерирует общую статистику и отчетность для наглядного представления.
Все уровни взаимосвязаны, информация между ними может передаваться как в прямом, так и в обратном направлении. На каждом уровне сервер анализирует информацию и фильтрует ее для передачи на более высокий уровень. Главная задача состоит в том, чтобы как можно проще и быстрее обмениваться информацией между территориальным и федеральным уровнями, используя в качестве переходного уровня региональные серверы. Эта проблема решается при использовании интернета для передачи данных. Альтернативный вариант работы (без использования серверов и отсутствия интернета на всех уровнях) предполагает обработку информации не на сервере, а на отдельных компьютерах. Данные отправляются на соответствующий уровень отдельными файлами по электронной почте, флешками или любыми другими способами. Данные хранятся не в системе управления базы данных (СУБД), а в отдельных папках и файлах. В этом случае возникает дополнительная сложность при обработке данных, накопленных за определенные периоды, а также при анализе и сборе статистики. Работа, таким образом, не рассчитана на обработку больших массивов данных (для этого требуется СУБД).

Апробация программы мониторинга персонала и социально-психологических явлений в организации проводилась нами в течение 2011-2013 гг. на базе подразделений системы МВД России (3,4,5).

Результаты исследований организационной среды, получаемые с помощью программы мониторинга персонала и социально-психологических явлений, имеют большое практическое значение для стратегических решений, связанных с управлением развития организаций в целях повышения эффективности их функционирования.

1. Гурвич И.Н. Социальная психология здоровья. – СПб.: Издательство СПбГУ, 1999.
2. Кэри Л.Купер, Филипп Дж. Дэйв, Майкл П.О’Драйсколл. Организационный стресс. Теории исследования и практическое применение /Пер. с англ. – Харьков, 2007.
3. Пряхина М.В. Профессиональный стресс руководителей органов внутренних дел и его психопрофилактика / М.В. Пряхина, И.Ю. Кобозев. – СПб., 2011.
4. Пряхина М.В. Организационные стресс-факторы и профессиональное здоровье сотрудников органов внутренних дел /Вестник Орловского Государственного университета.- 2011.- №5.
5. Пряхина М.В. Технологии стресс-менеджмента в системе МВД России /Юридическая психология.-2012.-№3.
6. Пряхина М.В. Программа мониторинга персонала и социально-психологических явлений в организациях «Стресс-аудит» /Проблемы современного педагогического образования. Серия: Педагогика и психология. Крымский Федеральный университет им. В.И.Вернадского.- 2016.- № 50 (4).

Другие статьи

  • Фенкарол таблетки инструкция по применению для детей Фенкарол для детей Сегодня в продаже Форма выпуска, состав и упаковка ◊ Таблетки белого или почти белого цвета, круглые, плоскоцилиндрические, с фаской. Вспомогательные вещества: сахар, крахмал картофельный, кальция стеарат. 10 шт. - упаковки ячейковые контурные (2) - […]
  • Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста Консультация (младшая группа) по теме: консультация для воспитателей. Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного возраста. Консультация для воспитателей. Предварительный просмотр: Формы и методы экологического воспитания детей дошкольного […]
  • Можно ли отказаться от совершеннолетнего ребенка Можно ли отказаться от совершеннолетнего ребенка Законодательством Российской Федерации не предусмотрено процедуры отказа от ребенка, возможно только лишение родительских прав. Так, согласно ст. 69 СК РФ родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если […]
  • Что входит в обязанности родителей по воспитанию детей Глава 12. Права и обязанности родителей (ст.ст. 61 - 79) Глава 12. Права и обязанности родителей См. Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 20 июля 2011 г. © ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 2019. […]
  • Можно ли ребенку капать ромашку в нос отвар ромашки и нос неделю назад мы заболели к нам приходила врач и сказала 5 раз в день промывать нос пипеткой ромашки, потом отсасывать аспиратором, а потом капать капли сейчас я разговаривала с подругой, она меня отругала, сказала, что нельзя так ни в коем случае, […]
  • Как правильно купать в круге месячного ребенка Как купать ребёнка с кругом на шее С какого месяца купать ребёнка с кругом на шее, как правильно это делать, в какое время? Советы доктора Комаровского и видео инструкция. Водные процедуры – особенное удовольствие для маленького ребенка. Кроме обычного гигиеничного […]