Стрессы адаптации

Стрессы адаптации

Адаптация — это динамический процесс, благодаря которому подвижные системы живых организмов, несмотря на изменчивость условий, поддерживают устойчивость, необходимую для существования, развития и продолжения рода. Именно механизм адаптации, выработанный в результате длительной эволюции, обеспечивает возможность существования организма в постоянно меняющихся условиях среды.
Благодаря процессу адаптации достигается сохранение гомеостаза при взаимодействии организма с внешним миром. В этой связи процессы адаптации включают в себя не только оптимизацию функционирования организма, но и поддержание сбалансированности в системе “организм-среда”. Процесс адаптации реализуется всякий раз, когда в системе “организм-среда” возникают значимые изменения, и обеспечивает формирование нового гомеостатического состояния, которое позволяет достигать максимальной эффективности физиологических функций и поведенческих реакций. Поскольку организм и среда находятся не в статическом, а в динамическом равновесии, их соотношения меняются постоянно, а следовательно, также постоянно должен осуществляется процесс адаптации.
Вышеприведённое относится в равной степени и к животным, и к человеку. Однако существенным отличием человека является то, что решающую роль в процессе поддержания адекватных отношений в системе “ индивидуум-среда”, в ходе которого могут изменяться все параметры системы, играет психическая адаптация.

Психическую адаптацию рассматривают как результат деятельности целостной самоуправляемой системы (на уровне “оперативного покоя”), подчёркивая при этом её системную организацию. Но при таком рассмотрении картина остаётся не полной. Необходимо включить в формулировку понятие потребности. Максимально возможное удовлетворение актуальных потребностей является, таким образом, важным критерием эффективности адаптационного процесса. Следовательно , психическую адаптацию можно определить как процесс установления оптимального соответствия личности и окружающей среды в ходе осуществления свойственной человеку деятельности, который (процесс) позволяет индивидууму удовлетворять актуальные потребности и реализовывать связанные с ними значимые цели, обеспечивая в то же время соответствие максимальной деятельности человека, его поведения, требованиям среды.
Психическая адаптация является сплошным процессом, который, наряду с собственно психической адаптацией (то есть поддержанием психического гомеостаза), включает в себя ещё два аспекта :
а) оптимизацию постоянного воздействия индивидуума с окружением;
б) установление адекватного соответствия между психическими и физиологическими характеристиками.

Изучение адаптационных процессов тесно связано с представления об эмоциональном напряжении и стрессе. Это послужило основанием для определения стресса как неспецифической реакции организма на предъявляемые ему требования, и рассмотрение его как общего адаптационного синдрома.
Известный зарубежный психолог Ганс Селье, основоположник западного учения о стрессах и нервных расстройствах, определил следующие стадии стресса как процесса :
1). непосредственная реакция на воздействие (стадия тревоги);
2). максимально эффективная адаптация (стадия ресистентности);
3). нарушение адаптационного процесса (стадия истощения).
В широком смысле эти стадии характерны для любого адаптационного процесса.
Одним из факторов стресса является эмоциональная напряженность, которая физиологически выражается в изменениях эндокринной системы человека. К примеру, при экспериментальных исследованиях в клиниках больных было установлено, что люди, постоянно находящиеся в нервном напряжении, тяжелее переносят вирусные инфекции. В таких случаях необходима помощь квалифицированного психолога.
Основные черты психического стресса:
1) стресс — состояние организма, его возникновение предполагает взаимодействие между организмом и средой;
2) стресс — более напряженное состояние, чем обычное мотивационное; оно требует для своего возникновения восприятия угрозы;
3) явления стресса имеют место тогда, когда нормальная адаптивная реакция недостаточна.
Так как стресс возник главным образом именно от восприятия угрозы, то его возникновение в определенной ситуации может возникать по субъективным причинам, связанным с особенностями данной личности.
Вообще, так как индивидуумы не похожи друг на друга, от фактора личности зависит очень много. К примеру, в системе “человек-среда” уровень эмоциональной напряженности нарастает по мере увеличения различий между условиями, в которых формируются механизмы субъекта, и вновь создавшихся. Таким образом, те или иные условия вызывают эмоциональное напряжение не в силу их абсолютной жёсткости, а в результате несоответствия этим условиям эмоционального механизма индивида.
При любом нарушении сбалансированности “человек-среда” недостаточность психических или физических ресурсов индивидуума для удовлетворения актуальных потребностей или рассогласование самой системы потребностей является источником тревоги. Тревога, обозначаемая как
— ощущение неопределенной угрозы;
— чувство диффузного опасения и тревожного ожидания;
— неопределенное беспокойство,
представляет из себя наиболее сильно действующий механизм психического стресса. Это вытекает из уже упоминаемого ощущения угрозы, которое представляет из себя центральный элемент тревоги и обуславливает ее биологическое значение как сигнала неблагополучия и опасности.
Тревога может играть охранительную и мотивационную роль, сопоставимую с ролью боли. С возникновением тревоги связывают усиление поведенческой активности, изменение характера поведения или включение механизмов интрапсихической адаптации. Но тревога может не только стимулировать активность, но и способствовать разрушению недостаточно адаптивных поведенческих стереотипов, замещению их более адекватными формами поведения.
В отличие от боли тревога — это сигнал опасности, которая еще не реализована. Прогнозирование этой ситуации носит вероятностный характер, а в конечном итоге зависит от особенностей индивида. При этом личностный фактор играет зачастую решающую роль, и в таком случае интенсивность тревоги отражает скорее индивидуальные особенности субъекта, чем реальную значимость угрозы.
Тревога, по интенсивности и длительности неадекватная ситуации, препятствует формированию адаптационного поведения, приводит к нарушению поведенческой интеграции и всеобщей дезорганизации психики человека. Таким образом, тревога лежит в основе любых изменений психического состояния и поведения, обусловленных психическим стрессом.
Профессор Березин определил тревожный ряд, который представляет существенный элемент процесса психической адаптации:
1) ощущение внутренней напряженности — не имеет ярко выраженного оттенка угрозы, служит лишь сигналом ее приближения, создавая тягостный душевный дискомфорт;
2) гиперестезические реакции — тревога нарастает, ранее нейтральные стимулы приобретают негативную окраску, повышается раздражительность;
3) собственно тревога — центральный элемент рассматриваемого ряда. Проявляется ощущением неопределенной угрозы. Характерный признак : невозможность определить характер угрозы, предсказать время ее возникновения. Часто происходит неадекватная логическая переработка, в результате которой из-за нехватки фактов выдается неправильный вывод;
4) страх — тревога, конкретизированная на определенном объекте. Хотя объекты, с которыми связывается тревога могут и не быть ее причиной, у субъекта создается представление о том, что тревогу можно устранить определенными действиями;
5) ощущение неотвратимости надвигающейся катастрофы — нарастание интенсивности тревожных расстройств приводит субъекта к представлению о невозможности предотвращения грядущего события;
6) тревожно-боязливое возбуждение — вызываемая тревогой дезорганизация достигает максимума, и возможность целенаправленной деятельности исчезает.
При пароксизмальном нарастании тревоги все указанные явления можно наблюдать в течении одного пароксизма, в других же случаях их смена происходит постепенно.
Для изучения тревоги вызывается набиралась группа испытуемых-добровольцев, у которых вызвали стресс экспериментально, основываясь на эффекте плацебо. Тревожная реакция имела место у подавляющего большинства используемых, что наглядно демонстрирует эффективность психической адаптации у испытуемых при низком ( I ) и высоком ( II ) уровне тревоги в зрелом (а) и юношеском (б) возрасте.

Стресс и расстройства адаптации

Автор: Воробьева О.В. (ФГАОУ ВО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава России (Сеченовский Университет), Москва)

Для цитирования: Воробьева О.В. Стресс и расстройства адаптации // РМЖ. 2009. №11. С. 789

Стресс, тревога и депрессия являются значимыми факторами в развитии и прогрессировании большого числа заболеваний – от астмы, кардиоваскулярной болезни до рака и ВИЧ–инфекции. Эта связь между стрессом и нейробиологическими изменениями, приводящими к психическим расстройствам и соматическим нарушениям, прекрасно документирована в медицинской литературе на протяжении последнего столетия.

Стресс (англ. Stress – напряжение) — это состояние напряжения адаптационных механизмов. Понятие «стресс» впервые было описано T.R. Glynn в 1910 г. и благодаря классическим работам H. Selye (1936) прочно вошло в обыденную жизнь. Стресс в широком смысле можно определить, как неспецифическую реакцию организма на ситуацию, которая требует большей или меньшей функциональной перестройки организма, соответствующей адаптации к данной ситуации. Не только негативные события, но и психологически благоприятные события требуют адаптивных затрат и, следовательно, являются стрессорными.
Важно иметь в виду, что любая новая жизненная си­туация вызывает стресс, но далеко не каждая из них бы­вает критической. Критические ситуации вызывает ди­стресс, который переживается как горе, несчастье, ис­тощение сил и сопровождается нарушением адаптации, контроля, препятствует самоактуализации личности. Все критические ситуации, от сравнительно легких до са­мых трудных (стресс, фрустрация, конфликт и кризис), требуют от человека различной внутренней работы, определенных умений по их преодолению и адаптации к ним.
Степень выраженности реакции на стресс одной и той же силы может быть различной и зависит от многих факторов: пол, возраст, структура личности, уровень социальной поддержки, разного рода обстоятельства. У некоторых лиц с чрезвычайно низкой стрессоустойчивостью в ответ на стрессовое событие, не выходящего за рамки обычного или повседневного психического стресса, может развиться болезненное состояние. Более или менее очевидные для больного стрессорные события вызывают болезненные симптомы, нарушающие привычное функционирование пациента (могут нарушаться профессиональная деятельность, социальные функции). Эти болезненные состояния получили названия расстройства адаптации.
Клиническая картина
Заболевание развивается, как правило, в течение трех месяцев после воздействия психосоциального стрессора или множественных стрессов. Клинические проявления адаптивного расстройства крайне вариабельны. Тем не менее обычно можно выделить психопатологические симптомы и сопряженные с ними вегетативные расстройства. Именно вегетативные симптомы заставляют пациента искать помощи у врача.
Чувство жара или холода, тахикардия, тошнота, аб­до­минальная боль, диарея и запор могут быть по­след­ствием вегетативного ответа на стресс. Неадекватный стимулу (стрессу) вегетативный ответ – базис для многих психосоматических расстройств. Знание паттерна вегетативного ответа на психологический стресс позволяет понять стресс–зависимые заболевания (табл. 1). Вегетативный ответ на стресс может явиться триггером соматического заболевания (психосоматические бо­лез­ни). Например, кардиоваскулярный ответ на стресс повышает потребление миокардом кислорода и может вызвать стенокардию у лиц с коронарной болезнью.
Большинство больных предъявляют исключительно органные жалобы, исходя из собственных или культуральных представлений о значимости того или иного органа в организме. Вегетативные нарушения могут проявляться преимущественно в одной системе (чаще в кардиоваскулярной), но в большинстве случаев активный расспрос больного позволяет выявить менее выраженные симптомы со стороны других систем. С течением заболевания вегетативные нарушения приобретают отчетливый полисистемный характер. Закономерным для вегетативной дисфункции является замена одних симптомов на другие. У больных, помимо вегетативной дисфункции, довольно часто отмечаются нарушения сна (трудности засыпания, чуткий поверхностный сон, ночные пробуждения), астенический симптомокомплекс, раздражительность, нейроэндокринные нарушения.
Психические нарушения облигатно сопровождают вегетативную дисфункцию. Однако тип психического рас­стройства и степень его выраженности широко варьируют у различных больных. Психические симптомы часто скрываются за «фасадом» массивной вегетативной дисфункции, игнорируются больным и окружающими его лицами. Умение врача «увидеть» у пациента, помимо вегетативной дисфункции, психопатологические симптомы является решающим в диагностике расстройств адаптации.
Чаще всего дезадаптация характеризуется тревожным настроением, ощущением неспособности справиться с ситуацией и даже снижением способности функционировать в повседневной жизни. Тревожность проявляется диффузным, крайне неприятным, часто неопределенным ощущением опасения чего–то, ощущением угрозы, чувством напряжения, повышенной раздражительностью, плаксивостью (табл. 2). Пациент испытывает «тревожное предчувствие» – ориентированная в будущее озабоченность, которая отражает готовность справиться с наступающими негативными событиями. Иногда пациент высказывает опасения в отношении реальных и/или предполагаемых неприятных событий. Например, своему окружению такой пациент может высказывать различные катастрофические мысли, связанные с мировым экономическим кризисом: «…а к весне в нашей стране все будут питаться исключительно черным хлебом и водой. И машин на улице не будет – не на что будет заправляться. Пред­ставляешь – пустые улицы…». Если слушатель также скло­нен к беспокойству, то слова пациента упали на бла­годатную почву, тревога начинает охватывать («за­ражать») окружение пациента. Такое распространение тревоги особенно характерно в периоды социального неблагополучия. В то же время тревога у этой категории пациентов может проявляться конкретными страхами, в первую очередь опасениями по поводу собственного здоровья. Пациенты испытывают страх перед возможным развитием инсульта, инфаркта, онкологического процесса и других тяжелых заболеваний. Эта категория пациентов характеризуется частым посещением врача, проведением многочисленных повторных инструментальных исследований, тщательным изучением медицинской литературы.
Расстройство адаптации с депрессивным на­стро­е­нием характеризуется пониженным фоном на­строения, иногда достигающим уровня тоски, ограничением привычных интересов, желаний. Пациенты высказывают пес­симистические мысли в отношении текущих событий, однообразно негативно интерпретируют любые события, обвиняют себя и/или окружающих в невозможности влиять на события. Будущее представляется им исключительно в черных тонах. Для этой категории пациентов характерно умственное и физическое истощение, снижение концентрации внимания, ухудшение памяти, утрата интересов. Пациенты обращают внимание, что им трудно собраться с мыслями, любое начинание кажется невыполнимым, требуется волевое усилие, чтобы поддерживать обыденную бытовую активность. Отмечают затруднение концентрации внимания на одном вопросе, трудность в принятии решений, а затем в воплощении его в жизнь. Больные, как правило, осознают свою несостоятельность, однако стараются ее скрыть, приводя разнообразные причины в оправдание своего бездействия. Основной симптом депрессии – сниженное настроение (тоска) часто активно отрицается пациентом или рассматривается им, как малозначимый вторичный симптом, связанный с соматической патологией. В ряде случаев депрессивной аффект может скрываться за дополнительными психическими симптомами: раздражительностью, ипохондрическими идеями, тревогой, фобическими симптомами. Более половины больных с расстройствами адаптации не осознают, что страдают психическим расстройством, и предъявляют только соматические жалобы. При попытке врача обсуждать душевные переживания пациента, последний почти всегда выказывает негативную реакцию. Эти пациенты обычно крайне чувствительны к любым намекам на «необоснованность» их жалоб, поэтому все вопросы, касающиеся настроения и других психических симптомов, должны задаваться в исключительно доброжелательной манере. Спорить с такими пациентами бессмысленно, к тому же это может травмировать их. Сужение круга интересов и утрата удовольствия (второй по значимости симптом депрессии) также могут игнорироваться больным; или определенные жизненные ограничения рассматриваются им, как неизбежное последствие соматического заболевания. В таких случаях для понимания причин дезадаптации пациента необходима объективная информация от близких родственников.
Важнейший этап (позитивной) диагностики дезадаптации в общесоматической практике заключается в выявлении характерных особенностей жалоб, связанных с депрессией и характерного их окружения. Сома­ти­ческие жалобы, патогенетически связанные с депрессией и тревогой, прежде всего характеризуются полиморфностью, изменчивостью, противоречивостью (от­сут­ствует логическая клиническая связь между жалобами). Пациенты, имеющие необъяснимые соматические симптомы, в первую очередь должны рассматриваться, как группа риска в отношении расстройства адаптациии. Особенно высокий риск у больных, имеющих несколько соматических симптомов, расценивающих свое состояние, как очень плохое при отсутствии объективной органной патологии. Эти больные склонны говорить о чувстве неудовлетворенности после визита к врачу, и именно таких пациентов врачи чаще всего расценивают, как «трудных». Чаще всего эти жалобы являются проявлениями: 1) вегетативной дисфункции (преимущественно в сердечно–сосудистой системе, желудочно–кишечном тракте, дыхательной системе); 2) хронического болевого синдрома (кардиалгии, цефалгии, боли в спине); 3) истерических расстройств (ком в горле, тремор, головокружение, нарушение походки, сенестопатические парестезии). Специально проведенные исследования показали, что, помимо актульных («органных») для пациента жалоб, наиболее часто наблюдаются следующие нарушения:
• диссомния (причем не всегда имеет место классическая «утренняя бессонница» с характерными ранними пробуждениями, могут быть трудности засыпания, поверхностный сон или гиперсомния, не приносящая ощущения утренней бодрости);
• чувство выраженной усталости, которое уже предшествует умственной или физической на­грузке;
• раздражительность, ворчливость, пониженная самооценка, чувство жалости к себе, ощущение безнадежности, преувеличение тяжести реального соматического заболевания;
• трудности при необходимости сконцентрировать внимание, что может расцениваться пациентом как нарушение памяти;
• сексуальные дисфункции, чаще всего снижение ли­би­до;
• изменение аппетита (отсутствие аппетита/повы­шенный аппетит) с изменением веса более чем на 5% за месяц;
• тягостное самочувствие, сопровождающееся неприятными телесными ощущениями, неопределенными дурными предчувствиями с пиком симптоматики в утренние часы;
• неприятие отрицательных результатов физикальных обследований.
Описанные депрессивные симптомы, окружающие актуальные жалобы, необходимо выявлять с помощью активного расспроса, поскольку, как правило, больным сложно вербально выражать свое душевное состояние и они «предпочитают» описывать врачу только понятные соматические ощущения.
Многие из описанных сопутствующих симптомов относятся к мотивационным нарушениям у больных с расстройством адаптации с тревожным и/или депрессивным настроением. Это преобладание чувства усталости, слабости, нарушения пищевого поведения (колебание аппетита, в том числе в течение суток). Нару­ше­ния сна могут проявляться трудностями засыпания, по­верхностным сном с частыми пробуждениями, устрашаю­щими сновидениями, ранними пробуждениями с чувством необъяснимой тревоги, неудовлетворенно­стью сном и отсутствием ощущения отдыха после сна. Нарушения в сфере интимных отношений у мужчин ­мо­гут проявляться преждевременной эякуляцией и вторичным снижением либидо; у женщин – снижением частоты и степени оргазма, а также интереса к половой жизни.
Все вышеуказанные расстройства часто не оцениваются, как соматические проявления стресса, и еще бо­лее усиливают ощущение беспомощности. Послед­ствием болезненных симптомов является социальная дезадаптация. Больные начинают плохо справляться с привычной профессиональной деятельностью, их преследуют профессиональные неудачи, в результате чего они предпочитают избегать профессиональной ответственности, отказываться от возможности профессионального роста. Треть пациентов полностью прекращает профессиональную деятельность. Комму­ника­тив­ные нарушения затрудняют обычную социальную активность, приводят к конфликтам в личной жизни (табл. 3).
В настоящее время предложены диагностические критерии расстройств адаптации (табл. 4). В МКБ–10 близкие расстройства обозначаются, как расстройство приспособительных реакций (F43.2).
Характеристики стрессорного
фактора и ответная реакция
Стрессовые события, вызывающие расстройство дезадаптации – это события, не достигающие количественных и качественных характеристик чрезвычайного стресса, но вызывающие необходимость психологической адаптации. Наиболее часто пациенты указывают на конфликты в межличностных отношениях, в частности, супружеские конфликты, развод, разъезд, а также служебные проблемы. Женщины болезненно реагируют на стрессовые события в личной жизни, а для мужчин наиболее значимым фактором являются профессиональные неудачи. Болезнь индивидуума может стать значимым стрессорным фактором независимо от половой принадлежности. Последствия болезни, возможная нетрудоспособность, угроза боли, тяжелой инвалидизации, опасения стать тяжелым бременем для членов семьи могут привести к развитию дезадаптивного расстройства, требующего вмешательства врача.
Рост психопатологических проявлений и соматических нарушений в переломные годы развития общества свидетельствует о патогенных влияниях общественных социальных факторов на здоровье. «Непомерное давление окружающей среды», нестабильное общество, которое предъявляет повышенное требования к людям, становятся хроническими стрессорами. Постоянная угроза, исходящая из окружающего мира, и неспособность человека совладать или управлять будущими негативными событиями приводит к дистрессовой тревоге и вегетативной активации. Некоторые исследователи даже выделяют социально–стрессовые расстройства. Впервые термин «социальная болезнь» предложен А.М. Ро­зенштейном в 1923 году. С тех пор патогенная роль социальных стрессоров убедительно доказана. Счита­ет­ся, что стресс угрозы чаще вызывает тревожные реакции, а стресс утраты – депрессивные.
Важными факторами в развитии адаптивных расстройств являются количество стрессов и их индивидуальная значимость. Хорошо известно, что при равном уровне стресса одни люди заболевают, а другие нет. В настоящее время известны факторы, предрасполагающие к развитию болезни в ответ на стресс. К таким факторам относят личностные характеристики человека, защитные механизмы и стратегии противостояния стрессу, а также наличие или отсутствие социальной поддержки. Важна также и предварительная прогностическая оценка личностью стрессорного события. Исключи­тельно негативная оценка стрессорного события и преувеличение опасности наносят больший вред организму.
Психологический или биологический стресс вызывает нормальный (физиологический) ответ организма в виде психофизиологической реакции, проявляющейся тревожными симптомами и вегетативной дисфункцией, что обусловлено каскадом нейроэндокринных изменений. В ответ на стресс из гипоталамуса выделяется кортикотропин–рилизинг фактор (КТРФ), который стимулирует переднюю долю гипофиза, где начинает усиленно синтезироваться АКТГ. АКТГ, в свою очередь, стимулирует высвобождение глюкокортикоидов (кортизол) из коры надпочечников. Симпатическая нервная система активируется при всех формах стресса, при этом, помимо всего прочего, из мозгового вещества надпочечников в кровь выделяется адреналин, который служит активным стимулятором секреции АКТГ гипофизом и усиливает действие других механизмов, активирующих функцию гипофиза при стрессе (табл. 5). В норме эти процессы вскоре прекращаются, поскольку гипоталамо–гипофизар­но–над­­почечниковая система регулируется по механизму обратной связи. Глюкокортикоидные рецепторы передней доли гипофиза играют ключевую роль в торможении гипоталамо–гипофизарно–надпо­чеч­никовой сис­те­мы и дальнейшей секреции глюкокортикоидов в условиях стресса.
Этот психовегетативный ответ очень важен для преодоления острой физической угрозы. Но в современном обществе стресс чаще имеет психосоциальную природу, и такой тип ответа наносит, скорее, вред, чем пользу здоровью. Современное общество характеризуется быстрым течением жизни, обилием информации, требованием высокой продуктивности, эффективности, постоянной конкуренцией, снижением доли тяжелого физического труда, недостатком времени и возможности для отдыха и восстановления. Возрастают нагрузки на нервную систему, психическое переутомление. Недостаточный отдых и восстановление наносит больший вред, чем абсолютный уровень стресса. Особую роль играет предыдущая травматизация.
Хронический психосоциальный стресс даже невысокой интенсивности пролонгирует изменения, вызванные острым стрессом, вызывая длительную АКТГ–сти­му­ляцию и истощение коры надпочечников. Например, в условиях неконтролируемого затяжного стресса у здоровых добровольцев наблюдается повышение плазменных концентраций норадреналина и АКТГ. С другой стороны, на возникновение адаптивных расстройств влияет также и преморбид. Предположительно поломка обратного механизма торможения секреции глюкокортикоидов ведет к затяжным психофизиологическим ре­ак­циям на стресс. Возможно, что у пациентов с тревогой и/или депрессией имеется определенный дефект в механизме обратной связи. По крайней мере, существуют убедительные доказательства, что тревожным личностям свойственна определенная психобиологическая уязвимость, характеризующаяся сверхактивной нейробиологической реакцией на жизненные стрессы. Клиническая тревога при усилении этой уязвимости или тяжести текущих стрессогенных факторов может прогрессировать до депрессии. Пато­ген­ная роль обыденного стресса начинает проявляться при его длительном воздействии на лиц с низкой стрессодоступностью, обладающих такими личностными чертами, как нигилизм, тревожность, социальная отчужденность, непредприимчивость, имеющих недостаточную социальную поддержку. Особенно патогенным является стресс во время периодов гормональной и психофизиологической перестройки (пубертат, начало половой жизни, беременность и роды, аборт, менопауза).
Грань между «нормальным» ответом на стресс и патологическим тревожным расстройством часто весьма размыта и человеку трудно понять, когда необходимо обратиться за профессиональной помощью. Эти субсиндромально выраженные тревожные нарушения наиболее трудны для диагностики, часто остаются нелечеными, при этом оказывая крайне негативное влияние на качество жизни пациента и окружающих его лиц. По крайней мере, следует обратиться к врачу, когда беспокойство по поводу обыденных событий не поддается контролю. Например, когда, помимо нервозности, суетливости, нарушения концентрации внимания, раздражительности, наблюдаются нарушение сна, головокружение, тахикардия, эпигастральный дискомфорт, сухость во рту, потливость, головная боль, озноб и другие симптомы вегетативной дисфункции.
Лечение
Несмотря на облигатность вегетативной дисфункции и часто маскированный характер эмоциональных расстройств, базовым методом лечения расстройств адаптации является психофармакологическое лечение. Терапевтическую стратегию необходимо выстраивать в зависимости от типа доминирующего расстройства и степени его выраженности. Выбор препарата зависит от степени выраженности уровня тревоги и длительности заболевания.
Если болезненные симптомы существуют непродолжительное время (до двух месяцев) и незначительно нарушают функционирование пациента, то могут ис­поль­зоваться как лекарственные (анксиолитическая терапия), так и нелекарственные методы. Нелекар­ствен­ная терапия – это прежде всего возможность вы­ра­жения пациентами своих страхов в обстановке психологической поддержки, которую может оказать врач. Конечно, профессиональная помощь психолога может активизировать способы адаптации, характерные для больного.
Лекарственные методы лечения включают прежде всего транквилизирующие препараты. Бензодиазепи­но­вые анксиолитики используются для купирования острых симптомов тревоги и не должны применяться более 4 недель из–за угрозы формирования синдрома зависимости. При кратковременном субсиндромальном или мягком тревожном расстройстве адаптации используются растительные успокаивающие сборы или препараты на их основе, антигистаминные препараты (гидроксизин). Валериана на протяжении многих лет используется в традиционной медицине благодаря гипнотическому и седативному эффектам и до настоящего времени остается весьма востребованным лекарством. Особо успешными оказались препараты, содержащие валериану и дополнительные фито–экстракты, усиливающие анксиолитический эффект валерианы. Широ­кое применение нашел препарат Персен, который содержит, помимо валерианы, экстракт мелиссы и мяты, что усиливает анксиолитический эффект валерианы и добавляет спазмолитическое действие. Осо­бен­но хорошо зарекомендовал себя в лечении субсиндромальных тревожных и мягких тревожных расстройств Персен–Форте, со­дер­жащий 125 мг экстракта валерианы в капсуле против 50 мг в таблетированной форме, благодаря чему Пер­сен–Форте обеспечивает высокий и быстрый анксио­литический эффект. Спектр применения Пер­сена–Фор­те в практике клинициста чрезвычайно широк – от применения в монотерапии для лечения субсиндромальных и мягких тревожных нарушений до комбинации с антидепрессантами для нивелирования тревоги при тревожно–депрессивных расстройствах. Не существует четких рекомендаций по длительности терапии мягких и субсиндромальных тревожных синдромов. Тем не менее большинством исследований доказана польза длительных курсов терапии. Считается, что после редукции всех симптомов должно пройти не менее 4 недель лекарственной ремиссии, после чего делается попытка отмены препарата. В среднем лечение седативными рас­тительными сборами составляет 2–4 месяца.
Препаратами первой очереди выбора для лечения хронических тревожных расстройств являются селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС). При расстройствах адаптации вопрос о на­зна­че­нии СИОЗС встает в случае риска хронизации расстройства (прогрессирование симптомов более трех месяцев) и/или риска перехода адаптивного расстройства в клинические формы психопатологии. Кроме того, показанием для назначения антидепрессантов является расстройство адаптации с тревожно–депрессивным настроением или доминированием депрессивного настроения.
Множество лекарственных средств, используемых для лечения расстройств настроения, тревоги и нарушений сна, могут плохо переноситься пациентами из–за побочных эффектов, что в конечном итоге нивелирует их эффективность. Официнальные препараты растительного происхождения, имеющие существенно меньше побочных эффектов, могут рассматриваться в качестве альтернативной терапии или использоваться для усиления эффективности рецептурных препаратов (в частности, при непереносимости транквилизаторов и антидепрессантов).

Смотрите так же:  Основные группы стрессов

Цереброваскулярные заболевания – одна из ведущих причин смертности и инвалидизации в.

Психологические условия адаптации к профессиональному стрессу

Терещенко Нина Геннадьевна,Кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии труда и предпринимательства, Институт экономики, управления и права (г.Казань), Набережные Челны, Россия[email protected]

Психологические условия адаптации к профессиональному стрессу

Аннотация. В статье представлены результаты эмпирического исследования особенностей профессионального стресса и адаптации к нему. В исследовании показано, что на процесс адаптации к стрессу оказывают влияние социальнопсихологические характеристики. Конструктивными способами поведения являются: выбор сотрудничества, активное стремление быть с людьми, взятие на себя ответственности и принятия решений. Ключевые слова. Профессиональный стресс, стрессоустойчивость, социальнопсихологические характеристики, адаптация к стрессу.

Работа является источником стресса, одного из многих факторов риска, воздействующего на людей в производственной практике. Проявление стресса менее явно в силу психологической природы и поэтому его труднее выявить. Конкретные производственные условия трудового процесса и ситуации, которые в нем разворачиваются, существенным образом влияют на психические функции человека, его трудоспособность, психические состояния, самочувствие, здоровье. Врезультате воздействия психотравмирующих условий, связанных с профессиональной деятельностью, у работника возникаетсостояние эмоционального напряжения, которое называетсяпрофессиональным стрессом [1, 2, 3]. Производственный стрессявляетсяпричиной снижения производительности, роста ошибок и аварий, увольнений и текучести кадров, заболеваний и роста расходов на лечениеиочень дорого обходится организациям.Негативные проявления стресса выражаются в устойчивых личностных и поведенческих деформациях[4, 5]. Поэтому проблема негативных проявлений стресса, адаптации к стрессфакторам и стрессситуациям, роль субъектной детерминации в развитии стрессапривлекает повышенное внимание [6, 7]. Тем не менее, остаются недостаточно изученными субъектные детерминанты адаптации к психологическому стрессу. Однойиз категорий субъектных детерминант являютсямежличностные факторы процесса адаптации к стрессу (стрессоустойчивости). Являясь характеристиками не индивидуального, а коллективного субъекта[8], тем не менее,они должны быть также включены в исследование. Межличностные отношения и взаимодействия (их влияние на процесс адаптации) складываются под влиянием социальнопсихологических факторов[9]. Существует и обратная связь. Межличностные отношения влияют насоциальнопсихологические аспекты деятельности личности в целом, на адаптивность, в особенности, и стрессоустойчивость, в частности. Социальнопсихологические характеристики психологической устойчивости наряду с общими личностными чертами определяют продолжительность адаптации к стрессу и проявления стресса в поведении и социальном взаимодействии, но, несмотря на то, что их роль в условиях совместной деятельности очевидна, мало исследований, направленных на их изучение.

Смотрите так же:  Как убрать депрессию в this war of mine

МетодикаВысокая практическая значимость и недостаточная теоретическая разработанность проблемы определили цель настоящего исследования: изучить психологические условия адаптации к профессиональному стрессу. А именно, установить особенности профессионального стрессаи социальнопсихологические характеристикипсихологической устойчивости к стрессу. Гипотезу составило предположение о том, что на процесс адаптации к стрессу (стрессоустойчивость) оказывают влияние социальнопсихологические характеристики, отвечающие за установление контакта между людьми.Висследовании участвовалипроизводители кровельных работ50 человек, мужчиныв возрасте от 25 до 45 лет. Исследование было проведено в 2009г в г.Набережные Челны под нашим руководством Соковой В.А. и включало в себя диагностикууровня стресса;компонентов стрессоустойчивости, межличностных качеств; выявление корреляционной связи показателей стресса и стрессооустойчивости с качествами межличностного взаимодействия.Методики «Комплексная оценка проявлений стресса» (Ю. В. Щербатых) и «Тест на стрессоустойчивость» (Ю. В. Щербатых) применялись для выявления уровня стресса и показатели стрессоустойчивости.

Для оценки качеств межличностного взаимодействия, влияющих на адаптацию в совместной деятельности, использовались «Опросник межличностных отношений» (А.А.Рукавишников) и «Тест оценки стратегий поведения» (К.Томас). Методики диагностируют особенности межличностного поведения и раскрывают способы межличностного взаимодействия, которые следует понимать как адаптационные механизмы: Шкалы «Опросника межличностных отношений» позволяют оценить межличностные потребности общенияна двух уровнях выраженного поведения и требуемого поведения. Ими являются:потребностивключения (установления контактов с людьми), потребности контроля (создание удовлетворительных отношений между людьми), потребности аффекта (сохранение удовлетворительных отношений). Тест К.Томаса позволяет оценить варианты поведения: сотрудничество, соперничество, компромисс, избегание и приспособлениеРезультатыАнализ содержания и условий труда при выполнении кровельных работ показывает, что труд является коллективным, работы выполняются бригадой. Рабочимкровельщикам и их руководителям приходится работать в условиях высоты, поэтому данная работа относится к категории работ, связанных с риском для жизни и здоровья сотрудников. Работы могут проводиться при разнообразных температурных режимах, например теплоизоляционные работы в зимнее время допускается проводить при температуре до –200. Рабочие часто работают с горячим и острым материалом, используют инструменты с колющими концами, долго находятся в статичной позе. Профессиональная деятельность содержит стрессоры физического, психического, социального плана.К профессиональным рискам и опасностям относятся: –несчастные случаи и травмы (падениес крыш, удары от падающих кусков крыш, ожоги от горячего битума или огня для расплавки битума, порезы от острых краев профнастила, черепицы или инструмента, травмы глаз, вызванные летящим мусором); –физический риск (ультрафиолетовое облучение при работена солнце, шум от работы инструмента (дрели, молотка, пилы), погодные условия);–химический риск (контакт со смолой, с минеральными волокнами, с растворителями, частичками пыли при выполнении механических операций);–биологический риск (различные воздействия на здоровье как следствие контактов с экскрементами грызунов, птиц, паразитов, обитающих в птичьих гнездах).–эргономический (неудобные рабочие позы –продолжительное стояние на коленях, работа внаклонку –могут приводить к мышечноскелетным травмам; необходимость передвижения тяжелых и/или объемных предметов –тюков с черепицей, тяжелых инструментов, листов кровельного материала –может вызвать перенапряжение);Такие условия работы уже связаны с дополнительными нервнопсихическими затратами. Кроме указанных характеристик процесса работы стрессфакторами для любой деятельности могут явиться:–психосоциальные и организационные (сложности в межличностных отношениях с руководителем и коллегами, неадекватное поведение коллег, отсутствие социальной поддержки, конфликты вызванные отсутствием сотрудничества, критика, авторитарный стиль руководства, продолжительное состояние тревоги, боязнь высоты, недостаточная квалификация, утрата эффективной трудовой мотивации изза низкой оплаты труда, не позволяющей обеспечить достойное существование себе и семье);–личностные (высокий уровень эмоциональной лабильности и самоконтроля, склонность к повышенной тревоге и депрессивным реакциям, рационализация мотивов своего поведения).Кроме этого для управленческого труда характерна параллельная включенность в выполнение как профессиональных, так и управленческих задач, интенсивность рабочих нагрузок, больший объем перерабатываемой информации, доминирование профессиональной, социальной, экономической ответственности за результаты труда коллектива, интенсивное взаимодействие в организационной микросреде, большее количество эмоциональнонасыщенных и сложных межличностных контактов. Указанные характеристики деятельности, безусловно, предъявляют определенные требования к качествам личности работника [10].В исследовании проводилась оценка уровня стрессочувствительности показателя обратного стрессоустойчивостипо методике «Тест на стрессоустойчивость». Результаты оценки по шкалам приведены в таблице 1.Таблица 1Показателистрессоустойчивости

Смотрите так же:  Если у мужа паранойя

Показатели12345678Показатель теста153014251228102223357010035853585Выборка22,3419,2818,8213,4422,1473,8651,274.05Руководители23,9620,5618,561416,477,0359,677.5Рабочие20,721819,0812,8827,8870,6842,870,6Т1,962,21*0,434*0,868,11*2,025,48*4,2*Примечание:менее 35б.–устойчивость к стрессу; свыше 85б.–повышенная чувствительность к стрессу; Показатели: 1

повышенная реакция на обстоятельства; 2 склонность все усложнять; 3 предрасположенность к психосоматическим заболеваниям; 4 диструктивные способы преодоления стресса; 5 конструктивные способы преодоления стресса; 6 базовый показатель; 7 динамическая чувствительность к стрессам,8 итоговый показатель

Для выборки характерно, чтополученные значения по шкалам соотносятся со средними показателями теста, кроме шкал конструктивные способы преодолениястресса, результаты по которымнаходятся в диапазоне значений ниже средних показателей теста.К конструктивным способам относятся: сон, отдых, смена деятельности, общение с друзьями и близкими, физическая активность. Такой показатель указывает на описанный в литературе «безудержный» тип поведения (тип современного профессионала, вполне успешного, устремленного в будущее), суть которого заключается в достижении успеха ценой личных усилий. Обычно это свойственно управляющим, бизнесменам, что и демонстрирует расслоение выборки на группы (выявлены достоверные различия).Расслоение выборки также позволило установить достоверные различия по таким шкалам как: предрасположенность к психосоматическим заболеваниям и конструктивные способы преодоления стресса (показатели выше для выборки рабочих). Итоговый показатель достоверно выше для руководителей, что указывает на влияние стресса в деятельности, и низкую стрессоустойчивость руководителей. Для выборки руководителей достоверно выше показатели по шкалам «динамическая чувствительность к стрессу» (способность оказывать сопротивление стрессу с помощью адекватного поведения) и склонность все усложнять (что само уже неизбежно приводит к стрессам).Проведенная оценка выраженности стресса у исполнителей кровельных работ по методике «Комплексная оценка проявлений стресса»показала отсутствие состояния очень сильного стресса (говорящего об истощении адаптационной энергии), а также наличие стресса разной степени выраженности у 92% выборки. Полученный средний показатель для выборки (Хср=12,68) указывает на наличие у исполнителей кровельных работ умеренного стресса. Расслоение выборки на группы демонстрирует в группе руководителей выраженный стресс (Хср =14,24), в группе рабочих умеренный стресс (Хср=11,12). Хотя статистически достоверные различия выраженности стресса для групп не подтверждаются, но они могут быть рассмотрены как тенденция к повышению стресса для группы руководителей (для a= 0,90). Полученное распределение показывает, что 12% руководителей имеют состояние сильного стресса (на пределе возможностей организма), в выборке рабочих такое состояние не проявилось. Для преодоления такого состояния стресса желательна внешняя помощь специалиста. Для равного числа руководителей (24%) и рабочих (24%) характерно состояние выраженного напряжения физиологических и эмоциональных систем организма, которое возникает обычно на сильный стрессорный фактор и требует применение специальных методов преодоления стресса. Среди физиологических симптомов стресса отмечаются головные боли, повышенная утомляемость, аллергии, потливость. Среди эмоциаональных –тревожность,мрачное настроение, раздражительность, уменьшение удовлетворенности жизнью. Умеренный стресс испытывают 56% руководителей и 68% рабочих, наличие которого может быть объяснено условиями и содержанием самой деятельности. Общепризнано, что такой стресс можетбыть компенсирован с помощью рационального использования времени, периодического отдыха и нахождения оптимального выхода из сложившейся ситуации. Только у 8% руководителей и рабочих наблюдаются низкие показатели оценки стресса, свидетельствующие о его отсутствии. Для изучения межличностныхособенностейповедения в условиях влияния стрессапроводился корреляционный анализвсех изучаемых показателей.Проведенный корреляционный анализ позволил выявить наличие связи компонентовстрессочувствительностисо стратегиями поведения. Такой стратегией является стратегия «сотрудничество». Положительная корреляция данной стратегии установлена с показателем «конструктивные способы преодоления стресса»(r=0,29)и отрицательная корреляция с показателем «динамическая чувствительность к стрессам»(r=0,38). Сотрудничество, взаимопомощь, психологическая поддержка,безусловно,являются факторами,обеспечивающими стрессоустойчивость, обеспечивающим способность сопротивляться стрессу с помощью адекватного поведения. Кроме этого сотрудничество уже само является адекватным адаптационным поведением. Выявлены связи показателей стресса и стрессочувствительности с показателями межличностных отношений. Установлена отрицательная связь уровня стресса и выраженного поведения в области контроля(r=0,39). Такая связь показывает, что в условияхстресса,как правило,субъект с низкой стрессоустойчивостью избегает взятьответственностьи приниматьрешения. Шкала «повышенная реакция на обстоятельства, на которые мы не можем повлиять» имеетотрицательную связь со шкалой «выраженное поведение в области аффекта»(r=0,45), что указывает на осторожное поведение индивида в отношении выбора людей и скорее замкнутое поведение, отстраненноепод влиянием факторов стресса. Шкалы«склонность все усложнять»(r=0,29), «базовый показатель стрессоустойчивости»(r=0,39), «динамический показатель стрессочувствительности»(r=0,42; r=0,39), «общий показатель стресочувствительности»(r=0,36)имеют отрицательную связь со шкалами «поведение в области аффекта», что подтверждает уже описанное поведение. Выбор деструктивных способов имеет положительную корреляцию с выраженным поведением в области включения, что демонстрирует активное стремление человека быть среди людей (совместное распитие алкоголя, или выплеснуть зло на другого человека и др.). Конструктивные способы снятия стресса имеют отрицательные корреляции с выраженным поведением в области «включения» (r=0,46) и требуемым поведением в области «включения»(r=0,31). Такие результаты указывают на то, что индивид скорее прекратит общаться, будет избегать общения или будет общаться с небольшим количеством людей. Кроме этого конструктивные способы снятия стресса имеют положительную корреляцию с выраженным поведением в области контроля(r=0,39), а также выраженным(r=0,44)и требуемым поведением в области аффекта(r=0,43). Такие результаты указывают, что индивиды,предпочитающие конструктивные способы выхода из стресса,стремятся брать на себя принятие решенийи стремятся проявлять к другим теплыедружеские чувства.Шкалы «динамическая чувствительность к стрессу»(r=0,42), «общий показатель стрессочувствительности» (r=0,31) имеют положительную связь с «выраженным поведением в области «включения». Такие результаты указывают, что индивиды,высокочувствительные к стрессу, активно стремятся быть в обществе других людей. Отрицательная корреляция шкал «общий показатель стрессочувствительности»и «выраженное поведение в области контроля и аффекта»(r=0,29,r=0,36)указывают также, что при этом такие индивиды активно избегают возможность взятьна себя ответственность за себя и другихи очень избирательноотносятся к установлению близких отношений. Представленные результаты позволяют составить «портретное» описание субъектов с низкой стрессоустойчивостью (имеющихнизкую адаптивность к стрессу) и высокой стрессоустойчивостью. Для субъекта с низкой адаптивностью характерно отгораживание от людей, дистанцирование, отстраненное поведение в социальном взаимодействии, избегание контактов и близкого общения, избегание ответственности и принятия решения, осторожный избирательный выбор партнеров и предпочтение партнеров, выбирающих деструктивные способы снятия стресса (вредные привычки, такие как алкоголь, курение и др.).Указанный комплекс социальнопсихологических характеристик является дестабилизирующим и неконструктивным условием адаптации к стрессу.Для субъекта с высокой адаптивностью к стрессу характерны противоположные черты: выбор сотрудничества как конструктивного способа поведения в условиях адаптации к стрессу, активное стремление быть с людьми, взятие на себя ответственности и принятия решений. Указанный комплекс социальнопсихологических характеристик составляет стабилизирующий комплекс и может быть рассмотрен в качестве субъектных детерминант стрессоустойчивости. ЗаключениеУровень стресса является функцией рода занятий и стрессу подвержены все работающие независимо от должностного уровня и характера труда. Кровельные работы содержат комплекс стрессфакторов, провоцирующих проявления профессионального стресса у всех представителей данного вида труда.Выявлены различия в адаптации к стрессу, более низкая стрессоустойчивость представлена в выборке руководителей.Более высокие показатели стресса, характерные для руководителей, являются свидетельством дополнительных специфических для управленческой деятельности причин развития стресса. На процесс адаптации к стрессу (стрессоустойчивость) оказывают влияние социальнопсихологические характеристики, отвечающие за установление контакта между людьми, такие как сотрудничество и межличностные потребности общения.

Учитывая данный результат, развитие социальных навыков, социальная психологическая поддержка, могут быть рассмотрены как средства психопрофилактики стресса(управления функциональным состоянием),и представлены в комплексной системе оптимизационных мероприятий по профилактике стрессанаряду с другими мероприятиями профилактики, направленными на элиминацию осложняющих деятельность обстоятельств, и психопрофилактики(регуляции функциональных состояний). Выявленные особенности профессионального стресса позволяют заострить внимание на рискфакторах для обеспечения психологического благополучия и здоровья специалистов, выполняющих деятельность в условиях, сопряженных с такими факторами. Выполненные исследования и обобщения могут быть учтены в соответствующих специализированных программах по оптимизации труда.

Другие статьи

  • Равномерный метод воспитания выносливости Методики воспитания выносливости Методика воспитания общей выносливости Для развития общей выносливости наиболее широко применяются циклические упражнения продолжительностью не менее 15—20 мин, выполняемые в аэробном режиме. Они выполняются в режиме стандартной […]
  • Раннее развитие ребенка по системе монтессори Монтессори методика раннего развития Когда мы говорим о раннем развитии, то имеем ввиду помощь ребенку в том, чтобы весь его потенциал был задействован. При этом важно понимать, что «развить» своего ребенка извне – невозможно. Развиваться каждый будет сам, а мы – […]
  • Еда для детей школьного возраста Здоровое питание школьников источник фото: depositphotos.com Как понятно из названия статьи, речь пойдет о немаловажном вопросе – здоровом питании школьников. Питание школьников – фундамент психического и физического здоровья. С помощью продуктов можно как укрепить […]
  • Ребенку полтора года нет месячных Восстановление менструального цикла после родов. Ответы на вопросы На вопросы сибмам отвечает Ходырева Жанна, врач акушер-гинеколог высшей категории. Предохранение во время грудного вскармливания Вопрос. (JenaJeny) Я родила чуть больше 6 месяцев назад, менструации […]
  • Развитие креативности детей старшего дошкольного возраста Развитие творческих способностей детей старшего дошкольного возраста (На примере обогащения и активизации словаря) Филатова Елена Юрьевна Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время Уведомить о поступлении Диссертация - […]
  • Ребенку 4 месяца стал плохо спать ночью Кризис сна в 4 месяца: почему ребенок не спит ночью Многие родители обнаруживают, что ребенок в 4 месяца стал плохо спать. Кризис сна в 4 месяца (он также может распространяться на возраст 3 и 5 месяцев) — это что-то вроде диагноза. В этой статье мы расскажем, почему […]