Великая американская депрессия доклад

Великая депрессия и современный экономический кризис в США взгляд в прошлое

Главная > Реферат >Экономика

Федеральное агентство по образованию

Новосибирский Государственный Университет Экономики и Управления

Кафедра Экономической теории

«Великая депрессия и современный экономический кризис в США:

взгляд в прошлое»

Выполнили: студентки гр.9045

Великая депрессия 1929-33 гг. 4

Последствия депрессии для США и мира 12

Американский кризис 2008 года 13

Сходство и различия двух кризисов 16

Список литературы 20

Экономический кризис, поразивший мировую экономику в 2008 году, часто сравнивали с Великой Депрессией. Кризис вызвал сотни тысяч маленьких трагедий, лишив людей домов и сбережений, накопленных в долларах США

Зная о событиях, которые происходили в прошлом веке, невольно проводишь аналогии с сегодняшним мировым финансовым кризисом. Все опять началось в США, все опять началось с финансового сектора, а затем перекинулось на реальную экономику, фондовый рынок обрушился, потребительский спрос падает, безработица растет, деньги обесцениваются…

Насколько те события напоминают нынешние?

Данная работа посвящена финансовым кризисам, произошедшим в США. Объектом исследования являются американский кризис 1929-1933гг., также известный как Великая депрессия, и кризис нынешнего периода.

Целью исследования – найти схожесть и различие между кризисом прошлого века и нынешнего.

Метод исследования – сопоставительный и описательный анализ экономики данных периодов.

Объект, предмет, цель и метод обусловили постановку следующих задач:

изучить период Великой депрессии;

рассмотреть кризис 2008года;

провести сравнительный анализ

Великая депрессия 1929-33 гг.

Великая Депрессия занимает уникальное место в истории США. И до Депрессии США переживали многочисленные экономические кризисы, однако ни один из них не продолжался более двух лет. Великая Депрессия оказалась втрое дольше всех известных историкам и экономистам кризисов прошлого.

Вообще, под Великой Депрессией (great depression) понимают продолжительный экономический кризис в мировой экономике, начавшийся в США в 1929 году, а затем и в других странах мира. Официально закончился он в 1933 году, но реально экономика США стала восстанавливаться после Второй мировой войны. Определение Великая Депрессия обычно употребляется именно по отношению к США, к остальным странам применяется определение мировой экономический кризис.

В 1929 году авторитетный экономист Йельского университета Ирвинг Фишер заявлял, что США уверенно движутся к невиданному и долговременному процветанию. Тем не менее, спустя пять дней после этого заявления рухнул американский фондовый рынок и страна вошла в период самого страшного и продолжительного кризиса в своей истории.

В начале 1920-х в Америке случилась первая после I мировой войны рецессия, однако она была непродолжительной и легко преодолимой. После этого власть сторонников консервативных экономических взглядов привела к бурному росту в США в середине 1920-х годов. Однако, начиная с середины 1926 года, начали появляться первые признаки разворота тенденции. Сначала принялся сокращаться объём жилищного строительства — как обычно, рынок недвижимости в период роста взлетел и достаточно быстро насытился. Затем стали падать объёмы продаж автомобилей — и в этой сфере люди, имевшие достаточно денег, успели закупиться. Наконец, с конца года начали сокращаться уже и производственные инвестиции.

После этого экономика вступила в обычную для такого развития событий фазу “болтанки”, которая не обещала ничего особо драматичного — ну да, циклический кризис, но сколько их было. В 1927 году финансовые власти США, как и следовало ожидать, начали предпринимать стандартные меры по противостоянию рецессии. Федеральная резервная система (ФРС) США предприняла мощный накат кредитной эмиссии на экономику. Меры эти спровоцировали неорганизованные колебания в течение примерно полутора лет, по прошествии которых в начале 1929 года был зафиксирован достаточно заметный рост потребительского спроса. Победа? Увы…

Львиная доля дополнительных денег ушла на фондовый рынок, который с конца лета 1928 года полетел наверх со страшной силой. На бирже играли огромные массы народа: к осени 1929 года акциями владели около четверти американских семей, а полтора миллиона человек непрерывно спекулировали акциями через посредство брокерских компаний (население США тогда составляло 120 миллионов человек). Росли цены на все акции без разбору — на реальные финансовые результаты и показатели платёжеспособности компаний никто не обращал внимания. В целом по разным участникам экономического процесса в США происходил колоссальный рост задолженности — все, кто мог, брали кредиты для игры на бирже.

Такое развитие событий убедило власти США в том, что ситуация выправляется и новая волна роста уже не за горами. В августе 1929 года умиротворённый ФРС начал политику ограничения безумно раздутой денежной массы. Осенью, однако, стало ясно, что ФРС попросту обманула рынок: “сжатие” кредита случилось на фоне не улучшения, а скрытого ухудшения финансового состояния многих должников. Американские банки оказались в крайне сложной ситуации: в 1926-1929 годах они с трудом справлялись с резким увеличением вала невозвратных кредитов, а тут ещё и процентные ставки подняли. Часть должников не могла немедленно вернуть взятые кредиты, но могла их рефинансировать — то есть брать новый кредит и из него расплачиваться по старому. Теперь же из-за подскочивших процентных ставок они не могли этого сделать и просто прекращали выплаты по ранее взятым займам. Особенно много таких неудачливых должников было среди компаний финансового сектора, которые до этого бездумно залезали в долги, уповая на бешеный рост цен на акции.

Крупнейшие банкиры США отреагировали соответственно: они вывели все свои деньги с фондового рынка, переложив их в золото, после чего 24 октября 1929 года вообще перестали выдавать финансовым компаниям какие-либо кредиты со сроком погашения более одного дня. Наступил мгновенный паралич финансово-кредитной системы, ответом на который стал катастрофический обвал фондовый биржи Нью-Йорка 28 и 29 октября 1929 года. За один день акции упали на 10 млрд. долларов, что означало исчезновение кредитных денег в размере 10 млрд. долларов. Из-за этого падения фондового рынка 20-25 млн. человек в США понесли убытки. Такое развитие событий положило конец иллюзиям насчёт окончания кризиса.

Итак, толчком к Великой Депрессии послужил крах Уолл-Стрит 1929 года. Но спустя много лет экономисты так и не пришли к единому мнению по поводу случившегося кризиса. Разные точки зрения называют разные причины Великой Депрессии в США.

Перечислим основные из них:

Во-первых, Великая Депрессия 1929 года в США наступила вследствие перепроизводства товаров и нехватки денежной массы для покупки этих самых товаров. Так как деньги были привязаны к золоту, а количество этого металла ограничено, возник дефицит денег, а затем и дефицит платежеспособного спроса на товары и услуги. Далее по цепочке работает «принцип домино»: резкое падение цен (дефляция) на товары, банкротства предприятий, безработица, заградительные пошлины на импортные товары, падение потребительского спроса и резкое падение уровня жизни.

Во-вторых, пузырь на фондовом рынке, инвестиции превысили потребность экономики в деньгах.

В-третьих, большой прирост населения.

Четвертая причина великой депрессии в США, заградительные меры, введенные в США Законом Смута-Холи в 1930 году, что привело к повышению цен на импортные товары и снижение потребительского спроса.

Кроме того, известный экономист Джон Гэлбрейт выделяет еще 5 причин, которые вызвали кризис:

Во-первых, в XX веке, неравенство доходов в США достигло своего максимума в 1928 году, из-за финансового бума, который позволил небольшому количеству людей создать за короткое время огромные состояния, благодаря игре на бирже. Эта ситуация практически повторилась в 2006 году. Приведем цифры. В 1928 году 5% наиболее обеспеченных граждан США располагали более чем третью общих доходов населения. Эта пропорция снизилась до четверти и ниже после Второй Мировой войны, но начиная с 1980х годов, имущественное неравенство вновь резко выросло. За последние два-три года, 5% самых обеспеченных граждан США имели в своем распоряжении 38% от общего дохода американских семей. Согласно Гэлбрейту, экономика, которая опирается на доходы сравнительно небольшой группы людей, является менее стабильной, чем та, которая опирается на солидный и многочисленный средний класс.

Второй причиной Гэлбрейт объявил явление, которое он сам назвал «разрушительным эффектом обратного рычага». Он описывает пирамиду больших холдингов, которые контролируют коммунальные службы, железные дороги, индустрию туризма и развлечений. Эти холдинги использовали дивиденды, выплачиваемые их филиалами, чтобы в свою очередь оплачивать задолженности по колоссальным кредитам. Любая приостановка поступлений дивидендов могла привести к их банкротству. Именно поэтому все инвестиции были заморожены, а экономическая депрессия усугубилась. Сегодня дело обстоит немного лучше, так как многие крупные предприятия, которые котируются на бирже, имеют солидный запас ликвидов. Однако, если финансовый кризис усилится и эти запасы будут исчерпаны, а кредиты недоступны, то и предприятия «реальной экономики», вне финансового сектора, окажутся в опасности.

В качестве третьей причины Гэлбрейт назвал неадекватную банковскую структуру. На деле, массовые банкротства банков были порождены скорее не реальными причинами, а паникой. Как описывает Гэлбрейт, банкротство любого банка немедленно вызывало паническое желание вкладчиков других банков изъять свои сбережения. Таким образом, за шесть первых месяцев 1929 года 345 американских банка закрылись, и это было только началом гигантской серии банкротств. Именно поэтому в 1933 году была создана федеральная система гарантий банковских вкладов. Но эта система не уберегла банки от другого типа злоупотреблений. Почти мгновенный спад цен на недвижимость в США и растущее число неуплат по ипотечным кредитам произвели снежный ком в финансовой системе, своего рода «черную дыру», куда ухнули тысячи миллиардов долларов в виде облигаций и других банковских продуктов, которые подпитывались выплатами по кредитам. Теперь банки прекратили кредитование, что неизбежно вызовет их собственные гигантские потери.

Четвертой причиной Гэлбрейт считает несбалансированность торгового баланса США. После Первой Мировой войны, торговый баланс США был позитивным, и излишки своих золотовалютных запасов страна вкладывала в предоставление займов иностранным правительствам. Некоторые из этих правительств обанкротились, что усилило бюджетный кризис в США. Теперь ситуация совершенно обратная. США стали сгибаться под тяжестью выплат своих задолженностей азиатским странам, которые достигли 175 000 долларов на каждого среднестатистического жителя. И вскоре к этой задолженности прибавится сумма размером в 700 миллиардов долларов, которые правительство США обещало выделить на поддержку своей банковской системы.

Смотрите так же:  Космодемьянская шизофрения

Наконец, пятая причина, о которой пишет Гэлбрейт, это – недостаточность экономических знаний в среде американских экономистов и советников 1920х и начал 30х годов прошлого века. Обе основные партии США, республиканцы и демократы, разделяли тогда теорию, по которой следовало любой ценой добиться равновесия бюджета. Правительство увеличило тогда налоги и уменьшило общественные затраты, вызвав сокращение экономической деятельности, в то время как, по мнению Гэлбрейта, следовало поступить с точностью до наоборот. Да и теперь республиканцы сохраняют приверженность идее уравновешенного бюджета: МакКейн уже пообещал заморозить все общественные затраты в рамках борьбы с кризисом, в то время как Обама намерен увеличить налоги, создавая одновременно новые инфраструктуры, чтобы поддержать занятость.

Подпишитесь на рассылку

Оставьте нам свой e-mail, и мы будем присылать Вам полезные и интересные статьи. Это абсолютно бесплатно и без спама.

Спасибо, что подписались на нас!

Мы пишем о великих руководителях прошлого, значимых персонах настоящего, о саморазвитии, личностном росте, позитивном мышлении, о путешествиях, досуге.

  • Главная
  • Бизнес
  • Легенда
  • Великая депрессия

Подписка на новости

Спасибо, что подписались на нас!

Подписавшись на нас, Вы сможете получать каждую неделю самые интересные и полезные статьи себе на почту.

Великая депрессия

  • Бизнес
  • Легенда

24.09.2016 2476

Конечно, в одну реку нельзя войти дважды. Но история повторяется. И единственное чему она учит – история никого ничему не учит. Однако не все такие безнадежные двоечники. И раз уж мы снова вступаем в мутные волны кризиса, надо постараться выйти сухим из воды.

Над всей Америкой безоблачное небо

В конце 20-х годов Америка стояла на пороге Золотого века. Бум наблюдался абсолютно во всех сферах: в экономике, в промышленности, в сельском хозяйстве, в науке, в здравоохранении, в культуре. Благосостояние неуклонно росло. В повседневный обиход входили вещи, еще недавно считавшиеся малодоступной роскошью, — автомобили, радиоприемники, телефоны, кухонные комбайны, холодильники.

Появились отчетливые черты наступающей социальной гармонии. Униженные и оскорбленные, настроенные бороться за свои права, почти перевелись, и в стране практически прекратилась политическая деятельность.

Нависшую над горизонтом грозовую тучу простые американцы, увлеченные новыми перспективами потребления, не замечали. Впрочем, не замечали ее и крупнейшие специалисты в сфере экономики. Первый удар, получивший название «черного четверга», случился с экономикой США 24 октября 1929 года. Но финансовые гуру вплоть до 23 октября высказывали прогнозы, похожие на заздравные тосты.

Самый известный американский экономист, профессор Йельского университета Ирвинг Фишер, к мнению которого прислушивался весь деловой мир, 15 октября заявил: «Я ожидаю, что через несколько недель уровень цен на бирже будет значительно выше, чем сегодня». Через два дня его оптимизм возрос: «Биржевые цены достигли уровня, который похож на постоянно высокое плато». В понедельник 21 октября он еще больше поднял ставки: «Даже при сегодняшнем высоком уровне биржевых цен котировки акций еще не достигли своей реальной ценности». И, наконец, 22 октября Фишер возвестил: «По-моему, появляющиеся предсказания о резком изменении курсов ценных бумаг, которое затронет общий уровень цен, не имеет под собой оснований».

Еще один бесспорный авторитет, Уэсли Митчел, профессор экономики Колумбийского университета и директор Национального бюро экономических исследований, в докладе Белому дому констатировал: «Ключ к пониманию экономического развития последних лет — ускорение, а не структурные изменения. Ситуация складывается благоприятно, энергия движения поразительна».

В абсолютном неведении относительного грядущего биржевого краха был, естественно, и президент США Герберт Гувер: его максимально оптимистично ориентировали консультанты из Федеральной Резервной системы (ФРС), в которую входили 12 крупнейших банков. Даже когда страну захлестнула депрессия, он сохранял оптимизм. И регулярно пытался убедить нацию в том, что худшее позади, и совсем скоро над погрузившейся во мрак Америкой взойдет солнце.

С другой стороны, некоторые эксперты, к мнению которых деловые круги не очень-то прислушивались, высказывали сомнения относительно устойчивости рынка. Среди них был такой колоритный персонаж, как Роджер Бэбсон, инвестиционный консультант из Бостона. В своих прогнозах он использовал физические законы, наиглавнейшим из которых считал третий закон Ньютона о действии и противодействии. И его модель, кстати, работала наилучшим образом. Вооружившись старыми подшивками Commercial and Financial Chronicle, он довольно точно высчитывал деловые циклы, состоящие из четырех периодов: улучшение, процветание, спад, депрессия. На сей раз его цикл оказался чуть сдвинутым, он начал играть на фондовом рынке на понижение в 1926 году, и переменил стратегию в 1930, когда, по его данным, будто бы уже началось улучшение. В принципе, даже этот приблизительный расчет помог избежать ему банкротства. Хотя и существенной выгоды не принес.

Естественно, раздавались в этом тихом хоре и голоса, которые опирались на более внятные экономические теории. Они принадлежали, в частности, Бенджамину Андерсону, главному экономисту Chase Manhatten Bank и Паркеру Уиллису, профессору банковского дела в Колумбийском университете и редактору Journal of Commerce. Многие европейские экономисты тоже предрекали и американскую депрессию, и мировой кризис.

На фоне всеобщей эйфории этих критиков настораживал ряд вопиющих обстоятельств. Главным экономическим трендом в 20-е годы в США была политика стабилизации цен, которая провоцировала скрытую инфляцию. Вместе с тем ФРС постоянно искусственно занижал процентные ставки. В 1927 году учетная ставка достигла феноменального значения — 3,5%. Чрезвычайно дешевые деньги и неограниченный кредит привели к тому, что на бирже несколько лет подряд безраздельно властвовали «быки», взвинчивающие стоимость акций до запредельных величин. Биржевые «медведи», искусственно заваливающие цены вниз, были буквально растоптаны бычьими копытами. За 7 лет индекс Доу-Джонса утроился. Таким образом, фондовый рынок искажал реальную картину, сложившуюся в экономике. Кредиты использовались в спекулятивных целях, и биржевой пузырь все больше надувался. Свою роль в движении к пропасти сыграла и жесткая привязка американской валюты к золотому стандарту. Вместе с ростом денежной массы неуклонно увеличивался государственный долг.

Масла в огонь подливали политики-популисты. Например, бывший член правления General Motors Джон Рэскоб, став председателем Демократической партии, ездил по стране, рекламируя GM и фондовый рынок. В сентябрьском номере Ladies Home Journal за 1929 год в статье «Все должны быть богатыми» он внушал соотечественникам, что если инвестировать всего лишь $15 в неделю, то через 20 лет можно стать владельцем капитала в $80 тыс. В то время это было изрядное состояние, эквивалентное нынешним полутора миллионам.

О том, сколь популярна была тогда на бирже, свидетельствует история Джо Кеннеди, отличавшегося страстью к фактам, полным отсутствием сентиментальности и удивительным чувством момента. Он оставался на рынке до конца 1928 года, а затем продал большую часть своих акций. Летом 1929 года он начал задумываться о реинвестировании полученных средств. Но как-то раз услышал разговор двух чистильщиков обуви о том, какие акции покупать, и отказался от своих замыслов. «Рынок, который предсказывают чистильщики обуви, для меня – уже не рынок», — сказал он себе.

Ломая крылья, теряя перья

24 октября на Нью-йоркской фондовой бирже разразилась беспрецедентная паника. После непродолжительной игры на повышение спекулянты, осведомленные о затоваривании складов произведенной продукцией, начали активно продавать ценные бумаги. Произошел лавинообразный сброс 12,9 млн. акций. В экстренном выступлении по радио Гувер попытался успокоить американцев: это случайное падение, скоро все будет отыграно назад. Но за черным четвергом последовал еще более черный вторник. Словно костяшки домино, посыпались голубые фишки — U.S.Steel, Westinghouse, General Motors, Paramount, Fox, Warner Bros. Попытки ФРС остановить падение котировок оказались безрезультатны: к вечеру 16,4 млн. акций были спущены за бесценок. Спекулянты, такие, как Джо Кеннеди, радостно потирали руки. А добропорядочные инвесторы выбрасывались из окон.

Началось затяжное безостановочное падение в пропасть. Промышленный индекс Доу-Джонса, находившийся накануне черного четверга на отметке 380 пунктов, рухнул до уровня в 40 пунктов. 4 года депрессии принесли чудовищную разруху. Совокупная стоимость акций на Нью-йоркской фондовой бирже упала с $90 млрд. до $16 млрд. Лопнуло больше пяти тысяч банков, на депозитах которых в общей сложности было размещено $3263 млн. Обанкротились 135 тыс. промышленных, финансовых и торговых компаний. Промышленное производство сократилось в 2 раза, производство автомобилей – в 5 раз. Урожай зерновых культур снизился вдвое. Разорились больше миллиона фермеров. Национальный доход США сократился с $88 млрд. до $40 млрд. Уровень безработицы достиг катастрофических масштабов – в начале 1933 года средств к существованию лишились более 16 млн. американцев, то есть, почти 20% трудоспособного населения. По уровню развития страна была отброшена к началу ХХ века. И вернуться к докризисному состоянию американская экономика смогла лишь к 1940 году.

Ужасны были и социальные последствия депрессии. За 4 года в США почти полностью деградировал средний класс. Что предопределило те муки, с которыми сменивший Гувера Рузвельт вытаскивал страну из экономической пропасти.

Шаг вперед, четыре назад

Гувер чуть ли ни еженедельно убеждал отчаявшихся американцев в том, что дно достигнуто, и страна начинает медленное движение вперед и вверх. Естественно, он пытался остановить развитие катастрофы. Но никакой практической пользы его действия не имели. В основном из-за того, что президент окружил себя консультантами-монетаристами, для которых бытие определяют курс доллара, кредитный процент, налоговые ставки, таможенные тарифы, денежная масса и прочая арифметика. Конечно, регулирование этих величин способствует купированию кризисных ситуаций. Но Америка столкнулась с чем-то неведомым, никем прежде не испытанным. По масштабу катастрофы Великую депрессию можно сравнить с крушением «Титаника».

Антикризисная политика Гувера не только оказалась малоэффективной, она еще и была инициирована с большим запозданием. Белый дом тешил себя иллюзиями, что рынок все сам урегулирует – пока не разразился голод. Пытаясь спасти от полного краха денежную систему, Гувер в 1931 году призвал банки организовать Национальную кредитную корпорацию, которой предписывалось помогать тем банкам, которые находились в самом тяжелом положении. Через год в связи с низкой эффективностью корпорации была основана Реконструктивная финансовая корпорация, в которой уже участвовало государство, закачавшее в фонд банковской взаимопомощи почти $4 млрд. Но и этот шаг не дал результатов. К Рождеству 1932 года в банковской системе случился коллапс, и через полтора месяца в стране были объявлены бессрочные банковские каникулы.

Смотрите так же:  Техники лечения от заикания

Столь же тщетны были попытки обуздать безработицу. До 1932 года федеральной программы не существовало: Гувер считал, что с этой проблемой в состоянии справиться власти штатов и городские муниципалитеты. Затем был принят чрезвычайный закон, который предписывал Реконструктивной финансовой корпорации выделить штатам на помощь безработным $300 млн. Но львиную долю этой суммы корпорация ссудила нуждающимся банкам, передав комитетам по борьбе с безработицей лишь $30 млн. То есть, масло размазали по бутерброду тончайшим слоем – на одного ищущего работу американца пришлось чуть больше доллара.

Столь же беспомощными оказались попытки поддержать отечественного производителя, из-за чего были подняты ввозные пошлины на импорт. В ответ на это торговые партнеры США то же самое сделали и со своими ввозными тарифами, и ситуация усугубилась. Не удалось спасти от разорения миллион фермерских хозяйств – они были не в состоянии производить продукцию в условиях низких цен и обнищания населения.

Администрация Гувера совершала не только беспомощные шаги, но и губительные ошибки. Одна из них — жесткая привязка доллара к золотому стандарту, благодаря чему за 20,67 обесцененных бумажек на протяжении четырех лет можно было купить тройскую унцию.

Смотрите, кто пришел

На президентских выборах 1932 года Франклин Делано Рузвельт с необычайной легкостью победил Гувера, которому в стране уже никто не верил. Приняв присягу 4 марта 1933 года, Рузвельт начал энергично разруливать ситуацию, неумолимо приближавшуюся к голодным бунтам, а то и к революции. Его первый шаг был направлен на возрождение из праха банковской системы. Выступая перед нацией, он клятвенно пообещал, что 16 марта после каникул откроются самые надежные банки. Причем за этими банками будет стоять правительство, гарантирующее сохранность вкладов. Ему поверили, и банки перестали осаждать толпы стремящихся изъять свои накопления.

Но это были лишь слова. Реальные гарантии сохранности вкладов появились в июне, когда начала действовать антикризисная программа «Новый курс», и вступили в силу первые самые насущные законы. Была создана Федеральная корпорация страхования вкладов, в которую вошли все банки — члены ФРС. Остальным было настоятельно рекомендовано добровольное членство в корпорации. Фонд страхования был образован за счет взносов банков. Затем Реконструкционная финансовая корпорация купила контрольные пакеты акций крупнейших банков. Так достигались две цели: усиление правительственного контроля и размещение в банках суммы выкупа пакетов, которая составила почти полтора миллиарда долларов. Результаты не замедлили сказаться: если в 1933 году обанкротилось 180 банков со $150 млн. на депозитах, то на следующий год банкротов было 34, и потери составили $10 млн.

Следом пришел черед поднимать из руин промышленность и сельское хозяйство. И тут администрация Рузвельта на свой страх и риск, предвидя обвинения в попрании экономических свобод и заигрывании с Советским Союзом, приняла два закона, которые частично отменяли механизмы рынка, вводя элементы государственного регулирования. Так называемый «кодекс честной конкуренции» вводил в промышленности фиксирование цен на продукцию, распределение рынков сбыта и регулирование уровня производства. Закон о регулировании сельского хозяйства дал возможность повысить цены на сельхозпродукцию без существенного ущерба для потребителей. Это достигалось за счет выплаты фермерам компенсации за сокращение посевных площадей и поголовья скота.

Рузвельт не оставил без внимания и национальную валюту, которая нуждалась в серьезных терапевтических мерах. Способ излечения выбрали радикальный: в апреле 1933 года был запрещен импорт золота, что привело к резкому обесцениванию доллара и его дальнейшему падению. Естественно, это вызвало бурю отрицательных эмоций в стане торговых партнеров США. Но Рузвельт, спасавший страну от краха, был непреклонен: он заявил, что о стабилизации доллара необходимо забыть.

Однако стабилизация, причем на достойной отметке в 60% от додепрессивного курса, наступила. И произошло это достаточно скоро, в феврале 1934 года – за счет реализации плана закупок золота по все возрастающим ценам.

Очень эффективным оказался и федеральный чрезвычайный закон по борьбе с безработицей. В первый год правления Рузвельта государственному казначейству поручили распределять пособия по безработице и социальные выплаты. Их первоначальный размер равнялся $15 на семью, к январю 1934 года эта сумма удвоилась. Затем появилась Администрация общественных работ, которая привлекала всех желающих для строительства дорог и дамб, электрификации сельской местности, посадки лесов. В зависимости от квалификации устанавливалась зарплата в размере от $20 до $95. В период выхода из депрессии общественными работами занимались более 4 млн. человек.

Рузвельта прозвали «социалистом» не только потому, что он ввел в экономику страны принципы государственного регулирования, но и благодаря его социальным нововведениям. Была установлена минимальная почасовая зарплата и максимальная продолжительность рабочего дня. Детский труд запретили, ввели обязательное пенсионное страхование. Домовладельцы в суровые годы получали помощь в погашении ссуд, а их кредиторам запрещалось отбирать дома за долги.

И, наконец, важную роль в борьбе с депрессией сыграли регулярные радиовыступления Рузвельта, получившие название «Беседы у камина». Президент, прекрасный оратор, откровенно и доверительно отвечал на насущные вопросы американцев, разъяснял суть преобразований и заставлял людей поверить в успех «безнадежного предприятия». И это было громадным стимулом для движения вперед: ведь без веры невозможно добиться результата. Ни в одной из сфер человеческой деятельности.

Новая Великая Депрессия: МВФ пытается защитить 1% населения от неминуемого финансового краха

Международный валютный фонд (МВФ) предрекает миру новую Великую депрессию. Такое предположение есть в докладе организации для MF World Economic Outlook. И виноваты в этом будут никем и ничем не контролируемые и анонимные цифровые активы. «Криптовалюты сегодня никак не регулируются, чем и привлекают многих, — заявила глава МВФ Кристин ЛАГАРД. — У них нет единых эмиссионных центров, также нет и единства в подходах к защите или продаже цифровых денег».

Очевидность аргументов, высказанных одной из главных международных чиновниц, наталкивает на грустные размышления. Либо природа виртуальных монет остается загадкой для мировой экономической элиты, либо, что более вероятно, на кону стоят интересы того самого 1% населения, что владеет 80% богатств на планете.

«Они во многом спекулятивны, — продолжает ЛАГАРД. — Яркой иллюстрацией к этому выступают и скачки курса биткоина».

Трудно с этим не согласиться. Но давайте вспомним, является ли рынок цифровых активов единственной спекулятивной и волатильной сферой мирового финансово-экономического хозяйства. Например, нефтяной рынок. 2011 год — $111 за баррель, 2016 — $44 за баррель. Падение больше чем на 50%. Затем 2016 и 2018 — $82 за баррель. Подъем почти в два раза. Как вам такая волатильность? При этом никто не говорит, что «черное золото» угрожает мировой финансовой стабильности, хотя график колебаний нефти зеркально отражает график колебаний биткоина.

Есть и еще один интересный момент в докладе МВФ: «Дополнительный источник риска заключается в кибератаках и нарушении безопасности критических точек финансовой инфраструктуры, так как они могут нарушить функционирование трансграничной платежной системы. Серьезный рост криптовалют может создать уязвимости в мировой финансовой системе».

При этом в 2012 году хакеры взломали сервер Global Payments — одной их крупнейших компаний, занимающихся денежными переводами в фиатной валюте для малого бизнеса. Были украдены данные данные 110 млн кредитных карт. Два года спустя были вскрыты 90 компьютеров банка JPMorgan Chase. В распоряжении преступников оказались ключи к 76 миллионам банковских счетов. И в том же 2014 году, используя пароль одного из кассиров сети магазинов Home Depot, киберворы получили доступ уже к 56 миллионам кредитных карт, по многим из которых были проведены незаконные транзакции.

Заметьте, речь идет о десятках и сотнях миллионов кредитных карт и счетов, на каждом из которых может находиться какое угодно количество долларов.

Объемы взломов и краж в фиатной финансовой системе несопоставимы по масштабам с хищением средств с криптокошельков и криптобирж. Но при этом Кристин ЛАГАРД не устает повторять: «Повышенные риски, связанные с кибербезопасностью, создают серьезные проблемы для функционирования финансовых учреждений, финансовой инфраструктуры и надзорных органов».

Но никто не обвиняет банки и другие финансовые корпорации в уязвимости перед кибератаками и угрозе «критическим точкам мировой финансовой инфраструктуры». Напротив, их всем ставят в пример как безопасные, должным образом регулируемые хранилища средств вкладчиков.

В докладе МВФ также названа и макроэкономическая угроза широкого распространения цифровых валют. В частности, там сказано, что внезапное изменение мировой экономической ситуации, связанное с ростом популярности виртуальных активов, может привести к существенным изменениям в финансовой системе, что, в свою очередь, будет провоцировать конфликты между правительствами стран и инвесторами. Вот ключевая мысль доклада. И далее. Наряду с цифровыми монетами главными угрозами мировой экономической стабильности названы также высокая инфляция в США и экономическое потрясение в Турции.

Существующий миропорядок разваливается на глазах. «Парадокс Триффина» никто не отменял, и, похоже, дефицит платежного баланса в США подходит к своему критическому порогу, после которого доллар нельзя будет использовать как мировую резервную валюту либо без фатального ущерба для экономики США, либо такого же ущерба для глобальной финансовой системы. Равно как и демарш Турции против политики Соединенных Штатов и НАТО ставит под сомнение нерушимость политико-экономических связей внутри Западного сообщества стран.

Глобальный экономический кризис на пороге. И почему-то МВФ заявляет, что крах можно приостановить, убрав с арены главный раздражитель финансовых элит, первую реальную альтернативу доллару в качестве глобального накопительного актива. А именно — децентрализованную, наднациональную, независимую валюту, поддержанную социальным капиталом.

Усилия МВФ по запугиванию мирового сообщества в целом и инвесторов в частности можно понять. Но если новая Великая депрессия все же случится, то произойдет это не благодаря росту популярности цифровых активов, а из-за несправедливого распределения средств.

Напомним, Великая американская депрессия произошла из-за кризиса перепроизводства товаров, на которые не находилось покупателей.

Нынешняя депрессия может быть вызвана кризисом перепроизводства денег в одной отдельно взятой экономической формации. Иными словами, США, Западная Европа, Австралия, Япония и Китай могут просто рухнуть под тяжестью зарегулированной, но непомерно раздутой финансовой системы.

Великая американская депрессия доклад

США ждет кризис масштабнее «Великой депрессии»

Для понимания реальной ситуации в мировой экономике и ее последствий необходимо, в первую очередь, разобраться в масштабе предстоящего кризиса. Если, как утверждают многие эксперты, кризис вот-вот закончится, то обсуждать его особого смысла не имеет. Но если это не так — то вопрос требует серьезного рассмотрения.

Смотрите так же:  Беременность и симптомы пмс

Рассмотрим экономику США в сентябре 2008 года. Тогда в ней начался типичный дефляционный кризис (по образцу весны 1930 года), который был купирован массированной эмиссией. Но в чем была причина этого дефляционного (то есть связанного с падением совокупного частного спроса) шока? Для ответа на этот вопрос вспомним некоторые положения неоклассической теории.
Она утверждает, что «нормальное» состояние экономики — равновесное. Если какие-то внешние обстоятельства, политика государства, изменение природных условий или еще что выводят экономическую систему из равновесного состояния, то она начинает самопроизвольно в нее возвращаться, и нужно все большее и большее усилие, чтобы приостановить или замедлить этот процесс. Я не буду утверждать, что эта идея верна всегда и везде, не исключено, что «равновесного» состояния просто в природе не существует, но дело не в этом. Как мы знаем, в 1981 году в США была принята т.н. «рейганомика», то есть экономическая программа, которая предполагала постоянное кредитное стимулирование спроса.

До ее принятия равновесные макроэкономические параметры для американских домохозяйств выглядели примерно так: совокупный долг — не выше 60-65% от годового дохода, сбережения — порядка 10% от реально располагаемых доходов. К 2008 году эти параметры изменились следующим образом: средний долг — выше 130% от годового дохода, сбережения — -5-7%. Отметим, что последняя цифра, которая еще в 2008 году не ставилась под сомнение, в последующие пять лет была «нивелирована» за счет статистических ухищрений, так что в последних официальных данных она составляет около нуля. Впрочем, к реальности это отношения не имеет. Возникает два вопроса. За счет чего был достигнут такой серьезный отход от положения равновесия и насколько сегодня спрос американских домохозяйств выше равновесного?

На первый вопрос ответ простой — банковская система в начале 80-х годов прошлого века позволила домохозяйствам рефинансировать свои долги, то есть стало возможным старые кредиты погашать за счет новых (это было частью политики «рейганомики»). А для того, чтобы при этом не падал спрос, начали снижать стоимость кредита. В 1980 году учетная ставка ФРС США была равна 19% (Пол Волкер, тогдашний глава ФРС, боролся с инфляцией), к декабрю 2008 года она стала, фактически, равной нулю. И экономическая система начала самопроизвольное движение к равновесному состоянию, то есть – снижать частный спрос, стимулирующийся почти 30 лет.

Сейчас США активнейшим образом стараются стимулировать частный спрос другими методами, но он все равно падает. Пусть и медленно. Но до какого момента он будет падать? На основании статистики можно дать примерную оценку этого спада. Если на начало кризиса сбережения были -5%, а должны быть 10%, то всего спрос за счет роста сбережений сократится примерно на 15% от реально располагаемых доходов населения на осень 2008 года. А это — 11 трлн долларов. То есть, завышение спроса за счет снижения сбережений составило около 1,5 трлн долларов в год.

Далее, спрос стимулировался за счет роста долгов домохозяйств, на момент кризиса совокупный долг составлял около 15 трлн долларов, рос он на 10% в год. То есть и здесь масштаб стимулирования на момент кризиса – 1,5 трлн долларов в год. Кстати совпадение этих цифр — косвенное свидетельство их достоверности. Итого — 3 трлн превышения спроса домохозяйств над их реально располагаемыми доходами.

До тех пор, пока не будет дано объяснение, как именно денежные власти США будут эти 3 трлн изыскивать и давать домохозяйствам — я в естественный экономический рост американской экономики не поверю. Не поверю я и в то, что в рамках «постмодерна» (я не раз писал, что не понимаю, что это такое) базовые пропорции меняются — да и доля расходов домохозяйств в ВВП США, которая находится на исторических максимумах, это подтверждает.

Разумеется, эти 3 трлн исчезнут не одномоментно — но именно их сокращение и вызывает кризис! Потому что падение спроса вызывает сокращение рабочих мест и зарплат — то есть падают доходы, что вызывает дальнейшее падение спроса. Ну, и так далее, по снижающейся спирали, к равновесному состоянию между спросом и реально располагаемыми доходами. Как показывают эмпирические исследования различных кризисов и спадов, падение доходов до точки равновесия между ними и расходами домохозяйств превышает первоначальный разрыв между доходами и расходами.

Важную роль тут играет мультипликатор по межотраслевому балансу, и составляет он, для различных экономик и стран, от 1,5 до 3 (то есть точка равновесия между «новыми» доходами и расходами находится ниже «старых» доходов на величину в 1,5-3 раза больше, чем первоначальный разрыв между доходами и расходами). В ситуации кризиса начала 30-х мультипликатор был ближе к максимуму (разрыв был около 10%, а падение доходов — примерно на 25-30%), но в нашем случае, когда разрыв сильно больше, скорее всего, имеет смысл брать минимальное значение.

В этом случае, точка равновесия по доходам находится на уровне ниже нынешнего примерно на 4,5 трлн в год (то есть по мере завершения кризиса реально располагаемые доходы американских домохозяйств будут где-то на уровне 6,5 трлн долларов в год). Спрос, соответственно — больше, чем в два раза ниже, чем сейчас.

По поводу масштаба падения спроса и доходов населения США я готов принимать уточнения и спорить. Но напомню, что этот расчет (в первоначальном варианте) сделан где-то в 2002 году — и за прошедшие 10 лет никаких оснований для его изменений не наметилось. Вопрос был только, где будет максимум спроса — но сама «мина» была подложена по экономику США уже несколько десятилетий назад. И именно в связи с наличием приведенного выше расчета я не могу воспринимать всерьез рассуждения о том, что в США (и в мире) может начаться экономический рост — если такие рассуждения не сопровождаются описанием механизма стимулирования структурного дисбаланса между спросом и доходами. Пока, за 10 с лишним лет, такого механизма никто не показывал.

Надо отметить еще одно обстоятельство. С 2008 года структура стимулирования спроса существенно изменилась. В связи с этим расчет 2008 года сегодня уже не работает, в частности, сбережения немножко выросли, а частный долг упал. Их снижение компенсировалось ростом бюджетных расходов. Теоретически, было бы интересно посмотреть на то, как стимулирование формируется сегодня, однако на общем выводе это никак не скажется, поскольку с тех пор расходы домохозяйств в США практически не сократились (это и было целью политики ФРС), а доходы не выросли. Это значит, что разрыв сохранился, хотя тут и есть вопросы о том, насколько эта цифра изменилась в номинальном выражении.

Экономическая реформа Обамы (включающая в себя т.н. «сланцевую революцию», направленную на снижение энергетических издержек в экономике США) дала эффект в части снижения операционных издержек в промежуточных секторах экономики США — что вызвало рост инвестиционного кредитования и видимость экономического роста. Видимость — поскольку одновременно выросла и задолженность предприятий, и вопрос о том, можно ли считать такой рост реальным — вопрос интерпретации статистики. Но вот конечный спрос за последние годы в США продолжал падать (даже по официальным оценкам, с учетом заниженной инфляции, он не растет), что означает, что рост этот, даже при оптимистической интерпретации статистики, является краткосрочным и неустойчивым.

Приведенные оценки говорят о том, что масштаб кризиса будет в 2-2,5 раза больше, чем кризис начала 30-х годов прошлого века, который завершился «Великой депрессией», в начале которого расходы домохозяйств США превышали их доходы примерно на 10%. Тогда, например, в пике кризиса безработица в Западной Европе достигала 40% — что нам ожидать сегодня. И есть большой спектр вопросов, на которые категорически необходимо ответить. Я перечислю только два из них: сможет ли в такой ситуации сохраниться «средний» класс как инструмент социально-политической стабильности развитых экономических стран и как сильно придется адаптировать международное и внутреннее экономическое и торговое законодательство, в частности, сохранится ли ВТО? Ответов на эти вопросы пока нет, и представляется, что разобраться с ними, безусловно, стоит.

Другие статьи

  • Минимальный размер ежемесячного пособия по уходу за первым ребенком Минимальный размер пособия по уходу за ребенком до полутора лет Пособие по уходу за ребенком до 1,5 лет – величина расчетная, зависящая от среднего заработка за 2 года, предшествующих оформлению отпуска по уходу, лица, претендующего на получение этого пособия. Однако […]
  • Алексеева нВ развитие одаренных детей Книги по работе с одаренными детьми Материалы, используемые в воспитательной деятельности Предлагаем Вам ознакомиться с современной литературой по работе с одаренными детьми. Предлагаем Вам ознакомиться с современной литературой по работе с одаренными детьми. 1. Что […]
  • Почему ребенок потеет когда спит комаровский Почему ребенок потеет когда спит комаровский Сообщение vvv_vladlen » Ср сен 10, 2008 22:41 Сообщение Nora » Чт сен 11, 2008 07:26 Сообщение Віра » Чт сен 11, 2008 14:06 Сообщение Zolotka » Чт сен 11, 2008 14:25 vvv_vladlen, у вас просто жарко. Мой при 23-24 […]
  • Индивидуальная карта психологического развития ребенка пример Индивидуальная карта развития детей 5-6 лет с ЗПР в ДОУ по ФГОС. Образец Цель: психолого-педагогическая диагностика развития детей старшего дошкольного возраста. Задачи: комплексная диагностика познавательной сферы детей старшего дошкольного возраста с задержкой […]
  • Как оформить пенсию по уходу за ребенком Как получить пенсию по уходу за ребенком до 14 лет после смерти мужа? здравствуйте в 2008 году у меня умер муж остался ребенок на нее я получаю пенсию по потере кормильца.в то время я работала официально и была в декрете когда он умер. сейчас я узнала что тоже могла […]
  • Воспитание детей в церкви Воспитание детей Из книги священника Павла Гумерова «Малая Церковь», изданной Сретенским монастырем в 2008 г. В современном мире, где осталось так мало любви, семья — тихая пристань, спасительный оазис, куда человек должен стремиться ото всех бурь и забот. Заповедь о […]