Виды симуляции и диссимуляции психических расстройств

16. Симуляция психических расстройств.

16. Симуляция психических расстройств.

Симуляция психического заболевания — сознательное поведение, в основе которой изображение несуществующих признаков психических расстройств, притворства или искусственный вызов их с целью избежать наказания.

Прибегать к симулятивной поведения некоторые лица могут в случае их привлечения к уголовной ответственности, угрозы лишения свободы после осуждения, при попытках избежать призыва в армию, получить группу инвалидности, различные привилегии и разрешения.

Симулировать могут как психически здоровые, так и психически неполноценные лица, но особенности симуляции у тех и других разные.

Симуляцию психически здоровых лиц принято называть истинной симуляцией или истиной. Симуляцию лиц с теми или иными психическими нарушениями называют симуляцией на патологической почве.

В зависимости от фактического начала симуляцию разделяют на 3 варианта: предварительную (превентивную), то есть симуляцию, предшествующего совершению преступления, с целью ввести окружающих в заблуждение, будто преступление было совершено в состоянии психического заболевания; симуляцию во время совершения правонарушения с целью сокрытия его истинных мотивов; следующую симуляцию, то есть симуляцию, которая осуществляется после совершения преступления поведение с целью самозащиты и уклонения от ответственности. Последний вариант в судебно-психиатрической практике встречается чаще всего.

Существует несколько способов симуляции. Чаще с целью симуляции используется измененное поведение и высказывания, с помощью которых пытаются изображать патологическое состояние психики, которого в действительности не было и нет. Иногда для этого симулянтами принимаются определенные лекарственные препараты, временно могут вызвать состояние, которое создает впечатление психического заболевания. В отдельных случаях исследуемые симулируют анамнез. Для этого сообщаются ложные сведения о патологическое состояние психики, что будто-то когда-то был в прошлом, специально підмовляються родственники, «свидетели», представляемые фальшивые документы и др. Указанные варианты симуляции могут определенным образом сочетаться.

Истинная (правдивая) симуляция. Выбор формы симуляции, в т. ч. содержание ложного анамнеза, определяется распространенным в широких слоях населения представлениям о психических заболеваниях, содержанием медицинской литературы, установками судебно-психиатрической экспертизы и со временем меняется. В прошлом, например, самыми частыми были указания на наличие в анамнезе различного рода психических припадков, припадков. Сейчас преобладают жалобы на наличие в прошлом бредовых идей, бреда, галлюцинаций и тому подобное. Нередко симуляции анамнеза предшествует превентивная госпитализация в психиатрическую больницу с целью получения медицинского документа, который подтверждал бы наличие психических расстройств. В других случаях лицо, которая обращалась к психиатру по поводу невротических жалоб, расстройств сна и т. п, усложняет ложные сведения о себя указаниями на наличие голосов, бреда, бредовых идей и т. д. К этому же виду симуляции можно отнести случаи, когда ложная информация распространяется не на весь анамнез, а касается только периода, когда было совершено преступление. Так, например, лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, очень живо описывает якобы имеющиеся в то время болезненные переживания с целью имитации алкогольного психоза. С этим связаны определенные судебно-психиатрические трудности.

Симуляция психического расстройства осуществляется в форме изображения отдельных болезненных симптомов или синдромов и значительно реже — в виде воспроизведения отдельной формы психического заболевания. Поскольку симуляция является индивидуальным творчеством, выбор патологических симптомов для симуляции зависит от знаний и опыта симулянта, его осведомленности в области психиатрии, а иногда и от случайных причин (реплики медперсонала, советы исследуемых, что тоже находятся на экспертизе, подражания других больных и др. Определенный отпечаток на характер симуляции накладывает и личность исследуемого. Это обуславливает значительное многообразие проявлений симуляции и отсутствие каких-либо определенных закономерностей. Изображая наличие психотического состояния, симулянты пытаются воспроизвести отдельные симптомы и синдромы: возбуждение, галлюцинации, расстройства памяти, слабоумие, мутизм, ступор, депрессию. При этом часто можно заметить беспорядочное демонстрации симптомов, что, обычно, не могут одновременно быть совмещенными в рамках одного заболевания или совсем не свойственные последнему. Практически никогда подражания не бывает точным через огромную эмоциональную и физическую напряженность, которая нужна для использование речевого и двигательного возбуждения, кататонического ступора, мутизму. Языковая путаница при изображении патологического измененного мышления, большое напряжение внимания, чтобы себя не скомпрометировать, быстро разоблачают симулянта.

В практике наиболее частыми являются симуляции состояний с вялой, монотонной поведением, подавленностью, невыразительной мимикой, отказами от контакта, ссылками на расстройства памяти. Для подтверждения якобы существующих психических расстройств исследуемые пытаются продемонстрировать их в присутствии врача. С этой целью, только заметив наблюдение за собой, они начинают сами с собой разговаривать, демонстративно обращаться к медперсоналу с жалобами на мнимых преследователей, симулируют бредовые идеи, слуховые и зрительные обманы. При этом выражение лица, жесты, эмоциональные проявления неадекватны действительно бредовым и галюцинуючим больным, симулянты быстро истощаются. При детальном расспросе часто удается заметить их нерешительность, стремление избежать прямого ответа, прервать разговор. Для кажущейся «творчестве» симулянтов характерным является связь с прошлым опытом личности, ее интересами, уровнем образования и начитанностью.

Среди симулятивных проявлений одно из первых мест по частоте занимают ссылки на провалы и нарушения памяти, распространяется на все прошлое или на период времени, относящийся к инкриминируемым деяниям. Такого рода жалобы всегда подаются в слишком демонстративной, акцентированной форме. При изображении их исследуемые не могут избежать противоречий в поведении, высказываниях, нередко выявляют ошибки, быстро указывает на искусственный характер мнимых расстройств памяти.

К этой описанной формы стоит около симуляция слабоумия. Здесь также на первом месте стоят изображения расстройств памяти, однако оно дополняется еще и имитацией полного отсутствия каких-либо знаний и навыков. Лица такого рода намеренное несложно отвечают на элементарные вопросы, грубо, неправильно ведут себя во время обследования. Как правило, обычно в таких мнимых «слабоумных» всегда можно заметить диссоциацию между тем, что активно подается, и действительным положением дел. Симулянт всегда собран, зловредный, раздраженный, настороженный. При этой форме симуляции никогда не наблюдается благодушшя и эйфории, присущие больным с картиной истинного слабоумия.

В судебно-психиатрической практике симуляции ступорозных состояний, психомоторного возбуждения и глубокой депрессии (из-за большого эмоционально-волевого напряжения, быстрое истощение и небольшое судебно-психиатрическое значение) в последнее время наблюдаются все реже.

Сейчас все чаще становится форма симулятивной поведения с жалобами на аффективные расстройства, которые якобы были в прошлом, происходят колебания настроения или, наоборот, состояния глубокой апатии, увлечение в подростковом возрасте религией, философией. Подобные высказывания эксперты ошибочно расценивают как симптомы, характерные для шизофрении (например, «философствующая интоксикация») с вытекающими отсюда экспертными заключениями. Демонстрируя эмоциональную холодность, такие лица заявляют о своем равнодушии к делу и в то же время внимательно наблюдают за впечатлением, которое производят, их мимика проявляет живой напряженный аффект, тревожное ожидание и страх наказания.

Симуляция на патологической почве может проявляться в различных формах: сознательном и умышленном преувеличены симптомов имеющегося в определенное время заболевания или остаточных явлений после перенесенной в прошлом психической болезни, аггравация; сознательном продолжены заболевания или намеренном продолжении уже исчезнувших психопатологических симптомов — метасимуляція; в изображении психопатологических симптомов, не свойственных имеющемуся психическому заболеванию — сюрсимуляція.

Аггравация, так же как и другие виды симуляции на патологической почве имеет целью получить нужное экспертное заключение о наличии психического заболевания и соответствующее решение вопроса по уголовному или гражданскому делу. Особенно часты уклонения в такой способ у лиц с органическим поражением головного мозга травматического или сосудистого генеза, при олигофрении и имеет свое клиническое выражение в попытках преувеличить действительный уровень интеллектуальной недостаточности, жалобах на неумение ориентироваться в жизненных ситуациях, на резкое снижение памяти. Лица, которые проявляют склонность к аггравации, имеющих обязательную особенность своего психического состояния, которая заключается в определенной сохранности личности и наличие осознания своего дефекта. Резко выраженное слабоумие является само по себе обстоятельством, что полностью исключает возможность аггравации. В зависимости от уровня интеллектуального снижения личности притворства имеют примитивный, элементарный характер, иногда же они, напротив, бывают клинически сложнее и вмещают различные проявления, типичные, по мнению симулюючого, для картины психического заболевания, которое изображается.

При выявлении аггравации существенного значения наряду с подробным клиническим исследованием подэкспертного нужно предоставлять детальному ознакомлению со всей историей его прошлой жизни. Недоучет анамнестических сведений и обоснования диагноза, исходя только из особенностей психического статуса, может привести к экспертным ошибкам.

Сюрсимуляція, в противовес аггравации, имеет общим условием возникновения значительную выраженность психического дефекта и зміненість лица симулянта. Как правило, у этих больных отсутствует осознание своей болезни. Симульовані симптомы представляют собой образования, которые не характерны для клинической картины имеющегося заболевания, что в определенной степени способствует их распознаванию. Чаще всего сюрсимуляція наблюдается у лиц, страдающих шизофренией. Она отражает присущее для шизофренического процесса нарушения психической целостности личности, в результате чего поведение больных может принимать карикатурный характер. «Больные шизофренией» очень легко «выходят из роли», разоблачают искусственность своего поведения, заявляют, что «симулировали», а потом снова возвращаются к этому же.

Метасимуляція — сознательное изображение уже перенесенного психического заболевания, искусственное продление перенесенного психотического состояния. В судебно-психиатрической практике встречается реже, чем аггравация. Метасимуляція наиболее распространена среди лиц, перенесших реактивные или алкогольные психозы, истерическую депрессию. Чаще всего воспроизводятся зрительные и слуховые галлюцинации, пседодементна поведение, жалобы и проявления удушья, спазмов, нарушений функций по типу паралича конечностей. Гротескные мимические и моторные проявления прекращаются когда отсутствует посторонний надзор за лицом, которая симулирует. Существенным признаком при дифференциальной диагностике этих состояний является отсутствие при метасимуляції характерной динамики психопатологических явлений, характерных для психозов, которые бывают в действительности. Симулянты изображают отдельные эпизоды психической болезни, а не ее ход и динамику клинических проявлений. В начале симуляции поведение симулянтов бывает изменчивой, поэтому что они сталкиваются с затруднением, изменяют в зависимости от этого свое поведение, а также вдавані симптомы; в дальнейшем она становится более постоянной и заученной. В отдельных случаях при выборе сравнительно простых форм, симуляция может продолжаться очень долго, хотя продолжительность, в конце концов, может быть разной.

Смотрите так же:  Аргументы на проблему взаимоотношения человека и природы

Распознавание симуляции. Много способов, которые рекомендуются специалистами для распознания симуляции, направлены на то, чтобы добиться признания в симулятивній поведении и отказа от нее. Однако признание в симуляции еще не является ее доказательством, когда это не подтверждается объективными данными. Так, например, депрессивные больные с идеями самообвинения нередко заявляют, что они здоровы, а свое неправильное поведение объясняют симуляцией.

Существует несколько экспериментально-психологических методов для распознавания ложной поведения, прикидань, которые базируются на изучении искусственных ошибок, что делают симулянты в ходе экспериментального исследования. Так, заставляя симулянта действовать в непривычных и меняющихся условиях психологического эксперимента, можно по скорости его ориентировки, скорости и особенностям формирования систем ошибок говорить не только о наличии симуляции, но и о ее характере (возникла симуляция у дефектной или полноценной личности).

Большое значение при распознании симуляции имеют физические симптомы, которые сопровождают некоторые психические заболевания, потому что эти симптомы не поддаются симуляции (например, симптом Арджайл-Робертсона при прогрессивном параличе, цианоз, похудание и расстройства эвакуаторной функций при депрессиях). Большую роль имеют лабораторные исследования, а вспомогательное значение — инструментальные исследования, например электроэнцефалографические. Выявление патологической биоэлектрической активности или ее отсутствия особенно важно при симуляции эпилепсии.

Определенную роль играют в поведении симулюючих несоответствие и непоследовательность, которые нередко оказываются. Так, например, изображая мутизм, такие лица разговаривают с другими підекспертними, притворяясь полоумными, проявляют заинтересованность и подробное знакомство с материалами дела и точно учитывают ситуацию.

Все же именно клиническом метода , что включает не только изучение психического состояния , но и сопоставляет его с данными анамнеза , как свидетельствует экспертная практика , принадлежит ведущая роль в выявлении фактов симуляции психических заболеваний . Особенно большое значение принадлежит анализу структуры отдельных психопатологических синдромов с учетом их нозологической принадлежности , стереотипа и последовательности их развития в течении болезни . При этом для симуляции характерные нетипичность, полиморфизм симптоматики, изолированность отдельных выявленных симптомов, их несовместимость, отсутствие целостной картины какого-либо психического заболевания и характерной динамики развития болезни.

Диссимуляция психического заболевания — это форма прикидань, что противоположна симуляции. Диссимуляция является преднамеренным сокрытием существующих в действительности признаков психической болезни. При полной диссимуляции больные умышленно отрицают у себя наличие психических расстройств как на момент обследования, так и в прошлом. При частичной диссимуляции скрывают лишь отдельные проявления психической болезни, а другие больные могут откровенно рассказывать. Чаще к этому прибегают, когда имеющиеся психические расстройства отрицают во время обследования, а относят их в прошлое.

Диссимуляция чаще всего наблюдается при бредовых психических расстройствах. В этих случаях больные иногда очень умело скрывают свои параноидные переживания для того, чтобы выписаться из психиатрической больницы, осуществить собственные намерения, продиктованные бредовыми идеями. Прибегая к диссимуляции, депрессивные больные, в частности, пытаются осуществить свои скрытые суицидальные намерения.

Диссимуляция свидетельствует о факте частичной сохранности критического отношения больного к своим психическим переживаниям, но вместе с тем и о недостаточный учет им всех особенностей реальной ситуации, недостаточность возможностей прогнозирования последствий своего психического состояния и поступков.

В некоторых случаях психически больные стараются скрыть свою болезнь и произвести впечатление практически здоровых, чтобы не быть ограниченными или лишенными своих гражданских прав. К диссимуляции прибегают с целью избежать госпитализации в психиатрическое учреждение или для выписки с лечения при применении мер принудительной госпитализации.

Судебно-психиатрическая оценка лиц, подозреваемых в симуляции, учитывая серьезность последствий установления факта такой преднамеренной поведения, проводят при судебно-психиатрической экспертизе в стационаре, где существуют все условия для углубленного клинического, экспериментально-психологического, лабораторного и инструментального комплексного исследования и анализа.

Судебно-психиатрическая экспертная оценка здоровых лиц, которые проявляют симулятивную поведение, не является затрудненной: они вменяемы.

В случаях симуляции на патологической почве, при клиническом исследовании необходимо выяснить характер этого патологического почвы, определить глубину, выраженность и прогредієнтність патологического процесса, характер дефекта. Если исследуемый является вменяемым, то в акте судебно-психиатрической экспертизы необходимо указывать на наличие симуляции или агравации. В результате такого обследования делаются выводы не только о диагнозе психического заболевания, но и о возможности лица понимать характер своих действий, руководить ими, осознавать последствия.

Вопросы для самоконтроля

Шизофренические расстройства (шизофрения).

Эпилептические расстройства (эпилепсия).

Психические расстройства при маниакально-депрессивном психозе.

Психические расстройства вследствие травм головного мозга.

Енцефалітичні расстройства (энцефалиты).

Сифилис центральной нервной системы.

Сосудистые заболевания головного мозга.

Психотические расстройства позднего возраста.

Алкоголизм, наркомании, токсикомании.

Симптоматические психотические расстройства. ВИЧ-инфекция и расстройства психики.

Психопатии — расстройства личности и поведения у взрослых.

Исключительные (исключительные) состояния, кратковременные расстройства психики.

Судебно-психиатрическая экспертиза несовершеннолетних.

20. Симуляция и диссимуляция психических расстройств

1. Понятие симуляции психического заболевания.

2. Виды симуляции – простая; на патологической почве — аггравация, метасимуляция, сверхсимуляция (сюрсимуляция) и диссимуляция.

3. Хронологические различия видов симуляции.

4. Диссимуляция (истинная, патологическая).

5. Судебно-психиатрическая экспертиза.

Симуляцияпсихического заболевания – сознательное притворное поведение, заключающееся в изображении несуществующих признаков психического расстройства, в их изображении или искусственном вызывании с помощью лекарственных средств, совершаемое с корыстной целью в надежде избежать наказания.

С точки зрения судебно-психиатрической науки и практики проблема симуляции является сложной и не всегда легко разрешаемой.

Усиливают трудности решения этой проблемы ряд факторов, ведущими среди которых являются следующие. Это, имеющее место, психическое расстройство, которое не всегда может быть легко доказано на практике. В то же время не всегда может быть выявлена истинная симуляция; психические расстройства и симуляция могут сосуществовать, поэтому при установлении факта симуляции и его доказательства нельзя исключить наличие психического расстройства.

В ряде случаев психические расстройства вытекают из симуляции, и симуляция переходит в психическое расстройство. Таким образом, доказанная в определенный промежуток времени симуляция не исключает психической болезни в более поздний период.

Во всех случаях симуляции присутствуют сознательность, преднамеренность и целеустремленность.

Симуляция может наблюдаться как в период следствия, так и у осужденных, однако наиболее часто проявляется в критические переломные периоды: заключение под стражу, судебное разбирательство при изменении режима содержания, отказ в досрочном освобождении и т.д.

В судебно-психиатрической практике различают симуляцию истинную, или чистую, которая наблюдается у психически здоровых лиц, ипатологическую– симуляцию на патологической почве (на фоне психического заболевания или дефекта).

Бывает несколько вариантов симуляции, возникающей на патологической почве.

Аггравация – сознательное преувеличение существующих болезненных явлений с целью добиться желаемого решения экспертизы.

Близко стоит, а иногда и сочетается с ней искусственное продление перенесенных в прошлом болезненных явлений, так называемая метасимуляция.

Описаны явления и сверхсимуляции, когда имеет место демонстрация симптомов, не свойственных имеющемуся психическому заболеванию, «несовместимых» с этим заболеванием, например, демонстрируется грубый амнестический синдром при шизофрении.

Хронологически (относительно события преступления) различают три вида симуляции психических расстройств:

до совершения преступления(с целью создать впечатление, что личность еще ранее была больна психически);

в момент преступления(чтобы доказать, что преступление совершено в болезненном, невменяемом состоянии);

— и после совершения преступления(как защитная психическая реакция с целью уйти от ответственности).

Симуляцию психического заболевания различают в зависимости от ее способа. Поведение и высказывания личности направлены:

1) на доказательство наличия признаков психического заболевания или

2) симуляцию анамнеза (рассказ о перенесенном якобы психическом заболевании, которого не было у испытуемого). Эти способы могут сочетаться друг с другом.

Формы истинной симуляциизависят от личностных факторов, ведущими среди которых является осведомленность лица о симптоматике и особенностях течения психических заболеваний в зависимости от собственного опыта. Обычно лица прибегают к симуляции анамнестических данных, чем болезненного психического состояния. Достаточно редко встречается симуляция определенной клинической формы заболевания, чаще симулируются отдельные симптомы (галлюцинации, бред, расстройство памяти, мутизм) или синдромы (ступор, возбуждение, депрессия).

Поведение симулянтов изменчиво, так как они сталкиваются с различными трудностями в зависимости от общения с врачами-экспертами и персоналом.

Вначале демонстрируемые ими симптомы непостоянны, в дальнейшем они становятся постоянными и заученными. При длительном периоде наблюдается автоматизация симулятивного поведения, которое в некоторых случаях может переходить в истерические реакции.

По материалам Института им. проф. В.П.Сербского, чаще всего симулируется вялая депрессия с монотонным поведением, невыразительной мимикой, установкой на недоступность, проявляющейся либо в форме мутизма, либо в нелепых ответах. Наряду с этим отмечается двигательная заторможенность, отказ от еды со ссылками на бред преследования, возможность отравления, а также демонстративные суицидальные проявления (высказывания, приготовления, самоповреждения). Нередко на этом фоне симулируются элементарные галлюцинаторные расстройства, преимущественно зрительного характера (угрожающие фигуры, одетые во всё чёрное, устрашающие лица и т.п.). Таким образом, преобладают такие формы симуляции, которые не требуют больших познаний в психиатрии, значительных усилий для воспроизведения, мало истощают организм и могут легко автоматизироваться.

При длительной симуляции большую роль играет наступающая автоматизация симулятивного поведения, при которой сознание притворства сохраняется, поведение управляется ведущим целевым представлением, но появляются привычные приёмы, требуется меньшая затрата психических и физических сил. Иногда, обычно при симуляции обычных истерических синдромов (мутизм, гиперкинезы, паралич) наступает истерическая фиксация симулируемого расстройства, и симуляция переходит в истерическую реакцию. В некоторых случаях симулянты после нескольких месяцев притворного поведения обнаруживают ухудшение физического и психического здоровья, к чему они активно стремятся. Ухудшение физического здоровья может быть связано и с аутоинтоксикацией желудочно-кишечного происхождения, и инфекциями (отказ от пищи, поедание собственных экскрементов, нанесение самоповреждений). На физически ослабленной почве в последующем легко могут развиваться тяжёлые реактивные состояния (с изменённым сознанием, аффективными нарушениями и психогенным бредообразованием).

Нередко симулянты отказываются от притворного поведения и чистосердечно признаются в симуляции, что является важным дифференциально-диагностическим признаком.

Смотрите так же:  Фитоэстрогены и депрессия

Симуляция, возникающая на патологической почве. От истинной симуляции следует отличать защитное целевое поведение, возникающее на патологической основе. Такого рода поведение может проявляться в различных формах.

Аггравация– целевое преувеличение незначительно выраженных симптомов имеющегося заболевания или остаточных явлений после перенесенной в прошлом психической болезни.

Явления аггравации наиболее часто в судебно-психиатрической практике встречается у больных, страдающих олигофренией, сосудистыми заболеваниями головного мозга, у больных с травматическими поражениями головного мозга, у психопатических личностей. Аггравация является значительно более распространенной при судебно-психиатрической экспертизе, чем симуляция.

Метасимуляция (продление заболевания)проявляется обычно в изображении продления отдельных симптомов перенесенного ранее психического заболевания. Обычно наблюдаются формы сознательного продления симптомов реактивного психоза, возникающего после ареста. Такие формы отличаются длительностью течения и представляют трудности как для судебно-психиатрической экспертизы, так и для психотерапевтического воздействия.

Демонстрация психически больным симптомов, не свойственных имеющемуся заболеванию (сверхсимуляция или сюрсимуляция), является редким явлением и распознается довольно легко. Она проявляется в чуждой, несвойственной основному заболеванию симптоматике и отражает патологическую мотивацию поведения душевнобольных.

Основные методы распознавания симуляции психических заболеваний в основном сводятся к клиническому наблюдению и экспериментально-психологическому методам исследования, применяются и дополнительные параклинические исследования (электроэнцефалография и др.) с компьютерной томографией.

Установление симуляции психических расстройств здоровыми лицами не представляет больших трудностей в отличие от выявления симуляции на патологической почве.

При симуляции на патологической почве основное значение для судебно-психиатрической оценки имеет установление характера и глубины имеющихся изменений. При решении экспертных вопросов, в заключении необходимо указать на наличие симуляции или аггравации, а также на имеющиеся у подэкспертного особенности психики, не исключающие способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Диссимуляция психических расстройств– преднамеренное утаивание, сокрытие имеющегося психического заболевания или отдельных его симптомов. Различаютполную и частичную диссимуляцию.

При полной диссимуляции больные отрицают у себя, какие бы то ни было психические расстройства, как на момент обследования, так и в прошлом.

При частичной диссимуляции больные скрывают только отдельные клинические проявления, а о других рассказывают достаточно подробно. К частичной диссимуляции относятся такие случаи, когда все имеющиеся психические расстройства больные относят к прошлому, полностью отрицая их на момент обследования.

К диссимуляции прибегают больные, которые опасаются госпитализации в психиатрический стационар, лишения гражданских прав или же стремятся выписаться из психиатрической больницы, особенно в период пребывания на принудительном лечении.

Иногда встречаются случаи, когда диссимулируют бредовые больные с целью выписки из стационара для получения возможности реализации бредовых идей, представляющих по своему содержанию высокую социальную опасность (поимка мнимых преследователей, бредовая месть и т.п.). Больные в состоянии депрессии также могут диссимулировать, стремясь к осуществлению суицида.

Избранная больными форма диссимуляции во многом зависит от того, в какой степени они могут критически осознать, что именно из особенностей их поведения воспринимается окружающими как признак болезни. Проявления диссимуляции зависят также от того, насколько имеющиеся психопатологические расстройства позволяют больным контролировать свое поведение.

Таким образом, способность к диссимуляции свидетельствует о частичной критике к своим болезненным переживаниям. В то же время наличие диссимуляции отражает недостаточный учет больными всех особенностей реальной ситуации и недостаточно полное прогнозирование последствий своего состояния и поведения. Особенно часто это отмечается у больных шизофренией. Распознавание диссимуляции, препятствующей своевременной диагностике истинного характера заболевания, в судебно-психиатрической практике нередко представляет значительные трудности.

Для распознавания диссимуляции большое значение имеют данные анамнеза, указывающие на перенесенные в прошлом психотические состояния. При диссимуляции, несмотря на скупой, формальный и уклончивый характер ответов больных, не позволяющий выявить бредовые переживания, всегда в той или иной форме сохраняется симптоматика, которую невозможно диссимулировать. Специфические для шизофрении расстройства мышления в виде некоторой непоследовательности, соскальзывания, особенностей эмоциональных проявлений легко будут замечены специалистами. Некоторые характерные черты проявляются и в манере поведения, вычурности, в неадекватности мимики, свойственной больным угловатой моторике. Существенную помощь в распознавании диссимуляции оказывают психологические методы обследования.

Констатация диссимуляции особенно важна при решении вопроса о наличии показаний к госпитализации больного. Наличие диссимуляции необходимо учитывать при выборе мер медицинского характера в отношении больных, совершивших общественно опасное деяние и признанных невменяемыми.

Судебно-психиатрическая оценка. Принимая во внимание всю серьёзность последствий установления симуляции, судебно-психиатрическую экспертизу подозреваемых в симуляции лиц следует проводить путём стационарного исследования в специальных отделениях при психиатрических больницах или в специальном судебно-психиатрическом учреждении, где имеются все условия для внимательного и всестороннего наблюдения испытуемых. Кроме того, в подобных учреждениях обеспечивается достаточная изоляция и исключается возможность побега лиц, подозреваемых в симуляции.

Судебно-психиатрическая оценка здоровых личностей, обнаруживающих признаки симуляции, не представляет никаких затруднений: они признаются вменяемыми.

При установлении, в результате судебно-психиатрической экспертизы, факта симуляции следует направлять испытуемых обратно в места лишения свободы; в распоряжение органов расследования или суда, не выжидая прекращения симуляции. Симулирующие могут продолжать упорно симулировать в расчёте на зачёт срока пребывания в больнице на экспертизе или на побег. Продолжение производства по делу в обычном порядке лишает их подобных установок и способствует прекращению симуляции.

Основную трудность при судебно-психиатрической экспертизе представляют случаи симуляции на патологической почве. В этих случаях необходимо выяснить характер патологической почвы, на которой возникают указанные формы поведения, определить интенсивность и прогредиентность патологического процесса или глубину дефекта. Иногда характер самого притворства помогает определить особенности патологической почвы.

1. Морозов Г.В. Судебная психиатрия. «Юридическая литература». Москва. 1978. С. 169-182.

2. Георгадзе З. О. «Судебная психиатрия». Учебное пособие для студентов вузов. — М.: Закон и право, ЮНИТИ-ДАНА, 2003. С. 180-186.

11. Симуляция и диссимуляция психических расстройств

Симуляция психического заболевания – сознательное, притворное поведение, заключающееся в изображении несуществующих признаков психического расстройства.

Принято выделять симуляцию у психически здоровых – истинную симуляцию и симулятивное поведение у лиц с теми или иными психическими нарушениями – симуляцию, возникающую на патологической основе.

В зависимости от временного фактора симуляцию подразделяют на три варианта:

2. Интрасимуляцию, то есть симуляцию, осуществляемую в момент совершения преступления для сокрытия его истинных мотивов;

3. Постсимуляцию, то есть симуляцию, которая осуществляется после совершения правонарушения, как защитное поведение с целью уклонения от ответственности.

Существует ряд способов симуляции. Чаще всего с целью симуляции лица своим поведением и высказываниями стремятся произвести впечатление психически больного.

Иногда с этой же целью они принимают какие-либо лекарственные средства. В отдельных случаях испытуемые прибегают к симуляции анамнеза, сообщая ложные сведения о якобы перенесенном психическом заболевании, вступают в сговор с близкими, запасаются фиктивными документами.

Указанные способы симуляции могут сочетаться. Среди симулирующих преобладают лица, совершившие правонарушение повторно, что объясняется их большей осведомленностью о назначении и проведении судебно-психиатрической экспертизы.

Истинная (чистая) симуляция в судебно-психиатрической практике встречается относительно редко.

В этих случаях преступники прибегают к симуляции анамнеза. Они сообщают о себе и родственниках неправдоподобные сведения (утверждают что многие из них страдают душевными заболеваниями, окончили жизнь самоубийством и т.д.).

Поэтому осторожно следует оценивать не только субъективный анамнез, но и сведения, сообщаемые близкими. Известны случаи, когда подэкспертные инструктировали родных, какие сведения следует сообщить при опросе врачу.

Выбор формы симуляции, в том числе и при симуляции анамнеза определяется распространенным среди населения представлением о психических заболеваниях, содержанием медицинской литературы и установками судебно-психиатрической экспертизы.

Нередко симуляции анамнеза предшествует стационирование в психиатрические больницы с целью получить медицинский документ, подтверждающий это.

В других случаях лицо, обращаясь к психиатру по поводу невротических жалоб, расстройств сна, утяжеляет сообщаемые о себе ложные сведения указаниями на наличие голосов, бредовых идей и прочие.

Иногда ложная информация распространяется не на весь анамнез, а касается лишь преступления. Так, например, лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, ярко описывает болезненные переживания имевшие место в этот период, с целью имитирования алкогольного психоза.

С этим связаны определенные судебно-психиатрические трудности.

Симуляция психического расстройства обычно осуществляется в изображении отдельных болезненных симптомов и синдромов и реже в виде воспроизведения отдельной формы психического заболевания.

Так как симуляция индивидуальна, выбор симулятивных симптомов зависит от знаний и опыта симулянта, его осведомленности в вопросах психиатрии, от чисто случайных причин (советы испытуемых, находящихся на экспертизе, подражание другим больным). Определенное значение имеет и личность притворщика.

Все это обуславливает разнообразие симулятивных проявлений без каких-либо закономерностей.

Наиболее часто симулируются состояния с вялым монотонным поведением, подавленностью, отказами от контакта, ссылками на расстройства памяти. Часто на этом фоне симулируются «бредовые идеи», слуховые и зрительные галлюцинации и т.д. Характерны демонстративные суицидальные проявления. Обращает на себя внимание особая настойчивость симулятивных жалоб, стремление продемонстрировать якобы имеющиеся психические расстройства в присутствии врача. Чуть заметив за собой наблюдение, начинают разговаривать сами с собой, обращаться к персоналу с жалобами на мнимых преследователей, просят сделать соответствующие записи в журналах наблюдения.

При этом выражение лица симулирующего остается спокойным, отсутствуют жестикуляция и мимика, свойственная галлюцинирующим больным.

Речевая продукция симулянта быстро истощается.

Симулятивные «бредовые идеи» преподносятся стереотипно в виде заранее подготовленных формул. Чаще всего симулянты заявляют, что их «преследуют» отдельные лица, целая группа, «банда» или испытывают на себе воздействие специальных аппаратов, лучей лазера или говорят о наличии неизлечимого заболевания, например рака. Нередко предъявляются идеи изобретательства.

Подэкспертные заявляют, что многие годы занимаются «разработкой научных идей», или сделано «великое открытие», предлагают свои методы лечения тяжелых болезней, проекты искоренения преступности и т.д. Такого рода высказывания нередко подкрепляются соответствующими схемами, рисунками, иногда имеющими «зашифрованный характер».

Однако, они не находят отражения в поведении симулянта, он не может уточнить многих деталей и подробностей изображенного явления. Например, у симулянта, демонстрирующего идеи величия, преобладает подавленное настроение, он внимательно следит за произведенным впечатлением, обдумывает ответы на вопросы и т.д.

Смотрите так же:  Аутизм признак шизофрении

Характерно, что в предъявляемом «творчестве» симулянтов обнаруживается отчетливая связь с прошлым опытом личности, ее интересами, прочитанной литературой.

Жалобы, ссылки на провалы, нарушение памяти, распространяющиеся на все прошлое или на период времени, относящийся к периоду совершения правонарушения, всегда преподносятся в демонстративной утрированной форме. При изображении их симулянты не могут избежать противоречий в поведении и высказываниях, обнаруживают промахи.

При симуляции слабоумия изображение расстройств памяти дополняется еще имитацией полного отсутствия каких-либо знаний и навыков. Симулянты нелепо отвечают на элементарные вопросы, грубо, неправильно ведут себя при обследовании. Однако у таких «ложных слабоумных» можно отметить отсутствие связи между тем, что активно приподносится и истинным положением дел.

Симулянт всегда собран, насторожен, иногда злобно раздражителен. При этой форме симуляции никогда не наблюдается благодушия и эйфории, свойственной больным с картиной истинного слабоумия.

Очень редко симулянты прибегают к имитации психомоторного возбуждения, глубокой депрессии, ступорозных состояний, так как они носят кратковременный характер и требуют большого эмоционально-волевого напряжения, вызывают быстрое истощение и усталость.

В последнее время стала характерной форма симулятивного проявления с жалобами на имеющиеся в прошлом аффективные расстройства, проявляющиеся в колебаниях настроения либо состоянии глубокой апатии, увлечение в подростковом периоде религией, философией. Подобные высказывания эксперты могут расценить как симптомы, характерные для шизофрении. Несмотря на имитируемое безразличие к делу, симулянты внимательно наблюдают за производимым впечатлением, их мимика выявляет живой и напряженный аффект, тревожное ожидание и страх наказания.

Симуляция целостной картины психического заболевания очень сложна.

Общим для всех таких случаев является то, что собственно симуляции, как правило, предшествует предварительное знакомство с особенностями клинической картины психической болезни по учебникам, внимательное наблюдение за лицами, страдающими психическими заболеваниями, или имеет место инструктаж «подготовленными лицами».

Однако, как при симуляции отдельных симптомов, картина мнимой болезни всегда статична, отсутствует закономерная динамика болезненных явлений.

Не зная характерных сочетаний отдельных психопатологических симптомов при различных клинических формах душевных заболеваний, симулянты нередко изображают в одной мнимой картине болезни несочетающиеся симптомы.

Глава 31 СИМУЛЯЦИЯ И ДИССИМУЛЯЦИЯ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ

В последнее время выявляется значительное учащение случаев симуляции психических расстройств при судебно-психиатрической экспертизе, что связано, с одной стороны, со стремлением подследственных избежать уголовной ответственности, затя-следствие, судебное разбирательство, добиться направления

Отдельные формы психических заболеваний

на судебно-психиатрическую экспертизу, а с другой — получить преимущества, которые положены только психически больным
Клинические проявления и способы распознавания известны
Длительное время существовавшее мнение, что симуляция может возникнуть только у психически больных либо у лиц с аномалиями личности под влиянием теоретических и клинико-экспериментальных данных, изменилось, и в настоящее время признано, что симуляция чаще возникает у лиц с различными аномалиями психической деятельности, но может иметь место и у психически здоровых испытуемых.
Среди лиц с различными непсихотическими расстройствами к симуляции чаще прибегают психопатические личности.
Симуляция психически здоровых лиц и психопатических личностей качественно между собой не отличается и характеризуется широким спектром симулятивных проявлений. Вместе с тем психически здоровым лицам свойственно тяготение к простым, грубым формам притворства, предъявление непсихотической симуляции; для психопатических личностей более характерна симуляция продуктивных симптомов.
Симуляция психического заболевания — сознательное притворное поведение, заключающееся в изображении несуществующих признаков психического расстройства, совершаемое с корыстной целью в надежде избежать наказания.
С точки зрения судебно-психиатрической науки и практики проблема симуляции сложная и практически не всегда легко разрешимая. Усложняют трудности решения этой проблемы на практике факторы, ведущие среди которых следующие: имеющее место психическое расстройство не всегда может быть легко доказано на практике, в то же время не всегда может быть выявлена истинная симуляция; психические расстройства и симуляция могут сосуществовать, поэтому при установлении факта симуляции и его доказательства нельзя исключить наличие психического расстройства. В ряде случаев психические расстройства вытекают из симуляции и симуляция переходит в психическое расстройство. Таким образом, доказанная в определенный промежуток времени симуляция не исключает психической болезни в более поздний период (К. Вirnbaum).
В то же время, по мнению других авторов (А. А. Говсеева, 1894; А. Роrot еt Сn. Воrdenat, 1959, 1960), сложности распознавания симуляции психических расстройств усугубляются тем, что решение их находится на стыке психологических и психо-

443 Глава 31. Симуляция расстройств

патологических проблем: откровенность и искренность показаний, болезненно обусловленные искажения действительности, патологическая лживость, патологическое притворство, истерическая фиксация, самооговоры, наблюдаемые обычно у неполноценных лиц с психопатией, неврозами, олигофрениями.
Во всех случаях симуляции присутствует сознательность, преднамеренность и целеустремленность (Н. И. Фелинская, 1977). Судебно-психиатрическая практика показывает, что симуляция психических заболеваний возможна. Согласно данным Л. Ушкевичева (1966) симуляция встречается лишь в 2-3,5% всех случаев судебно-психиатрических экспертиз правонарушителей.
Симуляция психических расстройств у женщин обнаруживается в два раза реже, чем у мужчин, и преобладает у лиц, повторно совершивших правонарушения, социально и педагогически запущенных, а также психопатизированных вследствие длительной изоляции в специфической микросреде (Н. И. Фелинская, 1977).
Симуляция может наблюдаться как в период следствия, так и у осужденных, однако наиболее часто проявляется в критические переломные периоды: заключение под стражу, судебное разбирательство при изменении режима содержания, отказ в досрочном освобождении и т.

п.
В судебно-психиатрической практике различают симуляцию истинную, или чистую, которая наблюдается у психически здоровых лиц, и «патологическую симуляцию» (А. А. Говсеев, 1893) — симуляцию на патологической почве (на фоне психического заболевания или дефекта).
Различают несколько вариантов симуляции, возникающей на патологической почве.
Аггравацию, в судебно-психиатрическом значении представляющую сознательное преувеличение существующих болезненных явлений с целью добиться желаемого решения экспертизы. Близко стоящее, а иногда и сочетающееся с ней искусственное продление перенесенных в прошлом болезненных явлений, так называемую метасимуляцию (Д. Лунц, 1956). Описаны явления и сверхсимуляции, когда имеет место демонстрация симптомов, несвойственных имеющемуся психическому заболеванию, «несовместимых» с этим заболеванием, например демонстрируется грубый амнестический синдром при шизофрении, и т.п. (Н. Тимофеев, 1963).

444 Раздел III. Отдельные формы психических заболеваний

В хронологическом аспекте различают три вида симуляции психических расстройств: до совершения преступления (с целью создать впечатление, что личность еще ранее была больна психически), в момент преступления (чтобы доказать, что преступление совершено в болезненном (невменяемом) состоянии) и после совершения преступления (как защитная психическая реакция с целью уйти от ответственности).
Различают симуляцию психического заболевания в зависимости от способа. Поведение и высказывания личности направлены на доказательство наличия признаков психического заболевания или симуляцию анамнеза (рассказ о перенесенном якобы психическом заболевании, которого не было у испытуемого). Эти способы могут сочетаться друг с другом.
Формы истинной (чистой) симуляции зависят от личностных факторов, ведущими среди которых является осведомленность лица о симптоматике и особенностях течения психических заболеваний в сочетании с соответствующим собственным опытом.
Чаще лица прибегают к симуляции анамнестических данных, чем болезненного психического состояния.
Редкостью является симуляция определенной клинической формы заболевания, чаще симулируются отдельные симптомы (галлюцинации, бред, расстройство памяти, мутизм) или синдромы (ступор, возбуждение, депрессия).
Поведение симулянтов изменчиво, так как они сталкиваются с различными трудностями в зависимости от общения с врачами-экспертами и персоналом. Вначале их демонстрируемые симптомы непостоянны, в дальнейшем они становятся постоянными и заученными. При длительном периоде наблюдается автоматизация симулятивного поведения, которое в некоторых случаях может переходить в истерические реакции.
Нередко симулянты отказываются от притворного поведения и чистосердечно признаются в симуляции, что является важным дифференциально-диагностическим признаком. Явления аггравации наиболее часто в судебно-психиатрической практике встречаются у больных, страдающих олигофренией, сосудистыми заболеваниями головного мозга, у больных с травматическими поражениями головного мозга, у психопатических личностей.
Аггравация является значительно более распространенной при судебно-психиатрической экспертизе, чем симуляция.
Метасимуляция (продление заболевания) проявляется обычно в изображении отдельных симптомов перенесенного ранее реактивного психоза.

445 Глава 31. Симуляция расстройств

Демонстрация психически больным симптомов, несвойственных имеющемуся заболеванию (сверхсимуляция, или сюрсимуля-ция), является редким явлением и распознается довольно легко.

Другие статьи

  • Отит у 3 х месячного ребенка Отит у 3 х месячного ребенка Для более быстрой и комфортной работы с сайтом бэби.румы рекомендуем обновить ваш браузер. Для этого необходимо скачать и установить обновление,с официального сайта браузера. Нужные организации на карте твоего города Чем чаще всего болеют […]
  • Средства развития физических качеств у дошкольников «Подвижные игры как средство развития физических качеств у дошкольников». Подготовила: инструктор по ф.к. МБДОУ д /с 16 Виноградова Г.В. ЗАТО г. Североморск. - презентация Презентация была опубликована 6 лет назад пользователемmbdou-ds16.ru Похожие […]
  • Конспект занятия с детьми дошкольного возраста по оригами Конспект занятия по оригами "Снежинка" Конспект занятия по ручному труду (в технике оригами) в старшей группе. Воспитатель: Синицина М.К. Продолжать учить складывать квадратный лист бумаги пополам, совмещая углы и стороны. Продолжать развивать и совершенствовать […]
  • Почему 2х месячный ребенок не спит 2-х месячный ребенок не спит aishka 30 Ноя 2007 Алиева Э. 02 Дек 2007 Если как вы говорите ребенка это не беспокоит, то и не нужно проводить какой либо коррекции у ребенка (тем более что препарат ноофен не так безобиден и давть его просто так нельзя). С уважением […]
  • Почему ребенок в 15 года плохо спит ночью Плохо спит по ночам Здравствуйте, доктор. Понимаю, что не на все вопросы можно дать правильный ответ и всё же мне интересно было бы узнать Ваше мнение. Моему сыну 2 года. Мальчик хороший, говорит, знает цвета, очень много марок машин, любит "читать" книжки, короче […]
  • Стафилококк на коже у ребенка лечение Стафилококк у детей: симптомы, лечение и меры профилактики Само словосочетание «стафилококк у детей» вызывает у родителей тревогу, а порой и панику. Меж тем, для развития опасной стафилококковой инфекции требуются специфические условия, которые, как ни странно, чаще […]