Вменяемость и шизофренией

Вменяемость и шизофренией

* Публикуется по изданию:
Проценко М. И., Шевелёв В. Н. К проблеме ограниченной вменяемости в судебно-психиатрической практике // Судебная и социальная психиатрия 90-х годов: Материалы международной конференции: В 2 т. — Киев–Харьков–Днепропетровск, 1994. — Т. 1. — С. 93–95.

Основной задачей судебно-психиатрической экспертизы является решение вопроса вменяемости с расшифровкой его медицинского и юридического (психологического) критериев.

Объектом нашего внимания в данном случае являются признаки психологического критерия, судебно-психиатрическое заключение о которых предусмотрено законодателем только в категорических формах «мог» и «не мог». Во многих случаях такая категоричность нам представляется необоснованной, условной и сомнительной, влекущей за собой одинаковую трактовку интеллектуальной и волевой способности «отдавать себе отчёт в своих действиях или руководить ими» и у психически здорового человека, и у страдающего дебильностью, и у болеющего эпилепсией вне психоза, и у больного шизофренией в ремиссии и т. д. Речь идёт о самой большой группе подэкспертных, которым устанавливается диагноз психического расстройства, не влекущего, как правило, за собой невменяемости.

Анализ изучения расхождений судебно-психиатрических заключений по вменяемости по одному и тому же делу при отсутствии расхождений по диагнозу, как и различное решение вменяемости при одном диагнозе у одного и того же лица говорит о том, что сложности в этих случаях возникают из-за отсутствия в законодательном акте (ст. 12 УК Украины) возможности решать вопрос иначе, чем категорическое «мог» или «не мог». Наиболее демонстративными в этом отношении являются расхождения по вменяемости у больных олигофренией, где часто два противоположных заключения являются по существу неправильными, вызывающими адекватное сомнение судебно-следственных органов, ведут за собой назначение повторных судебно-психиатрических экспертиз и т. д.

Необходимо подчеркнуть, что УК Германии включает термин уменьшенной вменяемости. Предпосылкой её является то, что правонарушитель, решаясь совершить деяние, имеет значительно ослабленную способность руководствоваться правилами общества, предусмотренными в отношении этого деяния. Следовательно, эксперт-психиатр в своём заключении даёт описание и оценку предпосылок, относящихся к области психологии, которые привели к правонарушению, на основе которых юрист на собственную ответственность может оценить эти предпосылки как смягчающие наказание. Если предпосылки достигают степени болезни, то эксперт приходит к выводу об уменьшенной вменяемости и суд значительно снижает наказание, или отказывается от него (Шевчик, 1979).

Многочисленными научными обобщениями судебно-психиатрической экспертной практики изучены особенности мотивации противоправных действий испытуемых при различных психических нарушениях. Эксперты-психиатры часто безошибочно по составу правонарушения предполагают психическую патологию, с которой они могут столкнуться при проведении экспертизы. Это говорит об определённом значении психической патологии в совершении криминала, что остаётся вне врачебной психиатрической оценки при категорическом заключении «мог отдавать себе отчёт в своих действиях и руководить ими».

Таким образом, всё вышеизложенное требует тщательного обобщения имеющегося научно-практического опыта судебной психиатрии Украины и других стран и в реально ближайшее время в законодательном порядке решения вопроса о расширении понятия «невменяемость» в ст. 12 УК Украины с добавлением подробнейшего комментария понятия «ограниченная вменяемость».

§ 3. Вменяемость и невменяемость

Необходимым условием уголовной ответственности является наличие вины, т.е. умысла или неосторожности у лица, совершившего общественно опасное деяние.

Лица душевно больные, слабоумные, не способные осознавать характер совершаемых ими действий или оценивать их социальное значение, а также не способные руководить своими действиями из-за поражения волевой сферы психики, не могут действовать умышленно или неосторожно в уголовно-правовом смысле. В их объективных действиях нет вины, поэтому, рассматривая дела об общественно опасных деяниях, совершенных лицами в состоянии невменяемости, суд выносит не приговор (решение о виновности или невиновности), а определение.

Лица, не понимающие фактическую сторону своих действий или их социальное значение, не могут быть субъектами преступления. Они нуждаются не в исправлении путем применения наказания, а в лечении. Поэтому наряду с достижением определенного возраста субъект преступления должен обладать признаком вменяемости. Н.С. Таганцев отмечал: «Физическое лицо только тогда, в смысле юридическом, может быть виновником преступления, когда оно совмещает в себе известную сумму биологических условий, обладает, употребляя техническое выражение доктрины, способностью ко вменению»*.

* Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть Общая. Т. 1. М., 1994. С. 145.

Действующий российский уголовный закон не дает определения вменяемости. Понятие вменяемости разработано российской доктриной уголовного права. «Вменяемость есть способность лица сознавать во время совершения преступления фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими, обусловливающая возможность лица признаваться виновным и нести уголовную ответственность за содеянное, т.е. юридическая предпосылка вины и уголовной ответственности»*.

* Михеев Р.И. Проблемы вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве. Владивосток, 1983. С. 49.

В этом определении правильно отмечено психическое состояние лица во время совершения общественно опасного деяния, которое позволяет ему избрать линию своего поведения. Лицо может или сообразовывать свои действия (бездействие) с нормами права и правилами общественного поведения, или действовать вопреки им, причиняя вред охраняемым законом интересам. Во втором случае возникает основание уголовной ответственности.

Лица, признанные невменяемыми, не несут уголовную ответственность.

Часть 1 ст. 21 УК содержит определение понятия невменяемости: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, т.е. не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики».

Из этого определения можно сделать вывод, что состояние невменяемости характеризуется двумя критериями. Один из них определяет психическое состояние лица в сравнении с биологической нормой. Лицо может признаваться невменяемым, только если его состояние характеризуется какой-либо патологией (хроническая психическая болезнь, временное расстройство душевной деятельности, слабоумие, иное болезненное состояние). Этот критерий называют биологическим (или медицинским).

Другой критерий характеризует состояние психики лица в момент совершения им общественно опасного деяния, т. е. уровень интеллекта, волевую сферу психики. Этот критерий называют юридическим (или психологическим). Интеллектуальный элемент психологического критерия заключается в неспособности лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), а волевой — в невозможности руководить своими действиями.

Рассмотрим подробнее критерии невменяемости.

Биологический, или медицинский, критерий заключается в наличии у лица психического расстройства или иного болезненного состояния психики. Эти состояния могут выразиться в форме:

а) хронического психического расстройства: шизофрения, эпилепсия, маниакально-депрессивный психоз, осложнения на мозг после перенесенного сифилиса. Эти заболевания характеризуются длительным протеканием и нарастанием болезненных явлений, прогрессированием болезни;

б) временного расстройства психики: реактивное состояние, патологическое опьянение, патологический аффект, алкогольные психозы и др.;

в) слабоумия: олигофрения (наиболее легкая форма — дебильность, средняя — имбецильность и самая тяжелая — идиотия), старческое слабоумие, слабоумие после инфекционного поражения мозга и др. Имбецильность всегда дает основание признать лицо невменяемым, дебильность в легкой форме не исключает вменяемость в отношении совершения многих преступлений.

Для того чтобы определить состояние невменяемости у лица, совершившего общественно опасное деяние, необходимо установить у него наличие одной из форм психического расстройства.

Состояние невменяемости устанавливается следствием и судом на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы. Судебно-психиатрическая экспертиза должна определить наличие психического расстройства у обследуемого.

После установления медицинского критерия определяется наличие или отсутствие психологического критерия. И только оценка этого критерия позволяет сделать окончательный вывод о наличии или отсутствии невменяемости. Для установления юридического критерия достаточно наличия одного из его элементов: или интеллектуального, или волевого.

Если лицо вследствие какого-либо заболевания (медицинский критерий) не могло отдавать отчет в своих действиях, т. е. понимать фактическую сторону своих действий, и осознавать их общественную опасность (юридический критерий), оно должно признаваться невменяемым.

Некоторые психические расстройства, связанные со зрительными или слуховыми галлюцинациями, бредовыми идеями, например манией преследования, не позволяют больному правильно воспринимать окружающую действительность. Так, при алкогольных психозах, белой горячке могут возникнуть зрительные галлюцинации в виде каких-либо животных, насекомых, чудовищ или враждебно настроенных людей. Такое искаженное восприятие действительности может вызвать акты неожиданной агрессии в отношении оказавшихся поблизости людей, совершение поджогов или иного истребления имущества. Бред ревности или преследования, вызванный болезненным состоянием, может привести лицо к совершению тяжких насильственных преступлений. При их совершении лицо может либо неадекватно оценивать действительность, а иногда и не понимать фактический характер своих действий (т.е. возможность причинения вреда кому-либо), либо понимать фактический характер своих противоправных действий, но не осознавать их социального значения.

Так, Н., совершив убийство незнакомого ему человека, пришел в милицию и заявил об убийстве. При этом он объяснил, что убитый изобрел странное взрывное устройство и собирался взорвать город. Свои действия Н. расценивал как необходимые для спасения населения города. Проведенная судебно-психиатрическая экспертиза установила, что Н. болен шизофренией и что он действовал в бредовом состоянии. Н. был признан невменяемым и направлен на стационарное лечение.

Ряд психических расстройств связан с поражением волевой сферы человеческой психики. В этих случаях лицо, понимая, что оно делает, и сознавая, что его действия общественно опасны и являются преступлением, не имеет силы воздержаться от их совершения. Так, наркоман в состоянии наркотического голода может совершить различные преступления (кражи, грабежи и т.п.) ради приобретения наркотиков.

Лица, которые в силу болезненного состояния не могут руководить своими действиями, также признаются невменяемыми, поскольку в этих случаях налицо и медицинский, и юридический критерии невменяемости.

Для признания лица невменяемым необходимо установить наличие обоих критериев — и медицинского, и юридического, и притом на момент совершения общественно опасного деяния. Если человек болен хронической душевной болезнью, например шизофренией, но в момент совершения общественно опасного деяния находился в состоянии ремиссии, т.е. значительного улучшения течения болезни, а потому мог отдавать отчет в своих действиях, он будет признан вменяемым и ответственным за свои поступки, так как отсутствует юридический критерий.

Известный русский психиатр В.П. Сербский отмечал, что человек становится невменяемым не потому, что он болен, а потому, что болезнь лишает его свободы суждения относительно того или иного образа действия. Если же условия свободного действия сохранены, сохраняется, несмотря на существование болезни, и способность ко вменению. Если субъект в силу глубокого обычного алкогольного опьянения перестал в полной мере понимать, что он делает, и адекватно реагировать на окружающую действительности, он также будет признан вменяемым, так как отсутствует медицинский критерий.

К лицам, совершившим общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера. Для их применения суд должен установить факт совершения общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, а также то, что это деяние совершено именно лицом, признанным невменяемым, и что его болезненное состояние делает его опасным для общества.

Заключение судебно-психиатрической экспертизы о вменяемости или невменяемости лица, совершившего общественно опасное деяние, не является для суда обязательным, а рассматривается и оценивается наряду с другими доказательствами по делу. В случае необоснованности заключения эксперта или сомнений в его правильности может быть назначена повторная экспертиза, поручаемая другому эксперту или другим экспертам (ст. 81 УПК РСФСР). В наиболее сложных случаях лица, совершившие общественно опасные деяния, направляются на экспертизу в Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского.

По определению суда к лицам, признанным невменяемыми, могут быть применены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные действующим законодательством (ст. 99 УК):

амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра;

принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа;

принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа;

принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Если вследствие выздоровления лица, признанного невменяемым, или изменения состояния его здоровья отпадает необходимость в дальнейшем применении ранее принятой меры медицинского характера, суд по представлению администрации медицинского учреждения, в котором содержится данное лицо, основанному на заключении комиссии врачей, рассматривает вопрос об отмене или изменении принудительной меры медицинского характера.

Ходатайство об отмене или изменении принудительных мер медицинского характера могут возбуждать близкие родственники лица, признанного невменяемым, и иные заинтересованные лица. Суд в этих случаях запрашивает соответствующие органы здравоохранения о состоянии здоровья лица, о котором возбуждено ходатайство.

Смотрите так же:  Медифлекс стресс контроль отзывы

Эти вопросы разрешаются судом, вынесшим определение о применении принудительной меры медицинского характера, или судом по месту применения такой меры с обязательным участием прокурора. Такой порядок установлен ст. 412 УПК РСФСР.

Если лицо совершило преступление в состоянии вменяемости, но к моменту расследования или рассмотрения дела в суде заболело хронической душевной болезнью, то к нему по определению суда могут быть применены принудительные меры медицинского характера. Для применения таких мер в этом случае необходимо установить, что данное лицо совершило общественно опасное деяние, предусмотренное Уголовным кодексом.

В соответствии со ст. 413 УПК РСФСР, если лицо, к которому вследствие его заболевания душевной болезнью, наступившей после совершения преступления, была применена принудительная мера медицинского характера, будет признано врачебной комиссией выздоровевшим, то суд на основании заключения медицинского учреждения выносит определение об отмене принятой принудительной меры медицинского характера и решает вопрос о направлении дела для производства дознания или предварительного следствия, привлечения данного лица в качестве обвиняемого и передачи дела в суд в общем порядке. Время, проведенное в медицинском учреждении, включается в срок содержания под стражей.

Специальный вопрос, связанный с определением вменяемости, заключается в оценке совершения преступления в состоянии сильного алкогольного или наркотического опьянения. Нередко лицо, привлеченное к уголовной ответственности, заявляет: «Я был сильно пьян, ничего не помню, причинить кому-либо вред не хотел». Такого рода защита совершенно неприемлема. Данные судебной психиатрии свидетельствуют о том, что у опьяневших не бывает галлюцинаторно-бредовых переживаний, немотивированного психомоторного возбуждения. При опьянении ослабляются функция тормозных процессов нервной деятельности и самоконтроль. Однако пьяный ориентируется в окружающей среде, и его действия носят мотивированный характер. Обычное опьянение наступает постепенно. Лицо сознает, что алкоголь одурманивает его, нарушает нормальное состояние психики, координацию движений, быстроту реакции и т.д. Продолжая употреблять алкоголь, лицо по своей воле приводит себя в состояние сильного опьянения, которое хотя и нарушает психические процессы, но не является болезненным состоянием, возникающим помимо воли лица.

Исключение составляет патологическое опьянение, которое наступает неожиданно для лица даже при употреблении небольших доз алкоголя. Патологическое опьянение является болезненным состоянием, которое относится к кратковременным психическим расстройствам и качественно отличается от глубокой степени обычного опьянения.

При патологическом опьянении наличествуют оба критерия невменяемости. Патологическое опьянение в основном проявляется в двух формах: эпилептоидной и параноидной.

При эпилептоидной форме у лица возникают искаженное восприятие окружающей обстановки, сумеречное состояние сознания, возбуждение, что приводит к неправомерному поведению.

При параноидной форме возникают галлюцинации, бредовые идеи. Лицо, находящееся в состоянии параноидной формы патологического опьянения, внешне действует целесообразно и целенаправленно. Однако сознание его нарушено, окружающая действительность воспринимается искаженно, возникает чувство страха, тревоги, что порождает стремление спасаться, защищаться, нападать на врагов. Характерным признаком патологического опьянения является отсутствие физических признаков опьянения. Так, движения человека точные, уверенные, походка твердая, речь отчетливая.

Состояние патологического опьянения носит кратковременный характер, заканчивается, как правило, глубоким сном с полной утратой воспоминаний о произошедшем. По мнению психиатров Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского, патологическое опьянение не имеет тенденций к повторению и может быть единичным событием в жизни.

Предоставление пьяницам льгот и поблажек при решении вопроса об уголовной ответственности не способствовало бы борьбе с преступностью, а являлось бы ее поощрением. Известно, что 90% случаев хулиганства, значительное число убийств, тяжких насильственных преступлений против личности, разбоев и грабежей совершается лицами, находящимися в нетрезвом состоянии. Поэтому вполне обоснованно указание, содержащееся в ст. 23 УК: «лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения. подлежит уголовной ответственности».

В законодательстве некоторых стран, особенно придерживающихся англосаксонской системы права, содержится указание на освобождение от ответственности лица, совершившего преступление в состоянии опьянения, если прием алкоголя произошел против его воли. Так, в ст. 85 УК Индии говорится: «Не является преступлением действие, совершенное лицом, которое во время совершения этого действия по причине опьянения было не способно сознавать характер своего действия или то, что совершенное им дурно или противоречит закону, при условии, что вещество, вызвавшее состояние опьянения, было дано ему без его ведома или против его воли».

Российское законодательство не содержит указаний по поводу таких случаев. Однако в судебной практике необходимо учитывать насильственное приведение лица в состояние опьянения.

В судебной практике состояние опьянения никогда не признается обстоятельством, смягчающим ответственность.

Одним из спорных вопросов, определяющих ответственность субъекта преступления, является проблема ограниченной, или уменьшенной, вменяемости. «Думается, более точен термин «уменьшенная вменяемость». Уменьшение вменяемости (равно как и увеличение) есть процесс, происходящий в психике человека под воздействием объективных факторов, т.е. содержательное состояние психики. Задача специалистов — обозначить качество и социальную функцию данного состояния, чтобы на этой основе определить степень уголовно-правовой принадлежности субъекта»*.

* Козаченко И.Я., Сухарев Е.А., Гусев Е.А. Проблема уменьшенной вменяемости. Екатеринбург, 1993. С. 6.

При уголовно-правовой оценке действий лиц с отклонениями в психике было бы несправедливо подходить с одинаковой меркой к ним так же, как к лицам вполне психически здоровым. Кроме того, при решении вопроса об ответственности лиц с психическими отклонениями необходимо использовать не только меры наказания, но и меры медицинского характера. Поэтому и доктриной уголовного права и психиатрической наукой был поставлен вопрос о целесообразности особого подхода к решению вопроса об уголовной ответственности лиц, психические способности которых ослаблены. Так появился термин «ограниченная, или уменьшенная, вменяемость».

Понятие уменьшенной вменяемости используется уголовным законодательством в Дании, Италии, ФРГ, Швейцарии, Бразилии, Ливии, Японии и в других зарубежных странах.

В России и до 1917 г. и после вопрос о признании уменьшенной вменяемости вызывал серьезные споры и среди юристов, и среди психиатров, которые разделились на сторонников и противников признания уменьшенной вменяемости. Так, известный русский ученый Н.С. Таганцев считал, что понятие уменьшенной вменяемости представляется не только излишним ввиду общего права суда признавать заслуживающим снисхождения, но и нежелательным по своей неопределенности и односторонности*.

* Таганцев Н.С. Указ. соч. С. 154.

Против уменьшенной вменяемости выступал и видный русский психиатр В.П. Сербский*.

* См.: Сербский В.П. Судебная психопатология. М., 1896. С. 44.

Доказывали необходимость использования как понятия уменьшенной вменяемости, так и учета его в практике уголовной ответственности психиатр Д.Р. Лунц*, юристы Ю.М. Антонян и С.В. Бородин**.

* Лунц Д.Р. Проблема невменяемости в теории и практике судебной психиатрии. М., 1966.

** См.: Антонян Ю.М.,Бородин С.В. Преступность: психические аномалии. М., 1987.

Законодательство, признававшее либо вменяемость, либо невменяемость субъекта, вызывало значительные трудности в судебной практике. Вполне обоснованно «встает следующий весьма важный вопрос: не была ли в силу психической неполноценности, выявленной у обвиняемого, уменьшена его способность отдавать себе отчет в своих действиях или его возможность руководить своими действиями? Вопрос чрезвычайно сложен, так как тут возможны самые различные градации, однако из сложности вопроса вытекает лишь необходимость его углубленной разработки, а не снятия с повестки дня»*.

* Авербух И.Е., Голубева Е.А. К вопросу о вменяемости психически неполноценных лиц. Вопросы экспертизы в работе защитника. Л., 1970. С. 98—99.

Психические аномалии субъекта преступления могут влиять и на возможность предвидения последствий своих действий, и на оценку окружающей действительности, и на способность проявить осознанное волевое усилие в экстремальной или неожиданной ситуации. Критерии уменьшенной вменяемости должны быть такими же, что у вменяемости вообще (т.е. медицинский и юридический). Но если при определении вменяемости решается вопрос, ответственен или нет субъект за свои действия, то установление уменьшенной вменяемости должно решить вопрос о смягчении ответственности лица, совершившего преступление и признанного вменяемым, и о целесообразности применения к нему мер медицинского характера.

Медицинский критерий уменьшенной вменяемости означает, что лицо страдает определенными недостатками, аномалиями в психической сфере, а юридический — что имеющие аномалии, отклонения в психике снижают, ослабляют возможность субъекта отдавать отчет в своих действиях и руководить ими, хотя и не лишают возможности полностью использовать свой интеллект и волю.

Так, психиатр О.Е. Фрейров писал: «Аффективно волевые аномалии и своеобразие мыслительной деятельности, имеющиеся у некоторых психически неполноценных личностей (вменяемых), могут сужать сопротивляемость к соблазну, ослаблять контрольные механизмы поведения, ограничивают альтернативные возможности выбора действия в тех или иных ситуациях. Такие особенности психики, как легкая возбудимость, неустойчивость, колебания настроения, эмоциональная незрелость, извращенная сексуальность и т.д. нередко «облегчают» реализацию криминального акта, приводят личность в конфликт с законом»*.

* Фрейров О.Е. О так называемом биологическом аспекте причин преступности // Советское государство и право. 1966. № 10. С. 45.

Ю.М. Антонян и С.В. Бородин отмечают, что для дебилов характерна «импульсивность поведения. Отсюда насилие как реакция на внешние раздражители при слабой способности осмысливания последних и предвидения своих поступков. Другая типичная особенность — повышенная внушаемость, что, несомненно, связано с интеллектуальной недостаточностью»*.

* Антонян Ю.М., Бородин С.В. Указ. соч. С. 108.

После долгих и напряженных дискуссий было решено включить уменьшенную вменяемость в уголовное законодательство. В 1991 г. были приняты Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик. Статья 15 этого так и не вступившего в силу закона, озаглавленная «Ограниченная вменяемость», гласила: «Лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии ограниченной вменяемости, т.е. не могло в полной мере осознавать значение своих действий или руководить ими вследствие болезненного психического расстройства, подлежит уголовной ответственности.

Состояние ограниченной вменяемости может учитываться при назначении наказания и служить основанием для применения мер медицинского характера».

Из этих законодательных положений следует вывод, что ограниченная, или уменьшенная, вменяемость, во-первых, является состоянием вменяемости и не устраняет уголовной ответственности; во-вторых, может учитываться судом при назначении наказания и, в-третьих, может служить основанием для применения мер медицинского характера.

Аналогичные положения были включены в Уголовный кодекс Российской Федерации под заголовком «Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости». В ст. 22 УК говорится: «1. Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности.

2. Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера».

Однако это не означает, что суд должен обязательно смягчить наказание. Суд должен учесть все обстоятельства дела, все социальные данные о личности виновного, а также наличие психического расстройства, не исключающего вменяемости. В зависимости от обстоятельств дела наличие психических дефектов может и не повлиять на назначение наказания.

Так, Санкт-Петербургским городским судом был приговорен к смертной казни И., который, являясь дебилом, совершил серию сексуальных нападений на мальчиков, причинив нескольким из них тяжкие телесные повреждения. Одного потерпевшего И. убил с особой жестокостью. Судебно-психиатрической экспертизой И. признан вменяемым. В данном случае дебильность И. не смягчила ответственности опасного преступника*.

* См.: Маньяка искали всем Питером // Известия. 1996. 7 мая.

Авторы, исследовавшие проблему уменьшенной вменяемости, предлагают включить в уголовное законодательство России специальную норму следующего содержания: «Уменьшенно вменяемым признается лицо, у которого во время совершения общественно опасного деяния была ограничена способность отдавать отчет в своих действиях или руководить ими в силу расстройства психической деятельности.

Лицу, признанному уменьшение вменяемым, наказание назначается с учетом состояния психики, но оно не может быть более строгим, чем наказание, назначенное психически здоровым лицам»*.

* Козаченко И.Я., Сухарев Е.А., Гусев Е.А. Указ. раб. С. 30.

Последнее положение в предлагаемой уголовно-правовой норме, несомненно, заслуживает внимания.

Черные дыры в Российском Законодательстве 2002’2

Критерии ограниченной вменяемости

Рагулина А.В., к.ю.н, ст. преподаватель
Московская государственная юридическая академия

Не вызывает сомнения, что психические отклонения определенно влияют на поведение лица. Только в одном случае они полностью лишают человека возможности осознавать значение своего деяния либо руководить им, а в другом указанная возможность сужается. Анализ ст. 22 УК позволяет утверждать, что ограниченная вменяемость устанавливается с помощью юридического, медицинского и временного критериев. Значит, ограниченная вменяемость устанавливается в пределах вменяемости на основании трех указанных критериев.

Смотрите так же:  Как избавить человека от алкогольной зависимости в домашних условиях

Юридический критерий ограниченной вменяемости означает, что лицо из-за психических расстройств, не исключающих вменяемости, не в состоянии в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. О.Е. Фрейеров так раскрывает сущность этого критерия: «Аффективно-волевые аномалии и своеобразие мыслительной деятельности, имеющиеся у некоторых психически неполноценных личностей (вменяемых), могут сужать сопротивляемость к соблазну, ослаблять контрольные механизмы поведения, ограничивают альтернативные возможности выбора действия в тех или иных ситуациях. Такие особенности психики, как легкая возбудимость, неустойчивость, колебания настроения, эмоциональная незрелость, извращенная сексуальность и т.д., нередко «облегчают» реализацию криминального акта, приводят личность в конфликт с законом». Р.Ф. Крафт-Эбинг считал, что вменяемые лица, имеющие психические аномалии, при совершении преступления могут обнаруживать интеллектуальную слабость, «извращения характера», и поэтому у них увеличивается сила безнравственных стремлений, душевных страстей и ослабевает способность противостоять им.

У юридического критерия ограниченной вменяемости, так же как и у одноименного критерия невменяемости, нужно выделять интеллектуальный и волевой признаки. Интеллектуальный признак означает, что лицо в момент совершения преступления не способно в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия). Что значит «не способно в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия)»? Осознание фактического характера преступления означает понимание лицом связи между совершаемым им деянием и наступившими последствиями (осознает, что лишает человека жизни). Осознание общественной опасности означает, что лицо понимает социальный смысл своего деяния, понимает опасность его для общества. Психические расстройства, не исключающие вменяемости, препятствуют полному осознанию фактического характера и общественной опасности деяния. Ю.М.Антонян и С.В.Бородин отмечают, что, например, для олигофренов характерна «импульсивность поведения. Отсюда насилие как реакция на внешние раздражители при слабой способности осмысливания последних и предвидения своих поступков». Отсутствие четкого представления о том, как себя вести в той или иной жизненной ситуации, повышенная внушаемость, импульсивность, скудный запас общеобразовательных знаний, необъяснимые колебания настроения — все это может препятствовать осознанию лицом в полной мере фактического характера и общественной опасности совершаемого деяния.

Волевой признак заключается в том, что лицо не способно в полной мере руководить своими действиями (бездействием). Для установления юридического критерия ограниченной вменяемости достаточно одного из указанных признаков. Обычно неспособность в полной мере осознавать что-либо означает одновременное снижение волевого контроля. Но иногда, например, при патологических последствиях эмоциональной лабильности лиц, страдающих атеросклерозом, навязчивых явлениях у больных, перенесших энцефалит, извращенных влечениях психопатов, а также отдельных формах органических дефектов субъект в момент совершения преступления полностью осознает фактический характер и общественную опасность своего деяния, но не может сдерживать себя.

Медицинский критерий ограниченной вменяемости во многом схож с медицинским критерием невменяемости. Хроническое психическое расстройство, временное психическое расстройство, слабоумие или иное болезненное состояние психики могут быть основанием для признания лица, совершившего общественно опасное деяние, как невменяемым, так ограниченно вменяемым. Например, шизофрения, которая относится к хроническим психическим расстройствам, не всегда полностью лишает человека возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своего деяния либо руководить им, то есть эта возможность может быть полностью не утрачена, но ослаблена. «В последние годы некоторые авторы вялотекущие формы течения шизофрении, доброкачественные и стойкие ремиссии с маловыраженными негативными расстройствами также склонны рассматривать как психические аномалии». А лица, страдающие слабоумием в стадии дебильности, достаточно часто признаются судом ограниченно вменяемыми. «Формулировка медицинского критерия, хотя и более краткая, чем в ст.21, не дает оснований исключить из нее какой-либо из четырех видов перечисленных там психических расстройств (хроническое, временное, слабоумие, иное болезненное состояние психики)». Отличие медицинского критерия невменяемости от медицинского критерия ограниченной вменяемости в том, что медицинский критерий невменяемости выступает в виде конкретного болезненного состояния психики, которое блокирует в момент совершения общественно опасного деяния либо процесс осознания лицом фактического характера и общественной опасности своих действий (бездействия), либо процесс руководства ими. А при ограниченной вменяемости определенные психические отклонения от нормы лишь частично лишают лицо в момент совершения преступления возможности осознания фактического характера и общественной опасности своего поведения либо возможности руководить им. Кроме перечисленных отклонений психики основанием для установления ограниченной вменяемости являются также и различные психопатии, которые не достигают уровня психического расстройства. Из этого можно сделать вывод, что объем медицинского критерия ограниченной вменяемости несколько шире, чем тот же критерий невменяемости.

Психические расстройства, которые не исключают вменяемости, получили в психиатрии название психические аномалии. В психиатрической литературе аномалией называется отклонение от нормы. При этом данный термин относится к различным состояниям, процессам, формированиям. Поскольку аномалия — это отклонение от нормы, то, соответственно, должно существовать понятие нормы. Понятие нормы, а особенно понятие психической нормы, является понятием, которому трудно найти подходящее определение. П.Б.Ганнушкин утверждал: «Гармонические натуры по большей части есть плод воображения». В.Я. Семке выделил критерии, которые позволили ему сформулировать понятие гармоничной личности следующим образом: «Гармоничные в психическом смысле люди проявляют вовне достаточную сбалансированность основных нервных процессов (возбудительного и тормозного)». Б.С.Братусь определил психическую норму как баланс сил возбуждения и торможения. Думается, что утверждения последних двух авторов являются конструктивными и заслуживающими того, чтобы с ними согласиться. Значит, дисбаланс сил возбуждения и торможения оказывает влияние на поведение лица.

Психические аномалии занимают весьма значительное место в судебно-психиатрической практике. Распространенность психических аномалий в общепсихиатрической и судебно-психиатрической практике, а также высокий процент лиц с такими аномалиями среди совершающих преступления определили повышенное внимание и интерес как психиатров, так и юристов к данной проблеме.

«В юридической литературе отсутствует четкая позиция по вопросу о понятии психической аномалии. Данное обстоятельство является основанием для споров и противоречивых выводов, в частности о том, что юридическое закрепление понятия психической аномалии неприемлемо».

Существует множество толкований термина «психические аномалии». Рассмотрим некоторые из них.

Г.Биндер к психическим аномалиям относил все функциональные заболевания, органические и соматические расстройства, в основе которых нет анатомических структурных изменений.

С.П.Щерба предлагает следующее определение психических аномалий: «Такое временное расстройство психической деятельности, хроническое психическое заболевание, слабоумие или иное болезненное состояние, которое не исключает вменяемости…». Автор, по-видимому, дал такое определение психическим аномалиям исходя из определения невменяемости. Данное определение представляется неполным, так как в содержание медицинского критерия кроме перечисленных психических отклонений входят также аномалии психики, которые не достигли уровня психического расстройства.

По мнению Р.И. Михеева и А.В. Михеевой, «психические аномалии есть такое врожденное или приобретенное функциональное или органическое изменение головного мозга, которое, отражаясь на разных сторонах психической деятельности субъекта, влияет на содержание и характер его социально значимого поведения, в том числе и общественно опасного поведения».

Ю.М. Антонян и С.В.Бородин считают, что под психическими аномалиями следует понимать все расстройства психической деятельности, не достигшие психотического уровня и не исключающие вменяемости, но приводящие к личностным изменениям, а отсюда — к отклоняющемуся поведению. Такие аномалии затрудняют социальную адаптацию индивидуума и снижают его способность отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими.

Действительно, лица с психическими аномалиями — это лица с эмоционально-волевыми и интеллектуальными нарушениями. Данные нарушения не могут не отразиться на формировании социальных установок и системы ценностных ориентаций личности.

Психические аномалии — это совокупность отклонений психики, которые возникают под влиянием внешних и внутренних факторов.

По данным ряда авторов, лица с психическими аномалиями составляют 62-66 % от общего количества лиц, прошедших комплексную психолого-психиатрическую экспертизу. «Это испытуемые с пограничными нервно-психическими расстройствами, которые диагностируются как психопатии, акцентуации характера, патологическое развитие личности, последствия черепно-мозговых травм, органические поражения центральной нервной системы (в форме резидуальных состояний), начальные стадии церебрального атеросклероза и других сосудистых заболеваний головного мозга, легкие формы эпилепсии, олигофрении».

На основании изложенного можно сделать вывод, что понятие «психические аномалии» включает в себя довольно широкий круг нервно-психических нарушений. Отсутствие четких границ между отдельными формами аномалий, а также большое количество смешанных состояний и ряд общих признаков и позволяют психиатрам объединить все перечисленные психические расстройства в единую группу. Общими признаками являются: личностный уровень поражения, неглубокие нарушения в интеллектуально-волевой сфере деятельности, приводящие к ограниченной возможности осознания социальной значимости поведения и руководства им.

Далее необходимо рассмотреть некоторые виды психических аномалий, их влияние на интеллектуально-волевую сферу деятельности человека и уголовно-правовое значение.

Психопатия — аномалии характера, которые являются врожденными или приобретаются в раннем возрасте. Аномалии характера приводят к дисгармоническому формированию личности и нарушают социальную адаптацию человека. Диагноз психопатии устанавливается на основании трех признаков: «1.Тотальность патологических черт характера, которые проявляются всегда и везде, в любых условиях, и при стрессах, и при их отсутствии. 2. Стабильность патологических черт характера — они впервые проявляются в детском или подростковом возрасте, реже у взрослых, и затем сохраняются на протяжении всей жизни человека. 3. Нарушения адаптации (приспособления) именно вследствие патологических черт характера, а не из-за неблагоприятного внешнего воздействия».

От психических расстройств психопатии отличаются тем, что последним не свойственно прогрессирующее развитие, а также возникновение дефекта личности.

Причинами возникновения психопатий считаются следующие факторы. 1) Конституциональные, наследственные. У родителей, страдающих психопатией, чаще всего рождаются дети с аналогичной аномалией. Такие психопатии называются ядерными. При этом виде психопатий способности мышления лица формально остаются сохраненными, но выявляется патологическая дисгармония эмоционально-волевой сферы; 2) Алкоголизм или наркомания у родителей, а также различные вредности в период внутриутробного развития; 3) Осложнения при родах; 4) Заболевания центральной нервной системы, длительные истощающие болезни, перенесенные в первые 2-3 года жизни. 4) Черепно-мозговые травмы, мозговые инфекции, тяжелые отравления, перенесенные в первые 4 года жизни.

Большое значение в развитии психопатии у ребенка имеет неблагоприятное воздействие окружающей среды, недостатки воспитания.

В современной психиатрии выделяется множество видов психопатий. Но их анализ не входит в содержание данной работы.

К патологическому развитию личности относятся следующие психические отклонения.

Параноидное расстройство, признаками которого являются: гипертрофированная злопамятность, подозрительность, чрезмерная самоуверенность и чувствительность лица к неудовлетворению своих притязаний, патологическая ревность, «поглощенность мыслями, что все находятся в заговоре против них», они повсюду видят завистников и врагов. Люди такого типа убеждены в своем превосходстве над окружающими, они претендуют на исключительное положение, на то, чтобы все делалось так, как им хочется. Паранойяльному развитию личности способствуют определенные социальные условия (формализм, тоталитарный режим, нетерпение к инакомыслию и т.д.). На фоне конфликтных ситуаций параноидные идеи превращаются в бредовые. «Подобные бредовые психозы либо относят к реактивным параноидам, либо считают особым психическим заболеванием — паранойей. В МКБ-10 они обозначаются как «стойкие бредовые расстройства». Паранойяльное развитие проявляется в 30-40 лет и к старости ослабевает. Такому расстройству предшествует эпилептоидная, шизоидная или истероидная акцентуация характера.

Другие варианты патологического развития личности. «Астенические, испохондрический, обессивный, истерический варианты развития по проявлениям сходны с затяжными неврозами или некоторыми расстройствами личности».

Депривационные патохарактерологические формирования. Такое отклонение от нормы являются следствием тяжелых физических недостатков от рождения или с детства.

При расстройствах личности (психопатиях, патологическом развитии личности) судебно-психиатрическая экспертиза назначается довольно часто. Во-первых, в связи с высокой криминогенностью. Во-вторых: во время совершения общественно опасных деяний данная категория лиц может производить на окружающих впечатление «ненормальных». Необходимо учитывать, что в момент совершения преступления способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими, как правило, сохраняется, хотя и не полностью. Именно поэтому лица с психопатиями и патологическим развитием личности признаются ограниченно вменяемыми. «Психопатические личности, совершившие правонарушения в состоянии компенсации, а таких абсолютное большинство, признаются вменяемыми. По данным российской судебно-психиатрической статистики, 95-97% психопатических личностей, направленных судами и органами расследования на экспертизу, расцениваются экспертами ответственными за содеянное». Исключение составляют общественно опасные деяния, совершенные во время психозов, возникших на высоте декомпенсаций. Последние означают заострение психопатических черт, сопровождаемое обычно нарушениями поведения и социальной дезадаптацией. Наступает чаще под воздействием неблагоприятных факторов среды, однако обычно вполне переносимых здоровыми личностями. «Иногда же декомпенсации возникают без видимых причин. Случается так, что психопаты сами создают вокруг себя психотравмирующую обстановку, которая затем приводит к декомпенсации». Например, убийство мнимых преследователей по бредовым мотивам при паранойяльном расстройстве, осложнившемся бредовым психозом. При указанных условиях лицо признается невменяемым. Вопрос о вменяемости при психопатиях решается с учетом глубины и динамики психического недоразвития и эмоционально-волевых нарушений.

Смотрите так же:  Кашель при неврозе у ребенка

Акцентуации характера — нерезко выраженные отклонения характера, не достигающие уровня патологии и в обычных условиях не приводящие к нарушению адаптации. Хотя в определенных жизненных ситуациях адаптационные возможности акцентуированной личности значительно снижаются. При психотравмирующей ситуации у такого лица может произойти декомпенсация. Среди усиленных черт характера оказываются как позитивные, так и негативные свойства личности. В принципе это не болезнь, а один из вариантов нормы, который подразумевает индивидуальные особенности характера каждого человека. Однако «очень велика вероятность того, что отдельные акцентуации личности будут трансформироваться в психические аномалии, например, в связи с взрослением человека, и закрепляться в нем в качестве устойчивой черты». Также специалисты считают, «что акцентуированный тип в зависимости от того, какие черты характера усилены, может иметь психологическую склонность к делинквентности, то есть, по сути дела, такой субъект находится в опасном для окружающих состоянии».

Н.Г.Иванов считает, что к психическим аномалиям относятся холерический и меланхолический типы темперамента. Действительно, холерики и меланхолики характеризуются теми же чертами характера, что и возбудимые, истероидные, тормозимые психопаты. Так или иначе, доминирование процессов торможения над процессами возбуждения или наоборот сказывается на интеллектуальных возможностях лица. «В случае преобладания одного из этих процессов возможность сознавать значение совершаемых действий ограничена. Имеются в виду, разумеется, соответствующие эмоциогенные обстоятельства, которые оказывают необходимое влияние на поведение лица с аномальными физиологическими процессами». Как отмечают психологи, из четырех известных типов нервной системы только два типа — сангвиник и флегматик — относятся к уравновешенным. «Холерик прямо назван как неуравновешенный тип с преобладанием возбуждения над торможением». Холерики — люди характеризующиеся вспыльчивостью, раздражительностью, несдержанностью, резкостью. Лица, обладающие перечисленными чертами характера, в общении с другими людьми часто создают конфликтные ситуации. Поскольку поведение холерика отличаются импульсивностью, то его действия совершаются произвольно. «При таких условиях существенная для волевого акта возможность сознательного регулирования ограничивается. В стрессовой ситуации холерик легко может совершить преступление».

Меланхолический тип характера свидетельствует о превалировании процессов торможения над процессами возбуждения, и как следствие этого меланхоликам присущи медлительность, замкнутость, депрессивность, пониженная активность. «Такие лица чаще всего совершают преступления по неосторожности, что, однако, не исключает умышленных деяний с их стороны».

К врожденным или рано приобретенным психическим аномалиям относятся олигофрении. Как уже указывалось, глубокие формы олигофрении приводят к невменяемости. Поэтому только легкая степень умственной отсталости, а именно дебильность, в определенных случаях может служить основанием для установления ограниченной вменяемости. Несмотря на то, что при дебильности все же наблюдается психическое недоразвитие, преимущественно недоразвитие интеллекта, некоторые из больных длительное время ведут себя в соответствии с требованиями закона. Они разделяют приличное и неприличное, хорошее и плохое, можно и нельзя, за что хвалят, а за что наказывают. Лица с дебильностью, как правило, признаются вменяемыми. Исключения составляют случаи выраженной дебильности, а также сложный характер совершенного дебилом преступления.

Последствия черепно-мозговых травм могут оказывать влияние на психику человека на протяжении нескольких лет, а иногда и всю его жизнь. Чаще всего при проведении судебно-психиатрической экспертизы лиц с остаточными явлениями черепно-мозговых травм у них наблюдается рассеянная неврологическая симптоматика без отклонений в психической сфере, легкие церебрастенические расстройства, психоорганические расстройства, эпилептиформные проявления, неглубокое снижение интеллектуально-мнестических функций. Такие испытуемые признаются вменяемыми. Число лиц с последствиями черепно-мозговых травм, которые признаются судом невменяемыми, невелико. Это больные, которые обнаруживают травматический психоз, посттравматическое слабоумие, тяжелые формы травматической эпилепсии.

Органические поражения ЦНС в форме остаточных состояний, то есть непсихопатические расстройства, возникшие вследствие резидуального явления воспалительных заболеваний головного мозга, его оболочек или воспалительных заболеваний черепно-мозговой локализации. Если перечисленные заболевания протекали в тяжелой форме в детском или подростковом возрасте, то они нарушают процессы формирования психики. В основном лица с остаточными явлениями органического поражения центральной нервной системы признаются вменяемыми. Экспертная оценка в данном случае зависит от тяжести изменений психической деятельности.

Сосудистые заболевания головного мозга в судебно-психиатрической клинике представлены гипертонической болезнью и атеросклерозом. Разнообразные нервно-психические нарушения часто наблюдаются при сосудистых заболеваниях головного мозга. Такие аномалии делятся на три вида, но для установления медицинского критерия ограниченной вменяемости имеет значение только первый вид — начальное проявление сосудистого заболевания головного мозга, при котором обычно наблюдаются нарушения непсихотического уровня. Что касается остальных двух видов, то здесь, как правило, на второй стадии наблюдаются помрачение сознания, параноидные, галлюцинаторные и другие расстройства, а третья стадия вообще характеризуется сосудистой деменцией (слабоумием). «Характер и выраженность психических расстройств обычно связаны со стадией основного сосудистого заболевания, однако иногда такой прямой зависимости не отмечается: длительно протекающее сосудистое заболевание может не сопровождаться заметными психическими расстройствами либо проявляться незначительной неврозоподобной или психопатоподобной симптоматикой». Решение вопроса о вменяемости или невменяемости зависит от психического состояния лиц с сосудистым заболеванием головного мозга в момент совершения преступления. При выраженной патологии — слабоумие, наличие бреда и т.д., — больные считаются невменяемыми. Лица с начальной стадией сосудистого заболевания головного мозга признаются вменяемыми, так как степень изменения психики таких больных не лишает их возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими. Хотя данная возможность может быть ослаблена.

К психическим аномалиям относятся и легкие формы эпилепсии. Эпилепсия — хроническое прогрессирующее заболевание, вызванное поражением центральной нервной системы. Эта болезнь сопровождается изменениями личности, психозами, развитием слабоумия. Сам по себе диагноз «эпилепсия» не определяет невменяемости. Больные эпилепсией чаще всего совершают различные общественно опасные деяния в состоянии психических эквивалентов. Последние означают приступообразно проявляющиеся расстройства сознания и настроения. Они обычно возникают как бы взамен припадка, хотя и не исключают его. В таких случаях лица признаются невменяемыми. Если же преступление совершено вне приступов расстройства сознания или настроения, то определение вменяемости или невменяемости зависит от степени деградации личности или от выраженности слабоумия.

Расстройство влечений и привычек также можно отнести к психическим аномалиям. Современная классификация психических болезней описывает три вида таких расстройств: гемблинг (патологическая страсть к азартным играм), пиромания, клептомания. В судебно-психиатрической литературе встречаются еще два вида этих аномалий — дромомания (стремление к бродяжничеству) и суицидомания.

К расстройствам влечений также относится расстройство сексуальных влечений, которое раньше называли сексуальными или половыми психопатиями. Теперь такие аномалии именуются в психиатрии психосексуальными расстройствами или сексуальными перверсиями (перверзиями, парафилиями). Это группа нарушений сексуального поведения, которая включает в себя извращение полового влечения в отношении его объекта (дети, лица того же пола, животные, старики), способа его удовлетворения (петтинг, фроттеризм, онанизм). Различают истинные и ложные сексуальные перверсии. Истинные парафилии чаще всего бывают врожденными и проявляются с первым пробуждением полового влечения. При истинных перверсиях наблюдается извращенное влечение, которое является «единственно приемлемым и наиболее предпочитаемым способом удовлетворения». Нормальная половая жизнь в таких случаях невозможна (истинный гомосексуализм, трансвестизм и т.д.). Ложные перверсии — это приобретенные в течение жизни нарушения, возникающие после периода нормального сексуального функционирования. Удовлетворение полового влечения извращенным способом происходит по причине наличия препятствий для его реализации нормальным путем (при физическом уродстве, затрудняющем общение с противоположным полом, и т.д.).

Сексуальные извращения известны уже много веков, но отношение к ним общества все время менялось. Церковная мораль их осуждала, в средние века таких лиц казнили, в прошлом веке сажали в тюрьму. С середины 19 века психиатры пришли к выводу, что перверсии — это болезнь. В настоящие время, например в США, одна из форм сексуальных перверсий — гомосексуализм, вообще не считается отклонением от нормы. «Однако мнение ведущих психиатров однозначно: перверзии это отнюдь не норма и не альтернативное сексуальное поведение, как сейчас говорят, — это особое психическое расстройство, болезненная направленность полового влечения, которое реализуется в поведении, противоречащем общепринятому сексуальному поведению».

Деяния, обусловленные сексуальными перверзиями, которые не являются симптоматическими при различных психических болезнях, совершаются в полном или частичном сознании. Неодолимость влечений в большинстве случаев не исключает вменяемости. «В этих случаях, по существу, речь идет об ограниченной вменяемости». Необходимо учитывать, что при некоторых проявлениях нарушения влечений, например, при пиромании на фоне расстроенного сознания, лицо может быть признано судом невменяемым, но нарушение сознания «в рамках парафилий практически не встречается». А серийные сексуальные убийцы с признаками садизма чаще всего вообще сохраняют способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими.

Для того чтобы перечисленные виды психических отклонений стали юридически значимыми, необходимо их влияние на эмоционально-волевую сферу деятельности лица. Психические аномалии сами по себе не могут определять преступное поведение, то есть являться его причиной. Лицо, страдающее психопатией возбудимого круга, совершает кражу. В данной ситуации психическая аномалия не играет существенной роли в механизме совершения преступления. Лицо в течение долгого времени может находиться в состоянии дисбаланса процессов возбуждения и торможения, но при этом он не обязательно будет совершать преступления. «Но если стрессовая или иного рода эмоциогенная ситуация «наложилась» на этот психофизиологический дисбаланс, то в этом случае можно говорить о применении ст. 22 УК. Например, на глазах у мужчины, психика которого «отягчена» истерической акцентуацией, наносится тяжкое оскорбление его возлюбленной, в результате он совершает убийство оскорбителя. В данном случае эмоциогенная ситуация максимально обострила аномальные психические процессы, которые и вызвали конкретный поведенческий акт». Значит, психическая аномалия должна приводить к тому, что лицо в момент совершения преступления (временной критерий) именно из-за отклонений в психике (медицинский критерий) не может полностью осознавать фактический характер и общественную опасность совершаемого деяния или руководить им (юридический критерий). Получается, что для понятия ограниченной вменяемости необходим медицинский критерий в совокупности с юридическим и временным критериями.

На основании изложенного можно дать следующее определение психическим аномалиям: психические аномалии — это различные психические отклонения, снижающие уровень сознательно-волевой регуляции лица в момент совершения им общественно опасного деяния. При этом психические аномалии влияют на поведение лица, как в обычной, так и в сложной ситуации.

Контактный телефон:
7 (095) 244-87-97 (раб.)
Рагулина Анастасия Вячеславовна

Copyright © 1994-2016 ООО «К-Пресс»

Другие статьи

  • Можно ли в 40 лет родить здорового ребенка Ребенок после 40 лет: конечно, рожать. Вы забеременели. Что ж, вроде, как надо радоваться, но почему-то в голове стоят одни вопросы «может, уже поздно?», «смогу ли я родить здорового ребенка?», и все потому, что вы уже далеко не девочка, а ваш возраст перевалил за […]
  • Симптомы болезни ветрянки у детей Ветряная оспа (ветрянка) Каждый год с 1990 по 1994 г., до того, как появилась вакцина против ветряной оспы, в США регистрировалось около 4 миллионов случаев заболевания. Из этого числа приблизительно 10,000 случаев нуждались в госпитализации и 100 больных […]
  • Показатели физического развития детей в доу Показатели физического развития детей 4–7 лет. Рузана Атабиева Показатели физического развития детей 4–7 лет. Показатели физического развития детей 4-7 лет, бывают особенно необходимы при диагностике физического развития в начале учебного года (сентябрь) и в конце […]
  • Дексаметазон ребенку инструкция по применению Дексаметазон для инъекций - официальная инструкция по применению Наименование лекарственного препарата: Торговое наименование препарата: Международное непатентованное наименование: Лекарственная форма: Вспомогательные вещества: глицерол (глицерин дистиллированный) - […]
  • Социальная защита несовершеннолетних детей из неблагополучных семей Социальная политика в отношении несовершеннолетних из неблагополучных семей (Челябова Э. И.) («Вопросы ювенальной юстиции», 2006, N 3) СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА В ОТНОШЕНИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ИЗ НЕБЛАГОПОЛУЧНЫХ СЕМЕЙ Челябова Э. И., аспирантка кафедры уголовного права и […]
  • Лечение зубов под наркозом детям бесплатно Лечение зубов под общим наркозом АФАНАСЬЕВ, СЕРГЕЙ НИКОЛАЕВИЧ, врач — анестезиолог-реаниматолог. В детской стоматологии применяют ингаляционный метод проведения наркоза с использованием препаратов нового поколения. Они безопасны, не вызывают раздражения дыхательных […]