Вред антидепрессантов при депрессии

Прием антидепрессантов при беременности меняет мозг ребенка

В последние годы ведется много дискуссий о том, как антидепрессанты меняют личность. Новое небольшое исследование, проведенное в США, показывает, что эти лекарства могут внутриутробно влиять на мозг детей, создавая предпосылки для возможных когнитивных и эмоциональных проблем. Результаты были опубликованы в журнале JAMA Pediatrics.

Исследователи изучили результаты сканирования мозга 16 новорожденных младенцев, матери которых принимали при беременности от депрессии препараты группы селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (СИОЗС). Параллельно с этим был обследован 21 ребенок, матери которых не получали медикаментозного лечения депрессии при беременности, а также 61 младенец, матери которых не страдали депрессией.

Исследование показало, что у младенцев матерей, принимавших СИОСЗ, наблюдался увеличенный объем головного мозга в зонах, критически важных для эмоционального регулирования.

«На основе как нашего, так и других исследований, можно сказать с определенной долей уверенности, что СИОСЗ влияют на развитие мозга эмбриона», — утверждает соавтор научной работы Джиук Ча (Jiook Cha), сотрудник Нью-йоркского государственного института психиатрии (New York State Psychiatric Institute) и Медицинского центра Колумбийского университета (Columbia University Irving Medical Center) в Нью-Йорке.

«Пока еще не ясно, как такое влияние скажется на когнитивном и эмоциональном развитии младенца в долгосрочной перспективе. Чтобы это понять, необходимы дальнейшие исследования», — добавил ученый.

Данное исследование не доказывает, что антидепрессанты напрямую приводят к аномальному развитию мозга или возникновению когнитивных и эмоциональных расстройств. Научная работа также не говорит о том, какой вред может принести отказ от лечения депрессии. Не говорит она и о том, какие методы лечения, помимо медицинских препаратов, могут быть безопаснее для матерей и младенцев или более эффективными.

Депрессию при беременности, при отсутствии лечения, связывают с недостаточным весом детей. Такие младенцы часто попадают в отделения интенсивной терапии сразу же после рождения. Беременные женщины с неконтролируемой депрессией могут плохо питаться или не посещать врача. В самых тяжелых случаях у них повышается риск суицида.

В настоящее время имеется недостаточно доказательств вреда и пользы от приема при беременности антидепрессантов и многих других препаратов. Зачастую врачи выписывают такие препаратам женщинам с более тяжелыми формами депрессии.

По данным данного исследования, у детей, подвергшихся внутриутробно воздействию СИОЗС, наблюдалось увеличение объема в зоне миндалевидного тела и островкой коры головного мозга — зонах, которые, как считается, участвуют в регулировании настроения и таких эмоций, как страх и радость. Также отмечалось усиление связи между этими областями.

Ученые не исключают, что СИОСЗ принимали женщины с более серьезными симптомами депрессии, а изменения мозга младенцев связано с серьезной формой заболевания, а не с самим лекарством.

«Как материнская депрессия, так и прием СИОСЗ в период второго и третьего триместра беременности, когда развивается мозг младенца, являются независимыми факторами риска, влияя на снижение когнитивных функции у детей», — утверждает Аник Берард (Anick Berard), которая исследует использование медицинских препаратов при беременности в Монреальском университете (University of Montreal) Канады.

«Тем не менее, некоторые исследования, проводившиеся на животных и человеке, связывают СИОЗС с повышенным риском аутизма, а также задержкой развития двигательных навыков у детей», — добавляет Берард, не принимавшая участия в самом исследовании.

«Несмотря на то, что по-прежнему остается много вопросов без ответа о потенциальном влиянии использования СИОЗС во время беременности на развитие мозга у младенцев, женщинам важно учитывать эти риски, когда они выбирают методы лечения депрессии во время беременности. Некоторым женщинам стоит рассмотреть такие варианты, как психотерапия или другие препараты», — считает доктор Джиук Ча.

Антидепрессанты: Как они работают и почему им не доверяют

26 января 2016 в 16:44

Антидепрессанты всё быстрее входят в быт многих жителей России. И несмотря на то что в профессиональном сообществе существует консенсус относительно их эффективности в лечении депрессии, в российском обществе употребление антидепрессантов не считается чем-то здоровым. Многие из тех, кто принимает эти препараты в надежде улучшить своё психическое состояние, сталкиваются с непониманием со стороны родных и друзей, которые зачастую считают их приём прихотью или даже результатом заговора фармацевтических компаний. The Village попросил научного журналиста Светлану Ястребову объяснить, как на самом деле работают антидепрессанты, стоит ли опасаться их распространения и почему вокруг них рождаются мифы о неэффективности.

Глобальные тренды

С начала 2000-х годов частота применения антидепрессантов выросла практически во всех странах. В 2000 году чаще всего эти препараты использовали жители Исландии: 71 человек из тысячи признавались, что регулярно применяют их, а в 2011 году это число выросло до 106 человек на тысячу. В Канаде и Австралии показатели не намного лучше: в 2011 году к помощи препаратов против депрессии там прибегали 86 и 89 человек из тысячи соответственно. Скандинавы и прочие европейцы отставали, но не сильно. Жители стран Восточной Европы избегают постоянного приёма антидепрессантов, зато часто пользуются ими единоразово (честно говоря, это не имеет особого смысла для здоровья). Женщины лечат депрессию чаще мужчин, а бисексуалы — чаще гомо- и гетеросексуалов. По России, увы, точных данных нет.

Однозначно верного ответа на вопрос «что вызывает депрессию» нет, и вряд ли он скоро появится. Есть несколько теорий возникновения депрессии, и большинство из них так или иначе завязаны на нейромедиаторах — веществах, передающих сигнал от одной нервной клетки к другим нервным или мышечным клеткам. Самая популярная гипотеза — серотониновая. Она гласит, что у больных депрессией либо нарушено само производство серотонина, либо его восприятие. Большинство лекарств против депрессии призваны устранить эту проблему. Одни из самых новых и часто применяемых — селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС). Они задерживают молекулы серотонина в щели между двумя нервными клетками, в результате чего эффект нейромедиатора проявляется дольше и сильнее. На работу других нейромедиаторов СИОЗС действовать не должны.

Средства предыдущих поколений имеют больше побочных эффектов. Это, например, ингибиторы моноаминоксидазы (МАО) — фермента, разрушающего серотонин и дофамин. Поскольку два этих нейромедиатора действуют не только на настроение, но и на многие другие процессы в организме (например, серотонин усиливает перистальтику кишечника, а также сужает сосуды, за счёт чего в некоторой степени управляет эрекцией), ингибиторы МАО могут давать самые разнообразные побочные эффекты. Поэтому их применяют гораздо реже СИОЗС, да и то по возможности в клинике, под постоянным присмотром врача.

Есть и другое мнение относительно причин депрессии. Известно, что при депрессии практически не образуется новых связей между нервными клетками. Вероятно, это и является причиной заболевания. Может быть, серотонин вообще не влияет на настроение, а только помогает запустить усиленное образование контактов между нейронами. Если это так, то становится понятно, почему большинство антидепрессантов поднимают настроение не сразу после первого приёма (как еда и алкоголь), а только через две недели, а ещё почему СИОЗС порой помогают и при тревожных расстройствах, которые с серотонином особо и не связаны.

Почему не стоит подбирать антидепрессанты самостоятельно?

Во-первых, вы не знаете, чем вызвана депрессия конкретно в вашем случае. Химия процесса в целом известна не до конца, и уже тем более определить на глаз, какая система нейромедиаторов сломалась конкретно в вашем случае, не выйдет. Кроме того, существует множество клинических исследований и их метаанализов, которые показывают: антидепрессанты помогают, только если степень тяжести заболевания выше средней. Скорее всего, человек, которому антидепрессанты реально способны помочь, чувствует себя настолько плохо, что не способен сам думать ни о каком подборе таблеток.

Тяжесть депрессии психиатры определяют несколькими способами. Один из них — так называемая шкала Гамильтона. Чаще всего её используют как раз при исследовании эффективности отдельных препаратов. Она включает в себя 21 вопрос о состоянии пациента. Каждый вариант ответа даёт определённое количество очков, и чем их суммарно больше, тем тяжелее депрессия. Максимально возможное число баллов — 23, лёгкая депрессия начинается от 8, тяжёлая — от 19. Лекарство считается эффективным, если благодаря ему счёт пациента по шкале Гамильтона падает хотя бы на три пункта ниже, чем от «лечения» с помощью плацебо. Такого падения не происходит у пациентов с депрессией лёгкой и средней тяжести.

Ну и наконец, как у всякого вещества, которое вмешивается в мозговую химию, у любого антидепрессанта есть множество самых разнообразных побочных эффектов — начиная от запоров и проблем с эрекцией и заканчивая реализованным желанием уйти из жизни. Конечно, на фармацевтический рынок выходят самые безопасные лекарства из возможных, и их прямые и побочные действия исследованы на животных и в клинике. Вместе с этим никто не отменял так называемый publication bias: и в медицине, и в фундаментальной науке чаще публикуют позитивные результаты исследований, а о нежелательных умалчивают. То есть никто не лжёт, но кое-кто недоговаривает. Отчасти это связано с тем, как звучат требования организаций по контролю за лекарственными средствами к производителям антидепрессантов. Например, Управление по контролю за продуктами питания и лекарственными средствами США (FDA) в своих документах учитывает только те побочные эффекты, которые наблюдались в ходе самого исследования и в течение суток после его окончания. Если что-нибудь произойдёт с участником исследования позже этого срока, это нигде не будет зафиксировано.

Смотрите так же:  Шевеления при синдроме дауна

Есть ли способы быстро найти нужное лекарство?

Исследования новых антидепрессантов, в которых принимают участие сотни добровольцев, — это, конечно, хорошо. Только они не отменяют того, что каждому конкретному человеку приходится долго и порой мучительно подбирать препарат, который подойдёт именно ему. Это печальный факт, но его никак не обойти, хотя различные фармкомпании периодически предлагают чудодейственные способы предсказания действия того или иного антидепрессанта на конкретного человека. Например, были неоднократные попытки понять, будет ли действовать таблетка, по тому, как меняется электроэнцефалограмма пациента — частота и сила волн электрических сигналов, которые посылают клетки его мозга.

Результаты исследований на эту тему поначалу обнадёживали, но при ближайшем рассмотрении в самом ходе эксперимента обнаружились заметные изъяны. Например, в одной из работ было две группы пациентов — те, кому постоянно давали одни и те же антидепрессанты, и те, кому могли поменять препарат, если ЭЭГ пациентов «показывала», что это необходимо сделать. У людей из последней группы тяжесть депрессии падала быстрее и ниже. Вот только дело в том, что этих людей изначально лечили другими таблетками, не такими, как членов первой группы. Так что эффективность терапии здесь вообще невозможно сравнить.

Авторы двух других работ не сделали такой глупой ошибки, и по всему выходило, что их метод предсказания эффективности антидепрессантов по ЭЭГ работает. Но это если не смотреть на формулу перевода показаний ЭЭГ. Половина переменных в ней имеют значения, не известные никому, кроме авторов статей. И авторы не посчитали нужным делиться этой информацией с остальными.

Подбор нужных антидепрессантов по генам, честно говоря, тоже не работает. В статье, где описывается сам алгоритм подбора, рассказывается, что 51 испытуемого с депрессией поделили на две группы. Одним геномный алгоритм компании AssureRx «советовал» конкретные антидепрессанты, а другим лекарства подбирал психиатр. Сначала лечение было одинаково успешным в обеих группах, а через восемь недель состояние больных, которые послушались психиатра, почему-то резко ухудшалось. Тут надо учесть, что все участники исследования знали, кто посоветовал им лекарство, — психиатр или генетик. Так что пользователи алгоритма AssureRx могли просто очень хотеть, чтобы им быстрее становилось лучше, и эффект плацебо им реально помогал. Вдобавок ко всему в оригинальной статье не сказано, что же за таблетки принимали испытуемые. Может, они у каждого пациента были свои.

А может, антидепрессанты вообще не работают? Или делают только хуже?

Есть исследования, в которых и вовсе получалось, что препарат здорово помогает одной группе пациентов, снижая тяжесть симптомов их депрессии на четверть, а другой группе от него вообще не становится лучше (зато им помогает плацебо). А всё дело в том, что кривая выздоровления — степень снижения проявлений депрессии со временем — у каждого своя, и она зависит не только от используемых таблеток, но и от психотерапии, домашних условий и много чего ещё. Если сложить много таких индивидуальных кривых, как раз и получится «средняя температура по больнице».

В мае 2015 года профессор из Северного центра Кохрейна Питер Гетцше заявил в Британском медицинском журнале, что львиную долю рецептов на антидепрессанты, а также средства против тревожности можно отменить без малейшего вреда для пациентов — а может, даже и с пользой. А всё потому, что клинические исследования таких препаратов проводят неправильно, не учитывая многих важных факторов. Например, FDA в 15 раз занижает количество самоубийств, случившихся во время клинических испытаний антидепрессантов. Не нарочно, конечно, а потому, что пациенты совершают суицид через неделю-две после окончания этих испытаний, когда их состояние уже не фиксируется в официальных источниках. Особенно часто самоубийства в среде принимающих СИОЗС происходят среди людей моложе 25 лет. Гетцше делает вывод, что и у антидепрессантов, и у анксиолитиков, и у средств против шизофрении, синдрома дефицита внимания и других соотношение «безопасность — эффективность» оставляет желать лучшего.

Есть и альтернативное мнение, и оно тоже связано с порядком проведения клинических исследований. И исследователям, и производителям лекарств невыгодно набирать добровольцев из числа склонных к суициду, ведь если они умрут, принимая не до конца проверенное лекарство, плохо будет всем. А скольких человек антидепрессанты в реальной жизни спасли от самоубийства, мы никогда не узнаем, потому что официальную статистику по этому вопросу никто не собирает. Кроме всего прочего, в США частота самоубийств среди детей и подростков с начала 1990-х снижалась параллельно тому, как продажи антидепрессантов шли в гору. Так что обвинять антидепрессанты во всех смертных грехах рановато.

Тем не менее, возможно, действительно стоит выписывать меньше рецептов на них. Ведь если человек принимает антидепрессанты или средства для снижения тревожности, это не обязательно значит, что он правда болен и ему правда нужны эти препараты. Между тем лекарства названных классов не работают на здоровых людях. Получается примерно так: по клиническим показаниям антидепрессанты нужны одному человеку из сотни, но из-за рекламы или каких-то иных факторов их принимают десять человек из ста. Из десяти людей на девятерых здоровых таблетки не действуют, и в результате большинство начинает считать, что эти препараты неэффективны вообще. А это не так.

АНТИДЕПРЕССАНТЫ — ЕСТЬ ЛИ ПОЛЬЗА, КРОМЕ ВРЕДА?

Зима все никак не закончится. Настроение не очень. И каждый второй впадает в хандру и депрессию, особенно если, кроме холода, есть и другие проблемы, посерьезнее. Что делать? Куда бежать? К спасительным таблеточкам. И начинают пить пачками — зачастую безо всяких докторов, просто сами себе «назначают». Да, они по рецептам, но у нас же всегда можно найти способы: сыщется сердобольная подружка, которой выписывали, и ей «точно помогало».

И вроде бы стало легче на душе. Кажется, и весна близко. И плевать, что там думает этот сурок.

Но на самом деле, конечно, это — обман. Я не видел ни одного человека, который бы реально избавился от депрессии на фоне приема антидепрессантов. Да, бывают острые случаи, когда человеку необходима лекарственная поддержка, чтобы он совсем не ушел в кризис и суицидальные мысли. Но «лечить» антидепрессантами плохое настроение —— это преступление. Ни один уважающий себя психотерапевт или психолог без повода не назначит антидепрессант.

Чтобы было понятно, почему, надо знать, как эти таблетки действуют.

За что все так эти препараты любят? Они искусственно поддерживают повышенный уровень серотонина, «гормона счастья». О чем стараются не думать? О том, что все антидепрессанты, даже новейшие разработки, имеют ряд побочных эффектов. Если представить наши эмоции как шкалу, то — да, срезаются нижние, отрицательные. Человек не уходит с головой в хандру, не закрывается подушкой от мира. Но дело в том, что верхние, положительные, тоже срезаются. Человек не может радоваться так, как бы он радовался в нормальном состоянии. Хорошее кино, встреча с друзьями, просто солнечный день — его не радуют. Он словно замораживается.

У меня был один пациент: у них с друзьями была традиция — по пятницам они ходили в караоке. Любили попеть. Всем весело и хорошо. Все ждали этой пятницы. И так пятнадцать лет. А потом у него в бизнесе начались проблемы, он впал в депрессию и стал «есть» таблетки. В пятницу ему звонят вечером: «Эй, ты где? Мы уже собрались!» А он отвечает спокойно: «Ну и пойте себе. А мне это зачем?» И не пошел. Антидепрессанты убили в нем даже эту простую человеческую радость. Представьте, что у него дома с женой творится.

Антидепрессант я бы сравнил с костылем. Когда сломана нога и ты в гипсе — он нужен. Но вот перелом сросся, зачем тебе костыль? А многие продолжают ходить с «костылем». Возникает зависимость. И это уже очень опасно. Выходить после курса антидепрессантов — целая история. Медики снижают дозу понемножку, но организм-то уже «подсел». Я читал форумы зависимых от антидепрессантов — там же хочется все время за голову схватиться. Один, например, пишет: «Ребята, я уже пять лет сижу на таком-то препарате. И как только начинаю отменять, у меня страх, голова кружится, я боюсь умереть. » И продолжает его пить.

А тут все очевидно. Организм перестает сам вырабатывать серотонин, и когда вы его снимаете с искусственной подпитки, то у вас появляются страхи, головокружения, все эти ужасы. Очень похоже на алкоголизм. Пьешь с похмелья, чтобы избавить себя от кошмаров похмелья. Человек, живущий несколько лет на антидепрессантах, — это человек с химической зависимостью. Весь организм страдает. Мало нервной системы — в антидепрессантах содержатся достаточно агрессивные вещества, которые влияют также и на печень, и на почки. И что особенно важно для молодых женщин — на репродуктивную функцию. Категорически нельзя на антидепрессантах беременеть и вынашивать, потому что в первый триместр у ребенка закладывается нервная система.

Смотрите так же:  Константин меладзе о заикании

Если у вас дурное настроение, мелкие страхи — выпейте пустырник. Это трава, от нее точно не будет никакого вреда, и спокойно заснете. А если вам все же придет в голову «легкий», как вам кажется, путь, то не забывайте параллельно отстреливать по частям ногу — конечный эффект для организма будет одинаковый.

«Антидепрессанты не вызывают зависимости». Врач-невролог про мифы о депрессии (и не только)

Неврология в каком-то смысле – универсальный раздел медицины. Невролог может заниматься лечением последствий инсультов и инфарктов, а может избавить человека от депрессии. Именно поэтому Андрей Диченко поговорил о мифах, связанных с этими недугами, с врачом Натальей Лукашевич. А заодно обсудил ноотропы и бессонницу.

НАТАЛЬЯ ЛУКАШЕВИЧ
врач-невролог, заведующая неврологическим отделением Минской центральной районной больницы

– Диагноз «депрессия» может поставить как психиатр, так и невролог. Где кончается зона ответственности невролога и начинается зона ответственности психиатра в лечении этой болезни?

– Когда психиатр верифицирует диагноз «депрессия», то это, как правило, уже выраженная клиническая стадия. Причина в том, что на начальных этапах болезни люди обращаются к врачам различных специальностей: к кардиологу – с жалобами на боли в сердце, к терапевтам – на боли в животе, к ЛОР-врачу – на ощущение кома в горле. Чаще всего к неврологу обращаются как к врачу последней инстанции перед психиатром.

Сейчас в Беларуси сложилась ситуация, в которой из-за незнания или нежелания принимать антидепрессанты многие пациенты могут остаться без должной помощи. Почему-то сегодня обращение к специалисту по этому вопросу овеяно страхом. Пациенты боятся обратиться к психиатрам, думая, что это будет где-то потом указано и могут быть проблемы с трудоустройством, например. Или же бытует мнение, что нынешняя терапия несовершенна и она не помогает. Хотя, грубо говоря, люди во всем мире занимаются с психотерапевтами и психиатрами. Если обратиться к статистике, то можно увидеть, что в странах ЕС очень высок процент людей, принимающих антидепрессанты.

– Насколько вообще представление о современных антидепрессантах мифологизировано в Беларуси?

– Главный миф по этому вопросу заключается в том, что от антидепрессантов существует медикаментозная зависимость. Если в русскоязычном интернете почитать форумы людей, принимающих антидепрессанты, то в них, как правило, описано существование зависимости. Но люди, которые принимают антидепрессанты, – это лица, у которых уже диагностировано депрессивное расстройство, а такому диагнозу часто сопутствует тревожность. Как врач я могу сказать, что нет зависимости от антидепрессантов, кроме как психогенной. Зависимость от такого препарата будет точно такой же, как от любых других таблеток. Если правильно подбирать дозу препарата и правильно ее уменьшать, то никаких фатальных побочных эффектов и уж тем более медикаментозной зависимости не будет.

На второй миф приходится распространенное мнение, что, один раз попробовав антидепрессанты, человек уже не сможет жить без них. Это в корне ошибочное суждение. Если причина, послужившая депрессии, уходит и человек при помощи медикаментозной терапии излечивается, данное состояние может никогда не вернуться. Хотя причиной депрессии могут быть острые стрессовые состояния или хронический стресс. Если в среде, окружающей человека, остается стрессогенный фактор, депрессивное состояние может вернуться.

– Чем может быть чреват прием антидепрессантов по совету друга, а не по рецепту врача?

– Существуют разные группы антидепрессантов. Есть препараты с седативным эффектом, есть со стимулирующим. Зависит от того, что превалирует у человека: тревожное расстройство, депрессивное состояние, тревожно-депрессивный синдром и так далее. Антидепрессанты, как и любые другие препараты, разные. Также антидепрессанты могут быть противопоказаны человеку с определенными соматическими заболеваниями. К примеру, нельзя принимать определенную группу препаратов при вторичной кардиальной патологии. Не самый редкий случай, когда человек после месячного приема антидепрессанта набирает вес. Отсюда следует сделать вывод, что подбор препаратов индивидуален.

Но все же главная проблема кроется в сложности объяснить, что не нужно игнорировать лечение депрессии. Если на этом не заострить внимание, то человек может просто угодить в тупик. То есть он посещает всех врачей, сначала терапевта, потом кардиолога, потом невролога, гастроэнтеролога. Пока все это продолжается, делается куча дорогостоящих исследований, которые не дают информации. Наконец приходит осознание, что я вроде как здоров, но физически здоровым себя не ощущаю. В итоге чем дольше человек находится в состоянии этой неопределенности, тем дольше его потом придется лечить, увеличивая курс и дозировки препаратов соответственно. Как и любую болезнь, депрессию проще вылечить на начальном этапе.

– Сегодня ощущается мода на ноотропные препараты. Им приписывают чуть ли не волшебные свойства, которые помогают лучше запоминать и «быстрее» думать. Что собой представляют эти препараты и кроется ли опасность приема таких таблеток без врачебного назначения?

– Все зависит от типа нервной системы. Почему мы сейчас осторожны с ноотропами? Приведу пример. Раньше препараты, содержащие пирацетам, назначались без особой опаски. Доза, которая эффективно работает, достаточно высокая. Она может оказывать возбуждающий эффект, а это нарушает сон. С одной стороны, это вещество является стимулятором, но с другой – нарушает общее состояние человека. Что за этим стоит? Нарушение сна, бессонница, тревожность. Если человек и раньше жаловался на бессонницу, то препарат может серьезно все усугубить. Студент может и не прочувствовать этого в полной мере из-за возможностей молодого организма. Но пожилым людям с ноотропами нужно быть очень острожными.

Назначали и таблетки, содержащие циннаризин – это блокатор кальциевых каналов. Если раньше терапевты и неврологи очень широко назначали это вещество, то сейчас во всем мире и у нас от него отказались. Причина – по результатам исследований, он вызывает паркинсонизм. Пожилые люди, принимавшие этот препарат, начинали обращаться с жалобами, характерными для этой болезни. Начинаем искать причины, оказывается, что человек несколько лет беспрерывно принимал большие дозы препарата, который ему казался безопасным. Любые препараты – вмешательство в организм. Бесконтрольное вмешательство не приведет ни к чему хорошему.

– В каких случаях ноотропный препарат все же может быть выписан врачом?

– Ноотропные препараты показаны для лечения острой и хронической сосудистой патологии головного мозга, при нейроинфекциях, травмах и многих других заболеваниях. Также могут назначаться для улучшения мыслительных процессов – обучения или когнитивных функций, повышения адаптационных способностей организма.

– В долгосрочной перспективе они скорее безопасны, чем небезопасны?

– Для любых ноотропных препаратов очень важен курсовой прием. То есть их не нужно принимать пожизненно, постоянно. Это не распространяется на ситуации, когда острое состояние болезни требует максимально эффективного лечения. Хотя во многих развитых странах в клинических протоколах ноотропные препараты не встречаются. Так как обширной доказательной базы по этим препаратам нет, то и используют их далеко не везде.

– Вы упомянули про бессонницу. Что с ней делать и сколько можно пользоваться снотворными, чтобы было безопасно?

– При бессоннице надо выяснить, что стало ее причиной. Бессонница может развиться из-за нарушения режима сна и бодрствования, а может – и из-за начинающейся депрессии. Бессонница, которая связана с режимом, возникает при засыпании человека позже 12 вечера. Это связано с особенностями выработки гормона сна мелатонина, который улучшает засыпание. Если человек систематически пропускает период засыпания и ложится спать в час ночи, то у него нарушается медиаторный обмен, что в последующем нарушает и сон.

Теперь ко второй части вопроса: если анализировать состояние здоровья человека, находящегося в депрессивном состоянии, то очень многие пациенты жалуются на проблемы со сном. К нарушениям сна в дальнейшем подключатся и другие симптомы. Бессонницу лечат препаратами, действующим веществом которых является зопиклон. Если раньше считалось, что от снотворных препаратов нет зависимости, как от транквилизаторов, то сейчас уже есть данные, которые говорят об обратном. Сегодня считается, что от снотворных реально существует зависимость при непрерывном приеме свыше двух недель. У кого-то зависимость формируется быстрее, у кого-то медленнее. Это не только медикаментозная, но и психогенная зависимость.

– Есть ли какие-то снотворные, которые можно получить без рецепта и не попасть в зависимость от препарата?

– Можно использовать препараты на основе мелатонина – это безрецептурные препараты. На сегодняшний день сведений о наличии зависимости от этих препаратов нет. Но в любом случае с бессонницей в молодом возрасте нужно разбираться. Если пожилой человек может столкнуться с бессонницей в рамках хронической сосудистой недостаточности, то у молодых людей чаще всего это тревожный звоночек грядущего депрессивного состояния.

– Насколько играет роль раннее лечение в депрессивном состоянии?

– Самая большая проблема в том, что если врач выявляет у пациента ранние депрессивные расстройства, то человеку трудно это объяснить, так как чаще всего происходит отрицание этого состояния. На ранних этапах люди крайне редко принимают антидепрессанты. К нам они попадают в клинически развернутой стадии, когда уже нет другого выхода, кроме как довериться рекомендациям врача. Люди с повторным эпизодом депрессии, которые понимают, что это такое, начинают лечение тут же.

Согласно общепринятой теории депрессии, проблема возникает из-за дефицита моноаминовых нейромедиаторов. Серотонина, дофамина, норадреналина. При заболевании происходит усиленный обратный захват моноаминовых нейромедиаторов, в частности серотонина, то есть нейромедиаторы вырабатываются, однако не достигают своего адресата. Из-за этого нарушается психическая деятельность, появляется апатия, плохое настроение. Чтобы побороть депрессию, нужно восстановить нормальный обмен и баланс этих нейромедиаторов. Таков механизм действия антидепрессантов. По большому счету, люди, которые знают, что у них начинается депрессия, но состояние не дошло до предела, начинают рано принимать антидепрессанты. Это более эффективно – с учетом того, что не весь серотонин еще израсходован.

Смотрите так же:  Степени умственной отсталости ответ

– Часто можно услышать диагноз «невроз», но вот определения невроза разнятся. Что чаще всего имеет в виду врач, когда употребляет это слово?

– Невроз – понятие общее и обиходное. Все расстройства, связанные с нервной системой на фоне стресса, в обиходе называют «неврозом». Есть соматизированное расстройство, соматоформное расстройство. На фоне хронического стресса идет постоянная выработка стрессовых гормонов. На фоне однократного стресса организма у человека возникает тахикардия, чувство нехватки воздуха, какие-то перебои в области сердца. Если состояние хронизируется, то организм перестраивается на работу на фоне стресса. Сначала у человека развивается ощущение этого всего – это говорит о соматизированном расстройстве, когда есть проблема, но еще нет клинических изменений. Соматоформное расстройство – это когда на фоне проявлений тревожности отмечается тахикардия, повышение артериального давления. Очень часто данные симптомы лечат гипотензивными препаратами. А причина другая… Назначаешь транквилизатор – человеку становится намного легче.

– То есть получается, что мозг начинает вступать в конфронтацию с организмом?

– Да. Самое плохое, что не вылеченные соматоформные расстройства могут в последующем осложниться более тяжелыми психическими заболеваниями, лечение которых более длительное и сложное.

– За каждым неврозом скрывается сложный медицинский диагноз?

Сейчас по неврологической линии в межсезонье рекомендуют принимать омега-3. В чем польза или вред такого препарата?

– Омега-3 относится к полинасыщенным жирным кислотам. Да, тема модная. Сам препарат применяется как в кардиологии, так и в неврологии. Достаточное количество полинасыщенных жирных кислот обеспечивает нормальный уровень холестерина в крови, то есть понижает уровень «плохого» холестерина, который откладывается на стенках сосудов. Также применение омега-3 снижает риск образования тромбов, делает сосуды более прочными и упругими.

– Из нашей беседы хочется сделать вывод, что между кардиологией и неврологией очень плотная связь. Но преобладает предубеждение, что неврология теснее всего переплетается с психиатрией.

– Просто неврология включает в себя несколько больших разделов. С психиатрией неврологию связала судьба из-за страха пациентов обращаться к психотерапевтам и психиатрам. По большому счету, неврологов никто не учит назначать антидепрессанты – это опыт и знания. Скорее всего, пока молодые врачи к этому придут, пройдет несколько лет.

Большой раздел неврологии включает сосудистую проблему, плотно связанную с кардиологией: это инсульты, которые часто развиваются на фоне кардиальной патологии, такой как нарушение ритма и артериальная гипертензия. Также неврологи занимаются изучением патологии периферической нервной системы: радикулиты, невропатии и др. Другие большие разделы – это дегенеративные и аутоиммунные заболевания. И все эти разделы очень разные. Невролог… Люди не понимают, чем занимается этот человек. На самом деле многим. Потому что нервная система – везде.

– Когда читаешь про аутоиммунные заболевания типа рассеянного склероза, первое, что бросается в глаза, – механизм появления до сих пор не изучен. Каких данных не хватает, чтобы понять полную картину зарождения болезни?

– Тут дело даже не в данных. В каждом индивидуальном случае причинная связь разная. Если брать группу наследственных заболеваний, то там четко: есть поломка гена – есть заболевание. Здесь не так. Семейная связь при некоторых заболеваниях прослеживается, но не часто. Есть несколько механизмов поломки аутоиммунной системы. Механизмы эти изучены. Патогенез изучен. Причины поломки и формирования аутоиммунных антител разные. Это и вирусы, и внешняя среда, и стрессы, и иная соматическая патология.

– Стресс надо гасить чем-то лекарственным или это внутренняя работа над собой?

– Вообще, стресс – это нормальное состояние, защитная реакция организма. Есть такое понятие, как дистресс, то есть патологический стресс. Стресс в норме у человека стимулирует защитную реакцию, мобилизирует нервную систему. А вот состояние дистресса отрицательно воздействует на организм, дезорганизует поведение и деятельность человека. Такое явление может стать причиной дисфункциональных и патологических нарушений.

Иногда однократный прием седативных препаратов пойдет только на пользу. Все же лучше купировать такое состояние, чем оно примет хроническую форму. По крайней мере, я больше склоняюсь к такому методу – есть легкие препараты, снимающие тревогу. Не скажу сейчас чего-то нового, но все равно: прежде чем что-то принимать, лучше проконсультироваться с врачом.

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

Фото: CityDog.by.

Как антидепрессанты влияют на мозг?

Стало известно, что антидепрессанты влияют на людей, больных депрессией, совсем не так, как на тех, кто страдает другими расстройствами, к примеру, сексуальными.

Антидепрессанты, включая наиболее популярный класс этих препаратов — селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС), несмотря на их название, имеют широкий спектр показаний, далеко не ограничивающийся депрессией. Их применяют также при тревожных и обсессивно-компульсивных расстройствах, булимии, для восстановления после инсульта и при некоторых сексуальных проблемах.

Врачи Баптистского медицинского центра Уэйк Форест (США) провели исследование на обезьянах (их мозговые структуры аналогичны человеческим). В течение 18 месяцев 41 самку обезьяны среднего возраста кормили примерно так же, как питается типичный американец, и наблюдали за развитием симптомов депрессии.

Затем обезьян разделили на две группы по двум параметрам: одинаковая масса тела и проявления депрессивного поведения. В течение следующих 18 месяцев одна из групп (21 обезьяна) ежедневно получала антидепрессант сертралин (продается под названиями «Золофт», «Стимулотон», «Асентра»…) приблизительно в тех же дозах, которые принимают люди. Другая группа (20 обезьян) получала плацебо.

По истечении этого срока результаты магнитно-резонансной томографии показали, что у обезьян, страдавших депрессией, в результате приема препарата значительно увеличился объем области мозга, называемой передней поясной корой. А у обезьян без депрессии, принимавших препарат, объем передней поясной коры, а также другой области — гиппокампа — уменьшился. Обе эти области имеют множество связей с другими частями мозга, играют важную роль для памяти, обучения, навигации в пространстве, воли, мотивации и эмоций. Они также играют роль в развитии депрессивных расстройств.

Исследования показали, что у людей, страдающих и не страдающих депрессией, наблюдаются различия в объемах различных областей мозга. У больных с депрессией нередко уменьшен объем поясной коры и гиппокампа. Предполагается, что антидепрессанты могут оказывать лечебное действие, стимулируя рост нейронов и образование нейронных связей в этих областях мозга.

Подробнее см. S. Willard et al. «Long term sertraline effects on neural structures in depressed and nondepressed adult female nonhuman primates», Neuropharmacology, vol. 99, December 2015.

Антидепрессанты быстро вернут способность испытывать удовольствие?

Новые экспериментальные препараты смогут снимать симптомы депрессии в течение 24 часов с минимальными побочными эффектами.

Хроническая депрессия влияет на воспоминания и эмоции

Частые депрессии приводят к уменьшению размера гиппокампа. Впрочем, скорее всего, повреждения этой зоны мозга обратимы, считают исследователи.

Что могут «лекарства для души»

Мы мало знаем об этих препаратах, а потому нередко относимся к ним с опаской. Стоит ли к ним прибегать? Как их использовать и вовремя прекратить прием? На эти вопросы мы попросили ответить специалистов.

Тревожные мысли приводят к полноте

Рефлекс заставляет нас «заедать стресс». Мы утешаем себя вкусной едой, когда грустим или ждем плохих новостей. Но у нас есть возможность освоить другие способы радовать себя.

Другие статьи

  • Лечение цитомегаловирусной инфекции у детей Лечение цитомегаловирусной инфекции у детей Я.Р. МАНГУШЕВА, И.М. ХАЕРТЫНОВА, Л.И. МАЛЬЦЕВА Казанская государственная медицинская академия, 420012, г. Казань, ул. Бутлерова, д. 36 Мангушева Яна Рафиковна — кандидат медицинских наук, ассистент кафедры инфекционных […]
  • Сколько спит 3 месячный ребенок ночью Сколько должен спать ребенок? Первый год жизни ребенка для большинства родителей – это какой-то нескончаемый кошмар и лавина вопросов –недоразумений. Целую серию составляют вопросы разряда:«Сколько ребенок должен….кушать/ спать/ играть/ бывать на […]
  • Что входит в обязанности родителей по воспитанию детей Глава 12. Права и обязанности родителей (ст.ст. 61 - 79) Глава 12. Права и обязанности родителей См. Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 20 июля 2011 г. © ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 2019. […]
  • Каких врачей проходить ребенку в 6 месяцев Каких специалистов проходят в 6 месяцев у врача? В возрасте полугода ребенок обладает некоторыми навыками и умениями. Он более подвижен, самостоятелен, чем ранее. Эмоциональное, физическое и умственное развитие должно соответствовать возрасту ребенка. Для этого […]
  • Изучение особенностей изобразительной деятельности дошкольника Формирование изобразительной деятельности детей старшего дошкольного возраста с нарушенным слухом Маслова, Евгения Сергеевна Диссертация - 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников Автореферат - бесплатно , доставка 10 минут , […]
  • Ребенок в 1 год спит 3 раза Сколько раз в день положено спать ребёнку после года? Здравствуйте! Нашему сынку 1 год 22 дня. Спит 2 раза днём. Утром в 10−11 и после обеда в 14−15. Спит по 40−50 минут. Укачиваемся долго. Вечером ложится спать в разное время — когда в 21 ч., 22 ч., а вчера уже […]