Женщины на грани психология

«Женщины на грани» на Телеканале «Психология 21» полная запись всех серий

Приглашаем для участия в сьемках Проекта «Женщины на грани» на Телеканале «Психология 21» — второй сезон!

Полные версии записей первого сезона можно посмотреть здесь:

Даты проведения съемок : 11-12 февраля, с 12 до 19 часов.

Дополнительная информация по телефонам Центра: (495) 518-20-86, (906) 086-34-75 и по электронной почте: [email protected]

Женщины на грани развода. Уйти или остаться?

Комментарии

Мне нравится 3

Сoмнeния «быть вмecтe или paзoйтиcь» – чacтый cпyтник oтнoшeний мeждy мyжчинoй и жeнщинoй, дaжe, кoгдa oни eщe нe cтaли ceмьeй. Идeaльных людeй нeт, в пape вceгдa ecть тo, чтo ycтpaивaeт и тo, oт чeгo хoчeтcя избaвитьcя, a, пoдчac, и paзopвaть oтнoшeния. Bнaчaлe paзнoглacия, кoнфликты чacтo peшaютcя дoвoльнo пpocтo, a тo и вooбщe нe вoзникaют. Hoвыe этaпы, бyдь тo бpaк, coвмecтный быт, poждeниe и вocпитaниe дeтeй мeняeт тo, кaк кaждый из cyпpyгoв peшaeт вoзникaющиe тpyднocти.

He вce cпpaвляютcя c извecтными кpизиcaми coвмecтнoй жизни. Дocтaтoчнo пpoчитaть cooбщeния нa жeнcких фopyмaх, чтoбы yвидeть, чтo мнoгиe ceмьи ceйчac живyт нa гpaни – мeждy тeм, чтoбы paзвecтиcь и тeм, чтoбы coхpaнить ceмью.

Кaк пoкaзывaeт мoя пpaктикa, oпыт oбщeния c читaтeльницaми aвтopcкoгo элeктpoннoгo жypнaлa «Быть Счacтливoй Maмoй ЛЕГКO!», имeннo жeнщины c дeтьми чacтo тяжeлo и дoлгo пepeживaют cитyaцию выбopa, пpинятия peшeния, мyчaяcь вoпpocaми – «yйти или ocтaтьcя?», «cтoит ли coхpaнять ceмью paди peбeнкa?», «кaк пpaвильнo пocтyпить, чтoбы нe пocтpaдaл peбeнoк?» и т.д.

Пoмимo кpyшeния нaдeжд, oжидaний, кoтopaя пepeживaeт жeнщинa нa гpaни paзpывa oтнoшeний, вaжнoe мecтo зaнимaeт ee мaтepинcтвo, oтвeтcтвeннocть зa peбeнкa и eгo бyдyщee, зaчacтyю cтpaх ocтaвить peбeнкa бeз oтцa, бeз пoлнoцeннoй ceмьи пepeвeшивaeт coбcтвeнныe жeлaния и cтpeмлeния.

Сдeлaть выбop – тpyдный и oтвeтcтвeнный шaг, ocoбeннo, ecли ты жeнщинa, a нa pyкaх – peбeнoк, зa кoтopoгo ты вдвoйнe пepeживaeшь, и нe хoчeшь eгo cтpaдaний ни ceйчac, ни в бyдyщeм. Пoлyчaeтcя, чтo мaтepинcтвo cтaнoвитcя тeм «якopeм», кoтopoe yдepживaeт oтнoшeния нa плaвy. Mнoгиe тaк и живyт дoлгoe вpeмя нa гpaни, выбиpaя нe выбиpaть, ocтaвить вce, кaк ecть. Пycть плoхo, нo я к этoмy пpивыклa. Стaбильнo, бeзoпacнo, a, глaвнoe, извecтнo.

Mнe кaжeтcя, чтo вoпpoc «тepпeть или paзвoдитьcя» чacтo зaдaют жeнщины, кoтopыe в цeлoм пoнимaют, чтo их нe ycтpaивaeт, и, вoзмoжнo, нe paз пытaлиcь измeнить cитyaцию, мyжa cвoими cилaми, кoмпpoмиccaми или yльтимaтyмaми. И, cкopee вceгo, этo нe пoлyчaлocь, a ecли и пoлyчaлocь, тo дoлгoждaннoe блaгoпoлyчиe вoзвpaщaлocь в ceмью лишь нa кopoткoe вpeмя. И пoлyчaeтcя cлeдyющee – кaк ecть – нe ycтpaивaeт, a, кaк хoчy – «нe знaю», «бoюcь» и т.д.

Moжнo пo-paзнoмy cмoтpeть нa этy cитyaцию, дaвaя paзныe peкoмeндaции. Я хoчy oтмeтить cлeдyющee: кaк пocтyпить, peшaeт caмa жeнщинa, и ни oднo peшeниe нe мoжeт быть пpaвильным и вepным нa 100%. Пoлaгaю, чтo caмoe тpyднoe в этoй cитyaции, pиcкнyть чecтнo пocмoтpeть нa ceбя, нa нeгo, нa вaшy ceмью, нa тo, чтo пoлyчилocь, a чтo нeт, чтo вoзмoжнo измeнить, a чтo никoгдa, пpocтo пoтoмy чтo вы тaкиe.

Сaм вoпpoc «Уйти или ocтaтьcя» из тeмы paccyждeний, coмнeний: чтo лyчшe? кaк нe oшибитьcя? кaк нe иcпopтить жизнь ceмьe и peбeнкy? И эти coмнeния пpямo yкaзывaют нa нaпpяжeниe, cкpытыe или явныe кoнфликты в пape, пoдaвлeнныe oбиды, гopeчь, paзoчapoвaниe. B тaкoм cocтoянии мнoгиe жeнщины либo peaгиpyют oчeнь эмoциoнaльнo (ocoбeннo c тoчки зpeния мyжчины) – плaчyт, выcкaзывaют paзoм вce oбиды, пpeтeнзии, либo вcю тy жe гaммy чyвcтв пepeживaют изнyтpи, в oдинoчкy, a внeшнe пpoдoлжaют игpaть poль «пpимepнoй жeны» и «хopoшeй мaмы». Oчeнь чacтo эти внyтpeнниe тepзaния вce paвнo cтaнoвятcя видны – чepeз внeзaпнo нacтyпившee физичecкoe зaбoлeвaниe ceбя caмoй или, eщe хyжe, peбeнкa.

B тaкoм тyпикe, кoгдa paзyм и cepдцe вeчнo cпopят дpyг c дpyгoм, ocoбeннo cтpaшнo cдeлaть выбop. Bзять зa нeгo oтвeтcтвeннocть. Пpинять peшeниe. Пycть oшибoчнoe и в глaзaх oкpyжaющих «нeпpaвильнoe». A eщe cтpaшнee выcкaзaть бeз пpeтeнзий pиcкнyть выcкaзaть cвoи нacтoящиe жeлaния и интepecы cyпpyгy и вcтpeтитьcя c тeм, кaк oн нa этo cмoтpит, чтo для нeгo вaжнo в ceмьe, чтo eмy хoтeлocь бы измeнить.

Тo, чтo лeгкo oпиcaть в oднoм aбзaцe, oчeнь тpyднo пpeтвopить в peaльнocть в cилy coбcтвeнных yбeждeний, тpeвoг, oжидaний. Для ocoзнaннoгo пpинятия peшeния тpeбyeтcя нe тoлькo вpeмя, в пepвyю oчepeдь, гoтoвнocть жeнщины caмoй пpoдeлaть внyтpeннюю paбoтy, быть чecтнoй c caмoй coбoй. И чacтo этo тpyднo cдeлaть oднoй, бeз пpoфeccиoнaльнoй пoддepжки.

Кaк пcихoлoг, в cитyaциях тяжeлoгo выбopa мeждy coхpaнeниeм ceмьи и paзвoдoм, я пpeждe вceгo пoмoгaю жeнщинaм нayчитьcя вcтpeчaтьcя c coбcтвeнными жeлaниями, c тeм, чтo дeйcтвитeльнo хoчeтcя oт ceбя в ceмeйнoй жизни, чтo мeшaeт пpизнaтьcя мyжy в cвoих жeлaниях, тpeвoгaх, coмнeниях. Пopoй в cитyaции «мeждy «вмecтe» и «oтдeльнo»», ecть дocтaтoчнo бoнycoв, выгoд, кoтopыe oчeнь нe хoчeтcя тepять, и в кoтopых oчeнь нe хoчeтcя пpизнaвaтьcя.

«Уйти или ocтaтьcя?» — вoпpoc, кoтopый мoжeт зaгнaть в тyпик, a мoжeт cтaть cигнaлoм для пepeмeн в cвoeм и (или) coвмecтнoм бyдyщeм.

Mнe кaжeтcя, этoт вoпpoc мoжнo peшить, ecли нe зaнимaтьcя дoлгим oбдyмывaниeм и взвeшивaниeм вceх «зa» и «пpoтив», a нaйти в ceбe мyжecтвo чecтнo oтвeтить: чтo я дeйcтвитeльнo хoчy oт этoй жизни, oт oтнoшeний в ceмьe? Boзмoжнo, этo пpидacт cилы paздeлить cвoи coмнeния c мyжчинoй, бeз yпpeкoв, пpeтeнзий, тpeбoвaний, и ycлышaть eгo.

«Poзoвыe oчки» cпaдyт, a вмecтe c ними и нecбывшиecя мeчты, oжидaния, нaдeжды. Стaнeт яcнo, чтo вoзмoжнo, a чтo нeт в вaшeй ceмьe. И тoгдa oтвeт «yхoдить или ocтaвaтьcя» пoявитcя caм, бeз cпeциaльных ycилий. Oткyдa-тo пoявятcя cилы, pecypcы и вoзмoжнocти пpeoдoлeть эти тpyднocти. И нacтpoeниe yтpoм oднaжды oкaжeтcя лeгким, cвoбoдным и paдocтным.

Пpaктичecкий пcихoлoг, гeштaльт-тepaпeвт Динapa Тaиpoвa

Проект «Женщины на грани» С Владимиром Раковским на Телеканале «Психология 21»

Расскажите друзьям о событии

Рекомендуемые события

Извините, регистрация закрыта. Возможно, на событие уже зарегистрировалось слишком много человек, либо истек срок регистрации. Подробности Вы можете узнать у организаторов события.

«Женщины на грани» — это обескураживающая программа посвящена психологическому тренингу для женщин. Ведущий и главный эксперт — известный практикующий психолог Владимир Раковский, автор тренинга для женщин «Стервология». Участницы проекта — женщины разного возраста и социального положения. В процессе тренинга участницы рассказывают о своих личных проблемах, для решения которых им требуется профессиональная помощь. Психолог Владимир Раковский считает, что самое сложное для мужчины и женщины — понять друг друга и согласовать свои жизненные цели.

Расскажите друзьям о событии

Приглашаем для участия в семинаре «Женщины на грани» на Телеканале «Психология 21»

«Женщины на грани» — это обескураживающая программа посвящена психологическому тренингу для женщин. Ведущий и главный эксперт — известный практикующий психолог Владимир Раковский, автор тренинга для женщин «Стервология».

Участницы проекта — женщины разного возраста и социального положения. В процессе тренинга участницы рассказывают о своих личных проблемах, для решения которых им требуется профессиональная помощь.

Психолог Владимир Раковский считает, что самое сложное для мужчины и женщины — понять друг друга и согласовать свои жизненные цели.

Приглашаем для участия в семинаре»Женщины на грани» — всех желающих мужчин и женщин, переживающих кризисы взаимоотношений!

Тема семинара — проблемы и сложности во взаимоотношениях между мужчинами и женщинами в отношениях.

Разберемся вместе в причинах Ваших проблем с сильным полом и изменим свою жизнь к лучшему.

«Женщины на грани»: на что могут решиться дамы в порыве отчаяния

Подробности со съемочной площадки сериала, первый сезон которого уже идет в эфире канала «Россия».

На канале Россия стартовал сериал «Женщины на грани», наглядно демонстрирующий, на что могут решиться дамы в порыве отчаяния. Пока полным ходом идут съемки второго сезона, съемочная группа вспоминает сациви от Ольги Аросевой, а Мария Порошина и Елена Корикова ждут обещанные в подарок портрет и гипсовый бюст.

Режиссер Марат Ким признается, что от оригинальной аргентинской версии сериала «Женщины-убийцы» почти ничего не осталось — сценарий существенно переделывался под российские реалии.

— Например, в аргентинском сериале была яркая история про любовь между католической монашкой и лесбиянкой, одна из них решается на убийство, — рассказывает Марат. — Согласитесь, в России нечто подобное представить себе сложно, да и кому это у нас интересно? Наши истории будут понятны и знакомы зрителю. В каждой серии есть убийца или жертва, которых играют приглашенные звезды.

Анфиса Чехова очень хотела примерить на себя роль убийцы, но режиссер видел ее исключительно жертвой. По сценарию героиня Чеховой по имени Эвелина переезжает в дом, где живет ее женатый одноклассник (Павел Капитонов). Брошенное с улыбкой «привет» его жена (Марианна Шульц) воспринимает как неприкрытый флирт. К тому же когда-то ее первого мужа увела из семьи ушлая девица точно с таким же именем! Ревность быстро застилает глаза, и вот уже она решает устранить потенциальную соперницу, причем в буквальном смысле слова.

— В принципе я с режиссером согласна, — рассуждает Чехова. — Убийцами, как правило, бывают не эффектные женщины с глубоким декольте, а эдакие серые мышки, скромницы, не привлекающие внимания. Но в жизни подобную историю даже представить себе не могу. Причина тому одна: несвободные мужчины всегда были для меня табу, любовные треугольники совершенно точно не моя история. Если когда-то я и встречалась с такими мужчинами, то исключительно до того момента, пока не узнавала, что у него есть девушка или жена! А если женатый человек оказывал знаки внимания, я начинала вести себя так, что у него это желание быстро исчезало. (Смеется.)

На съемках одной из сцен Чехова полдня проcидела связанной с помощью провода и с приставленным к горлу ножом. Жена-ревнивица водит лезвием ножа по коже Эвелины и уговаривает признаться в связи с ее мужем.

— Мягко говоря, очень неприятное ощущение, — поделилась Анфиса с «ТН». — Снимали мы довольно долго, а отпускали меня только для того, чтобы покормить сына Соломона, которого привозили на площадку. Буквально из-под ножа я выполняла свой материнский долг. (Смеется.)

С каждой из женщин, подозреваемой в преступлении, работает главный герой — психотерапевт Игорь Званцов (Александр Бухаров). Готовясь к съемкам, актер пытался изучать труды Фрейда, но безуспешно — от мудреных терминов кругом шла голова, а понимать женщин лучше он так и не стал. Также во время съемок Александр столкнулся с давним страхом высоты, побороть который тоже не удалось. По сюжету пациентка Званцова (Юлия Меньшова) после самоубийства дочери хочет последовать за ней и спрыгнуть с высотки. В ходе сеанса психотерапевт вместе с подопечной поднимаются на крышу.

— Когда-то в 1990-х так случилось, что я видел последствия авиакатастрофы в Иркутске, — вспоминает актер. — Я оказался рядом и смотрел на искореженные обломки самолета, вещи погибших — вряд ли когда-нибудь забуду это. С тех пор боюсь высоты, боюсь летать — для меня это мучение. На съемках я сам предложил, чтобы мой герой Званцов страдал акрофобией: это будет убедительно выглядеть. Ведь кто сказал, что у психотерапевтов нет фобий? Когда мы с Юлей подошли к краю крыши, для меня это стало настоящим стрессом. Наш режиссер утешал меня, мол, «Саша, да я сам боюсь высоты», а к краю так и не подошел — предусмотрительно держался в стороне. (Смеется.)

Смотрите так же:  Айзенк самооценка

Зато на площадке Марат Ким вернулся к своей первой профессии — художника. Для серии с Еленой Кориковой, героиня которой си­­дит в тюрьме за убийство троих мужей, понадобилось сделать ее гипсовый бюст — по сюжету один из почивших мужей был скульп­тором. В роли последнего и выступил режиссер, изваявший бюст актрисы. Увидев результат работы, Елена попросила подарить ей его на память. Но спустя несколько дней после окончания съемки выяснилось, что бюст кто-то неосторожно помял! Ким пообещал Кориковой все поправить и прислать. А Мария Порошина получит в подарок собственный портрет, на котором она изображена в образе дамы XVIII века, который для съемок написали ху­­дож­­ники-реквизиторы. Актриса играет директора краеведческого музея, занимающуюся поисками старинного золотого клада. Золото, по легенде, принадлежало одной графине, жившей за пару-тройку веков до нас. Ее также играет Порошина.

— Для съемки Порошиной в образе графини костюмеры сшили несколько эффектных платьев по моде того времени, — продолжает Марат. — Маша была в восторге и теперь то и дело предлагает мне срочно снять какой-нибудь исторический сериал с ней в главной роли. (Смеется.) Художники по реквизиту постарались и практически с нуля создали интерьеры графского дома. Да и я из собственной квартиры вынес все картины, гравюры и статуэтки — для дела ничего не жалко!

Съемочная группа тоже не поскупилась на подарки для любимого режиссера и в день рождения презентовала ему не одну бутылку эксклюзивного алкоголя — виски, коньяк, портвейн, — который коллекционирует Марат Ким.

Пополнению коллекции именинник радовался недолго. День рождения пришелся на десятидневную экспедицию в Московскую область, где снимали в музее-усадьбе Дмитрия Менделеева «Боблово» и усадьбе Апраксиных в селе Ольгово, — там подарки и выпили. А в довершение всего во время скромного банкета режиссер наступил на собственные очки, а запасных с собой не было.

Но все это Ким вспоминает с улыбкой, ведь один из участников съемок избавил его от ненавистных тараканов в московской квартире.

— Речь идет о пауке-птицееде, которого по сценарию дарят сыну главного героя, — рассказывает Марат. — Моя жена была в командировке, поэтому я спокойно принес паучка (он размером с пятерню) домой и запустил на кухню, перегородив вход в нее картонками, чтобы он никуда больше не заполз. И ведь, правда, через два дня тараканы исчезли!

Сыгравшая одну из ролей Ольга Аросева вспоминает, как на съемках ей не повезло с яблочным штруделем. Актрисе досталась роль пенсионерки, опекающей молодую соседку, которая недавно похоронила мужа. Одну из сцен снимали в кафе, где героиня Аросевой ест пирог и возмущается: «Разве ж это штрудель?!» Актрисе пришлось съесть парочку кусков, чтобы получился нужный кадр. Причем десерт ей на самом деле не понравился, так как она печет его гораздо лучше. Вскоре съемочная группа, которую Ольга Аросева пригласила к себе домой на обед, убедилась в этом. Актеры до сих пор вспоминают не только яблочный десерт, но также сациви Ольги Александровны и соленые огурцы, вкуснее которых они еще не ели.

Практически все задействованные в сериале актеры в один голос уверяют, что задумка и сценарий им изначально понравились: было что играть. Так, одна из историй разворачивается вокруг парикмахерши Марины (Анастасия Заворотнюк) и ее постоянной клиентки — некогда известной, а ныне всеми забытой актрисы Зои Борисовны (Алла Будницкая). Заботливая Марина втирается в доверие к пожилой женщине, чтобы завладеть ее квартирой в центре города. Ради этого она планирует убийство актрисы.

— Подобных случаев знаю немало, — говорит Алла Будницкая. — Мои одинокие приятельницы становились объектом ловких мошенниц, которые хотят прибрать к рукам чужую квартиру. Вовремя спохватывались! А, например, моя подруга после смерти мамы действительно отписала квартиру сиделке, которая ухаживала за ней во время долгой болезни. Знаете, в определенном возрасте самое страшное — это одиночество. Наша история в том числе и об этом!

В серии с Заворотнюк и Будницкой в эпизоде снялся и муж Анастасии, фигурист Петр Чернышев. Он сыграл одного из клиентов салона, правда, сцену с ним в итоге вырезали: оказалась лишней.

— Я пока не сказал об этом Пете, — признается Марат Ким. — Но надеюсь, он не расстроится. Это же кино!

Женщины на грани срыва

Интервью с Иоанной Рошак — психологом варшавской Высшей школы общественной психологии, автором научного исследования о восприятии мужчин и женщин в нетипичных ролях.

Gazeta Wyborcza: Женщины на вопрос о том, кто они, перечисляют: мать, женщина, жена. Мужчины говорят — человек. То есть для нас сущность существования — это отношения с другим человеком, а для мужчин — нет.

Иоанна Рошак (Joanna Roszak): Мужчинам не приходит это в голову, потому что никто от них этого не ожидает.

— Женская сущность до сих пор воспринимается в первую очередь через призму материнства?

— Да. Это осознают и женщины с детьми, и те, кто собирается их завести, и даже те, кто их не планирует. Материнство остается основным элементом «женской сущности».

— Феминизм ничего в этом плане не изменил?

— Почти ничего. Эта идентификация остается очень важной, хотя появляются новые аспекты, например, профессиональные. Многим женщинам важно удовлетворение от работы. И в этом состоит проблема: оно не одобряется, потому что общество требует, чтобы женщин в первую очередь занимались детьми. Согласно эволюционной биологии, это биологически обусловлено: связь между матерью и ребенком особенно сильна и влияет на взгляды женщины. Согласно социологической теории, в традиционных обществах роли мужчин и женщин регламентированы. Хотя сейчас они стали меняться — мужская медленнее, женская быстрее, но даже в странах с высоким уровнем равноправия полов, все еще сильно убеждение, что материнство — существенный аспект жизни каждой женщины, и каждая «настоящая» женщина должна к нему стремиться. А потом заниматься, скорее, ребенком, чем работой.

— Но в Швеции 80% отцов берет отпуск по уходу за ребенком, а больше 75% матерей работает (у нас только 48%).

— Возможно, шведские матери пребывают не в таком стрессе, как польские. Они занимаются воспитанием детей вместе со своими партнерами, и у обоих родителей остается время на себя. У нас около 70% мужчин и женщин считают, что пока ребенок маленький, лет до трех, мать должна отказаться от работы, то есть пожертвовать карьерой ради блага семьи.

— Как показало исследование сотрудницы варшавской Высшей школы общественной психологии Александры Цислак (Aleksandra Cisłak), мать считается более важным родителем. На этом базируется мнение, что работающая мать — зло для ребенка. Женщина получает хорошую оценку, только если она «действует в интересах детей» и вопреки собственным, например, отказываясь от работы. А если она не хочет от нее отказываться.

— Она может столкнуться со своего рода эффектом возмездия. Исследования показали, что женщину оценивают не только по ее профессиональным, но и семейным достижениям. Это не высказывается явно, но «несемейная» женщина (бездетная или просто посвящающая себя работе) часто воспринимается хотя и компетентной, но холодной, бесчувственной, неприятной. Такой «мужской» образ может влиять на перспективы трудоустройства, продвижения по карьерной лестнице. У женщин демонстрирующих «женское начало», например, успехи в семейной сфере, больше шансов получить положительную оценку.

— То есть у каких?

— У таких, кто уделяет много внимания детям, ходит на праздники в детский сад или школу, на родительские собрания, помогает делать уроки, возит на дополнительные занятия, а не ограничивается тем, что на целый день передает ребенка няне. Такой женщине приписывают тепло, способность к эмпатии — в целом положительные черты.

— Начальник на самом деле предпочтет повысить женщину, которая среди дня уходит с работы, чтобы успеть на родительское собрание, той, которая располагает своим временем у утра до вечера?

— Звучит парадоксально, но да, по крайней мере, до определенного уровня. Считается, что она обладает чертами, которых ждут от женщины — заботливость, тепло, а одновременно умение подчиняться. Женщин, которые добились профессионального успеха, считают агрессивными и высокомерными вне зависимости от их профессиональных качеств. Если решительных, самостоятельных мужчин оценивают положительно, то представительниц противоположного пола с данными качествами считают более конфликтными, эгоистичными и менее умными.

— Кто строже оценивает успешных женщин?

— Часто сами женщины: возможно, реагируя на то, чего не смогли добиться они сами, возможно, ради защиты «естественного» порядка вещей. Но в целом к женщинам, выходящим за рамки стереотипов, и феминисткам негативно и предубежденно относятся люди обоих полов.

— Я не понимаю: женщина старается, работает «в две смены» — дома и на работе.

— Это воспринимается нормально, когда она совмещает эти обязанности без ущерба для семьи. Ущерб означает, что она уделяет больше времени работе, а меньше — детям, мужу, партнеру. Это не приветствуется. Нужно быть идеальной суперженщиной: находить время на профессиональную реализацию и на чтение перед сном, уроки, родительские собрания. Но идеалов не бывает.

Поэтому работающие матери, которые проводят много часов вне дома, а потом еще берут работу на дом, живут с ощущением вины, связанным с давлением общества, считающего, что единственный верный путь стать настоящей женщиной — это материнство. Женщины чувствуют, что не дотягиваются до идеала, и одновременно понимают, что они не могут (или не хотят) сбавить обороты в профессиональной сфере, потому что работа доставляет им удовольствие. Они пытаются любыми путями найти время на детей, например, шьют по ночам костюмы для школьных праздников. Но чем выше профессиональные требования, тем больше страдает семья. И это воспринимается в обществе крайне негативно. На женщину таким образом наваливается и чувство вины, и общественное неодобрение ее как «плохой матери».

Исследования показывают, что с 80-х годов число женщин, видящих себя исключительно в роли матерей, постоянно снижается: в 1979 году их было 53%, в 2003 — 27%. Становится все больше тех, кто хочет совмещать работу и дом: в 1979 году — 41%, в 2003 — 68%.

— Женщины хотят иметь все, и именно это доводит их до фрустрации. Их ваших исследований следует, что самый большой стресс переживают матери-феминистки.

— Классическая «польская мать» после рождения ребенка обычно получает то, чего она ожидала. Никаких партнерских отношений: муж работает и приносит зарплату, она занимается уборкой и поддержанием домашнего очага. Женщины, стремящиеся к равноправию полов, думают, что после появления ребенка они разделят обязанности поровну с мужем или партнером. Но правда оказывается иной. По данным центра исследования общественного мнения CBOS, в 2012 году партнерскую модель отношений (когда оба супруга в занимаются домашними делами, а одновременно работают) считало лучшей 48% опрошенных. Однако функционировало так лишь 28% семей.

После появления ребенка отцы начинают заниматься домом еще меньше. Если матери занимаются ребенком в среднем 26 часов в неделю, то мужчины — 6,7. В последнее время много говорится об ответственном отцовстве, но оно до сих пор остается редким феноменом.

— Поэтому у женщин возникает неразрешимый когнитивный диссонанс между тем, о чем они мечтали, и тем — что вышло. Им нужно или сменить взгляды, признать, что они могут реализоваться в роли «наседки», или «одомашнить» мужчину.

Смотрите так же:  Люблю женатого мужчину много лет

— Мои исследования показали, что эгалитаристки меньше довольны своей жизнью. Чем более они ориентированы на равноправие, тем сильнее стресс и фрустрация в случае несоответствия реальности ожиданиям.

— В психологии вы называете это психическим благополучием: удовлетворенность семьей, работой, собственными достижениями, перспективами, отношениями с друзьями, досугом.

— У матерей-эгалитаристок такого благополучия меньше, поскольку их потребность в партнерстве оказывается неудовлетворенной. Они ожидали, что ребенок — это совместное родительство, а не только материнство. Отсюда берется разочарование. Но даже оно не ведет к смене ценностей. Феминистки в опросах об отношениях между мужчинами и женщинами, разделении домашних обязанностей, о том, кто имеет право остаться на работе после появления ребенка, продолжают отвечать: и мать, и отец.

— Они не могут убедить в этом своих партнеров?

— И это самое интересное. Мы не можем «заглянуть в голову» этих женщин, так что остаются только догадки. Но происходят ли в их семьях вообще разговоры на тему партнерства? Я боюсь, что не слишком часто. Они знают, какие требования предъявляет общество к матерям и поэтому «не высовываются». Почему они действуют вразрез с собственными убеждениями? Возможно, потому что никто не любит быть отвергнутым, а они, попадая таким образом в ловушку, боятся, что их осудят, не одобрят.

— Шведская писательница и феминистка Мария Свеланд (Maria Sveland), чья книга «Стерва» (Bitterfittan) вышла сейчас в Польше, говорит: «Я довольно рано поняла, что мы живем в больном и несправедливом обществе, но особое разочарование пришло вместе с материнством. Тогда я осознала, что от меня, как от матери, ожидают совсем не того, что от моего мужа. Его отцовство — было милым дополнением к личной жизни и карьере, ни в чем ему не мешало, даже наоборот, добавляло авторитета. От меня же ждали, что я откажусь от всего и займусь ребенком».

— К сожалению, в современном мире, который теоретически так стремится к равноправию полов, именно в семье воспроизводятся и закрепляются гендерные стереотипы.

— Социолог Томаш Шлендак (Tomasz Szlendak) пишет даже о «косметических изменениях патриархата».

— Да. Отцовство выглядит модным и привлекательным только на словах. Семей, которые на самом деле способны функционировать согласно партнерской модели, гораздо меньше.

— В эту ловушку женщин загнал феминизм? Он говорил: реализуйтесь вне дома, помните о собственных потребностях, но одновременно не загнал домой мужчин, не переложил на них заботу о детях.

— Женщин учат, что заниматься детьми, воспитывать очередное поколение невероятно важно, что это достойная уважения общественная роль. Но на самом деле с ней не связано никакой реальной власти, и этому, в свою очередь, учатся мужчины. Да, создавая тесную связь с ребенком мы, возможно, обеспечиваем себя опекой в старости, но одновременно не зарабатываем того общественно-экономического капитала, как, например, на важной должности в какой-нибудь компании. К сожалению, такого рода социализация — это ловушка для нас всех вне зависимости от возраста, и мы, кажется, начинаем это понимать.

— Что сделать, чтобы улучшить демографическую обстановку в Польше? По данным центра CBOS мужчины всех возрастных групп (за исключением самой младшей — 18-24 года) хотят иметь больше детей, чем женщины. А те боятся, зная, какой это стресс, и не решаются на очередных отпрысков.

— Знаете, в чем корень проблемы? В том, что семейная политика в нашей стране ограничивается спорами на тему контрацепции и абортов, разговорами о яйцеклетках, а когда ребенок рождается — семейная политика заканчивается. [. ]

— При появлении первого ребенка люди не задумываются, могут ли они себе его позволить, с очередными такие подсчеты уже появляются. Речь не только о финансовой, но и эмоциональной стороне. Демограф Ирена Котовска (Irena Kotowska) говорит, что без работы не будет и детей. И без равноправия.

— Дело в том, что мы видим мало положительных примеров партнерских отношений. Среднестатистический мужчина репродуктивного возраста не видел таких примеров дома и редко встречается с ними в своем окружении.

— Среди мужчин не стало модным заниматься детьми?

— Возможно, в больших городах. Нельзя сказать, что это всеобщий тренд. Мужчины, которые действительно проводят какое-то время дома с детьми, — это первые ласточки. Пока они пишут тематические блоги, рассказывают о своем опыте друзьям, ценят свои отношения с детьми и все. Хотя, хорошо, что есть хотя бы это.

— Лед тронулся. Томаш Шлендак пишет о явлении «стеклянного пола»: мужчины, сделавшие карьеру смотрят вниз, завидуя своим подчиненным, у которых остается время поиграть с детьми в футбол.

— Возможно, они завидуют ориентированной на семью и отношения с другим человеком жизни, им не хватает эмоциональной сферы существования. Но семья должна стать престижной, чтобы ведение домашнего хозяйства не казалось стыдным отцам, ни матерям. В одном исследовании детям задали вопрос, чем занимается их мама. Были такие ответы: «Она ничем не занимается, сидит со мной дома». Печально, что даже дети были убеждены, что это «ничто». Как обществу нам удобно думать, что если женщина уже не ходит на работу, если она все равно занимается ребенком, ей ничего не стоит поставить стирку, повесить белье, сделать уборку, погладить, сделать покупки, приготовить обед, испечь пирог.

— Но сложно ожидать от мужчины, который возвращается домой после 10, а то и больше часов работы, чтобы он занимался стиркой.

— То, что вы говорите, разумно. Однако в семье, устроенной по партнерскому принципу, у обоих было бы право на год-два оставить свои профессиональные обязанности и сконцентрироваться на доме и семье. Это пошло бы на пользу обоим партнерам и государству. Женщинам бы не приходилось отказываться от работы, а мужчинам — от дома. Когда женщина настолько нагружена домашними обязанностями, когда она боится, что не сможет вернуться после долгого перерыва на работу, ей сложно в полной мере наслаждаться материнством.

— Исследование «Общественный диагноз», авторства Януша Чапиньского (Janusz Czapiński), показало, что дети — это, скорее, стресс.

— Из бесед с молодыми матерями видно, что часть из них не рада материнству, воспринимает его как брешь в биографии, жертву, которую никто не ценит. Это болезненный аспект. Из-за того материнство считается для женщины естественным, легко не заметить, сколько труда нужно, чтобы быть хорошей спокойной матерью, чтобы ребенок правильно развивался, был не только чистым и сытым, но и благополучным в эмоциональном плане. К этому добавляется скучная уборка и готовка. А партнер приходит с работы и рассказывает: «Мы сделали вот такой проект, клиенты довольны, у нас появилось много новых предложений». А чем похвастаться ей? Выглаженными рубашками?

— Вкусным обедом.

— Этим сложно хвастаться, поскольку мы недооцениваем домашнюю сферу. Польскую мать недооценивают, и она это чувствует. Кто-нибудь заметит, что она подберет разбросанные по полу вещи и отнесет их в стиральную машину? А когда муж купит новый автомобиль — в доме праздник. Аспекты такого рода видны, например, в телерекламе, где часто используются шаблонные представления об обоих полах.

— В этом плане что-то изменилось?

— Да. Появились отцы, которые сидят с детьми, делают стирку и умеют причесать дочь. Один отец настоящий профессионал: он спрашивает дочь, какую косу она хочет: обычную или «колосок».

— Или реклама шоколадного батончика: женщина дает его в качестве приза своему партнеру, который занимается домом и детьми. Появляются и ролики, в которых женщины открывают фирмы, берут кредиты, тестируют машины.

— Доля такой рекламы невелика. Чаще изображается патриархальная семья. Например, после торжественного обеда остается гора посуды. Женщина говорит: «Кому-то придется это вымыть». Стоящие рядом дети, как в сказке, сразу же растворяются в воздухе. И что же: она все убрала, положила посуду в посудомоечную машину. А дети должны были ей помочь, научиться, что это обязанность распространяется на всех, что отец, которым когда-нибудь может стать сын этой женщины, не должен после обеда дематериализоваться. Эта реклама учит принижению дел, которые традиционно связываются с ролью женщины.

— Томаш Шлендак говорит о необходимости нового «договора» между полами. Что это означает?

— Что ребенку нужно с самого младшего возраста показать, что такое новая женственность и мужественность, что и женщины, и мужчины могут выбрать разный (стандартный или нестандартный) жизненный путь, что это не должно отражаться на их оценке обществом. Что они имеют право создать как традиционную, так и партнерскую семью, и в обоих случаях заслуживают помощи государства. У нас прекрасная конституция. В ней во всех сферах записано равноправие. Но на практике его нет. Это вина руководства государства, которое не создало институтов для обеспечения этого равноправия, и наша тоже — ведь мы его не добиваемся.

— А детей больше не станет, потому что мы взвешиваем за против. В «Общественном диагнозе 2013» среди людей, заявивших, что они отказались от появления первого или последующих детей, 15% мужчин и 23% женщин назвали причиной сложности в совмещении родительства и работы. Мать-феминистка не хочет заводить нескольких детей, чтобы не испытывать фрустрацию и порицание общества.

— Поразительно, как политика влияет на частную жизнь. Часто бывает, что это влияние негативно.

— Вы согласитесь с тезисом, что феминизм разрушил социальное государство и вытеснил материнство из разряда важнейших ценностей?

— Действительно, люди с феминистическими взглядами, не придающие значения семейной сфере, говорят, что женщинам следует выйти из дома, надеть галстук, костюм и встать наравне с мужчинами в первых рядах политики и бизнеса.

— Феминистки наивно полагали, что когда они выйдут из дома, мужчины обратят внимание на несправедливое распределение ролей и начнут им помогать. Но они не помогли. Нужна новая революция?

— «Феминизм» — это понятие, которое часто воспринимается негативно, но феминистические взгляды — это в том числе эгалитарное мышление, нацеленность на равноправие, а они ничего не говорят о женском превосходстве. Речь не о том, чтобы забросить дом, жить работой и заниматься одним самосовершенствованием. Есть женщины, которым нравится домашняя сфера спокойный темп жизни. Они должны иметь на это право, как, впрочем, и мужчины.

— Я бы ожидала от феминисток, что они не будут говорить женщинам, которые осознанно выбирают роль домохозяйки, что они «наседки».

— Да, так быть не должно, иначе навязывается другой шаблон единственного правильно пути: женщина должна реализовать себя в работе.

— Матери-феминистки и матери-традиционалистки еще долго будут жить в состоянии стресса?

— К сожалению, да. С одной стороны, появляются новые требования и ожидания к мужчинам и женщинам, а с другой — огромное давление — как не выйти за рамки гендерных стереотипов, на которых зиждется наше общество и его институты. Без определенной переоценки ценностей проблему не решить.

— Невеселый вывод.

— Такова жизнь, но тем не менее мы все участвуем в масштабном социальном эксперименте, ведь гендерные роли все равно переживают трансформацию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Женщины на грани нервного срыва

Как в Белгородской области организована помощь женщинам в трудных жизненных ситуациях

Четверть матерей в России воспитывает детей самостоятельно. Почти 40 женщин ежедневно погибает от рук мужей или других родственников. При этом большинство из них никогда не обращалось в правоохранительные органы или другие организации за поддержкой.

Смотрите так же:  Друг влюбился не общается

«БелПресса» выяснила, кому и в каких ситуациях может помочь Единая антикризисная служба для женщин.

Культура насилия

Мы с Леной знакомы ещё со школы. Её семья – по общим меркам благополучная, при этом крайне авторитарна. Старшая сестра Лены вышла замуж за коллегу отца, который сам парня и сосватал. В 9-м классе Лене сообщили, куда она поступит учиться, где будет проходить практику и где будет жить. Одежду ей покупали вплоть до окончания университета, по собственному вкусу. Лена как‑то умудрялась встречаться с парнями, тоже вполне благополучными с виду. У них была одна общая черта: они все её били. Не наносили увечий, а просто «воспитывали».

Ленин муж не стал исключением. В особо сложных ситуациях грозится выгнать на улицу и забрать ребёнка, хотя квартира ему не принадлежит. Впрочем, всё это Лену не сильно беспокоит: она считает, что все так живут, по‑другому не бывает и просто нужно быть покладистей.

Таких Лен – миллионы, таких ситуаций – довольно много, что подтверждает статистика МВД: в каждой четвёртой российской семье существует насилие в той или иной форме. При этом, согласно исследованиям благотворительной организации «Тёплый дом», 70 % женщин, страдающих от насилия в семье, не обращаются за помощью в органы внутренних дел.

С одной стороны, женщины привыкли молчать и терпеть, с другой – сами правоохранительные органы не имеют достаточных инструментов для решения проблемы.

Недавний флешмоб в соцсетях с тегом #яНебоюсьСказать, когда сотни женщин откровенно рассказывали, как подвергались насилию, приоткрыл одну грань этой ситуации. Только действительность ещё ярче: с насилием в разных его проявлениях сталкиваются не только женщины, а абсолютное большинство людей на протяжении всей жизни.

Ирина как раз из семьи с такими «ценностями»: муж регулярно бил, она жаловалась в полицию, но это продолжалось. Однажды, во время очередной «воспитательной» сессии, Ирина вырвалась из дома и, в домашней одежде, без денег и документов, убежала в ночь. Идти ей было некуда, и она пошла по трассе в Старый Оскол. Из Губкина. Между городами 28 км.

К рассвету добралась и позвонила Юлии Углянской, директору старооскольского кризисного центра для женщин, представителю региональной Общественной палаты. Её поселили в приют, с женщиной работали психологи и социальный работник, чтобы понять, что можно делать и как ей строить свою жизнь дальше.

Кризисный центр для женщин существует в Старом Осколе четыре года. Основная его задача – предотвращение абортов, поддержка беременных и молодых матерей в сложных жизненных обстоятельствах.

Но помогают здесь всем обратившимся женщинам. В этом преимущество общественной организации: она сама определяет условия, на которых будет работать с клиентами. Для обращения сюда женщинам не нужны паспорт, прописка, документы, подтверждающие трудную ситуацию. Нужно просто прийти.

«Мы решили для себя, что в первую очередь видим человека и его проблему, а не его статус, – объясняет Юлия Углянская. – Какие могут быть вопросы о документах, когда женщина живёт на автомойке с трёхлетним сыном и там же работает? Когда она звонит и плачет: «Моя жизнь превратилась в ад, сегодня хотела сброситься с моста». Когда из полиции спрашивают: «У нас тут две беременных сидят, куда их девать?» Сегодня беременность для некоторых женщин становится кошмаром из‑за трудных обстоятельств, материальных проблем, осуждения со стороны близких, безответственных отцов. Наша задача – сохранение беременности женщин, но мы прекрасно понимаем, что для этого нужно предложить реальную, практическую помощь, потому что часто они остаются наедине со своей проблемой».

Полтора года под кризисный центр арендовался дом с помощью спонсоров, где был устроен временный приют на восемь мест. Коллектив состоял из трёх сотрудников практически на волонтёрских началах. В 2013 году администрация округа выделила два помещения в безвозмездное пользование. В одном из них приют на шесть мест, во втором – центр гуманитарной помощи. Сюда раз в месяц приходят люди, чтобы получить одежду, обувь, питание, памперсы, коляски. Всё это в организацию жертвуют люди.

«Осенью мы планируем открыть Центр досуга для детей с ограниченными возможностями, – демонстрирует Юлия будущий проект в помещении бывшего РЭУ. – Также здесь будет группа дневного пребывания для детей, которые живут с мамами в нашем приюте – что‑то вроде детского сада. Так женщина сможет спокойно заниматься поиском работы и решением своих проблем. Ремонт центра профинансировала женщина из Орла. У нас, как ни странно, нет пожертвований из Белгородской области, в основном это Орловская и Московская области. Проблема в том, что мы помогаем взрослым людям, поэтому изыскивать средства сложно: люди предпочитают жертвовать детям. Однако для меня очевидно, что взрослым тоже нужно помогать: я знаю, что любой из нас может оказаться в такой ситуации. И примеров этому масса».

В Марфо-Мариинском сестричестве милосердия есть две кризисные квартиры на восемь мест, где временно живут со своими детьми женщины, оказавшиеся в трудной ситуации: восстанавливают документы, лечатся, ищут работу. Иногда достаточно нескольких месяцев, чтобы решить основные проблемы. На сложные случаи уходят годы: проблемы с гражданством, документами, здоровьем.

С помощью благотворителей сёстры смогли приобрести нескольким сложным семьям дома в деревне с отоплением и электричеством. Одной из первых женщин стала Вера – у неё семь детей от 3 до 19 лет. Её предыдущее жильё делили две семьи, хозяином был дядя Вериного мужа. Он поставил их перед выбором: либо муж бросает пить, либо семья уходит из дома. Мирно решить проблему не удалось, и Вера оказалась с детьми на улице. Она обратилась за помощью в сестричество, спустя время ей приобрели небольшой дом в Белгородском районе.

А у Ксении вообще никогда не было своего жилья.

«Меня мама родила в 16 лет и оставила в доме малютки. Дальше, как у всех сирот: интернат, потом училище. На выпускной нам выдали конверты, а там – миллион рублей на покупку своего жилья. Однажды пришли люди из одного инвестфонда и много говорили о том, что нужно вложить деньги к ним и разбогатеть. А мы такие простачки, посоветоваться не с кем – полкласса им деньги отдали, а фирма обанкротилась. Так началась моя кочевая жизнь. Целый год я прожила в больнице: просто некуда было пойти и врачи меня пожалели.

Когда в зеркало на себя смотрю, вижу, есть кровь цыганская. А чья – отца или матери, не знаю. Я искала маму пять лет, но так никаких следов и не нашла. Хотела выяснить, почему она всё‑таки меня бросила? Сейчас уже всё равно, я поняла главное: как бы не было тяжело, детей оставлять нельзя. Главная цель – чтобы жизнь моих двух дочек не была похожа на мою. Стараюсь довести их до ума, чтобы у них была настоящая семья».

Семейные ценности

Оба этих центра входят в Единую антикризисную службу Белгородской области. В ней есть телефоны доверия, психологи в районах и несколько кризисных центров.

Психологи работают с женщинами по самым разным вопросам: неумение налаживать взаимоотношения, решать конфликты, постоять за себя, справляться со стрессом.

Когда Алина забеременела, она была ещё студенткой, как и отец ребёнка.

«Когда он отказался от ребёнка, родители девушки настаивали на аборте как более рациональном решении, – рассказывают в оскольском центре. – Её пугали тем, что на порог с ребёнком не пустят. А она сама не знала, нужен ли ей этот ребёнок, справится ли она. Мы встретились, и стало очевидно, что работать нужно в первую очередь с самой Алиной: она просто не умела разговаривать без крика, постоянно срывалась, нервничала. Естественно, ни о каком нормальном контакте с родителями говорить было невозможно. Мы с ней работали чуть ли не всю её беременность, учили спокойно общаться, объяснять свою позицию. В этот раз всё получилось – девушке удалось примириться со своими родителями. Недавно она родила, и мы продолжаем поддерживать связь, как и со многими из наших подопечных».

Особенность работы антикризисной службы в том, что помощь рассчитана в первую очередь на беременных и женщин с детьми. Задача этой системы – сохранение семьи, повышение рождаемости, профилактика абортов.

Женщины, которые не попадают в эти категории – остались без работы или жилья, столкнулась с насилием, не имеют документов, – оказываются в непростом положении: они могут обратиться за психологической поддержкой, юридической консультацией, но устроиться в кризисный центр будет гораздо сложнее.

Куда можно обратиться за помощью в трудной ситуации

Консультации психолога, юриста :

Ресурсно-консультационный центр по работе с семьёй и детьми
+7 (4722) 33–90–23

Горячая линия психологической помощи
+7 (4722) 50–41–08

Временное проживание и социальное сопровождение:

«Мать и дитя» (Грайворонский р-н)
+7 (47261) 4–76–43, 4–75–88.
• Здесь женщина живёт вместе с ребёнком. Необходим довольно объёмный пакет документов, тщательное медицинское обследование. Работают с беременными и женщинами с детьми любых возрастов.
• Для жительниц Белгородской области.

Кризисный центр (Старый Оскол)
+7 (4725) 44–10–20
• Приоритет – беременные женщины в трудной ситуации, но работают со всеми категориями женщин независимо от наличия документов.
• Для устройства в центр требуется минимальное обследование.

Реабилитационное отделение Красного Креста (Белгород)
+7 (4722) 35–76–89, 35–76–97
• Работают со всеми категориями женщин. Требуется минимальное медицинское обследование, паспорт с областной пропиской.

Марфо-Мариинского сестричество милосердия (Белгород)
+7 (4722) 32–52–73, 32–45–98
• Документы не требуются, в приоритете – беременные и женщины с детьми.

«Милосердие и забота» (Белгород)
+7 (4722) 58–14–55, 34–93–37
Помогает всем людям любого гражданства и с любыми документами.

Другие статьи

  • Что входит в обязанности родителей по воспитанию детей Глава 12. Права и обязанности родителей (ст.ст. 61 - 79) Глава 12. Права и обязанности родителей См. Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 20 июля 2011 г. © ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 2019. […]
  • Во сколько нужно укладывать спать ребенка в 6 месяцев Во сколько укладывать ребенка спать? Природа сама за нас определила, сколько и кому нужно сна, особенно это касается детей. Если малыш пропускает время сна, то его организм начинает испытывать стресс, а из-за этого у ребенка может быть плохое настроение, кошмары, […]
  • Конспект занятия с детьми дошкольного возраста по оригами Конспект занятия по оригами "Снежинка" Конспект занятия по ручному труду (в технике оригами) в старшей группе. Воспитатель: Синицина М.К. Продолжать учить складывать квадратный лист бумаги пополам, совмещая углы и стороны. Продолжать развивать и совершенствовать […]
  • Можно ли скумбрию ребенку 1 год Скумбрия для детей Рыба – продукт, пользу которого трудно переоценить. Ребенок знакомится с ее вкусом уже в первый год жизни. Но далеко не каждый сорт можно вводить в детский рацион в столь раннем возрасте, поскольку некоторые виды рыбы содержат слишком большое […]
  • Супрастин уколы инструкция по применению детям Супрастин для инъекций - официальная* инструкция по применению Регистрационный номер: Торговое название: Международное непатентованное название: Лекарственная форма: Описание: прозрачный бесцветный водный раствор со слабым характерным запахом Фармакотерапевтическая […]
  • Месячный ребенок не хочет спать Почему месячный ребенок не спит Необходимая продолжительность сна ребенка месячного возраста составляет 18-20 часов. Это время необходимо для верной установки гормонов роста и созревания, пик активности которых приходится именно на состояние покоя. Если месячный […]